fataria

За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Флешбек » Когда душа (да-да, именно она) требует приключений!


Когда душа (да-да, именно она) требует приключений!

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

1. Участники: Иларен Эльхайм, Эллюмиель де'Лоренцетти, Бэйнар Эйнохэил
2. Время действия: с 17-го числа Хитрости Криури 1647 года от подписания Мирного договора по 19-е число Хитрости Криури 1647 года от подписания Мирного договора.
3. Место действия: близлежащие земли Таллема: поселение Дарк и остров Унад.
4. Описание ситуации: отозвавшись на письмо Иларена, в котором эльф просил Бэйнара помочь в одном весьма занятном, авантюрном и вместе с тем опасном деле по поиску быть может и не существующего артефакта, иштэ срывается из стен родного Таллема до поселения Дарк вместе с Эллюмиель, убедившей Бэя в необходимости иметь под рукой целителя, отправляясь на столь сомнительное мероприятие. И даже не смотря на все вполне реальные шансы остаться на гиблом острове навсегда и не слишком-то и живыми товарищи решают рискнуть.
5. Дополнительно: утро, плавно переходящее в день. Погода довольно-таки благоприятная: ни жарко и ни холодно, время  от времени солнце скрывается за медленно плывущими по небосводу лёгкими облаками, даря приятную прохладу.

0

2

<--- Близлежащие земли Таллема. Поселение Дарк (последний пост в основе)

Разглагольствовать на счёт серьёзности затеи соваться на остров можно было хоть все утро и день напролёт. Однако оптимизма у Бэйнара, касательно предстоящей вылазки после услышанного от Иларена на свой монолог, значительно поубавилось. Весь азарт и жажда приключений с возможной для себя выгодой, присущие мужчине, в кое-то веке глушились отголосками здравого рассудка и инстинктом самосохранения.
В который раз прокручивая у себя в голове вполне реальные трагичные исходы прогулки по Унаду и новую полученную от друзей информацию про островок, мужчина старался вникнуть и в ответные доводы эльфа, и в слова Эллюмиель.
- Получается, что мы с Бэем уже не сможем тебя уговорить отступиться.
Иштэ поднял несколько удивлённый взгляд на алла. «Уговорить возможно и не сможем, а вот вырубить и прихватить с собой обратно до Таллема – задача вполне выполнимая. Я думаю, что даже весь его питомник только «спасибо» нам скажет, а не сгрызет сразу же после первого пункта этого шикарного плана». Вот только кто мог гарантировать, что придя в себя и будучи уже за стенами города, остроухий вновь не сорвался бы до Дарка в одиночку? Эйнохэил недовольно цокнул. Упертость – вот что являлось одной из отличительных черт характера обоих мужчин. И понимая это, оставалось лишь смириться с тем, что если уж Иль поставил перед собой цель, будь она достижима либо же нет, то будет достигать он её любой ценой, с посторонней помощью или же без. Как делал бы то и сам Бэй.
Проклятый перевёл свой взор с крылатой на Иларена и обратно. Решимости у этих двоих даже с осознанием колоссального риска в предстоящем, казалось бы, было не занимать. И видя это, медленно, но верно погибали зачатки здравого рассудка, пытающиеся донести до ума и понимания возможные совершенно не радужные реалии, ожидающие приключенцев на всеми богами забытом острове Унад.
Пока товарищи принялись складывать разложенные ими ранее вещи, Бэйнар подцепил собственную сумку и хорошенько порылся в её содержимом, доставая на свет ильтаров прихваченный с собой в дорогу нож. Размотав ткань, в которую добротно была обернута походная вещица, мужчина аккуратно убрал совсем небольших размеров ножик в голенище правого сапога.
Когда же со стола исчезли все остальные манатки, с пола были подобраны расстеленные пледы, а внимательный взгляд не выцепил ничего забытого, троица покинула постоялый двор, направившись прямиком к пристани, всю дорогу до которой проклятый сохранял полное молчание.
Эйнохэйла мало волновало что-либо вокруг, включая очень быстро замаранную прибрежной глиной обувь аж до самой щиколотки, стоило им лишь подойти поближе к линии воды, или же витающий в воздухе смрад от выброшенных на берег и теперь гниющих под лучами солнца водорослей, разогнать который был способен разве что лёгкий ветерок, который дарила сегодняшним днем погода.
Дойдя до домика лодочника, который располагался недалеко от самой береговой линии, друзья остановились. Иштэ с интересом окинул ветхое, но ещё пригодное для обитания и хранения кое-каких необходимых материалов, строение, после одарив вниманием и пустынный берег.
- Как посмотрю, нас не встречают, - совершенно ровно произнёс Бэй, - Да и с чего бы, в общем-то?.. Говоришь, о лодке ты уже позаботился? – мужчина взглянул на Иларена, - Пойдем узнаем, что там да как.
Проклятый зашагал вперёд, но не успел он дойти до домишки, как дверь приоткрылась, являя честной компании лик лодочника. Мужчина, чей возраст выдавали глубокие морщины, избороздившие заметно обветренное лицо, словно бы выцветшие, потускневшие по прошествии многих жизненных годов глаза и абсолютно седая голова, не спускал пристального взора с чужеземца, коим и являлся для него Бэйнар. Он ступил за порог собственного дома, притворяя за собой и вставая прямо напротив двери, тем самым явно давая понять, что на чашечку чая он никого не ждёт. Эйнохэил тяжело выдохнул. «И почему мне кажется, что разговор у нас не заладится?».
- Мы оставляли плату за лодку.
Без каких либо «здрасте» и «до свидания» начал иштэ. Да и к чему расписаться, если во взгляде, направленном на тебя, и так отчётливо читалось ни «Доброго дня», а «Чего тебе надо?».
- Крайняя справа, - холодно отрезал старик.
Он кивнул в сторону небольшого ряда лодок, что были вытащены на берег и перевернуты днищами вверх и поспешил было скрыться из виду за вновь отворенной дверью, но не успел.
- Было бы просто замечательно, если бы у Вас нашлись какие-нибудь старые тряпки.
Лодочник замер.
Я вам барахолка что ли?
Но не смотря на все недовольство мужчины, что скользило в каждом брошенном им слове, проклятый не отступил. Он понимал, что наткнись они на русалок, то больше интереса у «рыбок» вызвал бы чистый плед, под которым не должно было быть совершенно ничего ценного и занимательного, чем груда посеревшего от времени тряпья, которое могло оказаться обычными подстилками для зверья, под которыми были накиданы мешки с походными принадлежности или ещё чем.
- Ненужные… за пару серебряных.
Мужчина, не проронив более ни слова, шагнул за порог. Но вскоре показался вновь, соизволив пройти несколько метров до ожидающего его. В руку Бэя с чувством был вложен приличных размеров лоскут мешковины, сложенный огромным комом. Лодочник дождался своих честно заработанных сребров и развернулся спиной к иштэ, готовый откланяться. Проклятый многозначительно хмыкнул.
- А с нами разве не плывёте?
Мужчина обернулся.
- Вы платили за лодку, это во-первых. А во-вторых, удачи вам поискать глупца, который отважится хотя бы подплыть к Унаду, не говоря уже о том, чтобы причалить к нему.
Лодочник сплюнул себе же под ноги.
- Десять золотых, - словно бы и не слыша старца продолжил Бэйнар.
Сумма, предлагаемая проклятым за переправу, была весомой. Более того, таких денег он с собой ни то, чтобы не брал, но и не оставил даже в Таллеме. В данной ситуации в Эйнохэйле взыграл простой интерес, за сколько златых готов был старик попрать свои принципы и отринуть страхи… и готов ли был вообще.
- Ты меня явно плохо…
- Тридцать.
Мужчина нахмурился, изо всех сил пытаясь сдержать нарастающие раздражение и злобу.
- Послушай сюда. Да предложи ты мне хоть дом посреди главной площади Ацилотса и работенку, чтоб в потолок плевать, я бы к этому острову ни на милю не подплыл. Я, может быть, и дурак, но поумнее некоторых так точно буду, - старец окинул пристальным взором стоящих поодаль и вернул свое внимание иштэ, - Все вы там и останетесь, помяни моё слово.
Лодочник замолчал, всем своим видом давая понять, что на том разговор и был окончен, и зашагал прочь, а Бэй поспешил вернуться к Илю и Эллюмиель со всей пушной оравой.
- Нам пожелали удачи и попутного ветерка в парус, - усмехнувшись, обратился проклятый к товарищам, - Надо спустить лодку на воду и ещё раз прикинуть маршрут, плывем мы одни.
Все приготовления к отплытию заняли ещё какое-то время, по истечению которого мужчина схоронился на днище судна под старой пыльной мешковиной, на кою были накиданы сумки, а рядом разместились четвероногие друзья остроухого. Сам эльф успел принять зелье хождения по воде, ну а Эль готова была в любую минуту взмыть высоко в небо. Как только все были готовы, троица взяла примерный курс на остров.

[dice=1936-1:3:0:Насколько удачным оказался переплыв в итоге]
1 - план сработал как и было задумано, хотя встреч с русалками избежать не удалось;
2 - пришлось торговаться с чешуйчатыми красавицами и отдавать что-то менее или более ценное (для кого как), чем приглянувшийся русалкам Айке, с которым они так хотели подружиться и поплавать, едва не утопив;
3 - увы и ах, но даже простая с виду куча сумок и тряпья привлекла внимание русалок, которые растащили все добро по разным углам лодки, чуть не утопив сумку Иля и полностью распотрашив рюкзак Эль, и обнаружили в судне Бэя, наотрез отказавшись пропускать эльфа дальше за обман и переменив изначально игривое настроение на очень и очень скверное.

0

3

[ Близлежащие земли Таллема. Поселение Дарк ] http://i.imgur.com/Sahjk3d.png

Эллюмиель ни капли не сомневалась в том, что достопочтимые лодочники и за милю не подойдут к злосчастному островку, забытому в темных водах залива. Более того, было понятно искреннее желание местных побыстрее раскланяться с внезапно нагрянувшими визитерами, представлявшими весьма колоритную компанию, однако не в этом суть. Девушка перетянула волосы лентой потуже скорее из желания хоть чем-то занять руки, пока мужчины переворачивали лодку и раскладывали по ее дну немноочисленные пожитки. Зверинец Иларена предусмотрительно занял позиции чуть поодаль от места действия, внимательно наблюдая не столько за своим хозяином, тяжко вздыхавшим над чахлой лодчонкой, а сколько за его спутниками. Эллюмиель пару раз ловила на себе проницательный взгляд лисьих глаз, изучавших ее с практически нескрываемым любопытством, однако в момент отводящим взгляд как только его слежка была обнаружена. Впрочем, это было рационально, с какой стороны на это не посмотри, ведь если хозяин не присмотрит за собой, то кто же еще?
Верные соратники сейчас на вес золота. Такие уж времена.
Тяжко охнув, Бэй прилег на дно лодки среди дорожных сумок. Миель ухмыльнулась: пусть лодка была и не такой уж маленькой, Бэю с его ростом явно приходилось несладко. То носок сапога выглянет из-под мешковины, то выдаст высунувшийся локоть. И сколько бы мужчина не ворочался, скрыться под грубой пыльной тканью ему удавалось с трудом. Чернокрылая осторожно ступила туда, где предполагала отсутствие каких-либо частей тела иштэ, немного развернулась и села на перекладину внутри лодки, прихватив край мешковины ладонью.
- Извольте помочь, - с нескрываемым смешком в голосе проговорила она, накрывая куском полотна Бэя с головой, - напомню, что шуметь, дергаться и ругаться не стоит русалки чутко чувствуют обман, и если нам очень сильно повезет, то мы сможем высадиться на остров. В противном случае придется предпринимать дополнительные меры противодействия. При самом скверном раскладе - спасаться. Пусть русалки не едят плоть разумных, но утопить способны.
Разглагольствования напомнили ей гильдийные собрания, де обычно объясняли каждый аспект предстоящего действа дабы исключить жертвы как среди мирного, так и внутри гильдийного населения. Русалки не считались опасными существами во многих классификациях. Они разумны, значит могут дать оценку своим действиям там, где прочие существа предпочитали пускать в ход зубы и когти. Но все же гордость и самолюбие были им присущи, что тоже нельзя было не принимать в расчет. Нужно было придумать как вести себя в той или иной ситуации. Самым уявимым среди их компании Эль посчитала Бэя. Не из соображения умений и навыков, которыми он владел, а больше из-за его магической несостоятельности. Зелье хождения по воде не подействует на него, носителя весьма высокого сопротивления, а значит при плохом стечении обстоятельств он пойдет на дно первым.
Наблюдая за тем, как Иль, ступая по водной глади так легко и почти изящно, тянет на себя веревку, прикрепленную к носу лодки, чернокрылая достала из ножен меч и положила его поперек коленей, водрузив правую ладонь на рукоять, а левую - на полотно клинка. Осторожность и сосредоточенность не помешают, посему девушка сконцентрировалась на ощущениях. Кожу словно обдало волной теплого и упругого воздуха, и мгновенно Миель почувствовала энергию, текущую сквозь ее тело. В магической практике это называлось "видением материи" и достигалось посредством медитации и тренировками концентрации. Этот фокус заключался в том, чтобы уметь сквозь призму собственного магического поля "ловить" чуждые энергетические всплески. Конечно такой способ не может приметить магическую силу или же местонахождение притаившегося мага, ведь они умеют свою энергию скрывать, но спонтанный, инстинктивный, всплеск, словно точка, может мало-мальски помочь и заставит быть начеку.
Нос утлой лодчонки врезал воды залива Дарк, разбрасывая рябь по темной глади воды. "Стремительная Молли" качалась на мелких волнах, ловя всплески бортами с мимолетным, но звонким и пронзительным звуком, в очередной раз показывая всю густоту тишины, воцарившейся на борту. Никто ни с кем не разговаривал, казалось, что даже шевелиться было нельзя, а то быть беде. Миель сидела и внимательно внимала потокам энергии, стремительно, словно морской бриз, проносившимся мимо и подле нее. Казалось, что она слышала и чувствовала все: шелест набегавших волн, далекий шелест жухлой листвы, всплеск рыбешки по правому борту. Миель чувствовала жизнь и внимательно к ней прислушивалась, силясь постигнуть явно не вписывающуюся в эту пастораль опасность. Сделала глубокий вдох и на мгновение задержала дыхание.
Это оно... Словно тусклый огонек в поле... Сначала один, потом второй. Девушка крепче сжала рукоять меча в ладони, переведя взгляд серебристых глаз на воду по правому борту. Огонек чужой энергии будто поднимался и темных глубин залива, но через секунду погас, чтобы вновь вспыхнуть чуть дальше и гораздо ближе к поверхности. Мерцающими светлячками они появлялись, то исчезали, и таких Миель насчитала четыре штуки. Как можно более тихо и незаметно Эллюмиель повернулась и осторожно дернула веревку, соединяющую лодку и ее ведущего. Обозначив себя Иларену, чернокрылая выдохнула и сделала самое непроницаемое выражение лица, на которое только была способна.
Лодка, прежде влекомая Илареном, медленно остановилась, продолжая как ни в чем не бывало, покачиваться на волнах.
И воды показалась голова молодой девушки, чьи волосы были темно-болотного цвета. Вразрез с этой мрачной красотой выделялись ее глаза. Миндалевидные, они были словно подведены черной тушью, что особенно выделяло их цвет - светло-голубой, насыщенный, словно летнее безоблачное небо. Эти глаза внимательно изучали вторженцев, переводя взгляд с одного на другую, будто прикидывая степень опасности. Или просто задаваясь вопросом, мол, что такие как эти, забыли в этих водах.
- Давно не было у нас гостей, - мелодично на всеобщем заговорила русалка. По-другому и быть не могло, Эллюмиель даже в этом не сомневалась, - даже местные так далеко не заходят к Унаду, а тут...вы.
Вода по левому и правому борту завихрилась и из нее вынырнули еще трое. Чем-то они были похожи друг на друга: тот же разрез глаз, тот же цвет, и даже ямочка на щеке у двух и четырех русалок была на одинаковом месте. Была заметна небольшая разница в возрасте, и Эллюмиель с грустью подумала о том, что может быть в той, смертной жизни, они приходились друг другу сестрами, и только скорбное жизненное обстоятельство оставило и вместе навсегда. Чернокрылая мотнула головой. Нельзя терять контроль над собой и своими мыслями. Сейчас нельзя.
- Что везем? - с любопытством в голосе поинтересовалась ближайшая русалка, подплывая ближе. Лоренцетти подбоченилась, приподнимая с колен клинок. Совершенно невысоко, почти незаметно, но достаточно для того, чтобы при случае угрозы обороняться.
- Ничего особенного, - проговорила чернокрылая равнодушно, - всякий хлам.
На мгновение ей послышалось, что Бэй под мешковиной недовольно хмыкнул.
- Хлам на Унад? Он и так уже больше похож на помойку, - русалка расхохоталась, удовлетворенная собственной шуткой. Миель заставила себя приподнять уголки губ, не находя в этом ничего смешного, - однако в этом месяце вы не первые поставщики хлама на этот многострадальный остров.
- Так что везем? - подала голос еще одна русалка, по виду самая старшая. Ее взгляд пронизывал подобно кинжалу, пробираясь в самые потаенные глубины сердца. Складывалось впечатление, что еще немного и весь их нехитрый трюк раскроется только потому, что русалка умеет читать мысли.
- Только вещи и все, - сказал Иль с нотками стали в голосе. И тут старшая русалка ухмыльнулась. Ухмыльнулась нехорошо, почти показывая звериные клыки.
- Тогда почему у безмолвных вещей бьется сердце...а?
Внезапно, как по команде, русалки ринулись в атаку, цепляясь руками за борта лодки, потроша сумку Эллюмиели, первую попавшуюся русалкам под ладони.

0


Вы здесь » За гранью реальности » Флешбек » Когда душа (да-да, именно она) требует приключений!