Вверх страницы
Вниз страницы

За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Город Кен-Корион » Главные ворота [верхний город]


Главные ворота [верхний город]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://s3.uploads.ru/V9EY6.png
  Город Кен-Корион возник в сердце пустыни много лет назад. И это доказывает, что пусть здесь невыносимо жарко, пусть здесь лишь пески, а живительные оазисы словно манна небесная, но жить здесь можно. Вы не заблудитесь в Кен-Корионе, так как планировка его на поверхности очень проста. Здания образуют собой два кольца. Центральное представляет собой здания управления, где обычно заседают всякие чиновники. А внешнее кольцо - это дома здешних аристократов, вот только живут они в них не постоянно.
  Главные ворота закрываются на ночь магией, так как ворот по сути и нет. А днем их всегда охраняет группа стражников. Но не нужно думать, что пустынный город пользуется такой популярность, просто в пустыне много хищников и просто опасный тварей, и мало еды для них.
Но связь с внешним миром, конечно есть. В Кен-Корион и из него ходят торговые караваны, местное отделение почты очень популярно, а почтальон очень оплачиваемая должность. Ведь из пустыни еще нужно выйти живым, и не всегда получается прибиться к каравану.
  Основной же город находится под землей. Температура там так резко не перепадает, вообще внизу город намного больше, чем снаружи. Не так жарко днем и не так холодно ночью. И жителям города, и гостям намного комфортнее внизу.


==> Улицы города
==> Пункт телепортации
==> Здание Управления
==> Резиденция Хрустального Дома

==> Переход в Нижний город

0

2

[ Пески [территория Василисков] ] http://s1.uploads.ru/i/ayGxd.png

21 число месяца Новой Надежды 1647 года, поверхностная ночь

- Еле успели... - отдышался Ихше Тар, получивший посохом от Таль Раши за применении к ней магии воздуха. Он мог себя и остальных сколько угодно катать на своей воздушной подушке, но фиаллэ должна была дойти сама. Аль'Карра умудрилась заехать палкой по другу во время полета, попала прямиком в филейную часть, так что синяки если и образуются, то видно их не будет. Впрочем, после приземления всех четверых у ворот, которые рискнули закрыться не без помощи руки закона, Шаман похвалила и поблагодарила Ихше за оперативность. Вот она, сила противоречивости, здравого ума, религии и женской логики. Мощь. Фиаллэ весьма и весьма мудра, но иногда выкидывает странности.
- Причина визита? - деловито поинтересовался василиск, собравшийся уже закрывать вход в город магическим барьером. На дворе наступила беспросветная темень, однако до полуночи еще было несколько часов.
- Мы простые путники и устали с дороги.
Василиск присмотрелся к гостям.
- Фиаллэ?
- Не все.
- Не важно. Вам негде будет переночевать. В связи с прогнозами погоды все койки-места позанимали такие же усталые путники, торговцы, проходимцы. - страж ворот оказался явно не доволен визитом соседей.
- Какими прог... Так, мы просто хотим переночевать. Предлагаешь нам разложить спальники на пороге города? - Ихше начинал раздражаться, что было совсем не выгодно.
- Тише, Ихше... - аль'Карра подошли ближе к стражнику и нависла над ним подобно изваянию. Нет, избивать его посохом она, на удивление, не собиралась. В отличии от более темпераментного и молодого друга фиаллэ разумела, что ссориться с хозяева города, в который нужно войти, крайне не разумно. Девушка вручила василиску несколько монет.
- Я щедра, если и ты щедр в своем гостеприимстве. - тихо молвила фиаллэ, ожидая реакции. Долго томиться не пришлось.
- Проходите. - нельзя просто так взять и не взять деньги, если ты стражник и у тебя маленькое жалование.

http://s1.uploads.ru/i/EgrZt.png [ Гостиница «Фантазия» [нижний город] ]

Отредактировано Шаман (2013-12-17 00:28:54)

0

3

[ Книжный магазин [нижний город] ] http://s1.uploads.ru/i/ayGxd.png
22 число месяца Новой Надежды. Вечер-ночь.

Коли Лео про действие на разум рассказал, намекнув осмысленно, что и его голова при этом страдает непомерно, из слов про становление маньяком примерный вывод напрашивался сам собой - клинку нужны жертвы, много жертв, дабы утолить боль своего хозяина, облегчить его страдания и выдворить вон из головы образы померкнувших на жизненном одре от проклятой стали.
Говоря о проклятиях, за которые фиаллэ ухватилась в первую очередь. Ее жизненный путь сложился из разных фрагментов многих деяний и деятелей, самых виданных и редких мастей, которыми юг по правде своей кишит похлеще столичных земель, что бы там не говорили про стереотипы, провозгласившие невесть по какому праву доверить королевских землям носить титул высшего качества чуть ли не во всех сферах жизнедеятельности. Девушка лишь на собственной земле успела повидать таких заковыристых случайностей и спланированных замесов, скольких не каждый сыщет на целом веку, так и умерев в счастливом неведении. К тому же плох тот маг, который, развиваясь в одном направлении, забросит даже изучение теории других вех, не менее интересных, да чудовищно полезных для путника, и любого другого гражданина неординарного населения, будем честны. Всегда и везде, в любой момент, может понадобиться выудить всевозможные знания из пестрого клубка стихий, коими не владеешь, но имеешь о них представление, если ты, к своему вариативному счастью, родился рунным магом.
Резюмируя все вышесказанное, видится здесь не столетний, но качественно влитый пустынными ветрами судьбы опыт в этот цветастый чудаковатый чурбан, который первым делом решил проверить, а не проклят ли клинок. Шаман не ведала, сколько с сим орудием трудового убийства носится хрупкий человек, и какие роковые препятствия помешали ему проверить кинжал сей на ведьмовский заговор, но оружие в самом деле проклятым явилось в серебристом свете серповидной луны, чья могучая туша в большинстве своем всего-то скрылась от людского глаза.
- До попыток его уничтожения еще не дошел. Думается мне, что ничего хорошего из этого точно не выйдет, потому и не тороплюсь с этим. Как-то не хотелось бы сдуру помереть.
- Ум твой мудр, мысль верна. Попал ты в цель, точно говорю, - Шаман опустила кинжал обратно на настил, аккурат меж ней и Лео. - И не торопись его в плавильню кидать, не смей даже. Помирать тебе рано определенно. Проклят твой кинжал. Возьми да погляди сам. - девушка вручила Лео свое кольцо, предлагая найти убеждение ее словам в его собственном взоре.
На лезвии фиаллэ узрела переплетение искрящихся синевой бусин, шествующих друг за другом в немыслимом зигзаге, то же самое и человек мог наблюдать. Проклят ли кинжал изначально в породившей его кузне либо гораздо позже вблизи дней не столь отдаленных - неизвестно. Таль Раши открыла содержание темного переплета, что прихватила с собой из книжного магазина, ибо нелюбезно предоставить всякое неудобство разное, руной вдарить, стол осквернить, и не купить ничего при таком грубом варварстве. Страницы книг разили различными историями проклятых и проклинающих, легендами невесть какой давности, где маги и магессы в осипшей древности времен творили черные чародейства. Никаких алгоритмов, формул и иже подобных изысканий, которые могли бы повстречаться в фолиантах на книжной полке магической академии, обнаружено не было, но фиаллэ вовсе не это искала. История с проклятием и ритуалом, волею удачи занесенным на страницы старательным писцом, которая гласила о крови и ее жертве, о поглощении этой самой крови, о питании ею клинка, дабы насытить энергией, творящей зло - вот оно, удачное наитие.
Теория осталась бы теорией навечно и забылась во смене времен, изображенная на ветхих свитках в запыленных архивах, так и не найдя своего пристанища, коли не подтверждалась бы рукотворным деянием. Фиаллэ достала продолговатую колбу с кровью заара. Капризный клинок кроме проклятого знака никаких признаков лиходейства подавать не решался, но Шаман не лыком шита, добьется признания от злостного оружия. Девушка принялась с осторожностью ювелира, коим в чаровании могла смело называться, чертить маленькие рунные знаки вдоль лезвия одним лишь мизинцем, едва касаясь ногтем стальной глади. Шаман подняла свободную ладонь вверх, молчаливо предупреждая, что никому из присутствующих вредить не станет. Несколько раз аль'Карра одергивала руку, словно нож не принимал ее, обжигал кожу либо еще что похуже, но все же довела до конца начатое дело. Не зарекаясь ни о чем, ибо не уверена, что сработает фокус, фиаллэ пролила несколько капель крови на кинжал. Внешне ничего не произошло, но отчаиваться - удел слабаков, значит следовало продолжать действовать, и фиаллэ совершила второе пришедшее в голову озарение - глянула на кинжал через серебряное кольцо вновь. Не шутливый ритм задало огонькам в ее глазах увиденное зрелище. Могло и вовсе привидеться, что Таль Раши не ожидала представленного взору, да так оно и было.
Открытия совершаются неожиданно, часто по ошибке, но сегодня не в преднамеренной погрешности прояснился толк, а в попытке таковую погрешность не допустить. Риск пустить кровь заара без защиты попадания ингредиента на чистую область лезвия оправдался бы, ежели не приходится ставить под скользкую угрозу чужие жизни. Шаман не опускалась до низов собственного блага во вред другим, ни в чем пред ней не повинным.
Степенно на стальном полотне кинжала проявлялись черные руны, овитые красным сиянием. Голубые бусины метались, готовые выпрыгнуть за границы отведенных им нитей, служивших извечным замкнутым кругом. Магию, заключенную в клинке, злила невозможность коснуться крови, практически лежащей перед самым носом, но отдаленной тонкой преградой в виде защитной рунной стенки. Все это пугающее великолепие Шаман наблюдала через кольцо, за пределами которого кинжал оставался чист и невинен за исключением заветной капли крови. Сильная магия творилась на настиле, мощь которой слабо поддавалась контролю, и кинжал злился сильнее, истошнее. Руны Таль Раши начали меркнуть и фиаллэ немедленно смахнула кровь заготовленной тряпицей. Символ проклятия успокоился, а руны снова скрылись из виду, словно их и не было.
«На лезвии ножа ходишь. И мы прошлись немножко...» - трюк оказался опасным.
- Символ этот мне неведом, - Шаман кивнула в сторону зловещего орудия. - Темная магия, не данная мне, не могу извлечь информацию. Руны темные, но печать их я не в силах разломать... покуда темная магия нависла над клинком и держит крепко. Комбинированная магия, мощная, старинная я бы сказала. Небезызвестный ритуал, да с новшествами, а руны кровь пьют, оттого и худо тебе. Я так думаю: покуда не питаются они, тебе хуже, а как насытишь ты их кровью живой, где энергия заключена, легче становится. Здесь кровь мертвая была, только не стала я питать клинок, не знаю, что было бы.
На голову Лео нежданно приземлился запечатанный сургучом конверт. Птица, сверху парившая, не спустилась и клюва своего им не явила, лишь убедилась, что адресат получил посылку, и смылась восвояси. Выяснилось вскоре, что убегать знакомым надобно, да поживее, неотложные дела зовут не докричатся. Шаман господ поблагодарила, покупку им вручила, денег взять не забыла, горностая ласковым словом утешила и подсказала, что за недорого можно прикупить краску да покрасить шерсть на время в благовидный цвет.
- Ищи темного мага, в проклятьях сведущего лучше всякого, ищи, покуда хуже не стало. А там быть может свидимся, иль спросишь меня в Хершиде, подскажут. - за сим откланялась, не задерживая боле спешащих покупателей, осчастлививших ее златом.

Отпускаю вас с миром, друзья. Желаю великих свершений на фоне дребезжащего зла. Не забудьте пройти к магическому прилавку и оформить свои покупки. Подарочный кинжал остается подарочным, арт я вам дарую, забирайте себе с чистейшей совестью. Пользуйтесь с удовольствием! : )

http://s1.uploads.ru/i/EgrZt.png [ Улицы и переходы [нижний город] ]

Отредактировано Шаман (2014-03-05 11:43:55)

+3

4

[ Книжный магазин [нижний город] ] http://s1.uploads.ru/i/ayGxd.png
22 число месяца Новой Надежды. Вечер-ночь.

- Ум твой мудр, мысль верна. Попал ты в цель, точно говорю.
Подтверждение сведущего человека несколько облегчило существование. Нет, Лео и сам прекрасно понимал, что так просто от своей проблемы он не избавится. Он топил кинжал в морских глубинах, пару раз ради забавы даже сбрасывал в расщелины гор, если случалось проезжать мимо. В порыве энтузиазма устроил ему даже похороны по всем традициям и со всеми полагающимися обрядами, послал в сады Ильтара прямой дорожкой и пожелал счастливой загробной жизни без тревог и тягот. Нахальный клинок всегда возвращался каким-то неведомым способом, всегда ждал его дома на одном и том же месте. Разве что не плясал от самодовольства и лицезрения каждый раз всю более и более уставшего лица своего владельца. Не прав был тот, кто утверждал, что оружие – всего лишь вещь, бездушная и пассивная. Этот нож явно обладал разумом столь обозленным и циничным, что даже шадосы в какой-то степени ему уступали. И хорошо будет, если его просто нельзя будет уничтожить в кузнечном горне, а то ведь и Альдена за собой утащит на тот свет, заставив прыгнуть в пламя следом. Или просто превратит в овощ, напоследок сломав сознание и пожрав душу. Пусть лучше паразитирует в свою волю, так есть время подумать, что делать дальше.
- И не торопись его в плавильню кидать, не смей даже. Помирать тебе рано определенно. Проклят твой кинжал. Возьми да погляди сам.
Кинжал снова опустился на настил. Неудивительно, тот, кто знает его тайны, никогда не возьмется за рукоять лишний раз. Напротив, захочется сразу помыть руки с мылом, дважды, а то и трижды, на всякий случай облив какой-нибудь святой водой. Да и держать его тяжко, вроде маленький, а к земле его тянет что-то неумолимо, что вводит в тупик все привычные представления. Инквизитор и сам долго привыкал к тому, что такая мелкая пакость весом с полноценный меч. Сам бы в руки никогда не брал, да не отпускает же. И польза от клинка велика, с этим спорить бесполезно. Как много людей начинало говорить, если с его помощью совсем чуть-чуть надавить им на мозг, впустить в их тела всего каплю той всепоглощающей тьмы, что хранит в себе эта сталь.
- Через кольцо? Хорошо.
И пусть было немного странно смотреть на свой кинжал через ободок кольца, но каких только див дивных да чудес чудесных на этой земле встретить не доведется. И теперь, глянув на нож, Альден увидел то, что в обычных условиях было надежно скрыто.
В рунах, чарованиях и прочих подобных тонкий материях инквизитор был столь же искусен, как медведь в игре на лютне. Он увидел сверкающие синие точки, сплетающиеся в неуловимый узор без всякого смысла и системы, но их великого смысла постигнуть не смог. Разве что не верилось, что подобные безобидные бусинки несут в себе то страшное проклятие, которое столь неосторожно Лео на себя повесил. Больно уж безобидно они выглядели, и не подумал бы, не скажи Шаман заранее. Воистину, самые подлые вещи прячутся за самой невинной личиной.
- Вот же скотина бессовестная, а… И знал же, что мне продает, и все равно ничего не дрогнуло.
Кольцо было возвращено хозяйке. Больше смотреть смысла не было, и так все стало ясно. Удивляло лишь то, что у того коллекционера хватило духу, наглости и глупости рискнуть своим психическим и физическим здоровьем и впихнуть такую вот штуку в руки инквизитора. Не просто так ведь Альден тогда к нему пришел, совсем не просто так. То дело ворошить уже смысла нет, но замешана в нем была крупная сеть контрабандистов. Кинжал, к слову, тоже был контрабандой, и неведомо, сколько рук и крови он пережил до того, как попал к Лео. Взятка, откуп – называть это можно чем угодно, но во столько оценил коллекционер свою свободы, а возможно и жизнь. Жаль только, что теперь, когда искатель узнал, где собака зарыта в этой слишком легко давшейся сделке, договор силу неожиданно потерял. Вот же удивится тот торгаш, когда увидит на пороге инквизитора, которого так успешно подставил полтора года назад.
«Уверен, он будет счастлив познакомиться со своей бывшей собственностью… ближе. Намного ближе».
Было даже интересно, сколь дорого во временном эквиваленте кинжал оценит такую жертву.
Фиаллэ тем временем приступила к решительным действиям. Альден не отрываясь смотрел, как она достала колбу с чем-то темным, как начала рисовать на клинке символы. Порой останавливаясь, одергивая руку, но все равно продолжая. И хоть Шаман всем своим видом показывала, что ничего страшного без предупреждения делать не собирается, что даже в движениях ее просматривалась осторожность, но инквизитор все равно был напряжен, как никогда, даже вперед подался, дабы первым уловить тот момент, когда надо будет что-то делать. Очевидно, что если ножу что-то придется не по вкусу или если проклятие начнет разрушаться, плохо будет именно Лео.
«Спокойнее, я же ей мешаю. Что может случиться…»
Когда фиаллэ закончила чертить символы, все было в порядке. От сердца как-то даже немного отлегло, нарисованного воображением апокалипсиса не наступило. А вот когда из колбы вылилось пару капель чего-то неведомого…
Нет, даже тогда первые пару секунд ничего не произошло. Просто было абсолютно тихо, и Шаман пыталась что-то высмотреть на кинжале. Но чем дальше шло, тем тревожней становилось Альдену. С каждым мгновением все сильнее и сильнее, а почему – знала лишь одна фиаллэ, теперь уже сквозь кольцо с весьма странным выражением лица наблюдавшая за ножом. Что там происходило, инквизитор не знал, но явно ничего хорошего, поскольку все его мысли сливались в какое-то тупое и не свое «хочу!». Так бывало, когда он проверял, сколько способен терпеть влияние клинка, и когда в итоге уже было плевать, чей кровью его поить, лишь бы напоить. Наверное, это было похоже на ломку наркомана, только несправедливо то, что ломало кинжал, а Лео просто терпел за компанию.
Чтоб не таращиться на эту ужасную каплю и не сорваться, всадив лезвие хоть в чью-нибудь плоть, чего упорно, дико и немного истерично требовало проклятье, искатель с невероятным усилием повернул голову и уставился на Аннуору. Панацеей это не стало, эффект магии не проникся и не отступил, но так всегда бывает, что если не смотреть туда, где страшно, все легче переносится. Только вот расплыться в беспечной улыбке в лучших альденских традициях, применимых даже в самой дерьмовой ситуации, уже не получается, лицо не гнется.
«Сколько ж можно экспериментировать…»
И отпустило. Резко и сразу, а не постепенно, как набирало обороты. Не сдержавшись, Лео схватил кинжал и осмотрел его со всех сторон. Но нет, внешне более флегматичного клинка еще поискать надо.
- Это что такое было?
- Символ этот мне неведом. Темная магия, не данная мне, не могу извлечь информацию. Руны темные, но печать их я не в силах разломать... покуда темная магия нависла над клинком и держит крепко.
Невероятно жизнеутверждающе. Впрочем, инквизитор и был готов к тому, что так просто ничего хорошо вдруг не станет, что аукнется ему поразительное доверие к подлому контрабандисту. Только вот все равно где-то зиждилась надежда на чудесную фиаллэ, которой под силу если не все, то очень многое.
- Здесь кровь мертвая была, только не стала я питать клинок, не знаю, что было бы.
- И хорошо, что не знаете, уж поверьте, - вздохнул Альден, возвращая клинок в ножны. Во время сего нехитрого действа на него упал конверт. – Что за…
Птица, донесшая весть, уже улетала восвояси. Лишь мельком глянув на сургуч, инквизитору снова ощутил всю тяжесть бытия. Вовремя, ей-богу… Ловким движением печать была взломана, а письмо развернуто.
Уважаемый господин Альден, поступил рапорт о незаконной деятельности шадосов в городе Таллеме, что требует немедленного разбирательства. Данное дело поручается вам, все подробности приложены ниже.
P.S. Госпожа Венс велела передать вам привет и сообщить, что, цитирую, «если ты завтра не явишься в Таллем сам и к вечеру не доложишься о ходе расследования, я лично явлюсь в Кен-Корион и закопаю тебя в раскаленном песке».
С уважением, секретариат Совета Ордена Инквизиции. 

«А я так надеялся, что ей нужна будет как минимум неделя, чтобы догадаться обратить свой взор на пустыню», - вопреки подобным мыслям, какая-то гордость за Орден все же промелькнула. Воистину, найдут повсюду. Хорошо, что еще с пониманием отнеслись, половину суток погулять позволили.
Рапорт был подробным и весьма неутешительным. Будничной мелочевкой и не пахло, а значит «потерять» бумажку в сумке не выйдет. Похоже, начальница подошла к вопросу с особой жестокостью, все ради того, чтобы раздолбай всея Инквизиции точно не смог снова улизнуть из-под ответственности. А самое противное в том, что действительно же не поленится, придет и закопает. Просто из принципа.
- Дорогая, меня нашли. Нужно возвращаться в Ацилотс.
Неприятно было это говорить Аннуоре. Он ведь уже пообещал ей много времени, в которое не вмешаются работа, Инквизиция, Паломничество и даже Хьервин. Но что поделать, не все в этом мире столь свободные, как паладины, некоторых достаточно дернуть за поводок присяги – и уже не остается выбора.
- А вам в любом случае спасибо. И за товар свой прекрасный, и за то, что хотя бы попытались что-то с кинжалом сделать. По крайней мере, теперь понятно, в чем тут дело.
Расплатились, распрощались. Когда Шаман потерялась из виду, Лео спрятал бумаги в сумку, поближе к досягаемости, и взял щит, что сувениром командору должен стать. Шум выскользнул из объятий Анн и перелез на плечи Альдена, предчувствуя, что долг снова воззвал, а значит прямо сейчас нужно ринуться на его клич.
- Извини, что так получилось. Мое начальство напрочь обделено пониманием. К утру надо быть уже в Таллеме, как раз есть несколько часов, чтобы попасть домой, собраться и отбыть. Давай я оставлю тебе деньги и некоторые вещи, чтобы ты могла побыть еще немного, посмотреть все, что хотела. А то как-то обидно получается, только меня же вызывают. Щит будет лежать дома.

http://s1.uploads.ru/i/EgrZt.png [ 26 числа Новой Надежды, вечер, улицы Таллема ]

+3

5

[ Книжный магазин [нижний город] ] http://s1.uploads.ru/i/ayGxd.png
22 число месяца Новой Надежды. Вечер-ночь.
Однажды проклятая кем-то и тысячу раз проклятая Аннуорой железка вновь показывала свою силу. Шаман действовала аккуратно, но Анн, зная, что бывает с мужем, когда кинжал проявляет власть, тревожилась, но не за себя или фиаллэ, которые могли пострадать от этой жажды крови, а за Лео. Она была готова напоить эту дрянь всей кровью мира, если б знала, что это поможет. Но нет, лучше от этого Лео не станет, ненасытное оружие не угомонить так просто.
Муж повернулся к ней, видимо, не желая больше видеть этот кровожадный кошмар, сделал попытку улыбнуться. Любимой Аннуорой улыбки не вышло, но она одарила его своей. «Все будет хорошо, дорогой.»
Но само небо решило это опровергнуть, послав конверт едва ли не на голову Лео. Счастье, что не посылку. Пристрелить бы ту птицу, но то уже бесполезная месть. Инквизиция призывала своего бесценного сотрудника на службу.  Альдены попрощались с фиаллэ, Шум перебрался к хозяину, а Анн обняла мужа.
- Ничего страшного, иди и не беспокойся. Я вряд ли здесь долго пробуду, если меня не будет в столице - ищи меня в Рахене, у отца. Обидно, любимый, но так надо. Главное, не забудь вернуться, и лучше живым.
Она смотрела вслед Лео, а потом не спеша вернулась в вишневый сад Кен-Кориона, где пробыла до вечера. Около трех дней Аннуора оставалась в Кен-Корионе, каждый раз давая себе слово осмотреть город как следует, купить что-то, кроме оружия, но неизменно находя себя в том вишневом саду. В конце концов, бросив это гиблое дело, девушка вернулась в Ацилотс, забрала щит и направилась к отцу, в Рахен.
http://s1.uploads.ru/i/EgrZt.png [ 27 числа Новой Надежды, утро, Рахен, дом Хьёрвина ]

0


Вы здесь » За гранью реальности » Город Кен-Корион » Главные ворота [верхний город]