fataria

За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Северная снежная пустошь [в архиве] » Центральная площадь Вальхаласа


Центральная площадь Вальхаласа

Сообщений 1 страница 20 из 28

1

[float=right]http://s3.uploads.ru/4BAo8.jpg[/float]
На северном берегу континента Фатарии, там, где всегда царит мороз, спряталось небольшое поселение, названное своим основателем Вальхалас. Викинги, варвары, приплывшие с севера, преодолевшие огромное водное пространство северного океана, основали его в надежде найти здесь новый дом вместо старого, от которого осталось лишь пепелище. Кто знает, как их встретит новый, неизведанный мир.

http://s3.uploads.ru/UbePp.jpg
Вдоль скалистых ущелий и разбитых волнами берегов было несколько пологих мест, где суша не столь яро отвергала морских путешественников, позволяя причалить и обосноваться. Зеленые низины укрывали своим покрывалом каменистые склоны гор, оставляя свободными от себя лишь ледяные шапки из вечной мерзлоты. Небольшое племя варваров заняло южный склон, за несколько дней построив несколько шалашей и обнеся их высоким частоколом из древесных стволов, срубленных в ближайших лесах. В этом поселении основное место уделялось военному укладу - два жилища были забиты оружием и припасами, разложенными и приготовленными, чтобы в случае необходимости их было очень легко и быстро использовать. Пару жилых помещений не блистали роскошью - утопленные в мерзлой земле домики, вход которых будто уходил в почву, тканевые палатки на деревянных кольях и прочие постройки едва ли можно было назвать капитальными. Внутри все было отделано остатками шкур, а также возле входа висело личное оружие воина и владельца данной избы - символ доблести и трофейный признак умелого завоевателя.
Каждый из варваров имел собственную руну покровителя - обычно на избах в изголовье крыши они прочерчивались острым ножом, придавая символику и уже духовную характеристику данного воина. С собой варвары привезли скот - несколько десятков горных баранов. Верховые медведи - могучие и неистовые звери, которым полагалась также амуниция, не смогли выдержать все тягости путешествия, посему их осталось всего три. Для них обосновали особый загон, отгороженный от жилой и военной части. Грамотное расположение лагеря позволило северянам иметь неограниченный доступ к морским просторам, где под охраной были их корабли, на которых они сюда прибыли. Ныне в лагере идет активное обустройство, в процессе строительства - охранные башни и избы для военнопленных, а также загон для диких медведей, приручение которых - один из важнейших аспектов кавалерии варваров.

0

2

/Начало игры/

Стоило Вестару покинуть свой дом, как холодный ветер встретил его морозным дыханием в лицо. Такое своеобразное приветствие уже давно вошло в привычку северного проказника. Вождь викингов вздохнул полной грудью и выдавил из себя улыбку. Взгляд бегло пробежался по окружению, отметил, что за ночь, запас браги заметно поуменшился, так как место, специально отведенное под пустые бочки, было буквально забито оными. Несмотря на сей факт, воины выглядели свежими. Что и немудрено, напиться на таком морозе, это проблема даже для безусого юнца, не то, что для здоровых мужиков, большинству из которых уже перевалило за сорок. Вестар подошел к бочке возле дома и умылся холодной водой, прогоняя сонливость.
Взгляд вождя отметил не только факт попойки, но и то, что пару северян уже достраивали еще одну хижину. Стоило сказать, что эта выглядела на порядок лучше тех, которые викинги строили в спешке, впервые дни пребывания на новом континенте. В это строение вкладывали терпение и возможно даже любовь. Это был Дом. Место, где им предстоит провести большую часть жизни. Потому варвары старались, строили с толком, терпеливо и совестно.
На пару мгновений из-за облаков выглянуло солнце, отразилось от покрытых снегом горных вершин, заставив их сиять. Красота здешних мест на порядок превосходила родные земли Скьёльдунгов. Это понимали все. Все ею восхищались, но молча и так, чтобы этого не заметили другие. Каждый северянин тосковал по Валькириону, по дому, где вырос. Он останется в их памяти до самой смерти, но нужно жить дальше. Нельзя достичь чего-то, все время, глядя в прошлое.
На глаза попался Вальгард, который также как и Вестар только выходил из своего дома. Конунг помахал брату, улыбнулся сквозь бороду, но направляться к брату не спешил. Как у вождя, у него было много обязанностей, в основном организационных, но все же. В первую очередь, следовало осведомиться насчет запасов продовольствия и воды. Для таких целей, Вестар назначил одного из викингов своим помощником. Собственно стоило припомнить того, как он оказался рядом.
Рогнар отличался от большинства северян достаточно малым ростом и не самым крупным телосложением. Парню было всего двадцать три года. Но, несмотря на это, найти метателя-топоров лучше, чем он, было практически невозможно. Топоры, пущенные им, разили врагов на ура. Как говорится, у всех свои таланты и особенности. Недостаток мышечной массы, парень компенсировал умом и предприимчивостью, чем и заслужил свою нынешнюю должность. В его обязанности входило докладывать обо всех изменениях в лагере непосредственно Вестару, передавать приказы вождя остальным викингам, если конунг не мог сделать этого самостоятельно, и парень, надо отдать ему должное, справлялся с этим не хуже, чем метал топоры. Вот и сейчас появившись из неоткуда, он быстро заговорил.
- Vart du heilur, вождь. - поприветствовал Рогнар вождя, в ответ получил кивок и начал доклад, зная, что Вестар потребует от него именно этого. - Вы, наверное, заметили, мы успели закончить еще один дом, много лучше тех лачуг, которые мы строили по началу. Его мы решили предложить вам, как вождю. Если вы согласны, мы быстро перенесем ваше имущество из старой лачуги в новый дом. Вы не против?
Вестар еще раз посмотрел на новостройку. Выглядел он на самом деле, много лучше чем его халупа. В скором времени, максимум в течение нескольких месяцев, весь Вальхалас будет перестроен. Каждый викинг будет иметь собственный дом, берег был достаточно просторным, чтобы вместить около тысячи таких вот домов, частокол предусмотрительно был поставлен на самом границе между берегом и лесом. Сам лес, северяне уже практически вырубили, постройка деревни требовала огромного количества стройматериалов, поэтому совсем скоро, им придется переносить вырубку на новое место. С тактической же точки зрения, вырубка леса была только на пользу, часовой сможет заметить противника задолго до того, как тот подойдет к поселению на достаточно близкое расстояние. Спрятаться на фоне снега было практически нереально.
Конунг снова посмотрел на своего помощника и, изогнув губы в легкой улыбке, ответил, глядя прямо в глаза.
- Хорошо, пусть будет так. Перенесите мои вещи в новый дом, а в старом расширьте дверной проем и его можно будет использовать как склад. Еще, строительство башни нужно завершить до сегодняшнего вечера. Какие новости принесли разведчики? Нашли следы других людей? Никогда в жизни не поверю, что на таком огромном пространстве, нету разумных. - голос вождя звучал спокойно и при этом требовательно.
- Да, вождь, вы правы. Мы смогли отыскать следы прибывания людей на месте, где у нас теперь каменоломня. Несколько старых кирок, еще какие-то непригодные инструменты. Потом разведчики вышли на тропу, явно не звериную, проследовали по ней и вышли на небольшое поселение. Там около двухсот душ. По большей части это женщины и девушки. - помощник усмехнулся, но заметив суровый взгляд вождя, снова стал серьезным. - И последнее. В деревне практически закончилась питьевая вода. Мяса хватит еще на неделю, а то и две, если сильно не налегать на еду, первая охота была очень удачной, и нам удалось запастись им вдоволь. Ах да, сено для баранов практически кончилось. Нам придется вести их на луга, где мы недавно охотились, достаточно хороших пастбищ, рядом больше нет.
Больше всего вождя, разумеется, заинтересовала информация о поселении, но и бытовые вопросы решались не без его приказа. Посему, Вестар решил раздать короткие распоряжения насчет них и напоследок оставить вопрос о поселении. Вряд ли викингов встретят здесь с распростертыми объятьями, поэтому следовало самому поговорить с разведчиками и обсудить детали набега. В первую очередь, варваров интересовали естественно женщины. Долго обходиться без женщины, мужчина просто не в состоянии.
- За водой пошли человек пятьдесят, пусть возьмут баранов, так смогут больше утащить. Если еды хватает, то оставим это на потом, сейчас главное строительство, отправь еще пару десятков на вырубку и в каменоломни. Насчет баранов, ты прав. Даю добро, но сделайте это так, чтобы люди из поселка не заметили нас. - посчитав, что с бытовыми вопросами он разобрался, перешел к тому, что его больше беспокоит. - Найди этих разведчиков и отправь ко мне, я хочу знать больше об этом поселении. Есть ли там стены, как можно подобраться к нему, максимально долго оставаясь незамеченными. В общем. Скажи, что я хочу с ними поговорить. Найти меня не сложно.
В ответ привычное "как прикажете, вождь". Вестар еще раз осмотрелся, никто не бездельничал, для каждого северянина была работа. Рогнар уже собирал людей, говорил достаточно громко, чтобы обрывки его фраз долетали до конунга, жестикуляция его также была на высоте. Не было сомнений, что приказы исполнят в лучшем виде. Вальхалас сейчас больше всего напоминал большой муравейник, и вождь был этим доволен. Оставшись спокойным за это, конунг направился туда, где видел своего брата. Вальгард недалеко успел убраться от своей берлоги, по-другому назвать его обиталище, язык не поворачивался.
- Vart du heilur, брат. Надеюсь, ты не собирался сегодня заниматься благословенным ничегонеделанием? Тор это не одобрил бы. - Вестар улыбнулся. - Собирайся, у нас сегодня много дел. Разведчики наконец нашли другое поселение.

Отредактировано Вестар, сын Вермунда (2011-12-25 20:06:12)

0

3

Разумеется Вальгард не бездельничал. Он и его пятнадцать приближенных воинов, истинных наездников на медведях, так сказать личная гвардия, вовсю предавались жесткой и довольно интересной тренировке. Сам рослый мужчина был в окружении двух викингов с топорами наголо и тяжелыми деревянными щитами, оббитыми толстой шкурой.
- Эй, недомерки, вас суждено испытать сегодня силушку мою, иль столь трусливы, чтобы первыми нанести удар? - громовым голосом провозгласил Вальгард, хрипло захохотав. Его слова подстегнули и подзадорили двух воинов, с рыками бросившихся на брата вождя Скьёльдунгов. Первый воин, Амьёбер,  рослый и могучий как медведь с длинными каштановыми волосами и такой же бородой, углы которой были уже тронуты сединой, закрывшись щитом и разворачивая корпус, нанес сокрушительный удар топором сбоку. Вальгард не доставал пока широкого двуручного топора, покоившегося за своей спиной. Он лишь отпрыгнул назад, расставив руки в стороны и отклонившись спиной назад, подтянув живот. Топор лишь черкнул незащищенную кожу, оставив на ней багровую полосу легкого пореза. Второй воин по имени Сейвернус ударил Вальгарда в спину щитом, пока держа топор сбоку, наизготове. Мужчина подался вперед от удара, рывком доставая из - за спины могучий двуручный топор и выставляя его параллельно земле перед собой. Топор Амьёбера с силой ударил в середину обитого кожей древка топора Вальгарда, в тот же миг сильная нога самого Вальгарда ударила в наскоро закрывший туловище нападавшего щит Амьёбера, заставив того в буквальном смысле сесть на пятую точку. Под дружный гогот собравшихся в круг мужчин на этой мини арене, Амьёбер начал подниматься, тоже криво усмехнувшись.
- Да, видимо Тор дал вам силы только титьку мамкину сосать, - подстегнул Вальгард горячим словом Сейвернуса, умело наносящего могучий нисходящий удар топором в плечо Вальгарда, при этом не забывая о защите себя щитом, закрывшим туловище и почти все лицо кроме глаз.
- ЫЫРгггг, - утробный звук раздался из недр горла сына Вермунда, когда он лезвием секиры встретил могучий удар топора, сразу не глядя второй рукой направляя длинное древко этой самой секиры в область левого бедра Сейвернуса, так и не прикрытого вездесущим щитом викинга. Сейвернус лишь на миг потерял концентрацию, отвлекаясь на болезненный ушиб внутренней части бедра и наглухо закрываясь щитом, не атакуя вновь. Вальгард с силищей медведя ударил секирой в щит Сейвернуса. Лезвие тяжелого оружия наглухо застряло в в щите, поэтому мужчина уперся правой ногой в щит и потянул на себя секиру, высвобождая ее и одновременно опрокидывая наземь Сейвернуса, все еще бездействующего в атаке. Удар топора  Амьёбера, уже вставшего на ноги и пришедшего в себя, пришелся под коленную чашечку Вальгарда сзади. Однако сам викинг вовремя согнул ногу в колене, так что удар по подколенной связке пришелся самую малость, в основном чиркнув по мягким тканям бедра и сдирая с них кожу. Викинг обернулся, сделав размах громадной секиры над головой и как следует впечатывая ее в боковую поверхность закрытого щитом оппонента. Того, из - за громадного веса, вложенного в удар, начисто снесло, он покатился по снегу, роняя топор.
- Vart du heilur, брат. Надеюсь, ты не собирался сегодня заниматься благословенным ничегонеделанием? Тор это не одобрил бы. - Вестар подошел изначально незаметно,с его фирменной улыбочкой. - Собирайся, у нас сегодня много дел. Разведчики наконец нашли другое поселение.
Вальгард отвлекся на брата, пропуская боковой удар щитом и удар топором с развороту Сейвернуса, выждавшего момент и нанеся оба удара в разные стороны туловища могучего варвара, наверняка надеясь на успех. И правда - удар щитом пришелся по лицу Вальгарда, однако топор был встречен древком секиры Вальгарда, почти ничего не видящего из - за темноты перед глазами от оглушительного удара щитом оппонента. Вальгард опустился на одно колено, все же устояв от сильного удара и оперся на древко своей секиры, лезвием воткнутой в мерзлую землю.
- Молодец, Север, только когда враг будет отвлечен, бей наверняка, а не так, чтобы он еще мог подняться, - тряхнул гривой волос Вальгард, опустив голову и приходя в себя. Окружающие воины склонились в знаке почтения пред вождем, потом чуть отступили, ожидая молвы братьев.
- Брат мой, надеюсь ругать не станешь, что мы мужицкому делу посвятили сейчас время? У нас множество сильных мужей, которые умеют строить и охотиться. Вот только воинов единицы, - разумеется Вальгард по своему считал что значит понятие "воина", и надо сказать что требования к этому званию в его устах были столь высоки, что складывалось впечатление, что из десятков викингов, высадившихся и создавших тут оплот, воинов было лишь несколько, что, разумеется, было не так, - Поедем налегке? Я возьму своего медведя, Сейвернус и Баррад могут взять своих. Мало какую добычу утащим на своих плечах, а медведи много потащат. Но, разумеется, тебе, брат решать, - Вальгард склонил голову, не вставая с колена. Он любил брата и часто его не слушал, однако перед воинами любой масти всегда должен быть единый авторитет, и это - вождь.

Отредактировано Вальгард, сын Вермунда (2011-06-14 18:06:43)

0

4

Глядя на цирковое представление, которое сейчас разыгралось перед взором, конунг думал далеко не о мастерстве брата и его воинов, нет. Скорее он вспоминал как его самого и Вальгарда, в детстве учили держать в руках оружие. Как впервые отец вложил в его ладонь рукоять деревянного меча, дал такой же брату и заставлял драться друг с другом до тех пор, пока руки были в состоянии держать оружие. Как целыми днями они выполняли поручения отца, который сгонял с сыновей по семь потов, и только к вечеру разрешал поесть, передохнуть, а обессиленные братья падали на свои жесткие, деревянные кровати и тут же проваливались в теплые объятья сна.
Вспоминались не крики ярости и боли, рев боевых медведей, лязг стали и глухие удары молотов, потрескивание огня на крышах горящих жилищ. Нет, вспоминалось доброе прошлое, светлое, когда битвы виделись не действием, где сотни душ попадали в Валгаллу, а местом где воины получали славу и богатство. Казалось, будто люди там не умирают, а просто впадают в своеобразную спячку, а затем, когда бой окончиться, встают и возвращаются домой. Детская наивность.
В любом случае, рано или поздно, года, опыт... они расставят все на свои места, откроют глаза и заставят смотреть на мир по-другому, и наконец-то принять суровую реальность, где живут только те, что сражаются до последнего. Самое главное, это пережить тот момент, когда глаза твои раскрываются, не испугаться. Не сломаться. Просто идти вперед, если не по своему пути, то проложить новый, более надежный и тот, что показался бы более привлекательным. Вот, пожалуй, и вся философия жизни викинга. Три простых правила - будь сильным, борись, живи достойно своих предков. И даже смерть его должна быть достойной, не от болезни, не от старости, а только в бою, ведь смерти достойнее, нежели смерть воина не бывает. Только тогда тебя примут наверх, в Чертоги воинов.
Конец боя словно стал точкой его мыслей. Вестар посмотрел на брата, на воинов и чуть усмехнулся, самыми уголками губ.
- Брат, а тебе не кажется, что настоящий воин не станет отвлекаться от боя, сначала прикончит врага, а уже затем станет думать, что к чему? Север, к примеру, на мои слова не отвлекся и отлично воспользовался положением. - голос можно было бы назвать несколько едким, если бы не тот факт, что вождь обращался к брату. - Подумай об этом на досуге. Хотя, времени сейчас свободного нету, не выйдет.
В конце концов, Вестар не выдержал и улыбнулся шире, на слова брата лишь покачал головой и жестом велел расслабиться, затем снова обвел взглядом воинов.
- Скьёльдунги, наши разведчики обнаружили человеческое поселение, в скором часу нам выпадет возможность совершить набег, будьте готовы выступить по первому же моему приказу. Пойдут только лучшие воины, и советую вам решить вопрос - "кто же из вас лучший", как можно раньше. Только без крови. - перевел взгляд на Вальгарда и понизил голос. - Идем, сначала, нужно посмотреть на этот поселок и уже потом организовывать набег, спешить не стоит, возможно, поселение здесь не одно, или же оно хорошо защищенное. Терять воинов нам нельзя, и так, слишком многие из нас отправились пировать с предками.
Договорив, Вестар обернулся и пошел к тому месту, где видел Рогнара в последний раз. Прежнего столпотворения там не было, а значит, логично было предположить, что они отправились выполнять данные им распоряжения.
Помощник обнаружился возле одной из хижин. Он толковал с парой высоких воинов, головы которых накрывали белые волчьи шкуры, с оскаленными волчьими же пастями. Через плечо у обоих был перекинут длинный, мощный лук, который при достаточном натяжении, вполне был способен прошить добротную кольчугу. Это и были разведчики, которых Вестар сам, еще вчера отправлял осматривать окрестности. Рогнар среагировал так как и должен был, тут же подошел.
- Вождь, вот Бран и Дунланг, это они вышли на селение людей. - представлять разведчиков смысла не было, вождь знал имена всех своих воинов, но Рогнар это, видать, не учел. - Я вернусь к своим обязанностям, если вождь не против?
Властным жестом конунг показал - останься, помощник лишь кивнул и отошел немного в сторону, ожидая конца разговора. Цепким взглядом холодных глаз, конунг прошелся по лицам и лишь затем спросил:
- Как долго добираться до поселения? И насколько изнурителен путь? - с одной стороны, воины не были юными девами, и долгие переходы не были для них чем-то невиданно тяжелым, с другой, посылать воинов в бой после нескольких часов ходьбы, пускай и привычной, не слишком разумно.
Ответил старший, Дунланг, чье лицо пересекал горизонтальный шрам, от левого виска, до правого края губ.
- Около полутора часа, если идти быстрым шагом, самый близкий проход ведет через горы, еще можно пройти вдоль берега реки, но это будет не очень разумно, там мы будем как на ладони. В горах есть всего три тропы, ведущие к поселению, если это важно. - достаточно короткий и информативный доклад. Именно то, что требовал от воинов Вестар.
- Да, это важно, нельзя чтобы кто-то из местных жителей ушел от нас. Хм, значит, придется нападать с четырех сторон. Не очень хорошая перспектива, придется взять больше воинов, чем я думал. Возможно, даже драккар. - последнее он пробурчал себе под нос, просто размышляя вслух. Покосился на брата, затем перевел взгляд обратно на разведчиков и закончил. - Мне нужно самому взглянуть на поселение, через десять минут встретимся у ворот Вальхаласа. Никого больше брать не вижу смысла.
Взгляд вернулся к Рогнару, тот все понял без слов и подошел, умудрившись совместить во взгляде и почтение, и вопрос.
- Нанесение защитных рун на стены, и сигнальных вокруг нашего поселения, нужно закончить к сегодняшнему вечеру, особенно меня интересует именно Макарэа.
- Как прикажете, вождь, это все?
- Пока да, мы вернемся ближе к вечеру. Хм, еще, подготовь сотню хороших воинов, желательно возьми тех, кто хорошо владеет метательными топорами и луками. И на всякий случай, снаряди один драккар.
Рогнар поклонился и ушел в сторону пирса, вероятно решив заняться кораблем в первую очередь. Вестар же лишь негромко хмыкнул и повернулся в сторону брата.
- Поедешь со мной, или останешься в лагере?

+1

5

- Брат, а тебе не кажется, что настоящий воин не станет отвлекаться от боя, сначала прикончит врага, а уже затем станет думать, что к чему? Север, к примеру, на мои слова не отвлекся и отлично воспользовался положением. - голос Вестара можно было бы назвать несколько едким, если бы не тот факт, что вождь обращался к брату. - Подумай об этом на досуге. Хотя, времени сейчас свободного нету, не выйдет.
- Именно это отличает Севера от меня. Он думает что даже тренировка это настоящий бой, потому как следует не отдыхает, даже когда положено этому быть. Секира заменила женщину нашему бравому воину, - добротно рассмеялся парень, хлопнув ранее названного соратника по плечу под дружный гогот остальных: слабости викинга могли быть связаны лишь с их чудаковатыми привычками или обычаями, так как иные уязвимости вроде плохого владения оружием или отсутствия разума в бою, заранее отбирали таковых воинов для костлявых рук смерти.
Вождь сообщил важную новость о том, что близ их разбитого лагеря обнаружилось поселение. И это не могло не радовать - нужно было добыть ресурсы, в том числе живую рабочую силу плюс скот для облегчения адаптации викингов и усилении их обороноспособности в данной местности. Хотя  Вальгард и не считал, что их деревня перерастет в огромную крепость: кочевой народ не признавал рыцарских неприступных крепостей, где трусы прятались за высокими стенами, избегая боя, где оружие напрямую отстаивало честь и доблесть воинского ремесла.
Пока воины разошлись, по-видимому разбираться кто из них достоин пойти в первый бой, русоволосый гигант прошел к специализированному под нужды громадных боевых тяжеловесов - медведей, загону, располагавшемуся довольно удобно для самих животных. Возле него как всегда дежурил Рогдньёр, викинг, наиболее подходящий для дрессировки и приручения подобных медведей. Он не носил никаких накидок или украшений, взятых из медвежьих туш, и причиной этому было его уважение к данным могучим но гордым животным. Что и говорить, даже внешне Рогдньёр напоминал медведя: широченные плечи, жилистые могучие руки, испещренное морщинами лицо бывалого воина и советника, густая белая борода, заполоняющая нижнюю часть лица, да и брови, то и дело скрывающие своей белесоватостью глаза викинга. И столько силы в руках,а также разума в голове было у данного воина, что те кто знал возраст Рогдньёра,  никогда о нем не говорил за ненадобностью: в 60 летнем возрасте данный викинг справлялся с северным медведем, таская его за холку как нашкодившего щенка.
- Добрый гость пожаловал, аль пора моим любимцам на бой? - хрипло вопросил Рогдньёр Вальгарда, когда фигура того пересекла улицу, входя в небольшую, покрытую шкурами бизонов, хижину старика. На столике стояла пузатая бутыль крепкого пойла, уже основательно початая, а также несколько шматков сырого мяса, слегка промерзших в суровом климате здешних мест.
- Совсем зрение потерял? Привет косматый, - Вальгард зашел внутрь, направившись к поднимающемуся с кособокого стула Рогдньёру. Викинги крепко обнялись, да так, что даже кости слегка затрещали, а Вальгард обхватил пальцами руки волосы на затылке седовласого мужчины, сжав их в кулаке, - с самого отбытия не виделись как нужно.
Оба викинга засмеялись и сели за стол, изредка переругиваясь в процессе дележки воспоминаниями, благо их собралась огромная чаша. Разумеется они оба виделись и работали в процессе организации деревни, но что добрым друзьям мимолетные кивки головой и скупые приветствия? Сейчас, за полными чарками настолько крепкого пойла, что оно мгновенно свалило бы и тролля и гнома под стол отдыхать, они провели некоторую часть времени до осмотра Вальгардом медведей. Все боевое трио косматых косолапых пребывало в сонном состоянии, но могучие мышцы под густым белым мехом и огромным слоем жира, обогревающим этих созданий даже в самые лютые морозы, отнюдь не казались атрофированными, даже от долгой спячки в пути и болезней, терзавших сильные тела. Совершив плановый осмотр, Вальгард вернулся на место тренировки, как раз, чтобы словить на себе взгляд брата, уже отвлекшегося от раздаваемых поручений.
- Поедешь со мной, или останешься в лагере? - вопросил на этот раз Вестар.
Русоволосый викинг вслушался в отголоски разговоров отходящих прочь воинов, дабы понять куда был намерен отправляться брат. Поняв, о чем идет речь, он усмехнулся, отчего шрам на губах в левом их углу искривился.
- Когда в последний раз мы с тобой совершали вылазки? - ответил он вопросом на вопрос, - кого за старшего оставить намерен? Душу Одину отдать я не намерен, да и вождя уберечь обязан, но всякое может произойти, негоже деревню отдавать в руки простого вояки, тут мудрость наличествовать должна. Оставь Рогдньёра управляющим, ведь небось памятуешь его заслуги в бою, а также мудрость вне его? - Вальгард теперь шел подле брата, говоря медленно и рассудительно, что случалось не так уж и часто, ибо остальное время он проводил в поединках. Громадная секира покоилась за плечами викинга, а схожесть черт лица вождя и его брата красиво гармонировала на фоне общей мужественности лика суровых северян.

+1

6

Лишь на мгновение лицо вождя стало недовольным, он понял, что брат его гулял где-то по своим делам, а не слушал важный инструктаж. Но лишь на мгновение. Такое было и раньше, посему Вестар уже привык к некоторой халатности брата. Выслушал его и медленно покачал головой, неспешно переставляя ноги, направляясь в сторону ворот рядом с Вальгардом. С одной стороны, в чем-то он был прав, Рогдньёр был одним из самых старых воинов в клане, опытным, сильным и неплохо знающим тактику. Но что казалось организационных вопросов... Тут конунг намного больше доверял Рогнару, который не раз на деле доказывал свою способность разумно распоряжаться ресурсами. Пускай он был моложе, пускай ему не хватало опыта, его хватка в таких вопросах была куда крепче, нежели у Рогдньёра. Старик был силен, ему бы он доверил оборонять деревню или же наоборот, совершать атаку, но не оставил бы ему в распоряжение паек для полтысячи воинов на неделю, ибо тот будет расходован значительно раньше.
Обижать брата Вестар не хотел, выкладывать все аргументы было лень, потому он ответил коротко, но ясно, тоном, который не подразумевал возможность протеста:
- Рогнар куда лучше разбирается в хозяйстве, пусть останется он. - пересилив лень, вождь все же решил добавить. - Я не первый раз сваливаю руководство на его плечи, он хорошо справлялся ранее, думаю и на этот раз не подведет. А старика Рогдньёра мы возьмем с собой в бой. Если меня все устроит, мы нападем этой же ночью.
Они уже почти добрались до ворот, возле которых их ожидали разведчики, поэтому конунг, немного понизил голос:
- И Вальгард, в который раз тебя прошу, постарайся быть более внимательным. Пойми меня правильно, ты мой брат, я тебя люблю - ты отличный воин, я тебя уважаю, но легкомысленность, это не то, что я хочу видеть в тебе. С соображалкой у тебя никогда проблем не было, посему, пожалуйста, постарайся вникать в важные аспекты нашей жизни. Например, информация, которую доставляют разведчики. - сказанное не было выволочкой, нет, скорее это была просьба, серьезная просьба, на исполнение которой, он рассчитывал.
Вестар и Вальгард добрались до ворот и разведчики. Ожидавшие их, отсалютовали еще и брату вождя, затем, старший вежливо уточнил:
- Выдвигаемся прямо сейчас?
Конунг кивнул и жестом подозвал одного из дозорных у ворот:
- Найди Рогнара и напомни ему, что до моего возвращения, он остается за главного. - воин привычно отсалютовал и убежал исполнять приказание, а вождь повернулся в сторону разведчиков и сделал жест – «мол, показывайте дорогу».
Путь предстоял не слишком близкий, да еще и по горам. Вестар проверил надежно ли закреплены ножны с родным клинком, не хватало еще потерять его во время перехода где-нибудь в горах, и отправился следом за разведчиками. Следовало детально изучить дорогу и её сложность, а уже потом, опираясь на полученную информация, решать, сколько осталось жить обитателям деревни.

- Вальхалас » Центральная площадь -> Северная снежная пустошь » Деревушка Арбенук -

0

7

1 число месяца Звёздного Инея 1645 года

За час перед рассветом.

Трижды прокричал кречет. Через пару секунд щелкнули тетивы луков и дозорные стали оседать на пол или падать в снег. Ни один из зеленокожих не промазал, вовремя подгадав момент. Теперь оставалось надеяться, что под частоколом не ходят ещё люди.
Снова раздался голос птицы. Фыркнув, алый вылез из-за сугроба и скинул со своих плеч шкуры, оставаясь в одной броне. Взмахнул хвостом и рыкнул, после чего рванул вперед, прямо к воротам. Вслед за ним побежали крысы. Гоблины и перевертыши продолжали ждать. Атаковать надо было быстро, пока смерть часовых не была замечена.
Распахнув на бегу крылья, Фаерх взмахнул ими и прыгнул, рыком подгоняя остальных драков. Приземлился драконид прямо на верхушку ворот, вцепляясь когтями в дерево. Фыркнул, обнаружив под воротами проснувшихся сторожей. Что же, таиться более нужды не было. Вместе с криком людей, старающихся криком поднять бойцов на защиту, а так же хлопаньем крыльев остальных собратьев, алый издал рев. Рев мощный, заставивших даже всадников медведей вздрогнуть. Фаерх оскалился довольно - в чем он и превосходил братьев, так это в мощи своих легких. После этого алый спрыгнул вниз, где братья уже успели забрать жизни людей, что даже не сопротивлялись, напуганные явлением могущественных рептилий.
-Нанхе! Помогай! Рекс, Фар займитесь хозяевами! Остальные, прикрывайте!- рявкнул алый и быстро взялся открывать ворота. Засов был тяжелый для одного, но вместе с молодым ящером дело пошло на лад. Вскоре засов был отброшен и ворота раскрыты, в которые устремились гоблины и перевертыши, оглашая окрестности волчьим воем. Крысолюды же, словно тараканы, взобрались по стенам и прыгали на снег, дабы потом собраться в одну группу перед драконидами. Глаза крыс были полны жестокости, а клыки были кровожадно оскалены. Каждый драконид мог учуять особый мускус, исходящий от грызунов. Воодушевленные драконидами, крысолюды жаждали убивать. Большинство из них сейчас собрались вокруг Фаерха и остальных, самые же храбрые встали за спиной Чернокрылого. Пепла же они избегали.
Люди не теряли время даром и когда Стая уже начала выступать от ворот, группа людей уже выходили им на встречу. Не иначе, чтобы дать время другим варварам подготовиться. Фаерх на это только громко рыкнул.
-Убейте всех, кто рискнут встать на вашем пути!- отдал ящер команду, в которой в общем-то и не было нужды, ибо все и так хотели драться, после чего алый побежал вперед на врага. Крысолюды и перевертыши побежали вслед за ним. Ящеры в тем более не отставали, не желая отдавать самое интересное крысам.
-Ша-а-а-а-да-а-а-а-аарр-р-рр!- заорал Фаерх, занося топор для удара.
-Убить! Убить! Убить! Убить!- ответили на возглас драконида крысы, единой волной бегущие рядом с ящерами, что возвышались над грызунами, словно утесы над бушующим морем. А затем было столкновение. Варвары обрушили свои могучие удары на щиты крыс, сокрушая и ломая их, но следующие грызуны пустили в ход свои зазубренные лезвия, стараясь подрезать людям ноги. Крики раненых, лязг железа и треск дерева разнеслись над деревней.
Фаерх с разбегу врезался щитом в человека. Тот пошатнулся, но не упал. Но алый уже воспользовался моментом и опустил топор на открывшееся плечо варвара. Топор с легкостью разрубил шкуру, покрывающею человечка, а потом так же легко вошел в плоть и разрубил кость. Драконид потянул топор обратно и ударил снова щитом, отталкивая первого своего врага. И уже через пару секунд алый получил острие копья в бок. Наконечник пробил кожу, прошел сквозь ткань и вошел меж ребер, но остановился, застряв в крепкой шкуре ящера. Не чувствуя боли, лишь закипающею ярость, драк зарычал громче и снова опустил топор. Бородатый человек, по размерам своим не уступающий алому, попробовал было отклониться, но не успел. Топор проломил шлем викинга и затем сделал ещё одну дыру в черепе. Со смачным чавканьем, разбрызгивая кровь и возможно мозги жалкого теплокровного во все стороны, драконид вырвал топор из головы бородатого, отступая на пару шагов, чтобы вытащить из себя копьё. После чего снова пошел в атаку.

Отредактировано Фаерх (2013-01-10 23:23:12)

+2

8

http://fatariya.ru/img/avatars/000e/4d/84/790-1348258272.png

1 число месяца Звёздного Инея 1645 года
Охотничьи угодья

Речь братца и слова "провидицы" не слишком вдохновили Рекса. Единственное с чем он согласился из слов Фаерха - люди это всего лишь люди, какими бы они ни были. И пусть даже не пытаются сделать вид, что это не так. А вот всё остальное было бредом. Особенно громко он фыркал, когда Алый говорил о богах. "Не боги будут прикрывать свой хвост сегодня, а я, братец," - мысленно произнёс он, направляясь дальше - к славной битве...

Вальхалас

Путь показался невозможно долгим. Приходилось прятаться и выжидать, что невероятно злило Рекса, однако когда они наконец-то прибыли - можно было с уверенностью сказать, что битва будет знатной. Лучники позаботились о часовых и драки получили возможность перебраться через забор людского поселения. "Глупые людишки... вас бы даже крепость не спасла..." - подумал Чернокрылый, оказавшись на той стороне.
Человечек понял, Что на них напали, но вместо того, чтобы бежать и звать на помощь - захотел боя. Драк дал ему бой. Он схватил жалкую тварь за оружие, которое теплокровный хотел обрушить на него и свободной рукой распорол ему горло. Глупая тварь даже не поняла что случилось, должно быть...
Фаерх ревел, призывая своих сражаться, а людей бежать. Они конечно могли бы и сражаться тоже, но это было бессмысленно - розовошкурые были обречены на смерь в бою с существами, превосходившими их во всём.
Ворота оказались открыты и на помощь к дракам ринулись крысы и прочие солдаты их маленькой, но чрезвычайно опасной армии. Рекс сразу же рыкнул на тех, кто смел подойти к нему, показав, что не потерпит тварей, которые полезут вперёд него.
- Драка моя. Вы - добивайте, - коротко прошипел он крысам.
Говорить "добивайте и защищайте" было не нужно. Да и не стал бы он. Нечего его защищать. Сам защитит кого захочет. Если захочет...
И вот - Чернокрылый ринулся вперёд. Вытащив из-за спины свой меч, который пах смертью и разложением, а внушал лишь отвращение и страх - драконид нёсся туда, где чуял людей. Фаерх выбрал себе путь, Пепел тоже должен был поступить так же, а он - он будет ломиться в стену из человеческой плоти, самолично прорубая себе дорогу.
Таким образом, Рекс ворвался в ряды людей, которые отнюдь не были стройными. Это были варвары, которые не имели ни тактики, ни стратегии - они полагались только на грубую силу. "Противник под стать мне!" - довольно подумал драк, разрубая напополам сразу двух человечков, оказавшихся на пути его меча.
Как только он ворвался в группу людей, которая видимо решилась напасть на Стаю и задержать её продвижение - люди разлетелись. Кто-то отскочил, кто-то был отброшен, а кому-то не повезло попасть под меч Рекса. Однако на них он не остановился. Раз они так яростно бежали в бой - значит что-то защищали. Возможно там были их лидеры или самые сильные войны, которые должны были подготовиться к бою...
Чернокрылый хотел оросить землю ещё большим количеством этой варварской крови.
Крысы, которые следовали за ним, просто прикрывали спину драка, который нёсся вперёд, а убедившись, что ему ничего не угрожает - бежали следом, позволяя прочим войнам заняться людскими солдатами. Эти крысы были самыми смелыми и считали своим долгом следовать за тварью, которая сразила Лорда Свина.
А сам Рекс тем временем прорывался к самой большой группе людей, которые хоть ещё и не полностью, но уже были готовы вступить в бой. Увидав его, несущегося на них с огромным мечом, безумной жаждой битвы в глазах и всего залитого кровью - многие из них дрогнули. Такую тварь не каждый из них мог представить в своих ужасных кошмарах - не то, что спокойно смотреть ей в глаза.
Разумеется - чёрный драк воспользовался их замешательством и буквально врубился в их ряды, подобно топору. Он без труда срезал слабейших из них, однако в более крепких - его меч застрял. Пришлось вырывать его обратно, однако для нового удара уже не хватило размаха. Слишком много вокруг было людей и ведь все они уже начинали двигаться на Рекса, поборов своё страх или наоборот - настолько пропитавшись им, что они наконец-то осознали, что либо борьба, либо смерть.
Один удар пришелся Чернокрылому по спине, однако он не пробил чешую - видимо тот кто его наносил уже был без сил (скорее всего был сильно ранен). Драк хотел было разобраться с этим, но услышал дружное пищание подоспевших крыс, которые в этот момент скорее даже не пищали, а шипели.
Приятно было слышать как они жаждут битвы. Очень приятно. Тем более, что они весьма неплохо прикрывали Рекса, расчищая место от живых, за его спиной. Позволяя ему продолжить мясорубку, которая так нравилась Чернокрылому...
Видя как смотрели на него люди, стоявшие перед ним, чувствуя как плотно они сжимались, чтобы не дать ему пройти, а может, чтобы задавать драка толпой - Рекс лишь рыча улыбнулся (если это можно так назвать) и начал покрывать их всех ледяным пламенем, извергая его из своей пасти на жалких тварей.
Они за мгновения превращались в ледышки и вид того, что происходили с их товарищами - заставил людей расступиться и рассредоточиться. Теперь они боялись собираться в группы, чего и добился Чёрный Драк.

0

9

1 число месяца Звёздного Инея 1645 года
Цель была достигнута, и перед войском стояла деревня. Это был как раз тот самый момент – затишье перед бурей. Ничего не подозревающая дичь и охотники, выжидающие в засаде. В данном случае охотниками были дракониды и их «подмога», которую Пепел в расчет особо не брал. Раздался сигнал, дозорные легко были убраны, и Фар улыбнулся. «Хорошее начало, вот бы и дальше все шло так же гладко». Впрочем, он и не сомневался в этом. Ничего кроме победы его бы не устроило, ведь это всего лишь людишки. Со следующим раздавшимся звуком предводитель взлетел, а за ним последовали крысолюды и остальные драки. Пепел немедля глотнул разогревающего напитка и тут же скинул надоевшую шкуру на снег.
«Наконец-то», - подумал он, расправляя крылья и взлетая. Приземлившись на ворота, Фар заметил проснувшихся варваров и тут же спрыгнул вниз, чтобы исправить это положение. Обнажив клинок, он схватил одного из сонных людей за волосы, рывком притянул к себе и перерезал горло. Теплая кровь, попав на лапу драка, брызнула на снег, куда затем и было брошено мертвое тельце. С другим человеком расправился Рекс.
- Нанхе! Помогай! Рекс, Фар, займитесь хозяевами! Остальные, прикрывайте! – крикнул Фаерх, и Пепел бросился вперед. Краем глаза он видел, что неподалеку мчится черный, прикрываемый крысами. Что ж, Фара прикрывать они не спешили, чему тот был только рад, не к чему мешаться под ногами, не нужно ему никакое прикрытие, и сам может справиться. Ворота уже были открыты, и где-то позади бежали гоблины с перевертышами. Подоспевшие варвары бросились на незваных гостей, посмевших вторгнуться в их владения, но куда им там. Рекс старался во всем быть первым и сразу кинулся на людей с мечом, разрубая их на куски. Пепел мог его понять, ведь оставаться в тени и добивать полудохлых врагов тоже не было в его стиле. Пусть этим занимаются крысолюды.
Один особо крупный человек бросился на него со своим топором, желая поскорее убить серого ящера, но тут же получил лапой по лицу. Кровавый след от когтей украсил щеку мужчины, и в ту же секунду оружие Фара насквозь пробило тело. Последний хрип умирающего приятно резал по ушам, чем драк не мог не насладиться, поэтому, оттолкнув человечка, он кинулся дальше. Полоснув нового нападающего по ногам, а затем по горлу, Пепел бежал к следующей группе людей, нанося удары в самые незащищенные места, а иногда насаживая тела на клинок. Лезвие легко входило в плоть, украшая землю алыми пятнами, которые, соприкасаясь со снегом, тут же темнели. Пару раз противникам удавалось задеть чешую драка своим оружием, но царапины были недостаточно глубокими, чтобы помешать Пеплу сражаться дальше. К тому же на нем была броня. Выбив хвостом клинок следующего воина, и нанеся удар когтями в район глаз, чтобы ослепить врага, Фар отрубил человечку кисть руки, чтобы понаблюдать за тем, как тот оседает на землю и громко кричит, истекая кровью. От болевого шока тот почему-то не вырубился, но так или иначе должен был погибнуть от кровопотери. Для человеческой расы у варваров оказался на редкость повышенный болевой порог. Рекс же вовсю превращал людей в ледышки, чему Пепел даже позавидовал, ведь из-за холода ему не хватало необходимой энергии, чтобы воспользоваться огнем и спалить противников.
Взлетев на какую-то телегу, Фар издал громкий рык, привлекая внимание парочки варваров, которые уже успели зарубить двоих крысолюдов и собирались кинуться к следующим. С громким кличем они помчались к телеге, а драк взлетел в воздух и резко спрыгнул вниз, опрокидывая обоих мужчин на землю. Пока Пепел вонзал клинок в живот одного из них, второй кое-как умудрился задеть кончиком лезвия морду драконида, от чего тот яростно зашипел и навалился на него сверху, молниеносно вгрызаясь зубами в кожу на шее. Кровь попадала в пасть, а человек орал и извивался, пытаясь скинуть драконида и освободиться. С каждой секундой его сопротивление слабело, голос мужчины затихал. Не то чтобы Фар любил вкус крови, но если выпадала возможность, он никогда не упускал ее, чтобы воспользоваться зубами и показать свое превосходство над человеком.
Когда перепачканный Пепел поднялся на лапы, чтобы оглядеться по сторонам и определить свою следующую цель, он почувствовал слабость. Действие пойла сходило на нет. Сняв флягу с пояса, где та по-прежнему висела, и сделав пару глотков, драк обнаружил, что напиток скоро закончится. Расходовать энергию на пламя он так и не решился, посчитав, что может справиться и без этого, ведь заниматься поисками нового напитка сейчас совсем не было времени. Вернув флягу на место, Пепел кинулся в очередную атаку. Тут и там слышались крики и звуки соприкасающегося металла.

+1

10

Почувствуйте свои кости: они сильны.
Почувствуйте свои мышцы: они сильны.
Почувствуйте свою душу: она сильна.
Почувствуйте Ильтара, что милостив он к нам, и волей Его: мы сильны!

Крик алого драконида разносился над деревней, заставляя казалось, трястись само небо. Варвары вопили в ответ что-то своё, не иначе как тоже взывая к своим своим богам, но перекричать рык, что был сильнее чем у медведя и льва, они не могли. В тем более, когда его вой подхватили крысолюды. Их единый вопль о воззвание к помощи Матери-Крысы воодушевил самих грызунов, от чего варварам пришлось ещё немного потесниться. У Фаерха не было силы и меча Рекса или опыта и навыков Фара, потому продвижение по этой улице было не столь быстрым как на других улицах, по которым пошли лучшие воины Стаи. Впрочем у Фаерха было более мощное оружие, чем у братьев. У него была вера, с помощью которой он и крушил врагов. Праведный гнев пылал в его глазах, из пасти рвался жар, готовый вот-вот стать ослепительным пламенем. Могло показаться, что в свете восходящего солнца, каждый раз как драконид поднимал свой топор для удара, лезвие топора окутывалась пламенем или может просто испускало яркий свет. Крысы были весьма впечатлительны, чтобы потом рассказать происходящее более точно. Шедшие рядом молодые драки не сильно обращали внимание на Вожака. Им самим хотелось, чтобы их запомнили как славных воинов.
Ильтар - наш свет путеводный.
Надежды луч средь океана тьмы.
Хоть служим Ему,
Он наш величайший слуга.
И склоняясь пред ним,
Знаем - он думает только о нас.
Когда во мраке мы заставляем содрогнуться тени,
Ильтар с нами.
И в духе, и деле.

Удар топора алого сокрушил деревянный щит варвара и оставил кровавый след на его руке. Тот рыкнул, с ненавистью смотря на Фаерха и ударил уже своим топором. Щит ящера выдержал удар, хотя тоже уже был нещадно изрублен. Драконид рыкнул, роняя с пасти слюни, и постарался теперь лишить человека жизни. Но тут в плечо что-то ударилось и ящер не смог завершить атаку, отчего тут же получил в грудь топор.
-Сукин сын!- рявкнул алый, когда ощутил, что топор разрубил броню, тряпки и даже толстую пластину на груди. К счастью у ящера была прочная кость и много мяса, чтобы не скончаться на месте. Взмахнув оружием, алый отделил голову волосатого ублюдка и чуть ли не подставил морду под брызнувший фонтанчик крови. В это время два грызуна уже вломились в дом, из окна которого и прилетела в плечо ящера стрела. Судя по визгу из дома, крысы таки расправились с лучником, что в темноте промахнулся лишь не намного. Иначе бы Фаерх уже задыхался со стрелой в горле.
Духи огня,
Напоите тело сие.
Спалите врага,
Да не узрит его более Ильтар!

Прокричал в бешенстве ящер, вырывая топор из груди, после чего сделал шаг вперед, раздувая грудную клетку и затем выдыхая пламя. Крики людей и запах подгорелого мяса заставил отшатнуться назад крысолюдей, да и дракониды остановили свой натиск, ожидая вожака. Фаерх же, выдохнув, лишь рыкнул на гоблинов. Свист стрел прекратил мучение горящих. После этого наступление сразу же продолжилось.

У Рекса пока всё было хорошо. Он достаточно продавил людей на центральной улице и продолжал гнать их дальше к площади, ибо они просто не знали как подойти к этому хладному чудовищу, окруженному десятком тварей поменьше, но верно защищающих тыл своего предводителя. Правда перед Рексом маячила угроза того, что скоро люди возьмутся за луки и копья. И тогда, как более неповоротливый из всех своих братьев, он будет весьма уязвим.

Фар пока везло. Он невольно возглавлял отряд по самой спокойной улице. Тут из домов выбегали дети и женщины. Они были вроде как вооружены, но пока попыток нападать не делали. Потому пока всё было хорошо. К тому же спутников у огненного брата было не много. Пара перевертышей, семерка гоблинов и две самки крысолюдов, которые были как вспомогательные силы. Например буквально ощутив то, что хотел огненный, одна из крысолюдок оказалась рядом с ним и очень услужливо подала ему флягу с горячительным напитком. И быстро скрылась. Ещё рядом были два драка. Мак и Игнис. Самец показывал жажду драки, но таки остерегался идти слишком близко к Пеплу. Самка же плевала на это и мало того что шла рядом с Воителем, то и дело намеревалась его обогнать.
Но прежде чем они могли бы успеть выяснить отношения между собой, улица оживилась. Прямо на их компанию скакала пять медведей. С всадниками на них. Впереди скакал особо огромный варвар на черном медведе, что-то утробно рыча и размахивая мечом и топором. Облачен он был тоже в знатные доспехи, потому был явно неким старшим воином, не иначе. Крысы от одного этого виду успели удрать. Перевертыши зарычали, но стали отступать, понимая что таких врагов надо драть по одиночке. Луки издали щелчки, от чего два медведя завалились на землю, со стрелами в глазах и горле. Их всадники были придавлены. Ещё один всадник был выбит из седла метким попаданием. Был ещё один залп, но он ничего не дал. Все стрелы отскочили от кожи главного человека и брони, покрывающей медведя. Гоблины заорали что-то о заговоренных стрелах, но кричали они уже на бегу.  Фар остался с двумя родичами против трех медведей и двух людей.

Крысолюдки притащили ещё одно израненное тело, кладя грызуна на покрывало, лежащие на снегу. К счастью грызун ещё цеплялся за жизнь, потому целебные заклинания подоспевшей аллы успели зарастить его раны. Но тут же поступил следующий раненный, хватавшийся за глаз. Уставшая крылатая тут же оказалась рядом с ним, стараясь помочь.
Битва для стоявших в обозе была отлично слышна, хоть и увидеть происходящее не представлялось возможным. Телохранители Провидицы пыхтели, стараясь углядеть и понять, кто же там побеждает. Особо этим были заняты драконид и черный крысолюд. Крысолюдку к этому моменту гоблин уже успел подрядить на помощь к алле. Сам же зеленый о чем-то шептался с волчонком провидицы, порыкивая вместе с ним и то и дело хитро поглядывая на виву.

+2

11

1 число Звёздного Инея, 1645 года
Утро
Охотничьи угодья

Прищурив глаза, серая буквально сверлила ими уходящего ящера, ничуть этого не скрыв. Его напоминания о ненавистной клятве, что была дана под давлением, никогда не воспринимались Рейрой как нечто положительное и хорошее. Это одно из самых неприятных воспоминаний. Хотя уже было пора и привыкнуть к такой жизни, для вивы было естественно рваться к свободе, если ее нарочно ограничивают, загоняют в рамки. Взяв поводья Сирокко в руку, девушка запрыгнула на коня и пришпорила его в след отряду. Было и так ясно, что помогать алле она не будет.

В миле от деревни

Практически сразу Фаерх и его воины сорвались в бой, не дав людям и проснуться только. Удар исподтишка, скрытно, когда все еще спят — Рей бы не назвала это правильным или честным боем. Быть может, она могла и сама поучаствовать в этом празднике Смерти, но предпочла остаться рядом с телегой. То и дело приносили раненных крыс — крылатая еле успевала их лечить и было видно, что ее силы истощаются. Но на этот случай волчица молча оставила алле сумку с тонкими пробирками — простенькое зелье, чуть восполняющие магические силы. Хотя и было предупреждение, что больше десяти штук за час лучше не выпивать. Но это уже были не проблемы Лунной.
Телохранители, разумеется, были рядом. Кин себе место не находил, сжимая в лапках древко алебарды — крыс то и дело хотел сорваться с места и показать врагу настоящий бой. По его словам. Но то и дело получал от гоблина или драка. Последний тоже, признаться, чувствовал себя не на месте, поглядывая в сторону боя. Разумеется, когда все твои братья там, а ты — здесь, в тылу, как последний трус, должен помогать с раненными и следить за одной единственной девчонкой — кто не будет рычать на несправедливость? Галдан же посмеивался, наблюдая за ними. Словно ему до драки и дело не было. Единственный, кто был занят делом из свиты провидицы была Каэде. Крыска суетилась с сестрами и крылатой над раненными. Она не рвалась в драку, в отличии от самцов — жить хотелось. Кин во всеуслышание принялся мечтать о боевых шрамах, которые позволили бы доказать верность стае и черноспинные бы обязательно требовали его возвращения. В него прилетел шарик снега, заставивший угрюмых улыбнуться и вернуться к своей работе.
Провидица сидела в стороне, у корней дерева на плаще. Она привыкла, что вокруг нее не бывает живых душ и всегда тихо. Единственный шум, что ее устраивал — чириканье ее эшек, мурлыканье тэкки и урчание Рунольва. Обычно именно они царили в теплой пещере, нарушая тишину. А сейчас ее окружали запахи крови и смерти. Они заставляли то и дело вздрагивать, а звуки, доносившиеся с поля битвы, словно сама Рей была там, не давали даже мысленно отвлечься. Видеть то, что видела она на протяжении нескольких дней во снах вот так наяву было мукой. И даже магия уже не грела. Поежившись от холодка, пробежавшего по спине, девушка закуталась в меховую накидку плотнее. Она могла бы открыто признать, что ей все равно выиграют они или проиграют, сколько из Стаи вернется обратно и будет ли жив сам Фаерх — волчица ничуть не стыдилась этого безразличия. Быть может она тогда сможет сесть на навьюченного вещами коня и уехать куда захочет. И правда..
Глянув на спины своих телохранителей, которые обсуждали бой и не давали и слово ставить «герою битв» Кину, Лунный свет замерла. А почему бы.. им все равно нет да нее дела. А когда вернется ящер — он так же не заметит, ведь к тому времени Рей сама сможет вернуться. Прислонившись к дереву, девушка вытянула немного руки пред собой и стала играть с маленьким огоньком. Гоблин и Рун глянули на девушку, но тут же вернулись обратно к разговору, не обращая внимания. Прикусив губу, Лунная осторожно принялась плести еще одно заклинание, оставляя свою копию сидеть по прежнему здесь и играть с огоньком. Осторожно и тихо, так что бы и снег под ногами не хрустел, девушка осторожно забралась на дерево. Забравшись повыше, волчица принялась переходить с дерево на дерево, с ветки на ветку, что бы не издавать лишних звуков и не оставлять следов.

---> Река Нара

Отредактировано Рeйра (2013-01-13 20:45:05)

+1

12

Фару начинало казаться, что он выбрал не очень удачную дорогу. Из домов появлялись женщины и дети, в их руках было оружие, но пока никто не предпринимал попыток напасть на Пепла или его сопровождающих. Редкие варвары тут же встречались с их оружием и падали замертво. Драк то и дело заглядывал в лица самок своих врагов и видел там лишь только страх. Их мужья и отцы сейчас умирали, но серый не собирался придаваться жалости и размышлять по поводу человеческих чувств. Столкнувшись взглядом с мальчиком лет восьми, Фар увидел на перепачканном сажей лице застывшие слезы. Ребенок внимательно смотрел на драка и, казалось, пребывал в какой-то прострации. Возможно, могло показаться, что сосредоточенный драконид на секунду замешкался. Нет, его не тронули слезы и печальный взгляд. Он подумал о том, что если этот мальчик останется жив, то наверняка захочет отомстить, когда подрастет. И Фар будет ждать. Непременно. Он будет только рад встретиться с воином, жаждущим мести, будет рад сразиться насмерть.
Вернувшись к реальности и воспользовавшись временным затишьем, Пепел допил остатки пойла и вышвырнул пустую флягу куда-то в сторону.  Его раздражала своя привязанность к напитку, и сейчас без этой уже привычной тяжести на поясе было как-то неловко. Бежавшая позади крысолюдка, словно услышав мысли воина, тут же кинулась к нему с новой флягой. Конечно, это было весьма учтиво, но о благодарностях Фар задумываться не стал, поэтому молча прицепил пойло на место.
Где-то поблизости следовало двое драконидов, имен которых серый не знал. Когда Пепел с Герцогиней покидали Стаю, их еще не было в коммуне, а за время путешествия не было ни времени, ни желания знакомиться. И если драконид старался держаться от Фара в стороне, то драконидка оказалась достаточно наглой, чтобы не только быть рядом, но и пытаться его обогнать, что ужасно бесило. Не будь она самкой, Пепел непременно бы ей врезал. Но Кодекс Чести ему не позволял.
- Может, прекратишь уже путаться у меня под ногами?! – рыкнул он, пытаясь побороть желание оттащить соратницу за хвост. Но сейчас было совсем не до разборок, ведь на их небольшую толпу надвигались пять всадников на медведях.
На помощь во время пришли лучники, которые тут же избавились от двух животных и трех варваров, а вот «храбрые» крысолюды и перевертыши уже успели куда-то смотаться.  На центрального всадника на черном медведе, что, по всей видимости, был у них вожаком, стрелы не действовали, и это спугнуло еще и гоблинов.
«Просто отлично», - подумал Пепел, пытаясь оценить ситуацию. Он понятия не имел, что с этим мужчиной было не так, и почему его не брали стрелы, но убегающие, кажется, что-то кричали про магию, и Фар им поверил.
- Мой центральный, - предупредил драк своих сородичей и махнул лапой с оружием в сторону боковых, мол, они ваши. Драки не стали перечить и занялись тем, что осталось. Огромный медведь в броне и суровый воин верхом вызывали у Пепла почти что восхищение. Он любил достойных противников, и этот был как раз из их числа. Всадник набирал скорость, но Фар не двигался. Он сложил клинок в ножны и сделал несколько больших глотков из фляги. Нужно было выждать подходящий момент. Серый не видел, что происходило с двумя другими медведями и драконидами, перед глазами была только приближающаяся цель. Создать хорошее пламя для Пепла всегда было большой проблемой, но нужно было сконцентрироваться и выжать из себя все возможное. Если бы не гоблинская настойка, шансов на успех у Фара практически бы не было, но сейчас драк был готов расцеловать создателя этого напитка, пусть даже и гоблина, ведь вырвавшееся из пасти пламя вышло почти идеальным. Окутанный огнем, медведь яростно взревел, вставая на задние лапы и сбрасывая варвара на землю. Кажется, половина проблемы была решена. Оставался только воин, которого пламя почти не задело. Разве что брови, может, слегка подпалило. Мужчина кричал совсем не тише своего зверя и уже вовсю мчался на Пепла, который снова готовил оружие.
Броня немного сковывала движения драка, но не будь сейчас ее – было бы хуже. Удар мечом пришелся в грудь, и Пепел пошатнулся.
- Арррггх! – выдохнул он, пытаясь удержаться на ногах. Раздавшаяся боль сбила его с толку, но, кажется, броня уцелела. Сородичи тем временем уже справились со своими противниками и теперь наблюдали за боем со стороны.
- Не сметь мне помогать!!! – крикнул Пепел им, ведь на секунду ему показалось, что драконид хочет напасть на варвара со спины. Блокировать удары кое-как получалось, а вот атака была довольно слабой и, казалось, что воин лидирует в этой схватке. Будь у Фара два клинка вместо одного, возможно, было бы проще справляться с мечом и топором противника, но ни один удачный удар серого не наносил урона человеку. Дыры на одежде варвара напоминали о недавней атаке лучников, вот только на коже не было ни единой царапины, а значит, все попытки Пепла были заранее обречены на провал.
- Чтоб тебя…!!! – рычал драк, отступая и полностью уходя в защиту. Множество ударов обрушилось на Фара, и воин таки сумел обойти блок. Топор вошел куда-то под ребра, пробивая броню и чешую. Ужасная режущая боль пронзила тело, вызывая шипение и громкий рык. Теперь варвар находился в шаге от победы. Но вот резкий скачок в сторону, и Пепел нанес противнику удар обухом клинка в район затылка, в надежде вырубить или хотя бы дезориентировать врага. Первое не сработало, но мужчина замешкался, позволяя дракониду забежать ему за спину, взмахнуть крыльями и повалить на землю всей массой тела. Конечно, Фар не был очень крупным самцом, но силы хватило, чтобы достичь нужного результата. Оружие полетело в сторону, а лапы схватили пытающегося подняться мужчину за голову и дернули в сторону. Звук ломающейся кости стал финишной прямой. Варвар обмяк, а драк медленно поднялся на лапы, придерживая ранение и пытаясь сфокусироваться и найти свой клинок. В глазах начинало темнеть…

+1

13

простите за задержку и ущербность поста.

Желания, отправится в поход в месте со своими братьями, совершенно не было. Кровопролития, мозговышибания и прочее членовредительство не очень-то привлекало Золотистого с его миролюбивым воззрением. За свою жизнь Си совершил всего одно и то вынужденное убийство. Тогда были на самом деле серьёзные причины, от этого зависела жизнь драка, а сейчас Сэлтар не был уверен в правильности выбора алого брата. Однако, в поход прораб всё же пошёл. Кому-то было необходимо осматривать трупы на поле боя, оттаскивать раненных союзников. Такая работа была по силам Золотистому, можно было способствовать сепаратному движению и при этом не забирать жизни.
Бой уже давно был в разгаре, наступающие уже продвинулись вглубь деревни. Братья крушили толпы врагов, оставляя за собой лишь кровавые реки и горы трупов. Работа, которая казалось достаточно простой, оказалась довольно трудной. Необходимо было раскидывать мёртвых, чтобы найти полуживого. Полуживые крысы, к тому же, не желали лежать на земле вдали от резни, а, высвободившись от горы трупов, рвались в бой. Проковыляв пару метров от своего прежнего места, они замирали, свернувшись калачиком от боли. Чтобы подобное не повторялось, Силу приходилось вырубать союзников. Получалось это тоже не так просто, раненые били Золотистого наотмашь, хоть он и оказывался сильнее их. Бывало, что драк находил заваленных трупами раненных врагов и, собрав свою волю в кулак, размазывал их черепа своим молотом. Это единственная помощь, которую я могу им оказать.
С горем напополам, Си справлялся со своей работой. Раненные были оттащены в безопасное место, находились в коме, а значит, не могли никому навредить. Первая помощь оказывалась стабильно, некоторые  войны уже приходили в себя. Для оказания помощи раненным крысам, под командованием Золотистого, были быстро возведены шатры.
Где-то далеко впереди продолжал раздаваться грозный боевой крик драка, бой набирал обороты, перерастая во что-то более масштабное. Сэлтар находился в одном из шатров и наблюдал за работой лекаря.  Надеюсь, что эти ребята оправятся и ещё не раз поучаствуют в бою. Си выглянул на улицу, чтобы оценить обстановку и вернулся внутрь. Скоро это уже должно закончиться и мы будем дома. Будем пить эль и радоваться своей победе.

0

14

Отбросив изрубленный щит, Фаерх выдохнул перед собой пламя, отгоняя особо храбрых людей. Затем, пользуясь мгновением передышки, забрал у крысы из рук новый щит и снова направился в бой. Обменявшись ударами, алый попробовал было толкнуть теплого, столкнувшись щитами, но человека поддержали со спины и тот не пошатнулся. Драконид же лишь чудом избежал остриё копья в морду. Пришлось отступить, дабы и дальше не быть мишенью. Впрочем люди отступали всё равно быстрее. Слишком хорошо их прижали бойцы Стаи. Хотя в этом надо было сказать спасибо гоблинам. Зеленые метко били из своих луков когда была возможность, тем самым не позволяя варварам толком ударить в ответ. Со стороны людей конечно тоже старались стрелять, но крысы уже прятались за щитами, выставив копья, а гоблины ловко прятались среди грызунов и быстро убирали лучников людей. Конечно свою лепту вносили и драки. Хоть волна ярости уже и прошла, Фаерх продолжал махать своим топором, словно мельница. Это как раз позволял рост грызунов, над головами которых спокойно пролетал топор алого. Да и младшие ящеры не отставали, показывая что они неплохо умеют обращаться с оружием.

Дракониды стали появляться на площади по очереди. Сначала, оглашая всё рыком и бранью, здесь появился Рекс. Черный драк бросил к ногам живых ещё людей несколько мертвых тел, которым Чернокрылый самолично отрывал конечности. С его стороны живых людей почти не было. Зато следом за ним пришли почти все крысы, которые обошлись лишь тем, что добивали раненных, да особо шустрых людей, что ухитрялись зайти сбоку или за спину ящера, тем самым открываясь для скрытых и подлых атак грызунов. Следующими были Фар и его группа. После победы над медвежьими всадниками, у них по сути больше не было врагов. Потому вышли они вполне полные сил, гоня перед собой толпу беглецов. Последними к площади вышли Фаерх и его бойцы. У них было самое жестокое сопротивление, потому отряд вышел потрепанный и злой. Да и отступающих людей было не мало. И теперь обе противоборствующие стороны собрались друг на против друга.
В центре стояли люди. Кто-то испуган, кто в бешенстве. Старики, женщины, дети и оставшиеся в живых мужи. И большинство было при оружие. Женщины держали копья, дети сжимали в руках луки, даже белобородые старцы были готовы к бою. Напротив них же стояли воины Стаи. Злые, потрепанные и вкусившие человеческой крови, они взирали на людей, как волк взирает на раненного оленя. Бойцов Стаи было теперь меньше, чем всех вооруженных людей, хотя среди них и осталось всего ничего настоящих воинов.  Победа была за Стаей, хотя люди могли и очень дорого продать свои жизни. А терять всех своих воинов Фаерх не желал. Потому тихо рычал на спешащих в бой, восстанавливая собственное дыхание. Столько ударов делали своё дело - могучие тело рептилии требовало время на передышку. Впрочем люди никуда не спешили, они наоборот пользовались затишьем, чтобы подготовиться к атаки нелюдей.
-Людей ещё много, братья. Но мы достаточно сделали сегодня, чтобы наказать их. Все кто остался, не воины даже среди мягкотелых. Что собираемся делать? Устроим резню или с них хватит?- спросил на драконидском наречии Фаерх, оглядывая собравшихся братьев и не забывая следить за людьми, держа щит наготове. Мало ли. Но люди не спешили атаковать, видать тоже осознавая, что если будет бойня, то в качестве свиней будут они. Дракониды уже успели показать себя как безжалостные убийцы.

0

15

Пришлось немного отдышаться. Боль постепенно утихала, голова становилась яснее. Нашарив на земле свое оружие, Фар поднял взгляд на людей, которые все еще появлялись из своих домов и с ужасом наблюдали за происходящим. Они понимали, что сопротивляться бессмысленно, ведь тогда и их будет ждать погибель. Двое собратьев тем временем стали подгонять человечков в сторону площади, и те послушно шли, хоть и продолжали испуганно оглядываться по сторонам. Фар же шел самым последним, не выпуская клинок из лап, но навстречу никто не выбегал, а значит, Стая победила. Как бы Пепел не хотел этого признавать, но он был благодарен за то, что ему помогли. Серый не был уверен, что смог бы справиться с всадниками в одиночку, но высказать свои мысли вслух так и не решился.

Оставшиеся в живых и окруженные победителями люди продолжали сжимать оружие в центре площади. И это был триумф. Их жизни сейчас зависели только от решения драков – убить или пощадить. Хоть побежденные и оставались готовыми к бою, но их противостояние заранее было обречено на провал. Когда Фаерх спросил, чего хотят его соратники, дракониды лишь переглядывались, раздумывая над словами предводителя, но пока не отвечали. Было видно, что некоторые из них хотели добить людей, некоторые же хотели оставить в живых. Фару, в принципе, было все равно, но недавняя рана пока отбивала все желание продолжать бой.
- Хватит с них, - сказал Пепел так, чтобы Фаерх смог его услышать, но смотреть в глаза ему не стал. Он не знал, послушает ли его предводитель.
«Пусть делает, что хочет», - решил серый и отошел в сторону, убирая оружие в ножны.

Отредактировано Фар (2013-01-27 13:41:38)

0

16

[float=left]http://fatariya.ru/img/avatars/000e/4d/84/790-1348258272.png[/float]
Кровавое безумие - вот что творилось на центральной улице, которую Рекс избрал себе полем битвы. Большинство людей были глупы и ломились напролом, однако довольно быстро от них отделились те, кто оказался чуть-чуть умнее. Они сочли правильным атаковать драконида длинными копьями, раз не могли подобраться к нему вплотную или зайти со спины. Это казалось им удачной идеей ровно до того момента, когда четыре крупных копьеносца не ринулись вперёд и не получили в лицо струю ледяного огня, которой дохнул на них драк. Разумеется раздались крики, люди хватались за свои лица, а у кого-то лопалась от холода кожа, другие же примёрзли к своим глупым защитным железкам...
- Рхахах, - загоготал Чернокрылый наблюдая за их мучениями, которые жутко веселили его, - Глупые розовощёкие твари! Вам нас не победить!
Чёрный прекрасно слышал Фаерха, который распевал свои мольбы глупым богам. Он смеялся и над этим. "Как можно молить кого-то о чём-то? Это всё равно, что если бы глупые людишки молили меня оставить их в живых..." - подумалось Рексу, когда очередной боец встал на его пути. Это был небольшой (в сравнении с другими) воин, который видимо хотел защитить что-то. Чернокрылый просто раздавил его, сперва ударив могучей лапой и сбив с ног, а затем наступив ему на голову со всего размаху. Череп, не защищенный ничем кроме жалкого подобия кожаного шлема, хрустнул как хворостинка и оросил снег, а вместе с ним и лапу Рекса - кровавыми брызгами.
Крысы прикрывали его тылы и защищали от тех, кто подошел опасно близко, но Чернокрылый не уделял им даже того внимания, которое уделил пареньку, чью голову раздавил.
Правда появилась новая проблема - лучники. Людишки резко поумнели. Десяток воинов, собрался на достаточно расстоянии от него и теперь целился в него и крыс. Чёрный драк заметил их не сразу, а когда заметил принял единственно верное решение в той ситуации - закрыл морду лапами и резко расправил крылья. Град из десятка стрел прилетел прямо в него. Стрелы отскакивали от чешуи Рекса, но застревали в перепонках его крыльев. Зато ни одна крыса не была задета...
- Не обольщайтесь, - рявкнул драк на крыс, которых защитил, - Вы будете жить только пока нужны мне и от вас есть польза!
Драконид хотел броситься к лучникам, но те успели бы дать ещё один залп и, видя что его стрелы не берут - ударили бы по крысам, как по более слабым. А они бы не успели за ним. Не все по крайней мере...
И тут он услышал решение. Его действия были настолько неожиданными, что даже лучники на пару секунд застыли. Рекс ворвался в деревянный домишко, рядом с которым они стояли и спустя всего пару секунд вернулся оттуда со свёртком в руках. Это был плачущий человеческий детёныш.
- Бросьте, - прошипел драк.
На улице из живых оставались только эти десять лучников (если не считать тех, кто куда-нибудь спрятался). Каждый из них был гордым воином, который не готов был пожертвовать жизнью ребёнка ради своей шкуры. Тем более, что их всё равно ждала смерть...
Они сложили оружие, а крысы подлыми и быстрыми атаками ранили каждого, чтобы те не смогли сопротивляться. Затем Чернокрылый отдал ребёнка крысе, у которой в ожог превратилась половина морды, что напомнило ему про нелюбовь к Фаерху...
Подойдя к людям - Рекс по очереди, голыми руками, по вырывал им конечности, оставляя умирать от шока и потери крови. Часть из трупов они взяли с собой и начали продвигаться к площади, что было совсем не сложно, учитывая, что живых людишек тут уже не было.
На площади их ждали люди, ещё готовые сражаться. Они думали, что смогут спастись, но чтобы показать им что их ждёт, чёрный драк бросил перед ними несколько тел, которые нёс. Затем он сказал:
- Вам, жалким тварям, даже пытаться не стоило! - и выдохнул короткий язычок морозного пламени в их сторону. Никто из людей так и не решился напасть на это чудовище, которое уже даже не сражалось оружием, а просто мучило своих противников своими лапами. Рекс ничем не был похож на человека или дракона это был просто монстр, покрытый кровью и с ненавистью в глазах.

Затем появились и прочие бойцы. Вскоре площадь превратилась в место, где войны победители насмешливо смотрели на тварей, которых они уже одолели и загнали в угол, а теперь решали стоит ли их добить...
Фаерх спросил что им делать. Спросил он толпу, но Рекс почувствовал, что братец обращается к нему каким-то особым образом намекая, что стоит оставить этих тварей в живых. Возможно, чтобы показать свою доброту и милость.
Пепел ответил, что людишки получили своё. Он не желал крови невинных. Ему было достаточно битвы.
Тогда Рекс подозвал крысу:
- Эй, Морда, давай мой свёрток сюда! - а когда получил, то обратился к людям на их грязном языке, - Вот что вас ждёт.
Показав мягкотелым, что в свёртке ребёнок, который к тому же начал плакать, оказавшись в руках этого чудовища - Рекс взял и просто откусил его маленькую головку, вместе с половиной свёртка. Со стороны людей раздались крики. Это были крики отвращения и ужаса. Тельце младенчика почти не содержало крови, однако морда Чёрнокрылого всё равно оказалась частично залита ею. Оставшуюся половину младенца он бросил в толпу, сказав на неприятном людском языке:
- Вы, жалкие твари, даже смерти не заслуживаете. Ваше существование - оскорбление мне и всему моему роду. Вы слабы и жалки. Вас даже в пищу употреблять неприятно. Но я милосерден... НИКОГО НЕ ЩАДИТЕ!
В общем-то мнение остальных его не сильно волновало. Было вполне очевидно, что именно планирует Рекс. Он вытащил из-за своей спины оружие и рывком бросился на людей, не ожидая дозволения или одобрений. Ни одного существа что были ему так ненавистны - он не желал видеть возле себя. Чёрный хотел и убивал их всех.
Он врезался в строй глупых людей, которые не были толком даже войнами. Разрубил сразу нескольких. Оттолкнул остальных. Полыхнул холодом на прочих...
И его поддержали. Не все конечно, но крысы были в восторге от идеи добавить тех, кто не мог дать доброго отпора. Другим просто были ненавистны люди. Кое-кто же возжелал заслужить благосклонность Рекса.

0

17

Все шло сначала спокойно. На вопрос Фаерха сначала ответил Фар и его ответ несколько удивил. Пепел был не против оставить недобитых в покое. Алый думал, что его брат наоборот будет рваться в драку. Вслед за ним было ответили остальные драки, кто "за", а кто "против". Но решить таки, сколько проголосовало, ящер не успел. Ибо Рекс, отвлекшийся в начале на крысу, неожиданно поднял нечто в своих руках и зло зарычал. И лишь когда челюсти черного гиганта сомкнулись, Фаерх понял, что же там было.
-Ублюдок...- прошептал драк с отвращением. Нет, он не испытывал жалости, Фаерху был безразличен человеческий детёныш, но он и не посмел бы убить его. Это было бесчестно убивать того, кто вообще не мог оказать сопротивления. Да и самая вольная трактовка Писаний Света не позволяла трогать невинное дитя.
Однако в недоумении алый был не долго. Он быстро очнулся, когда понял, что выпускает из своих рук управление над бойцами. И опять же из-за проклятого Чернокрылого. Тот без всякого приказа уже врубился в толпу, а половина крыс стремилась за ним. Это переполнило чашу гнева Фаерха. Его волчья натура буквально взвыла от ярости, ибо не один волчий вожак не потерпел бы такого открытого неповиновения. Морда ящера исказилась яростным оскалом.
-Всем стоять, сукины дети! Живо в строй!- рявкнул гневно Фаерх и обвел взглядом всех тех, кто не последовал за Рексом, словно выискивал, кто рискнет ослушаться его приказа. Драки стояли ровно, гоблины тоже не особо спешили вслед за кровожадным гигантом. Крысы в строю присмирели, а большая часть убежавших вернулась  обратно. Лишь самые озлобившиеся и лебезящие крысолюды остались вместе с Чернокрылым.
-Любой, кто двинется вперед, сломаю ноги. Ждать!- рыкнул снова алый, после чего перевел взгляд на резню, которую устроил Рекс. Наблюдая за бойней, Фаерх старался не дышать, дабы не смутить свой разум сладким запахом теплой крови. При этом драконид то и дело поглядывал на остальных, надеясь, что они подчинились его приказу. Но пока все драки и остальные сдерживали себя. Это радовало, ибо алый не хотел видеть, что ещё кто-то из собратьев стал настолько же неуправляемый, стал чем-то более ужасающим, чем драконид, тем во что превратился Чернокрылый.

Последнего человека Рекс бил головой об землю до тех пор, пока в чешуйчатой ладони не осталось ничего, кроме мозга и обломков костей. Столь жестокую расправу он заслужил за то, что чуть не убил Чернокрылого, для начала подрезав тому ногу, а потом оставив свой меч между ребер огромного ящера. Но Рекс всё ещё был жив и смог поймать человека, ударив того хвостом и потом сцапав огромными лапищами.
Теперь черный ящер стоял посреди окровавленного поля, где не осталось никого, кроме него и ещё пары крыс. Все остальные были убиты. Хотя и сам черный ящер был изрядно потрепан. Люди оказались не так слабы, как он думал. И именно этим сейчас решил воспользоваться Фаерх. Рыкнув, что бы все ждали его, алый пошел к черному. По пути он скинул с себя кожаный нагрудник и сорвал тряпки, следом за ними в снег рухнули топор и щит. Зато чуть погодя в руке Фаерха появилась его шестопер. И когда он был рядом с черным братом, крысы поздно предупредили своего раненного вожака.
-Рекс!- издал полный гнева и злобы рык алый и когда черный развернул к брату свою ухмыляющеюся морду, Фаерх врезал что было сил своим оружием по морде Рекса. Голова человека бы лопнула от такого удара как перезрелая дыня, но у собрата лишь захрустели клыки. И он был этим весьма недоволен. Рыча, он взмахнул лапой, стараясь  поймать ненавистного алого, но Фаерх пригнулся, ныряя под руку  более высокого собрата и обрушивая ещё один удар шестопёра на плечо собрата. Рекс зарычал от неудобства и опрокинул алого на снег, ударив своим хвостом тому под ноги. Рухнув, алый зашипел и очень быстро откатился в сторону, дабы лапа собрата не раздавила его кости. Затем Фаерх было попробовал подняться, но Рекс не отставал и пнул соперника в живот, заставляя отлететь в сторону и снова оказаться на земле. Затем Чернокрылый потянулся за своим огромным клинком, дабы разрубить надоевшего брата, что дало время Фаерху подняться на лапы. Рыкнув, Рекс взмахнул своим двуручником и чуть было не разрезал собрата на две части, если бы бывший всадник не успел отскочить назад. Затем был второй взмах, но алый опять ухитрился отскочить назад. Издавая полный ненависти рык, Рекс продолжил наступать, поднимая клинок над головой, надеясь теперь размазать Фаерха. Но тот опять успел уклониться, сделав шаг влево и сразу после падения клинка, шаг вперед, ударяя шестопером по кисти брата. Кости черного брата захрустели и тот недовольно зашипел, не понимая, от чего его пальцы на правой руке теперь не слушаются. Фаерх же не терял время и ударил снова, теперь в плечо. Удар достиг цели и теперь вся рука перестала подчиняться Рексу. Но это ещё больше злило его. Алый не успел даже порадоваться удачному попаданию, как пальцы черного сомкнулись на его шее. Захрипев, всадник ухватился за руку брата, роняя шестопер, стараясь расцепить хватку. Но тот и не замечал потуг алого и сдавливал пальцы сильнее. А затем он решил выдохнуть свой хлад. Фаерх увидел как расширяется грудная клетка собрата для выдоха и действовал быстро. Оттолкнувшись от земли, он вцепился когтями задних лап в брюхо Рекса и хлестнул хвостом черного по горлу в момент плевка. Чернокрылый в тот же момент закашлялся, отпуская алого и хватаясь лапой за горло. Фаерх же, стоило только воздуху снова попасть ему в легкие, издал рык и ринулся добивать чудовище, пока он не пришел в себя.
Возлюби Ильтара,
Ибо Он есть наше спасение.

Прошипел Фаерх и сжав пальцы обеих рук в замок, опустил его на голову Рекса, стараясь избежать попадания по шипам.
Повинуйся словам Его,
Ибо ведет Он тебя к светлому будущему

Продолжил читать алый молитву, начиная её распевать. Одновременно с этим он широко размахнулся и ударил кулаком в морду брату, целясь туда, куда ранее попал своим шестопером.
Внемли мудрости Его,
Ибо хранит Он тебя от зла.

Распевая произнес Фаерх, блокируя ответный удар Рекса и уже отвечая ударом кулака в рану на торсе Чернокрылого, куда так удачно попал мечом погибший человек. 
Пусть шепот твоих молитв напоен будет любовью,
Ибо спасут они твою душу.

Не останавливаясь, напевал алый, после чего бил снова в раны черного ящера, не давая ему сосредоточиться.
Почитай слуг Его,
Ибо от Его имени говорят они.

Рыкнул зло Фаерх и уклонившись сначала от лапы, а потом от хвоста Рекса, подпрыгнул, хватая брата за рога и опуская ближе к земле. И потом следовал удар коленом в челюсть. После этого огромная туша черного драконида зашаталась, стараясь устоять на ногах. Алый драк хоть уже и был измотан сам, поспешил воспользоваться моментом. Проскочив мимо хвоста и рук брата, Фаерх оказался за его спиной и обмотав хвостом вокруг ноги, что было сил, дернул на себя. Рекс с грохотом повалился на землю и наконец-то отключился. Алый слабо усмехнулся.
Прими же свет Его,
Ибо каждый из нас Его творение.

Закончив "бодаться" с братом, Фаерх обошел его поверженное тело и оглядел наблюдающие  за ним воинство Стаи. Тяжело дыша, ящер собрался с силами.
-Ну что, может быть кто-то ещё хочет показать, что может не подчиняться приказам старшего? Давайте, не бойтесь, выйдите ко мне и я оторву вам ваши головы! Нет?! Тогда запомните - наша сила в единстве! Неподчинение и разброд приведут к нашей гибели! В следующий раз я убью любого, кто решит наплевать на общее дело! Живо свяжите эту тварь и тащите к телеге! Он прибудет в коммуну, где понесет наказание! Все остальные - обыщите деревню! Золото, оружие, доспехи, еда - это всё уже не понадобиться мертвым! Если обнаружите живых...- тут Фаерх прервался, сначала взглянув на слушающих его бойцов, а потом перевел взгляд на лежащие вокруг него трупы. Тихо фыркнул, обдумывая следующие слова.
-Всех выживших выводите за стены. Тела наших павших выносите тоже. Всем всё ясно? Отлично! За работу! К полудню нас уже не должно быть здесь!- рявкнул алый и мотнув головой, пошел в сторону ворот. Зачем, он сам не понял. Когда же он было об этом задумался, в голове воцарился хаос, перед глазами помутнела...
Все только начавшие расходиться бойцы Стаи могли наблюдать, как их свирепый вожак, тупо уставившись в невидимую точку перед собой, пошел вперед. Первые десять шагов он сделал нормально, но потом зашатался и беззвучно рухнул в снег, который тут же стал наливаться темным цветом от крови, бегущей из вновь открывшихся ран ящера. Подбежавшая к его телу крысолюдка, которая была при Фаерхе оруженосцем, закричала, что алому срочно требуется лекарь...

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Фаерх (2013-01-24 20:47:10)

+1

18

Краем уха Пепел услышал голос Рекса и обернулся посмотреть, что происходит. В лапах черного собрата находился небольшой сверток, и Фар сначала не понял, что это такое.
- Вот что вас ждёт! – сообщил Рекс, демонстрируя людям, что держит он не что иное, как младенца.
То, что случилось дальше, было слишком даже для Пепла. Да, он любил сражения больше жизни, любил убивать своих врагов, но убивать ребенка Фар бы не стал. И сейчас в его голове стояло явное недоумение. Рекс всегда был психом, но вытворять подобное было крайностью всех крайностей. Когда черный бросился на толпу выживших и принялся уничтожать всех до последнего, некоторые крысолюды кинулись за ним. Конечно, такое поведение не вписывалось не в какие рамки, и глупо было ожидать, что Фаерх оставит выходку без внимания. Через некоторое время Чернокрылый и парочка крыс остались одни среди трупов и крови, и Фар стал наблюдать за алым, приближающимся к черному. Не сложно было догадаться, что сейчас будет, и Пепел ухмыльнулся. Он был рад такому повороту событий, ведь уже решил, что все интересное позади. Фаерх против Рекса, и в то же мгновение день для Пепла стал еще на долю прекраснее.
Серый подошел ближе, чтобы было удобнее следить за сражением. Улыбка с его морды не торопилась пропадать, но сейчас никто не обращал на это внимание, ведь все взоры были устремлены в центр площади, где схватились два драка. Пеплу было все равно, кто победит, но в глубине души он все равно болел за Рекса. Откушенная голова младенца сразу куда-то исчезла из памяти. Вообще-то сначала Фар почти не сомневался, что победит Чернокрылый, но с каждым последующим ударом в его голове закрадывалось сомнение. Он желал не сколько победы Рекса, сколько смерти алого, поэтому улыбка постепенно сменилась на оскал, а лапа с силой сжала рукоять клинка. Бой был окончен, Рекс отключился, и серый разочарованно отвел взгляд в сторону.
Дальше последовала вполне ожидаемая речь, где Фаерх говорил о неподчинении и единстве, и Пепел слушал, наблюдая исподлобья. Но все свои мысли он собирался оставить при себе, как бы ему не хотелось что-нибудь высказать. Он понимал, что это было бы глупо.
Приказ был отдан, стоило заняться обыском деревни, но Фар не торопился с его выполнением. Он внимательно проследил за тем, как предводитель удаляется за ворота, а затем осмотрел площадь, где уже связывали Рекса. Сделав неторопливый глоток гоблинского пойла, серый вспомнил, что проголодался, поэтому решил все же выполнить задание и отправился осматривать ближайший дом.

0

19

Фаерх очнулся спустя час, после того как его вырубило. И пробуждение было не из легких. Всё тело ужасно чесалось и мышцы неприятно ныли. Даже тепло несколько его не радовало.
Недовольно ворча, алый приподнялся, откидывая с себя шкуру и осмотрелся, стараясь одновременно вспомнить, что произошло. Осмотреться получилось - он был в шатре, который расставил не иначе как его золотой собрат, внутри которого лежали раненные. Лежали все на шкурах, которых взяли с собой предостаточно и вокруг носились крысы под руководством аллы, стараясь не дать сдохнуть особо невезучим бойцам Стаи. Сам ящер, кстати, тоже возлежал на шкурах, но в отличии от остальных, его поместили ближе к большой жаровне, что обогревала шатер изнутри. Всё таки было бы плохо, если бы раненные замерзли.
Усевшись, Фаерх клацнул пастью, ибо у него получилось осмотреть всего себя. Зрелище не радовало - вся его природная броня была потрепана, оцарапана и разорвана. Самые тяжкие раны были уже перевязаны и наверняка сшиты или сращены заколдованной водой их лекарши - впрочем проверять Фаерх не стал. Шкура чесалась и алый боялся, что не удержится, если сможет размотать все перевязки. Главное было то, что он таки жив. Хотя это стоило проверить, потому ящер постарался подняться со своего места. Как ни как стоило проверить, что там наворотили без него. Но встать сразу не получилось. Почти тут же рядом оказалась Леди Сильвер, старающаяся уложить алого на место. Фаерх неохотно подчинился, не желая ругаться хотя бы с ней. Потому улегшись обратно на шкуры, драк потребовал себе срочно выпить, а когда жажда была утолена, попросил, чтобы ему рассказали, что здесь собственно случилось, пока он был в отключке...

Когда алый грохнулся, его почти сразу же утащили из деревни на попечение Леди Сильвер. Тоже самое потом сделали с Чернокрылым. Правда связывать его не спешили, ожидая сначала ответа, кто из двух ящеров окажется более живучим. К счастью Фаерх достаточно быстро регенерировал, потому вскоре Рекса связали всеми способами, которыми могли. Никто теперь не хотел бы, чтобы озлобленный и побитый гигант смог подняться. Месть его могла задеть не только алого брата.
Ну а пока самые верные крысы, гоблины и драки таскали тела Фаерха и Рекса, остальные, ничем не обремененные, бойцы взялись за деревню. Как ни как, этот приказ ведь тоже следовало исполнять. Тащили всё. В первую очередь этим занимались крысы. Эти уж действительно брали всё, что плохо лежит. Будь то украшения из ценного металла или кости или дерева, любая домашняя утварь, одежды и звериный мех, какая-нибудь еда - крысы забирали с собой. Они же и обирали тела погибших, стаскивая с мертвых всё, что могло приглянуться им, будь то доспехи, оружие или украшения, в виде молота на веревочке. Гоблины подошли к этому дело более четко. Зеленые понимали, что взять всю добычу врятли получится, потому брали только самое ценное, что могли унести сами. Конечно некоторые брали с собой ещё и оружие людей, но их было мало. Дракониды же брали то, что считали нужным. В конечном итоге, теперь перед воротами разграбленного поселения была свалена целая куча всякого добра, которое не поместилось в карманах у грабителей. И да, была конечно найдены ещё две телеги, но погрузить всё не получилось бы. Ведь кроме железа и всяких ценностей, да ещё всякого хлама набранного жадными крысами, были ещё раненные и мертвые, оставлять которых было нельзя. Да и выгнанное стадо баранов и другой скот, который варвары угнали ранее, оставлять не особо хотелось. На этот счет сейчас несколько гоблинов ругались, думая брать стада с собой или зарезать их сейчас и погрузить всё что можно.

-Короче, как всегда без меня ничего не могут.- фыркнул Фаерх, когда его оруженосец закончила говорить. Алла уже к тому моменту снова взялась за раненных, потому рассказ пришлось слушать от Хвостокости.
-Ладно, помоги встать. Надо глянуть, что там делают мои братья...- произнес драк и попробовал снова подняться, не договаривая о том, что в первую очередь хочет проверить, что там сейчас творит Пепел. Уж больно не доверял Фаерх своему брату. Конечно сам по себе он был не опасен, но ведь он ходил под Герцогиней. А мало ли что она могла приказать ему.

0

20

Выбранный Пеплом дом оказался пустым, чему тот только порадовался, значит, его еще не успели ограбить. Впрочем, это было довольно скудное с виду жилище, так что было даже не удивительно, что никто на него не позарился. Неубранная постель в углу, книжная полка, какие-то детские рисунки, развешанные по стенам, в общем - совершенно ничего примечательного. Первым делом драконид проследовал к столу, на котором были расставлены столовые приборы и валялась буханка хлеба, но та не вызвала у драка совершенно никакого интереса. Над потухшим очагом висел небольшой котел, куда Фар заглянул в надежде найти что-нибудь поаппетитнее. К счастью, внутри оказалась мясная похлебка, и серый довольно ухмыльнулся, а затем, схватив черпак, принялся за еду, не смотря на то, что суп был давно остывшим. Пепел был очень голоден после боя, поэтому с едой управился довольно быстро. Сытый и довольный, он отыскал возле бочек матерчатый мешок и принялся скидывать туда все то, что показалось ему полезным и ценным. В мешок отправилась сушеная рыба, валеное мясо, бутылка вина, маленький кинжал, найденный в тумбочке, деревянный лук и колчан со стрелами. У Фара даже возникла мысль как-нибудь обучиться стрельбе, ведь раньше данный вид оружия его никогда не интересовал - он всегда был поклонником ближнего боя. В небольшом сундучке Пепел нашел пару монет и какое-то не особо ценное кольцо, но решил прихватить и его. Пожалуй, это было все, что имело хоть какой-то смысл быть взятым с собой, и серый даже расстроился, поэтому решил пойти в другое место, ведь возможно там ему повезло бы больше.

0


Вы здесь » За гранью реальности » Северная снежная пустошь [в архиве] » Центральная площадь Вальхаласа