fataria

За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Флешбек » Не броди этой ночью - она заберет твою жизнь. Отдаст ли?


Не броди этой ночью - она заберет твою жизнь. Отдаст ли?

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://sf.uploads.ru/RoarM.png

[player][{n:"Mourning Ritual - Bad Moon Rising",u:"http://storage.mp3cc.com/download/23516193/YUtGUms4SC9jb05ROVJPK0lSV25OTzNuNlBWZWtEZWZxQVR1UHpGUmM3NE9LcW9FTk5hczBFd2Fna3NXalZNSXppNVIrYWR6Sm5EaTlzSlNneUVJRFJXSmJpYmY5RlVtbTd4TFllS044UWtTV2lobzY0Y0JNZHhQZ1ByUG9Tdzg/mourning-ritual-bad-moon-rising-ost-volchonok_(mp3CC.com).mp3"}][/player]

http://s7.uploads.ru/D8dnA.png

В ролях: Иларен | Кантэ | Ульгельмир

Эти земли окутаны смертельным холодом. Опасные восточные земли, в чьих снегах погребены трупы неудачливых глупцов. Три души - почти что темная, почти что пропащая и безукоризненно оскверненная - встанут друг против друга. Каждый будет искать избавление по-своему. Каждый захочет найти его раньше, чем сгинет в мерзлом некрополе, но им придется пройти по одной дороге. Выбора ничто не предвещает.

7 число, месяц Хитрости Криури, 1643 год

+3

2

«Холодно. Здесь чертовски холодно. И за каким тебе потребовалось сюда тащиться? В ищейку захотелось поиграть?»  Молодой человек кутался в плащ, чуть ли не по колено, проваливаясь в сугробы. Понесла же нелегкая гулять по землям Мандрана. Пришло же в голову поверить странноватому на вид типу, что видел наставника, и даже знает, куда тот направился. Вот только провести не может, так как ему нельзя сейчас покидать город. Все проблемы от отсутствия навыка сидеть спокойно на одном месте. И глупости, чего уж греха таить.
- Насмотрелся на красоты местного климата? Уши отморозил? Нашел, что искал? Нет? Ну и какого ты сейчас ноешь? Больше слушай сомнительных личностей в чужом городе. Глядишь, влезешь в неприятности настолько глубоко, что не рад будешь собственному появлению на свет.
Иларен остановился, осматриваясь по сторонам. В какую сторону идти до столицы Восточных земель – было известно. Самыми большими проблемами были отсутствие расчищенной дороги, указателей и природный топографический кретинизм одного конкретного эльфа.
- Тебя оставили, смирись уже. И не сиделось тебе в тепле. Понесла же нелегкая.
Ничего не оставалось, как шагать вперед. Дальше, по заснеженной белой глади. Поднявшаяся метель застилала глаза. Холодный ветер трепал полосы, в какой-то момент даже показалось, что все имеющиеся в голове мысли просто-напросто замерзли. И все бы ничего, если бы не раздавшийся вой. Уши дернулись, улавливая сторону, откуда доносился звук.
- Волки? Ну нет. Только их здесь не хватало.
Иль прищурился, стараясь разглядеть хоть что-нибудь. «Просто иди вперед. Это не сложно. Иди вперед». Эльхайм шагал на вой, позабыв о первоначальной цели своего возвращения в цивилизацию. Еще в детстве прочитанная легенда не давала покоя мальчишке. Матушка рассказывала о белоснежном волке, свободно гуляющем по восточным землям. Он должен был хранить владения, вверенные ему самой богиней. На этом история обрывалась. Элькрист укладывала младшего сына спать, а на следующий день от всех вопросов отмахивалась. Иль требовал продолжение легенды, но получал только то, что уже было известно.
С возрастом, когда эльф добрался до книжек, посерьезней, чем детские сказки, причины матушкиного молчания стали понятны. Никто не станет рассказывать ребенку о чуде, которое в корне изменила тьма. Иль и сам тяготил к оной. Особых перемен проблем от нее не видел, поэтому и толки вокруг за правду не воспринимал. Сейчас же, шагая меж голых деревьев, юноша думал уже не о своем потерянном наставнике, а о том, что таят в себе места, в которых зараждались древние легенды. Желание и возможность прикоснуться к тому, что возможно видели лишь единицы – того стоило. Воодушевление гнало вперед, не взирая ни на какие погодные условия и проблемы. Если изначально вой был лишь голосом дикого зверя, то с каждым шагом он обретал физическую форму. На горизонте маячила огромная звероподобная фигура, не похожая ни на что виденное ранее. Несмотря на предупреждения описанные в легенде,  Эльхайм готов был рискнуть всем. Увидеть ожившее чудо. О том, как будет справляться с последствиями встречи он даже не задумывался.
Иларен сбросил капюшон, когда размытый силуэт принял вполне реальные очертания.
- Так вот ты какой, Ульгельмир...
Зверь, стоящий пред глазами опирался на переднюю лапу, стараясь показать свое величие. Раскрытая клыкастая пасть грозила разорвать любого смертного на мелкие кусочки. Страха, почему-то, не было. Только трепет при виде существа из легенд. Посреди заснеженного плато стояло двое. Эльф с детским восторгом и трепетом смотрел на представшее ему существо. Зверь же смотрел на юного мага, как на добычу. Он был потрепан, явно измотан, будто совсем недавно вел затяжной бой. Не смотря ни на что, от духа веяло силой, угрозой, с некой примесью отчаяния. Некогда светлое создание, будучи поглощенное тьмой, казалось, стремилось к освобождению. «Какое освобождение, о чем ты, Иль? Совсем в своих городах разум потерял? Сейчас медленно, очень медленно отступай назад. Главное, не спровоцируй».
Зверь рычал, но какое-то время с места не двигался. Вдоволь насмотревшись на существо, парень отступил на шаг назад. Ульгельмир взревел, кидаясь на чужака. Эльхайм дернулся в сторону, стараясь уйти с линии удара. Весь восторг вместе с интересом слетели в одночасье. Накинув щиты, парень стал шептать привычное заклинание. Темная сфера разрасталась на глазах, а дух уже готовился к новому прыжку. В следующую секунду сгусток магической энергии столкнулся с монстром, а Иларена отнесло на несколько метров назад.
- Быть этого не может...
Ошарашено пробормотал себе под нос парень, готовя очередное заклинание. Монстр в волчьем обличье недобро скалился, открывая пасть. Волшба, похоже, даже шкуру не потрепала.  «Порычи мне еще, псина недобитая». Сгустки темной энергии приняли форму меча со слегка изогнутым лезвием. Прыжок Зверя был встречен рубящим ударом. Собственные щиты пали, ровно, как и сотканный из тьмы, меч. Эльхайм не сразу понял, как магическая энергия, сопровождающая его всю сознательную жизнь, начала истончаться. Магия, еще ни разу в жизни не подводившая, с каждым выпадом отбирали все больше сил. Тварь, расхаживая по дуге вокруг жертвы, казалось, ехидно скалилась.
Самое время было постараться убраться с пути чудовища. Постараться сбежать и забыть все произошедшее на заснеженной равнине как страшный сон. Так поступил бы любой разумный человек, но не Иларен. Пока эльф готовил очередной сгусток тьмы, вплетая в заклинание некоторую долю электрических разрядов, Ульгельмир предпринял новую атаку. Что произошло дальше – парень не понял. Готовое заклинание распалось, не оставив даже искр. Буря утихла, да зверя поблизости не было.
- Какого Тейара...- Эльхайм закрутился на месте, осматриваясь. – Куда он делся?...
Руки чуть тряслись от охватившего напряжения. Глупцом парень не был и не верил в счастливое избавление от духа. Не раз читал о тварях с Изнанки и понимал, что не каждому магистру под силу избавиться от опасности, исходившей от этих существ. «Затаился? Буря же утихла. Надо быть осторожней. Мало ли что еще тут может встретиться. Не хотелось бы еще раз попасть в ловушку острова».
Немного постояв в сугробе, эльф развернулся в сторону, откуда, как ему казалось, пришел. Затея пойти искать наставника постепенно теряла свою оригинальность. Послушать человека, который якобы знал темного мага, было несусветной глупостью. Подумаешь, следы вели в Мардран. В конце концов, это было полгода назад. Упертости у эльфа не убавилось, а вот желание находиться в восточных землях больше не было. Хватит с него путешествий в снегах среди тех еще приятных личностей. Пообещав себе больше никогда не возвращаться в заснеженный город и его окрестности, Эльхайм направился, как ему хотелось верить, в правильном направлении.

Внешний вид.

Примерно и без меча XD
http://s5.uploads.ru/t/8mDUl.jpg

+3

3

Геенна огненная на земле - это заснеженный восток в час метели. Зверский холод пробирал до костей и вызывал зубной лязг даже у дракона, который прохладу приветствовал и спокойно переносил умеренный мороз. Проблема состояла в том, что в снежной мандранской пустоши температура была отнюдь не умеренной - только волков морозить, и один конкретный волк, к прискорбию, лишь усугублял и без того незавидное положение дел.
Поступил приказ, ослушаться которого у Кантэ права не было. Одно слово Первого шадоса - и он пойдет в пасть к Тейару, если божка все-таки удастся реанимировать. Он, похоже, был рожден для таких миссий - мощный маг с сильным телом и крепким здоровьем, дракон, чей разум поражен кошмарной заразой - цепью, за которую накрепко ухватился Грегориус. Лидер могущественной когорты мог затянуть петлю на шее в любой момент, стоит Кантэ оступиться и перестать быть полезным. Его держали, как бешеное зверье, и выпускали лишь тогда, когда шанс остальных справиться с задачей стремился к нулю. Его не жалели, но знали - выживет, если захочет. А он хотел, ведь именно ради этого он сам вручил в руки Первенцу темного бога ненавистную цепь.
В этот раз Грегориус поставил перед ним сумасшедшую в своем исполнении и непостижимую в своем сумасшествии задачу. Кантэ получил от шадоса ориентировку, последние данные разведчиков из восточных земель и сведения из легенды, согласно которой на просторах необжитой, отторгающей всякое живое пустоши похоронен пантеон с ценным скарбом. Вертлюгом звеньев выступил озлобленный и яростный дух метели, некогда образцово светлый и ныне безнадежно опоганенный батькой Первого. На такого натравить впору такую же зверюгу, которая должна быть волку не по зубам, с прочной чешуей, уверенностью в своей силе, низкой чувствительностью к боли, беспринципностью и смелостью, низвергающей все возможные страхи.

Бой шел, каждый брал измором, не в силах подступиться к теплой и податливой плоти. Манипуляции с атмосферным давлением не спасали. Плотная пелена метели редела только после точных ударов, взрезающих белесый покров не хуже взмаха плети. Ульгельмир был силен, давил магические модусы, душил что есть мочи, надрывно и исступленно сопротивлялся и ускользал из лап. Кантэ изматывал его в драконьем облике, поскольку так мог наилучшим образом защититься от смертельно острых зубов и когтей, крепостью фактически не уступающих его собственным.
Не убивать, доставить живым. Чтобы урезонить пыл, приходилось портить шкуру, но издохшее божье детище не принесло бы Грегориусу никакой пользы. Как хотел, но дракон должен был заставить волка склонить голову и пасть в бессилии. Если бы это было так просто... Кантэ устал сам, он потратил день на поиски, и остервенело черпал ресурсы из зашкалившей злости. Терпение истончалось подобно куску масла на раскаленном сотейнике - неумолимо, стремительно и неизбежно. Ушиб на грудной клетке, полученный в человеческом обличии, беспокоил и требовал лечения. Несколько раз ему удалось задеть животное и зацепить когтями шкуру, но силы покидали Ульгельмира слишком медленно, и их было слишком много. Под гнетом раздражения и усталости выдержка пала, уступая место дару древней расы - огню.
Кантэ изрыгнул из пасти струю пламени и погнал волка прочь, как всякую клейменную тьмой тварь, которую огонь и свет стойко отвращали, а в этом случае еще и сулили поражение. Это был резонный исход. У них не осталось сил, чтобы выплясывать друг перед другом, но у ящера, в отличие от беспокойного духа, имелись тузы в рукаве.
Зараза. Далеко не уйдешь.
Кантэ обернулся человеком, обволок себя теплом, смахнул капюшон с головы и принялся порывисто расстегивать кожух, чтобы исцелить побитый участок тела. Закрепленная на драконьей лапе сумка с пятым измерением рухнула в снег поблизости. Вскоре из нее была извлечена магическая шапка, которая с десяток лет назад подарила дракону третью стихию, взятую под патронаж ныне ускользающим за край солнцем. Вечер вступал в свои права и оставался удручающим вопреки светлоте снежной пустыни, о чем не преминул напомнить затяжной вой, прошибающий слуховой нерв.
Рассекая потуги утихающей бури, крупный ящер взмыл к небу. С высоты выследить ускользавшего зверя было многим проще, чем по земле, но картина, представшая пред глазами спустя короткий полет едва не заставила дракона споткнуться о воздух. Откуда здесь путник? Один, бредущий посреди безбрежного и сплошного пустыря, где изредка проступали безжизненные громады льда и камня, он казался обманчивым миражом. Лучше бы тщедушному тельцу быть галлюцинацией, сыгравшей с изможденным сознанием, потому что реальность, которая развернулась на поле брани, предрекала будущее куда худшее, чем внезапные игры разума, и в первую очередь - для тельца.
Твою Ванесу во все молельни. Какого хрена, сукин сын, ты творишь...

В очередной атаке Ульгельмир не просто исчез. Волк учуял приближение врага и растворился в худощавой фигуре, найдя в лице темного мага годное пристанище и надеясь, что ящер не сможет прорваться через темный магический полог. Кантэ не успел бы среагировать при всем желании и мог только наблюдать, как в недоумении вертится тельце, не подозревая о своей печальной участи, и как торопливо уходит, будто бы так и было задумано.
Кантэ сорвался в пологое пике и пронесся над белобрысой макушкой, открыто демонстрируя свое присутствие, о котором наверняка оповестили ранее шумливые взмахи крыльев. Не было смысла прятаться. Из скупого поединка дракон сделал очевидные выводы: маг владеет тьмой на уровне мастера, и будь у него магистерские навыки в чем-либо, он бы предпочел применить их, если только логика на нем со вкусом не отдохнула. Никаких поспешных умозаключений без малейшего подспорья ящер не делал. Он ничего не знал о путнике, как и о теперешнем его состоянии, лишь предполагал, что звериная ярость его не обуяла, и Ульгельмир сознание не затронул, урвав только тело. По крайней мере, зримо поведение жертвы обстоятельств не изменилось.
Стукнуть котелком о ближайший камень - и дело с концом... Нет, нельзя. Неизвестно, как среагирует волк на такой дружелюбный порыв. Скорее всего, сбежит, и снова продолжится морока и возня. Сейчас он там, внутри, притаился в мозглявом организме. Нужно только понять, как подступиться, выкорчевать или забрать с носителем. Кантэ мог бы воспользоваться эффектом неожиданности и попытаться телепортировать их обоих, но чуйка упорно подсказывала - все не может быть так просто. Сначала необходимо прощупать почву.
Ящер опустился на землю перед незнакомцем, облекся в человеческую форму, поддел рукой упавшую сумку, закидывая на плечо, и расслабленно, неторопливо двинулся вперед, попутно рассредоточив по телу барьер на случай непредвиденных событий. Чем четче становился образ, тем больше вопросов рождала черепная коробка.
Похоже, мальчишка. По виду и соплей перешибет. Не иначе как сдуло откуда-то и сюда принесло.
Каким чудом этот субчик остался на ногах и не встрял головой в сугробе после учиненной духом пурги остается загадкой. Дракон обвел взглядом потенциальный труп, поскреб пальцем висок и непринужденно поинтересовался:
- Яблочко хочешь? То в одну сторону бредешь, то в другую, дороги не разбираешь, - Кантэ участливо склонил голову, - Сам постарался или потеряли?

+3

4

Хлопанье крыльев заставило немного напрячься. Иль проследил взглядом траекторию приземления чешуйчатого, и с плохо скрываемым раздражением наблюдал, как навстречу шагает высокий мужчина в шляпе. Новые знакомства были сейчас явно не вовремя. «Я не понял. Ледяные пустыни идеальное место для прогулок, или сегодня просто хорошая погода?»
- Яблочко хочешь? То в одну сторону бредешь, то в другую, дороги не разбираешь. Сам постарался или потеряли?
- Сам пришел. Гуляю, не заметно? – не слишком приветливо отозвался парень.
Эльхайм обогнул незнакомца и пошел дальше. Непонятно откуда взявшееся раздражение вкупе с ощущением опасности, исходившим от чешуйчатого гнали вперед. Честно сказать, выходя на поиски, он не рассчитывал встретить хоть кого-нибудь. А тут целый набор: и дух из легенд, и дракон. Если так хорошенько подумать, драконов в своей настоящей форме эльф никогда не видел. Не будь он уставшим и замерзшим, присел бы на уши, чтоб посмотреть на древнее существо повнимательней. Уж убедить он как-нибудь смог бы. Но сейчас единственным желанием было убраться подальше от добродушного незнакомца как можно скорее. И даже природное любопытство в этот раз не смогло бы остановить.
«Хорошо хоть буря утихла. А то совсем паршиво бы было». Иларен старался идти быстро, но сил после боя почему-то становилось все меньше. Оставленный позади дракон напрягал не хуже привязавшегося духа откуда-то с Изнанки. Отвесив себе мысленный подзатыльник, юноша решил набросить щиты заново и остановился как вкопанный. Новая попытка так же не возымела успеха. Следующая попытка создать в руке плотный сгусток энергии так же провалилась.  Шестеренки в голове закрутились, анализируя все произошедшие за несколько минут события. Уже сейчас бой с Ульгельмиром начал казаться каким-то неправильным. Волчара не нападал серьезно, скорее изматывал противника. Каждая атака темномага впитывалась им как губка. Пусть до магистерских навыков парню было еще далеко, но те же заклинания, как правило, на ногах никого не оставляли. Да, разница в соперниках была существенная, но все же. «Если его защищала сама тьма, мои атаки для него были лишь подпиткой. Как бы не хотелось признавать сего печального факта. К тому же, он на момент нашей радушной встречи уже был потрепан, то...»
Внутри что-то заворочалось, реагируя на осознание всей сложившейся ситуации не самым лучшим образом. Значит, еле уловимый шорох крыльев в завываниях ветра все же не померещился. А подрать могущественного духа могло только создание соизмеримое с ним в размерах. И доброжелательность, Тейар знает откуда взявшегося посреди ледяной пустыни дракона, теперь не казалась такой неожиданной. «Кажется, я прогулял занятие по избавлению от злых духов. А теперь нахожусь не в самом выгодном положение. Твою богам, душу, мать! Сомнительно, что чешуйчатый решит поиграть в изгоняющего Тейара и помочь с освобождением. А этот клещ присосется и будет жрать силы, дай только побольше времени».
Парень развернулся в сторону непрошеного гостя. Сейчас как никогда не хватало знаний старшего мага. Случись все при его непосредственном присутствии, ситуация решалась здесь и сейчас. За уши сначала бы оттаскали, конечно, за необдуманные поступки, зато шансов спастись от нежелательного соседа было бы куда больше. В теории Иль слишком хорошо знал, чем грозит подселение. Потеря сил, влияние на сознание, поведение, потеря магических способностей... Верить в такую...неприятность не хотелось, да только факты были слишком очевидными. Мужчина, в свою очередь, доверия не просто не вызывал, с таким в подворотне столкнись, будешь всем богам молиться, чтобы стороной обошел. Из-за отсутствия магической поддержки все боевые навыки теряли свою актуальность. Не того уровня противник для открытого сражения. Сейчас, как ни странно бы это звучало, его единственным гарантом защиты было без спросу подселившееся темное создание. А вот бежать куда-то...А куда? С одной стороны дракон, с другой дух. Понимание собственного бессилия и неспособности справиться с проблемой самостоятельно - раздражала еще больше. Как ни крути, попал эльф по самые уши, и даже глазом моргнуть не успел. Ульгельмиру же медлительность, как и осознание трагичности всей картины своим носителем, явно пришлась не по вкусу. Головная боль была тому явным доказательством. Волк внутри вздыбился, заворочался, вытаскивая наружу не самые лучшие черты характера и явно готовясь защитить себя. Только не учел одного: Эльхайм собирался сопротивляться влиянию до последнего. Даже если для этого придется пойти на риски. Ну, или на попытку самоубийства.
Принятое решение казалось не самым разумным из всех возможных. Стиснув зубы, эльф зашагал к незнакомцу. Боль от недовольного духа пока еще была терпима, не давая свалиться на ровном месте, а чужую злость пока еще удавалось подавлять. Оставалось лишь рассчитывать на то, что самоконтроля на какое-то время все же хватит.
- А ты кого-то потерял, чешуйчатый? Или просто так устроил летную прогулку?

Отредактировано Иларен (2018-02-17 21:58:01)

+3

5

Гуляешь? Ну-ну.
Кантэ проводил глазами мальчишку, уходящего в одну понятную ему даль, засунул руки в теплые карманы кожуха, развернулся и стал наблюдать. С каждым шагом белобрысого ехидная улыбка озаряла морду все ярче, а когда тот запнулся и шевельнул локтями в очевидных попытках колдовать, Кантэ не сдержал злорадный смешок. Значит, Ульгельмир аккумулировал магию для себя и закрыл к ней доступ даже ее хозяину. Но зачем? Для защиты? Проверить, на что способна божья зверюга в ледащем теле, которое на первый взгляд без чрезмерных усилий можно было бы переломить пополам, Кантэ мог только одним единственным способом. Сейчас момент был откровенно несподручным, их разделяло расстояние, а мальчишка из-за бессилия насторожился и всполошился. Мужчина выжидал и напряженно думал, что же ему предпринять в связи с новообретенной картиной.
Пареньку, в свою очередь, понадобилось не так много времени на осознание, но вместо того, чтобы попытаться бежать, он почему-то развернулся и направился обратно к дракону. Фортель побудил дюжее удивление и вынудил брови машинально уползти вверх. Если парень догадался, с чем ему довелось столкнуться, и почему дракон нежданно попытался завязать с ним диалог, пятки его должны сверкать похлеще хрустящего мандранского снега в разгар солнечного дня. Пускай дракон бы все равно нагнал его, как пить дать, но неужели в горячей голове не промелькнула мысль, что лучше хотя бы попытаться удрать, чем обреченно пойти к тому, кого далеко не в дружественном смысле интересует засевшее внутри создание? Все шансы на сопротивление раскрошились в тот момент, когда оборвалась магическая жила. Поступок парня наталкивал на мысль, что он либо шибко сообразительный и рациональность мышления у него берет верх над паникой, либо любитель принимать оригинальные решения. Впрочем, сочетать оба варианта в себе он тоже мог, варьируя между ними в зависимости от ситуации. Судить о характере, если не знаешь мотивацию, сложно. Возможно, в глубине души паренек рассчитывал выиграть время и получить помощь. Возможно, хотел улучить момент и напасть исподтишка, не подозревая, что Кантэ собирается сделать это первым.

Дракон пригляделся к подошедшему парню. Взгляд зацепился за кончики острых ушей, торчащие в патлатой шевелюре, бегло охватил общий силуэт, вновь подмечая худосочность, которая даже сквозь теплую одежду виднелась тонкой костью, и задержался на утонченном фасаде. Принял бы за лоддроу, но целых два параметра не сошлись. Во-первых, уши уж больно вострые и длинные, тогда как у сосулек они будут покомпактнее. Во-вторых, в то время как дракону удалось успокоить дрожащую челюсть и свыкнуться с колотуном, он заслышал стук зубов напротив. Лоддроу бы никогда не замерз в такую пору, ведь их стужа привечала как родных. По всем признакам перед ящером стоял заблудший эльф, умеющий блестяще находить приключения на субтильный зад. Нет, Кантэ все же нащупал среди прочих ощущений недоумение, которое так и рвалось выяснить, какого лешего посреди снежной пустыни без единого цветочка нарисовалось хрупкое дитя леса. Дракон не мыслил стереотипами и к эльфам в цивилизованной городской обертке относился с твердым спокойствием, но город и мерзлая пустошь настолько далеки друг от друга, насколько различны стойловый бык и дикая лошадь прерий. Их невозможно спутать.
Если бы эльф мог телепортироваться, он бы наверняка так и сделал, а значит, воздушной магии у него не было либо его уровень не дотягивал до должной отметки. Средствами портации парень воспользоваться не попытался, а значит, они у него попросту отсутствовали. Чем больше вариантов Кантэ прикидывал, тем сильнее все это походило на изощренную попытку самоубийства. Зачем тогда от Ульгельмира защищался? Встал бы торжественным распятием и покорился деснице рока, избавил бы от проволочек всех троих.
- Потерял, - отозвался, наконец, ящер, - И хочу забрать.

Смысла миндальничать не было, и несостоявшийся мученик, как думалось Кантэ, тоже осознавал или хотя бы предполагал, что ничего хорошо его дальше не ждет. Они не на прогулку вышли, и нет никакого резона чесать языками и мерзнуть, если можно попытаться решить проблему прямо сейчас.
Кантэ испарился, дабы возникнуть в следующее мгновение за спиной эльфа и схватить того за плечи. Телепортация, на которую дракон рассчитывал, и для которой оставил шанс на провал, не состоялась. Это внезапностью не стало, в отличие от вспыхнувшей тьмы в области ладоней. С яростным шипением, едва не перешедшим на рык, дракон отпрянул и вместе с тем оттолкнул мальчишку. Он не защитил щитом руки, чтобы магия могла беспрепятственно распространить влияние на эльфа, и понимал, что ожидать можно чего угодно. Реакцию на зверскую боль спровоцировал по большей мере эффект неожиданности. Волк внутри реагировал на малейшую магическую активность. Как Кантэ и думал, он защищался.
Шестерни в черепе заскрипели, одна за другой вздымались мысли и дилемма, венчая возникший бардак, грузно нависла над головой. Точно так же сейчас над всей пустошью окончательно простерлась ночь, сдобрившая ситуацию обильной щепотью паскудства. У него был приказ, невзирая на все преграды, взять волка, но у него не было приказа убивать белобрысого эльфа. В данную секунду Кантэ точно знал только одно - отпустить это тело он не мог. И пока ладони слабо брезжили, залечивая увечья от магии тьмы и усиленно черпая ресурсы из резерва из-за отсутствия солнца, дракон не спускал взгляда с парня. От его поведения мало что зависело, он без пяти минут пленник, а ящеру нужно было поскорее сообразить, как с ним быть. Вдруг волк не успеет сбежать, и он прирежет его вместе с эльфом? Или Ульгельмир настолько умен, что просек цель дракона и теперь нахально этим пользуется? Узнать истину здесь снова могла помочь только практика, и если не смертельно, то хотя бы просто проверить, можно ли нанести эльфу физический ущерб, Кантэ возможность имел.

+3

6

Эльф хотел было возмутиться на столь вопиющее нарушение личного пространства, но вместо него возмутился Ульгельмир. «Родители не учили, что хватать незнакомцев как минимум не вежливо?» От столь неожиданного соседства явно была польза. Собственная жалкая тушка получила защиту, правда, плата за такую защиту была куда выше, чем она того стоила. Как бы ни хотелось верить в детские сказки о добрых духах, да возраст не позволял.
- Руки при себе держи, чещуйчатый, - раздраженно проговорил парень, поворачиваясь к своему незадачливому похитителю.-  Правильно ли я понимаю, что тебе нужен кое-кто из семейства псовых. Здоровый такой. Он еще погоду портит, дабы путникам жизнь медом не казалась.
Ульгельмир внутри заворочался, недовольный. Беспокоился дух, понимал, что не в то тело забрался. Иларен поморщился от головной боли, раздраженно поведя плечами. Тварь внутри пыталась нашептывать что-то сродни приказу убить незнакомца. Подселяла в голову чужие идеи, пыталась манипулировать. «Смирно сиди, псина, раз решила мной полакомиться. Думаешь, управу на тебя не найду? Ошибаешься. Будешь знать, как в чужие тела лезть». Такое положение вещей духа явно не устраивало. Правая рука непроизвольно потянулась к мечу, убрать с пути преграду и наперекор настоящему владельцу тела уйти с холодных земель. Иль же осознавая, что с таким багажом соваться в большие города нельзя, передумал покидать заснеженные края.
Доверия стоящее напротив существо не вызывало от слова совсем. Однако было таким же притягательным, как и ранее встреченный дух. Что-то неуловимо темное, манящее было в нем. Только распознать, что именно притягивало, Иларен сейчас бы не смог при всем желании. Разум вел свою борьбу с захватчиком, а хрупкое тело подводило, не привыкшее к таким температурам. «Лучше бы ты сидел дома, ушастый. Тепло, светло и мухи не кусают. Нет же, полез туда, куда не звали». А с новым незнакомцем и вовсе нужно держать ухо востро. Мало ли, что у него на уме, кроме магических фокусов. Эльхайм пытался вспомнить хоть что-нибудь полезное, что могло помочь избавиться от взбесившегося духа. Эльфийский резерв был не бесконечен, и скоро бывший божественный защитник покинет тело, иссушив полностью. Если мужчину напротив это вполне могло устроить, то Иларена абсолютно, точно, нет. Посему, дабы утолить потребности хотя бы двоих из присутствующих, стоило немного поторопиться.
- Если так, то боюсь, ты немного опоздал, наслаждаясь полетом в небесах, - парнишка повел плечами, кутаясь в плащ. – Поступим следующим образом. Ты помогаешь мне, я контролирую духа, сколько могу. Кто знает, какой магический резерв он из меня вытащит, и как его обратит против нас. Неприятный сюрприз, не так ли? Лично мне не хочется быть поджаренным собственной темной магией, да и побитый дракон явно не входит в меню местных обитателей.
На что рассчитывал эльф? Да, собственно говоря, ни на что. Ему просто поскорее хотелось избавиться от нового соседа. А как, дело второе. Ритуалами изгнания парнишка, не интересовался, а стоило бы. Глядишь, мозгов бы хватило дать стрекача при встрече с Ульгельмиром. Тот, конечно же, нагнал бы, зато магической энергии сейчас в нем было бы больше. Чем больше сил, тем больше времени на поиск решения. Парнишка старался абстрагироваться от печальных мыслей собственной кончины, попутно пытаясь понять и рассчитать собственные силы. Знаний катастрофически не хватало, и надо было наверстывать упущенное. Правда, уже в будущем. Если выберется отсюда. Либо Ульгельмир был очень слаб, и не так активно питался чужой магической и физической энергией, либо просто оттягивал неизбежное. И то и другое ушастого устраивало. Оставалось надеяться, что где-то в восточных землях есть руины или что-то вроде того с ворохом подробных инструкций. Например, «Тысяча и один способ избавиться от вселившегося духа». Или: «Как избавиться от темного духа, если вы нечаянно на прогулке подцепили нового соседа». Хотелось присесть в каком-нибудь теплом месте и расслабиться. Подумать о смысле жизни, за кружкой травяного отвара все хорошенько пораскинуть мозгами и решить, что делать. К сожалению, времени у эльфа было слишком мало для таких филосовских посиделок. «Ну, я надеюсь, что у тебя есть хоть какой-нибудь план. Если ты пришел охотиться на здоровенную тварюгу, у тебя обязательно должен быть запасной план. Не страдаешь же ты острыми приступами желания самоубиться обо что-нибудь крупногабаритное».
- По рукам?

+2

7

Вот она, самая неприятная и паршивая ситуация, когда жертва начинает вести с тобой дружелюбную беседу, а ты, не имея прямых намерений ее прикончить, начинаешь слушать. Это выводило из себя, потому что воинственная агрессия таяла под натиском усталости, раздражения, а теперь еще и болтливого эльфа, пытающегося выиграть себе время.
Парень рассуждал практически здраво для существа из категории высшей степени эволюции, которое направилось в богами забытую морозную глухомань с солидным таким багажом из ничего. По крайней мере, дракону так показалось при взгляде на обычную небольшую сумку, на которой виднелись очертания чего-то прямоугольного. Больше всего походило на книгу. Если эльф и вправду взял с собой в эту в прямом смысле леденящую кровь преисподнюю стопку книг, драконья вера в лесной народ серьезно пошатнется. При учете, что Кантэ никогда об этой вере не задумывался.
В своих разлапистых речах эльф усиленно делал акцент на их равно печальном положении. Намеренно или нет, но он пытался запудрить дракону мозг, чтобы склонить его решение в свою пользу. Кантэ свои возможности хорошо осознавал. Пускай тронуть эльфийскую тушку он не сможет, но защититься и уйти, оставив белобрысого горестно предаваться анафеме и подыхать наедине – вполне. Магия тьмы – мощное оружие в любой непонятной ситуации, однако и ящер не пальцем деланный, чтобы слечь от щелчка. Как бы не разбушевался Ульгельмир внутри мага, у Кантэ найдется что ему противопоставить.
- Складно рассказываешь, только детали не учитываешь. Думаешь о своей жизни, спешишь с мыслями. Я тебя понимаю, - Кантэ не понаслышке знал, что такое борьба за собственную жизнь. В ход идет все, что может и не может в него пойти, с лихорадочным и маниакальным рвением. До этого состояния эльфу еще нужно было дойти. Сейчас он не умирал, потому и вел себя адекватно, выдавая нервозность лишь логической прорехой в монологе.
Дракон шумно выдохнул и прошелся ладонью по лицу, попутно затягивая защитный слой на руках. Контактная магия в ближайшее время ему не понадобиться, а силе мысли щит никак не препятствует.

- Мы будем поступать так, как скажу я, и у тебя на это три причины. Первая - да, в этом случае я тебе помогу. Вторая - если моя жизнь окажется в опасности и я не смогу это предотвратить, я либо убью тебя, либо брошу здесь. В твоих интересах со мной дружить, не наоборот. Третья - мне кажется или у тебя в сумке книги? Нет, серьезно, этот вопрос теперь не дает мне покоя.
Ящер сделал пару шагов к эльфу и утвердительно произнес:
- Ну и по рукам, - после чего выудил эльфийскую руку, крепко сжал и достал из сумки кинжал, - Не ссы, - дракон черкнул лезвием по ладони до тонкой царапины. Заклубившаяся черная дымка больше не причиняла вреда, ибо была направлена лишь на урон и безвольно тыкалась в тонкий защитный слой на драконьей коже.
- Теперь мы знаем, что он реагирует на любой тык в твою сторону. Четкого ответа на мой вопрос это не дало, но для общей справки не помешает.
Вопрос состоял в том, можно ли просто прибить эльфа и заставить Ульгельмира выйти на снег. Раз волку любой ущерб не по нраву и даже царапина заставляет шевелиться, их контакт тесен, а волк еще существенно слаб. Если бить, то рассчитывать только на везение. Внезапная смертельная атака может стать панихидой для обоих. Не внезапная повлечет сопротивление, и тогда эльф встанет на сторону соседа, руководствуясь инстинктом самосохранения.
Полная жопа.
Грегориус предпочел бы иметь синицу в руках, чем журавля в небе. Кантэ в данном случае роль синицы никак не претила и полностью устраивала. Если он не поймает журавля, чтобы спастись самому, претензий не будет, но шадос захочет проверить, каковы были угрозы и шансы и сделал ли ящер все для того, чтобы взять добычу. Аргументы у парнишки не били в цель, но вели в правильном направлении. Им придется сотрудничать. Без попытки выполнить задание всеми доступными способами Кантэ уйти не мог.
[float=left]http://s8.uploads.ru/d/80NJh.png[/float]
- Пошли. Нам нужно найти, где передохнуть. Время у тебя есть, а мы не в том состоянии, чтобы рваться в очередные приключения и навстречу обитающим здесь тварям. Думаю, ты осознаешь, что Ульгельмир – далеко не единственный, кто может захотеть разорвать нам глотки.
Характерным жестом Кантэ добровольно-принудительно предложил эльфу идти впереди с намерением держать парня в поле зрения. Благодаря лежащему вокруг снегу кромешная темень глаза не колола и невидящий в темноте мог различать дорогу. Кантэ шел слегка позади, но не прямо за спиной, а чуть в стороне.
- Можешь мне не верить, но пытаться исподтишка тебя грохнуть я не стану. Мне это не выгодно, - дракон смерил бок эльфа взглядом, - Постарайся тоже так не делать. Вылезет это боком в первую очередь тебе.
Если бы их беседа и могла пуститься в какое-нибудь течение, то не успела. Нет, на них никто не напал, как это обычно бывает по классике приключенческого жанра. Им предстояло столкнуться с компанией поинтереснее. Летящей походкой к единственным живым двуногим в округе выплыла собственной персоной фрейлина стужи.
Только тебя нам не хватало для полного комплекта.
- Мужскую компанию пожелала разбавить прекрасная дама, - без особого энтузиазма проронил Кантэ и глянул на спутника, поравнявшись с ним, - Знаешь, кто такая?
Спрашивал дракон не озадаченно, а, скорее, с интересом и каплей азарта. Тавуль узнать не сложно, если имеешь о ее существовании представление. Дракон имел, так как изучил всю доступную восточную матчасть перед тем, как соваться в недра реалистичного прототипа.

+1


Вы здесь » За гранью реальности » Флешбек » Не броди этой ночью - она заберет твою жизнь. Отдаст ли?