За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Флешбек » Если не заплатишь жизнью, то кровью искупи грехи.


Если не заплатишь жизнью, то кровью искупи грехи.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

[float=right]http://s7.uploads.ru/NMdOW.png[/float]
«Время тихо уходит, и наивная ложь
К запястью левой руки примеряет свой нож.
Надежда была и осталась напрасной,
Она капает на пол липкой жидкостью красной».

(с) Дельфин – Надежда.
«А ты, Маргарет, ещё не потеряла надежду?
Ты веришь, что тебя оставят в покое в Халмоке? А разве ты заплатила за свои грехи?».

Маргарет Нёф бросает в дрожь лишь от одного воспоминания о Лукасе, её злом наваждении и преследователе. Она не понаслышке знает, как бы он издевался над ней, если бы Карл Волах не выгнал его, применив силу, когда тот нанес неожиданный визит. Но отступил ли Лукас от попыток вернуть ту, с которой связан узами? Пока о нём ничего не слышно; зато его знакомые-вампиры не согласны с тем, что Маргарет своевольничает и не подчиняется Мастеру. Ей бы впору хлебнуть из мертвеца!
Шанталь ввязывается в эту темную историю из принципа. Масштаб проблемы таков, что на неё совершили покушение лишь за то, что она косвенно заступилась за незнакомку. С холодным сердцем и праведными помыслами, леди Эвнике шлет Маргарет письмо, чтобы уведомить вампиршу -  на неё ведется охота. Но события оказываются серьезнее, чем предполагала Темный мастер. И Маргарет, и Карл, и Шанталь стоят на острие ножа.

Какую скорбь принесет месяц Прощания Журавлей 1593 года?

+3

2

Горные цепи Вильдана раскинулись каменным кряжем, освещенные заходящим за линию моря солнцем. Вечерело, и влажный воздух, кружащий дуновениями приближающейся непогоды, приводил в беспорядок одежды собирающихся на званый ужин гостей, приглашенных к леди Симоне Верц, хозяйке сети винных домов.
Её магазины были известны своим белым полусладким, приготовленным по некой необычной рецептуре, придающей напитку аромат молотого кофе и полевых цветов. Точно так же её вина были известны тем, что помимо срока их выдержки, были хороши и в «молодости». Госпожа Верц часто хвалилась тем, что подобных напитков, впитавших в себя настроения промозглых вечеров вильданской осени, и замечательных независимо от возраста, её покупатели не найдут ни в каком ином городе, и ни у какого иного энолога. Симона не врала, её продукция была уникальной и качественной; а потому обеспечила леди Верц достатком и славой. 
Скоро её младшенькая должна была выходить замуж. В честь этого она и её брат организовывали сезон гуляний, приглашая всех друзей и их знакомых. В список гостей вошли совершенно разноплановые личности; в перечне имен приглашенных оказалась и фамилия Эвнике, принадлежащая жительнице неблизкого города Ацилотса. Они с Симоной не были близкими друзьями, но не раз встречались на винодельных кварталах ярмарок, и вполне себе мило болтали; помимо того, вовсе нередко Шанталь закупалась в её магазинах на приличные суммы. Добрая знакомая, постоянный покупатель, лицо далеко не последней важности – все это делало госпожу Эвнике значимой особой в карих глазах леди Верц.
Ужин носил благородный характер, и ничего не предвещало беды в проступающей сквозь сумерки ночи. Хозяева были щедры на угощения, потому большинство гостей уже ощущали воздействие «белого полусладкого», путаясь в собственных мыслях и желаниях. Разговоры становились свободнее, приглашенные перестали следить за каждым сказанным словом, тем более что большинство речей по-прежнему заключалось в пожеланиях здравия и счастья хозяйской дочке.
Так и Таль была не совсем трезва; напротив, для неё вечер – только начинался, к тому же, было что обсудить с теми или иными лицами. Госпожа Эвнике искала личной выгоды, рассматривая жидкое золото в своем хрустальном бокале и прикидывая, где и какие связи сможет наладить. Все-таки, она никогда не теряла деловой хватки.
Однако совершенно неожиданные речи достигли края её сознания, изменив траекторию движения и мыслей. Они не касались темы вина, дел хозяйки и её дочери, собственного быта или профессиональной сферы – всего того, о чем беседовали другие дамы и джентльмены. Слова двух господ были едкими, злыми, гнилыми, и в силу своей нетерпимости к угнетению Шанталь не смогла пропустить их мимо ушей, и внимательно вслушалась в чужой диалог. Если бы они не говорили так тихо, с такими омерзительными выражениями лиц, то возможно, что магистр не обратила бы на это никакого внимания. Ведь вначале она подумала, что им не нравится вечер, а после – что они могут навредить хозяйке. Увы, или к счастью – она ошиблась, но все же, о ком бы ни шла беседа, она по-настоящему разозлила Шанталь. Ведь лоддроу не на шутку ненавидела мужскую агрессию в сторону женщин, а тем более, носящую характер угрозы. Что, если они набросятся на кого-то прямо в зале сию же секунду?
-Давай сделаем так, чтобы она получила своё? В конце-концов, девушка всего лишь содержанка, которая набила себе слишком высокую цену. Учитывая её положение, кто спохватится, если она возьмет, да исчезнет?
-Ну-ну, ты же слышал о том, как нашему другу устроили взбучку? Хотя, я согласен с тем, что её не мешало бы приструнить и вернуть на положенное место. К хозяину. – Светловолосый вампир подкрепил своё высказывание смехом, радуясь удачной шутке. Для полной картины не хватало только команды «К ноге».
-Можем подпортить ей личико, чтоб не зазнавалась. Все-таки, непослушная барышня знатно потрепала нам нервы. Что же, поищем её компании? Представляешь, как она будет рада увидеть нас?
Шанталь встала, как вкопанная. Ею завладело негодование. Что делали подобные люди на этом мероприятии? Выждав, пока на неё обратят внимание, Темный мастер бросила в их сторону ледяной взгляд, и развернулась в сторону хозяев. Вступать в дискуссию с подобными лицами было ниже её достоинства.
Пересказ Шанталь был четок и понятен. Господа Верц выслушали её предельно внимательно и удалили субъектов домой. Ведь и вправду, своими нелепыми разговорами они могли подпортить или вечер, или репутацию их дома. На этом инцидент был благополучно забыт, а вечер вновь приобрел приятный характер и закончился большим успехом. Маска воспитанности и доброжелательности леди Эвнике, надетая давным-давно, сослужила ей добрую службу и в этот раз, во многом повлияв на последующие события, и дезориентировав врага.

***
[float=left]http://sf.uploads.ru/bFMNh.png[/float]Вы думаете, что все закончилось? О нет, всё только начиналось. Два гостя леди Верц затаили обиду, и вознамерились мстить; отстаивать своё извращенное понятие чести и уязвленное эго. Или, они просто убирали свидетеля со своей дороги, услышавшего то, что не должно знать посторонним?
Их самомнение надело личину глупости. Принимая Шанталь за другую, вампиры допустили оплошность, не рассчитав, какой оборот примет их неправильное решение. Подсылать к леди Эвнике «карателя» с отравленной иглой и идеей мести за «позор» - было уж точно не лучшим вариантом разрешения образовавшейся проблемы. Это понял и пришелец, когда игла из его рук была выбита тенью, а нож для писем оказался под самым подбородком, впиваясь в мягкую кожную ткань его гладкой, холеной шеи. Пока в доме госпожи Верц, в котором гостевала Шанталь, поднимался шум и гам, да вызывалась стража – идейный вампир страдал от совсем негуманных, верных, давно придуманных пыток, в подробности которых мы не будем вдаваться, чтобы не сгущать и без того нерадостные краски. Хмельная, злая улыбка скользнула по лицу магистра, и можно было слышать лишь её тихий смех, когда незваный гость пытался оправдаться и выливал всю ценную информацию, вопреки обещанию и желанию держать язык за зубами. А что его ждало после этой встречи? Тюрьма? Расправа устроенная бывшими друзьями? Колдунье не было никакого дела. Гнев мешался с весельем, от обрывистых и испуганных фраз:
-Так вы не голубых кровей! Конечно, глупо было идти к тому – не знаю кому. Слепцы! 
-Господа хотят расплаты. Так пусть приходят сами. Что ж марать чужие руки?
-Девчонка виновата перед Мастером. Правда? Да кто бы мог подумать!
И тысяча и одной мольбы, чтобы она перестала. Неужели?
Пришедшая стража, выбившая дверь её комнаты, запертой изнутри, на самом деле, спасала не женщину от мужчины, а наоборот. Обладая информацией, неожиданно для самой себя, Шанталь решила не оставаться в стороне. Помочь девушке – как своей сестре по полу. Как знать, возможно, она провела параллель с собой, далекой и маленькой Таль из Мандрана. Обезображенной птицей, запертой в клетке. Но в отличие от социального и личностного гнета, с которым столкнулась Шанти, на Маргарет Нёф, сквозь медные прутья решетки глядел не социум, а близкая и жестокая смерть. Шанталь вознамерилась предупредить незнакомку; составление сообщения не заняло много времени, а потому этим же утром на адрес господина Карла Волаха отправилось письмо, помеченное «Для Маргарет».

«Здравствуйте, Маргарет. Мы незнакомы, но я настаиваю на встрече с вами. Хочу передать вам, что вы находитесь в большой опасности. Заступившись за вас из личного принципа, я и сама ввязалась в неприятную историю, касающуюся вашей персоны, и несшую далеко не фантомную угрозу для моей жизни. Думаю, вы и сами знаете, что некие вампиры «наточили на  вас свои клыки»? Как на счет встречи завтрашним днем в вашей тихой деревеньке? Увы, информация такова, что её невозможно изложить на бумаге.
Ваша доброжелательница, Ш.Эвнике».

Этот поступок не был характерен для Шанталь, и она знала, что вмешательство в чужие проблемы не обернется ничем хорошим. Но, что поделать? Дело сделано. Как бывает со всеми - она не сдержалась, увидев такую вопиющую наглость, за которую, как считали вампиры – они не понесут никакого наказания, а девушка по имени Маргарет – станет их легкой добычей. Теперь победа над мужчинами, которые угрожали чужим жизням с легкостью, будто пьют чай и играют в шахматы, стало делом принципа, от которого нельзя отступать. Просто потому, что Шанталь любила ставить неприятных ей лиц на положенное им место, а тем более, когда они поднимали на неё свои измазанные в крови и пропитанные скверной руки.

Отредактировано Шанталь Эвнике (2017-10-01 21:23:22)

+4

3

[float=right]http://sh.uploads.ru/E3skg.jpg[/float]
У Карла не было причин волноваться, что на халмокский адрес придет нечто, компрометирующее его мирную бытность, потому разбор почты с определенных пор стал привычной рутиной Маргарет, как и прочие хозяйственные дела, которые взваливались на вампирессу по мере ее выздоровления. Не то чтобы Волах тому потворствовал, но не препятствовал – так точно. И нынешним днем лишь по чистой случайности, ставшей следствием усеченного по времени выезда физара, он первым отметил заполненность почтового ящика. Данному факту, впрочем, не обрадовался, однако знание о нем назойливо пытало сознание, в итоге вынудив смириться и после расседлывания коня таки исполнить долг хозяина дома и попросту адресата.
...До недавнего времени будучи единственным обитателем дома, шадос полновластно оперировал решениями по касающимся его делам, и появление сожительницы не саботировало данную монополию ни на грош. По крайней мере, в разумении Карла. Другой вопрос, что часть задач не вызывала у него ни малейшего интереса и выводилась на повестку дня, лишь достигнув статуса неизбежной проблемы. На счастье, именно эту часть переняла на себя Маргарет, однако безынтересность к оной не упраздняла установленного иерархического порядка.
Иными словами, Волах ни на секунду не задумался, прежде чем вскрыть послание, адресованное вовсе не ему. Да и о каком сохранении конфиденциальности может идти речь, когда получатель – самозваная беглая обращенная, по чьи тело и волю уже объявлялся ее мастер, и каких еще сюрпризов дальше ждать, можно только догадываться. А то и не придется - судя по содержимому письма, обнародование информации - вопрос нескольких часов.
Шадос бросил задумчивый взгляд на дом, где пока еще прячется от дневного светила, вкупе с прочими довесками прошлого, его навязавшаяся сожительница, однако обладающая удобным перечнем навыков, что, по сути, ее здесь и держало. Экономка? Он не возражал, и то вовсе не жалость. К настоящему моменту стало очевидно, что обращенная отнюдь не безгрешная овечка, а вполне себе меркантильная особа, что Карла вполне устраивало и примиряло с ситуацией, выливаясь в тождество интересов.
А что до наличия проблем... Вполне естественный порядок вещей. Наоборот, окажись Маргарет агнцем Ильтара, это как раз весомый повод к избавлению. Даже гарантия оного. Другое дело, что воздвигаться на роль универсального решебника в планы шадоса не входило. Впрочем, по честном рассуждении, не то чтобы вампиресса к тому взывала, хоть после изгнания Лукаса, ее мастера, на то, возможно, и надеялась, даже если понимала, что Карл тогда действовал как хозяин дома, на чей порог заявился некий наглый хлыщ, не приструнить которого – попросту опозорить звание темномастера, и всякие сбежавшие подопечные здесь вовсе не при чем. Но если в Маргарет то вызвало чувство обязанности, то Волаху оно только на руку.
Собственно, инцидент с господином Лукасом шадос считал относительно решенным довеском ее прошлого. Пожалуй, единственным последствием, которое он мог ожидать, стало бы явление представителя Вампирского суда по вопросу досрочного расторжения уз по инициативе мастера, однако для такого исхода минуло уже слишком прилично времени, равно как и для какого-либо иного, что позволяло делать вывод  Лукас отступился. В противном случае вампир имел все шансы предстать перед тем же судом  отнюдь не в качестве истца.
Так что явление новых неравнодушных к персоне Маргарет товарищей Карл не склонен был связывать с ее мастером. По крайней мере, не напрямую. В то время как верить самому их наличию основания имел весомые, если только не нашелся обесценивший свою жизнь индивидуум, осмелившийся подписаться именем светила темной магии, на чьих лекциях Волах по роду профессии и интереса не единожды бывал. Равно как назначенные в письме время и место не способствовали к излишней подозрительности. Удивляла только весть, что госпожа Эвнике, похоже, пребывает в Вильдане, где, видимо, гостит, раз не было вестей с магических просторов. Может, воспользоваться случаем?
Сложив послание, как было, и сунув его под подмышку к горстке прочих листов, которые потом так и осядут где-нибудь неразобранной грудой, Карл устремил взгляд в тускло-серую небесную высь. Где, впрочем, ничего интересного не углядел и потому споро зашагал в сторону дома – пора было собираться на встречу с очередным учеником. И, пожалуй, вечерние занятия все-таки придется отменить.
[icon]http://sf.uploads.ru/kzWiP.jpg[/icon]

+3

4

Через задернутые шторы медленно втекала серость с улицы в комнату через трещины, через складки. Солнечного света с каждым днем становилось все меньше и меньше, а значит можно не просыпаться так рано, чтобы убедиться, что шторы задернуты плотно и ни один даже самый тонкий луч не упадет на кровать. Однажды она уже проснулась, почти что поцелованной солнцем. Этого вполне хватило, чтобы содрогаться при мыслях о возможных последствиях.
Медленно подтянула к себе ноги ближе, приподнялась на локте и сонно зевнула, обнажая ряд ровных зубов. Во рту еще присутствовал странный привкус горечи, который надо было бы заглушить, но вставать так рано только ради такой мелочи совершенно не хотелось. Уже почти год  Марго все никак не могла решить как именно должен выглядеть ее распорядок дня и вообще в какое время суток она должна по идее бодрствовать. Такой проблеме помогала периодически накатывающая на тело болезнь. Она вгрызалась в кости, кусала мышцы и тянула до острой боли в пояснице. Но жаловаться не приходилось. Уж лучше так, чем вернуться в Ацилотс под крыло Мастера. Шмыгнув коротко носом, вампир махнула нервно рукой в сторону окна и неспешно поднялась на ноги. Белоснежная ткань ночного платья оттеняла светлую кожу, контрастировала с смоляной гривой, стекала по ногам к самым щиколоткам. Босые ноги касались пола беззвучно. Замерла около двери на мгновение, чтобы прикрыть глаза и прислушаться к звукам дома. Что-то Карла не было слышно. Неужели уехал куда?

Окружающий мир только лениво просыпался. Благо, что свет был совсем слабым и едва дотягивал до кровати. Можно было бы в очередной раз подумать о ставнях, но тоже сомнительное удовольствие - ощущать себя пленником положения. Потянулась лениво до хруста в костях и направилась в сторону кухни.

Пожалуй каждый день начинался именно оттуда. Легким движением руки разжечь огонь, поставить котелок и сообразить чем можно накормить Волаха. Благо, что сама Маргарет в подобного типа еде не нуждалась. Кончик языка упирается в клык, давит сильнее, пока в голове кружатся размышления. Не самые приятные, между прочим. Уже третий день Неф терпела неприятные позывы ощутить во рту мягкую, сочную и, главное, горячую кровь. Сглотнула голодно и потерла пальцами переносицу. Надо было отвлечься на что-нибудь. Например на готовку.
Кончик языка скользит по искусанным губам. Тейара ради. Она так и не научилась решать проблемы сразу, а не откладывать на потом.
В котелок холодным потоком выливается ледяная вода из ведра. Туда же отправляется сочный кусок мяса, заставляя домашнюю живность тут же навострить носы в сторону кухни. Теперь можно и позаботиться и о собственном виде.
-Доброе утро, - привычно приветствует Карла, вернувшегося со стопкой писем.  Совсем о них забыла.
Пальцы зарываются в густую черную гриву, аккуратно ворошат ее, приподнимают с почти обнаженных плеч. Перетянула широкой зеленой лентой в хвост.
-Что-то интересное? - подходит босиком к столу, на который были уронены несколько конвертов.
Почти все письма уничтожались на месте, прямо в почтовом ящике. Маргарет уже давно обратила внимание и запомнила имена тех, чьи послания Волаха не интересовали от слова "совсем". Так что их первым делом и отправляла на подпитку огня. Если этого не делать, то уже через пару-тройку дней стол Карла превратится в скопище ненужной бумаги. Затем пара писем из академии - их надо отложить в сторону. Пара неизвестных ей имен, а вот..
Маргарет напряженно замирает, держа в руках конверт. Увидеть послание для себя совершенно не ожидала. Мало кто из старых хороших знакомых знал где именно на данный момент осела вампир и потому ждать добрых вестей Неф как-то и не собиралась. Она оглядывается в сторону коридора. Карл видимо решил с утра пораньше заняться своими делами. Прикусила губу едва заметно и склонила голову. Пожелтевшая бумага выглядела не бедно. Конверт повернулся в тонких пальцах боком, словно бы вампир хотела проверить есть ли в нем что-то кроме послания. Никогда не знаешь что "доброжелатели" могли бы туда запихнуть. От одной мысли о крови мертвеца стало дурно. Даже запах бы этой дряни не хотела бы почувствовать, а с написавших станется.. Маргарет подходит ближе к котлу и пытается рассмотреть письмо на свет. Ничего кроме сложенного пополам конверта там нет. Может сжечь сразу?

Вздрагивает. Из недобрых мыслей вырывает искра, коснувшаяся руки вампира. Запоздало одернув руку, потерла пальцами место "ожога" и недовольно поморщила нос. Ладно. Успеется еще сжечь. Легким движением руки конверт отлетает в сторону стола, куда и приземляется, теряясь среди ложек и поварешек. Надо сначала порядок навести на кухне, сделать домашние дела, а потом уже думать. Одергивает пальцами тонкую чистую ткань и разворачивается на носках. Торопливо направляется в сторону своей комнаты, чтобы привести себя в порядок и дать время мясу  хорошенько провариться..

Подтягивает колени ближе к груди и обнимает их, положив подбородок сверху. Неожиданные письма с еще более неожиданными предложениями о помощи совершенно не выглядят дружелюбно. На то можно привести целый ворох причин. Во-первых, даже если существует такой доброжелатель, который решил заступиться за Маргарет, не факт, что это будет сделано без каких-то своих потаенных идей и желаний. Просто так в мире ничего не делается и даже Волах спровадил на все четыре стороны Мастера только потому, что тот вел себя нелицеприятно и покушался на чужое жилье. То есть еще неизвестно что там в голове написавшего письмо. Во-вторых, это вполне могла быть ловушка. Один раз уже "доброжелатель" продал Марго всего за несколько серебряных монет. Верить еще кому-то было бы весьма наивным решением. В-третьих, а что если примет помощь, а это навредит всем вокруг? Влезать снова в непролазный и неизвестный омут с головой не хотелось.
Едва двинула кончиками пальцев, подгоняя открытый конверт ближе к краю стола. Еще одно легкое дуновение ветра и языки пламени, что ютились в камине, сожрут бумагу с огромным удовольствием - вон уже искры подпрыгивают по копченым стенам, тянутся лоскуты огня выше. Вампир прикрывает глаза и склоняет голову, рассыпая вороные пряди по коленям, по плечам. Ей осталось потерпеть всего ничего до свободы. Еще четыре года и она сможет свободно выходить на солнце. Может не бояться, что тело будет ломать до боли, тянуть всем существом бросаться выполнять желания Мастера. А что если из-за этого клочка бумаги все будет разрушено? Крохотная надежда на свободу покачивалась на тонких ногах, готовая разбиться стеклом.
Вздохнув тихо, Маргарет тянет пальцы к письму и еще раз крутит его перед лицом, задумчиво ища в нем подвох. Уже восьмой раз пытается найти хоть что-то выдающее дурные намерения написавшего. Пока что не было обнаружено по сути ничего. Легкий тонкий аромат женских духов. Ровные линии витиеватых букв. Это все, что удалось обнаружить. Шумно вздохнув, сминает в кулаке пергамент вместе с конвертом и выкидывает в огонь. Пусть хоть кому-то будет хорошо.

Закрывает за спиной дверь. Меряет шагами комнату напряженно. Нервная дрожь пробегает по позвоночнику, рассыпается сводящей судорогой по плечам. Надо было принимать скорее решение. Мысли загоняли в угол. Кружили вампира по комнате, заставляли то опускаться на кровать, то снова оказываться на ногах. Хотелось что-нибудь разбить, что-нибудь уничтожить, чтобы снять эту тревогу. Вырвать сжимающиеся от нервозности кишки и наконец-то успокоиться. В собственном тихом омуте было хорошо. К ней туда никто не лез уже почти год, никто не требовал принимать сложные решения. Меньше всего хотелось лишаться уютного теплого места, где от тебя не требуют быть кем-то другим. Маргарет подходит снова к высокому шкафу и распахивает дверцы. Вещей у нее мало. Пальцы скользят по темной ткани плаща, сжимают край капюшона. Может рискнуть?
Отшагивает назад. Прикусывает губу и встряхивает смоляной гривой, пытаясь собрать силы в кулак. Может и стоит рискнуть. Страх заставил сделать еще один шаг назад. Меньше всего хотелось не вернуться в уютный угол, где была крыша над головой и ощущение безопасности.

может рассказать Волаху?

Да. Отличный план. Он, конечно же, его одобрит. Избавиться от не особо желанного гостя вполне было бы в его духе. Маргарет сжимает зубы до скрежета, аж в челюсти отдалось болью. Нехотя разжимает их и высовывает кончик языка. Прокусила опять. Да что ты будешь делать. Облизнувшись, сглатывает слюну с кровью и.. внезапно резким рывком поддается к шкафу, срывая с крючка мантию. Накидывает на плечи. Почему же об этом раньше не подумала? Ведь ей нужна кровь. Можно просто воспользоваться этой возможностью, причиной покинуть дом. А там уж как сложится. Подгоняемая желанием не передумать, Маргарет застегивает брошь мантии на шее и хватает с пола сумку. Поворачивает дверную ручку и замирает, прислушиваясь к происходящему в доме, чтобы понять где именно находится Волах. Отчитываться перед ним не собиралась, как собственно и особо вдаваться в подробности, а вот оставить записку вполне можно. Вроде как и предупредила, да и не придется выворачиваться.
Хмурится. Задумчиво ведет носом, вспоминая ничего ли не забыла взять с собой.

+3

5

Не просто так ветер врезался в разноцветные витражи окон минувшей ночью, и отвлекал веселящихся на банкете гостей. Следующий день ознаменовался непогодой, тучи заклубились на серебряном небе; за стенами особняка моросило. Даже воздух стремительно холодал, готовясь встретить зиму и её умертвляющее дыхание. В натопленном полумраке комнат госпожи Эвнике трещала древесина, снедаемая каминным пламенем. Казалось бы, Шанталь расслабленно откинулась на спинку кресла, в уютной атмосфере, располагающей ко сну и неге. Но это было неправдой. На самом деле её беспокоили ноющие боли в пояснице и хаотичный ворох мыслей. Лицо не выдавало внутренних метаний, не было свидетелем того бардака, который внезапно образовался в её голове. Бесцветный взгляд упирался в натюрморт на столе, а ладони мирно покоились на животе, оставляя примятости поверх шелковой ткани халата. Женщина, как с ней бывало весьма нередко, погрузилась в свои размышления с головой, а её тонкая фигура была обездвижена с полчаса.
Ответ на письмо не пришел, да колдунья, впрочем, и не надеялась. Будь она главной героиней этой истории, то наверняка бы побоялась и не возжелала беседовать с неизвестной личностью, принесшей недобрые вести. Предугадывая молчание, Шанталь назначила встречу сразу же; наведаться к незнакомке и передать ей информацию, даже помимо желания Маргарет, не представляло большой проблемы. Если ей не откроют дверь, она оставит письмо прямо в щели, между дверью и косяком, или протолкнет его внутрь прихожей, чтобы его не перехватили где-то по дороге, и оно точно дошло до адресата. А после того, как информация будет передана в руки, либо вынужденным вторым посланием, Шанталь распрощается с Халмоком и Вильданом, да отправится обратно в Ацилотс, в собственный, милый дом. По крайней мере, таков был её первоначальный план.
Свиток с руной лежал на столе. Госпожа Эвнике была готова к путешествию, но оттягивала и медлила с выходом. Было у неё какое-то дурное, эфемерное предчувствие, подкрепленное дневной беседой с хозяйской дочкой. Та заскочила к ней в гости, как воробушек, распытывая о ночном вторжении. Любопытное дитя. Как-то не задумываясь, младшенькая Верц решила достать из мешочка, спрятанного в небольшой ручной сумочке, костяные фигурки, её личный мантический инструмент. Таким интересным образом она заставляла работать своё «шестое чувство», и редко попадала впросак.
-Леди Шанталь, - говорила она своим мягким, кашемировым голосом, – я склонна считать, что Вас ждут какие-то крупные неприятности. И тут же, впрочем, добавляла неуверенная в собственных силах, - хотя, с учетом вчерашних событий, вряд ли я сказала Вам что-то новое.
Темный мастер безоговорочно поверила девушке. Интуиция младшей Верц говорила о том же, о чем говорила интуиция Шанталь, и в совокупности эти «предсказания» вызывали подсознательное желание завернуться в плед, остаться в гостеприимном доме, балуясь заморскими сладостями и отменным чаем. Вопреки разумному желанию, Шанталь одевалась. Среди неприятных змей ощущений высился нерушимый столп, всё на том же интуитивном уровне говорящий, что от этого визита нельзя отказываться. И она повиновалась ему. Много ошибок, совершенных в жизни, сполна доказали ей, что интуиции стоит доверять, даже когда она столь противоречива, как сегодня.

Мало кто знал о том, как Шанталь трепетно относилась к рунам. Волшебница видела в них тайную магию, глубокий сокрытый смысл, доступный только самым усердным и терпеливым. Даже активируя символ на свитке телепорта, привычном предмете её обихода, она вкладывала свою магическую энергию с крайней осторожностью и почтительностью, вглядываясь в узор линий. Можно сказать, это было её личной, минутной медитацией, приносящей спокойствие и умиротворение.
Переход не был долгим, Вильдан в один миг оказался позади, за спиной. Пелена темноты спала через долю секунды, и леди Эвнике неожиданно ощутила выбоину, заполненную грязью, куда, как в ловушку, угодил каблук её сапога. Не успела она сделать и шагу, чтобы исправить свое положение, как ветер, гонящий тучи из Вильдана к Халмоку, взметнул подол её полуночно-синей, бархатной юбки. Смирившись с нерадушным приветствием чужого поселка, и не теряя времени, женщина надела бесформенный балахон. В этой деревеньке ей не хотелось привлекать внимание. Зачем запоминать столь редких гостей и их экстраординарный внешний вид?
Таль повезло, почти сразу по прибытии ей удалось «поймать» селянина, управляющего телегой и движущегося в нужном ей направлении. Она села подле него на скамейку, и они тронулись в путь. Даже возница, согласившийся её подвезти, отметил, что его пассажирка худа, как ребенок, низкая, даже для человека и бела, как мертвец.
-Что завело Вас в наш Халмок, госпожа? – возница то и дело переводил взгляд с дороги на маленькую женщину, не выдержав гробовой тишины и заговорив первым.
-Работа, дела. – Шанталь всегда давала один и тот же, «стандартный», лаконичный ответ.
-А кем же вы по профессии будете? – любопытство плясало на мужском лице, особенно, когда он заприметил небедные одежды лоддроу, и подол юбки, расшитый серебряной нитью.
-Науки преподаю. – Уголок губы госпожи Эвнике дернулся вверх, то ли в улыбке, то ли в результате её невроза. Она не любила расспросы.
-Аааа, - понимающе протянул селянин незамысловатую букву, - та вы тогда, поди, к господину Волаху? Он же учительствует вроде, детишек наших поднатаскивает.
Брови Шанталь сошлись на переносице, и она потерла сухой, в мелких шелушках, подбородок. За эти дни её лицо сильно обветрилось, и нещадно зудело.
– Вот оно как. А что ещё о Халмоке расскажите? Тихо тут у вас?
-Ой, да знаете…-начал свой рассказ мужчина, не заметив того, что не получил ответ на свой вопрос. Тем самым, женщина ушла от разговора о самой себе и за пустой беседой, они с незнакомцем скоротали время и доехали до окраины поселения.
Мирно распрощавшись с помощником, и отблагодарив его серебряной монетой, Шанталь тревожно оглянулась назад. Хвоста за ней не было, и быть не могло. Женщина узнала о местоположении Маргарет от вампира с иглой. Они были её источником, а не наоборот. «Что же тогда?»
Госпожа Эвнике проверила свой скудный инвентарь, спрятанный в наплечную сумку: мешочек с монетами, свиток телепорта для обратной дороги, пару лечебных зелий, запечатанный конверт и извечный дневник, где она делала пометки карандашом, как и рабочие, так и личные.
[float=left]http://s7.uploads.ru/LcSr1.png[/float]
Ей оставалась лишь пара шагов до трехэтажного дома, «заросшего» разного рода кустами. Она, было даже, отвлеклась на созерцание голых веточек сирени, но тут же заметила движение. Дверь подалась навстречу, и женская фигура, облаченная в мантию, торопливо сделала шаг в направлении нежданной гостьи.
-О, - Шанталь расслабленно улыбается, - только не пугайтесь. Маргарет, верно? – Темный мастер чуть наклоняет голову, действует выдержанно, будто говорит со студентом, который не понял смысл домашнего задания.
-Нам все-таки нужно поговорить. Уделите мне пару минут? И пребывая где-то в своих мыслях, Шанталь прикрывает глаза и вслушивается в окружающий мир.

Скоро и здесь дождь нагрянет.

Отредактировано Шанталь Эвнике (2017-10-06 03:00:03)

+3

6

[float=right]http://s9.uploads.ru/tDQxK.jpg[/float]
Перо неторопливо скользило по строчкам формул и формулировок, периодически останавливаясь, дабы пометить ошибку или записать уточнение. Сегодня чаще, чем ожидалось от обычно усердного подопечного, чьи вечерние занятия Карл и отменил, зайдя лишь взять домашнюю работу с прошлой встречи да дать новое задание. Вдвое больше, разумеется, – чтобы сильно не радовался.
В часах мерно сыпались песчинки. И хоть они находились прямо перед глазами, пролетевшего времени мужчина не заметил вовсе, слишком погруженный в преподавательскую составляющую своей двойной бытности. Теневая же деятельность пока в его внимании не нуждалась, и хотелось верить, что в ближайшее время данное обстоятельство не переменится, а тем более – не выльется в связь с грядущими событиями, в наступлении которых Карл ничуть не сомневался. Открытым оставался лишь вопрос степени его в них участия, что зависело от предлагаемой госпожой Эвнике информации.
Маргарет молчала. Волах не знал даже, прочла ли она предназначенное ей послание, не то что - ответила ли, как не ведал, что вообще происходит с не касающейся его лично почтой. Впрочем, отчего-то не считал, что безответность остановит темную магессу от нанесения обозначенного ею визита. Если только его место не займут более приоритетные дела.
Чернила закончились, как всегда, внезапно. Писать пришлось действительно много – сложная тема не допускала коротких пояснений и однозначных ответов. Отложив перо, Карл размял занемевшую ладонь и взглянул на окно, за которым степенно сгущались пасмурные сумерки, разубеждавшие покидать дом без острой на то необходимости. Он бы не покинул. И подступавшие холода не добавляли настроя, обещая ежегодную тяжесть легенды о маскирующей перерождение расе. В прошлом сезоне он застудил уши так, что, казалось, инквизиторские застенки и те милосерднее к своим протестующим гостям. Впрочем, временная слуховая инвалидность всяко лучше бессрочной повсеместной, а утерянной жизни - и подавно.
Случайный сквозняк встрепенул бумаги, напомнив о не завершенном еще деле, и надо бы его закончить, пока мысли на тему не истерлись из сознания. За беглым взглядом по мудреным схемам и многострочным допущениям Карл только укрепился в таковом решении и выбрался из-за стола, а после – и из кабинета, в направлении той единственной в этом доме, кто ведал о местонахождении всех в нем вещей, поскольку поиски даже такой мелочи, как чернила, вводили мужчину в немалое затруднение.[float=left]http://s4.uploads.ru/RqDph.jpg[/float]
Деликатный стук в дверь комнаты Марго, чему он научился лишь спустя пару десятков нравоучительных нотаций, результата не дал, равно как и ее бесцеремонное затем открытие, с чем вампиресса смирилась спустя столько же равнодушных взглядов в ответ на оные нотации. Следующее популярное на оккупацию сожительницей помещение располагалось на первом этаже, куда Волах и направился, но докуда все же не дошел, найдя объект своих изысканий, едва спустившись с лестницы и бросив взгляд в холл, откуда ощутимо веяло холодом. При виде замершей за порогом фигуры, облаченной в уличную мантию и с сумкой в руках, холод прошелся и по лицу мужчины, вновь сковав размягчившиеся было за делом черты.
- Куда-то собираешься, Маргарет? – не без доли иронии прозвучал вопрос, заставив вампирессу обернуться, что открыло вид на причину ее ранней неподвижности, и шадос приблизился к дверному проему.
- Госпожа Шанталь Эвнике, - констатация признания. – Добрый вечер. Карл Волах, хозяин дома. Имел честь посещать ваши лекции, рад приветствовать в своей обители, - спокойно обратился мужчина и протянул руку ладонью вверх, дабы довершить положенный этикет. – Полагаю, вы хотите поговорить? Прошу, проходите, - Карл посторонился, пропуская магессу в холл, куда ступил и сам, затянув за собой Маргарет, за чем наконец прикрыл входную дверь.
- Желаете что-нибудь выпить? – продолжил хозяйскую роль Волах, приняв у обеих дам их накидки и даже повесив оные, куда полагается, и, непринужденно подталкивая вампирессу за поясницу, направился в парадную гостиную.
[icon]http://sf.uploads.ru/kzWiP.jpg[/icon]

+3

7

На секунду в голове мелькнула шальная мысль - а может просто притворится, словно гостья ошиблась? Маргарет даже принюхивается робко, ощущая какой-то едва уловимый приятный запах. Что же. Стоит признать, что успокаивающий и терпеливый тон "нежданной" гостьи подкупал. Вампир даже готова была смириться с тем, что ее застали врасплох, когда за спиной послышались шаги хозяина дома. Настроение пропадало с каждым движением окружающих ее людей. Во-первых, потому что хотелось все же есть. Пусть это желание и отходило на задний план, но все же. Голод еще никогда не был добрым помощником. Во-вторых, нежелательный визит говорил о том, что забиться в угол и ждать, когда буря пройдет над ее головой сама собой, не получится. Вряд ли кто-то выглядящий столь хорошо предпочел бы совершать такую поездку просто ради того, чтобы выпить чаю. 
- Куда-то собираешься, Маргарет?

а тебе все покажи, да расскажи..

Кончик языка нервно упирается в один из ровных зубов, давит, когда все же решила перевести взгляд на Волаха. Такое ощущение, словно ее застали за каким-то некультурным деянием! Да и вообще! Маргарет все же свободная личность или как? Она даже хочет огрызнуться во славу своего гадкого настроения, когда ситуация повернулась совершенно неожиданным боком.

- Госпожа Шанталь Эвнике. Добрый вечер. Карл Волах, хозяин дома. Имел честь посещать ваши лекции, рад приветствовать в своей обители.
Стоило мужчине открыть рот, как Нёф готова была открыть и свой, только не для приветствия или озвучивания собственной способности общаться. Она готова была уронить челюсть от удивления. Так они знакомы?!
Недобро смотря то на одну, то на другую персону, Маргарет все же покорно поддалась подталкиваниям в спину и довольно покорно отдала даже свою накидку с сумкой. Ей срочно необходимо было куда-нибудь ретироваться, чтобы все хорошенько  обдумать.
-Я за чаем, - выход нашелся как-то сам собой.

Итак. Кухня. Маргарет стряхивает с плеча невидимую пыль, словно бы она мешала жить. Дверь не закрывает, чтобы при необходимости слышать что происходит в доме. Не сказать чтобы Нёф была любителем подслушать, но пожалуй стоит держать ухо в остро, когда хозяин дома и неожиданная благодеятельница оказываются знакомыми. Мало ли к чему это может привести, в конце то концов? В голове роем кружились неприятные мысли. Они противно, нудно сопели, ворчали и бились барабанной дробью в висках. Они шептали своими змеиными языками сомнения, порождали едва ли не ревность и какую-то странную тревогу. Маргарет опирается ладонями о край стола и склоняет голову, рассыпая тяжелые черные кудри. Ей хотелось поскорее избавиться от появившейся проблемы и, к сожалению, предвестником этой проблемы была гостья. Как бы не говорили, как бы не кричала здравая логика и голос разума в один голос, но все равно появилось странное и неприятное ощущение, словно бы именно из-за Шанталь Эвнике и произошли все тревожащие вампира неприятности.
Марго поднимает руку. Кончики пальцев касаются лба, ведут выше, убирая назад с лица кудри и густые ресницы закрываются. Пока она в доме Карла - ей ничто не угрожает. Пока сам хозяин дома на ее стороне - ей не стоит бояться. Но..

а если отдаст? Если.. если ему это надоело?

Эти тихие, едва уловимые пересуды в поселке, отдающие горьковатым привкусом на языке. Эти неприятные, едва слышимые слухи по углам в дамских паутинах вязанных клубков, когда женщинам нечем заняться. Маргарет знала, что жить под крышей с мужчиной, будучи ему по сути то и никем - это не к добру. Но она ничего не могла поделать, меньше всего ей хотелось снова терять свой теплый угол, где есть защита, уверенность хоть в какой-то безопасности.
Бледные ладони трут щеки, разгоняют кровь и Нёф наконец-то ставит воду кипятиться. В глиняный чайник падает горстка сухих трав из мешочка, затем еще несколько лепестков мяты, щепочка корицы. Поведя носом, оглянулась по сторонам в поисках излюбленной банки, в которой держала сушенные цветы. Неплохо бы и их в чай добавить, но раз опять банка пропала  в никуда, то и ладно. Перелив аккуратно кипяток в чайник, закрыла его крышкой и потерла щеку. Теперь надо было что-то сообразить к самому чаю, но кроме свежего хлеба, который Марго только утром испекла - ничего из вкусного особо не было. Так что вампир, признаться весьма увлекшись приготовлением всего для чая, торопливо порезала на ломти хлеб со злаками, поставила плошку густых сливок и небольшую, но горячо любимую вазочку с мёдом. Расставив все аккуратно на поднос, мягко повела рукой, направляя все сооружение в гостиную. Настроение даже немного приподнялось и Марго уже более смело окинула взглядом гостью, перед которой в центр стола опустился поднос, а следом уже и сама Нёф аккуратно поставила кружку, кончиками пальцев придержав ее, чтобы она не звякнула о столешницу.
Строгий взгляд скользнул в сторону камина. Негромко раздраженно фыркнув, Маргарет заставила остаток дров заскрипеть, негромко ворчливо затрещать и выбросить вверх сноп искр.

С чего начинать надо было разговор неизвестно. Собственно и стоит ли его начинать лично Ей, так как не Нёф пришла в гости. Разлив по двум чашкам чай, она со странным удовольствием ощутила как по полу потянуло теплом от камина. Аккуратно провела пальцами по ткани юбки, убирая ее под себя и опустилась на мягкую сидушку. Локоть уперся в подлокотник, голова чуть склонена и внимательный взгляд алых глаз без смущения впиваются в Шанталь Эвнике.

Первая волна недоверия и страха пропали. Сглотнув коротко вязкую слюну, Маргарет почти что не моргая принимается рассматривать гостью. Стоит сказать, что Шанталь вызывала в ней какую-то легкую ноту уважения - за внешний вид, за гордую осанку, за странную силу в глазах. Такие люди не делают пакости из-за спины или же ведут весьма изощренную игру. Но нельзя не обратить внимание и на Карла, который сидел с ними в одной комнате и выглядел весьма расслабленно и вполне.. дружелюбно. Вряд ли небезызвестный вампир решил бы строить пакости через подобных людей. С другой стороны, а вдруг она наоборот хочет усыпить бдительность Марго, чтобы сделать Карлу предложение, от которого он не захочет отказываться?
Пришлось моргнуть. Прикрыть на секунду глаза и перевести взгляд на женские кисти рук. Когда голод шкребет глотку, сворачивает кишки тесным узлом настроение у обращенной портится. Она становится нервной, нетерпеливой и весьма раздражительной. В голову лезут мрачные мысли и думать о том, что кто-то по доброй воле хочет помочь. Просто так. Ни за что. Становится очень сложно, разве что голос разума вбивает эту идею почти что насильно, оставляя мысли горячими гвоздями среди опустошенного поля недоверия. Кончиков языка коснувшись нижней губы и легко ее прикусив, Маргарет молча слушала беседу двух присутствующих, краем сознания понимая, что прислушивается не к их словам, а скорее к тому, что происходят на фоне. Звонкий перелив стука ложек о чашки. Треск поленей в камине. Голос ветра в трубе. Стрекочущие угли на кухне.
-Вы ехали на телеге? - наконец подала голос Нёф, прекратившая рассматривать наконец-то гостью, - Выглядите уставшей.
Может быть приготовить Вам что-то посытнее?

Морщинка на лбу разгладилась. Вампир улыбнулась уголками губ и даже чуть продемонстрировала зубы в столь радушном жесте. в какой-то момент ей удалось расслабиться и наконец-то отогнать плохие мысли, решив, что будет что будет и уж лучше быть радушным хозяином, чем зверем в клетке. Поймав взгляд Волаха, ответила ему едва заметными искрами в глазах.

0


Вы здесь » За гранью реальности » Флешбек » Если не заплатишь жизнью, то кровью искупи грехи.