За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » С миру по нитке » Фактория Розенторн [остров в заливе Дарк]


Фактория Розенторн [остров в заливе Дарк]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s8.uploads.ru/OrHI4.png

http://s2.uploads.ru/yKNX2.png

Розенторн – небольшая фактория, затерявшаяся среди безбрежных вод залива Дарк и каменистых островов, населенных лишь чайками – одно из тех мест, на которые редко заглядывают без необходимости и еще реже задерживаются. Представляет собой типичное портовое захолустье: хаотично нагроможденные дома и хибары сиротливо упираются в густые заросли, плавно переходящие в лес; поистине же гигантские склады и мастерские, кому только не принадлежащие, занимают главенствующее место на большей части поселения и тянутся от мощеных дубом и осиной причалов далеко за пределы города. Они же – основной источник дохода и причина, по которой Розенторн, расположенный точно на торговом пути, связывающем Восточные земли с Денаделором, до сих пор существует. И не просто существует, но в определенной мере процветает – как известное в нешироких кругах место, открытое для сомнительных перевозок и еще более сомнительных личностей, облюбовавших, по слухам, богатое на гроты и пещеры побережье. Впрочем, до сей поры в фактории все было тихо, а патрули королевского флота, регулярно посещающие Розенторн, задерживаются ненадолго – что им ловить в столь бесперспективном и тихом месте?

http://s2.uploads.ru/yKNX2.png

0

2

Начало игры
11 число месяца Страстного Танца
1647 год от подписания Мирного Договора.
День.


Над Розенторном взошло солнце.
Давненько взошло, часов восемь как назад, если не больше – взошло и, не теряя времени, принялось заливать теплом и светом привычно копошащийся грязный муравейник из людей и нелюдей, по недоразумению носящий столь красивое название. В фактории, понятное дело, не пахло ни шипами, ни уж тем более розами – особенно на причале и прилегающих к нему портовых складах: там, да и не только там, активно витала крайне своеобразная смесь запахов многомесячного пота, морской соли, стремительно портящейся от жары выпотрошенной рыбы, дешевого пойла, блевотины и крайне приземленного быта.  Вполне обычная, в общем-то, картина для захолустного городка, волею рока оказавшегося на узловой точке торгового пути, соединяющего два континента и россыпь островов поменьше. Никого не удивишь ежедневно прибывающими и убывающими судами, тоннами разнообразных грузов и десятками, а то и сотнями незнакомых, сменяющих друг друга лиц. Вот и начальник фактории  – господин Винсент ля Флеурис, пропитый и рано облысевший человечишка полупреклонного возраста, уже давно смирившийся с подобного рода ссылкой – ничему не удивлялся. И ничем не интересовался – как сам, так и посредством портовой стражи, ограничивающейся по большей части проверкой накладных и редкими плановыми рейдами на случайно выбранные склады. В конце концов, контрабанда давно стала источником дохода для большинства жителей любого перевалочного пункта, а что-либо опасное никто никогда не перевозил – да и если бы и перевез, то был бы пойман таможней на континенте. Так было всегда, и так должно было быть и на этот раз – вот только сегодня заплатившие за «спокойствие» немного просчитались.
…Бледный лоддроу, в широкополой, скрывающей едва ли не половину лица шляпе, не вызывал ни у кого ни капли интереса:  каждый спасается от прямых солнечных лучей, как может, а уж снежные эльфы никогда не отличались стойкостью к высоким температурам. Эльф задумчиво глядел куда-то непонятно куда – из-под шляпы не проследить за взглядом – но определенно на снующий людской муравейник… а потом, словно о чем-то вспомнив, негромко выругался и, хлопнув ладонью о лоб, двинулся прочь.

Около часа спустя

– Они здесь, парни. Как и мы и ожидали. – в общей комнате было шумно, да никто и не боялся высказываться. Их присутствие оставалось в тайне – ничем не отличавшиеся от других моряков, относительно оборванные, побитые морем и жизнью, а уж разговоры – специально не вслушиваясь, не поймешь.
– Товар?
– Почти весь загрузили. Джори глядит в оба, много интересного рассказал. Несут последний десяток.

Эльф – тот самый, что час назад задумчиво смотрел на суетящуюся пристань, на мгновение задумался. Внешне он оставался все таким же – разве что шляпа покинула голову, открывая взгляду сплетенные в тугую косу длинные платиновые волосы. Раздумье продолжалось недолго.

– Пора. Последний шанс перехватить на горячем и не дать этой заразе распространиться.

…Мало кто не заметил, как несколько групп матросов, выйдя из трактира, в течении десятка минут приближались к ничем не отличающемуся хмурому строению. Вид их оказался не вполне привычным: крепкие куртки из дубленой кожи, слишком жаркие для нынешней погоды, сверкающие под ними кольчуги, клинки, топоры и арбалеты в руках выдавали в этих полутора десятках человек и нелюдей обладателей не самых доброжелательных намерений… но разборки между моряками случались достаточно часто, чтобы быть привычным делом. Стражник, скучающий у причала, заинтересовался происходящим и приблизился – но после того, как лоддроу во главе вооруженных людей что-то шепнул ему на ухо, резко побледнел и двинулся обратно, оглядываясь и нервно подергивая ремень.

Сами же бойцы королевского флота – это были именно они – уже заняли позиции перед входом на склад.
– Внутри не более двух десятков. Максимум трех, при этом большая часть должна занята разгрузкой. Запасных ходов нет, Аскель проверил, так что действуем, как говорил на «Сердце». Арк, Лайонс, Терион, Флавий – первые выстрелы в тех, кто рядом с грузом, затем по обстоятельствам. И напоминаю, парни – никаких гранат и магии по площади. Заденем «Облако»  – и всего этого городка больше не будет. Готовы? Вперед!

+2

3

[nick]Пираты[/nick][fld5]<img src="http://s0.uploads.ru/t/7Fa6Z.png" alt="Пиратство" original-title="Пиратство">[/fld5][icon]http://sg.uploads.ru/ng7ox.png[/icon][status]НПС[/status]
Разгрузка ценного груза была почти закончена и угрожающего вида мужчины, ныне выполнявшие роль грузчиков, необдуманно расслабились. Массивный полуорк небрежно плюхнул  тяжёлый, окованный железом сундук на ближайшую к нему бочку. Раздался негромкий треск дерева, в обычное время на который никто не обратил бы должного внимания. Но не в этот раз.
- Чтоб тебя Вира разодрала, выродок левиафана! - оглушительный рык капитана, в этот раз самолично контролировавшего процесс разгрузки трюмов, никого не заставил вздрогнуть, ибо пираты к нему давно привыкли и воспринимали едва ли не как призыв родной маменьки. - Даргрых, ты задницей слушал, когда я сказал, что груз сегодня держим нежнее, чем сиськи дорогой шлюхи?!
Матросы не ведали, что именно сейчас покидало трюмы корабля, но, являясь не просто шайкой разбойников, а матерыми и выпившими не один галлон морской воды пиратами, беспрекословно подчинялись своему капитану. Тот, в свою очередь платил им той же монетой. Вернее, монетой звонкой и разумным командованием. Поэтому вопросов о содержимом бочек и сундуков никто не задавал. Во избежание всех возможных рисков, связанных с подобного рода контрабандой, помимо нового яда, за который инквизиция не задумываясь стерла с лица земли весь портовый городок на всякий случай, в этих ёмкостях также содержался различный груз, начиная от вполне законной вяленой рыбы и заканчивая различными запрещенными артефактами. Среди нагромождения ящиков и бочек, что, казалось, расставлены были в хаотичном порядке, в тех самых прочных сундуках хранилась самая опасная из мыслимых продуктов алхимического искусства, которые только были известны видавшему виды капитану Загорду. А потому и вызверялся он по любому поводу, которые грубые и далёкие от изящества матросы только давали.
- Я тебя за член на реях подвешу, крыса зеленая!
Загорд, высокий и, на первый взгляд, не слишком внушительной физической силы айрат, почти трепетно осмотрел сундук на признаки повреждений. Многие годы командования опасным людом привили ему способность держать лицо в любой ситуации, а потому ни один мускул не дрогнул на обветренном лице, хотя внутри у мужчины кишки активно копошились от ужаса. Малейшее нарушение герметичности и вся команда с ним во главе двинется на свидание с прекрасной Габриэль. На счастье всех присутствующих треск издала именно бочка, наполненная вполне безобидным палтусом. Капитан прорычал еще пару угрожающих обещаний в адрес расслабившихся подчиненных, и уже начал отворачиваться от тревожного предмета, дабы продолжить свое пристальное наблюдение за их работой, как в воздухе раздался первый удивленный вскрик, впрочем, быстро оборвавшийся.
Выучка опытных бойцов сработала отлично - они тут же выхватили оружие и атмосфера заискрилась пока ещё только назревающей магией. Только вот при этом тот груз, что пираты еще держали в руках, оказался почти небрежно брошен. Если бы у Загорда было время и волосы, то он бы поседел.
- Не заденьте груз, Тейаровы отродья! - отвлекаться на большее у капитана не было возможности, ибо атака на них оказалась слишком организованной, чтобы можно было списать ее на конкуренцию других пиратов или мелкую стычку.
Посреди мгновенно воцарившегося вокруг хаоса никто не заметил, как от сильного удара о земляной пол с одного из сундуков соскочил замок. Впрочем, пока он все еще оставался закрытым.

Отредактировано Сайленсс (2018-01-05 23:42:52)

+3

4

Четыре болта сорвались в одно мгновение, пронзая пиратов у бочек насквозь: на столь короткой дистанции ни единого шанса промахнуться. Отчаянный крик боли слился воедино с криками ярости и удивления немедленно выхватывающих оружие – и уже спустя несколько секунд   превратился в единый гвалт ожесточенной схватки в полумраке плохо освещаемого склада.
Королевские моряки могли рассчитывать лишь на неожиданность появления: в узком пространстве было сложно развернуться в боевые порядки за считанные мгновения, пираты же занимали определенно знакомые позиции и могли маневрировать; опыта сражений в беспорядочной свалке хватало – но что-то подсказывало, что и разбойники едва ли были зелеными. Нападали тройками, технично, прикрывая друг друга и орудуя клинками – технично, как на тренировке; чуть в стороне прорывался вперед боец с топором, не давая пиратам держать строй – размахнувшись, обрушивая  удары и тут же отходя назад, дабы не подставляться под удар. Несколько морских разбойников уже лежали, судорожно дергаясь в агонии и орошая землю кровью из отрубленных конечностей; в пропитанном болью и яростью воздухе вновь просвистели стрелы, вонзаясь в плоть врага – но опытному взгляду не все было бы так однозначно. Пиратов было больше, чем ожидаемые два десятка – как минимум раза в полтора, и они были превосходными воинами.

Морнэмир молчал, в отличии от командующего бандитами – холодная ярость, добела сжатые губы и полный ненависти взгляд красноречиво гармонировали в танцем смерти, что исполнял клинок катаны, зажатой в обеих руках; резкий выпад – энергия массы всего немалого, вложенная в клинок, широким взмахом рассекает замешкавшегося бандита через грудную клетку едва ли не пополам, выбрасывая в воздух ярко-алые потоки. Пируэт, широкий взмах, заставляющий нового врага отшатнуться, отскок. Капитан сражался впереди группы, отвлекая на себя внимание и позволяя бойцам перегруппироваться: за себя он почти не боялся, что ему, одному из лучших мечников королевского флота, какая-то шваль? Совсем рядом свистнула стрела, вонзаясь в тело напирающих сзади матросов и отзываясь сдавленным криком боли – капитан не обращает на это внимание, продолжая стремительную атаку. Взмах меча противника заставляет его отступить – Фенрил, почти безумно смеясь, скачет назад, не подставляясь под удар. Мгновение концентрации, короткий жест выброшенной вперед руки – и выбежавший на него здоровяк с мечом, получив несколько острых ледяных осколков прямо в искаженную яростью рожу по инерции несется мимо, заливая дощатый пол и перекрытия кровью.
– Груз! Тесни от груза! – кричит он и, перехватывая катану в защитное положение, почти без труда отводит в сторону не особенно удачный выпад пиратской рапиры. Кровь, пот, ярость и смерть сливаются в единую симфонию битвы, для которой не имеет значения, чья именно проливается кровь.  План королевских бойцов  – разделить врага на мелкие группы, вклинившись между ними тройками, оттеснить от опасного груза и вырезать по частям, пока что удавался – но эффект неожиданности проходил слишком быстро.

+2

5

[nick]Пираты[/nick][fld5]<img src="http://s0.uploads.ru/t/7Fa6Z.png" alt="Пиратство" original-title="Пиратство">[/fld5][icon]http://sg.uploads.ru/ng7ox.png[/icon][status]НПС[/status]
[float=left]http://sd.uploads.ru/HnYsP.png[/float]Эффект неожиданности начал спадать и пираты, до сего момента несколько хаотично дававшие отпор неведомому врагу, наконец сориентировались и начали теснить чужаков к стенам. Это получалось не так просто, как ожидалось - выучка у вновьприбывших была на высоком уровне. Пиратская братия, вначале сдавшая позиции, требовала немедленного командования и капитан не заставил их ждать.
Клешни и щупальца явились миру, а в воздухе запахло влажностью, разом сперев дыхание неподготовленных. Магистр воды, Загорд больше полагался на собственные зазубренные клешни и излюбленную стихию, которой он посвятил всю жизнь, нежели даже самые острые мечи.
- Яйца в кулак, ублюдки кето! - оглушительный рык капитана едва не утонул в ответном дружном реве матерых убийц и лязге оружия, - Горячая Вира уже заждалась!
Кровь, поначалу еще впитавшаяся в утоптанный земляной пол и лежащие тут и там мешки, ныне хлюпала под ногами, коварно заставляя бойцов оскальзываться и терять драгоценные секунды на выравнивание равновесия. И тем не менее, битва кипела все жарче, ведь многолетняя выучка и регулярные кровавые драки на качающихся мокрых палубах закалила обе стороны этого конфликта. Устрашающего вида айрат почти играючи перекусывал огромной клешней чужие конечности, отражая прочным хитином направленные на него удары, и в безумном экстазе битвы призывал свою любовницу на помощь - в жилах подвластных магии врагов кровь густела, пока тела превращались в лёд, изящными в своей дикой красоте осколками разлетаясь в стороны при очередном ударе. Воодушевленные видом своего командира, пираты все больше зверели и теряли остатки сдержанности. Несколько бочек были буквально брошены в сторону нападавших, сбивая их с ног и раскалываясь при ударах о стену и другой груз. Воздух полнился запахом крови и вяленой рыбы. Если бы воины на секунду остановились и вгляделись, то могли бы увидеть висящие вокруг капли воды, только что не ждущей, когда маги призовут их. А окажись в этих лютых бойцах тяга к прекрасному, то и восхитились бы подобной красоте.
Но подобной мощи и силы магия была доступна не только капитану. Окажись в пределах склада каким-то чудом сразу не выпотрошенный менестрель, ему было бы что воспеть. А присутствуй у этого мифического поэта настоящий талант и песнь могла бы оказаться достойна высшего общества. Пока пираты и солдаты резали друг другу глотки, вспарывали животы и ломали кости, почти в центре помещения сошлись их капитаны. Пышущий яростью и безумным задором битвы айрат и мнимо спокойный и ледяной в своих эмоциях лоддроу. Силы схлестнулись и ныне происходящее скорее было похоже на изысканное соревнование магического искусства, чем на битву не на жизнь, а на смерть. Длинный меч снежного эльфа почти лениво танцевал с капитанской клешней последний танец. Невозможность мгновенно одолеть врага силой стихии вырвала из покрытой панцирем груди капитана довольный хохот.
- Тысяча сладких шлюх! Еще один любовник моря! - достойный противник радовал мужчину и подстегивал к тому, чтобы доказать тому своё превосходство. Мысли о смерти, что находилась вокруг в запертых сундуках канула в этом неистовом желании победить. - Один из нас будет мечтать о ней в Изнанке!
Внезапный рывок и на плече эльфа расцвела рваная рана, с отблеском оголенной белой кости. Увидевший это пират почуял приближение победы и взревел, замахиваясь огромным кулаком, дабы размозжить череп солдата, чью глотку стальным захватом уже сжимала вторая рука бойца. Небольшой ящик с контрабандой любовной ягоды почти беззвучно упал, задетый мощным плечом. Сундук, со сбитым в начале битвы замком, сдвинулся от слабого по сути удара и крышка раскрылась, обнажая внутренности.

Отредактировано Сайленсс (2018-01-10 18:03:14)

+3

6

Клинок капитана Фенрила танцевал в руках хозяина, сейчас больше похожего на зловещий призрак погибшего во льдах. Стремительные выпады, что разят точно в цель, и не менее стремительный уход в ином направлении, оставляя шлейфы алых брызг и содрогающиеся обрубки незащищенных конечностях в кровавой грязи, сплетались воедино с сиянием ледяных клинков, направляемых силой мысли магистра стихии в тех, что посмел показаться в зоне поражения. На флангах враг теснил бойцов, но прорывающийся к грузу Фенрил с небольшим прикрытием не мог быть во всех местах сразу. Все неважно – лишь обезопасить груз….
 
В яростной схватке было уже не до оценки положения, незаметно ставшего весьма неудобным для королевских солдат. Воздух давно переполнился душным запахом смерти, а поверхность настила залита кровью едва ли не по щиколотку, и упоенные яростной жаждой берсерков пираты рвались вперед совершенно безумно, подобно неуязвимым и всесильным тейаровым отродьям – пример главаря, обратившегося в кошмарное чудовище прямиком из легенд о морской погибели определенно придал им извращенную, звериную храбрость. Вот двойка бандитов, крича что-то бессвязное, ринулась прямо на выставленные клинки, погибнув за несколько мгновений – но их товарищи, воспользовавшись моментом, тут же нырнули в прореху в строю,  выпуская кишки ближайшим бойцам и с таким же ревом кидаясь на новую смерть. Выпады моряков разили точно и технично, но их было мало – и с каждой минутой становилось все меньше.
Вспышка ледяной смерти обратила нескольких солдат рядом с Морнэмиром в изодранные куклы серебристо-алых оттенков, нанизанные на тонкие шипы из собственных сосудов; еще мгновение – и перед ним выросла целая толпа, возглавляемая уродливым созданием из щупалец и клешней.
Новое заклинание накрыло королевских стрелков, обращая их в промороженные статуи; потерявшие же рассудок пираты, хлынув волной, сминали оставшихся в живых едва ли не за секунды, теряя по человеку за каждый метр и ничуть не беспокоясь об этом.
Пират что-то кричал, но его противник не слышал и уж тем более не давал ответа.
Холодная ярость капитана сложилась в плетение мысли и жеста – отскочив в сторону и рассеивая очередной выброс энергии воды и холода айрата, он ударил по толпе угольно-черным облаком первозданной тьмы, заполняя легкие бандитов и их чудовищного вожака ядовитыми испарениями. Несколько мгновений концентрации – и рывок вперед, готовясь рассечь ослабленных, корчащихся от боли врагов на куски. Всегда срабатывало.
Но не сегодня.
Острая боль разорвала левое плечо, бросая назад и на колени, вырывая из глотки пронзительный крик, тонущий в торжествующих воплях айрата и нескольких уцелевших подельников. Едва ли не перекушенная пополам рука висела бессильной плетью, орошая кровью подмостки около стены, а бесконечные потоки боли не давали сконцентрироваться.
Разбитые, согнанные в кучу солдаты теснились неподалеку, окруженные опьяненными кровью врагами. Вот здоровенный бандит одним движением сломал шею солдату, удерживаемому одной рукой, и отшвырнул тело прочь, устремляясь к капитану, что пытался, продираясь сквозь волны боли, поднять клинок и встать. Стук падающего ящика и тихое шипение оказались совершенно неслышными, и лишь случайный взгляд Морнэмира выхватил из кровавой бойни приближение гораздо более ужасной судьбы. Взглянув в угол с грузом, лоддроу за малую долю мгновения отчетливо понял, что сейчас произойдет…

Громкий треск дерева и металла, разрываемых стремительно нарастающим давлением изнутри,  известил всех присутствующих о наступлении последних мучительных секунд их жизни. Спустя  мгновение с тугим хлопком посреди груза пиратов разлилась вспышка, опадающая темно-зелеными потоками слизи и стремительно поднимающимся над ней грязным облаком газа. В диком ужасе закричали все, кто оказался рядом – солдаты и разбойники, люди и нелюди, их плоть, окутанная зеленой слизью, буквально плавилась и стекала с костей, подобно мороженному над камином, оставляя нетронутыми металлические клинки, кольчуги, пряжки ремней и лишенные всякой органики скелеты. Окутанные стремительно расширяющимся облаком газа бежали прочь – и падали, заходясь в кашле, выплевывая на пол клочья расплавленных легких со сгустками крови, поднимались и снова падали, теряя рассыпающиеся на ходу конечности, корчась и мучительно, страшно крича. Это был Изнанка на земле – именно то, что описывалось. Именно то, чего боялись бойцы Морнэмира. Тут и там лопались новые бочки и сундуки с тейаровой смесью, выпуская новые и новые облака отравы.
Сам же он более не боялся, словно потерявший разум – из последних сил игнорируя боль и потерю крови из разорванного плеча, он направлял все свои силы на поддержание заклинаний – не заботясь о том, насколько истощится. Он был уже мертв, и сейчас мог лишь оттолкнуть смерть других. Невинных.
Каждая капля воды и крови, разлитой на складе – крови, что по сути является той же водой – устремлялась к нему и последнему десятку уцелевших из обеих команд бывших врагов, вырастая в гигантский ледяной купол с двойными стенками, что запечатывал выходы со склада, каждую щель и каждое окно, не давая ядовитой смерти вырваться наружу. Несколько секунд – и новые ледяные стены выросли вокруг маленькой площадки около самого капитана, едва не теряющего сознание – но слишком поздно. Ослабленное с расстоянием, потерявшее концентрацию, но все же опасное облако захлестнуло хлипкий барьер и отхлынуло прочь – но несколько газовых щупалец, проникших через него, обрушились на лоддроу.
Крик дикой боли разорвал пространство, когда отравленный газ коснулся мага; капитан, отползая прочь и почти теряя сознание, мог наблюдать, как сквозь открытую коже руки и туловища стремительно выступает кровь и отслаивается кожа; не так быстро, как у попавших под концентрированное облако или под жидкую фазу, но не менее неотвратимо. Приступ кашля свернул снежного эльфа пополам, а из рассеченных вен – хвала богам, что не артерий – на плече хлестало медленно и неотвратимо – но мгновения спустя он продолжал поддерживать  заклятье ледяного барьера, из последних сил шевеля мертвенно-бледными губами и удерживая в стремительно темнеющем разуме мистические формулы.
Он умирал, но до последнего не хотел позволять смерти забрать других.

+1

7

[ "Дом" Альвэри Фенрил - Жилая часть книжного магазина ] http://s1.uploads.ru/i/ayGxd.png

11 число месяца Страстного Танца
1647 год от подписания Мирного Договора.
День.

Место, в кое ее занесло, было похоже на поле брани, с поправкой лишь на то, что площадь его сведена до минимума. Такой ужасной бойни, ей, пожалуй, не довелось еще видеть. Дабы не поскользнуться на том, что покрывало настил под ногами, отдаленно напоминая собой смесь крови, какой-то жижи, внутренностей и кусков тел, Фенрил пришлось левитировать. Впору впасть в полный ступор от сего зрелища не для слабонервных, однако сознание словно было готово к чему-то схожему, пусть и в меньших масштабах, ибо рассудок не сгинул в конвульсиях от того, что открылось глазам. Ужас не сковал тело, парализовав и поймав еще одну душу в силки смертельной ловушки, довершающим аккордом доведя до логического конца сей проклятый день.
Отгородившись внутренней стеной от того, что творилось вокруг, лоддроу хладнокровно и мгновенно оценила ситуацию. У нее была цель, с коей перенеслась Тейар знает куда, и ничто ее не должно сбить с пути, как бы тяжело ни было. Дальнейшие действия были четкими, свершенными в доли секунд, ибо промедление было равносильно смерти без малейшей надежды на иной исход. Витающая в воздухе неестественная «муть» сразу бросилась в глаза, тем более, что, судя по творящемуся вокруг, сам бой прекратился и перерос в общую агонию умирающих не по их собственной воле. Фенрил незачем было знать, что убивало этих несчастных, сейчас это было неважно. Магия легко подчинилась, управляемая "твердым" рассудком, что старался быть безучастным к творящемуся вокруг.  Альвэри принялась очищать воздух вокруг, отделяя частички «проказы», своеобразно фильтруя и не давая ей возможности подобраться поближе, как и распространиться далее.
[float=left][mymp3]http://my-files.ru/Save/fx6xm0/skillet_feel_invincible_(NaitiMP3.ru).mp3|Feel Invincible[/mymp3][/float]Аль видела хрупкий купол чуть поодаль и догадалась, кто его мог сотворить. Сердце больно защемило, но девушка не дала себе возможности поддаться слабости, не имела права. Удар молнии разнес часть крыши здания, а небольшой вихрь начал собирать всю гадость в помещении, после устремившись с нею ввысь. В центре этого ужаса наяву какую-то секунду еще находилась Аль. Она не могла спасти тех, кто уже полностью вкусил неизвестного яда и распрощался з жизнью, но отправить его пары куда подальше от еще бьющихся сердец можно было попытаться.
Появившись в следующее мгновение внутри купола, лоддроу нашла брата, что казалось, уже отправился следом за большей частью людей да нелюдей, чьи души навек сгинули в неизвестности. Продолжая очищать воздух вокруг, ибо и сюда странный дым как-то смог просочиться, несмотря на усилия мага, девушка в несколько шагов очутилась подле раненного. Лишь слабая волна силы, что удерживала барьер и исходила со стороны мужчины, подкрепленная беззвучным шевелением губ, перепачканных кровью, говорила, что в том еще теплится жизнь. Пожалуй, это был переломный момент, когда ее едва не захлестнула волна внутреннего отчаяния от того, что она увидела. Лишь огромным усилием воли Альвэри смогла подавить поднимающуюся волну, оставаясь относительно безучастной. От сего зависела жизнь не только ее собственная. Присев подле Морнэмира, избегая смотреть на его ужасные увечья, девушка аккуратно, почти нежно, стараясь не разбередить, и без того истекающую кровью, рану, попыталась подхватить полусознательного лоддроу, что не прекращал творить волшбу, во вред себе же.
- Хватит, Морн, - твердо произнесла Аль. – Ты сделал все, что мог…
В следующий миг Аль забрала их из этого проклятого места, игнорируя возможные протесты брата, стоны несчастных, тела коих были разбросаны вокруг, просьбы о помощи. Для них она не могла сделать ничего более. Барьер пал…

http://s1.uploads.ru/i/EgrZt.png [ Альвэри, Фенрил - "Дом" Альвэри Фенрил - Жилая часть книжного магазина ]

Отредактировано Альвэри (2018-01-14 02:08:27)

+3


Вы здесь » За гранью реальности » С миру по нитке » Фактория Розенторн [остров в заливе Дарк]