За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Личные эпизоды » [14-15 ПЖ 1647] Поворот не туда


[14-15 ПЖ 1647] Поворот не туда

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://i.imgur.com/GgG6ueD.jpg

Иногда так бывает, что кажущаяся совершенно простой и прямой как стрела дорога внезапно обламывается в самую неожиданную сторону. Причем посредством казалось бы самых дорогих людей. И один Тейар ведает куда именно новая дорожка может завести некую вроде бы добрую и местами даже нежную змею с нечаянного тычка некоего уже успевшего обозлиться на весь мир дракона. Остается лишь надеяться, что на изломе дорога все же не разделится окончательно. Ведь две озлобленные твари порознь натворят больше бед, нежели идя если не об руку, то хотя бы рядом.

[mymp3]http://pesni.life/files/1154224d2356a/Oomph-Down-In-This-Hole.mp3|Oomph - Down In This Hole[/mymp3]

Отредактировано Сайленсс (2020-11-09 16:36:43)

+1

2

https://i.imgur.com/EBaJZKh.jpg
Если бы кому пришло в голову спросить, почему змея пришла именно сюда и именно сейчас, та не нашлась бы с ответом. Домой к пополнившемуся недавно зверинцу не хотелось, хотя там ей всегда были искренне рады. Шататься по улицам искать на ком сорвать не оформившееся пока, еще смутное разочарование и досаду? Неплохо, но на ком попало срывать это не хотелось. Пойти в любой попавшийся на глаза кабак и напиться вдрызг? С некоторых пор это перестало забавлять. Зайти к дракону? Удивительно, но с некоторых пор туда ее тянуло все меньше, особенно в текущем состоянии, отчего становилось вдвойне обиднее. После памятного похода в проклятый мертвый город он незаметно, едва уловимо стал отдаляться. Нет, не посылал лесом дремучим, конечно, но все равно чувствовалось, что ящеру все больше не до змеи. Свои дела, другие заботы, хотя стоило ей хоть сколько-нибудь видимо забеспокоиться об этом, как Кантэ словно мимоходом умудрялся развеивать тягостное ощущение словно понарошку и вовсе случайно. И все же... И все же змею тянуло если не в его комнату, где он наверняка снова занят либо работой, либо изучением новых игрушек-артефактов, то как минимум поближе к нему, в бордель. Сайленсс неспешно потягивала вино из бутылки, неторопливо и вдумчиво смолила одну сигарету за другой и лениво разглядывала цветущий разгар рабочего бордельного «дня», облокотившись спиной и уложив локти на барную стойку. Мысли постукивали друг о друга, передавая эстафету первенства как ни попадя.
«Чего лицемеришь то, змея? А то своих не хаяла никогда, а то бывало и следом отправлялась, в последний путь проводить. Чего теперь зубы скалишь на других? Тем более, что знать не знаешь ничего толком. Может Грыза сама виновата была. Хотя че наговариваю, за глаза ты действительно не подзуживала и в спину спящего вроде не била, по крайней мере не своих. Харкала так в рожу, туда же и била. Твари поганые. Кто, сука, первым был?.. А разница кто первым? Второго можно подумать пожалеешь, когда найдешь. А ведь найдешь...»
Сай не глядя коротко зашипела на подсевшего было рядом мужчину, но пояснять не пришлось - проходившая как бы случайно мимо Летиция так соблазнительно изогнулась, что у всех близко сидевших самцов разом выветрилось из головы то немногое, что еще способно было шевелиться - вся кровь отлила вниз туловища.
«Ага, найдет, куда денется. Прям посреди улицы встанет и орать начнет, выходи, будет говорить, супостат проклятый, я тя щас драть буду. И вывалится пол деревни в объятия. Дракона иди зови, чего стоишь, сиськи мнешь? Не хватало еще в ту чащобу непролазную одной соваться. Ввяжешься по дурости ведь, тихо не сделаешь, показательной казни захочешь. А впрочем, кому теперь что показывать то? Там ведь не осталось никого...»
Змея в очередной раз перехватила смурной взгляд управляющей и невольно ухмыльнулась, слегка салютуя бутылью. Эмили, ожидаемо, не порадовалась, но тут же отвлеклась на вновь прибывшего гостя.
«Мда. Пойдем, скажу, ящер мой любимый, разберемся с какими-то вшивыми холопами, которых ты знать не знаешь, видеть не видывал, они мою старую наставницу обидели. Которую я сама лет десять как не видела уже. Интересно, далеко ли пошлет прежде чем снова взгляд к этому гребаному Оку потянет? Чтоб ему расколоться уже, херовине этой. Как прикипевший, мать его. Велимудр еще молчит как рыба об лед, хоть бы слово сказал. Эти то трещат не умолкая...»
Внезапно асура тряхнула головой и исподлобья оглядела зал, заново трезвея. Дурное было решение, приходить сюда и глаза мозолить всем, что девочкам, что клиентам. Чего ради, спрашивается? Выбесить красавиц, как ни странно, не хотелось, даже Оливия не вызывала привычного злобного трепета в груди. Мужчины с масляными взглядами не в силах были пробудить столь же привычную брезгливость. Внутри по-прежнему сидел тугой и сухой комок невнятной горечи, не пропускавший больше никаких других чувств. Сайленсс подумала и осталась сидеть. Уходить тоже не хотелось. Она и сама толком не могла понять, чего ждет сидя здесь.
«А чего ему говорить. Он все сказал, что хотел. Не сберёг. Хотя как не сберег, вот же я, живая и здоровая. Чего надо то еще пернатому? Все ж объяснила как было, а все равно молчит и не отвечает... Может и правда что-то не сбереглось, просто у меня мозгов не хватает расшифровать этот ребус вороний?»
- Слушай, душа моя, - Эм все таки уловила минутку и подошла к совсем не вписывающейся в обстановку гостье, - Если ты не планируешь сегодня подзаработать на ролевых играх, то может перестанешь сверкать тут не ограненным алмазом в стражницкой форме, а? - женщина на мгновение задумалась, окидывая собеседницу испытующим взглядом, - Или хотя бы одолжи ее девочкам. Неожиданно на вас есть неплохой спрос...
- Я бы с радостью выручила вас в этом финансовом вопросе, ты же знаешь, - змея улыбнулась уголком губ и плеснула в стоящий рядом пустой бокал немного вина, пододвигая его блондинке. - Но во втором случае мне придется покупать себе новую форму, я не вынесу такого осквернения моей доблестной службы, а в первом от борделя камня на камне не останется, как и от нас с тобой, - асура чокнулась горлышком о край бокала, отпила большой глоток и снова потускнела, заскользив отрешенным взглядом по сидевшим в полумраке залы. - Но ты, пожалуй, права. Не стоит портить вам праздник...
«Заканчивай бутылку и иди отмечать поминки куда-нибудь еще, глупая ты змея»

+1

3

https://i.imgur.com/r7sAniG.jpg
- По поводу твоей радости в этом вопросе мы еще потолкуем, но Эм действительно права, - за барной стойкой вырос дракон, не иначе как временно сожравший штатного бармена, - Кончай портить нам репутацию, а то пойдет слушок, что самые соблазнительные девушки «Заката» почему-то оказываются недоступны и норовят перегрызть гостям глотки.
Эмили улыбнулась и незаметно растворилась в пространстве, принявшись обхаживать очередных клиентов. Вечер обещал быть «хлебным», судя по наплыву посетителей. Половых ограничений в мордоконтроле у них не водилось, в бордель могли без проблем захаживать как мужчины, так и женщины, однако количественный перевес оставался за носителями яиц, оттого риск принять какую-нибудь залетную из любопытства, а то и с намерением, красотку за работницу в такие моменты возрастал. Летиция, до прихода ящера всеми силами уводящая от асуры внимание гостей, подмигнула обоим и повела под руку немолодого, но солидного и в какой-то мере даже привлекательного мужчину наверх.
- Ты здесь эксперимент по чужому терпению высиживаешь или это намек, что стены моей комнаты тебе опостылели и мне пора обновить дизайн? – Кантэ ухмыльнулся и начал что-то колотить в высоком стакане, смешивая содержимое разных бутылок.
После похода пробежавший между ними холодок почувствовали оба, хотя дракон и не придавал этому большое значение, увлекшись играми разума с глазами Акала. Он по-прежнему дорожил змеей, любил змею и делал то, что делает, ради них обоих. По крайней мере, так он считал.
Вскоре после прибытия из Эшшатэ Кантэ подергал за свои скудные, но всеобъемлющие теневые подвязки и заполучил в пользование несколько живых душ для артефакторных изысканий. Пришлось потратить добрую долю личных сбережений, чтобы обзавестись подходящим помещением, о котором никто не знал и, что самое важное, не мог прознать никогда. Алькор подсобил и в этом. Блеск золота игриво отражался в клыках вампира, а его услужливость по экспоненте возрастала вместе с количеством драгоценного металла, опробованного виконтом де Сангреем на острый зуб.
Об экспериментах с живыми людьми и нелюдями Кантэ змее пока не говорил, здраво предвосхищая не самую восторженную реакцию. Все те товарищи были последними отморозками, насильниками, убийцами, живодерами и педофилами — дракон лично проверял всех с амулетом правды, — но и они с Сайленсс не святые. А если ему удастся разобраться в тонкостях работы артефакта и он сможет радостно сообщить змее о том, что со Зверем можно покончить, так ли будет важно, насколько сильно он издевался над ублюдком, который сам, по собственной воле, а не потому что им руководил монстр, выпотрошил маленькую девочку?
Ящер не задумывался о том, насколько плохо то, что у них с асурой появились секреты друг от друга. Точнее, что они просто перестали ими делиться и тащили каждый свой крест в одно жало. Ему казалось, что так он сглаживает углы. Надломленная у ручья ветка продолжала гнуться, а покуда вся злость уходила на подопытных, ее окончательный перелом и последующее гниение ствола оставались лишь вопросом времени. Внутренний фильтр сломался и дракон перестал опознавать перемены в своем нутре, неосознанно подкармливая внутреннее исчадие Изнанки.
- Держи для тонуса. Градус не собьет, зато взбодрить и добавить воодушевления может, - Кантэ вдавил в край стакана дольку апельсина, сунул внутрь бамбуковую соломинку и подвинул коктейль змее, - Представь, я тут интересуюсь не только бордельными сводками и магической мозгодробилкой, - он усмехнулся и оперся о барную стойку, с интересом рассматривая Сайленсс. Выражение ее лица намекало на то, что некое личное бремя сегодня все же будет освещено.

Отредактировано Кантэ (2020-11-03 19:34:09)

+1

4

Змея усмехнулась этой не слишком завуалированной лести, но только слепой не разглядел бы болезненный излом губ. Ящер слепым не был, но она все еще сидела к нему спиной, так что цепляться за это ему не пришлось. «А с чего взяла, что он стал бы?..» Асура не обманывалась касательно своей внешности. Она не сомневалась, что для дракона может и была самой соблазнительной из всех, да и сама себя здраво считала красивой и сексуальной, но на невольное сравнение с остальными присутствующими барышнями среагировала по-своему адекватно. Юные, принаряженные в изящные, в меру развратные наряды, с умело подкрашенными лицами и искусно уложенными волосами, куртизанки яро оттеняли нынешний возраст Сайленсс, потертую кожу одежды, запорошенные Вильданской пылью сапоги и заметную проседь в волосах. Может потому она и пришла сюда сегодня? Попыталась прочувствовать телесный возраст, догнать его сознанием все еще молодой девушки? «Вряд ли тебе стоит напоминать о том, что все время и так в голове вертится. А догнать не выйдет, как была дурной глупой змеей, такой и помрешь в итоге»
- Если твоя комната будет так же набита полуголыми девушками, заглядывающими тебе в рот, вряд ли я когда-нибудь еще туда зайду, - стражница опрокинула в глотку остатки вина и с некоторым сожалением покосилась на нетронутый бокал с предложенным Эмили вином, но хватать его все же не стала, вместо того развернувшись лицом к нежданному бармену, упираясь локтями о стойку и скрещивая пальцы под подбородком. - Но эксперимент затеяла не зря, приятно видеть тебя в новом амплуа...
«А не свалившим Тейар знает куда и не зарывшимся в книги или бухгалтерские отчеты. Даже удивительно, что время нашел наведаться...» Сай прикусила злой язык, собравшийся было метнуть надуманную обидку прямо в лицо Кантэ, вместо этого принявшись наблюдать за приготовлением неведомого алкогольного зелья. Улыбнулась, повертела в руке бокал, затем привстала, перегнувшись через всю стойку, заприметила искомое и сцапала блюдце с нарезанными заранее дольками апельсина. Первый же пробный глоток плавно обжег гортань, плюхнулся в желудок и разошелся действительно бодрящим огнем, как-то подозрительно быстро ударившим в голову. Язык слегка щипнуло знакомым привкусом и асура тут же закусила его первой апельсиновой долькой.
- Абсент? Решил уложить меня на лопатки не дожидаясь пока я ополовиню ваши запасы бухла? - Сайленсс ухмыльнулась и слизнула с пальца капельку сока. Знал ящер о чудном эффекте полыни на ассуров или нет, уточнять не хотелось. - Как идут мозгодробильные изыскания? Разобрался что за фиговину мы нашли у первого ферма?
- Памятуя твои аппетиты и выносливость, стараюсь соответствовать, - Кантэ улыбнулся шире и не глядя налил пинту эля по запросу, донесшемуся чуть левее, - Досконально – нет. Знакомые артефакторы говорят, что в нем заключены некие редуцирующие чары, но что именно эта штука делает и зачем она нужна, пока неясно. Думаю, по той причине, что мы просто не понимаем, как ее активировать. А у тебя как дела?
«Хех, не знает. Вряд ли мои аппетиты требуют отравы. Хотя сколько ее там...»
- Дела... - змея отпила еще глоток, покатала на языке раздражающе щиплющий коктейль, разглядывая дракона, и улыбнулась уголком губ. - Как всегда, наверное, работа, отчитывающий меня капитан, дом, неожиданно болтливый Легион, бордель, удивительно новый бармен. Будничная круговерть, - она вздохнула, улыбнувшись шире, и вперилась отрешенным взглядом куда-то за мужское плечо, потягивая напиток. - Сегодня узнала, что старая подруга умерла. И почему я ее так давно не навещала? - Сай нечаянно серпнула по донышку и удивленно глянула на опустевший сосуд. Подвинула его к дракону, - Давай еще чем-нибудь порадуй, раз взялся.
Дракон убрал стакан в сторону и взялся за новый напиток:
- Насколько давно? Она кем-то была для тебя в прошлой жизни? – такое обозначение лучше всего подошло бы шадосу, но ящеру на язык упало именно это определение, дабы разделить бытность наемницы и убийцы и текущую жизнь стражницы в статусе его женщины, - Бодрый вурдалак, - он пододвинул к змее новый стакан с соломинкой, чьи грани поблескивали загадочным бордовым цветом, - Его нам подсказал Адольф, который углядел рецепт у одного из многочисленных прошлых хозяев. Не бойся, мы его в первую очередь на нем и протестировали, а он и не сопротивлялся. Вещь оказалась и впрямь неплохой, пробуй.
- Все то ты меня взбодрить хочешь, а, - асура ухмыльнулась, лениво помешала соломинкой в бокале, вынула и медленно облизнула, пробуя на вкус самую малость. Узнала несколько компонентов, причмокнула, но разбираться тщательнее не стала, отпив из бокала приличный глоток. Зажмурила глаз, отмечая достойную крепость загадочной жижи, смешливо фыркнула. - А твое чучело знало, что советовать, определенно, - она помолчала, неспешно ополовинивая стакан. Подняла глаза и немного полюбовалась ящером. - Она осталась и в этой. Я выползла к ее порогу через три недели после «развода» с Сайруссом, с гноящимися ожогами, голодная и одуревшая от затянувшегося путешествия в никуда, - змея порылась в сумке и вынула заветный кисет с табаком, набила трубку, со вкусом закурила, - Она потом еще долго смеялась надо мной, мол три дня меня ждала после того как заметила в лесу, все гадала - доползу или нет. Зарок, говорила, себе дала, что если все ж доберусь, то поможет. И таки выходила меня, выучила. Благодаря её науке я больше никогда не заблужусь в лесу и не буду переживать о спокойном сне или сытном ужине, да и от ран вряд ли сдохну, если уж так. Оборотни живут сплочёно, но она почему-то ушла от своих, жила возле мелкой деревеньки у Шехского перевала... Почему-то я никогда не спрашивала ее о причинах...
- Как и все мы. Я тоже никогда не спрашивал Нейкуса, что он, фиаллэ, забыл в Шерридасе, - глядя, как вкусно дымит змея, Кантэ не удержался от искушения и порылся в загашнике, сооружая из найденных запасов папиросу, - Нейкус нашел меня почти через три года после побега из дома. В горах, раненого, полумертвого, в драконьем облике, который я примерно столько же времени не менял. Оттуда шрамы на животе. Смешно, но это один из редких случаев, когда я не помню, что произошло и кто вспорол мне брюхо, - ящер выдохнул густую струю в сторону и заставил подсевшую куртизанку отодвинуться, - Он не побоялся подойти к дракону в горах, хоть и раненому. Словно учуял внутри остатки рассудка. На то время Зверь затих, позволил Нейкусу помочь мне, - Кантэ иронично хмыкнул, - Позже я ушел в ацилотскую академию учиться, с тех пор навещал его все реже. Как-то не до того было, особенно после психушки и поступления на службу к темным. А он все старел. Намного быстрее, чем взрослел я… Полгода назад я его похоронил, в месяц Благоухающей Магнолии. У тебя так же?
- Забавная эта круговерть, временная. Когда ты валялся со вспоротым брюхом меня еще и в прогнозах не было, а теперь можно сказать наоборот все, - Сайленсс отстраненно посмеялась, покусывая трубку. - Казавшиеся сильными и несокрушимыми как-то незаметно дряхлеют, а мелкие вчерашние сопляки как-то внезапно уже вовсю машут аршинными мечами и баб за задницы хватают. Чудеса, - змея придвинулась ближе к столешнице, ложась на нее грудью, и задумчиво рассматривала взятую соломинку. Та красовалась, вертелась между пальцев, порхала со всей искусностью, доступной грандмастеру кинжала, но асура словно пыталась разглядеть среди мельтешения что-то скрытое, совсем не очевидное. - Что-то делаем, кипятим жизнь, суетимся, а потом так раз! И оказалось, что не успел что-то очень важное, настолько очевидное... Благоухающая Магнолия... А я тогда в стражу пришла. Интересный выдался месяц. Так же у меня?.. Так же... Как-то не так... А как? Хм... - соломка жалобно хрупнула, ссыпавшись мелкой трухой в стиснутом посреди очередного сплетения пальцев кулаке. Из-под вздернутой губы на мгновение выглянул острый клык, а рассеянный доселе взгляд стал осмысленнее. Сай подняла глаза на дракона, словно чего-то ожидая. «Как ты любила, Грыза? Зарок? Ладно. Поцелует, значит мне показалось и все как прежде, тогда расскажу все и позову с собой. А нет, значит что-то все же сломалось... И пусть возвращается к своим артефактам. Все равно мягко стелить тебе я буду сама. Хотя хотелось бы его тебе показать, он бы тебе понравился...»

+1

5

Кантэ облокотился локтями о стойку и всмотрелся в змеиное лицо.
- Оборотни долго живут. Она умерла не своей смертью.
К догадке дракон пришел несложными математическими подсчетами, сопоставив примерное время побега асуры от мужа с вероятным возрастом ее наставницы, в одиночку съехавшей от своей стаи. Пожилая оборотница едва ли проделала бы такой финт, а змее не так много, чтобы существо с лимитом в 600 лет успело скончаться самостоятельно. Впрочем, основное доказательство было нарисовано непосредственно на лице Сайленсс, проглядывалось в нервных движениях пальцев и витиеватых глубинах мыслей, в которых она плутала открыто, не заботясь о том, что иногда они не совсем понятны.
«Тема неестественных смертей. Такая родная нам, правда, мертвый дракон», - Кантэ моргнул и слегка сощурился, но виду не подал. За месяц он окончательно привык к Зверю, не преминувшему навещать его время от времени. Он твердил о том, что скоро придет и этот момент станет для змеи последним, а у ящера не было повода ему не верить, однако доселе угрозы не оправдались. Вероятно, Зверь выжидал, либо Кантэ удавалось сдерживать его лучше, чем он рассчитывал.
Змея кивнула, так же неотрывно глядя ему в глаза. И все ещё чего-то ждала.
- Ты хочешь расквитаться?
Она едва заметно свела брови, усмехнулась и снова молча кивнула, не отводя взгляда.
- Согласен, не тот вопрос. Попробуем еще раз, - Кантэ ухмыльнулся и выпрямился, - Приговаривая здесь бутылку, ты пыталась определиться, предлагать мне составить тебе компанию или нет. Угадал?
Змея вздохнула, улыбнулась шире и посмотрела на разжавшийся кулак со щепками бамбуковой трубочки.
- Сломалось... - аккуратно стряхнула мусор горочкой на столе, залпом влила в себя остатки Вурдалака, бесшумно вернула пустой сосуд на место и встала из-за стойки, слегка покачнувшись. - Не угадал. Просто не хотелось пить в одно жальце.
- Ты куда? – дракон смел ладонью мусор и убрал пустые стаканы вниз.
Между лопаток что-то засвербело, противно и тоскливо защекотало, разбегаясь по телу на тараканьих лапках, словно облетала невидимая глазу, но кажущаяся настоящей шелуха. "Подобрела, говоришь? Стража, правда, всем по заслугам, все по правилам. Серьезно? Брось ты, змея глупая. Как выросла убийцей, такой всегда и будешь, плевать тебе на законы и общую правду, если своя правда крови требует и заслуги по своим меркам оценивает. Харош уже притворяться..."
- Домой, трезветь, - Сай снова вздохнула и потерла ребра слева под грудью, гадая то ли выпито было чересчур много, то ли просто полынь свербела в желудке, заставляя покачиваться пол под ногами. - Знаешь, - все так же задумчиво глядя в сторону, асура легонько простучала когтями по гладкому дереву барной стойки, а затем покосилась на ящера, вопреки всему трезвыми глазами. - А ведь мне правда подумалось, что я могу измениться как мне захочется. Ан нет, внутри все то же что и раньше, стоит только сколупнуть налёт.
- Я тебя провожу, - Кантэ глянул в зал, присвистнул и кивнул вбок, призывая бармена, воркующего с Евой, вернуться на рабочее место.
- Зачем? - стражница удивленно вскинула глаза и через мгновение раздумий начала со злобой сжимать кулаки. - Заблужусь? В канаве свалюсь? Или отбиться не смогу в случае чего? Охрана мне не нужна и я не настолько пьяная, чтобы заблудиться. А у тебя работы полон бордель, - преумноженная злополучным зароком досада все упорнее прорывалась наружу, но весомого и обоснованного повода все не находила, - Раньше компанию не составлял и теперь не с чего начинать.
Дракон удивленно-возмущенно вскинул брови и поднял ладонь вверх, приостанавливая бармена посреди зала. Голос, такой же тихий и злой, проскрипел льдом.
- Я рассчитывал на пламенный поцелуй на прощанье в интимном уединении вильданского дворика. Но раз ты лучше меня знаешь, сколько у меня работы и в качестве кого я не должен тебя сопровождать, счастливого пути и легкого обхода всех городских канав, - треск и звон стекла заставил обернуться околачивающихся поблизости. Ящер стряхнул мелкие осколки некогда граненого стакана с чешуйчатой ладони и ветром пронесся мимо змеи. Мимолетного взгляда на пульсирующее красным кольцо она уже не могла заметить.
В груди огненной лавиной взвилась бешеная злоба, но демонстрировать ее посреди бордельного зала всем присутствующим женщина точно не собиралась. Фыркнула, направившись к выходу, краем глаза приметила суетливо вывернувшуюся из очередных клиентских объятий Оливию, тут же шмыгнувшую следом за драконом, оскалилась во всю длину клыков, благо видел это уже только Такеши, попавшийся на пути.
- Ниче, есть кому поцеловать. Утешит, - на сей раз приглушить едкость не вышло, сказала в полный голос, не озаботившись проблемой чужих ушей.
Входной дверью хлопать тоже не пришлось - змея завернула за первый же угол и открыла портал, шагнув в родную гостиную.
- Возвращайся в зал работать! – не оборачиваясь гаркнул ящер, когда услышал шаги на лестнице позади. Благо повторять не пришлось: бегущая за ним особа поняла с первого раза и спешно развернулась обратно.

+1

6

Вильдан, квартира над лавкой травника

Она все же получила то за чем пришла - не самым лучшим из возможных способов, но ей все же удалось прорвать блеклую тоску, застившую внутренности, яркой и пышущей злобой. Асура несколько раз прошлась по комнате бесцельно шаря взглядом по мебели, остановилась возле шкафа и размахнулась для удара, почти чувствуя как зудят разбитые от этого костяшки. Постояла, тяжело дыша и мрачно разглядывая древесный узор, медленно разжала пальцы и осторожно выдвинула нужный ящик. Бессильная ярость вызванная смертью первой из ее наставников, все же существующая непонятная и потому особенно пугающая поломка в отношениях с драконом, без конца бегающая за ним Оливия, все это и множество других, невнятных, но раздражающих факторов так и рвались наружу, распирая грудную клетку невырожденным криком. «Рано» Сайленсс свернула горлышко маленькому бутыльку, залпом влила в себя едкое снадобье и медленно, чеканя каждый шаг, скрылась в ванной, благо слезы жен начинали действовать практически сразу. Добавленная отрезвилкой погань в организме помогала приручить гадостное настроение и направить его в нужное русло. Ненависть и злоба, так и норовившие растечься ядом по всему телу, сминались в тугой, плотный комок, словно глина под руками гончара, тлели и грели изнутри, заставляя мозг работать быстрее и изощреннее. Самым сложным было удержать их в этом состоянии до нужного момента, не сорваться в крик, не выгореть до времени. Но об этом змея не беспокоилась - слишком велик был опыт.
- Слушай, а ты не помнишь куда я дел ту книгу, что ты мне привезла из столицы? О нежити и духах... - Ари спрыгнул с лестницы и собрался было шмыгнуть дальше, к книгам, но приметил странно и даже жутко знакомое действо со стороны хозяйки. Остановился, невольно вздыбил шерсть и робко вжался в кресло. - Сай?..
Змея молча одевалась, тщательно и привычно проверяя каждый узел, каждые ножны, ловко скрытые в одежде, отвлекалась лишь на то, чтобы хлебнуть живительной влаги, хоть так теша страдающий ускоренным похмельем организм. Она не собиралась ничего никому объяснять, у нее была цель и слушать отговоры или кошачьи причитания желания не было совершенно. Текка, безошибочно опознав хозяйское настроение, жалобно глянул на ворона, но тот тоже был безмолвен, как и почти весь прошедший месяц. И все же верить так сразу не моглось - кот шмыгнул к столу и быстро оглядел все, что асура приготовила брать с собой, вздрогнул и торопливо, чтобы не попасться ей на глаза лишний раз, растворился в воздухе. Стражница сосредоточенно принялась заплетать волосы в удобную, предназначенную как раз для дела, прическу, чуть изменившуюся с последнего раза ввиду аккуратно выбриваемого виска. И прокручивала в голове сегодняшнюю встречу в порту.

- Кто?
- Я... я не знаю...
- Кто?
- Я правда не знаю, мы не видели. Услышали крики и всю ночь сидели с мамой в углу, боясь высунуться. А под утро сразу же ушли, пока все спали. Там... Там все изменилось с тех пор когда ты приезжала. Мы давно хотели уехать, но то дом жалко было, отец же сам его строил, то Карга ощенилась, как бросить...
- Мать где?
- Работу тоже ищет, - подросток виновато опустил глаза и вытер нос рукавом. - Думал мне тут повезет, но пока больше пинков получил...
- Пойдем.

Конечно она помогла мальчонке, присоветовав его знакомому трактирщику в порту, с ним же оговорила и работу подавальщицы или стряпухи для матери сопляка. Неразумное сердце рвалось обвинениями, по сути несправедливыми. Почему не помогли? А как бы они смогли, против толпы озверевших мужиков. Зато не сделали вид будто ничего не было, утекли сразу. И весть нечаянно, но все же донесли.
В животе требовательно и оглушительно заурчал обиженный желудок, вынуждая разбавить сборы частыми перекусами чем попало. Прерываться на полноценный ужин не было ни времени, ни желания.
Змея контрольно перепроверила все взятое и надетое, глянула в высокое зеркало. Еще вчера она, пожалуй, вздрогнула бы вновь увидев давно похороненный образ профессионального убийцы. Теперь же лишь чуть кивнула себе, одобряя, снова вгрызлась в стремительно уменьшающийся кусок колбасы и вышла из дома. Сгонять усевшегося в последний момент на плечо Велимудра женщина не стала. Там куда она собралась его глаза и клюв вряд ли будут лишними.
Едва внизу стихли шаги, Аристотель снова выглянул в гостиную, заметался, не зная что предпринять, то схватился за чистый лист, то подбежал к остывшему камину, подумывая развести огонь для саламандры. Замер, пытаясь прикинуть, не слишком ли много собрался взять на себя. Волнение и страх пересилили голос осторожности и рассудка. Текка выглянул в окно, для верности, чтобы наверняка не попасться на глаза асуре, выждал еще полчаса и тоже скрылся в ночи, со всех лап побежав к пункту телепортации.

Вильдан, конюшня при здании стражи

- Сайленсс?
Змея досадливо сморщилась, но быстро вернула лицу прежнее угрюмое выражение, оглядываясь через плечо. Крайне изумленный капитан, которого она ждала увидеть здесь меньше всего, неторопливо, но неуклонно приближался к конюшне, куда асура уже почти успела зайти. Смолдер, почуявший ее, нетерпеливо треснул копытом в стену, отчего сверху на него посыпалась мелкая труха.
- Капитан. Доброй ночи, чего не спится?
- То же самое могу спросить, - Эльрин нахмурился и окинул подчиненную внимательным взглядом. - Ты чего как на похороны собралась?
- Собралась, - Сай кивнула, собравшись было развернуться и уйти, но решила не оскорблять вампира, снизойдя до ответа. - Наставница умерла. Смена закончилась, хочу съездить. Вечером выйду, не прогуляю.
Капитан хотел было что-то сказать, но внезапно едва заметно вздрогнул и кивнул. Сказанное змеей неожиданно вытянуло на поверхность собственные тоскливые мысли, которые поспешили отвлечь его от всего остального, закружить в печальном танце. Змея проводила его взглядом и нахмурилась. «А ведь пожалуй у всех есть наставник о котором жалеешь. Даже у капитана стражи. Интересно, он своего проводить успел?..»
- Иду, иду, не шуми... - Сайленсс дернула плечом и тенью скрылась за дверью конюшни.

+1

7

Злость. Как просто и легко он стал ее чувствовать. Она заставляла кровь вскипать и пениться, захлестывала разум и увлекала к тлетворным мыслям, которые заслоняли от него солнце. Свет Сайленсс, пробивший скорлупу, меркнул. Потемневшие пробоины не находили источник тепла и начинали затягиваться, вновь запечатывая внутри безжизненный холод.
Поддатый Адольф о чем-то увлеченно спорил с безмолвным, но, судя по выражению морды, глубоко участливым и возмущенным Персивалем, в главном зале вовсю шла работа, за окном резко залаяла собака, а внутри у дракона нарастало невнятное раздражение, требующее выхода. Кантэ бросил взгляд на темную улицу сквозь запыленное стекло, мимолетно ловя мысль о том, что нужно его протереть, и телепортировался в свое тайное научное убежище — воссозданный с тяжелой драконьей руки «филиал» некогда процветающей столичной психушки.

Долина холмов, заброшенное поместье

- Пожалуйста, не надо… Хватит… Хватит!
- Акал услышал твои молитвы. На тебе больше нельзя использовать око, - Кантэ с полминуты рассматривал ползающего в ногах мужчину в лохмотьях, затем пнул его ногой, - Ты стал окончательно бесполезен и теперь мне не нужен.
- Зачем ты это делаешь? Кто ты? Где я? – человек застонал и всхлипнул, приподнимаясь на четвереньки.
- То есть мы пришли к тому, что ты ничего не помнишь о своей настоящей судьбе, - дракон пододвинул к себе кресло и уселся напротив.
- У меня есть жена и сын. Я бурлак. Работаю на вильданской верфи… Я никому ничего не сделал!
- Это то, что я для тебя придумал. На самом деле ты насильник и убийца, - Кантэ задумчиво закурил и крайне безразличным взглядом посмотрел на свой очередной эксперимент.
- Что? Нет-нет… Это неправда! Это… отпусти меня к семье! – мужчина зашелся в истерике и зарыдал.
- Да нет у тебя семьи. Ты изнасиловал пятнадцать женщин, семь из них задушил, о чем сообщил мне четыре дня назад.
- Это неправда… неправда… У меня красавица-жена, чудесный сын…
- Правда. Ты просто не помнишь.
- Нет, нет, нет…
- Как зовут твою жену?
- Что? – измученный мужик искренне растерялся.
- Как зовут твою жену? Раз у тебя есть жена, ты же не можешь не знать ее имени.
- Ее зовут… ее… зовут… - он затрясся и схватился за голову, завывая подобно раненому зверю.
- Конечно, ты не знаешь. Этого я уже не придумал, - дракон усмехнулся, приблизился и затушил окурок о его кожу за ухом, заставляя взреветь, - Дамам, над которыми ты измывался, тоже было не очень приятно, знаешь ли.
- Я ничего не сделал… отпусти меня! Пожалуйста! – мужчина схватил ящера за ногу и был моментально отброшен мощным толчком.
- Падаль.
Кантэ помедлил немного и пошел к жертве. Избил сначала ногами, затем кулаками, пока не проломил череп. На этом месте хотелось видеть Зверя, из-за которого все в его жизни шло наперекосяк, но, увы, это был всего лишь проходной головорез, возомнивший себя честным крестьянином. Сидящий внутри Зверь ликовал.

Таллем, бордель «Алый закат»

Запыхавшийся и изрядно запыленный непривычно долгой дорогой Аристотель добрых пять минут мялся у входной двери таллемского борделя, раздумывая что тут можно предпринять. Поскрестись и мяукнуть, мол, впустите люди добрые, тепла захотелось? Засмеют, если вообще услышат. Лезть в окна чтобы напороться на спривающихся двуногих? Кота аж дрожь пробрала при подобной мысли. Текка быстро оббежал здание и обрадовался, приметив приоткрытое окно, из-за створок которого разносился милый сердцу аромат съестного. При всей серьезности намерений и безотлагательности ситуации, выглядеть вором Аристотелю вовсе не хотелось, поэтому он осторожно забрался на подоконник и оглядел кухню, в которой на его удивление работа кипела. Не только плотскими утехами баловались в этом доме, желудки приласкать тоже, видимо, любили.
- Кхм-кхм, уважаемые, простите за беспокойство...
В то, что блудный кот пожаловал по хозяйскую душу поверили не сразу, для начала все таки погоняв благородное начитанное создание влажным полотенцем. Ситуацию спас Персиваль, очень вовремя высунувший морду из мисочки шоколадного крема. И теперь текка в нетерпении бродил перед дверью драконьей комнаты, нервно мерцал, стыдливо прятался от изредка проходивших мимо. То, что дракона внутри не было ему поведал вездесущий саламандр, но компанию составлять не захотел. Ари вслушивался в происходящее внутри, пытаясь наконец уловить присутствие хозяина, мысленно ругался на чем свет стоит и начинал сожалеть о поспешном бегстве сюда, чем дольше тем больше сомневаясь в том, что блудный дракон вообще вернётся. Начало даже закрадываться благостное предположение, что может он вообще зря волновался и они со змеёй пошли вместе, вот-вот вернутся и она будет смеяться над зря всполошившимся теккой. "А пусть и посмеётся" Кот вздохнул и снова начал мерить напками пол.
Прошло минут двадцать, показавшиеся Аристотелю едва ли не целой неделей, когда за дверью наконец-то послышался мужской голос, в коем текка безошибочно опознал самого Кантэ. Он не меньше хозяйки не любил запертые помещения, считая ниже своего достоинства скрестись словно обычное глупое домашнее животное, но тут выбор был не слишком велик.
- Кантэ? - коготки негромко прошлись по дереву, а для верности по нему же еще и хвостом наотмашь досталось. - Дракон?
Ящер не стал задерживаться в поместье, шустро сжег омертвленное тело и вернулся обратно в бордель, отправившись с телепортационного круга сразу в ванную и бросив по пути Адольфу ответ на его очередную колкость. Когда до уха донесся знакомый кошачий колос, Кантэ притормозил, затем продолжил путь и все же вымыл руки прежде, чем открыть Ари дверь и вопросительно взглянуть на него.
На чужой и незнакомой территории текка значительно растерял большую часть уверенности в себе. И выражение лица ящера не вернуло ни капли.
- Прямо тут побеседуем? - кот, сначала вроде как смутившийся, упрямо вздыбил шерсть и едва удержался от фырканья.
Не теряя заинтересованное выражение лица, Кантэ приоткрыл дверь шире, дабы кот свободно протиснул свою тушку и заплыл в комнату.
- Ты не знаешь где Сайленсс? - вопрос прозвучал сразу же как только за котом закрылась дверь. Ходить вокруг да около у Аристотеля не было уже ни времени, ни желания. - Она заходила?
- Она ушла из борделя часа четыре назад. Домой не заходила?
- Заходила... - текка суетливо заходил по комнате, не зная куда деть глаза. - Она... Она как раньше... Оделась как раньше, собралась как... - кот невольно понизил голос, словно боясь озвучить вслух худшие подозрения, - На дело собралась. И ушла, ни слова не сказала. Она говорила тебе что-нибудь? Она бросила ту работу, что-то серьезное случилось, раз она снова взялась.
- У нее траур. Она пошла его блюсти, - Кантэ мысленно поискал у себя в голове ближайшую знакомую местность вблизи Шехского перевала, - Когда вернется, расскажет тебе сама, если захочет. Это право должно остаться за ней, - он облизнул губы и налил себе скатан воды, осушив залпом, - Она скоро придет, Аристотель.
Вот тут кот перепугался не на шутку, заподозрив самое страшное, сжался в комок и мелко вздрогнул, вытаращившись на ящера.
- По кому траур?
- По старой подруге.
От этих слов кота накрыло небывалое доселе облегчение да так, что он не удержался на лапах, плюхнувшись на пол.
- Слава Ильтару, если бы... Ох, - Ари невольно заулыбался во все клыки, хотя новость о смерти близкого змее человека само собой не могла быть радостной. И все же. Если бы траур был по сыну, она бы не вернулась больше никогда. По крайней мере не собой. А так все действительно было в порядке, она действительно вернется и волноваться ему было не о чем. - Кантэ, могу я попросить? Если вдруг сначала она зайдет к тебе дай весточку, ладно? Я буду ждать, - текка кое-как подобрал лапы, встряхнулся и все же тихо вздохнул. - Надеюсь она не захочет вернуться к той работе. Без убийств, с тобой она стала... счастливее как-то, легче.
Внутри кольнуло что-то неосознанное и необъяснимое. Ящер слегка нахмурился, а после улыбнулся коту в своей привычной добродушно-хитрой манере.
- Все будет в порядке. Я пошлю в дом Сай Персиваля.
Ари благодарно кивнул и подошел к двери. Вспомнил, что она снова закрыта, насупился, затем еще вспомнил в какую сторону она открывалась и мягко пихнул ее лапой. Путь домой обещал быть гораздо проще как минимум потому, что тугой узел страха дракон успешно перерубил.

Отредактировано Кантэ (2020-11-07 00:43:54)

+1

8

От открывшегося портала до деревни было не более получаса неспешной езды и змея снова разложила по полочкам все что помнила, узнала и задумала. Торопиться ей было некуда, до заветного часа между волком и собакой было еще далеко, а лучшего времени для задуманной мести попросту не существовало. Сайленсс молча скользила взглядом по темнеющему лесу вокруг и внимательно вслушивалась в обычные ночные шорохи местной жизни. Смолдер, не иначе как успевший заскучать по своим ратным подвигам, все норовил прибавить шагу, но сам же себя и тормозил по старой выучке, хозяйке ни разу не пришлось натянуть поводья - конь остановился сам, едва до чуткого носа донеслись запахи человеческого жилья. Змея мягко спрыгнула на землю, лениво потрепала варимара за мягкое ушко и легко хлопнула ладонью по плечу, отсылая прочь. Теперь можно было не беспокоиться о внезапных ночных гостях или шастающих в округе разбойниках, вздумавших заявиться в деревню той же ночью - одиночек жеребец затопчет сам при желании, а о толпе возвестит приглушенным рычащим ржанием. Черного варимара крайне нелегко было бы поймать в лесу ночью, поэтому и о его безопасности змея могла не задумываться. Велимудр в свою очередь спорхнул с плеча и бесшумно улетел на воздушную разведку. Сайленсс машинально проверила с какой легкостью прыгает в руку любимый кинжал и тоже скрылась в темноте. Первым пунктом этого путешествия несомненно должен был стать домик приютившей ее много лет назад травницы.
Он и теперь ничуть не изменился за десятилетия, все так же стоял чуть поодаль от остального жилья, прикрытый с одной стороны ровными, стройными березками. И в маленьком окошечке как и когда-то давно мерцал свет закопченной лампы. Вот только звуки, доносившиеся из дома отчаянно резали слух, звуча до отвращения чуждо. Внимательно оглядываясь асура заглянула в окно и не удержалась от скривившего губы отвращения. Можно было и не прятаться, с воем и грохотом подходя к избушке, развлекающегося внутри мужика вряд ли это смогло бы отвлечь от отчаянно, хоть и очень тихо, рыдающей девчонки на полу. Смотреть было не на что, так что стражница ужом скользнула в сторону и без лишних помех забралась на крышу, сильно сомневаясь, чтобы убийцы ее подруги удосужились найти хоть один из спрятанных ею секретов. Так и оказалось - тайный лаз, сверху умело прикрытый казалось бы случайно поросшим мхом, не был забит, а петли еще не успели просохнуть с прошлой обработки. Осторожно и так же бесшумно притворив его за собой, Сай оказалась на печке среди ароматных сушеных яблок и аккуратных связок острого перчика, который так любила использовать Грыза не только в еде, но и в своих чудных снадобьях. Несколько слишком уж долгих мгновений разглядывала ублюдка, без чести и совести, насиловавшего худенькую, чумазую девчонку, едва переставшую зваться ребенком, по-кошачьи спрыгнула на пол, одним слитным движением скользнула к будущему трупу, преодолев брезгливость схватила его за сальные лохмы, одновременно с тем приставив остро отточенное лезвие обоюдоострого ножа к небритой шее. И казавшееся таким бесконечно долгим насилие неожиданно остановилось. Ничто не трезвит так же хорошо, как клинок, щекочущий яремную жилу. Асура неспеша потянула мужика за волосы, не отнимая оружия, вынудила его отодвинуться от девочки и сесть. Он едва попробовал открыть рот, как лезвие впилось глубже, являя на свет шуструю струйку крови.
Все так же молча Сайленсс разглядывала лежащую перед ней страдалицу, тем самым подкидывая дров в собственный тлеющий внутри костер. Маленькую рабыню даже приковали за ногу на ржавую цепь, достаточно длинную чтобы передвигаться по ее клетке. За очень худенькую ногу. И было очевидно, что провела она здесь далеко не первый, полный ужаса день. Девчушка не сразу поняла, что что-то все таки было не так, еще несколько минут просто лежала с закрытыми глазами, глухо всхлипывая и глотая слезы. Змея не торопила, ведь времени было еще навалом. А когда та все же открыла глаза, темные, почти черные, недобро усмехнулась за прикрывающей лицо тканью, глядя на разом съежившуюся девочку, испугавшуюся новой неведомой напасти. Не отрывая лезвия от кожи еще дышащего мертвеца, провела ножом выше к лицу, заставила мужчину открыть рот и сунула острие между зубов, чуть щекоча нёбо. Затем вынула из сапога еще один кинжал и протянула его рукоятью вперед. Было интересно, успели они изломать этот едва окрепший хребет или еще был шанс. Девчонка медлила всего секунду прежде чем вцепиться в оружие и с молчаливым, страшным отчаянием по рукоять вогнать его в мужской пах. Зародившийся в его глотке бешеный вопль так и не успел появиться - змея мягко протолкнула лезвие глубже в раскрытый рот. После брезгливо отпихнула еще вздрагивающее тело в сторону и привлекла к себе заливающуюся слезами девочку. Впрочем зеленые глаза смотрели вокруг все так же холодно.

Успокаивать разошедшуюся в рыданиях девицу пришлось основательно, она все никак не могла до конца поверить, что ее кошмар, начавшийся с убийства наставницы-лекарки, наконец закончился. Змея, не желая растягивать сей процесс до утра, вынула из-за ворота изящный зеленый кулон и мерно принялась покачивать его в пальцах, поглядывая при этом в сторону. Когда всхлипы затихли, а дыхание выровнялось, асура наконец посмотрела на недавнюю жертву и вздохнула.
- Рассказывай.
И Гарея рассказала. Почти без запинки, отвечая на редкие вопросы своей спасительницы, без утайки выложила все что знала, уже почти не вздрагивая от того, что приходилось заново все переживать в рассказе. Как оказалось, некогда вполне миролюбивая деревенька пару лет назад начала превращаться в смутное и отдаленное подобие разбойничьего угла. Старые жители, те что оказались умнее и дальновиднее соседей, быстро смекнули к чему идет дело и снялись с насиженного места, чтобы поискать спокойной жизни в другом месте. Грыза, справедливо рассудившая, что ее искусство врачевания равно пригодится всем, решила пока остаться в давно и прочно обжитом доме, да и в свои силы разорвать противника верила свято. Черноглазую сироту она взяла к себе всего пару лет назад и начала обучать своему хитрому делу да не безуспешно. Только не учла, что не все местные мужики будут ценить ее таланты по достоинству. Несколько месяцев назад к одному из местных приехал не то брат, не то побратим, сразу начавший подзуживать остальных против, по его мнению, сказочно богатой травницы. На то и повод был, снадобья Грызы отрывали с руками и местные, и заезжие люди, а иные купцы прочно проторили дорожку к ее дому, загодя составляя большие списки требуемых лекарств. А так как домик оставался все тем же, что и десятилетия назад, не обрастая дорогими вещами, логично было предположить где-то зарытую кубышку серебра, а то и золота. Вот на нее то и начали зариться здоровые мужики, по-прежнему впрочем приходившие к лекарке с ранами и болезнями.
- Ты то чего не сбежала?
- Не поверила, что они правда ее... Грыза сказала мне бежать через крышу, когда к ним выходила. Я не поверила сразу, а потом... Не смогла.
Они пришли ночью, как и полагается разбойникам и убийцам, всемером. Сначала требовали отдать им предполагаемые богатства, но с первых же минут было понятно, что настроились они на кровь. И получили ее довольно быстро. С парой даже таких здоровых бойцов оборотниха могла бы справиться, но не с толпой, кинувшейся разом. Наставницу забили до смерти голыми руками и ногами. И камнями. Человекоподобные звери возжелали ничем не замутненной жестокости и смогли ее получить. А потом поймали за длинную косу тоненькую девчонку, в ужасе метавшуюся по осиротевшему дому.
Змея чуть сильнее сжала зубы, помолчала, обегая взглядом знакомые стены, полки с пузатыми кувшинчиками, висящие под потолком пучки душистых трав. Медленно выдохнула и принялась выспрашивать необходимые подробности, на ходу внося важные корректировки в уже выстроенном плане. Кто из них в каком доме живет, есть ли у них семьи, как они выглядят и, что показалось не менее важным, от чего Грыза в свое время успела вылечить каждого из них. Гарея постаралась припомнить все до мельчайших подробностей, так и не осмелившись спросить ассури для чего именно это ей понадобилось.

- Хорошо. Значит так, - змея глянула на усевшегося на подоконнике ворона, на отпрыгнувшую в сторону девчушку и принялась вынимать загаженное оружие из остывающего трупа. - Собирай все, что захочешь взять с собой. Из дома не выходи. Не шуми. Если ворон скажет, ты не думаешь, а сразу сигаешь в лаз и тикаешь в лес, тоже молча, - Сайленсс взяла пустой небольшой горшочек и сгребла в него тлеющие угли из печки, прикрыла крышечкой и обмотала ветошью. Затем принялась перебирать травы, выискивая нужные. - Через пару часов вернусь за тобой. Все поняла? - асура подумала и сунула в сапог две длинные вязальные спицы.
Девочка, собравшаяся было снова перепугаться, встретилась взглядом со змеей и как-то неожиданно для себя окончательно успокоилась. Странная женщина ни разу не предположила, что может не вернуться, она говорила об этом, как о точно решенном деле и что-то в ней заставляло безоговорочно в это верить. Ученица лекарки кивнула и действительно пошла собираться.
Змея рассовывала по карманам крохотные скляночки, аккуратно запихивала за пазуху пышный сухой веник, в котором при желании можно было разглядеть душицу и маленькие соцветия мирта, тоненькие листочки вьюнка и совсем немного цветов, похожих на ромашку. И искоса поглядывала на деловито засуетившуюся девочку. И не могла определиться, что же о ней все таки думать. Девчонка больше месяца терпела почти ежедневное насилие от всех желающих потешиться мужиков, хотя что именно может возбудить в костлявом, запуганном и рыдающем подростке, асура искренне не понимала. Но ей дали возможность вырваться и она схватилась за нее обеими руками, хотя как лекарка не могла не ценить понятие жизни в разы выше многих, даже жизни таких мерзких созданий как ныне лежащее в углу. Сайленсс ненароком попыталась прикинуть что бы она предприняла в подобной ситуации. Смогла бы так же выживать и терпеть, надеясь на чудо, пытаясь не сломаться и не засохнуть изнутри? «Вряд ли. Зубы есть, клыки, да и цепь, надо признать, достаточно длинная. Одного, а то и двух уложить бы успела. А потом бы наверняка забили как и учительницу. Видимо девчонка была не так уж не права» В том, что малявка сильна, сомнений уже не возникло. Сай все же решила, что этот измученный ребенок заслуживает уважения, негромко хмыкнула, подошла ближе и опустилась на корты, хватая цепь. Повертела нехитрые кандалы, насквозь проржавевшие от времени и неподобающего хранения, выудила из декольте подарок ящера и со скрипом отворила замочек. Можно было и когтем при желании открыть, но чего ж не порадовать маленький ключик нужностью. К тому же он все равно должен был пригодиться сегодня не раз, так что и убирать далеко не стала, намотала на запястье и тихо вышла за дверь.

+1

9

Когда дверь за котом захлопнулась, Кантэ сделал еще несколько глотков воды и посмотрел на дремлющего в обнимку с наполовину опустошенной бутылью рома Адольфа.
«Пора взимать с тебя налог на пьянство, скотина. Ты же никак не окупаешь опустошение наших запасов».
С этой мыслью он выудил из стола обычную карту, на которой, меж тем, были обозначены все имеющиеся поселения, нашел искомую деревню — единственную в том краю, что явно облегчало поиск, — прикинул для себя координаты и перенесся к Шехскому перевалу.

Деревня оборотней

Дракон испытывал досаду от того, что змея не позвала его с собой, и был, пожалуй, разочарован ее поведением. С другой стороны, Сайленсс не была ему обязана: раз она захотела в итоге свести счеты с обидчиками наставницы сама, ее выбор стоило уважать. Да и сам ящер не был перед ней чист, утаивая свои не самые благостные утехи в заброшенном поместье. Наверное, печалило не столько то, что она резко передумала о своем намерении, а это в баре было заметно, сколько ее последующая капризность. Кантэ искренне не понимал, зачем она возвела на него эту напраслину.
«Может месячные? Но для них рановато…»
Желание змеи нести траур в одиночестве не могло помешать ящеру насладиться зрелищем. Без нужды вмешиваться в дела Сайленсс он не собирался, но удовлетворить любопытство хотел, потому и отправился подглядеть за расправой. В поисках деревеньки пришлось левитировать в человеческом обличии с наложенной невидимостью на всю тушу, ибо огромного дракона в небе сразу все заметят. С высоты сиротливое жилое поселение обнаружилось быстро.
Дворы пустовали, в редких домах виднелись тусклые огоньки от свечей и фонарей. Бесшумные сапоги делали шаги незаметными для обывателей, а невидимость продолжала скрывать его обличающее присутствие. Внимание привлекла отдаленная от скучкованных домов избушка: сначала наиболее ярким светом, а затем и воспоминанием о жилищных предпочтениях наставницы. Кантэ приблизился и заглянул в окно.
«Как интересно… А может и хорошо, что сама пошла. Когда бы я еще имел возможность понаблюдать ее в деле», - преамбулу дракон пропустил и застал готовую женскую расправу над, несомненно, повинным отморозком. Других вариантов, учитывая, внешний вид щуплой девчонки, здесь быть не могло. Сайленсс начала давать девочке какие-то наставления, но сквозь запертые окна разобрать речь досконально не получалось.
Интерес к тому, что произойдет дальше, возрос вдвойне. Глядя, как асура выдвигается на улицу, Кантэ отошел от избушки и продолжил роль незримого наблюдателя.

+1

10

Велимудр коротко, не ударяясь в лишние подробности, выдал змее всю собранную информацию о том что творится в округе. Преимущественно везде творился глубокий крепкий сон, ибо до рассвета оставалось часа три, хотя кое-где и были слышны лай собак и человеческие голоса. Эпицентром шума являлась двухэтажная таверна, в которой не смотря на поздний час, продолжалось давно начатое тремя мужиками веселье. По словесному описанию в гуляках безошибочно опознавались нужные девушке ребята, но что важнее всего - среди них был Первый. Тот, кто подзуживал остальных, тот, кто первым нанес удар. И тот, кто первым вдосталь распробовал испуганного прячущегося подростка.
Заводилу змея решила оставить на десерт, для начала расквитавшись с последышами. И начала с того, кто жил ближе всех. Чуть кособокий от времени, но все еще прочно державшийся домишко встретил змею приглушенной бранью, грохотом и опять таки женскими стенаниями. Затворять окна здесь было не особо принято, даже в случае семейных скандалов, насилия или секса, в чем асура вновь воочию убедилась. За стеклом разворачивалась бытовая драка с участием упившегося мужика и его дамы сердца, которая волею возлюбленного практически летала по комнате, сшибая на пол предметы мебели. Цепей на ее конечностях Сайленсс не обнаружила, как и внушающих уважение запоров на дверях и окнах, а потому даже подобия жалости внутри не шевельнулось. Здраво рассудив, что вряд ли нагулявшийся Шестой сможет куда-то отсюда деться, стражница оставила в последнем прижизненном развлечении и двинулась к следующей намеченной точке.
В этом большом и добротном здании жила семья побольше и побогаче, что подтвердила быстрая разведка через те же окна. К сожалению Пятый и Четвертый обнаружились в разных комнатах, один вполне удобно для змеи устроился на печи в кухне, второй же лег спать в объятия супруги. Отовсюду доносились обычные звуки спящего дома - сопение, похрапывание и даже невнятные бормотания, но рисковать даже мало асура не собиралась - замотала лицо еще одной полосой ткани, отщипнула от захваченного гербария несколько разнокалиберных веточек, бросила на угольки в горшочек и осторожно поставила в комнате молодых супругов, бесшумно прикрыв окно и глубоко вдохнув чистый ночной воздух. Через несколько минут дыхание спящих в комнате стало еще глубже и ровнее, теперь их вряд ли разбудит даже топот железных сапог по каменному полу те то что мягкой подошвы по ровным доскам.
Сай не стала выдерживать торжественной минуты молчания или предвкушать грядущее свершение мести - это даже не пришло в голову. Чего ради растягивать этот тягостный и не несущей ни капли радости променад. Гарея хорошо описала всех мужчин, змее не пришлось сомневаться в личности того, кто спал перед ней, обнимая молодую и вполне довольную жизнью девицу. Кинжал, смазанный парализующим ядом, мягко клюнул в пах, вспарывая артерию. Пятый едва успел дернуться, не ожидай змея этого действия, могла бы и вовсе пропустить, не заметив. У этого парня некогда была больная печень, которую Грыза успешно излечила. После нескольких бесшумных и быстрых манипуляций, оздоровленный некогда орган влажно лег на грудь мужчины, чья жена продолжала легко улыбаться чему-то во сне. Змея забрала горшочек с прогоревшей травой и крадучись вышла из комнаты, направившись в кухню. Зажигать здесь импровизированные благовония она не стала - некого было будить кроме самой жертвы. С ним все прошло гораздо быстрее и проще - одна из захваченных из дома травницы железных спиц с чмоканьем вошла в левый глаз, пройдя наискось прошила мозжечок и вышла из затылка. Сайленсс встряхнула чуть онемевшей от мощного удара ладонью, осмотрела еще теплый труп и нашла искомый приметный ожог на боку, который в свое время чуть не стоил жизни этому мужчине. Срезала пласт изуродованной кожи, недовольно ворча на тупящееся о ребра лезвие, размашисто припечатала его окровавленной стороной к стене возле печи и вышла из дома.

Как и ожидалось, буянящий Шестой уже успел выплеснуть всю свою печаль на супружницу и благополучно храпел, отвратительным звуком расшатывая и без того скосившие в сторону бревна. Сай раздула угольки в горшочке, увеличила дозу вьюнка в брошенном внутрь веничке и обосновала жаровенку на подоконнике, затворяя ставни. За таким храпом женщина может и не услышала бы ничего, но наверняка подскочит от тревожного больного сна как только этот звук оборвется. Закинутой порции трав было достаточно для усыпления десяти человек, но торопиться все еще было некуда - волшебная серьга безошибочно подсказывала, что оставшаяся тройка все так же весело и громко отдыхает в некогда приличном маленьком трактирчике. Змея села на землю под окном и неторопливо закурила, снова проверяя ничего ли она не забыла. Пока выходило, что совсем ничего. Перекатила папироску из одного угла рта к другому, достала измазанный кинжал и начисто вытерла, решив заблаговременно обновить израсходованный яд. Наконец храп сменил тональность. Стражница выпустила последний, особенно вкусный клуб дыма, тщательно затушила окурок и выбросила за подобие забора, которое окружало сие печальное пристанище одного из ублюдков. Приоткрыла окошко, выудила горшочек и припрятала в высокой траве, прикрыв крышкой.
Цветущая всеми оттенками синяков женщина обнаружилась в одном из углов захламленной комнаты, спящей так крепко, как ей вряд ли удавалось после начала столь чудесной семейной жизни. Асура глубоко вздохнула, с брезгливостью рассматривая неистово храпящее волосатое, все в заскорузлой грязи тело. «Удивительно что можно сделать с собой при должном упорстве. А ведь красивый ж мужик то... Был когда-то» Когти звякнули о вытащенную из кармана скляночку, а лезвие ножа о зубы одурманенного травой Шестого. Яд беспрепятственно проник в глотку, а Сайленсс даже заботливо погладила пальцами по заросшему бородой горлу, помогая проглотить и не подавиться. Затем придвинула к кровати стул, уселась и подперла ладонями щеки, с легким налетом любопытства принявшись разглядывать последствия. Они не заставили себя ждать дольше положенного - все еще мутные глаза выпучились от ужаса и боли, но кроме как пытаться разодрать себе живот голыми пальцами, он больше ничего не мог сделать.
- Язва, да? - асура почесала нос и понимающе кивнула, наблюдая, - Бывает.
Когда из кривящегося рта наконец показалась пенящаяся черная кровь, змея хлопнула себя по бедрам и встала. «Интересно, они там уже разошлись или устроим групповушку?..» Дверь закрылась с легким стуком, оставляя внутри только одно дышащее существо.

- Потрясающе, значит таки групповухе быть.
Ей не пришлось даже заглядывать в окно трактира, чтобы понять, что именно происходит внутри. Оставшиеся убийцы шумели, периодически бросались друг на друга с кулаками и пьяными матами, чтобы тут же нелепо обняться, залить в глотку очередную порцию горячительного и загорланить вразнобой случайно вынырнувшую из расплывающихся мозгов песню, отчаянно и жестоко фальшивя. По беспристрастному змеиному мнению уже за одно это они заслуживали немедленной смерти. Однако, на этот раз ситуация несколько усложнялась - владелец почтенного заведения тоже был внутри и разумеется не спал, выполняя непосильную задачу - не разозлить вдупель упившихся агрессивных гостей и при том не допустить окончательного разорения их стараниями. Сай убедилась в том, что окна зала заперты, проверила почти догоревшие угольки в горшочке и быстро шмыгнула в заднюю дверь, проскальзывая на кухню.
Ждать пришлось относительно недолго - минут через десять напряженного вслушивания, до ушей наконец донеслись торопливые шаги пожилого трактирщика, постаравшегося незаметно улизнуть в каморку. Едва осунувшийся и несчастный дед присел на стул, прикрыв дрожащей рукой глаза, как к его горлу прижалось холодное лезвие, а на губы легла обтянутая перчаткой ладонь.
- У них все есть? Не позовут тебя за добавкой прямо сейчас? - старик сжался, не иначе как пытаясь понять какой именно ответ продлит ему жизнь, но в итоге как-то обреченно вздохнул и кивнул. - Хорошо. Постояльцы наверху есть? - седая голова качнулась в сторону и змея убрала сжимающую рот руку. - Иди к себе, запри двери, обними жену и не выходите до утра. Понял, Дорхг?
Трактирщик удивленно дернулся, но оглядываться не стал даже когда кожу перестал холодить металл. Помедлил не более минуты - встал и так же молча вышел, благо лестница наверх вела не из зала и проходить мимо опостылевших гостей нужды не было. Убедившись, что он действительно ушел и никакая старческая дурь не торопится возвращать его обратно, Сайленсс выгребла из кухонной печи свежих веселых угольков, выбрала из-за пазухи похожие на ромашку цветы двустрела, не став разбавлять его другими растениями. Тихо стелясь по полу, едва не ползком прокралась в зал за стойку и утвердила горшок, щедрой рукой всыпав в него целую горсть ядовитого галлюциногена, а затем так же быстро ужиком выскользнула обратно. Прикрыла дверь, оставив малую щелочку, и обосновалась у приоткрытого окна, разглядывая улицу.

+1

11

Хотелось бы сказать, что змее было тошно. Или грустно, или она была зла до дрожи. Но нет, на самом деле ей было никак. Сайленсс настолько прочно укампановала внутри все эмоции и чувства, что на поверхности не осталось ни одной. И ничто не колебало решимости, не угрожало испортить замах или сбить шаг. Досада, раздувшая внутренний пожар, почти вся выгорела до основания. Ну потерял дракон к ней прежний интерес, ну и что? Подумаешь. Найдет другой. Или не найдет вовсе, велика ли печаль? Разумеется она была бы неимоверно велика, но сейчас этому переживанию не находилось места. «Я же знала, что это в любом случае не навсегда. Хотя и не думала, что так скоро закончится. И так нелепо» Асура почти отстраненно размышляла прогнал он Оливию или все таки позволил утешить себя, такого несчастного, непонятого и отвергнутого. «Убью суку»
Тем временем гулянка за стеной начала принимать новые, доселе неведомые повороты. Загрохотали опрокинутые стулья, особо фальшивый голос заорал дурниной, явно узрев нечто небывалое. В змеиные планы не входило, чтобы они поубивали друг друга самостоятельно, а значит наступило время красивого внезапного выхода главного антагониста. Она почти уже дошла до двери, когда слух уловил внеплановые шаги снаружи. И источник их направлялся вовсе не мимо трактира. Позабытая казалось бы злоба все таки явила себя в грязном шипящем ругательстве. Сайленсс спряталась в тени за печкой и как раз вовремя - задняя дверь приоткрылась, впуская внутрь молодого здорового парня какой-то странной расцветки. Судя по сосредоточенному взгляду из-под хмурых бровей и упрямо выпяченному подбородку, он сюда пришел вовсе не присоединится к компании в качестве собутыльника. Дурень даже не попытался двигаться тихо, заявляя о себе тяжёлым топотом, а в побелевшем от усилия кулаке поблескивал кухонный нож.
- Стоять, - парень шагнул совсем рядом с убийцей, так что не составило труда перехватить вооруженную руку и завернуть ее за спину. - И молчать, - змея ощутимо кольнула кончиком кинжала в бок мужчины, лихорадочно соображая как быть дальше. Убивать его она не собиралась в любом случае, но и с миром отпустить уже не могла. Пришлось оттягивать его обратно к входной двери, подальше от зала. - Ты что тут забыл, придурок?
С трудом, но она все же опознала в нежданном госте младшего сына трактирщика - странная расцветка была обусловлена цветастыми синяками с едва сошедшими отёками. Со слов Гареи, трактирщик отослал старшего сына с молодой женой как только понял, что спокойная жизнь в деревне вот-вот закончится. О том, что младшему тоже перепадёт доля проблем то ли не подумал, то ли просто не успел позаботиться. Когда первый испуг сошел с почти черного лица парня, а рука перестала простреливать болью весь позвоночник, он попытался пылко поведать сомнительной личности в ассурийском лице о своих благородных намерениях избавить деревню от постигшей напасти. За что впрочем сразу получил тычок пальцами под кадык во избежание шума. Судя по нарастающему в зале бардаку Сай следовало поторопиться, но теперь было понятно, что просто вырубить трактирного наследника недостаточно. Ему и его семье она проблем не желала, однако они будут обеспечены наутро, когда проснувшиеся жители обнаружат семь трупов. И вряд ли этот дуралей докажет, что он не при чем, о его намерениях поквитаться вероятно не знал только слепоглухонемой. Да и тому наверняка как-то рассказал бы, вон сколько юношеского максимализма льется через край. Сайленсс вовсе не собиралась позволять какому-то обиженному сопляку перемешивать все тщательно разложенные карты - местный люд должен четко понять за что именно эти семеро будут убиты. Пока парень пытался одновременно отдышаться, возмутиться и что-то сказать змее, та уже сорвала висевшее на крючке полотенце, быстро свернула жгутом и стянула за спиной его руки, а в рот, упорно что-то выговаривающий, запихнула первую же попавшуюся тряпку. Мрачно осмотрела плоды столь некачественного труда, сплюнула и вырубила парнишку рукоятью кинжала. До рассвета оставалось чуть больше часа.

Змея сделала глубокий вдох, распахнула дверь и тут же выпустила запас чистого кислорода в злобном шипении. Захотелось дать себе волю и от души зарядить сопляку сапогом под дых. Двое из троих ползали по полу, катались в судорогах и неудержимо блевали. Третий же, видимо не успевший нахлебаться достаточно отравы, стоял высунувшись в раскрытое окно и глубоко дышал сладким ночным воздухом. То, что дело не в двустреле сомнений не возникло - да, он ядовит, но подобной тошноты отнюдь не вызывает. Асура сорвала с лица намотанную ткань за ненадобностью, сцапала со стола ополовиненный стакан и принюхалась. К горлу тут же подкатила легкая тошнота и стакан отлетел в сторону. Сушеные куриные желудочки, истолченные в порошок, были безотказным рвотным, широко известным на всех континентах. Сдерживать эмоции больше было не нужно, ибо завершить дело красиво и аккуратно уже не удастся при всем желании - Сайленсс размашистым пинком перевернула стоящего рядом на четвереньках мужика и вгляделась в бледное, покрытой испариной лицо. «Гнойный отит» Отточенный кинжал почти беспрепятственно вошел в ухо, заставив Третьего надрывно взвыть, а удар во второе ухо - замолчать навсегда. Сай быстро развернулась к следующему и торопливо пригнулась к полу, уворачиваясь от брошенного в голову стула. Как оказалось, отдыхающий у окна мужчина был вполне себе в сознании и даже состоянии метать предметы мебели. Второго оставшегося все еще можно было не принимать в расчет - он тоже обратил внимание на незваную гостью в черном, но поднять что-то тяжелее себя самого не мог никак, да и себя то с видимым трудом. Змея оскалилась в широкой ухмылке, выхватила из сапога отравленный нож и прицельно метнула. Первый, а именно ему повезло оказаться самым жизнеспособным из оставшихся, сложился пополам и не смог сдержать удивления, ведь казалось бы лезвие всего то полоснуло по плечу. Она смерила брезгливым взглядом отползающего на дрожащих руках парня, цыкнула и неторопливо подошла.
- Не напомнишь, а чем ты болел? - Второй, попытавшийся сделать это максимально быстро и неожиданно, цапнул женщину за сапог и потянул в сторону. - Ах да... - Сай продолжила начатое им движение, припала на колено и пихнула мужчину в плечо, нарушая и без того шаткое равновесие. - Почти ослеп ведь, верно?
Змея зубами стянула с руки перчатку, глухо рыкнула и с отвратительным чваканьем проткнула голубые глаза когтями. Свела вместе большой и указательный пальцы, все еще находящиеся внутри, злорадно пошевелила и стряхнула с руки истошно заоравшую жертву. Плюнула, вложив в это нехитрое действие все свои ощущения, а затем полоснула по горлу, отсекая лишний шум.
- Ну что, - продолжая широко ухмылятся, асура развернулась к своему сегодняшнему десерту и сполна насладилась ничем не прикрытым страхом в его глазах. - Расскажешь мне от чего тебя вылечила Грыза? - стиснутый в тисках воли клубок чувств с треском ломал все ограничения, выплескивался через край и яростно отсвечивал в зеленых глазах. Вероятно если бы она увидела себя со стороны, то ужаснулась и очнулась бы. Но зеркал в комнате не было, а потому она продолжала неторопливо приближаться к лежащему на полу мужчине. - Или поиграем в угадалки может быть? Что это было? Рука? - она с показным любопытством сунула палец в свежий порез и провернула коготь. Обездвиженный парень ничего не мог противопоставить этой пытке. - Нога? А может у тебя не стоял? - лезвие с легким нажимом скользнуло по бедру и уперлось в святая святых большинства мужиков. - А вообще знаешь, даже если стоял, то ему и хватит пожалуй, да?
Асура хохотнула и с силой чиркнула сие сомнительное достояние. Доза парализующего яда, доставшегося Первому, была совсем невелика и в запасе оставалось всего то несколько минут. Она окинула его задумчивым взглядом, что-то прикидывая, и достала из сумки бутылочку мощного обезболивающего. Залила в рот, ласково придержала челюсть, заметила ширящиеся от удивления глаза, когда боль от ран перестала его терзать. Затем выудила из-за пояса вторую спицу, тщательно примерилась, сосредоточенно хмуря брови, и резким четким движением вогнала ее сбоку в шею парня, фактически парализуя тем самым голосовые связки.
- Чтобы не шумел. Пойдем прогуляемся.
Дождавшись частичного отмирания мужских конечностей, сражница подхватила его за шиворот и поволокла к выходу. Первому ничего не оставалось кроме как упрощать себе остаток жизни, перебирая непослушными лапами по пути следования. Деревенька была невелика и состояла всего то из двух пересекающихся улиц. Вот на том перекрестке асура и остановила свой выбор для финального акта затеянной пьесы. К тому моменту мужик уже более менее твердо встал на ноги и вести его приходилось крепко держа за волосы и приставив нож к пояснице.
- Забавно, да? Нет в мире большей дряни, чем надежда. Слепая, невероятно глупая надежда. Ты ведь понял, что я убью тебя, но все еще на что-то надеешься и идешь, Сайленсс глубоко вздохнула, печально усмехнувшись, и распорола ему брюхо под пупком, разжимая стиснутые на волосах пальцы. - Свободен.
«Может я тоже такая же идиотка как и он? Прекрасно знаю, что все уже закончилось, но продолжаю куда-то идти и на что-то надеяться? Потому что кажется что проще идти вперед, ведь если оглянусь, то сзади его просто не окажется...» Сай тяжело сглотнула и с внезапным порывом действительно оглянулась, чтобы увидеть за спиной пустоту. И долго смотрела назад, гадая, увидит ли ящера, когда оглянется на него по-настоящему. Из тягостных раздумий ее вырвал глухой стук мертвого тела о пыльную дорогу. За счет выпитого обезбола он умудрился пройти довольно много и даже измерить шагами собственные вывалившиеся кишки. Змея присела рядом с ним на корты, потерла рукавом щеку, подозрительно оглядела округу. И сосредоточенно принялась отпиливать голову от туловища.

- Собралась? - асура внимательно оглядела сиротку, действительно дождавшуюся ее в домике травницы, смерила взглядом громоздящиеся возле нее сумки и фыркнула. - Я открываю портал, ты туда заходишь и располагаешься. И никуда не выходишь из квартиры до моего возвращения, - она кивнула головой на замерцавший проход в собственную квартиру, - Велимудр, проследи. Ступай, ступай, я закончила.

Конечно девчонка тоже не знала всех тайничков наставницы, хотя и многие из них оказались опустевшими ее стараниями. Но главный, прятавшийся прямо посреди комнаты под полом, оказался полон. Сайленсс с нежностью выудила оттуда небольшой пыльный мешочек и потрепанную пухлую книжицу, заполненную собственными зарисовками всех известных Грызе трав и растений, с подробными описаниями на языке оборотней. Она тогда долго посмеивалась над показавшейся ей странно манией новой ученицы конспектировать информацию подобным образом. Но потом прониклась и даже сохранила рукописный справочник в память о спасенной ей асуре. Змея еще раз огляделась и вышла наружу, захватив с собой помимо прочего охотничье копье.
- Смолдер, ты у меня умничка, - варимар, немногим ранее привлеченный условным змеиным свистом, нетерпеливо принюхивался к лежащей под кустом окровавленной голове, закапывая ту слюной. - Не, ты сегодня без ужина. Перекусишь на конюшне, идет? А с меня потом гостинчик.
Стражница немного отошла от порога, установила в земле копье, острием вверх и размашисто насадила трофей сверху. Придирчиво оглядела, взлохматила слипшиеся от крови лохмы и удовлетворенно кивнула. Замерла, снова вглядываясь в мутную и неясную пустоту перед собой. Конь не дал ей возможности наслаждаться моментом слишком долго - обиженно дыхнул отдающим серой паром из ноздрей и боднул в плечо.
- Иду уже...
Расседланный и несколько обиженный жеребец снова демонстративно фыркнул и словно нехотя шагнул в открывшийся портал на конюшню. Осталась самая малость. Сайленсс вернулась в дом и через какое-то время с видимым трудом выволокла наружу остывший и ставший неподъемным труп. Устало растерла лицо ладонями, помотала головой и не глядя зашвырнула в распахнутую дверь маленький горшочек с углями, надеясь, что этот погребальный костер по частичке прошлого достаточно быстро разгорится, благо сухой соломы в той стороне на полу валялось довольно. И принялась ждать, снова вернувшись к мыслями к единственно важному.
- Дурак ты, дракон, - помолчала, перекатывая мысли по черепу, неожиданно нахмурилась и скривила губы от вновь колыхнувшейся внутри злости, замешанной на любви, - И я дура.
«Не отдам»

Отредактировано Сайленсс (2020-11-18 03:25:24)

+1


Вы здесь » За гранью реальности » Личные эпизоды » [14-15 ПЖ 1647] Поворот не туда


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно