За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Принятие анкет » Я завидую птицам


Я завидую птицам

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Анкета персонажа
http://s1.uploads.ru/f7Acp.png

1. Имя:
Роланд Лебрим (ударение на второй слог).
Фамилию унаследовал от приемной матери.

2. Раса:
Полукровка (отец – эльф, мать – человек).

3. Возраст:
69 полных лет. Выглядит на 28-30.
Родился 12 числа Просыпающейся Природы 1578 года.

4. Деятельность:
Стража, старший инспектор-детектив,  Ацилотс.

5. Способности:
5.1. Бытовые:

Умеет:

читать;

писать;

ездить верхом;

имеет базовые навыки кулинарии;

шить (нередко помогал своей приемной матери шить одежду из кожи; в последующем самостоятельно выполнял некоторые работы);
знает два языка - всеобщий, врансах (от приемной матери);

опытный охотник – может самостоятельно изготовить лук для стрельбы, вырезать и заготовить стрелы, наточить охотничьи ножи, установить ловушки и капканы. Умеет свежевать животных, подготавливать мех/кожу для дальнейшего использования (шитье), вместе с тем умеет разделывать тушки на отдельные части, пригодные для употребления в пищу. Прекрасно ориентируется в дикой местности, хороший следопыт;

знает анатомию – изучал самостоятельно, как только поступил на службу в отдел детективов стражи Ацилотса, хорошо осведомлен о расположении органов в теле живых существ. Может оказать первую помощь;

хорошая память, особо внимателен к различным деталям, может без затруднений и подробно воспроизводить в своем сознании различные ситуации, свидетелем которых являлся сам, а так же свидетелями которых были предметы, ставшие объектом его изучений с помощью уникальной способности.

5.2. Боевые:
Колющее – мастер (неофициально гранд-мастер).
Метательное  - мастер.

Дополнение 1

Стоит заметить, что Роланд обучался и тренировался в стенах АБИ на протяжении тридцати лет, с 16 до 46. Из колющего, он отдал предпочтение рапире, как основному оружию, а так же кинжалам, как дополнительному оружию. Говоря о метательном, его выбор однозначно пал на луки, хотя и арбалетами тоже не брезгует. Имеет все вышеперечисленное в своем личном арсенале. Вариации того, что он использует ежедневно, таская с собой на работу, или просто во время редких прогулок могут быть разными. Чаще всего он берет с собой рапиру и кинжал, куда реже на его поясе можно увидеть лишь пару кинжалов. В дни, когда спешка становится самым главным врагом во всех его делах, выбегая из дома, он хватает то, на что в первую очередь падает взгляд – как правило, этим «холодным другом» оказывается рапира. Луком пользуется чаще на охоте, хотя иногда, в случае необходимости, за его спиной можно увидеть торчащие из колчана оперенья стрел и лук.

Дополнение 2

В результате многих лет обучения, тренировок, а так же большой доли практики, он подошел к тому моменту в жизни, когда задумался об официальном получении звания гранд-мастера. В силу такого решения, на протяжении последнего года полукровка поднажал на подготовку к испытанию, которое ожидало его в том случае, если дело таки дойдет до чего-то более существенного, нежели просто планы. Да и по его личному мнению, в жизни он сталкивался с куда более страшными вещами, чем может увидеть на арене для поединка.

Лук, стрелы, колчан.

http://sd.uploads.ru/b7QDV.png

Рапира.

http://s6.uploads.ru/dGgH0.png

Кинжалы.

http://sf.uploads.ru/wG1Cn.png

5.3. Магические:
КСМ – 0%
Владеет двумя уникальными способностями (Энвенель).
Память вещей  - мастер. Данная способность была первой, которая проявилась у Роланда. Еще с ранних лет, он постепенно привыкал к ней, изучал, а в дальнейшем продолжил её развитие, которое происходило как в стенах магической академии, так и во время работы. Когда он поступил на службу в стражу Ацилотса, благодаря этой же способности пробил себе дорогу в отдел детективов, где подобный «талант» был на вес золота.

Чтение импульсов – мастер. Этот уникальный дар, пригодился полукровке преимущественно во время поединков и охоты, ведь благодаря нему, он всегда мог быть на секунду быстрее оппонента, предугадывая его движения.

5.4. Слабости:
Имеет грубый, плотный шрам в области живота, находящийся на пол ладони выше и левее пупка. Он болит во время резких изменений в погоде и в случае удара в указанную область, боль может оказаться сильной, пронзительной, отдающей под ребра и в поясницу. Так же весьма плохо переносит сильную жару. Прятаться от духоты и теплоты он конечно в прохладном винном погребе не будет, тем не менее, лишний раз нос на улицу не высунет. Из-за нарушенного распорядка дня, а так же увиденных картин на местах преступления, либо во время считывания памяти предмета - страдает  бессонницей.

6. Ключ:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


7. Внешность:
[float=left]http://s0.uploads.ru/SNwdC.png[/float]
Если не придавать особого значения деталям и не владеть знаниями о «листоухих» обитателях  Фатарии, его запросто можно принять за одного из них. Правда, сами остроухие, сразу распознают полукровку, для этого достаточно причин.
Тем не менее, Роланд унаследовал многие черты от своего биологического родителя. Весьма приличный рост, равный 190 сантиметрам; мужчина хоть и не великан, но явно выше среднестатистического человека. Его так же можно назвать тонкокостным и гибким, его движения чаще всего преисполнены легкости и кошачьей грации. Хотя тренировки и не сделали из него настоящего силача, который мог бы похвастаться серьезным размером своих мышц, тем не менее, он достаточно атлетичен и крепок, о чем можно свидетельствовать при более близком контакте с ним, ибо издали он кажется худосочным и долговязым.  Вес его колеблется в районе 80-83 килограмм. 
Волосы равномерной длины, они достают до нижней части лопаток. Изредка собирает пшеничные пряди в хвост, но чаще всего не делает с ними ничего, лишь следит за тем, чтоб в разные стороны не торчали и слишком не лезли в глаза, от чего может порою заправлять их за уши. Ушные хрящи удлиненные, острые кончики тянутся вверх и немного в стороны, где-то на 7 сантиметров длиннее, нежели у человека. Глаза темно-карие, при плохом освещении могут казаться заполненными одним сплошным, темным цветом.  Черты лица строгие, острые. Хорошо выраженные скулы, под ними небольшие впадинки, челюсть немного уже, достаточно угловатая. Твердый подбородок. Присутствуют мимические морщины вокруг глаз, как и мешки, образовавшиеся вследствие многократных бессонных ночей, и ставшие неотъемлемой частью внешности Роланда. Нос прямой. Как и большинство детективов, Роланд не носит доспехов. Образ дополняют высокие сапоги из мягкой оленьей кожи со шнуровкой почти до самого верха, а заправленные в них штаны, похожи на те, которые одевают для верховой езды. Почти всегда носит светлую рубашку с небольшим разрезом и шнуровкой, одноцветный, темный камзол; порою надевает тонкие перчатки так же из оленьей кожи. Редко ходит без двойного пояса для ношения оружия и небольшой сумки для личных вещей. Конечно, имеет в своем гардеробе и более тяжелое обмундирование, так что в случае чего, может быть и в нем, что бывает сугубо по надобности.

8. Характер:
В соответствии со своим истинно-нейтральным мировоззрением, Роланд никогда не делил мир на добро и зло, скорее, для него это были всего лишь общепринятые понятия, которые выковались в процессе эволюции социума и несли в себе определенный смысл и условия.
Он ни в коем случае не поощряет насилие и жестокость в чистом виде, но и не делает из этого трагедию вселенского масштаба. Он твердо уверен, что все должно пребывать в равновесии;  мужчина старается поддерживать это равновесие всеми силами, отдавая свои годы на благо безопасности жителей Ацилотса и веря в правоту своего дела.
В тех случаях, когда приходилось обнажать клинки, или же убивать, он осознавал свои поступки и действия, потому его не мучили тяжелые угрызения совести. Наверно, именно таким должен быть детектив, ведь в противном случае, можно просто напросто сойти с ума, от всего того насилия и крови, которую регулярно проливали те, для кого мораль – пустой звук. А помимо прочего, Роланд был охотником, по крайней мере таковым его воспитала Марчелла, и это тоже возымело своей эффект на формировании его характера.
Возможность считывать память предметов, с учетом того, что чаще всего мужчина благодаря этому получал доступ к лицезрению ярких сцен насилия, видел их в деталях, изучал часами, днями и годами, пытаясь разобрать и сопоставить улики, практически обрекла его на беспокойный сон, и не только. Очень часто Роланд пребывает в состоянии «потока», когда он всего лишь свидетель того, что происходит в его голове, пропуская сквозь себя произвольно поступающие воспоминания, и чем ярче были они в момент считывания, тем крепче и глубже укореняются в памяти. Не то чтобы он прямо слишком от этого страдал, но порою мог казаться достаточно странным человеком, и странности эти хорошо читались в его взгляде, сказанных словах, изредка  и в действиях.
Если отбросить всё странности, самопроизвольно проявляющиеся время от времени, то Роланд спокойный человек; в хорошей и приятной компании достаточно общителен и приятен. Как и все живые существа, в зависимости от настроения он может вести себя по-разному. Конечно, некоторые диапазон колебаний все же имеет место быть.  Условно Роланд скорее «серый», нежели черный или белый.
Он никогда не обличал события его жизни, и жизни других существ, свидетелями которых он являлся, в ярко-солнечные или мрачные тона. Все нужно было принимать таким, каким оно есть – таково мнение мужчины. В формирование его личности вторгались различные социальные явления, взгляды приемной матери, её образ мышления, учителей из АБИ и магической академии, как собственно бывает со всеми. В нём воспитали понятия чести, правды, благородства. Но как он сам потом осознал и увидел, порой приходиться отказываться от этого и совершать не совсем честные или благородные поступки, особенно когда имеешь дело с индивидами наплевавшими на закон. Порывы страсти, не свойственны мужчине, случались и случаются с ним по сей день, но отнюдь не часто. Он вдумчивый и глубокомыслящий человек, говорящий о сложных вещах спокойным, размеренным тоном. Его воля всегда была крепка, а дух силён. Лишь события жизни, что стали его личным опытом, пробили небольшую брешь и пошатнули то самое равновесие и цели, к которым всегда стремился Роланд. 

9. Биография:
Нет ничего особенного и удивительного в том, чтобы родиться полукровкой. Сегодня, да и много сотен лет тому назад этим никого уже нельзя было удивить. Население мира беспрерывно и стремительно продолжает расти. Происходит смешение религии с наукой и политикой, города расползаются вширь и даже немного ввысь, поглощая близь находящиеся поселения, тем самым принимая в свою социальную атмосферу представителей разнообразных рас и сословий. А сколько их приходит добровольно? Кто-то в поисках лучших магический школ и знаний, а кто в поисках лучшего заработка и более вкусной пищи. Причин всегда было достаточно, у каждого своих. Так случилось и с родителями Роланда, они оба стали участниками этого, естественного для мира, процесса. Его неизвестная мать, была представителем человеческой расы, а неизвестный отец, вероятно эльфом, по крайней мере, такие выводы можно будет сделать уже позже, когда у мужчины вырастут длинные заостренные уши, а тело не шибко будет поддаваться процессу наращивания мышечной массы. 
Но вернемся к моменту рождения и к тем самым неизвестным родителям, личности которых так и не удалось уяснить даже с течением времени. Новорожденный был обнаружен в известном всем своими невероятными архитектурными сооружениями, городе Ацилотсе. Между прочим, под одним из таких сооружений, а в частности вблизи «Небесных врат» и был найден ребенок. Судить о возрасте брошенного на милость богов малыша было сложно, он мог сойти, как и за новорожденного, так и на того, кому уже недели две-три отроду. Он ни в коем случае не был грязным, голым, вопящим со страху и голоду, напротив, был завернут в чистые пеленки и теплую, почти новенькую накидку, судя по всему мужскую, а так же находился в плетеной, ивовой корзинке, которые часто используют домохозяйки, отправляясь на рынок за покупками.  Женщину, которая обнаружила мальчика, звали Марчелла. Как раз таки еще один из представителей местного, постоянно растущего населения, которое состоит из кого угодно. Так вот и новый опекун Роланда, его приемная мать, оказалась оборотнем. Сложно сказать, по какой причине она не прошла мимо, и в последующем не избавилась от ребенка, отдав его в какой либо приют, или же оставив в более подходящем месте для таких случаев, к примеру, на ступенях храма возведенных в честь какого-нибудь из богов. По всем социальным канонам Марчелла была странной и невероятно одинокой. Малое количество друзей и знакомых, которые её знали, называли её за спиной просто - «Волчицей», куда реже обращаясь по имени. Связано это было не так с особенностями её вида, как с характером и повадками. По роду своей деятельности, женщина была охотницей. Слегка грубовата, прямолинейна, и с этим, всеми не любимым взглядом уверенного в себе существа. Марчелла любила лес и дикую природу, а лес, как казалось ей, любил её. Она регулярно охотилась, а свою добычу, вернеё уже мясо и шкуры, продавала на торговой площади. Изредка делала на продажу одежды из теплого меха различных хищников и травоядных. Денег было не много, но ей одной хватало, ровно, так же как и хватало в последующем им двоим. Еще с первых, уже более сознательных дней своей жизни, которые навеки остались в памяти, Роланд всегда радовался тем редким мгновениям, когда Волчица возвращалась с охоты, ела сама и кормила его, а потом они засыпали в одной постели, по крайней мере, пока он был еще достаточно маленьким для этого. Всегда, когда она находилась рядом, он полной грудью вдыхал этот невероятный аромат леса, частику которого оборотень дарила ему. Запах листьев, сосновой смолы, дыма. Мальчик был слишком мал, чтоб задавать вопросы касательно родителей, семьи и прочих сложных жизненных ситуаций.  В те годы, мир ему казался прекрасным, волшебным, хранившим в себе огромную кучу тайн.

Мальчик всегда любил  прикасаться к охотничьему луку, колчану, стрелам и ножам Марчеллы. Но однажды, привычное для него дело, обернулось тем, что его взору открылись странные видения. Он видел лес, видел высокие деревья, за ними прячущихся неведомых ему зверей в густых ветвях, видел сильные руки женщины, что стала ему матерью, которые натягивают тетиву. Это случилось с ним единожды, и вплоть до двадцати четырех лет более не случалось.

Марчелла учила его, как могла, с ранних лет много рассказывала о флоре и фауне, о мире в целом, о различных существах, которые его населяли. Рассказывала о том, что приоритетно во время охоты, учила чувствовать лес, слышать его, вдыхать, видеть то, что скрыто от простых глаз. Тем не менее, когда ему исполнилось десять лет, приняла решение отдать его в коррерат. Она знала, что если мальчик не получит, пускай не  лучшего, но хотя бы какого либо образования, дорога в лучшую жизнь для него будет закрытой. И Роланд повиновался этому решению, он был спокойным, но невероятно любознательным ребенком. Все равно, в то время когда он будет находиться на учебе, Волчица будет охотиться, для того чтоб и дальше продолжать обеспечивать им двоим жизнь. Конечно, вливание в новую социальную среду для него было не то чтобы проблематичным, скорее чем-то новым. Его приемная мать была немного «дикой», а пару раз даже Роланду доводилось видёть её в нечеловеческом облике, после чего, он еще больше в этом убедился. Она была достаточно высокой, постоянно носила черную короткую рубаху, под кожаный жилет, с креплениями для охотничьих ножей. Платья она напрочь отрицала – штаны для верховой езды и сапоги из тонкой кожи были её неизменным выбором в одежде. Невероятно длинные волосы, стянуты в один высокий хвост, который кончиком своим ниспадал до самой поясницы.
Еще был один момент, в детали которого мальчик не вдавался, да и не считал это чем-то требующим особого внимания.  Тем не менее, бывали случаи, когда к Марчелле приходила её подруга, которая, так же как и его приемная мать занималась торговлей и владела целой лавкой различных ткацких принадлежностей. Её звали Линдвин, от неё всегда пахло чем-то сладким, а смех этой женщины был воистину режущим слух каждого живого существа, но в то же время настолько заразительным, что сложно было не устоять и не изобразить на своем лице хотя бы самую слабовыраженную улыбку.  Роланд не редко краснел, выслушивая какого чудесного и милого «волчонка» завела себе её подруга, ровно так же часто её тонкие пальцы касались его щек. Дни, когда приходила Линдвин, всегда проходили почти одинаково, но никогда не было скучно. А в завершение, уже ближе к ночи, Роланд ложился спать один, а Марчелла и пахнущая сладостями женщина, отправлялись спать в соседнюю комнату. Мальчик ни разу не видел, чтоб его мать находилась в компании мужчин какое-то длительное время, а как-то раз, и вовсе услышал от неё,  кучу каких-то ругательств в их адрес, после которых, он долго рассказывала о том, что только он один не такой. А как то однажды, когда Марчелла вернулась с охоты, а сквозь её одежду сочилась кровь, Линдвин переехала и жила с ними аж целый месяц, пока Волчица снова не вернулась к обычному ритму жизни.

Как и в любой истории связанной с жизнью, время не стояло на месте. Годы обучения в коррерате пролетели. Знаний поприбавилось, да и знакомых стало не много не мало, тем не менее, самым близким существом, для него все так же оставалась Марчелла, и, конечно же, её неизменная спутница Линдвин. Не смотря на то, что воспитывался Роланд сугубо в женской компании, на формировании его характера и привычек это ни как не сказывалось, напротив, Волчица была еще похлеще некоторых суровых и твердолобых мужчин. Именно в этом возрасте, юноше уже был отчасти ясен вопрос, касавшийся его происхождения. Он звал Волчицу матерью, но прекрасно осознавал, что в его жилах течет иная кровь. Но все это было не важно, он был счастлив и безгранично благодарен ей за все, и никогда и ни за что не променял бы редкие ласки немного грубоватых рук охотницы на что-то другое. А еще больше он радовался, когда она по примеру своей подруги, звала его своим «волчонком», и все не мог дождаться, когда однажды назовет «волком».

Повзрослев, парень чаще отправлялся на охоту с матерью, а навыки его в этом деле росли и крепли. Правда, было одно событие, которое чуть не обернулось неудачей. Будучи все же еще не достаточно опытным, и в силу неосторожности, вместо того, чтобы загнать дичь, Роланд сам себя загнал в тупик, к краю небольшого обрыва, за которым находилась мелкая и быстрая река. Его оппонентом был медведь. Судя по размерам, не самый крупный представитель своего вида, но его намерения были достаточно ясны. Мать всегда его предупреждала, о сильном голоде, который испытывают хищники после зимней спячки. Хотя медведь и уступал в скорости и резкости движений многим хищникам, свирепости у него было хоть отбавляй. Роланд  крепко стоял на ногах, слегка согнув колени, он понимал, что прыжок в реку почти с максимальной вероятностью приведет его к смерти, как и знакомство с огромными лапами зверя. Юноша приготовился, и когда медведь уже замахнулся дабы разорвать свою жертву, ему показалось, что он увидел какое-то свечение вокруг своего оппонента. Словно аура, окружавшая самого медведя, в частности его лапу, двинулась вперед к нему на секунду раньше, нежели физическое тело, и парень, абсолютно рефлекторно и без колебаний уклонился. А потом, сделал это еще несколько раз, тем самым уйдя еще от двух атак зверя. К счастью, как это часто бывает в таких ситуациях, из леса выскочила Марчелла, запуская на ходу стрелу с черным оперением прямиком в затылок обитателю леса. Это был первый случай, когда дала о себе знать, его вторая, уникальная способность, хотя после этого, она не давала о себе знать вплоть до самого совершеннолетия.
После коррерата, который Роланд закончил в 15, и года перерыва, он отправился по наставлению своей матери в Академию Боевых Искусств. Достигнув своего совершеннолетия в 24 года, начал параллельно посещать Магическую Академию Ацилотса, с целью развить и научиться контролировать свои уникальные способности. Такой резкий переход от достаточно размеренной жизни, к бесконечным часам зубрежки, тренировок и практики, был достаточно болезненным, трудным. Роланд чувствовал невероятную тоску по компании Марчеллы и Линдвин. Так же как и мать, он полюбил лес, и тоже испытывал грусть, когда стал редко отправляться в него на охоту. Но Волчица говорила ему, что он должен быть сильным, бороться за свое место в жизни, учиться и развиваться, чтобы однажды она смогла смело назвать его уже не «волчонком», а «волком».

В АБИ Роланду, как и всем новичкам, был предложен выбор, он был бы другим человеком, если бы изменил вкусам своей матери, поэтому все последующие годы, обучался владению метательным и колющим оружием. Из первого, он однозначно любил луки, хотя и арбалеты считал достаточно удобным средством, а вот из второго, он отдал предпочтение кинжалам и рапире. С уникальными способностями было чуточку сложнее, если в боевых искусствах требовалась сугубо физическое насилие над своим телом, то здесь, необходима была еще и внутренняя концентрация. Хотя и речь идет о целых трёх десятках лет, на протяжении которых он все свои силы и большую часть времени отдавал развитию, они пролетели достаточно быстро. Марчелла и Линдвин, которые стали жить под одной крышей, после того как Роланд съехал, постоянно поддерживали его, морально, финансово и всеми прочими средствами и способами. Они все так же не менялись, практически. Это и не удивительно, жизнь оборотней и лоддроу измеряется многими столетиями. Чего не мог сказать о себе сам Роланд. Он так и не выяснил своего происхождения, по крайней мере, путем некоторых усилий и проделанной выяснительной работы, они почти наверняка знали, что один из существ что принимал участие в его зачатии, был эльф, и длинные острые уши были тому явным свидетельством, не говоря уже об остальных отличительных чертах и особенностях организма.  Роланд был старательным и прилежным учеником, кожа его рук становилась толще, грубее, а хватка крепче и увереннее. Теперь, пожимая руку полукровке, можно было почти уверенно заявлять о его роде деятельности. Тем не менее, ему удавалось находить один-второй свободный день каждый месяц, дабы отдохнуть от бесконечных нагрузок, и отправиться вместе с Марчеллой в лес, на охоту, оставив все свои тревожные и тяжелые мысли где-то там, среди каменных стен АБИ.

В конечном итоге, получив звание мастера по обоим направлениями, а так же подняв планку своих уникальных способностей до приличного уровня, он решил, что пора двигаться дальше. Спустя некоторое время он еще вернется в стены АБИ, но лишь с целью пройти испытание для получения уровня гранд-мастера. Тем не менее, перспектив было не много и не мало. Он вроде бы и не зря столько лет посвятил боевым искусствам и прочим вещам, но что же все-таки дальше, куда идти и как реализовывать все это? Роланд мог бы конечно просто охотиться с Волчицей и торговать с ней на рынке, и скорее всего их улов отныне был бы невероятно хорош, но это все выглядело бы крайне абсурдно и нелепо. Все равно, что готовиться стать рыцарем, а потом отправиться в порт, дабы работать грузчиком. Некоторые гильдии зазывали с широко распахнутыми дверьми, обещали неплохие перспективы, и подкрепляли каждое словно идеей и моралью. Волчица всегда рассказывала, что все это политика, самая азартная и самая опасная игра, в которой принимаем участие все мы, просто с разной долей важности. Да и Роланда это все как-то не сильно привлекало, в отличие от той же стражи. Сама организация казалась достаточно простой, более-менее примитивной, без высокопарных речей, лозунгов и зазывал. Их работа была простой и понятной, а полукровка как никогда любил простые вещи. В итоге он и поступил туда на службу и медленно начал двигаться по карьерной лестнице. С его способностями ему просто сама судьба велела достичь успехов на этом пути, но всему как говорят, свое время. Роланд попал в территориальный отдел, и долгие годы верой и правдой проработал в нем. Прежде чем стать достаточно хорошим и ценным кадром в рядах стражи, прошлось пройти через огонь и лёд. Всего хватало в его биографии, и бессонных ночей проведенных на улицах Ацилотса в качестве члена патрульного отряда, и участия в различных операциях, нацеленных на очищение улиц от всякого рода преступности. За прошедших пять лет ему достаточно часто приходилось пускать в ход свой меч, как и быть свидетелем жутких, уже состоявшихся актов насилия. Именно в этот период он начала задавать себе вопросы относительно своей способности – «Дар это, или проклятье?». Сколько в его руках побывало различных орудий убийства, или же просто предметов, как либо связанных с жертвой или преступником. Чем глубже он нырял в детали, чем ярче и свежее были воспоминания, тем хуже он спал по ночам. А советы наставников из магической академии, куда он захаживал, дабы поздороваться и обратиться за мудрым словом, мало чем помогали, хотя он верил, что это все вопрос времени и что нужно научиться принимать это как данность.  Роланд очень много времени тратил на чтение различных книг по анатомии, психологии, и прочей тематической литературы, которая позволяла ему лучше понимать как жертву, так и убийцу, находить причинно-следственные связи. Благодаря годам, подарившим ему немало опыта, а так же приложенным усилиям для получения новых знаний, что он черпал из книг и тесного общения со специалистами в интересующих его областях, ему предложили место в отделе детективов.  Очень долго раздумывая, он все же решился, и в итоге проработал там следующих пятнадцать лет.

За прилежное выполнение своих обязанностей, а так же за приличный список раскрытых дел, он получил звание старшего инспектора-детектива. Событию этому радовались все, и по такому поводу, он в компании своих некоторых друзей по службе, а также Марчеллы и Линдвин, рядом с которыми Роланд казался их ровесником спустя столько лет, закатил не плохую пирушку. В завершении праздника, когда все разошлись по домам, случился очень задушевный и весьма продолжительный разговор с его приемной матерью. Это был, пожалуй,  один из самых приятных и памятных моментов в его жизни, он, наконец-то услышал долгожданные слова. Марчелла очень гордилась его достижениям, а так же гордилась теми идеалами и целями, которым посвятил себя её сын. Пускай он был приемным, но связь между ними была крепче всякой крови. Отныне она звала его «Волком». С течением времени, их отношения скорее перешли из разряда матери и сына, в разряд отношений младшего брата и старшей сестры. Волчица временами все так же заботилась о нём, когда Роланд болел, или сутками пропадал на службе, забывая о том, что нужно есть и спать. Связи с противоположным полом, конечно, случались в его жизни, но уж ни как их нельзя было назвать чем-то значительным. Да и по каким-то странным причинам, его абсолютно не посещали мысли о создании собственной семьи. Его все устраивало.
Повышение Роланда на службе тоже не прошло бесследно, и в качестве рокового подарка, который в итоге не плохо изменил его жизнь, ему наконец выдали очередное дело, которое велось уже достаточно много лет под ореолом некой секретности.  Согласно  информации, которую он получил, дело было совсем худо. За вереницей жестоких и загадочных убийств, похищений, и еще некоторых событий, стоял не один человек, и даже не двое, а как подозревалось, целая группа людей, скорее всего секта или культ. Религиозный почерк тут явно прослеживался. Не важно, во имя какого из тёмных богов вершился весь этот ужас, но это продолжалось уже слишком много лет. Роланд решительно взялся за работу и сам себе пообещал что доведет начатое до конца. Мало того, как и следует установленным правилам, дело такого характера и содержания было тут же передано в руки инквизиторам. Инквизиция в свою очередь, не лишила прав вести это расследование представителей стражи, а сочла верным решением сделать эту работу совместной. То ли кадров свободных у них было мало в тот месяц, то ли скорость, с которой росло число убитых их очень сильно настораживала, и не было времени на то, что самостоятельно вникать в суть всех деталей. С тех пор у Роланда образовался особый график, который сменился по большей части на сугубо ночные смены, либо смены без часов и дней, все сливалось в один единственный бесконечный поток времени. Несмотря на тот ужас, который уже был за его спиной, все те картины и сцены, которые он видел во время различных следствий, были почти ни что, по сравнению с этим. Он чувствовал, как теряет сам себя. Но отступать нельзя было. Сознание с трудом выдерживало, организм буквально чахнул. В конечном итоге, спустя целых полтора года тупиков и неудачных развязок, они, наконец-таки напали на что-то существенное и следы привели их к дверям заброшенной лесопилки, которая находилась в окрестностях Ацилотса. И кто бы мог подумать, что открыв хорошо замаскированный люк, они попадут в целую сеть тоннелей и комнат, находившихся под землей. Отдел детективов и представители инквизиции, которые курировали дело, осознавали всю серьезность и опасность этой вылазки, поэтому вместе с ними отправилось подкрепление в виде дополнительных групп состоящих из хороших воинов и магов. Тем не менее, как оказалось, гостей ждали, и в этом мрачном, пропахшем трупными миазмами и ароматом сырой земли подвале завязалось кровопролитное противостояние. То, что обнаруживала стража, продвигаясь все дальше, при этом неся потери, было воистину ужасающим. Ящики с полуразложившимися конечностями, дети, с пустыми взглядами, запертые в клетках, голые и голодные. Различные хирургические инструменты. Было ясно, что помимо жертвоприношений здесь так же проводились различные эксперименты по созданию гомункулов и еще чего-то или кого-то, о чем даже сложно было вообразить. Наконец они добрались до самой крупной из всех комнат, которую в последующем обозвали «галерея», но хранились там отнюдь  не картины и статуи, об  этом, пожалуй, никто из свидетелей  тех событий, не захочет вспоминать.  Опасения подтвердились, за всем этим делом стояла группа опытных и достаточно фанатичных в религиозном плане магов, которые окружили себя послушным, легко поддающимися манипуляциям представителями различных рас и профессий, без мастеров меча и топора там так же не обошлась. В этой же «галерее» и состоялась последняя битва, ведь просто так сдаваться никто не собирался. В ходе сражения, Роланду удалось пробиться с одним из волшебников к алтарю, за которым закрепил и удерживал свою позицию предводитель сектантов, судя по всему невероятно могущественный темный маг. И вот, именно сейчас была самая подходящая ситуация чтобы снести голову главному виновнику всего это ужаса. Полукровка ринулся вперед, пробивая путь себе и волшебнику что был рядом с ним, но появившихся два новых противника стали крайне неприятной неожиданностью. Благодаря чтению импульсов, он хорошо держался все это время и все еще был жив, при этом почти не получив существенных ранений. И все же силы были не бесконечны. Шаг вперед, очередная атака, а следом еще одна, рапира полукровки бесшумно упала на пол, ведь из-за гула во время сражения, даже голоса становились беззвучными. В следующую секунду, его живот пронзила острая, резкая боль, взгляд метнулся к очагу. Поверх его кожаных доспехов торчала рукоятка кинжала, на окончании которой красовался алый рубин. Этого было не достаточно для того чтобы прикончить его сию секунду, хотя и боль была неимоверной. Хозяином клинка был тот самый темный маг, он находился в максимальной близости к Роланду и был сосредоточен на том, чтоб сдерживать встречное заклинание, которое было направлено в его сторону. Полукровка понимал, что лучшего случая не будет, и, пожалуй, это последнее, что он может сделать сейчас. Его рука метнулась к рукояти кинжала. Крепко ухватившись, он попытался вытащить клинок из своего живота и так же моментально нанести удар магу. Но когда кисть начала двигаться вверх, в глазах внезапно помутнело. Поначалу он подумал, что он просто утратил контроль над собой и позволил дару проявиться по своей собственной воле, именно в самый неподходящий момент. Но это было вовсе не считыванием памяти предмета. Возможно, чувство неминуемой смерти? Мир теряет свое основание, все переворачивается вверх тормашками, а потом обратно. Мрак и приятная слуху тишина поглощают всех и все.

Пустое забвение длилось не долго, когда он снова открыл глаза, перед ним был всего лишь потолок, на который падало тусклое свечение огней из ламповых свечей. Мужчина почувствовал дискомфорт, ему хотелось снова увидеть мир свысока, так, чтобы ничто не ограничивало его взгляд, до самого горизонта. Но мысли постепенно вернулись к реальности.  Повернув голову в сторону, он увидел рядом спящего брата по оружию, который так же состоял в отделе детективов, как и Роланд, а с другой стороны, усталыми, сонными глазами, на него смотрела Марчелла.  В последующие дни, все еще находясь в помещение для больных и раненых,  мужчина задавал много вопросов. Как оказалось, без сознания он был целых четыре дня, и очень странно, что ни одно целебное заклинание не могло вырвать его из этого состояния, словно дело было в чем-то другом. Ровно так же как и узнал, что им таки удалось взять верх в том ужасном подземелье, но к несчастью, никто из причастных злоумышленников не хотел идти на компромисс и все они отдали предпочтение смерти, нежели жизни. Касательно его собственных дел, он узнал, что все не так уж плохо, но и есть еще некоторые опасения касательного его физического состояния. Как оказалось в ходе разбирательств, клинок, который вонзил в него темный маг, был отравлен, мало того, на само оружие было наложение какое-то заклинание, суть которого была одна – причинить вред. Роланд был временно отстранен от службы. Но к большому счастью, после длительных поисков специалиста, боли и дискомфорту наступил конец, рука целителя буквально избавила его от всякого рода последствий, оставив на память лишь шрам. Теперь он спал как нормальный человек.

Прошло полгода, прежде чем он снова смог вернуться к службе. А после еще пара месяцев, прежде чем он снова втянулся в русло и стал так же как и когда, держать марку опытного и одаренного детектива. Роланд частенько вспоминал события того рокового дня, это был триумф, и в то же время некая точка невозврата к тихой, размеренной жизни. Можно сказать, именно свою жизнь он поставил на кон, в борьбе с преступностью. Иногда он вспоминал детали, о которых ни с кем не говорил никогда. Лебрим хотел осуществить давно поставленную перед собой цель, и обещал это Марчелле, а обещанное ей, он всегда исполняет. Восстановившись после травмы, он много тренировался, как с партнерами по службе, так и в стенах АБИ. В этом году он хотел подтвердить свой уровень гранд-мастера по колющему типу оружия, и готовился к испытанию, вопреки всем трудностям, которые отныне всегда следовали рядом с ним, ровно так же, как и не забывая про свои обязанности на работе.

10. Отличительные черты:
Грубый, плотный шрам на животе, который можно обнаружить, увидев мужчину без верхней одежды.

11. Мировоззрение:
Истинно-нейтральный.

12. Сопровождение:
-

13. Пробный пост:
-


Анкета игрока
http://s1.uploads.ru/f7Acp.png

1. Имя:
По нику.

2. Связь:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


3. Опыт игры фрпг:
10 лет.

4. Сторонние факторы:
Посещать форум могу часто, а посты пишу с разной скоростью и частотой. Работаю и еще некоторыми делами занимаюсь, но в случае чего, буду уведомлять о своем отсутствии.

5. Источник:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

6. Разрешение использовать персонажа в случае ухода с ролевой:
Нет.

Отредактировано Роланд Лебрим (2017-10-13 18:54:47)

0

2

Роланд Лебрим, ну здравствуй, старый друже. Начну с того, что возвращению твоему однозначно рад молодец Шанталь. Что касаемо анкеты, то по ней есть несколько довольно существенных замечаний. Начнем с проблем самой концепции персонажа.
Почти вся первая часть биографии отдана тому, что Роланд учился охоте, выживанию в дикой местности, вырабатывал навыки владения оружием и тренировал свое тело. Ты сам рассуждаешь, что глупо идти в грузчики, если всю жизнь готовился стать рыцарем, но именно это твой персонаж и сделал. Детективы не занимаются оперативной работой, это люди труда в большей степени интеллектуального, чем физического, в их рядах ценится образованность, начитанность и опыт, а не умение махать оружием. Да, уникалка твоего героя бесспорно хороша, она открыла бы двери в этот отдел, но одной ее мало. Более того, сама жизнь твоего персонажа до момента вступления в стражу тому противоречит. Как же он будет распутывать сложные дела, если является простым парнишкой из леса, обученным выслеживать дичь и заниматься ремесленным трудом - обрабатывать шкуры и мясо, а также изготавливать себе инструменты для охоты? Одной базовой храмовой школы для это слишком мало, ибо она не дает образования, она дает обыкновенную грамотность, чтобы не слыть совсем уж темной деревенщиной. Я допускаю, что твой персонаж мог бы дойти до детективной работы позже, послужив в других отделах, набравшись опыта и знаний, поднаторев в психологии преступников и собрав багаж знаний о криминале столицы, но однозначно не сразу после академий, как прописано у тебя. Для этого банально нет предпосылок. Даже персонаж против, ибо он хочет защищать людей и вершить справедливость, а ты его засылаешь на кабинетную по большей части работу.
По деятельности детектива. Как я уже сказал, они не оперативные сотрудники стражи, в облавах они не участвуют, так что весьма сомнительно, что твой персонаж участвовал бы в зачистке лесопилки. Сюда же и оружие - детективам оно не нужно для работы, равно как и доспехи. Соответственно, таскать на работу свой арсенал персонажу как минимум странно.

Теперь по прочему, что не относится к концепции.

Роланд Лебрим написал(а):

Старший-инспектор-детектив, отдел детективов, Ацилотс.

Старший инспектор, без дефисов и упоминания детективного отдела дважды.

Роланд Лебрим написал(а):

Да и способность его, о которой он уже знал де факто, давала ему хорошее преимущество, особенно когда было достаточно улик, для того чтобы выследить зверя.

Я хотел было упомянуть это еще раньше, когда ты только ввел способность в биографию, но ты указал, что возникала она непроизвольно. Здесь же ты оспариваешь собственные слова, ибо становится понятно, что способность появляется часто и в те, моменты, когда тебе это требуется. Увы, но нет. Магия поддается контролю не раньше совершеннолетия, которое в случае эльфов-полукровок наступает в 24 года. Удобными вспышки не будут, равно как и частыми. В большинстве случаев способности вообще не проявляют себя до полного становления.

Роланд Лебрим написал(а):

Душа хищной птицы,

Самый спорный момент во всей анкете. Поначалу ты пишешь, что это проклятие, к концу же биографии выясняется, что это влияние проклятого артефакта. Да, такая вещь может наслать самые неприятные эффекты, может обречь жертву на страдания, даже у нас в лавке имеется такой кинжал с похожими свойствами. Но ни одно проклятое оружие не переселит душу в другое тело, особенно если жертва просто посмотрела на птицу, что находилась в той же комнате. К тому же я могу с полной уверенностью сказать, что на такие метафоричные страдания обречь не может вообще ни один артефакт, для этого требуется разум и некая особая злоба, коих у них нет. Так что, боюсь, фишку с курганником мне придется забраковать полностью, в этом виде она не проходит.

Роланд Лебрим написал(а):

За вереницей жестоких и загадочных убийств, похищений, и еще некоторых событий, стоял не один человек, и даже не двое, а как подозревалось, целая группа людей, скорее всего секта или культ. Религиозный почерк тут явно прослеживался. Не важно, во имя какого из тёмных богов вершился весь этот ужас, но это продолжалось уже слишком много лет.

Здесь возникает вопрос - а с какой радости стража столько лет возилась с делом, которое по всем правилам попадает под юрисдикцию Инквизиции?

И да, к слову, у тебя потерялась шапка анкеты из шаблона. Верни ее, пожалуйста, а то глаз режет.

0

3

Лео Альден,
Спасибо за хорошую проверку, ибо много была муторного чтива.)
По замечания все понятно, возражений нет. Мне нужно будет какое-то время, чтобы пересобрать её в более логичном виде.

0

4

Хочу немного по замечаниям разобрать.

Лео Альден написал(а):

Почти вся первая часть биографии отдана тому, что Роланд учился охоте, выживанию в дикой местности, вырабатывал навыки владения оружием и тренировал свое тело. Ты сам рассуждаешь, что глупо идти в грузчики, если всю жизнь готовился стать рыцарем, но именно это твой персонаж и сделал. Детективы не занимаются оперативной работой, это люди труда в большей степени интеллектуального, чем физического, в их рядах ценится образованность, начитанность и опыт, а не умение махать оружием. Да, уникалка твоего героя бесспорно хороша, она открыла бы двери в этот отдел, но одной ее мало. Более того, сама жизнь твоего персонажа до момента вступления в стражу тому противоречит. Как же он будет распутывать сложные дела, если является простым парнишкой из леса, обученным выслеживать дичь и заниматься ремесленным трудом - обрабатывать шкуры и мясо, а также изготавливать себе инструменты для охоты? Одной базовой храмовой школы для это слишком мало, ибо она не дает образования, она дает обыкновенную грамотность, чтобы не слыть совсем уж темной деревенщиной. Я допускаю, что твой персонаж мог бы дойти до детективной работы позже, послужив в других отделах, набравшись опыта и знаний, поднаторев в психологии преступников и собрав багаж знаний о криминале столицы, но однозначно не сразу после академий, как прописано у тебя. Для этого банально нет предпосылок. Даже персонаж против, ибо он хочет защищать людей и вершить справедливость, а ты его засылаешь на кабинетную по большей части работу.
По деятельности детектива. Как я уже сказал, они не оперативные сотрудники стражи, в облавах они не участвуют, так что весьма сомнительно, что твой персонаж участвовал бы в зачистке лесопилки. Сюда же и оружие - детективам оно не нужно для работы, равно как и доспехи. Соответственно, таскать на работу свой арсенал персонажу как минимум странно.

Касательно навыков охоты, выживания, тренировки тела и тд. Это конечно факт, что он обучался подобным вещам и в подобном направлении, тут уж ничего не смогу поделать. Но к примеру, той же охоте и всему связанному с ней он учился лишь потому, что его приемная мать была охотницей, и просто передавал ему знания и навыки которыми владела сама. Это конечно не меняет ситуацию, скорее пишу об этом, на всякий случай, возможно причина подобного развития была не верно понята, или я плохо её описал. Но будем двигаться дальше. С этим закрыт момент.

Касательно слишком быстрого попадания в отдел детективов. В био вроде писал, что он дополнительно, самостоятельно развивался, но возможно его рост был таки слишком стремительным. Тогда спрошу, сколько мне нужно добавить лет службы в разных отделах стражи, чтоб в итоге становление детективом стало логичным и естественным в рамках Фатарии? Кстати в теме "Стража" критически мало информации, особенно вот для таких моментов. Поэтому просто не угадал временными рамками. И сражу же еще один вопрос. Какой отдел и какие "звания" ведут и принимают участие в оперативной работе? Структура стражи мне показалась разбитой на 2 условных команды - охрана (территориальный отдел+отдел охраны) и постояльцы библиотек(отдел детективов+информационный отдел), ну а маг. отдел частично в первую команду, частично во вторую. Кто из них оперативники?)

Момент с ношением доспехов и оружия будет поправлен, как только закончим со званием и карьерой. Возражений нет.

Лео Альден написал(а):

Старший инспектор, без дефисов и упоминания детективного отдела дважды.

Исправлю.

Лео Альден написал(а):

Я хотел было упомянуть это еще раньше, когда ты только ввел способность в биографию, но ты указал, что возникала она непроизвольно. Здесь же ты оспариваешь собственные слова, ибо становится понятно, что способность появляется часто и в те, моменты, когда тебе это требуется. Увы, но нет. Магия поддается контролю не раньше совершеннолетия, кноторое в случае эльфов-полукровок наступает в 24 года. Удобными вспышки не будут, равно как и частыми. В большинстве случаев способности вообще не проявляют себя до полного становления.

Заменю тогда на неудобную вспышку до 24 лет, не более. Просто в описании способности:

Способность проявляется у читающего еще в раннем детстве, и зачастую становится для ребенка еще одним, альтернативным, способом познания мира. При этом ребенок, в силу своего небольшого опыта, далеко не сразу осознает, что способность эта является уникальной и другие люди ей не обладают. Часто, считав какое-либо воспоминание с вещи, ребенок спешит поделиться впечатлениями с родителями и обсудить с ними свои ощущения. Родители же часто  списывают такие проявления на буйную детскую фантазию. 
В раннем детстве чтение памяти вещей проявляется у ребенка спонтанно. Считываются только самые свежие или только самые яркие воспоминания (часто это одно и то же). Со временем ребенок начинает контролировать способность, как сознательно запуская ее, так и не позволяя себе считывать то, что он не хочет. Последнее становится особенно актуальным, поскольку по мере развития способности, глубина проникновения в память предметов становится больше и читающий способен уже считывать более ранние и более тусклые воспоминания.

Это не касательно подконтрольного использования уникалки, но касательно её проявления, спонтанного, еще в раннем детстве.

Лео Альден написал(а):

Самый спорный момент во всей анкете. Поначалу ты пишешь, что это проклятие, к концу же биографии выясняется, что это влияние проклятого артефакта. Да, такая вещь может наслать самые неприятные эффекты, может обречь жертву на страдания, даже у нас в лавке имеется такой кинжал с похожими свойствами. Но ни одно проклятое оружие не переселит душу в другое тело, особенно если жертва просто посмотрела на птицу, что находилась в той же комнате. К тому же я могу с полной уверенностью сказать, что на такие метафоричные страдания обречь не может вообще ни один артефакт, для этого требуется разум и некая особая злоба, коих у них нет. Так что, боюсь, фишку с курганником мне придется забраковать полностью, в этом виде она не проходит.

Кинжан был создан тем самым тёмным магом, главой культа, его абсолютно злым намерением, с помощью темной магии. По сути темный маг его проклял, с помощью кинжала, когда вонзил его в плоть Роланда. На птицу он посмотрел скорее по случайности, нежели по велению кого-то/чего-то, и активировалось это проклятье не по взгляду, вовсе нет, но при контакте с его плотью и кровью. Участие птицы во всем этом деле, это было хорошо продуманное, сплетенное заклинание. Если я заменю слово "душа", на "сущность" или "сознание"? Хотя у зверей вроде нет "сознания". -_- Если альтернативы сохранения самого проклятия и его концепции нет, тогда буду вынужден убирать.

Лео Альден написал(а):

Здесь возникает вопрос - а с какой радости стража столько лет возилась с делом, которое по всем правилам попадает под юрисдикцию Инквизиции?

В теме Стража, не увидел пунктов, запрещающих ей вести такие дела, или же пунктов, где указан перечень дел, которые они могут вести и не могут. Но в таком случае, тоже спрошу, возможно, есть какое-то альтернативное объяснение такому явлению?

Лео Альден написал(а):

И да, к слову, у тебя потерялась шапка анкеты из шаблона. Верни ее, пожалуйста, а то глаз режет.

Пардон, возвращаю.

0

5

Роланд Лебрим написал(а):

В био вроде писал, что он дополнительно, самостоятельно развивался, но возможно его рост был таки слишком стремительным. Тогда спрошу, сколько мне нужно добавить лет службы в разных отделах стражи, чтоб в итоге становление детективом стало логичным и естественным в рамках Фатарии?

В био указано, что персонаж сразу пошел в детективы. Я как раз и говорю о том, что предпосылок для того не было, по-хорошему Роланду как раз в какие-нибудь патрульные/оперативники было идти, то есть в простые служивые, набивать руку и опыт, показывать себя. Потому что пока он никто и сбоку бантик, сама по себе способность не компенсирует недостатка нужных хотя бы для начинающего детектива навыков. Через какой пяток лет при должном старании можно было бы и карьеру в отделе расследований начать.

Роланд Лебрим написал(а):

И сражу же еще один вопрос. Какой отдел и какие "звания" ведут и принимают участие в оперативной работе? Структура стражи мне показалась разбитой на 2 условных команды - охрана (территориальный отдел+отдел охраны) и постояльцы библиотек(отдел детективов+информационный отдел), ну а маг. отдел частично в первую команду, частично во вторую. Кто из них оперативники?)

Территориальный и магические отделы. Практически всю роль современной полиции играет территориальный отдел, он же составляет большую часть стражи в целом. Следователи, судмедэксперты, информаторы - это люди интеллектуального труда, их меньшинство. Они в облавах и оперативной работе прямого участия не принимают.

Роланд Лебрим написал(а):

Кинжан был создан тем самым тёмным магом, главой культа, его абсолютно злым намерением, с помощью темной магии. По сути темный маг его проклял, с помощью кинжала, когда вонзил его в плоть Роланда. На птицу он посмотрел скорее по случайности, нежели по велению кого-то/чего-то, и активировалось это проклятье не по взгляду, вовсе нет, но при контакте с его плотью и кровью. Участие птицы во всем этом деле, это было хорошо продуманное, сплетенное заклинание. Если я заменю слово "душа", на "сущность" или "сознание"? Хотя у зверей вроде нет "сознания". -_- Если альтернативы сохранения самого проклятия и его концепции нет, тогда буду вынужден убирать.

Сущность или сознание проклятый кинжал также подселить не может, иначе тайна создания гомункулов стала бы абсурдной, раз маги тьмы научились делать то, что не могут ученые-алхимики. Повадками и самоощущением птицы проклясть можно, хотя и не тянет на это что-то сильно жуткое и полное страданий. Ну и второго "я" никакого не будет, ясное дело.

Роланд Лебрим написал(а):

В теме Стража, не увидел пунктов, запрещающих ей вести такие дела, или же пунктов, где указан перечень дел, которые они могут вести и не могут. Но в таком случае, тоже спрошу, возможно, есть какое-то альтернативное объяснение такому явлению?

Конкретно в столице такие дела всегда будут контролироваться Инквизицией, ибо юрисдикция стражи заканчивается именно тогда, когда начинаются функции Ордена. Особенно это касается дел, с которыми стража ковыряется уже долгое время и никак не может прийти к результату. Инквизиция может делегировать их выполнение или запросить поддержку и помощь, но ее участие обязательно. Стража просто по регламенту обязана докладываться о случаях, связанных с темными культами/революционными волнениями/запрещенными и ограниченными расами/применением запретных школ и направлений магии.

0

6

Грустно, раз альтернатив нет, но что поделать, в чужой монастырь со своим уставом не пойдешь.

Все, касательно "птицы" убрал - ни проклятия, ни странностей в характере, и так далее. Карьеру изменил. Добавил пять лет службы в территориальном отделе, а после уже 15 в отделе детективов. Дело связанное с религиозным культом подправил: ввел в него инквизицию, как куратора и участника, и само собой тоже выкинул момент с "птицей", проклятье заменил "абстрактным заклинанием" которое просто причинило вред, сильнее обычного, без углублений в суть его действия и долгих мучений в качестве последствий. Ношение доспехов убрал. Вроде ничего не упустил.

Жду дальнейших комментариев.

0

7

Роланд Лебрим, теперь хорошо, но я попрошу тебя добавить в биографию конкретные даты ключевых событий. Несколько тяжело следовать хронологии, когда нет ясных ориентиров. Особенно их не хватает в том куске, где учеба в академиях перетекает в работу в страже.

0


Вы здесь » За гранью реальности » Принятие анкет » Я завидую птицам