fataria

За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Флешбек » 4-5 СТ 1647: Сеанс первый | Вопрос доверия


4-5 СТ 1647: Сеанс первый | Вопрос доверия

Сообщений 21 страница 24 из 24

21

[icon]http://sh.uploads.ru/t/1CVML.jpg[/icon]

Он пришел быстро, даже слишком. Мэрибэль физически почувствовала, как ее горло сдавил резкий спазм. О да, она зала это чувство... Когда кровь начинала закипать, а эмоциональный диапазон зашкаливал. Только вот, подобное состояние в априори не несло в себе положительный посыл, скорее наоборот, отравлял сознание и подталкивал девушку все ближе к пропасти своего собственного Изнанки. «Темная магия? Шутите?»
Она старалась не выдать свою обеспокоенность, и сделав вид, что хочет лишь убрать кружку на стол, отступила от дракона на два шага назад. Только это не помогло отбросить нарастающее напряжение. Его взгляд постепенно менялся, даже очертания лица начали заостряться. Пусть Мэри и плохо знала этого дракона, но даже ей было понятно, что перед ней совсем другое существо. Темное, злобное.
Зверь бегло окинул ее взглядом и довольно улыбнулся, наверняка, приняв исследовательницу за очередную теплую куклу, что он с явным удовольствием сможет вскрыть. «Ииии... Сейчас...» Зверь резко дернулся в ее сторону, но ощутив «объятия» цепей, зарычал, кинув в сторону девушки яростный взгляд. Мэрибель ждала подобной реакции - животной ярости из-за сковывающих цепей, поэтому даже не дернулась, когда тот принял попытку нападения. Исследовательница вновь наблюдала, ждала от Зверя первых слов, чтобы именно он был инициатором их общения, а не наоборот. Все же большая часть их сегодняшней беседы будет зависеть именно от этого.
- Когда на мне не будет этих цепей, я вырву твой язык и глаза, заставлю сожрать все это, а потом вскрою желудок, чтобы их достать. Весело, правда? - Он хотел видеть ее ужас, вновь почувствовать власть над ситуацией и поиграться в свое удовольствие, но Мэрибель лишь тихо вздохнула и отрицательно покачала головой.
- Не спорю, это действительно забавно, - девушка чуть наклонила голову на бок, задумчиво смотря на Зверя. - Но, увы, невозможно.
Таррэ пожала плечами, поставила чашку на стол и, как бы случайно, повернулась спиной к парню, потянувшись к полке с книгами.
- Чтобы проглотить что-то больше чем лесной орех, мне потребуется язык, но ты же хочешь мне его... Вырвать, да? - она вновь перевела взгляд на парня и подмигнула. - Конечно же, можно все измельчить до маленьких кусочков. Только, когда вскроешь желудок все будет выглядеть не очень эстетично. Хотя, если ты желаешь лицезреть переваренную кашу, тто не могу тебя упрекнуть.
Мэрибель дотянулась до верхней полки и достала небольшой блокнот со старыми записями, демонстративно, не обращая внимания на Зверя, она прошла буквально в одной шаге от него, чтобы взять с табуретки плед и накинула ткань себе на плечи.
Второй вопрос дракона был ей отлично знаком, ведь именно его девушка задала в свою первую встречу с Круэллой. Хмыкнув, Мэри легким движением заправила прядь волос за ухо и открыла свои записи.
- Все же я догадывалась о том, что они контактируют, - исследовательница никак не отреагировала на эту новость. Личные дела вампирши и этого дракона ее не касались, ну, лишь косвенно, поэтому и открыто психовать смысла особого не было: «Как всегда, самодурство в истинном ключе. Сама свои проблемы решаю и сама все разгребу... Мне ее записи нужны, чтобы детали подметить, а она носиться по миру, как ужаленный кварк!»
- ... - Мэри задумчиво перевела взгляд на дракона и хотела было что-то сказать, но оборвала себя на пол пути нахмурив брови. - Хорошо, давай начнем с малого. Как меня зовут - так конечно же в курсе, но что касается твоего имени? Зверем тебя называет именно Кантэ, но у меня нет к тебе эмоциональной привязки. Так как именно я смогу к тебе обращаться?
После ответа дракона, исследовательница коротко кивнула с легкой улыбкой на лице, после же сделала пас рукой, образуя в воздухе иллюзию синего яблока.
- Глупый вопрос, не правда ли? Но сам как думаешь, что именно я хотела узнать о ней?

Отредактировано Мэрибель (2018-09-29 00:00:15)

+2

22

Кантэ чувствовал чужую злобу. Несмотря на то, что Зверь делит с ним тело сотню с лишним лет, он оставался для него чужеродным организмом, которого в его теле быть не должно. Дракон принял его как данность, которую нельзя вычленить, но ни одной секунды не мирился с состоянием. За годы на службе темных Кантэ привык пачкать свои руки в крови его трудом. Ему было плевать на жизни ничего для него не значащих людей, но и удовольствия от их убийств ящер не получал. Такое равнодушие горчило поначалу до рвотных позывов, а после ослабло, превратившись в сломанный механизм, дышащий на ладан и едва скрипящий шестернями. В конце концов, это был его выбор - изничтожить все внутри, чтобы остаться ради жизни, которая существовала только в несбыточном грядущем. Так ему казалось сейчас и продолжит казаться, пока он не сможет убедиться в обратном. Это был крепкий якорь, защищающий от срыва штормом в никуда.
Кантэ чувствовал, как чужая злоба растет. Зверю не нравится его безвольное положение, его раздражают давящие цепи, и все, о чем он думает - как сорвать их со стены и дотянуться до Мэрибель. У Зверя нет магии и он прекрасно об этом знает. Если бы ему удалось вырваться и девушка ничего не успела бы предпринять за те доли секунды, которые понадобились бы ему, чтобы достать ее, он бы не стал играть. Он бы сию же минуту разодрал ей глотку. Ему хочется увидеть, как она страдает, услышать истошный вопль от невыносимой боли, но он знает, на что она способна. Он не может дать ей хотя бы малейший шанс защититься.

Как и всегда, Кантэ ощущал его желания сполна, с призрачным привкусом металла, соли и легкой кислинки. Его тело напрягалось, заставляя поскрипывать ввинченные в стену скобы, по кровотоку ходила липкая жажда, которая лишь обостряла дискомфорт и мерзкий магический голод. Во всей этой дряни был единственный плюс – впервые дракон наблюдал, как со Зверем говорят, а не как он потрошит очередную требуху. Когда это уже происходило и процесс шел, слабая надежда на что-нибудь другое и отличное от текущего украдкой пробивалась сквозь давно обрисованные перспективы. Кантэ четко осознавал, что буйным цветом расцвести позволить ей нельзя. Даже будучи обездвиженным, Зверь может все оборвать на корню. Сеанс зависел от него, его ответов, реакции и хоть каких-то подвижек в сторону контакта с врачом. Их дракон не мог предсказать даже приблизительно, но рассчитывать на послушание и что все будет легко и просто, было бы верхом наивности и глупости. И в этом все сейчас убедятся.
- И правда, так невозможно… - произнес он, растягивая слова, и воодушевленно парировал, - Но я ведь тебе помогу! Я многим так помог… Кормил глазами, пальцами, еще стеклышками. И тебе помогу, не волнуйся. Протолкну глубоко в глотку, - слова участия и заботы вновь превратились в злобный рык под натужное дребезжание цепей и опасливый скрип крепежей, когда девушка прошла мимо.
- Хорошо, давай начнем с малого. Как меня зовут - ты, конечно же, в курсе, но что касается твоего имени? Зверем тебя называет именно Кантэ, но у меня нет к тебе эмоциональной привязки. Так как именно я смогу к тебе обращаться?

Он засмеялся.
- Обращаться… - Зверь склонил голову на другой бок, продолжая изучать ее, - Зачем? Тебе это не пригодится, - на мгновение он задумался, - Мое имя никому нельзя знать, - хохотнул, - Но я могу сделать исключение. Подойти ко мне ближе. Шепну на ушко, - и мужчина снова развеселился, практически не прерывая попыток выдернуть злосчастные звенья из стены.
Исследовательница лишь кивнула и легко улыбнулась, уводя беседу к следующему шагу. Кантэ предположил, что она взяла паузу на раздумья, ибо свежо его предупреждение о том, что именно так, как Зверь предложил, делать не стоит. Все, что его касается - слепая зона. Неизвестно, что он сделает, если Мэри приблизится, но ничего хорошего - наверняка. Как и неизвестно, получит ли девушка нужную информацию. Ответственность в этом случае лежала только на Мэрибель, и лишь она могла решать для себя, стоит ли оно возможного риска, как для нее, так и для ящера. Только Кантэ решать здесь ничего не мог. Такое положение раздражало уже его.
- Глупый вопрос, не правда ли? Но сам как думаешь, что именно я хотела узнать о ней? - Мэри отчаянно пыталась выйти на контакт.
- Узнать, узнать, узнать… Зачем? - на лице мелькнул злобный оскал, - Ничего не надо знать. Важна реакция. Страх, ужас, паника, отчаяние, боль, агония, безволие, смерть, - чеканя каждое слово, он усиленно продолжал тянуть и дергать цепи, игнорируя собственную, их общую боль в руках от натирки, которая с каждой попыткой ощущалась отчетливее и противнее.
- Видишь, я тоже умею спрашивать, - он шумно вдохнул воздух и с отвращением взглянул на цепь, - И пока ты не ответишь на мои вопросы, я не отвечу на твои. Что я спросил первым? - Зверь не поворачивался к ней, сверлил взглядом цепи и скобы, и лихорадочно соображал, где у конструкции может быть слабое место. Ведь он тоже знал, как она устроена.

Отредактировано Кантэ (2018-09-29 03:25:09)

+2

23

[icon]http://sh.uploads.ru/t/1CVML.jpg[/icon]
Он не пошел на контакт, глупо было вообще чего-то ждать, но все же... Мэрибель усмехнулась, с тихим хлопком закрыв блокнот. Напускное спокойствие и рассудительность в этом случае не помощник, а это значит - ей придется искать другую тропинку. Но насколько она сама голова к этому "пути"?
От дракона продолжала исходить темная аура, она заполняла все и без того маленькое пространство и продолжала дразнить нервы исследовательницы. «Жутко... Словно это Нечно стремиться сожрать меня изнутри... Не хочу ему поддаваться!»
- Значит, по-хорошему Ты не хочешь, - Мэрибель отвернулась от дракона, собираясь духом. Как-то ее учитель говорил, что с буйными пациентами, в определенных ситуациях, необходимо говорить на их же языке. Чем же тогда можно пронять это Существо? «Дракон упоминал, что основная цель Зверя - убийство... Значит, и мне необходимо окунуться в Это? Безумие чистой воды и контролировать себя будет сложно... Страшно...»
Сердце начало учащенно биться, быстрее разгоняя кровь по венам. Кончики пальцев покалывало от напряжения, а вески болезненно сдавило. «Покори свои эмоции и магия станет тебе союзником. Прими воду и воздух, как проводников своих и трудности жизни не смогут сломить тебя. Усмири свою злость и гордыню, и твое сердце не станет подвластно тьме... Простите, учитель, я никогда не отличалась послушанием»
Мэри не была безумна в полном смысле слова, ведь девушка могла контролировать свои мысли и действия, но сама червоточина была в ней с самого рождения. Маленькая злобная дрянь, что подпитывалась ее обидами, страхами, амбициями и магией. Ее нельзя вылечить, вырвать или вообще как-то избавиться. В будущем именно Она станет ее клеткой, тем, что медленно убьет в ней эмоции, после возьмется за ее рассудок и ввергнет в Изнанку своего же сознания... Мэри знала все это... Знала и с ужасом искала источник исцеления, в то время как Она со смехом наблюдала за бесполезными потугами девушки, лишь ожидая своего часа. Безумие никого не отпускает, и всех ждет один финал - смерть.
Мэрибель обхватила себя руками и ее плечи затряслись в беззвучном смехе. Она давно не испытывала этого чувства - безумного веселья. Когда не было границ между правильным и непотребным, не было условностей и законов. Чего бы Она не захотела - все было достижимо, плевать на методы и средства. Слабые всегда захлебываются в собственном дерьме - это правда жизни. Тогда почему она должна идти против своей природы?
Звук истеричного смеха заполнил комнату, когда Мэри резко повернулась к дракону. Она впилась в его лицо своими взглядом и безумно улыбнулась, вновь увидев, как тело дракона дернулось, желая избавиться от оков.
- Зааааааабаааавный! - девушка воодушевленно протянуло слово, словно пробуя его на вкус. - Хочешь увидеть реакцию? Ужас? Страх? А сам испытать их не желаешь?
Она приближалась медленно, чуть покачиваясь, но не отрывала взгляда он него. Зверь завораживал исследовательницу, как змея гипнотизирует свою добычу, так и она шла к нему, потянувшись за чем-то невиданным и запретным. Пусть Кантэ и говорил об опасности, о том, что любая оплошность с ее стороны может быть летальной, но это лишь добавляло какой-то остроты и большего желания нарушить запрет.
- Начать резать твою плоть, пока ты в сознании. Отрывать от тебя, по кусочку, и скармливать все крысам. Потом ждать, пока раны затянуться и начать все с самого начала, - она остановилась в пол шаге от него и сделала глубоких вздох, улыбнувшись еще шире. - Видеть как ты страдаешь и мечтаешь меня убить, дергаясь в агонии. Как ты сходишь с ума от недостатка магии и... Мне нравятся твои глаза...
Мэрибель потянула к нему руку, и очень нежно провела кончиками пальцев по щеке мужчины. - Если я тебе их вырву, ты же сможешь отрастить новые, да? Всегда хотела сделать себе ожерелье из драконьих глаз. Они такие милые...
Глаза девушки заблестели, как у ребенка, которому на празднике позволили задуть свечи на торте, предварительно загадав желание. Она и сама сейчас была этим самым ребенком, которому подарили самую желанную игрушку.
- Каково это? Иметь Хозяина и вечно быть на Его привязи? - Мэри иронично усмехнулась, переведя взгляд на сковывающие цепи. - Столько возни на пустом месте и ты вновь, по Его милости, оказался в клетке. Бедный дракон...
Она сочувственно вздохнула и отстранилась. Издеваться над ним не входило в планы исследовательницы, но что-то сдерживать сейчас было попросту невыносимо. Ей хотелось причинить ему боль, не именно Кантэ, а тому, чем он был в данный момент. Увидеть его злость, слабость, уязвленность и боль. Морально раздавить его и уничтожить, стереть в порошок... От этих мыслей Мэрибель начала кружить по комнате напевая какую-то мелодию, которая после перешла в ее тихий смех. - Знаешь, в чем именно минус вашей связи, Темный? - Девушка остановилась возле клетки с крысами. - Вы оба, как и они - в заточении у безумца.
Магические тени пробрались сквозь решетку и в комнате раздались душераздирающие писки. - Вряд ли Кантэ смог найти обо мне достаточно сведений, следовательно, он положился на Круэллу, ведь она явно знает больше. Что если, она хочет избавиться от вас двоих? Вампирша, что не любит пачкать свои руки, воистину восхитительная оплата за мои труды! И твой Хозяин... Все таки доверился этой двуличной женщине... Как наивно.
Она достала одну из полуживых мышей и с глухим хрустом сжала в своей руке. - Почему ты не убил ту ассури? Силенок-то у тебя хватало, и резал ты ее с умом. Серьезных ран слишком мало для того, кто знает в этом толк, лишь другим забот прибавил.
Темный щуп обвил труп животного и забросил его внутрь накрытой клетки. Сама же исследовательница безучастно наблюдала за этой картиной. - Следовало ее добить, чтобы не мучилась больше. Верно?

Отредактировано Мэрибель (2018-10-01 01:40:18)

+2

24

Чтобы Зверь захотел по-хорошему, их сеанс должен был проводиться в безнадежно утопичной параллельной среде, где искажается сама сущность мироздания. Но они находились в суровой реальности, где несбыточным мечтам нет места, а непреложные догматы существования ставят каждого в ему отведенные рамки. Никто никогда не свободен. Даже странствующий бард, предоставленный сам себе и вольный, по его мнению, как ветер, зависел от многих личных и сторонних факторов - здоровья, погоды, разбойников на дороге. Печать обязанностей если не перед кем-то, то перед самим собой ложилась на каждого, если он хотел выжить. Обязанностью Кантэ стал шаг через себя и возврат к самому ненавистному ощущению, чтобы сделать свою жизнь лучше. Обязанностью Мэрибель стала помощь и оправдание доверия, которые заставили ее взойти на шаткое лезвие ножа. Обязанностью Зверя неизменно остается быть собой. Потому что иначе быть попросту не может.
Не сказать, что перевоплощение Мэри стало слишком большим откровением. Из беседы с Круэллой Кантэ сделал некоторые выводы о вменяемости девушки. Он видел ее тьму, которой она решила увенчать их знакомство. И единственное, что дракон силился сейчас понять, - насколько глубоко медичка ушла в свой образ и где проходит граница их слияния. Если тьму не держать под контролем, она пожрет тебя. Дракону не нужно было владеть магией тьмы, чтобы понимать это. Как и не нужно быть таррэ, чтобы осознавать безумие, сидящее внутри у каждого из них. Оно таится там от рождения, постепенно, год за годом, карабкаясь к головному мозгу. Интересно, сколько из них жалеет, что родились с такой кровью? В то, что ни один в мире таррэ ни разу не сокрушался о принадлежности к расе безумцев, Кантэ не верил ни разу.

Она задавала вопросы, ответы на которые лежали на поверхности. Либо Мэри не понимала их значения до конца, либо пыталась раззадорить Зверя, и к этому варианту дракон хотел склоняться больше. Заговорить на его языке - более приближенный к цели метод, чем пытаться вести себя с ним как с обычным пациентом, который на сеансе смиренно сидит и словоохотливо откровенничает. Зверю не требовалось выговориться. Его вела только жажда.
Зверь медленно оторвал взгляд от цепей и посмотрел на Мэрибель. Ее слова отозвались в его насквозь гнилом нутре восторгом от вложенного смысла и неистовой злобой от невозможности прикоснуться к ее глотке, чтобы сжать и заставить давиться такими сладкими, влекущими речами. Ни у кого не было возможности ответить ему. На какое-то мгновение ей удалось привлечь интерес, и только он спас ее тонкие пальцы. Если бы не озвученное желание вырвать глаза, девушка бы сейчас истошно визжала, а Зверь смаковал бы ее мясцо. Ей повезло один раз. Могла ли она сейчас, погружаясь в свое безумство, осознать, что вторая попытка удачей не обернется.
- Я знаю, что такое боль, глупая девчонка, - он шумно вдохнул воздух, раздувая ноздри, - Дергаясь в агонии, - брезгливо поморщился, - Я буду мечтать тебя убить. Но страдать... - Зверь осклабился и сначала вывернул руку под одним углом, насколько то было возможно, затем под другим, до предела натягивая цепь, - Будет Он.
Если крепежи не получалось вырвать сразу, значит, надо было попытаться их расшатать.
Зверь никогда не выходил с Кантэ на связь, но он знал все его ощущения и эмоции как никто другой. Он был прав. К физической боли они оба давно выработали недюжинную выдержку. Они будут ее чувствовать, но она не пожрет их. Гораздо страшнее быть поглощенным пережитым ужасом в психлечебнице. Кантэ согласился бы стерпеть, если бы это дало толк, но толку не будет. Все, чего она добьется, это безграничный гнев и ярость Зверя, который, испытывая их, параллельно упьется пробирающей пыткой дракона. И как знать, какие силы она разбудит тогда. Цепи, сковавшие его сейчас, в разы уступали веригам, в которые ящера заковали тамошние эскулапы. Можно было бы найти чарователя, но в этой истории им не нужны лишние лица. Если цепи для борделя давно вылетели из головы кузнеца, то чарование их на крепость заставит всплыть вопросы. У Кантэ на примете не было рунника, которому он бы мог довериться настолько.

- Каково это? Иметь Хозяина и вечно быть на Его привязи?
- Не я на его привязи. Он - на моей, - прошипел и расхохотался, а Кантэ напрягся. Эта тварь что-то подразумевает или это просто игра слов и намек, что жить ящеру он мешает больше, чем ящер ему? Нужно понять. Нужно провоцировать его говорить и раскрывать карты. Мэрибель, похоже, пыталась, разрозненно мечась и хаотично прохаживаясь по всему, что ей было известно, чтобы вытащить реакцию.
Убийство невинной мышки не проняло никого из присутствующих. Этот ассоциативный и призванный запугать трюк сработал бы на более впечатлительных, но не на Кантэ и уж точно не на Звере, который на многие эмоции способен отродясь не был. Слова о Круэлле позабавили. Они бы, может, и воззвали к каким-нибудь неприятным мыслям, но Зверь знал все, что знал Кантэ. А Кантэ знал, что все сказанное не имело ничего общего с правдой как минимум по одной причине, не говоря о существовании других.
- Мы с Круэллой не знакомы. А значит... Ты мне врешь! - рявкнул он отнюдь не раздражительно, скорее, триумфально, расплываясь в довольной улыбке. Приплетать сюда Круэллу, которую дракон знает намного дольше, не стоило. Это не сыграло им на руку. Зверя начинала утомлять эта бессмысленная болтовня, он все продолжал дергать цепи из стороны в сторону. Качеству креплений и драконьим рукам, растущим из правильного места, стоило отдать должное.
- Почему ты не убил ту ассури? ... Следовало ее добить, чтобы не мучилась больше. Верно?
Ей удалось полоснуть по нерву. Кантэ хмыкнул. Тема по очевидным причинам не вызвала у него радости, но он сам подписался на все это действо и прекрасно понимал, на что шел и что ему предстояло выслушать.
- Не верно, - углы губ дрогнули в маниакальном смешке, - Те, кто слабее меня, больше ничего не могут мне предложить. Остается играть с ними. Иначе становится очень, очень скучно, - он уловил позади тихий надлом и сразу же дернулся вперед. Скрип стал отчетливее, но этого все еще оказалось недостаточно, - Как сейчас.

+2


Вы здесь » За гранью реальности » Флешбек » 4-5 СТ 1647: Сеанс первый | Вопрос доверия