fataria

За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Пустыня Сонора и окрестности » Долина Соэш [территория Василисков]


Долина Соэш [территория Василисков]

Сообщений 21 страница 28 из 28

1

http://s7.uploads.ru/Y2sgL.png
  На территории василисков, далеко от Кен-Кориона есть некое чашеобразное углубление, окруженное скалами. Долина смерти, или долина Соэш. Это место казни, совершивших тяжкое преступление, василисков. Их приводят сюда на исходе дня, стягивают руки, и оставляют. Если преступник переживет ночь - он искупил свою вину. Вполне логично предположить, что здесь водятся страшные твари. Да, водятся, но эти твари размером с ноготь ребенка. Это маленькие жучки - соэшеллы. Их именем и была названа долина, но позже название сократили.
  Для спасения от страшной смерти, нужно всего лишь подняться над землей на 4-6 сантиметров, но скалы, окружающие долину столь не пригодны для лазания по ним, что несчастного, попавшего сюда, ждет напряженная ночь в борьбе со страхом соскользнуть.

0

21

- Таль, злая ты! Как же я пойду? За мной в таком виде даже смерть не придет! Ты специально это сделала! Я уверен в этом. Ревнуешь, да? Да? Да?
Шаман только и могла, что улыбнуться разыгранной сцене, пока приводила в порядок лисью головешку. Она начинала вновь узнавать своего друга. Что ж до бередящих душу чувств, которые шутливо проскользнули в словах Тара, то ревность, зависть, злость, обида и подобные вредные вещички давно подавлены моральной крепостью духа, и продраться к ним сквозь трении шаманской блокады сложновато будет. Принятие жизни такой, какая она есть, это главная составляющая мудрости. Такая философия вовсе не означает, что улучшать свое бытие никак не требуется и стоит смириться с тем, что ты нищеброд или слишком полон. Суть заключалась в понимании непреложных законов природы, бесполезности тех или иных нервных припадклв, которым подвержены большинство абстрактно мыслящих. Вместо ревности и обиды решаются возникшие проблемы, находятся искомые ответы, растворяются в гармоничном слове колючие недомолвки.
- Кстати, на этом можно открыть бизнес. Вот научишься еще прически делать и можешь смело забыть о путешествиях и уйти на заслуженную пенсию! Авось и свои локоны наконец-то в порядок приведешь…
«Мои локоны?» - Ихше Тар что-то имел против ее волос и Шамана сие повергло в странное удивленное состояние, граничащее с желанием треснуть Лиса посохом еще раз. Коли бы еще правду молвил, так нет же, нагло брехал в лицо лучшей подруге, будто получал удовольствие от периодических побоев. Даром, что слабые и совсем не всерьез, но таки ощутимые, особенно в определенных местах, под коими подразумеваются нежные части тела окромя мужских достоинств. Шаман таки не бабуин бешеный.
Отреагировать существенно времени не осталось, пришлось руководить их маленьким отрядом из-за приближения смертельной угрозы. Соэшеллы поэтично стрекотали в такт шуршащим пескам под своими крохотными тушками, разрыхляли рассыпчатую гладь и вылезали на поверхность. В таком количестве Шаману не приходилось их видеть никогда.
- Прошу, миледи, ваш… спасительный мост уже готов, не сочтите за труд испробовать сие скромное творение на собственной шкурке, тем более, что иного выбора у вас сейчас и нет.
- Давай-ка, Басиль'Мад, взбирайся на дорогу, скотинушка моя. - Аль'Карра решила испытать кличку непременно и для пущего эффекта похлопала туорна ладонью. Девушка обозвала зверя гибридом имен, значащих статного льва и надежную опору. Ленивая тучная животинка подходила под оба определения, в первом случае, разумеется, метафорическом, заключая подковёрный смысл в львиной смелости, коей у туорна имелось в наличии.
Тварина фыркнула и посмотрела на хозяйку полным скептицизма взглядом, провозглашая слухи о тупости своего вида жалкими мифами. Мудреное слово оказалось туорну незнакомо, но он подозревал, что придется привыкать к нежданным переменам. Животное ступило на едва различимую тропу. Та сливалась в воздухом, выдавая себя расплывчатым колебанием в месте своего прохода. Песок постепенно чернел, багровел, темнел одним словом, замещаясь армией соэшелл. Жучки активно резвились под зависшими в воздухе, клекотали так, что в ушах помаленьку заводился оркестр, и явно негодовали по поводу запрета полакомиться сочной и жирненькой тушкой туорна, который ныне ускорил свой темп, желая как можно скорее покинуть проклятую долину.
- Что ты там про волосы болтал мои? - конец посоха резко устремился прямо в Ихше и остановился у самого носа. - Гляди, они ж прекрасны, будто лепестки черной орхидеи. - девушка сняла тюрбан, распуская по плечам прямые блестящие локоны. Не доказывай, а показывай, таков один из жизненных девизов Шамана. Редко кто делал ей замечания касательно внешнего вида. Фиаллэ одевалась под стать своему народу, в облике присутствовала, быть может, своеобразная и аккуратная захламленность, дабы подчеркнуть интересный и красочный быт фиаллэ. Кем бы Шаман не казалась людям, духовным посланцем или бравым воином, женщиной она тоже оставалась, и в глубине души безобидное нарекание Ихше пробудило такой же незначительный вздор.
Девушка прибрала одно из своих богатств обратно в тюрбан. Взгляд ушел от Лиса и направился вдоль пустыни, затем поперек, и наискось в конце. Глаза Шамана разбегались от нашествия соэшелл под ними, но удивляло другое - их беспристрастная, нахальная сопротивляемость магии.
- Знаешь, зачем мне понадобились соэшеллы, Ихше. Во многих зельях они пригодятся, но я хочу сотворить состав, который позволит защититься от них не столь подготовленным путникам, как мы. Для этого соэшеллы нужны живые мне... - Шаман делилась с Ихше своими мыслями, выделяя время на осознание ее безумства. - Поддерживай нашу дорогу, Лис, им хватит минуты, чтобы сожрать Басиль'Мада, и вдвое меньше, дабы оставить от нас кости. Имя как тебе, по душе? Еще сменить можно. - бесхитростно проявила интерес Аль'Карра, словно про соэшелл молва только что не шла и мясоеды вовсе никого здесь не касаются.

+4

22

- Давай-ка, Басиль'Мад, взбирайся на дорогу, скотинушка моя.
Тар слегка вздрогнул, когда Таль начала говорить. Он хотел было возмутиться, с чего это вдруг подруга ему новые клички дает, да еще и скотиной называет, но во время сообразил, что обращаются, собственно-то, и не к  нему. Тихонько ругнувшись на свое слабоумие и недогадливость, Ихше повторил имя «скотинушки» в своей голове.
- Лев и опора… Ну и бред. Любит же Таль придумывать столь гордые имена. И это какому-то верблюду… - вышеназванный, будто прочитав мысли парня, недовольно фыркнул, на что Тар похлопал зверушку по крупу. В действительности он был согласен, что не каждое копытное создание так безразлично шествовало по невидимой глазу дороге. По крайней мере, похоже, что мозги у «верблюда» все таки были.
Как только компания ступила на путь невидимый, песок под ногами почти сразу окрасился в черный цвет. Тар даже немного удивился слаженности этих странных насекомых, ведь между ними не было ни малейшего просвета. Полная тьма. От жужжания начинало закладывать уши, так что Тар, не будучи любителем подобных раздражающих звуков, поспешил прикрыть руками чувствительный орган обоняния. Он с любопытством посматривал под ноги туорну, замечая, как редкие жучки почти доскакивают до невидимой тропы и незаметно приподнял «дорогу» повыше.
- Что ты там про волосы болтал мои? – когда посох устремился в лицо Ихше он даже не дрогнул. Нет, не потому что знал, что Раши не будет бить, а потому, что во-первых, был сосредоточен на дороге и жучках, во-вторых, ему было попросту плевать попадет подруга по нему или нет. Не попадет - хорошо, попадет – тоже ничего страшного, уж с туорна парень точно не слетел бы. Когда Шаман начала расхваливать свои волосы Ихше только улыбнулся. Он пошутил, конечно, и Раши наверняка это поняла, однако, сценка выглядела со стороны так, будто его упрек по поводу волос девушки, задел подругу и она тут же поспешила доказать обратное. Тар пропустил локоны девушки через свои пальцы и они послушно, будто струйки песка, упали на спину Раши и сиденье туорна. Ихше нравилось, когда у Таль были распущенные волосы, так она выглядела более женственно и, как следствие, беззащитнее. По крайней мере, так виделось парню. Иногда ему действительно хотелось, что бы Раши больше полагалась на него, однако при этом понимал, что еще толком ничего не сделал, что бы заслужить доверие девушки. Именно в смысле того, что бы доверить ему свою жизнь, полностью, без остатка. Что бы положиться на него без подстраховки. Впрочем, Ихше и сам не был уверен в себе на все сто процентов, поэтому и не мог требовать доверии от Шамана.
Однако Таль быстро переключилась вновь на соэшеллов. Правда в этот раз она несколько… удивила парня. Набрать таких жучков живьем было как минимум ОЧЕНЬ сложно, чтоб не сказать практически невозможно. Поэтому услышав подругу Тар страдальчески закатил глаза и понял, что вот тут то и начинается его великое приключение с Раши. Сейчас жучков ловить будут, а потом что? Крыс? Черных кошек?!
Впрочем, не смотря на бедовость идеи, Песчаный Лис стал лихорадочно размышлять, как можно выловить жучка. Хотя бы одного… Магия не действует. Значит надо что-то естественное. Сонный порошок?
- Ага, как же, всегда ношу с собой, а тут, вдруг, в других трусах оставил. Может у Раши есть? – парень заинтересованно уставился на подругу, но прежде чем перейти к деловому предложению не смог удержаться от колкости.
- Таль, у тебя что, филейная часть горит? Может тебе проветрить, остудить? – Ихше любезно улыбнулся, мол: « ты не подумай, я из самых добрых побуждений». Подкрепляя свои слова и не дожидаясь ответа, парень пустил легкий порыв ветра по ногам Шамана, от чего ее «юбки» слегка затрепетали.
- Кстати, у тебя есть сонный порошок? Или может яд или… Да у тебя вообще хоть какой ни будь план есть, скучающая моя?
А вот фразу про имечко животинки парень пропустил мимо ушей. Дело в том, что подругу он слушал внимательно и после фразы про соэшеллов Ихше немного подвис. И даже если и вник в дальнейшие речи Шамана, ему было ну совсем никак не до них.

+3

23

Лис оказался не в восторге от идеи Шамана, а девушка другого и не ждала. Мясоеды представляли огромную опасность для них, не дай Лаирия хоть один проникнет под кожу, ведь за этим последует неминуемая смерть. Таль Раши настроилась решительно, давненько она хотела провернуть задуманное, но без Ихше у нее бы ничего не получилось. С помощью рун можно управлять и воздухом, но не настолько все прекрасно выходит, как у настоящего воздушного мага, чья сущность сливается со стихией и пропитывается ею. У рунных магов их начертания - просто инструмент. Мозги у них пропитаны символами и формулами их взаимодействия. Энергия у рунников, пусть и та же исконно, но другая по своей сути. Проводя параллель между рунной магией и точной наукой можно сравнить магов рисунка с математиками, где точность превыше всего и вся. Стихийные же маги - виртуозы и импровизаторы, словно ораторы или актеры на театральной сцене, где льются слова, и не считается ошибкой вовремя вставленная реплика, который в тексте нет. Не сказать же, что сухой расчет в числах всегда без огня в глазах и запала. Все наоборот, проникнуться деятельностью свою важно, будь то художник или актер, математик или физик, пекарь или портной. Не имей Шаман страсти к своим рунам, фиг бы что у нее вышло. Ценить и любить надобно то, что у тебя есть, особенно тогда, когда другого от природы не дано. Аль'Карра самозабвенно любила и ценила.
- Таль, у тебя что, филейная часть горит? Может тебе проветрить, остудить?
Фиаллэ усмехнулась так же, как друг, по-доброму. Легкий ветерок из рук блондина плавно проник под одежды. Шаману жарко-то не было, но с прохладным бризом посреди бескрайней засухи без всяких намеков на оазисы стало как-то посвежее.
- Ты силы не трать зазря, Песочный мой лис. - Шаман иногда намеренно коверкала прозвище, - Грохнемся нежданно в черную кучу - это мои последние тебе слова в этой жизни. Не смотри на то, что ты мастер. Ты там хоть ощущаешь, сколько энергии тратишь? Туорн тебе не пушинка, его должно быть держать изрядно тяжко. - животинка под филейными полушариями друзей фыркнула вновь, мол и так питается одними вишневыми ветками и пустынными колючками, что за претензии вы тут развели, хозяева недоделанные. 
- Кстати, у тебя есть сонный порошок? Или может яд или… Да у тебя вообще хоть какой ни будь план есть, скучающая моя?
- Нет, но разве сложно появиться ему? Гляди, - Шаман достала из сумки пузатую колбу, в которой бултыхался сок вадгерна. - Его нужно распрыскать по жучкам. Это усыпит их, но мы должны быть ловки и быстры, на всех не хватит. Брать будем голыми руками, - произнесла девушка, вкладывая всю свою серьезность, коей обладала, в последние слова. Дабы Ишхе не хватил сердечный удар и он ненароком с туорна таки не грохнулся, фиаллэ поспешно сменила жесть на милость. - Пошутила я. Так, Басиль'Мад, постой-ка спокойно.
Девушка спрыгнула с туорна на воздушную дорогу, подзывая Ихше к себе. Упаси пустынные боги ему потерять концентрацию, но Шаман уверилась в своем друге, и знала, что Тар не допустит подобной неприятности в виде их смерти, например.
- Держи пузырек. С помощью воздуха ты сможешь хорошенько разбрызгать снотворное, - Шаман взяла с собой пустую баночку с пробкой и маленькими дырочками в ней - для новых питомцев, после же достала из волос заколку. - Ты ловчее, но коли будешь занят усыплением, хватать сонных жуков предстоит мне. Они не карабкаются вверх, а значит опасности брать их этой длинной заколкой, можно сказать, и нет даже, но подстраховаться мы обязаны. Выпадет еще, или я уроню случайно... - воодушевленность Шамана как всегда на высоте. - Смотри, опрыскивай с центра, прямо под нами. - фиаллэ уселась на дорогу, склоняясь к темному месиву умеренно, но не настолько, чтобы получить вместе с мясоедами экстракта вадгерна. Ихше умелый воздушник, но мало ли что может пойти не так, а Таль Раши не хочет отхватить сильнейшего снотворного. Ничего страшного не произойдет, Тар погрузит ее на Басиль'Мада и где-нибудь в Хартаде она очнется, но кому ж хочется такого счастья.

+5

24

На замечание подруги Ихше только неопределенно фыркнул. Ишь ты, посмела усомниться в его способностях контролировать свою же магию. Ну да, пусть туорн и не пушинка, но и не настолько тяжелый для мага его уровня, как, очевидно, кажется Таль. Нет, не сказать что воздушный путь вовсе не отнимал сил у парня, это было бы наглой ложью, но, в данном случае, это было как… тяжелый походный рюкзак. Да, пожалуй, именно так. Поначалу тяжело, но чем чаще ты его тягаешь, тем более выносливым становишься. Ихше таких «рюкзаков» уже натягался вдоволь, чтобы сейчас без особых сложностей «нести» его долгое время. Говоря более простым языком, чем чаще ты тренируешься, тем проще тебе контролировать магию. Ты более аккуратно расходуешь резерв, более разумно строишь заклинания, вплоть до того, что по возможности ты полностью уходишь в его контроль, время от времени как бы подстраивая его под ситуацию, условия… Как, например, со стрелами. Изначально ты выпускаешь стрелу, придавая ей скорости ветром, за счет чего увеличивается урон. При наличии хороших стрел можно пробить броню. Но, от стрел можно уклониться и тут ничего не поделаешь, однако, хороший маг ветра без проблем вплетет в заклинание новые «функции», благодаря которым стрела сменит свой «путь» и попадет таки в цель. С другой стороны, стоит учитывать, что эффективность предыдущего заклинания уменьшиться, поскольку летящая напрямик стрела имеет, помимо магии, и свое собственное ускорение и, естественно, если сдвинуть ее даже малейшим потоком воздуха, то ее скорость непременно упадет. Впрочем, это уже слишком глубокомысленно.
Возмущенная заявлением Таль животинка недовольно фыркнула, чем вызвала у парня определенные теплые чувства к своей особе. Пожалуй, сие тупое создание не так плохо, как он ожидал. Возможно, они найдут общий язык… Возможно… Если туорн внезапно заговорит. Очень внезапно. Да.
Сок вадгерна парень узнал быстро. Была у него в запасе одна замечательная история о том, как они с ребятами купили у знакомого алхимика похожий пузырек и подлили в кофе преподавателю перед лекцией. Такого увлекательного рассказа ученики, вероятно, еще никогда не слышали. Профессор, конечно, уснул и довольно крепко, НО, даже во сне он умудрился продолжить разговаривать. Не совсем по теме лекции, но все же! А когда кто-то решил задать ему вопрос, он с превеликим удовольствием на него ответил, при этом лежа на кафедре и периодически похрапывая. Все бы ничего, вот только кому-то из преподавателей срочно понадобилась помощь профессора. Когда его обнаружили в том состоянии, в котором он был, попытались разбудить и все усилия канули в лету гнев перешел на студентов. Пришлось признаться в содеянном, понести наказание… Сначала от обозленного преподавателя, нуждающемся в помощи, а после и от проснувшегося спустя полтора часа профессора. Предмет Ихше сдавал потом еще долго… Очень долго, волкодак его подери!
Как ни странно, парень уже ничему не удивлялся. Когда девушка сказала, что брать будем голыми руками, он с готовностью полез в сумку за перчатками. Однако, к тому моменту, когда он их достал необходимость отпала. Однако убирать он их не спешил. Приняв пузырек из рук девушки и выслушав наставления, он протянул перчатки подруге:
- Как бы то ни было, одень, пожалуйста, на всякий случай. Лишним не будет.
После чего достал легкий платок, которым обычно закрывал лицо от песка, и аккуратно повязал его на голову, закрыв нос. В том, что он не попадет жидкостью на Таль, парень был уверен, а вот в том, что в случае чего, например спасения все той же Таль от капель снотворного, он не попадет на себя – сомнительно. При всем желании, иногда он ведет себя как последний неловкий дурак, ну да не будем об этом.
- Раши, будь аккуратна.
Парень раскрыл пузырек и, что бы не занимать руки, поставил его на невидимую глазу подставку подле себя. Тар закрыл глаза и начал вычерчивать что-то в воздухе руками. Несколько секунд ничего не происходило, а после жидкость в пузырьке стала медленно подниматься. Когда она полностью освободила пузырек, перед парнем образовался небольшой «водяной» шар. Ихше мягко улыбнулся, открыл глаза и начал опускать шарик вниз. Пройдя сквозь невидимую дорогу, сок замер в нескольких сантиметрах от прыгающих жучков, время от время задевающих шар. Внезапно шар лопнул и разлетелся на несколько шариков поменьше в разные стороны, теряя при этом миниатюрные, почти незаметные капли. Это было похоже на фейерверк, каждая новая капля, меньше предыдущей, разрывалась на еще более мелкие, пока вся жидкость не рассеялась до последней капли. Капли блестели при свете луны, как множество падающих звезд. Даже сам Ихше невольно восхитился своему «творению», однако не стоило отвлекаться от основного – снотворное рассеяно, а значит следует посматривать за Таль. Время от времени пропускать заколку сквозь прозрачный мост, что бы было удобнее доставать из под него жуков, посматривать, чтоб не свалилась… Да и еще мало ли что!

Отредактировано Песчаный лис (2014-05-14 02:55:25)

+3

25

Сомневаться в умениях Лиса не приходилось, давненько он доказал свою воздушную дееспособность. Да и не будь Таль уверена в своем друге, фиг бы пошли они через пустыню с тучей из сотен маленьких уродцев, норовящих сожрать их бренные тела. Внешняя непоколебимость Шамана внутри отражалась обеспокоенной заботой о силе и здоровье своего друга, который ей аки младший брат. Взрослый он уж, самостоятельный и по девкам бегающий, но для Шамана сей пройдоха лицо крайне  желательное в числе дорогих ей людей. Увлечься, замыслить над чем, или где-то ошибиться каждый может, будь он хоть трижды мастером.
- Как бы то ни было, одень, пожалуйста, на всякий случай. Лишним не будет.
«Ты гляди, отрыть умудрился средь общего хлама и клинков моих ненаглядных.»
В руки Шаману легли ее алхимические перчатки. Закусив губой кончик побрякушки и этим самым убедившись, что соэшеллы еще не успели там заселиться, аль'Карра натянула обмундирование.
«Каковы они на вкус? Пожарить бы да оценить. Али специя какая выйдет. Галлюциногенная пыльца добывается при сжигании, но ежели мы рассматриваем иной способ приготовления... они не ядовиты, питаются натуральным мясцом, а при добавлении подавляющих галлюциноген веществ...»
- Раши, будь аккуратна.
- Ихше, возьми еще колбы две, пошире. Мне их дай и будь готов принять. Как отдам, поживее наберешь в них водицы столько, дабы покрывала всех соэшелл. И закроешь крепко.
Шаман пацифизмом не страда, но то ли случайно, то ли хитро продуманно, а для идущих на жарку соэшелл способ умерщвления девушка выбрала таки довольно гуманный. Помереть во сне - о таком мечтает вдоволь народу преклонного возраста. Маленьким пластинчатоусым такая безболезненная смерть и не снилась. Шаман прежде никогда так глубоко в дебри мышления о жуках не лазила, жуки и жуки, что с них взять. Ощущают ли они боль? Когда-то Таль Раши читала книгу, в которой некий зоолог делился с читателями своими экспериментами. Он приводил невероятные примеры, и коль его наблюдения правдивы, оказывается, что насекомые не испытывают тех болевых ощущений, которым подвержены люди. В книге человек излагал, как однажды аккуратно перерезал у осы стебелек, соединяющий брюшко и грудь, а она при сем жестоком действе занималась поглощением варенья. Самое интересное в том, что насекомое продолжило трапезничать с увечьем, по его словам. В другом эксперименте зоолог вещает, что пронзил иглой ночную бабочку, пребывающую в покое днем на древесной коре. Бабочка принялась беспокоиться за свое положение, и тут диву не дашься, но когда ее вернули обратно на субстрат, насекомое вскоре успокоилось, а позже проявляло естественную активность. Сама Шаман ни в чем не повинных веспидов подобным научным извращениям не предавала, лишь в алхимии, но то святое дело, да и не мучаются они там.
У Тара было достаточно времени, чтобы возмутиться и обвинить Шамана в мозговой неполноценности, но колбы девушка все же получила. Фиаллэ скоренько загребла емкостями, поддерживая их на расстоянии рунами левитации, горстку мирно посапывающих соэшелл, не подозревающих ровным счетом ни о чем. Она передаст жуков Тару, как только убедится, что в колбе лишь сонные жуки и никто активный по шумок не затесался.
Искусственное солнце привлекло внимание еще одного вида обжор, но коль судить по местонахождению, то представитель сего вида путешествует с Шаманом чуть ли не с начала их пути, иначе подавно бы уже отдыхал в пищеводах плотоядных жучков. Из-за складок тюрбана показалась очаровательная сольпуга. Пустынный паук, как пить дать, предусмотрительно запрыгнул к ним перед походом в долину, дабы не стать соэшеллам поздним ужином. Членистоногий тихо да мирно принялся греть свое брюшко в солнечном свете символов. Таль Раши всунула Лису склянки со спящими друг на друге жуками, чтобы он тут же утопил их и отправил в покой на веки вечные, но взгляд Ихше якобы намекал - что-то да не так.
- Смотришь недобро, чего забеспокоился? Водой их скорей окати и крышкой захлопни.

Справочная информация

[float=left]http://sa.uploads.ru/t/18YZe.jpg[/float] Сольпуги бегают с большой быстротой, легко взбираются по вертикальным поверхностям, могут прыгать на значительное расстояние (крупные виды более метра). При встрече с врагом сольпуга принимает угрожающую позу: передний отдел тела поднят, хелицеры с раскрытыми клешнями направлены вперед, педипальпы и передние ноги подняты и направляются в сторону врага. При этом некоторые виды издают пронзительные звуки, писк или стрекотание трением хелицер друг о друга.
Сольпуги в большинстве активны ночью.
Днем они прячутся в различных укрытиях, под камнями, в норах грызунов и других животных, или сами роют норы с помощью хелицер, отбрасывая землю ногами. Некоторые используют одну и ту же нору длительное время, другие каждую ночь устраивают новое логово. Ночные виды привлекаются различными источниками света. В жарких пустынных районах сольпуги нередко приходят на свет костра, скопляются под фонарями, проникают в освещенные жилые помещения.
Сольпуги чрезвычайно прожорливы и поедают самых различных животных, с которыми только могут справиться, главным образом насекомых, а также многоножек, пауков, мокриц и др. Они вылавливают термитов, прогрызая стенки их построек. Крупные сольпуги нападают на небольших ящериц, птенцов мелких птиц, детенышей грызунов. В схватках со скорпионами при равных размерах противников обычно побеждает сольпуга. Добыча молниеносно схватывается, крепко удерживается, разрывается и разминается хелицерами. [float=right]http://sa.uploads.ru/t/JZ6lP.jpg[/float] Обильно смоченное пищеварительным соком содержимое добычи всасывается. Если сольпуге предоставить неограниченное количество пищи, например подносить ей пинцетом насекомых, то она наедается настолько, что брюшко раздувается и может даже лопнуть. Такая обреченная на гибель сольпуга тем не менее продолжает схватывать и поедать подносимую ей пищу, пока хелицеры не перестанут двигаться. В природе такие случаи, по-видимому, исключены: наевшаяся сольпуга с увеличенным брюшком теряет способность гоняться за добычей, раньше чем насытится чрезмерно.
Ядовитых желез у сольпуг нет. Специальные опыты показали, что и пищеварительный сок, изливаемый при питании, не ядовит. Однако необоснованное мнение о том, что сольпуги ядовиты и очень опасны для человека, довольно распространено среди неспециалистов. Правда, некоторые крупные сольпуги с мощными хелицерами могут поранить кожу человека до крови. Остающиеся на хелицерах частички пищи и развивающиеся на них гнилостные микроорганизмы могут при этом попасть в ранку и вызвать воспаление. Но большинство видов сольпуг, по видимому, вообще неспособно прокусить кожу человека.

+2

26

Когда Ихше понял, что подруга собирается умертвить грозных пустынных тварей элементарно утопив их, он вздохнул.
- Какая щедрость,- саркастически подумал он и страдальчески скривился, закатив глаза к небу. Правда подруга, в силу занятости, это вряд ли заметила. Покопавшись немного в сумке Раши, Тар достал две колбы и протянул их Шаману, не забыв походу захватить и воду, чтоб не пришлось за ней лезть, когда понадобится.
Наблюдая за тем, как Раши ловко вылавливает жуков и садит их в колбы парень начал откровенно клевать носом, потому и не сразу обратил внимание на то, что она упорно пихает ему в руки заполненные скляночки. Когда же Блондин пришел в себя и наконец-то обратил внимание на Таль, ему внезапно поплохело… Как он только не смотрел на Шамана ранее: и с восхищением, и удивлением, и, даже со злостью. Но такого Раши еще не видела. Ихше вздрогнул и просто остолбенел. Казалось, что он попеременно меняет  цвет с зеленого на синеватый и при этом его глазах было непередаваемое отвращение.
- Раши, - очень медленно и несколько с натяжкой протянул парень, - ты когда-нибудь слышала фразу «зараза к заразе не пристает?». Ну, так вот. В твоем случае, очевидно, что это все ложь и провокация. Ты так и притягиваешь к себе всякую дрянь…
Поборов в себе отвращение ко всякому роду членистоногим парень гулко выдохнул и, стараясь не делать резких движений аккуратно приподнял паука в воздух и, не удержавшись, пару раз отпустил его в свободный полет вниз, у самой земли ловил, поднимал снова вверх и вновь отпускал. Судя по довольной улыбке, парня это знатно забавляло…
- Знаешь Таль, я вот тут подумал, может оставить его? Он так похож на тебя… Смотри какие у него клешни! Насколько я помню, при встречи с врагом они принимают угрожающую позу, становясь на задние лапки… И иногда пищат… Не, ну точно твоя копия. Шаманом его назвать, чтоль. Эй, мелки, хочешь быть Шаманом? – обратился тар уже к паучку, по неосторожности приблизив его к своему же лицу. Тот в ответ дернулся навстречу парню и клацнул клешнями в угрожающей близости к его носу. Ихше снова вздрогнул и выкинул отвратительное, на его взгляд создание подальше.
Облегченно вздохнув парень посмотрел на подругу, увидел упрек в ее глазах и тут же вспомнил про  склянки с жуками.
- Ай-яй-яй-яй-яй! Да-да, сейчас, уже, секундочку! –засуетился Тар и поспешил заполнить колбы водой. Какое-то время на поверхность воды поднимались маленькие пузырьки, однако вскоре от них не осталось и следа.
- Вот интересно, а маринованные жучки, вкусные? Как думаешь Таль? – в тон его вопросу в животе предательски заурчало, - Ну вот! Ты меня совсем не кормишь! У…
Теперь уже Тар с наигранным упреком посмотрел на Раши и по-детски показал ей язык.
- Кстати, долго ты там еще? Я был бы очень благодарен, если бы мы поскорее отсюда слиняли. Как-то неуютно сидеть оккупированными спящими жуками-людоедами.

+1

27

- Раши, - очень медленно и несколько с натяжкой протянул парень, - ты когда-нибудь слышала фразу «зараза к заразе не пристает?». Ну, так вот. В твоем случае, очевидно, что это все ложь и провокация. Ты так и притягиваешь к себе всякую дрянь...
- Таки да. То-то ты третий десяток возле меня держишься. - улыбнулась девушка, прищуриваясь и выискивая во взгляде Ихше на фоне позеленелого лица проблески ответов. Нашлись они незамедлительно, и судя по отвращению на лице друга его глазам предстало нечто... невинное и безобидное.
- Знаешь Таль, я вот тут подумал, может оставить его? Он так похож на тебя… Смотри какие у него клешни!
Шаман посмотрела на свои руки, малая огрубелость которых вместе с витиеватыми татуировками скрывалась под перчатками.
«Что-то не так тут... да что бы, невдомек мне... Тьфу! Ах ты ж зараза блондовоздушная!»
Девушка тихонько засмеялась. Вместо кожи и пальцев взору ее предстали клешни, обхватывающие колбы. Шаман отчетливо чувствовала собственные пятерни, да немного удивленно вскинула брови, из-под них посмотрев на любимого Лиса.
- И иногда пищат… Не, ну точно твоя копия. Шаманом его назвать, чтоль. Эй, мелки, хочешь быть Шаманом?
«Пищат значит... Пищат.»
Когда Шаман последний раз пищала, она и припомнить не могла. Да и первый раз в память не лег, видать способность пищать утратилась ею с тех самых пор, как покинуло тельце пеленки и мамкины руки.
- Да по что ж ты животинку мучаешь? Эх... Куда? - девушка проводила сосредоточенным взглядом улетающего паука, а когда из ее клешней соизволили таки забрать смертные ристалища - стеклянные могилы этим пластинчатым душам, Шаман начертила руну левитации и вернула ускользающего от взора паука к себе.
- Съедят же его там, не твори ерунды. - не будь вокруг жуков, катился бы этот паук на все барханы, да жаль беднягу, тем боле после измывательств Песчаного, в коих потерял паук свое достоинство и честь навеки. Девушка кинула в паука руночкой успокоения. Сольпуга была готова броситься в лисье лицо и сожрать его нос, даже будучи не способной такое варварство проделать, но Таль вовремя пресекла заранее провальную попытку. Да и не хотелось подвергать смерти несчастное сознание от руки Ихше. Сожрать не сожрет, но укусить больно сможет, а там друг от шока и по лицу насекомое размажет. Тут и паук в невыгодном положении, и друг не в восторге от засора дыхательных путей.
- Вот интересно, а маринованные жучки, вкусные? Как думаешь Таль?
- О том же думаю, Ихше. Порцию для экспериментов мы замочили. Сейчас отберу аккуратно живых, дабы пустить на алхимию.
- Ну вот! Ты меня совсем не кормишь! У... - пронесся комментарий к булькающему чревовещателю. - Кстати, долго ты там еще? Я был бы очень благодарен, если бы мы поскорее отсюда слиняли. Как-то неуютно сидеть оккупированными спящими жуками-людоедами.
- Сейчас, Ихше, погоди минуту еще... - Шаман набрала около двадцати соэшелл. Жучки проходили строгий отбор по упитанности и блестящему, крепкому панцирю, насколько возможно было разглядеть сии характеристики у них. Свидетельствовали они о принадлежности таких мясоедов к сильным особям.
- Ты Шамана-младшего здорово потрепал. Ну-ка, Шаман-младший, возмездия хочешь? - обратилась фиаллэ к пауку, умиротворенно восседающему на плече. Неожиданно веселое настроение одолело Таль Раши, и как только все банки разложились по местам, да заколка вновь сплелась с волосами, девушка кинула под филейные полушария блондина смачную руну левитации.
- Проверим, не разучился ли сальто выполнять! - огласила Шаман, поднимая Тара то вверх, то вниз, но в отличии от столь отъявленной жестокости, как к пауку, который летел к земле без поддержки, Раши контролировала полет друга от и до, ибо дорог он ей больно, и узреть его случайно застрявшую в песке голову с подергивающимися кверху ногами вовсе не хотелось. Да и скорость не та, тут уж аль'Карра больше бесплатные качели Лису устроила.
- Как покатушки, по душе? Поесть не помешает нам. - Шаман усадила друга на место. Порылась в сумке, достала хлеб и магические контейнеры с мясом, да зевнула широко. - Ты как из долины мясоедов выведешь нас, толкни меня, заступлю на вахту. - дожевав свой кусок, девушка сняла тюрбан и прилегла, умащивая иллюзорную клешню под голову. Видать Тар от нежданного полета позабыл про свою выходку. Шаман-младший остался невозмутимо почивать на ее плече, а руна света, оставшись освещать путь Лису, немного потускнела и ознаменовала тем самым тихий час.

http://i.imgur.com/WBlD69B.png [ Водопад «Суран» ]

+1

28

Ихше остался чертовски доволен своей выходкой, что можно было понять по улыбкой, никак не сходящей с его лица. С его точки зрения Шаману и в самом деле шли клешни. Ну… Почти… Совсем чуть-чуть… Но весело же!
- Да по что ж ты животинку мучаешь? Эх... Куда? – после этих слов Таль, что в общем-то не удивило Ихше, вернула улетающую прочь гадость назад.
- Фу, Таль, брось каку! – Ихше наморщился, но не стал вновь выкидывать существо. И правда, пусть поживет пока. Как ни как даже к таким тварям Тар не лишен жалости. Тем более, Ихше доверял рунам Шамана, так что не особо беспокоился о ее ушах, рядом с которыми она усадила существо.
- О том же думаю, Ихше. Порцию для экспериментов мы замочили. Сейчас отберу аккуратно живых, дабы пустить на алхимию. – Ихше не стал задумываться над тем, шутит Шаман или всерьез решила накормить его плотоядными тварями. Одно Лис знал наверняка – есть всякий маринад, предоставленный Шаманом, он не теперь не будет. Терпеливо дождавшись пока Таль наберет достаточно подопытных, Ихше облегченно вздохнул. Как ни как, похоже, он слишком уж печется о ней.
- Ты Шамана-младшего здорово потрепал. Ну-ка, Шаман-младший, возмездия хочешь? – Ихше не сразу понял, к чему это клонит его темноволосая подруга, а когда увидел руну трагично закатил глаза. Ну и что дальше?..
А дальше был полет и язвительный комментарий Шамана. Нет, сальто парень определенно делать не собирался. Конечно, сначала была такая мысль «удивить» подругу, но логично рассудив, что это лишнее он ловко принял положение полного равновесия, уселся поудобнее в воздухе, скрестив ноги и с некоторой насмешкой глядя на развеселившуюся подругу.
- Все таки, ей идет улыбка, - мелькнуло в голове у парня. Покатушки, как выразилась подруга, действительно пришлись Тару по душе. А почему бы и нет? Летать и при этом не тратить собственные силы… Конечно, если бы Шаман додумалась повертеть его по кругу это закончилось бы утробным бульканьем и последующим освобождением и без того пустого желудка. Слава богу Раши до этого то ли не додумалась, то ли пожалела беднягу Лиса.
Вновь почувствовав под собой твердую почву Тар ловко заскочил на Басиль'Мада. Приняв из рук подруги свою порцию ночного дожора парень быстро погрузил мясо и хлеб в собственный желудок, который тут же благодарно заурчал и взялся за поводья. Будить Таль, даже после выхода из долины он не особо собирался, пусть поспит подольше, выспится… В очередной раз осмотрев свою полусонную подругу и обратив внимание на то, что та до сих пор была счастливой обладательницей пары клешен, усмехнулся и рассеял иллюзию. Мягкий свет исходивший от искусственного солнца успокаивал и Тар, что бы не уснуть грешным делом, уставился в ночное небо. Басиль'Мада шел плавно, почти плыл, а Ихше, сам того не замечая смотрел в небо и, как ему казалось, не думал ни о чем, лишь временами он оборачивался, чтобы убедиться в том, что грозный паук, восседающий на плече Раши не готовит никакой пакости. Как только они выедут из пустыни или рассветет он непременно сбросит эту дрянь с плеча девушки, что бы та, ненароком, не решила и вправду оставить отвратительную животинку себе.

http://i.imgur.com/WBlD69B.png [ Водопад «Суран» ]

0


Вы здесь » За гранью реальности » Пустыня Сонора и окрестности » Долина Соэш [территория Василисков]