Вверх страницы
Вниз страницы

За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Город Кен-Корион » Главная площадь [нижний город]


Главная площадь [нижний город]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://s6.uploads.ru/wMxn8.png

  Главная площадь подземного Кен-Кориона - это огромный зал. Стены из светлого камня, статуи василисков в боевой трансформации в три роста величиной, магические светильники, с ярким голубым сиянием. В общем, площадь оформлена в соответствии со вкусами василисков и у них считается довольно богато оформленной. Только на полу нет песка совсем. Просто на площади, во время праздников или массовых выступлений топчется очень много народу, и в последствии приходится покрывать пол заново, что не дешево обходилось казне города, ведь песок туда тоже раньше насыпали "элитный".
  Входов на площадь всего восемь. Нет никаких дверей и магических запоров - просто арки. Днем здесь зажигают все светильники, так что становится очень светло, а ночью горят лишь некоторые, чтобы не создавать непроглядной темени. В будни площадь не пустует. Вдоль стен расставлены удобные лавочки, которые в преддверии празднеств убирают. Так же тут выступают разные фокусники, циркачи, музыканты могут сыграть на заказ любимую мелодию, Здесь можно приобрести цветы для дамы, лакомства для детей. Это место можно было бы назвать парком развлечений, если бы тут были деревья.


==> Улицы и переходы
==> Бар «Мухомор»
==> Вишневый сад
==> Книжный магазин
==> Воровской квартал
==> Зал для церемоний
==> Гостиница «Фантазия»
==> Магическая лавка
==> Змеиный переулок

==> Переход в Верхний город

0

2

Во всех уголках Фатарии, во всех крупных городах еще с вечера были установлены приземистые помосты, наспех сколоченные из дубовых досок. Жители государства знали, что с наступлением утра, при появлении на площади первого десятка зевак, раздастся громкий голос глашатая, слова которого в очередной раз напомнят о великой утрате.
…Темная фигура в долгополом плаще, с накинутым на глаза капюшоном появилась на помосте, едва тусклый утренний свет пробился сквозь дождливую хмарь. Народ, находящийся в этот ранний час на площади, разом притих, кто-то приостановился, держа руку козырьком у лба, дабы хоть как-то защитить глаза от упруго хлещущих струй дождя, у крытых торговых лавок раздался сдавленный возглас впечатлительной торговки.
– Жители Фатарии! – усиленный магией голос глашатая разнесся по площади, перекрывая шум дождя. –  Несколько дней назад государство постигло страшное горе, которое не оставило равнодушным никого из нас. Король мертв. Для Фатарии настают тяжелые времена, и лишь Ильтару известно, что ждет нас впереди.
По площади прошлась волна шепотков, переросшая в отчетливый гул. Глашатай, создав нужную атмосферу, поправил капюшон и, оглянувшись через плечо, коротко махнул кому-то рукой. Уже через несколько секунд в толпе появились мальчишки-разносчики, которые принялись раздавать пожелтевшие листовки.
Сегодня днем, в столице Фатарии, состоится церемония прощания с нашим королем. Город готов принять всех, для кого его смерть стала настоящим потрясением и ударом... Храни вас Ильтар.
Голос его потонул в шорохе непогоды, однако площадь еще некоторое время хранила молчание, лишь дождь шуршал каплями по плотной бумаге листовок в руках собравшихся.

0

3

Начало, 22 число месяца Новой Надежды. 1647 год. Где-то 12 дня.

Жара. Жуткая, испепеляющая, отвратительная жара. Пот собирался на шее, в изгибах локтей и коленок, под грудью, стекал по животу и бедрам. В голове мысли о воде, крови и тени переплетались в тугую косу и болезненно пульсировали в висках. Воротник-стойка сжимал горло подобно удавке. А дел, между тем, меньше не становилось. Точнее, они еще даже и не начались. Пару дней назад дед сказал, что нужно отправляться в это мерзкое, огненно-горячее место, во всеми богами забытые руины, искать там какого-то мужика или бабу и уговаривать уступить эти развалины по сходной цене. Или хотя бы выторговать пару-тройку охранников, а то там оказывается еще и неспокойно. Изабель была не в восторге от предстоящей поездки, но не родителей же посылать. Пришлось быстренько собраться-подобраться и отправиться в Кен-Корион. Она не думала, что может быть так жарко. Легких платьев вампирша не носила в принципе, и теперь вынуждена была страдать, потеть и мечтать о холодной воде. А, зачем она здесь? Не так давно тут кто-то выкопал какой-то камень, при растирании которого получается волшебный фиолетовый красящий пигмент, который, собственно, деда и пленил. На деле получалась какая-то ерунда. Прибыла, сняла номер в гостинице. Нашла каких-то важных василисков, которые отказались и людей выделять, не говоря уж о продаже руин, которые и не нужны-то никому сто лет. Бред какой-то. Слухи про «нехорошее место» рассказывали. В общем, мрак. Девушка уже было приуныла, но тут какой-то милый старичок посоветовал поискать некого Рини, Ринияра. Он-де, возьмется, ему-то делать нечего. Ну-с, деваться некуда: вернется без пигмента — дед голову открутит. Пришлось посылать мальчика с запиской к этому Рини, а потом еще день ждать ответа. К счастью, положительного. И вот теперь, стоя на главной площади под статуей какого-то змеелюда, вампирша была вынуждена ожидать. Изабель нервничала. Во-первых, было жарко. Во-вторых, неизвестно, выгорит дело или нет. В-третьих, кто такой этот Ринияр было не ясно. Бесноватая нервно перебирала большой аметист на цепочке и пыталась угадать, кто из сновавших мимо людишек её «клиент».

Отредактировано Изабель Карро (2013-10-25 21:49:24)

+1

4

22 число месяца Новой Надежды. 1647 год.
Полдень.

- Ну, чего мы ждем? – сфинкс ловко запрыгнула на пьедестал очередной статуи, воззрившись на Ринияра с высоты семи футов. Ее голубые глаза, сиявшие, словно пара волшебных огней, хитро щурились.
Василиск усмехнулся и, протянув руку, потрепал питомицу за ухо. Уж он-то знал, что сейчас СиНа’Фай, красовавшаяся в свете магических фонарей, только изображала нетерпение. За последние годы она устала от бесконечной чреды переговоров и интриг, а предстоящая встреча едва ли казалась ей интересной. Куда больше сфинкс, утомленная необходимостью хорошего поведения, ждала следующего отъезда – возможности побыть беззаботным зверем-фамилиаром, а не мудрой нянькой для своего хозяина.
- Почему именно мы? – не унималась Фай. – Ринияр Керлиэн теперь помогает всем, кто попросит? Он хочет стать паладином? – вскинув брови, поинтересовалась она.
Язвительный тычок тростью вызвал у сфинкс громкую усмешку. Соскочив со своего «трона», СиНа’Фай принялась тереться о ноги хозяина, больше пытаясь подтолкнуть его своей головой и уронить на землю – так она проделывала раньше, чтобы завязать шутливую борьбу.
Ринияр, тем временем, обыскивал взглядом центральную площадь Нижнего Города, ища ту особу, что таки добилась от него согласия на встречу – да еще и внеочередную. Хотя что там – очередь в резиденцию Дома рассосалась еще с тех пор, как утихли склоки с Сорель Тер ‘ Тет – с этой поры на жизнь Ринияра обрушилась такая скука, что разгонять ее не получалось даже народными методами. Уж чего Ягуар не ожидал – так это того, что он будет скучать по вниманию мраморной змеюки…
А теперь что? Теперь Рини стоит на центральной площади, затерявшись среди бродяг, артистов, и прочих бездельников. Приперся он сюда на своих двоих, как последний работяга, драгоценный физар остался в стойле, а охрана, в которой, собственно, не было нужды, умело играла в ассасинов, изображая непричастность к своему главе. Впрочем, нельзя было сказать, что во всем происходящем имелась чья-то вина. Как, собственно, и негатив. Например, СиНа’Фай очень даже обрадовалась столь своеобразной возможности прогуляться.
- Слушай… - вдруг подала голос та. – А как ты узнаешь ее?
Хрустальный обернулся было в сторону сфинкс, чтобы начать длинную тираду из оправданий, но тут взгляд его задержался на девушке, стоявшей подле следующей статуи. Ну, признаться по чести, не совсем на ней – подумаешь, иноземка, волосы рыжие, одета чуток странновато… Эка невидаль. К этому в Кен-Корионе уже привыкли все.
Ринияр же, личность почти во всех смыслах ненормальная, уставился в область чуть ниже ключиц оной дамы – и, надо сказать, самым неприличным образом. Напрямую, взглядом пустым и бессовестным. Иными словами, таким, после которого следует что-то вроде «Нахал! Подлец!» и качественная пощечина.
И как вы думаете, что же нашего василиска так привлекло? Правильно.
- Фай, смотри, аметист… - тихо просипел он, не имея возможности оторваться.

Отредактировано Ринияр (2013-10-26 11:51:02)

+1

5

От-вра-ти-тель-но. Изабель впилась пальцами в постамент,скрестив руки сзади. В голове гудело от жары и приступа паники. Такое бывает редко, со времен ухода Ментата из поместья Карро всего раза четыре. Мир вокруг сжимался и разжимался, пульсировал и излучал волны удушливого жара, которые окутывали тощее тело, оплавляя его по краям. Страшно. Незнакомый город, незнакомые люди, бежать некуда. Нужно взять себя в руки и держаться, чай не маленькая девочка уже. Изабель закусила губу и со всей дури впилась ногтями в запястье, оставляя на нем четыре кровавые короткие царапины. Болевые ощущения заставили взглянуть на мир более осмысленным взглядом. Думать. Шевелить мозгами. Причем как можно быстрее по возможности. Вампирша вытянула руки из-за спины и со вкусом захрустела пальцами. Глубокий вдох, полный выдох, душить панику в зародыше.
Если ты приезжаешь в незнакомый город и вынуждена иметь дело с незнакомыми людьми, что нужно делать в первую очередь? Правильно, собирать информацию. Что человек любит, что нет, как предпочитает проводить досуг. Так нашлись сведения про аметист. Мол, любит Ринияр этот камень. Обожает просто. Было принято решение прикупить камешек, да побольше, повесить себе на шею и ждать пока подбежит. Ловля на живца. И вот теперь начиналось самое интересное: подходило время встречи, назначенное на полдень. Значит, где-то в толпе сейчас уже бродит интересующая вампиршу персона. Вот прошмыгнул куда-то юноша-посыльный, вот остановился под соседней статуей молодой мужчина, оттирающий пот со лба. Нет, не то, ждем дальше. Ах, вот. Темноволосый, вызывающе симпатичный молодой василиск со сфинксом, нагло рассматривающий камень на её груди. Причем рассматривает так уверенно и беспардонно, что в обычно в такой ситуации стоило бы нахлестать по щекам. Значит, надо брать. Вероятность того, что кто-то еще в огромном городе так нагло станет глядеть на полудрагоценную безделушку крайне мала. Изабель перекинула длинную косу с плеча за спину и неуверенными шагами двинулась вперед. Красивый, зараза. Плохо, с красивыми людьми всегда тяжело разговаривать. Но деваться некуда. Попыталась улыбнуться. Не вышло, ибо жара все еще давила на виски, причиняя адскую боль. Спокойно, больше пафоса на физиономию, меньше напряженности во взгляде. Не напрягаемся, стали и высокомерия в голос добавляем.
- Я полагаю, Ринияр Керлиэн? - Изабель очень постаралась изобразить решительный взгляд. Получилось нечто больше похожее на «я такая суровая, бойся меня, но не сильно». Ну, это тоже ничего, должно подействовать. Бесноватая скрестила руки на груди, закрывая аметист. Теперь пусть в глаза смотрит.
- Изабель Карро, виконтесса. И, надеюсь, Ваш будущий деловой партнер.

Отредактировано Изабель Карро (2013-10-26 14:12:10)

+1

6

…Нужно ли говорить, что не прошло и минуты, как девица, заметив нездоровый интерес Ринияра к своей персоне, решилась направиться в его сторону?
Между тем, боковое зрение подсказывало, что некоторые прохожие заметили эту немую сцену. И знаете, что самое забавное? Большинству из них была известна ирония всей картины. И они собирались ее пронаблюдать.
«Что делать, Рини? Рини, она идет сюда. Рини, где выход? Думай, Рини, думай… Бежать! Нет, не так. Сдернуть ожерелье и убежать! Да, отлично. Так и сделаем».
Буйная фантазия за короткие мгновения уже прорисовала сцену. Подскакиваем, дергаем кулон, издаем коварное «хи-хи-хи!» и, скрючившись в позу «зю», делаем ноги. Вприпрыжку. О да. Замечательно.
Не сдержавшись, Ринияр усмехнулся собственным мыслям. Со стороны это выглядело совсем уж по-идиотски – казалось бы, самое время собрать мужество в кучку и ответить за свой наглый взор, а наш виновник еще и улыбается. Вряд ли девушка поверит, что его пленил аметист. А вот за столь бесцеремонное созерцание верхней половины грудной клетки можно та-ак схлопотать по морде… Да впрочем, кому мы рассказываем. И сами понимаете.
СиНа’Фай сглотнула и предпочла спрятаться за хозяина. Хотя Рини прекрасно понял бы ее, сделай сфинкс вид, будто она вообще его не знает. Ягуар и сам был не прочь так поступить.
Итак, Ринияр, соберись… Где твой серьезный взгляд? Плечи расправить, спину выпрямить, перейти в позицию «Я готов получить по щам»!
- Я полагаю, Ринияр Керлиэн?
«О нет…» - тихо простонало прозрение. – «Неужели это…»
- Изабель Карро, виконтесса. И, надеюсь, Ваш будущий деловой партнер.
«Шикарно. Просто шикарно».
Вольные зрители, осознав, что прилюдной истерики не предвидится, вернулись к своим делам. Рини, все еще пребывая в боеготовности, с сожалением понял, что блестящий план спасения осуществить не удастся.
- О, какая удача! – облегченно улыбнулся он. Более многозначительной фразы Ягуар в жизни не выдавал. Нет, серьезно. – Безмерно рад встрече, госпожа Карро…
Заметив, что та поспешила скрыть драгоценность, Рини едва сдержал очередную усмешку. Для того чтобы окончательно раскрутить комедию, не хватало только реплики типа «А ну убери руки, женщина!». А там уж можно действовать по старому плану – сразу после получения по харе, естественно.
Выдержав небольшую паузу, занятую сими весьма забавными мыслями, хрустальный поспешил продолжить – треклятое женское молчание относилось к перечню тех самых вещей, которых Ринияр старательно избегал.
- Итак… Не соизволите ли пояснить, за каким делом Вы явились в наш чудо-город? – не без иронии поинтересовался василиск. – Ваше послание было столь емким, что эта деталь от меня… - будь проклят всеобщий язык! - Ускользнула.
Алые глаза, казалось бы, лишенные змеиных черт, ответили на решительный взор виконтессы. Уж во что, а в гляделки Рини играть умел прекрасно – если вы враждуете с самой Сорель, самой большой змеей на всем юге, то волей-неволей научитесь выдерживать и не такие взгляды. Всем видом при этом демонстрируя полное спокойствие – только набалдашник трости постукивает по ладони, знаменуя собой если не мыслительный процесс, то нечто отдаленно похожее.

+3

7

Шах и мат! Изабель с трудом подавила в себе желание криво усмехнуться. Ринияр повелся как наивный маленький мальчик. Нет, она конечно предполагала, что камень привлечет внимание, но чтобы так...Мужчина смотрел на камень с плохо скрываемым вожделением, едва ли слюни не пускал. К тому же его явно смущало внимание широкой общественности, которая украдкой, но во все глаза таращились на странную парочку посередь площади. Ох, хорошо-то как, аж дышаться легче стало, ей-Богу! Теперь и рыжей довелось рассмотреть василиска во всех деталях. Он оказался вызывающе симпатичным. Красноглазый, с кожей аки спелый персик и прелестной черной гривой. Вполне во вкусе вампирши. Ам-ам, так бы и съела. В обоих смыслах. Серьезно, Изабель была очень падка именно на такой тип мужчин. Но — нет, не сегодня. Сегодня нужно подтереть слюни, подобрать челюсть с пола и вести деловые переговоры.
- Черт. Спокойно, спокойно. Вдох, выдох. Ну да, милый мальчик, и не таких видали. Нормально, мне от него не то надо.
Василиск выказал абсолютно притворную радость встречи, испросил зачем рыжая прибыла в город. И тут в голове у девушки созрел простой и одновременно донельзя коварный план: расу свою она никому не сообщала, представляясь просто виконтессой и фабриканткой. Значит, никто здесь не знает, что алкоголь её не берет. Этот факт определенно нужно использовать.
- Неужто Хрустальный Змей настолько неучтив, что будет обсуждать такие вопросы на улице? Не говоря уж об элементарных правилах приличия... - Изабель выразительно опустила взгляд на грудь и снова с трудом подавила желание расплыться в язвительной усмешке. Тактика «я такая гордая, но миленькая». Прокатывает в ряде случаев. Посмотрим, змеюка-то искушенная, аристократическая. Ну да и мы не лаптем деланы, разберемся. Пусть ему стыдно будет, прелестно, замечательно. Но все равно отвратительно жарко и душно. Девушка качнула головой, длинная тяжелая коса колыхнулась и опять заняла место вдоль позвоночника. Ну-с, ваш ход, товарищ змей!

+1

8

«Пыф. Что ж вы все такие скрытные-то стали. Ох, и правду говорят: не южная душа – потемки!» - хмыкнул про себя Ринияр, то ли уязвленный словами Изабель, то ли просто недовольный – пес его знает, южная душа, она ведь тоже не солнце. Не укрылся от внимания Ини и очередной жест девицы… – «Да хорош уже грудь прикрывать! Не смотрю же… По крайней мере, теперь».
- О, как я бестактен! Прошу прощения, госпожа Карро... Пустыня – что деревня! – усмехнулся василиск, демонстрируя фирменную улыбку «зацени мои зубы мудрости».
И, бегло оглядывая якобы-случайных-прохожих, добавил, но про себя: «По крайней мере, от своего же Дома правды не упрячешь».
- Впрочем, я думаю, мы еще в силах исправить сложившееся о нас впечатление, - вздохнул Ринияр, на миг оторвав взгляд от виконтессы и ласково улыбнувшись одному из наблюдателей. Тот, смутившись, поспешил вернуться к продаже перьев вирр’ста. Ну, ничего, Керр Ашар, вот придешь ты ко мне за лицензией – попомнишь этот день! И ты, и ты… вы все… Ууу, мало нам сопровождающих, мало шпионищ разных – так теперь и свои, так сказать, родные, полезли уши развешивать… Вреда от них, конечно, никакого, да только позиция «Ребятушки! Наш глава сегодня снова отжигает! Айда смотреть!» немного выводит. Построже с ними, что ли, надо?
А между тем, от взгляда Рини не укрылись некоторые неудобства спутницы. И о чем думала наша предусмотрительная виконтесса, так наряжаясь? Ну да ладно, с кем не бывает – кабы только ей не поплохело, бедной. Полудневные часы, они такие – либо поглубже в туннели уходи, либо дома в песке валяйся…
Не лишенный, однако, банального чувства сострадания, Ягуар, мгновенно растеряв полугодовой запас язвительности, принял самое разумное решение за день.
- Кстати-кстати. Знаем мы одно место – и обстановка деловая, и народу сейчас немного, - вспомнив свое последнее посещение бара «Мухомор», Рини то ли усмехнулся, то ли покряхтел – шрамы, полученные в ходе прошлой «политической беседы», все еще украшали его наглую морду. – Да и прохладнее там на порядок, чем здесь! Самое оно для обсуждения «таких» вопросов. Что думаете, госпожа Карро?
Очередной хитрый взгляд – хотя что там, подтекста уж не было. Сама не захотела идти в резиденцию. Теперь уж жалеть поздно!

+1

9

Начало игры
22 число месяца Новой Надежды. 1647 год.
Полдень.

Из-за угла выбегает драконида. Что? Вам не нравится начало? По-моему просто прекрасно. Задыхаясь избытком кислорода, капая на пол кислотной слюной, она несется на всех парах, а точнее на всех своих четырех лапах. Скрежет. Это когти ведут борьбу с каменным покрытием площади. Она хрипит и издает вой, пробирающий до костей тех, кто, конечно, умрет при виде кита. Да. Амарет издает звук, похожий на китовую песню.
Она двигалась от одной точки к другой, бегая то полукругами то зигзагами. Хотя это выглядело хаотично, но у Рет есть цель. Она ищет своего хозяина. Ринияр. Где же он?
Длинномордая часто дышала, стараясь уловить хотя бы какой-нибудь след этого алкоголика и бабника. Она остановилась, и далее следовала вдоль улицы спокойным шагом. Весьма относительно спокойным. Тело ее переваливалось из стороны в сторону и целиком пошатывалось, будто бы хозяйка его вот-вот рухнет без сил. Но это было не так. Драконида более чем готова к подвигам. На ее мертвецки-белой морде красуется улыбка, оголяющая зубы. Пасть чуть приоткрыта, на пол продолжает спадать вязкая слюна голубоватого цвета. Амарет шумно машет хвостом, удерживая на ходу свое тело. Бирюзовые глаза то и дело ищут цель, но никак не могут справиться.
-Где же ты?
Тихо бормотала наша героиня. Она медленно заглянула за одну колонну, потом за другую, потом третья. И вы знаете. Ринияра там не оказалось.
-Выходиии жеее~.
Длинномордая высунула язык и облизала зубы. Терпение сдавало и она начинала тихонько хихикать.
-Я тебя не съем, хозяин.
В поле зрения Амарет попала птица крупных размеров, разноцветная, с огромным пером в хвосте. То ли павлин, то ли новомодная курица – не понять. Драконида с полминуты пялилась на птицу. «Я вот тебя съем. О даа». А после с ревом и скрежетом всех восемнадцати когтей об камень, понеслась за пернатой. Минусы-это существо оказалось умнее курицы и принялось бежать. Плюсы-Амарет любит бегать. Так началась новая игра «Поймай пестрого». Добрую половину улицы она догоняла неизвестную птицу. Сколько времени прошло? Минут десять, как Белая наткнулась на ту самую первую цель. Рет буквально сбила с ног мужчину.
Амарет шустро вскочила и завертелась. Жаль. Убежал павлин. Она грустно проводила взглядом пернатого и перевела взгляд на жертву номер два. Признаться, она готовилась отобедать тем несчастным, что попался на ее пути к истине. Но не тут-то было.
Ринияр! Нашелся таки, петух! Ну, хоть одного пестрого нашла. Драконида звучно засмеялась и запрыгала вокруг василиска.
-Я тебя нашла! Я! Тебя! И нашла! Представляешь?!
Она была счастлива. Искренне радовалась, как дитя. Хотя со стороны это все равно выглядело так, как будто бы она готовится сплясать на его теле и сожрать останки.

+6

10

Стоит признать: вся женская изобретательность не устоит, случись ей однажды столкнуться с творческим подходом Амарет. Подход этот воистину универсален: драконида просто идет на таран, выставив голову. Мало что может выстоять против удара ее лобешника - оный был заведомо выигрышным и решал практически все ситуации.
Вот вам и пример: когда необходимо отбить мужчину, Амарет делает это буквально. Небольшая пробежка, столкновение, и вуаля: избранный мужчина уже отлетел к ближайшей колонне, пребольно ударив макушку, а его впечатленный, хоть и немного несфокусированный взгляд намертво прикован к дракониде. Браво, Амарет, браво! Ты лишила конкуренток последнего шанса...
...Василиск ошалело потряс головой. Кажется, только что он пребывал в компании рыжеволосой южанки и ее прекрасной аметистовой подвески. Но, судя по последним событиям, что-то их решительно разлучило. Это "что-то" как раз радостно прыгало вокруг Ринияра, мельтеша ядреным бело-голубым расцветом и вызывая у Хрустального невыносимую мигрень.
- Я тебя нашла! Представляешь? Я! Тебя! И нашла! - восторгалось оно, щелкая зубами. Длинное крокодилье рыло, возникшее в опасной близости от лица Рини, весело ощерилось, собираясь, видимо, на радостях пустить кислотные слюни.
Длинный синий язык просунулся меж челюстей и радостно понесся навстречу. Ринияр долго и вдумчиво наблюдал за этим процессом, пока, наконец, не осознал, что именно происходит...
- Долгоморда! - вдруг осенило его, и Рини с воплем отпихнул чешуйчатую, не давая той себя облобызать. Да, конечно, он слышал что-то про омолаживающие кислотные ванны, которые вот-вот придут на смену более дорогостоящим лавовым*... Но василиск не очень-то доверял этим новшествам. Впрочем, он уже прикидывал, кому из хихикающих зрителей предстоит их опробовать... Так сказать, ради своего Главы.
Приняв из зубов сфинкс услужливо поднесенную трость, Рини неловко поднялся на ноги, пошатался, и, тотчас окончательно прийдя в себя, послал в сторону толпы злобный зырк. Затем, выругавшись по-заграничному, повернулся к Амарет, горя желанием устроить ей полноценную и не менее прилюдную моральную экзекуцию...
Но на это столь незначительного запаса злобы не хватило. Один вид Долгоморды, пускающей ядовитые пузыри, обезоруживал даже самых подготовленных.
- Ну... Э... - начал василиск. Резкий спад боенастроя он мог охарактеризовать только одним глагом: сдулся. - Что... Что такое-то... Случилось?
Виновато заглянув в голубой глаз, Рини осторожно потрепал Амарет за гриву. А затем взгляд его отяжелел и безнадежно сполз ниже шеи. Больно было осознавать то, что аметистовых кулонов драконида не носила. И старое, как мир, алиби василиска не могло ни оправдать его, ни спасти.
- Ты ключицу поцарапала, - быстро нашелся Ягуар, виновато кряхтя и отворачиваясь.
_____________________
* - воистину, сенсация! И те, и другие приносят просто мгновенный результат!! По крайней мере, тем, кто верит в перерождение.

+2


Вы здесь » За гранью реальности » Город Кен-Корион » Главная площадь [нижний город]