fataria

За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Флешбек » Не лечиться худо, а лечиться еще хуже


Не лечиться худо, а лечиться еще хуже

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1. Участники: Коттон, Левифрон, Аерэна, Эбигейл
2. Время действия: 16 число месяца Страстного Танца 1647 год.
3. Место действия: хижина в лесу перемен близ Хартада
4. Описание ситуации: Иштэ, который не желает лечиться, но хочет вернуть себе здравый рассудок, вынужден прийти на прием к врачу, который не  горит желанием его лечить.
5. Дополнительно:

+1

2

Долгожданный совместный пост с Аерэной
16 число месяца Страстного Танца 1647 года, утро
- Так будет быстрее, - ноги сами свернули с незаметной тропинки на еще более неразличимую звериную тропку. Рэн казалось, что даже в полной темноте она спокойно могла бы проделать весь путь до домика в лесной глуши и не оступиться. Таррэ и вправду поддалась искушению, закрыв глаза. Медленно вдыхая чуть прелый лесной воздух, вслушиваясь в шелест листьев и пение птиц, мягко шагая по мху, травница невольно улыбнулась. На долю секунды ей показалось, что никакой городской жизни не было. Что она сейчас спустится по ручью до старого дуба, пройдет мимо земляничной полянки к зарослям шиповника и вернется домой. Но сперва непременно заглянет в садик, чтобы нарвать трав для чая. Мэг как всегда пожурит за долгое отсутствие, а потом они усядутся за ароматным напитком у распахнутого окна, обсуждая какое-нибудь зелье или споря о способах ферментации трав.
Под ногами хрустнула ветка, разгоняя приятные воспоминания. Рэн открыла глаза осматриваясь. Лес был точно таким же, как и несколько лет назад. Те же деревья, тот же ручей, даже запах лесных трав казалось не изменился. Так почему у таррэ было ощущение, что что-то не так? Тревожно оглянувшись на иштэ и поймав его взгляд, Арэн внезапно осознала, что изменилось не пространство вокруг нее, а она сама. Словно совсем другая девушка тут училась, собирала травы, бегала среди деревьев и жила совсем иной беззаботной жизнью. Забавно, что она так изменилась чуть больше чем за год самостоятельной жизни и одиночества.
Дом вынырнул внезапно из зарослей кустарника. Когда Фисташка сообщила подруге, что там поселились новые жильцы, таррэ сперва возмутилась. Некое чувство, похожее на ревность взыграло в травнице. Словно кто-то отдал чужому ребенку твою любимую куклу, из игр с которой ты уже выросла. Но здравый смысл все же взял верх, так что девушка даже не успела ничего невзначай подпалить во время разговора. Рэн разумно рассудила, что если Мэг и вернется в их старый дом, то жильцы смогут сообщить об этом травнице. Это было всяко лучше, чем изредка наведываться в хижину, наблюдать как ей овладевает запустение и пытаться отыскать признаки появления наставницы. И сейчас, увидев дом, Арэн еще раз убедилась в правильности такого решения. Хижина теперь не казалась заброшенной, мертвой. Только небольшой садик все так же находился в запущении. Девушка остановилась в паре шагов от двери с теплотой во взгляде оглядывая окрестности.

Вышагивая вслед за Рэн по лесной тропинке, Коттон размышлял о том что предстоящая встреча с врачом его совершенно не радовала. Во-первых, все его предыдущие попытки заняться лечением собственного рассудка ни к чему хорошему не привели. А попыток этих было немало в то время, когда дала знать о своем существовании вторая личность. Познакомившись в то время с несколькими «специалистами» иштэ уяснил для себя одну простую истину – мозг штука настолько сложная и неизученная, что любое вмешательство в его работу способно принести больше вреда, нежели пользы. А после посещения одной любительницы рискованных экспериментов, Коутон и вовсе зарекся обращаться к врачам по любым вопросам, связанным с психическими расстройствами. Но сложившаяся ситуации вынудила проклятого нарушить данное так опрометчиво самому себе обещание. Мужчина не был дураком и прекрасно понимал, что с недавних пор он представляет собой опасность для окружающих. В особенности, для Аерэны, которая мало того, что находилась с ним рядом постоянно, так еще и была практически беззащитна против его агрессии. «Я не переживу, если с ней произойдет что-нибудь плохое по моей вине». К счастью, после недавней стычки с Сайленсс других серьезных приступов не было, но надеяться на чудо не стоило. Именно поэтому стражник полностью выслушал предложение своей сестры и пообещал попробовать начать лечение.
Вторым аргументом против посещения врача была его профессиональная деятельность. Со слов змеи выходило, что Левифрон – алхимик, врач и хирург. Слова «психиатр» и «психотерапевт» в его послужном списке не значились, и уже одно это настраивало парня против подобной авантюры. Чем этот алхимик его лечить собрался? Своими настойками?
Но Сай не отставала от него до тех пор, пока он не пообещал хотя бы сходить на первый прием и посмотреть, что из этого выйдет. Правда она тут же проела всю плеш, рассказывая, как себя нужно вести, что стоит говорить, о чем стоит молчать, и вообще, дядя Левифрон – человек очень строгий, не стоит его сердить, а то пошлет еще восвояси.
Коттон с огромным трудом тогда прикусил язык не выдал самую логичную в такой ситуации фразу только потому, что в глазах змеи читалось неподдельное беспокойство за него, и она действительно старалась сделать все как можно лучше. «Лишь бы не получилось все как всегда». Пустить все ее усилия псу под хвост, даже не попытавшись начать лечение, было бы настоящим свинством.  А еще, у него  пока не было иной альтернативы, если не считать какой-нибудь психиатрической лечебницы. Но вот туда юноша не согласился бы пойти ни за какие коврижки.
Дом, возле которого они остановились, на парня особого впечатления не произвел. Ну а чего еще стоило ожидать от хижины посреди леса?
На стук в дверь вышел высокий худощавый мужчина.
- Добрый день, - поздоровался иштэ, не дожидаясь вопросов, - Я… - в этот момент юноша вспомнил, что прибыл не один, и якать было не совсем прилично, - то есть мы…То есть вы… наверное Левифрон, да? Меня зовут Коттон, а это Аерэна. Сайленсс вам конечно же рассказывала обо мне и о той проблеме, с которой я столкнулся. Именно поэтому мы пришли просить вашей помощи. – Договаривал последнюю фразу Коутон уже в помещении, куда они с Рэн зашли, повинуясь пригласительному жесту, который сделал врач, едва только иштэ озвучил свое имя.

Отредактировано Коттон (2018-03-14 21:02:55)

+4

3

Хатка постепенно начинала приобретать вид вполне пригодный для жизни. Уборка занимала большую часть дня, а под конец только и оставалось, что упасть на диван и по возможности не шевелиться. Эбигейл пребывала в довольно странном состоянии, после всех происшествий ей не верилось, что возможна спокойная жизнь. Было непривычно думать об этом месте, как о доме, после того, как стало ясно, что Левифрон не имеет ничего против ее присутствия рядом. Поначалу суккубия даже не знала, как себя стоит вести, должна ли она внезапно стать идеальной хозяйкой или что? Но Эби знала себя и такой не была. Успокаивало то, что девушка замечала, смущение алхимика, мужчина тоже парой терялся рядом с ней. Единственное, к чему пришла Эбигейл, так это к тому, что надо расслабиться, быть собой и плыть по течению. Впрочем, таким подходом таррэ  пользовалась всегда, до того как встретилась с Левифроном. Пришло время вернуться к нему, в их жизнях и так было много мрачных, тяжелых моментов.
Эбигейл сладко потянулась и разлеглась на кровати по диагонали, обняв подушку Левифрона. Сам алхимик уже встал и ушёл умываться, а вот суккубии было ещё лень. Некуда спешить, хотя сегодня надо бы доехать до города, да купить пару-другую нужных вещей. Но пока можно и предаться лени, прислушиваясь ко звукам доносящимся снизу. На кровать запрыгнул котёнок, забрался на спину девушки и принялся топтаться, выпуская коготочки.
Вставай, Эби, — сквозь мурчание произнёс Рик, укладываясь.
Ходить без имени он больше не мог, а потому таррэ решила назвать фамилиара Бродериком. Ей нравилось звучание, вроде бы вычитала где-то, и переодически развлекала себя тем, что по разному сокращала кличку.
Ну и как же мне это сделать, раз ты на мне разлёгся? — Эбигейл усмехнулась, не открывая глаз. — Это же не гласный закон, нельзя беспокоить кисоньку, если она на тебе лежит.
А я есть хочу.
Она вздохнула и начала подниматься, тем самым заставив кота спрыгнуть. Все равно же не отстанет.
Делаешь из меня преступницу.
Подхватив свои вещи, девушка спустилась вниз и сразу же направилась в ванную комнату, попутно заметив Левифрона на кухне. Суккубия тщательно умылась холодной водой, собрала волосы в высокий хвост, а после надела легкие брюки и бежевую рубашку, закатав рукава.
Ты создал проглота, — с улыбкой проговорила Эбигейл, подходя к Левифрону и мимолётом проводя рукой по его спине.
Алхимик выбирал травы, а на печи уже начинал закипать чайник. Эби же взялась  за еду для животных, Клейма ещё не было видно, а вот Валет нарисовался почти сразу. Бродерик же тут же нацелился на его хвост.
Веезвпный стук в дверь заставил таррэ вздрогнуть. Она оглянулась на Левифрон, но в его взгляде тоже читалось недоумение.
Может, Сай? — предположила Эбигейл, наблюдая за мужчиной, который пошёл открывать дверь.
Добрый день, - снаружи донёсся незнакомый мужской голос — Я… то есть мы… То есть вы… наверное Левифрон, да? Меня зовут Коттон, а это Аерэна.
«Ааа, братишка пожаловал». От сердца немного отлегло. Немногим известно, что они здесь поселились, а потому гостей вот так вот рано утром уже точно не ждёшь. Тем временем в дом вошел парень с длинными каштановыми волосами, суккубия смотрела на него, но сходства с Сай не видела, и хрупкая миленькая девушка.
Сайленсс вам конечно же рассказывала обо мне и о той проблеме, с которой я столкнулся. Именно поэтому мы пришли просить вашей помощи.
Привет, я Эбигейл, - поприветствовала таррэ, подходя ближе к гостям.

+4

4

Все было так хорошо, что даже не верилось. Удивительное дело, но Левифрон довольно быстро свыкся с новым обиталищем и новой деятельностью, хотя раньше ничем подобным не занимался и собственное хозяйство не держал. Дом, пусть и показавшийся поначалу пригодным для жизни хоть сейчас, на поверку потребовал изрядной доли усилий, которые необходимо было приложить для очистки пространства от застарелой грязи, следов деятельности лесных животных и неизбежных изъянов, требовавших починки, которые всегда случались с хатами, приходившими в запустение и оставшимися без человеческого надзора. И если с уборкой они с Эбигейл еще как-то управились, то плотников и ремонтников среди них не было, и эта часть работы бесконечно откладывалась в долгий ящик. В таком же прискорбном состоянии находился и огород. Было предельно понятно, что едва ли Эбигейл когда-либо занималась выращиванием растений и вообще увлекалась флорой, а потому с каждым днем все очевидней становилось, что эта ответственность тоже ложилась на плечи алхимика. Но дойти до огорода он так и не мог, ему хватало вида покосившегося плетня вокруг него, требовавшего заботы и внимания.
Наверное, для всего этого просто требовалось время. Нельзя было сходу по щелчку пальцев сделать окружение идеальным, и как бы Герхену не хотелось видеть вокруг себя ту обстановку, которая соответствовала его строгому взгляду, приходилось смириться с последовательностью событий и просто орудовать шваброй и скребком старательней. Благо спальную часть мансарды и кухню они привели в порядок первыми, так что основные места обитания Филина его более не раздражали. Подвал же отложили на потом, ибо и дураку было понятно, что именно там была сконцентрирована самая большая боль и самый необъятный фронт работ, ныне оккупированный пауками и погрызенный полевыми мышами. Тем паче что Сайленсс требовалось время, чтобы добыть лабораторную посуду и оборудование, если это вообще представлялось возможным. Герхену казалось сомнительным, что какая-то стражница, большую часть своего времени занимающаяся отстраненной от службы ерундой, располагала достаточными средствами для подобных покупок.
Очередной день начался столь же спокойно, как и все до него. Лес, казалось, был отделен от остального мира некой невидимой стеной, оставившей все сложности по ту сторону и заставившей их померкнуть, и Герхен каждое утро ловил себя на мысли, что абстрагироваться от них стало легче. В его жизни воцарился очень хрупкий баланс, но покуда с той стороны не доносилось вестей о дурном, а собственные больные идеи не брали разум в тиски, дышать было до непривычного легко. А еще ему нравилось, что по утрам вокруг было тихо, ведь ближайшее людское поселение было в километрах от хаты. Существование становилось каким-то особенно неспешным в таких условиях, и вот сейчас Филин, казалось, уже целую вечность выбирал травы для чая, пока суккубия наверху собиралась с духом, чтобы встать с постели. В определенный момент до него начали доноситься голоса, и алхимик заключил, что первым это марево спокойствия надоело Бродерику, тому самому лысому фамилиару, который уже добротно оброс шерстью и больше не являл собой пример зверских издевательств над животными. За голосами последовало копошение, после – шаги, от которых с потолка над гостиной начало что-то сыпаться, и в итоге Эбигейл непринужденно скользнула с чердака вниз, не обременяя себя одеванием до выхода в люди и неся одежку в руках. Да, Левифрона все еще смущало. Он свыкся с новыми обязанностями и необходимостью поддерживать быт своими силами – но так и не привык к девушке рядом. Но стоило ли ждать иного, если вместе он жили всего несколько дней, если вычесть отдых на источниках? Только и успели, почитай, определиться, кто на какой стороне тюфяка спит – да и все. Но в этом была и своя прелесть, ибо обстоятельства еще не стали привычными, а вид скрывшейся в ванной Эбигейл еще вызывал некое смущенное негодование и абсолютную неспособность смотреть куда-либо еще.
«Пожалуй, надо добавить в чай мелиссы».
И он добавил в выбранный пучок еще одну травку.
Когда Эбигейл вышла на кухню, чайник уже готовился вскипеть, и Герхен ждал его с полотенцем и травами. Когда легкая женская рука скользнула по его спине, он еще раз убедился, что мелисса – очень хорошая идея.
- Ты создал проглота.
- Это нормально, он же еще растет. Да и трансмутация потребовала больших затрат организма, он долго будет их компенсировать. До тех пор, пока он не начал растекаться жирным блинчиком у тебя на коленях, все в порядке.
Чайник закипел, и Герхен поспешно снял его с печи, поставил на столешницу, закинул внутрь сбор. И аккурат в тот момент, когда он закрыл крышку и накинул сверху полотенце, в дверь постучали. Эбигейл тут же оглянулась на Филина, но тот не знал, что сказать. Гостей посреди глухого леса не ждали.
- Может, Сай?
«Или какие-нибудь дерзкие ребята с большой дороги», - подумалось Левифрону, но вслух он не сказал, дабы снаружи не услышали и не воодушевились возникшим внутри напряжением. Без малейших промедлений он взялся за ручку и открыл дверь.
Никаких грабителей и разбойников по ту сторону не было, лишь худощавый юноша с завидной копной волос и рыжая девица. Герхен едва сдержал тяжелый вздох.
«Еще одна».
- Добрый день. Я… То есть мы…То есть вы… наверное, Левифрон, да? – затараторил юноша, путаясь в словах и мыслях, вызывая в алхимике отнюдь не вежливое и не приветливое раздражение. - Меня зовут Коттон, а это Аерэна. Сайленсс вам конечно же рассказывала обо мне и о той проблеме, с которой я столкнулся. Именно поэтому мы пришли просить вашей помощи.
- Скорее доброе утро. Вы как раз успели к чаю, - все-таки исторг из себя нечто дружелюбное Филин, впуская гостей внутрь и закрывая за ними дверь. Рядом с ними тут же нарисовалась Эбигейл, и пока она приветствовала внезапного, будто снег летом, пациента и его очаровательную спутницу, Левифрон достал четыре чашки и разлил по ним отвар. – Я не ждал вас так скоро, да и вообще, честно говоря, думал, что Сайленсс предупредит меня каким-нибудь о вашем приходе. Пока что я не располагаю всеми ресурсами для начала лечения, но, полагаю, познакомиться и побеседовать лишним не будет. Присаживайтесь.
Сам он остался стоять возле чайника, опершись о кухонную столешницу. Так ему лучше думалось.
- Сайленсс описала мне в общих чертах, что с вами происходит, равно как и упомянула, что вы не можете рассказать мне о первопричине проблемы из-за некоторых… договоренностей, - Филина напрягала рыжая девушка, явившаяся на порог вместе с Коттоном. Вроде бы имя показалось знакомым, а стражница говорила что-то про некую девушку, которая вынуждена находиться рядом с ее братом, но дырявая память отказывалась выдавать детали. К тому же оставался открытым вопрос, сколь много эта девушка знает. Судя по тому, как неохотно Сайленсс рассказывала об этом, инцидент с Инквизицией наружу не выносился. – В первую очередь я хотел бы услышать вашу точку зрения. Вы лучше всех знаете, что с вами творится.

+4

5

- Приятно познакомиться, Эбигейл. - Коттон дружелюбно улыбнулся девушке, которая сразу же вызвала у него неосознанную симпатию. А ведь Сай не упоминала, что с алхимиком будет жить кто-то еще. Проклятый с любопытством посмотрел на новую знакомую, размышляя, кем она могла быть? Ученицей алхимика, его помощницей или же их с Левифроном связывало нечто большее? Забавно было и то, какими разными казались на первый взгляд обитатели этого дома.
- Прошу прощения, если наше внезапное появление доставило вам неудобство. А чай – это всегда хорошо,- одобрил Коутон любезное приглашение алхимика, усаживаясь за стол. Суховатый тон мужчины и мрачный взгляд мужчины намекали, что его не очень обрадовало внезапное появление гостей, но ничего иного и не следовало ожидать. Он тоже не прыгал бы от радости, увидев с утра пораньше двух каких-то чудиков, один из которых еще и был не в ладах с собственной головой. Но с другой стороны, для чего-то же он взялся за эту работу?
«Да ты шутишь что ли? Я понятия не имею, что за хрень со мной происходит». Согласно инструкциям, которыми его снабдила Сай, после такого заявления можно было смело отправляться с вещами на выход, даже не попробовав предложенный чай, поэтому иштэ, внимательно выслушав алхимика, сказал совсем не то, о чем подумал.
- Сложно сказать что-то определенное в моем случае. Я не помню ничего, что происходит со мной во время приступов. Это как… - Мужчина хотел было упомянуть для сравнения про свою вторую личность, но вовремя спохватился и покосился на Аерэну. В ее присутствии парень чрезмерно откровенничать не собирался, да и присутствие Эбигейл его немного смущало. Он не привык вот так вот запросто рассказывать о своих проблемах перед большим количеством слушателей, о чем алхимику следовало сообразить сразу. Запнувшись на несколько секунд, пытаясь подобрать новое сравнение, которое выглядело бы уместным, проклятый продолжил, наградив недогадливого лекаря сердитым взглядом. – Это как страшный сон, который ты забываешь сразу после пробуждения. Вам же снились когда-нибудь кошмары? В таком случае, вы должны понять меня. Кстати говоря, кошмары, свойственные большинству представителей нашей расы, меня донимали достаточно редко. Не знаю, имеет ли это какое-либо значение в данной ситуации. Если сосредоточиться, можно уловить в памяти какие-то образы и ощущения. Слишком расплывчатые, сумбурные, но даже этого достаточно, чтобы понять, насколько они чужды мне. Я думаю, что после того самого случая, на меня таким образом воздействуют воспоминания из прошлой жизни или, может быть, даже жизнях. Другой вариант – одержимость, но это маловероятно. Припадки сопровождаются приступами агрессии, так как чаще всего в таком состоянии я стремлюсь нанести какой-либо вред окружающим. Не вижу никаких факторов, которые могли бы послужить толчком для очередного приступа. Нет никакой закономерности, а если она и есть, то только на уровне подсознания. Как видите, я не могу быть ни в чем уверен, кроме одного: со временем это расстройство проявляется все чаще и становится с каждым разом все сильнее. Отсюда и такая поспешность, о которой вы упомянули. За последнее время я набросился уже на двоих. Так получилось, что в этих случаях нападения несли угрозу скорее для моей жизни, но где гарантия, что следующая моя жертва будет способна постоять за себя? Ах да, некоторые мои навыки в таком состоянии значительно улучшаются. Я неплохо владею парными кинжалами, но, судя по описанию Сай, во время приступов я владею этим оружием значительно лучше.  – Было немного странно сидеть, и спокойно рассказывать о том, как он пытался кого-то зарезать. Словно пойманный с поличным маньяк на допросе дает показания. - Вот и все, что я могу сказать. – Закончив отчет, Коутон пожал плечами. – Знаю, что ситуация сложная и материала немного, поэтому пойму, если вы откажитесь от такого пациента. Но если все же решите продолжить, я бы хотел знать, какими средствами вы планируете проводить лечение? Не то что бы я вам не доверял, просто любопытно. Вы упоминали о каких-то «ресурсах», значит у вас уже есть предположения что можно предпринять в моем случае?

Отредактировано Коттон (2018-03-19 19:00:13)

+3

6

Чувствовать себя незваным гостем в своем доме было странно и печально. Хотя кого она обманывала? Этот дом никогда ей не принадлежал. И то, что она провела в нем большую часть сознательной жизни не давало ей никаких прав. Но травница не удержалась и все же окинула хозяйским взглядом изменившееся убранство помещения. Нет, это было уже совершенно другое место. И дело даже не в другой мебели или обветшавшего за период пустования сруба. Теперь тут даже пахло по-другому. У нее всегда воспоминания о хижине сплетались с терпкими запахами прелых трав, едкими нотками алхимических реагентов и  сладкими ароматами масел, что Мэг использовала в косметике. Мысли девушки невольно вернулись к наставнице. Воспоминания вызывали боль и горечь, так что таррэ захотелось поскорее покинуть место, тревожившее душевные раны. Будь она свободна от уз, скорее всего так и поступила бы.
Чтобы хоть как-то отвлечься, Рэн принялась разглядывать новых хозяев дома. Поймав взгляд парня, девушка почувствовала как по спине побежали мурашки. Что-то во взгляде доктора отталкивало девушку. Возможно та холодность с которой их встретили. Хотя может ей просто показалось? Сама-то наверняка тоже не была довольна, если бы к ней в лавку забрели какие-то подозрительные типы, да еще и без предупреждения. Может они с Котом сейчас оторвали эту парочку от важных, ну или приятных дел.
Тем временем гостей угостили за стол, предложили чай. И не успела Арэн опомниться, как уже начался сеанс психотерапии. У девушки было только два варианта такой спешки: или от них хотели поскорее отделаться, или доктор был таким фанатиком своей профессии, что ему не терпелось поскорее приступить к практике. В последний вариант верилось с трудом. Вот и приходилось тихонько сидеть, прихлебывая горячий чай, и делать вид, что происходящее совершенно ее не волнует.  Аерэна еще раз окинула кухню, сама при этом полностью обратившись в слух. Хоть таррэ и понимала, что Коттон выдает очень личную информацию, ничего не могла поделать со своим любопытством. Ведь ни Сай, ни Кот ничего толком и не говорили о загадочном происшествии. Поймав косой взгляд иштэ, травница осознала, что увлеклась и чуть ли не с открытым ртом вслушивалась в диалог врача и пациента. Арэн поспешно отвернулась и сделала глоток, раздумывая этично ли будет уйти из-за стола. При этом Аерэна внимательным взглядом уставившись на рыжеволосую девушку. Рэн в очередной раз поразило, как сильно отличается Эбигейл от Левифрона. В голове тут же всплыла поговорка про противоположности и их притяжение. Мысли понеслись дальше, прикидывая подходит ли это выражение для нее с проклятым. Почти тут же таррэ со смущением погнала эту ересь обратно на задворки сознания и поспешно сделала еще один глоток, наконец перестав буравить взглядом девушку. Та похоже восприняла пристальное внимание гостьи в ином ключе.
- Аерэна, верно? - Таррэ кивнула. - Не хочешь прогуляться?
Травница поспешно согласилась и залпом допила чай. Вставая из-за стола, девушка бросила недоверчивый взгляд на лекаря, словно прикидывая разумно ли оставлять Коттона наедине с ним.
На улице было жуть как хорошо, так что Арэн невольно вдохнула полной грудью свежий лесной воздух и потянулась. Взгляду открывались верхушки деревьев, тропинка и цветущий кустарник.
- Я уже и забыла, как тут замечательно. - Рэн невольно улыбнулась девушке, а затем указала на заросший садик. - Я смотрю, огородом вы еще не успели заняться. Хочешь я расскажу, что там растет? Многолетние травы наверняка еще можно раскопать в этой буйной растительности, а мы с наставницей выращивали и несколько редких ингредиентов. Может они пригодятся твоему парню в работе.

+3

7

Гостей пригласили к столу, и Левифрон не стал попусту тратить время на светскую болтовню, а сразу же перешел к проблемам потенциального пациента. Коттон принялся было отвечать на вопрос, но запнулся, скользнув взглядом по своей спутнице. То ли он не хотел, чтобы она слышала, то ли сомневался в том, что стоит рассказывать, и в ней искал поддержку. Эбигейл тоже задержалась на рыжеволосой девушке, припоминая, что же там рассказывала Сайленсс. Как она там ее описала? «Девушка адекватная, психически совершенно здоровая». Суккубия подавила неуместную улыбку и продолжила слушать парня. 
Это как страшный сон, который ты забываешь сразу после пробуждения. Вам же снились когда-нибудь кошмары? В таком случае, вы должны понять меня. Кстати говоря, кошмары, свойственные большинству представителей нашей расы, меня донимали достаточно редко. Не знаю, имеет ли это какое-либо значение в данной ситуации.
«И этот проклятый». Мысли перетекли к Бэю. Последний раз они виделись с иштэ в доме Альвэри чуть больше недели назад. С ним Эби рассталась на хорошей ноте, хоть он и предостерегал ее по поводу Левифрона. Таррэ планировала написать ему после всей этой истории с лоддроу (хоть и не представляла, что сказать), но пока так и не сложилось. Перемены в собственной жизни занимали все ее мысли и время.
 Если сосредоточиться, можно уловить в памяти какие-то образы и ощущения. Слишком расплывчатые, сумбурные, но даже этого достаточно, чтобы понять, насколько они чужды мне.
Рассказ гостя тем временем, не давал полностью отвлечься, наоборот подкидывал интересные темы для размышлений. Получалось, что он чувствовал чужака в своих мыслях? Как же это было странно. Он был един в своём обличие, но мысли разных людей. У самой Эбигейл было с точностью наоборот. Но страх, что однажды Гейл станет отдельной личностью, какой-то едкой занозой засел в душе. Суккубия прониклась сочувствием к Коттону. Себя не контролирует, предугадать не может, да и представляет опасность для своих близких. Она бросила взгляд на Левифрона. Хоть мужчина и не страдал никаким раздвоением личности, да только вот сама Эбигейл проводила границу между ним и шадосом, стараясь не думать, насколько он опасен, что ему надо питаться, и сделал ли он что-нибудь после посещения кладбища в Кривом Роге. Девушка убедила себя, что и в Мандране были кладбища, и алхимик не все время был с ней рядом, но когда-нибудь придется все это обсудить. Только вот пока не хотелось касаться больных тем. Да и рассказ Коттона задел слишком много струн в душе, и поднял вопросы, к ответам которых суккубия пока не была готова. Слушать ей больше не хотелось и вообще казалось, что им с Аерэной стоило бы оставить мужчин наедине. Своих эмоций девушка никак не выказала, а спокойно обратилась к гостье:
- Аерэна, верно?  Не хочешь прогуляться?
Кажется, девушке тоже не терпелось уйти. 
Если понадоблюсь, зови, - она посмотрела на Левифрона, а после вышла.
- Я уже и забыла, как тут замечательно. 
Эбигейл ответно улыбнулась на улыбку Аерэны и посмотрела в ту сторону, что указывала девушка.
- Я смотрю, огородом вы еще не успели заняться. Хочешь я расскажу, что там растет? Многолетние травы наверняка еще можно раскопать в этой буйной растительности, а мы с наставницей выращивали и несколько редких ингредиентов. Может они пригодятся твоему парню в работе.
Нет, мы пока больше домом занимались, - задумчиво протянула Эби, мысленно перебирая непривычное «твоему парню». — Я, к сожалению, вообще не садовод. Хотя, видимо, придется, — она весело усмехнулась. — Так что буду рада послушать и постараюсь запомнить. Сай говорила, что ты тоже занимаешься алхимией.

+1

8

Левифрон, который смог.

В своей голове Левифрон допускал два пути развития событий со всем этим практически навязанным ему лечением очередного разнесчастного иштэ. Первый заключался в том, что иштэ был действительно разнесчастным и всеми фибрами своей проклятой души хотел найти исцеление и решение своих проблем. Другой - что на порог к Левифрону явится этакий Бэй номер два, который в гробу видел всякое лечение, но имеющий подле чрезмерно активную девицу, коя заботится о его здоровье не в пример лучше его самого. Конечно, Герхен надеялся на первый вариант, ибо хотелось уже увидеть хотя бы одного здравомыслящего и ответственного человека на этой земле, готового сотрудничать с врачом и выполнять предписания без капризов и лишних воплей. Но разум, ясное дело, подсказывал, что такой радости боги Филину не доставят, и явится к нему юнец, который будет желать здесь находиться ничуть не больше, чем Левирон - хотеть его лечить. И пусть юнец пока никак не подтвердил нехорошие опасения, профессиональной чуйкой Герхен чуял исходящее от него недовольство, плавно перетекающее в раздражение. Если присмотретсья, на его лбу был практически виден лозунг «вообще-то я не хотел сюда приходить, я со всем справлюсь сам». По некой вселенской иронии к Левифрону с другими лицами, в общем-то, и не приходили.
- Сложно сказать что-то определенное в моем случае. Я не помню ничего, что происходит со мной во время приступов. Это как…
Взгляд на рыжую девушку, неловкая и растерянная пауза. Лучшего подтверждения того, что госпожа Аерэна ничего не знала, не требовалось. Создавалось ощущение интересного дежа вю: всем рыжим девушкам, видимо, на роду было написано находить себе в спутники всяких пропащих личностей, ничего не знать об их настоящей сущности, но отчаянно стараться их спасать, вслепую и наощупь, ибо чувствовали они, что двойное дно где-то есть, просто его не видно, ибо хозяин его старательно прячет. Эбигейл была ровно в том же положении, а сам Левифрон тоже грешил враньем, недомолвками и сокрытием чего-то важного, практически жизненно важного. Может, именно из-за его приобретенного навыка молчать и увиливать к нему и тянулись с нерешенными вопросами, темными делами и требованиями о сохранении тайны. Никто не умеет молчать так, как опальный шадос и мернотовец-дезертир.
Это как страшный сон, который ты забываешь сразу после пробуждения. Вам же снились когда-нибудь кошмары?
Снились, еще как. Такие кошмары, после которых непонятно, то ли мир реальный был действительно реальным, или Левифрон никогда не возвращался из Изнанки. Но на риторический вопрос он не ответил и никак не показал какого-либо участия, ожидая какого-то более конкретного рассказа.
- Я думаю, что после того самого случая, на меня таким образом воздействуют воспоминания из прошлой жизни или, может быть, даже жизнях. Другой вариант – одержимость, но это маловероятно.
Волна раздражения напополам с какой-то невыносимой усталостью накатила на Герхена. История ходила по кругу, ситуация повторялась в точности, менялись лишь детали. Если Бэя хотели лечить просто идейно, чтобы он жил хорошо, то у Коттона проклятие иштэ вошло в острую фазу в связи со стрессовыми событиями в жизни. Формула оставалась та же - побороть желание богов, перетекать канву мироздания, вычленить из естества живого существа его грех и заменить его искусственно созданным в лаборатории прощением, в любой форме. Невыполнимая задача, одна из тех, за которые можно было попасть на место иштэ и самому угодить в немилость тех сущностей, которые  могли наложить такого рода проклятия. Ученый ум загорался, когда Герхен думал о таком вызове самому мироустройству, его хотелось бросить - и будь что будет, но здравый рационализм подсказывал, что это тот сорт изысканий, который пожирает жизни искателей, который сводит с ума, для которого решения ищутся столетиями и поколениями, а не находятся за пару дней исследований и анализов. Объективно Филин не мог обещать, что когда-нибудь даст Коттону, Бэю или кому-либо еще лекарство от проклятия иштэ. Все, что он мог пообещать - что будет его искать.Может, это было второй причиной, почему именно он. Шадосу не грозила смерть от старости.
- Вот и все, что я могу сказать. Знаю, что ситуация сложная и материала немного, поэтому пойму, если вы откажитесь от такого пациента. Но если все же решите продолжить, я бы хотел знать, какими средствами вы планируете проводить лечение? Не то что бы я вам не доверял, просто любопытно. Вы упоминали о каких-то «ресурсах», значит у вас уже есть предположения что можно предпринять в моем случае?
И здесь все повторялось. Вспомнилось лицо Альвэри, когда она ожидала, что решить проблему Бэя все-таки можно парой витаминных пилюль, сладкий и приятных. Как постепенно она осознавала, что легких решений не будет, что за душу проклятого придется платить даже не кровью - какими-то совсем страшными вещами, которые нельзя было осознать и остаться в здравом уме. Поэтому Альвэри остановилась. Коттон с Сай еще только должны были этот путь пройти, но в отличие от прошлого раза, в этот сам Герхен уже смотрел на вещи трезво и цинично.
- Я буду откровенным, с вашего позволения. Мне кажется, это одна из лучших услуг, которую я могу вам оказать, - и хотя стоя думалось гораздо лучше, Левифрон отошел от столешницы и сел на освободившийся стул. Когда вопрос касался жизни пациента, сколь бы нерешаемой ни была его проблема и как бы ни раздражала она Левифрона, он старался подходить к вопросу максимально корректно и этично. А в том, чтобы обсуждать такие материи свысока и дистанцировавшись, корректности было мало. - Волшебного лекарства от вашей проблемы не существует в природе. И, вероятно, еще долго не будет существовать. Я хочу, чтобы вы понимали это. Я не намерен отказываться от вас, потому что вам действительно нужна помощь, как врач, я не могу выставить вас за дверь, подвергнув опасности и вас самого, и окружающее вас общество. Но приоритеты будут выставлены не так, как вы и Сайленсс ожидаете. Моя первоочередная задача - сделать все, чтобы вы в этом самом обществе могли существовать, не неся угрозы. Для этого существуют решения, начиная от простых разговоров с целью облегчить душу и заканчивая серьезным медикаментозным воздействием психотропами, быть может, даже с привлечением некоторых элементов трансмутации. Это будет первый шаг, самый необходимый, чтобы с вами было безопасно находиться в одном помещении. Второй шаг - решить ваши ментальные проблемы, связанные с тем инцидентом. Я никогда не работал с человеческой головой, не обладаю знаниями о том, как помочь перешагнуть через страшные события, повлиявшие на психику, но я попытаюсь. И самое последнее, за что я возьмусь - проблема с вашей прошлой жизнью. Для этого, увы, мне не иначе как придется уподобиться Ильтару, а в возможности этого у меня есть определенные сомнения. Что касаемо средств, то хотелось бы обойтись лекарствами и травами, но спектр медикаментов может расшириться вплоть до наркотиков. Возможно, привлечем какие-нибудь артефакты, влияющие на сознание, если найдем что-нибудь подходящее. Ежели все будет совсем плохо, то я оставляю за собой право применять подручные средства для вашего успокоения и обеспечения моей безопасности и безопасности Эбигейл. Остальное зависит от вашего самоконтроля и желания что-то поменять.
Сквозь открытое окно на улице слышались беззаботные девичьи голоса. Кажется, они обсуждали сад и его плачевный вид. Стало даже немного стыдно, что они с Эбигейл не успели облагородить хоть как-то прилегающую территорию до прихода гостей.
- Могу сказать точно, что легко не будет. Скорее всего, будет очень тяжело, местами больно, почти наверняка неприятно. И успех во многом зависит от того, сколько усилий приложите вы. Я могу вам только помочь и направить.

0


Вы здесь » За гранью реальности » Флешбек » Не лечиться худо, а лечиться еще хуже