За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Замок Инквизиции » Второй этаж. Комнаты учеников


Второй этаж. Комнаты учеников

Сообщений 101 страница 120 из 120

101

Играю за НПС. Мне его подарили^^

Вы пили? – Осторожно полюбопытствовал второй Виндек, глядя на лекаря. На его(её) лице читалось стремительно нарастающее недоумение. Причем, если в отношении слов Афкиллара он мог ещё допустить, что полное их непонимание связанно с обрывочностью собственных воспоминаний, то вот по поводу внезапно проснувшегося в эскулапе скоморошьего артистизма в обращении с каким-то замотанным в бинты трупом, псевдо-иштэ вообще принципиально отказался от каких бы то ни было предположений. Он вопросительно посмотрел на двух других своих освободителей, потом вдруг в мозгу его что-то будто щелкнуло и он, резко обернувшись, выпялился на всё ещё валявшегося на полу первого Виндека. Здесь уровень его недоумения дошел до той критической точки, когда уже даже можно было не пытаться понять, что все это значит и стоически приняв, как данность,  всю бедовость ситуации, продолжать делать то, что…
А кстати что? – Подумала бывшая Ирма. – Кажется, я хотела кого-то оклеветать? Или убить? Они ведь убили моего учителя… прирезали как бродягу… в библиотеке… Или нет… Нет! Его… её… заперли в кабинете главы ордена! В шкафу… И я отправил ей на помощь тигра… Отправил, потому что знал, что она там. Ведь это я её там и заперла. А потом отравила этого хмуреныша… Нет!!! Не отравила! Не успела! Тигр спас меня и я связал её шторой… То есть меня связали шторой… Как-то не очень все это добавляет определенности… Но, хотя бы, теперь я свободен.
- Горе горемычное, ты есть то хочешь, аль нет? - донеслось откуда-то извне.
- Голоден… да… да… пожалуй… - Почти автоматически ответил Виндек – Но сейчас не до этого. Прежде чем я смогу сосредоточится на своих собственных потребностях, мне необходимо кое-что закончить … Я обещал – он задумался – …кому-то… что сообщу имена… и планы… тем, кому могу доверять...
- Если мы уходим, то Виндека нужно взять с собой обязательно. Да и хорошо бы найти все же Кассандру.  – рассуждала тем временем какая-то незнакомая Виндеку девушка
Точно! Кассандра! – Обрадовался он, не дослушав – Вы знаете, где она сейчас? Я её ученик. Мне срочно нужна она или кто-то из её приближенных. Вы знаете господина Мередика? Или советника Мирнара? Он, кажется, не вхож в её круг, но определенно не причастен к... Я удивительным образом неспособен сформулировать это, будто бы некий блок на уровне подсознания мешает мне это сделать… Я знаю лишь, что это крайне важно… Ладно, забудьте об этом, не очень вежливо с моей стороны сваливать на вас мои проблемы... В любом случае добраться до особняка сейчас намного безопасней… Постойте-ка… да ведь я ещё в Ордене? Почему я здесь, когда должны быть в Кривом Тролле? И что мне теперь прикажете делать? Придумал! Я отправлю госпоже зашифрованное послание посредствам магической корреспонденции! У меня где-то был образец…
В этот момент пробивающиеся через окно первые лучи восходящего солнца коснулись его лица, удивительным образом подчеркнув всю тревожность состроенной им в этот момент гримасы. Второй Виндек соскочил с перевернувшегося от такого рывка стула и, бросившись к первому Виндеку, извлек из-за пазухи его кафтана какое-то смятое письмо. На присутствие в комнате кого либо ещё он, кажется, совершенно перестал обращать какое-либо внимание.
Утро настало... Медлить нельзя... Скорее на почту! – Виндек рванул к двери, по пути натягивая на себя что-то взамен рваной женской одежды. Не доходя до выхода, он помедлил, развернулся и отвесил инквизиторам земной поклон…  Кажется я забыл отблагодарить вас за спасение. Благодарю. Надеюсь и на ту с вашей стороны любезность, что покуда  сам я не разберусь с произошедшим, вы не будете распространяться о том, в каком нашли меня виде и состоянии. Повернувшись, он потянул за дверную ручку. Кхм… слушайте,… а тут, вроде бы как, заперто… вы ключа, часом, не видели?

Отредактировано Виндек (2012-11-01 21:20:14)

+4

102

Эрик стал думать, что усталость от бесполезного дела и долгой выматывающей дороги после него, начинает сообщать о себе. Так как он определенно перестал улавливать логику в словах молодого ученика. По его скромному инквизиторскому мнению, которое сложилось у него за время этого небольшого спектакля, их наглым образом дурят. Хотя с другой стороны, он не был из вышестоящих инквизиторов и мог просто не быть посвященным в творящиеся в Ордене дела.
"Доверяй, но проверяй, да?"
Мужчина усмехнулся, продолжая мерить комнату шагами от окна к двери. Своеобразная хищная рептилия, нервничает, но сохраняет хладнокровие, наблюдая за жертвой. Вот только казалось, что только он и чувствовал неладное в происходящем. Рыжие, кажется, совсем расслабились и даже начали общаться на отвлеченные темы. Вон и лекарь разрезал путы на руках внезапно обратившейся женщины в точную копию бессознательного тела.
" Старею видимо, вон и запах земли навивает мысли больше о загробном мире, чем о магии"
Хотя это больше объяснялось нелюбовью воздушников к магам земли. Противоположные стихии и все такое. Холодные пальцы пробежались по плечику девушки, задевая обнажённый участок кожи, и маг усмехнулся. Он не мог оставаться серьезным, когда Сплорис откровенно потешался над учеником Кассандры.
- Не опасаешься, что мальчонка все-таки раньше времени очнется и отомстит за поругательство над собой? - Рогли прикрыл ладонью губы и тихо рассмеялся. - Иногда я не поспеваю за твоей сменой настроений, дорогой друг. Но твои доводы весьма разумны, кроме желания есть.
Мужчина прищурился, наблюдая, как на горизонте начинает появляться солнце и оставалось только посетовать, что выспаться ему сегодня будет не суждено.
- Да как ты можешь только о плотских утехах мечтать, когда в родных стенах, черти что твориться, а подозрительные субъекты рвутся к Кэс? - жёлтые глаза стрельнули в сторону всполошившейся копии и он цокнул языком. - Хотя война войной, а обед по расписанию, я прав?
Таррэ отшатнулся, когда после тирады попахивающей лишением рассудка человек рванулся к двери и чуть не оттоптал начищенные ботинки брюнета. Словно из вредности Холод приблизился сзади и покрутил небольшим ключиком у самых глаз беглеца.
- Знаешь, меня всегда учили закрывать за собой дверь во избежание вот таких ситуаций. Я, конечно, несомненно, устал и я бы с удовольствием поспал. Но чтобы я отпустил свободно разгуливать тебя без присмотра по замку, увы... не могу позволить подобной роскоши. - Мужчина обошел парня и прислонился к косяку. - У тебя даже есть выбор. Остаться здесь в заперты, и мы сами найдем Кассандру или же прогуляться всей дружной компании до неё же. Ну, или пойти позавтракать, решай сам, ну и вы тоже для себя решите.

офтоп

Если что поправлю пост для перехода

Отредактировано Эрик Рогли (2012-11-02 19:34:12)

+1

103

http://uploads.ru/i/L/9/A/L9A15.png
Зал Совета
1 число Месяц Высоких Приливов. Ближе к утру.

- Вы уверены, что это единственный выход? - обеспокоенный голос разорвал гнетущую тишину, столь напряжённую, что сам воздух словно встревоженно звенел, проникаясь опасениями собравшихся в зале инквизиторов, - Вы же понимаете, что произойдёт, если дело не выгорит?
- Я отлично всё понимаю, мой дорогой друг, но, если мы будем бездействовать, к закату все здесь присутствующие будут болтаться в петлях. Уже поздно что-то менять, мы и так сели в лужу! Всё уже готово, мы должны воспользоваться нашим главным козырем и ударить первыми. Или вы хотите познакомиться с палачами белобрысой суки?
- Нет, что вы, господин, но вы точно всё проверили, малейшая ошибка... - не когда властный голос одного из советников Ордена сейчас дрожал как осиновый лист на ветру, вполне под стать бледному, с ясно читаемым ужасом в глазах, лицу.
- Я всё проверил. Пока малые группы будут устраивать хаос, мы, с остальными силами двинемся к верхушке... думаю, хранители и прочая шелуха встретят нас в центральном зале, где всё и решится, не ядом, так сталью. Переждать не получится, наш единственный, повторяю, единственный шанс - ударить первыми, пока они этого не ждут, ну а дальше лишь Богу известно что будет.
Тихий, боязливый шорох был ответом оратору, что строго взирал на нестройную толпу инквизиторов, наверное, каждый из них уже попрощался с жизнью... Что ж, это даже хорошо, не будет трусости и паники...
- Итак, господа, думаю, начнём, ублюдки из верхушки слишком уж много возомнили о себе, настало время показать кто здесь хозяин.
Никто ничего не ответил, не было ни глупых вопросов, ни предложений повременить.... Всё уже решилось, каждый знал, что ему делать.

***

Маленькие группки людей уже начали просачиваться сквозь двери, выходя на заранее оговоренные позиции. Где-то там, в бесконечных коридорах замка сейчас упала на колени, зажимая широкую рану на шее совсем ещё молоденькая светловолосая ученица, на которую с усмешкой смотрели двое мужчин. Противный хрустящий звук, с которым ломается маленький, красиво очерченный носик под тяжёлой подошвой сапога и они убийцы движутся дальше... Безразличный замок увидит сегодня ещё много подобных картин, слыша, как жадная до крови сталь покидает ножны в десятках уголков пристанища инквизиторов. Война началась.

+5

104

1 число Месяц Высоких Приливов. Предрассветный миг.

Светало. Первые утренние лучи солнца, не успев появиться из-за горизонта утонули, в тяжелых, клубах облаков, протянувшихся вдоль всей линии видимого горизонта, окрашивая их в причудливый оттенок, чудовищного свинцового варева. Дождь, наконец, то прекратился, а ветер стих. Утренний Туман, будто живое, хищное существо, алчно жаждущее пищи, и берущее ее без спросу по праву сильного, накрыл не только привычные к этому крыши домов, высокие шпили башен, и краешки зубчатых стен ордена, но и все до чего смог дотянуться: уличные фонари, потухнувшие и оттого бесполезно болтающиеся на столбах; пустующие пока еще прилавки на рыночной площади; новую, выкрашенную в ярко красный цвет, будку стражи города; большие и маленькие деревья в садах… Белотелый захватчик, не гнушался совершенно не чем, пожирая все без остатка, но даже этого ему было мало, создавалось впечатление, что как только последний материальный предмет окружающего мира скроется под покровом молочного марева, как туман примется прятать в своей ненасытной утробе, запахи, звуки и даже мысли живых существ …
Именно эту картину и видел сейчас стоявший у окна инквизитор, в столь ранний час он был не один, в комнате, присутствовали и другие члены ордена, но их действия сопровождающиеся рассуждениями о дальнейшем, почему-то совершенно, ни находили отражения в его мыслях. Синори медленно протер обеими ладонями запотевшее оконные стекла, а после чего влажными, мгновенно поледеневшими руками, несколько раз провел по лицу, пытаясь таким образом прийти в себя. Действие видимо возымело успех, так как тело чародея пришло в движение, оттолкнувшись от стены, Афкиллар уверенно, расправил плечи и потянулся, через секунду он уже стоял посреди комнаты: бодрый, готовый к продолжению увеселительных, как он надеялся, мероприятий.
Инквизитор подошел, к дискутирующим у двери собратьям, поднял руку желая, похлопав по спине холода, сказать «Эрик, да ладно, мрак с ним с мальчишкой, хочет с бумажками возиться пусть бежит », он даже открыл рот и, облокотившись свободной рукой на стену, скорчил подобающую гримасу, но выдавить он успел из себя лишь протяжное:
- Э-э-э-э-м!?
Синори почувствовал, как что-то очень сильно ударило в стену, будто кто-то с разбегу промахнулся мимо двери и налетел на преграду «наиболее дурной из учеников возвращается с хмельного фестиваля и напился на столько что не способен держать себя на ногах?»
- Эрик, дай ка мне ключ, пожалуйста, сейчас я как выйду, как выскажу все этому шатающемуся по ночам прохвосту! Не дожидаясь пока требуемый предмет, перекочует к нему в ладонь из рук друга явно не ожидавшего такого резкого поворота событий, он взял его сам и машинально проверяя наличие сумки на поясе, принялся копаться в замке. Дверь скрипнула и отворилась. Выходя в коридор он, не оглядываясь, произнес, жестикулируя руками над головой:
- Да, да, я знаю, я непредсказуемый сумасшедший, псих, если хотите, спасибо за ваши комплименты, мне как всегда лестно и приятно слышать о себе такие нежные … и тут он запнулся, говорить всякую бессвязную ересь, паясничая при этом и одновременно размышлять над чем-то он научился давно вот и сейчас в голове его роились пакостные мыслишки: «Напился таки до беспамятства и валяешься, не зайдя даже в комнату, погоди же я уже иду» Сплорис шел по коридору разгребая перед собой туман невесть откуда взявшийся даже здесь, когда, подойдя почти в плотную, он наконец-то смог разглядеть жуткую картину. На полу, забившись в угол между лавочкой и горшком с экзотическим деревцем, лежала девушка, огромная рана на ее шее успела подернуться сухой корочкой застывшей крови явно не без помощи магии света, а большая часть лица была зверски раздроблена чем то тяжелым. Он знал ее, Лианора Монфлар, юная жизнерадостная блондинка, совершенно серьезно намеревалась посветить себя магии света, она как-то подсела к нему в столовой и похвасталась, что сегодня то наконец у нее получилось первое самое простое заклинание светлой магии, Афкиллар пару раз замечал как она, встав за полкой библиотеки с интересом наблюдает за ним, пытаясь копировать его сосредоточенные гримасы на лице. Она могла бы стать выдающимся магом, тем самым которых помнят долго после их смерти.
- Совсем еще ребенок, глупышка, ты пыталась залечить рану всем, чем умела, … нет девочка - нет, твоих сил тут бы не хватило, но ты попыталась, ты молодец, что, же ты тут забыла одна в такой час, почему не позвала на помощь … - с этими словами он положил труп девушки на скамью, расправил перемазанные кровью слипшиеся белоснежные волосы, и нежно, будто боясь разбудить, закрыл ладонью ее остекленевшие глаза ... после чего резко выпрямившись, он сорвал со стены, гобелен, изображающий какую-то сцену из достославной истории ордена, и накрыл им бездыханное тело.
- Спи Лианора Монфлар! Спи юный маг светлого ордена инквизиции! Спи и пусть тебе снятся чудесные сны, о том, что нет в мире зла, о том, что повсюду растут прекрасные цветы, те самые, которые ты так любила …
Сплорис достал из ножен кинжал и быстро провел острым лезвием по внешней стороне локтя на левой руке, несколько секунд он смотрел, как кровь бежит из раны и капает на пол, такая теплая, такая живая кровь. Встряхнув головой он залечил новую рану, нарочито оставив на бледной коже, шрам: идеально прямой росчерк алого цвета, такой не естественный, даже слишком красивый …
Не считая необходимым теперь медлить или давать кому-то отчет в своих действиях, Синори твердым шагом направился по коридору, в том направлении как ему казалось, ушли те, кто оборвал жизнь юной ученицы ордена …
- Я покажу вам, как свет, может убивать, и на сколько он может быть беспощадным ... эти слова он уже не говорил, а кричл, вложив в свой голос столько силы, что даже эхо прокатившееся по пустым еще коридорам замка, заставляло просыпаться, вскакивая в своих кроватях доселе мирно спящих инквизиторов ...

Отредактировано Афкиллар Сплорис (2012-11-05 16:10:03)

+5

105

1 число Месяц Высоких Приливов. Начало утра.

В какой-то момент, девушка поймала себя на мысли, что наблюдения за разворачивающейся картиной ее умиляют и периодически  заставляют пухлые губы юной иштэ расплыться в мимолетной улыбке. Однако, в последний раз это явление вызвало иное – прохлада, что исходила от прикосновения руки Холода к коже Амениэль. Вот то, чего ей уже так сильно хотелось ощутить в этом закрытом замке Ордена Инквизиции все то время, как ее нога переступила порог здания. Освежающий и бодрящий холодок вперемешку с едва уловимым ветерком, то, чего в здании, увы, быть не могло. Это помогло ей отвлечься от своих тяжелых мыслей на счет всего того, что слух и глаза проклятой успели уловить.
Вырвавшись из наблюдений и анализа, она, наконец, заметила, что темная пора колкой опасности, к сожалению, уступила свое место ленивым движениям солнечных лучей, которые были  еще такими сонными и столь медленными, но уже завоевывали темное пространство небес. Все новые оттенки красного, золотистого и фиолетового цветов создавали прекрасные картины из буйств красок, которые с каждым мгновением что-то теряли и наоборот, приобретали иные великолепные моменты. А отражаясь в комнате тысячей зарождающихся зайчиков, рождали грусть того, что сон отвернулся в эту ночь от нее и снова придется строить из себя бодрого до той поры, пока голова не коснется постели, где можно будет забыться сном.
«Жаль, что я сейчас не могу запечатлеть твои творения», - иштэ вздохнула с незаметной улыбкой, но в то же мгновение поджала губы и сильно зажмурилась на некоторое время. Ей показалось, что время прекратило свой бег и теперь остановилось, чтобы показать новую картину забытого клейма. По прошествии минуты, девушка очнулась. Ее дыхание стало глубже, а в глаза иногда проскальзывала потерянность, но она постепенно старалась прийти в себя, ведь сейчас было совершенно не то время, чтобы предаваться забвению прожитого бытия и расставлять все воспоминания заново по полочкам. «Надеюсь, Анкайен, это не твой знак насчет предшествующего», - искательница мотнула головой, а затем, все еще не придя до конца в себя, сделала шаг в сторону от двери, тем самым открыв дорогу рванувшему парню.
«Что я упустила?» - только успела было подумать об этом девушка, как звон в ушах развеял новый отзвук знакомого голоса. «Ключ… Хм. Странно, я вроде не закрывала, но…» - однако и тут ей не удалось довести мысль до конца. Оказывается, дверь была все же заперта, только не самой девушкой, а последним, вошедшим в эту комнату приключений, то есть Эриком Рогли. Но и тут ключ не остался на долго в одних руках, синори быстрыми движениями выхватил его и открыл дверь в коридор. Амениэль, не упустив момента, выскользнула сразу же в проход, что-то ее туда манило, да и шумы, что слышал Афкиллар, она кажется тоже заметила. Откинув все пустые домыслы, искательница дошла до того места, где склонился медик и чуть усмехнулась:
«Новый акт или герои все же решили показать свои лица с ручками свету зрителей?» Некоторое время, заинтересованный взгляд блуждал по телу бедняги, а затем, так ничего особо нового и не найдя, послышался легкий огорченный выдох. «Хоть бы что интереснее было далее что ли? А то играть одну пьесу вновь и вновь наскучивает до колек.» Так как девушка, что сейчас лежала на полу в крови была ей не знакома, она резко обернулась и быстрым шагом оказалась на том расстоянии от двери, где она легко могла контролировать ситуацию с учеником госпожи Кассандры. Меж пальцев вновь блеснула «звездочка», только на этот раз она была не одна, да и не представляла собой игрушку для отвлечения. На этот раз глаза иштэ следили за выходом и Виндеком. Она уже поняла, что новый человек, хоть и спокойнее на слова, но на движения очень даже прыток. Смотря на свой объект размышлений, в ее голове проносились различные вариации того, как сначала быстро остановить ноги, а затем второстепенные вещи. Амениэль уже не рассчитывала на поход в обеденную залу, да и сосущее желание как-то пропало само собой после нового наплыва прошлого, столь интересного, но совершенно не нужного сейчас.
Остановившись, она уловила последние слова Сплора, которые и заинтересовали девушку, и поставили в некий тупик:
- Я покажу вам, как свет, может убивать, и на сколько он может быть беспощадным, - донесся до ее ушей крик. «А вот и некоторое изменение в лучшую сторону…» - губы искательницы исказила хищная улыбка, после чего зеленый взгляд медленно окинул Виндека второго, первого, которые все так же находился в бессознательном состоянии, и Эрика.
- Проводим же нашего Виндека, пойдем за Афкилларом или просто разделимся?.. Хотя последнее, думаю не особо нужно и стоит того, - говорящая вновь перевела взгляд на копию, стараясь разгадать, что же ей придется сделать следующим? Выпад или последует новая прогулка, да разбор полетов особо отважных персон.

Отредактировано Амениэль (2012-11-07 23:37:18)

+3

106

1 число Месяц Высоких Приливов. Начало утра.
Вот ключ в его руке, а вот наполненные целым коктейлем противоречивых чувств глаза юноши, а может хорошо притворяющейся девушки? Если бы не двое рыжих инквизиторов за его спиной, то второй Виндек с удовольствием сделал бы больно чересчур предусмотрительному таррэ. А он, словно издеваясь и оттягивая момент открытия двери крутил заветный ключик в ледяных пальцах. Вторая же рука, крепко упиралась в дверной косяк.
В тот момент, когда он уже хотел отвесить очередную язвительную шутку или же высказать умное предположение (он еще не определился) что-то шарахнуло по стене, и по комнате, словно волна цунами прошлось плохое предчувствие. Казалось, каждая чешуйка на теле инквизитора встала дыбом и затрепетала и, по всей видимости, это почувствовал не только он. Уже хорошо - это не галлюцинации.
- Эрик, дай ка мне ключ, пожалуйста, сейчас я как выйду, как выскажу все этому шатающемуся по ночам прохвосту!
Он так и не успел ни как отреагировать, только открыл рот и закрыл, словно выброшеная на сушу морская рыба. Что-то уж подозрительная прыть была у синори, Эрик ранее не замечал столь ярой борьбы за тишину и порядок в замковых коридорах. Поэтому ему ни чего не оставалось, как пойти на разведку ситуации вслед за целителем.
- Лучше тебе не рыпаться, когда надо я быстро бегаю, - пальцами сделал знак, что наблюдает за пареньком, который недавно лежал без сознания. - Куда тебя черти тянут, Афкиллар! такими темпами мы и правда не сможем по...
Эрик запнулся на полуслове, увидев, как его друг склоняется над изуродованным телом девушки. На лбу появились глубокие складки, а веселье моментально улетучилось. Он пытался понять, куда могли уйти убийцы. Если один вредитель проник в Орден, то могут проникнуть и его сообщники, а значит, дело плохо и сегодня прольется еще ни одна капля крови.
- Спи Лианора Монфлар! Спи юный маг светлого ордена инквизиции! Спи и пусть тебе снятся чудесные сны, о том, что нет в мире зла, о том, что повсюду растут прекрасные цветы, те самые, которые ты так любила …
Не смотря на то, что это барышня была всего лишь ученицей в ее сердце горели те же идеалы и стремлении что и в его, а, следовательно, и смерть ее должна быть отомщена. В подтверждение своим мыслям он склонил голову и дотронулся рукой до татуировки - знака Ордена. Её колба сегодня разбилась безвозвратно.
Не успел он нормально почтить память девушки, как рыжий взметнулся и больно бойко прокричал угрозы в пустоту. От такого поворота событий, Холод подскочил и недоумевающе посмотрел в удаляющуюся фигуру медика.
- Ты куда собрался-то? Тем более один? - быстрый взгляд в быстро удаляющуюся спину друга и на открытую комнату, где стояла девушка и двойник. Трезво рассудив, что второй он полезней, остался на месте. - Эх, его сторожить уже смысла нет. У нас выход только прибить его сразу, а вдруг настоящий? Кассандра из нас души, потом вытрясет, так что пусть живет. А нам стоило бы прочесать другое крыло, думаю Сплорис справиться и один.
Эрик махнул рукой девушке и направился в противоположную от медика сторону. Смутное волнение к нему закрадывалось, учитывая обстоятельства и состояние замка, но все-таки уверенность в опыте друга перевешивало. Зато для него была погода самое оно. Костлявые пальцы забрались в торчащие волосы, ощущая как на них уже оседает конденсат от тумана.
"Анкайен, мне благоволит? даже в воздух пропитан водой. Очень хорошо, учитывая, что я устал после дороги"
- Если я и успел изучить повадки бунтовщиков и мародеров за долгие годы службы короне, так что-что, а кухню они стороной не обходят... заодно и мы подкрепиться можем. Бодрым шагом ать-два!- Рогли ободряюще улыбнулся ошарашенной девушке и ускорил шаг. Он предвкушал предстоящую расправу за вторжение в его дом и в своем стремлении он был не одинок, судя по больно уж хищному оскалу искательницы.
http://s1.uploads.ru/i/EgrZt.png [ Кухня ]

+1

107

1 число Месяц Высоких Приливов. Начало утра.
- Знаешь, меня всегда учили закрывать за собой дверь во избежание вот таких ситуаций. Я, конечно, несомненно, устал и я бы с удовольствием поспал. Но чтобы я отпустил свободно разгуливать тебя без присмотра по замку, увы... не могу позволить подобной роскоши. У тебя даже есть выбор. Остаться здесь в заперты, и мы сами найдем Кассандру или же прогуляться всей дружной компании до неё же. Ну, или пойти позавтракать, решай сам, ну и вы тоже для себя решите.

Второй Виндек совершенно растерянно и чуть удивленно посмотрел на Эрика. Потом рефлекторно потянулся за ключом. Безуспешно, конечно же.

- Но почему? – Уже испуганно и как-то даже обиженно пролепетал он – Почему вы должны меня здесь удерживать? Я дал вам повод не доверять мне? Тогда скажите какой. Если вы сможете отвести меня к миледи Регнар – отведите. Но ведь вы не знаете, где она. Я знаю, что вы не знаете… Ведь это я… Я была последней из нас, кто её видел… И если бы она оставалась там, где я оставила её… Оставил её… Она бы уже пришла сюда… чтобы меня убить… Разыскивать же её нет времени и, боюсь, уже нет смысла. Вероятнее всего она мертва. Но остались и другие, те, кто непричастен к заговору. Если они не получат предупреждения, прольется кровь… Каждая минута, проведенная мной здесь увеличивает число возможных смертей и число предателей, ушедших от заслуженной кары. Вы должны мне поверить… Пожалуйста…

Перенос данных завершен Пропел кто-то в голове бывшей Ирмы. Она сперва удивилась, даже вздрогнула. Потом взгляд её устремился к первому Виндеку. Юноша лежал всё так же недвижим, но глаза его на секунду открылись. Выражение их могло бы стать для двойника поводом тут же скончаться от ужаса. Но он вспомнил, что ранее уже видел это и, кажется, даже сумел пережить.

Мне… мне сложно объяснить, откуда я знаю это… - Начал говорить второй Виндек чуть медленнее и, кажется, менее уже заботясь быть услышанным. Похоже, теперь он пытался в чем-то убедить уже самого себя. Он медленно стал опускаться к земле, имитируя дурноту, пока не встал, наконец, на одно колено и ладони его не легли каменную кладку пола  – Об это действительно сложно говорить, с теми, чья компетенция не касается области магического знания, связанного с воздействием на разум. – Шептал он почти обреченно - С теми, кто вынужден решать вопрос о доверии кому-либо на основании отрывочных сторонних сведений и собственных выводов, прошедших через призму множества вредных индивидуальных заблуждений… С теми, кто обречен по этой причине на ошибки. Трагические ошибки. Вы и теперь ошибаетесь, говоря, будто у меня есть выбор… - Придя к концу все ускоряющего монолога, Виндек оборвал его многозначительно паузой.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Внезапный удар в стену порушил к Тейару все сложное магическое плетение. Второй Виндек сделался вдруг едва ли не бледнее стоявшего рядом таррэ.
Началось… - беззвучно прошелестел одними губами. Язык вдруг перестал его слушаться. Смысл существования двойника был потерян. – Опоздали…
Не надо, сударь… Не ходите туда… - бормотал он, хватая за рукав открывающего дверь лекаря. Но медленно нараставший ступор не дал закончить мысли.
Он пришел в себя через минут пятнадцать, в результате удара по физиономии. Весьма осторожного, надо сказать, удара
- Почему ты так похож на меня? – Спросил он у трясущего его первого Виндека.
- Давай потом это обсудим, ладно – Озабочено отозвался тот – Сейчас Ордену нужен лидер. Тут твориться полный хаос. Кругом происходят нападения. Ученики носятся по замку как дурные, ищут своих наставников. Кто-то, кто поумнее забивается по углам. Кто-то рвется в бой, плохо представляя при этом - с кем именно. А руководство, похоже, все ещё не в курсе ситуации. Видимо, ребята из совета хорошо изучили конспирологию и загодя нейтрализовали тех, кто мог обеспечить организованное сопротивление… Людей нужно успокоить, воодушевить, организовать и вооружить. Ты уже был Кассандрой, помнишь? Передача памяти произошла со сбоем, но внешность и повадки её я попытался тебе сохранить. Давай быстро входи в образ и начинай действовать. Сначала собери людей. Потом мы займем оружейную. Потом Ирма выяснит, где штаб восстания… Давай живо…
- Ирма?
- Очень порочная женщина… Её больше нет. Но её грехи искупать придется тебе, приятель.   

Переход в: Первый этаж. Оружейная

Отредактировано Виндек (2012-11-11 20:20:19)

+1

108

[ Центральный зал ] http://s1.uploads.ru/i/ayGxd.png
1 число Месяц Высоких Приливов. Утро.

Очнулась Кассандра когда Винсент положил ее на кровать в чей-то комнате. Женщина открыла глаза, поморщилась от боли и попыталась сесть. Но не смогла. Тень чувствовала себя разбитой словно те вазы, что успела покидать об стену в доме вампира. Безумно кружилась голова, в груди нестерпимо кололо, но ведь женщина была жива. И это не могло не радовать. Кассандра повернула голову, встретилась взглядом с новым камердинером Медерика, и кроме боли в груди ощутила еще что-то вроде радостного трепета. Но это была не ее радость, Кэс это точно знала. И тоже самое чувство было когда она впервые увидела Винсента в зале. Радость... от узнавания себе подобного? Кэс нахмурилась, мгновенно забыв про ранение, про боль и бунт. Все в сравние с этой встречей блекло и теряло смысл. У шадоса было много вопросов и, наконец, она могла их задать! И получить на них ответ. Женщина облизала пересохшие губы и хрипло сказала:
- Ты такой же как я. Я это чувствую , пускай и не понимаю почему шадос будет прислуживать кому-то. - Кэс поморщилась и села на кровати. - Я хочу знать все.
Трудно было выбрать о чем нужно спросить в первую очередь. Еще Кассандра волновалась, что их могут подслушать, но словно боясь, что упустит шанс разузнать правду о себе, практически наплевала на свою собственную безопасность.

+1

109

1 число Месяц Высоких Приливов. Утро.
http://s50.radikal.ru/i129/1209/31/d867f940f9e0.png
Сколько он ждал? Месяцы, годы, столетия. У него было время для ярости, для ненависти, для мести… и для сожалений. Все тлен. Почему он понял это слишком поздно? Почему Алиан не позволил убить его тогда? Получить защиту от инквизитора. Смешно. Да, это было бы смешно… не будь так грустно.
Винсент положил женщину на кровать в одной из свободных комнат и теперь наблюдал за тем, как дрогнули ресницы, как бледное лицо исказила гримаса боли, как распахнулись глаза и радость, вспыхнувшая в них, была ему знакома и понятна.
– Ты такой же, как я. Я это чувствую, пускай и не понимаю, почему шадос будет прислуживать кому-то. – Женщина попыталась сеcть, но Винсент отрицательно качнул головой и, взяв ее за плечи, осторожно уложил на подушки.
– Он мой… – Винсент не закончил и пожал плечами. – Это сложно и долго объяснять.
Служил ли он Медерику? Нет. Он служил герцогу. И служение это носило добровольный характер. Винсент взял стул, пододвинул к кровати:
– Перерождаясь, мы сохраняем память. И часть нас остается прежней. – Он сел, наклонился вперед. – Здесь. – Длинные нервные пальцы коснулись виска. – И с этим ничего не поделать. Ты будешь помнить себя прежней, даже если пройдет много лет. Проще смириться, чем пытаться забыть.
– Я хочу знать все.
– Всему свое время.
Когда-то, ослепленный ненавистью и обуянный жаждой мести, он отказался от помощи себе подобного, от протянутой руки, от счастья быть понятым. И обрек себя на одиночество. День за днем. Год за годом. Столетие за столетием. Понимал ли Медерик, что он сейчас сделал? Для них обоих?
– Все будет хорошо. Я научу тебя не отторгать ниспосланный дар. Второй шанс дается не всем. Не отвергай его. Ты… голодна?

Отредактировано Медерик Ал`Терро (2012-11-23 21:59:50)

+3

110

- Ты… голодна?
- Нет, - вспоминать об этом было трудно. Не хотелось. Содеянное до сих пор мучило Кассандру. -  Пару дней назад я не смогла контролировать себя и напала на гвардейца… Свидетелей пришлось убить. – Женщина вздохнула и закрыла лицо руками.
«Этот дар…» - про себя повторила Кэс слова Винсента. Это действительно был дар. Но далеко не безвозмездный. Цена была слишком высока, и Кассандра поняла это не сразу. Но даже, если бы сразу до нее дошло то, чем придется заплатить, разве она отказалась? Нет. Ей хотелось жить.
- Как много времени у меня? – Тень снова посмотрела на шадоса. – Когда голод напомнит о себе?
Да, пожалуй, это был самый важный вопрос. Сколько времени прошло со дня ее смерти? Почти неделя. И всё это время она пыталась делать вид, что ничего такого не случилось. Ну да… Умерла. Переродилась. Но она до сих пор Кассандра. Пускай немного и изменилась. Нет. Зачем она пыталась обмануть саму себя. Она уже другая. И Медерик это заметил сразу.
«Медерик…»
- А вампир знает про тебя? Ну конечно знает. Теперь понятно почему он не был сильно удивлен. Хотя, это создает еще больше вопросов.
«Когда инквизиторам нужно, они готовы закрывать глаза на преступления. Быть шадосом, это уже преступление. Помогать шадосу… тоже преступление. Быть шадосом и инквизитором… Если в Ордене узнают… Не простят. Особенно, если учесть, что я сейчас выполняю обязанности главы Ордена. Ну ничего… был же у нас шестьсот лет гомункул верховным инквизитором».

+1

111

http://s50.radikal.ru/i129/1209/31/d867f940f9e0.png
– Пару дней назад я не смогла себя контролировать и напала на гвардейца… Свидетелей пришлось убить.
Лицо Винсента омрачило беспокойство. Или тень давнего воспоминания.
– Весьма неосмотрительно… – тихо произнес он, но женщина, кажется, его не услышала.
– Как много времени у меня?
Вопросы. У него тогда тоже были вопросы. Вопросы, которые он задавал… инквизитору. Он не понимал. Он был уверен, что выжил. Он не успел осознать мига своей смерти. Не успел понять.
– Не так много, как хотелось бы. – Винсент положил руку на грудь Кассандры, накрыв ладонью косую прореху, оставленную мечом в плотной ткани. Просто и естественно. Без намека на пошлую вульгарность. Так, как это сделал бы целитель, прислушиваясь к себе и ощущениям раненого. – Все зависит от того, насколько глубока была рана. И насколько сильна была помощь того, что теперь является частью твоей сущности. Я думаю, неделя. Быть может, чуть больше. Но тянуть так долго не стоит. Три-четыре дня. Потом я поведу тебя на охоту. Я научу тебя контролировать свой голод. Но до крайности лучше не доводить.
Ей было сложно. Очень сложно. Возможно, он говорил слишком обыденно о вещах еще не подвластных ее разумению.
– А вампир знает про тебя? Ну конечно знает. Теперь понятно, почему он не был сильно удивлен. Хотя, это создает еще больше вопросов.
– Он вампир. Когда-то быть вампиром тоже было преступлением. И память об этом будет жить еще во многих поколениях, прежде, чем…
Винсент умолк и резко повернулся к двери. Через мгновение дверь распахнулась, явив их взорам одного из учеников.
– Госпожа Кассандра! Гос… – он осекся под взглядом Винсента и попятился, потом заговорил быстро и сбивчиво: – Там поймали советника, он в подземелье, мне велели найти вас, и я повсюду вас искал, но нашел только господина Ал`Терро, и мне сказали, что вы должны быть где-то и… вот.

Отредактировано Медерик Ал`Терро (2012-11-24 16:13:41)

+2

112

- Потом я поведу тебя на охоту. Я научу тебя контролировать свой голод. Но до крайности лучше не доводить.
Кэс посмотрела на Винсента с недоверием и непониманием. Как мог он так спокойно об этом говорить? Будто не собирается он научить ее безнаказанно отнимать у живых самое ценное – душу. То, что она уже потеряла. Но с другой стороны, он-то, в отличие от нее, уже давно так жил. Привык. Когда-нибудь и инквизитор сможет привыкнуть. Наверное…
«Для многих я – монстр, зло. Пора смириться с этим», - обдумывала женщина слова камердинера. – «Иначе всё было зря».
Но до конца всё обдумать, понять и принять Кассандра не успела. Их разговор был прерван стуком в дверь и в комнате появился мальчишка-ученик. Инквизитор не видела его, но слышала голос:
– Госпожа Кассандра! Гос… – начал он спокойно, чувствуя себя важным, он же сообщает важную весть! Но прервался, не сказав пары слов, а затем затараторил, будто мечтал быстрее обо всём рассказать. – Там поймали советника, он в подземелье, мне велели найти вас, и я повсюду вас искал, но нашел только господина Ал`Терро, и мне сказали, что вы должны быть где-то и… вот.
Тень посмотрела на шадоса, словно пытаясь понять, будет он ей мешать снова подняться или нет, затем мысленно махнула на всё рукой, не век же ей валяться в постели, и медленно, стараясь несильно тревожить рану, встала.
- Да, я здесь, - в глазах потемнело, всё-таки двигалась она более резко, чем хотела, в груди болью отозвалась рана, но женщина постаралась это не замечать и продолжила: - Отведи меня к советнику. Нужно его допросить.
«Мог бы и сам справиться, в конце концов…»
Кассандру наполняли противоречивые чувства. С одной стороны, ей не хотелось пропустить допрос советника. С другой, она мечтала узнать о природе шадосов еще. И конечно же ранение всё усложняло. Тень сделала пару шагов, прислушиваясь к себе и привыкая к неприятным ощущениям.
- Винсент, мне потребуется твоя помощь, чтобы дойти.
«Надеюсь, он не собирался здесь меня держать до завтра», - немного испуганно подумала Кассандра.

0

113

http://s50.radikal.ru/i129/1209/31/d867f940f9e0.png
Винсент шагнул к двери и бесцеремонно захлопнул ее перед опешившим вестником. Развернулся, глядя, как Кэс поднимается с постели.
– …Нужно его допросить.
– Там Медерик. Тебе не обязательно туда идти.
Но женщина не обратила на его слова внимания, сосредоточенно цепляясь за спинку кровати.
– Ты ему не доверяешь.
Нет, это был не вопрос. Спокойное утверждение, понимание которого даже не вызывает особого удивления. Винсент скорее бы удивился, если бы в мире нашлось хоть одно здравомыслящее существо, которое безоговорочно бы доверилось вампиру.
– Винсент, мне потребуется твоя помощь, чтобы дойти.
Несколько секунд он колебался, потом кивнул:
– Хорошо.
Он подошел к женщине, обнял ее за пояс, позволяя цепляться за себя. Она все еще была очень слаба. Винсент слышал бешеное биение сердца, тяжелое, надрывное дыхание, чувствовал, как дрожат от напряжения руки. Но это были уже отголоски. Воля к жизни того существа, что теперь жило в ней была достаточно велика, чтобы делиться ею с ослабевшим телом. Пройдет совсем немного времени, гораздо меньше, чем при иных обстоятельствах, и Кассандре станет намного лучше, но голод… голод вернется.
Они прошли коридор до поворота и начали спускаться по темной, довольно крутой лестнице. Винсент бывал здесь не раз. Ему не нужно было искать дорогу. Пахло кровью, раскаленным железом, смертью и страхом. Весь Орден сейчас был пропитан мерзким смрадом предательства. Недоверия. Ненависти. Раздора. Винсент не завидовал тем, кому придется наводить здесь порядок.
http://s1.uploads.ru/i/EgrZt.png [ Подземелье ]

Отредактировано Медерик Ал`Терро (2012-11-27 12:58:27)

+3

114

- Нет, я ему доверяю, - нарушила Кассандра долгое молчание, когда они уже спускались по темной лестнице в подземелье.  Голос ее звучал еще более хрипло, чем обычно, а между словами женщина делала паузы, словно сейчас ей было трудно говорить и одновременно идти. – Больше чем кому либо. – Тень остановилась, облокотилась на стену и закрыла глаза. Пару минут она пыталась унять бешеное сердцебиение и привести дыхание в порядок. – И надеюсь доверии это обоюдное. – Не открывая глаз, снова заговорила инквизитор. – Это удивляет тебя?
Тень усмехнулась своим мыслям.  Зачем она пыталась всё это объяснить другому? Никогда об этом не думала, не говорила вслух, до сегодняшнего дня даже признать то, что вампир ей дорог не как помощник, не могла. А теперь вот так спокойно говорит тому, кого впервые видит. Возможно, причина была в том, что Винсент был таким же, как она, шадосом. Или это была больше попытка объяснить самой себе… Женщина отстранилась от стены,  снова обхватила  Винсента и продолжила путь.
- Мы познакомились много лет назад. Медерик и Каиро тогда мне очень помогли, - губы Кассандры тронула улыбка, вспоминать о былом женщина не любила, но это было одно из ее любимых воспоминаний. – Если бы не моя гордыня, самоуверенность, мне бы тогда не понадобилась помощь. Но побороть собственные недостатки я так и не смогла, правда потом научилась использовать их с пользой. Благодаря своей наглости и самоуверенности я добилась того, что эти двое подчиняются мне. – Кассандра не была до конца права. Это было лишь причиной того, почему она попросила дракона и вампира быть ее помощниками. – И я доверяю им обоим. Может Медерику только чуть больше чем Каиро. Это ему я рассказала о том, кем стала.
«А еще поцеловала и осталась в спальне вампира ночью. Но об этом не следует кому-то говорить…»
Кассандра снова остановилась, глубоко вздохнула, чувствуя как боль стала нарастать, а затем снова пошла вперед. У нее еще будет время отдохнуть.

Подземелье замка

+1

115

[ Начало игры ]
Ранний вечер. 2 число месяца Страстного Танца 1647 год

[float=right]http://s7.uploads.ru/t/qikGw.png[/float]
Девушка в очередной раз поправила стопку пергамента на столе, проведя прозрачным ногтем по краям и смахнув с них несуществующую пыль. Придирчиво оглядев свое рабочее место, давно приведенное в идеальный порядок, Дезире подошла к открытому окну и тяжелым взглядом окинула раскинувшийся внизу внутренний двор замка. Она давно была одета и собрана для предстоящего знакомства со своим будущим наставником, но томительное ожидание все никак не подходило к логическому завершению. День тянулся до невыносимого медленно, наполненный молчаливым ожиданием и неопределенностью. Взгляд невольно зацепился за стоявшую внизу группу инквизиторов, оживленно что-то обсуждавших и напомнивших ей о событиях минувшего утра.

А утро встретило девушку жгучей болью в запястье, разом выдернув из Нирдема в реальный мир. Под закрытыми веками мелькали картинки прошедшего накануне ритуала. Темный мрачный подвал, нагонявший тревожность к и без того ажитирующему моменту. Глухой скрипучий голос одного из наставников, четко цитирующий слова клятвы, и собственный, хриплый от едва сдерживаемого волнения, повторяющий произносимое слово в слово. Колба наполненная алой кровью, ставшая гарантом верности Ордену. Секунды, пока раскаленное тавро приближалось к бледной коже, показались едва ли не вечностью, наполняя душу инстинктивным страхом боли, причудливо переплетающимся с тонким восприятием происходящего таинства посвящения. А дальше только слепящая боль и мимолетный укол стыда за то, что все же не сумела сдержать брызнувших слез, хотя и тешила себя иллюзией выдержать это первое испытание с недрогнувшим лицом.
За окном раздавался неясный гул множества голосов, побудивший окончательно проснуться. Дезире осторожно встала с постели и осмотрела распухшую руку. До боли прикусив язык, она аккуратно отделила от раны прилипший кусок ткани и направилась к умывальнику. Мазь из гиацинта обладала обеззараживающим свойствами и очень слабым обезболивающим эффектом, но большего ей и не требовалось. В течении долгих дней, полукровке предстояло чувствовать эту боль, знаменующую собой начало нового пути. Возможности повернуть назад теперь не было, да и будь она - девушка бы не воспользовалась ею. Единственным смыслом свой жизни, Аланассолиора видела сейчас только служение Инквизиции. Орден, ставший для нее всем, за прошедшие шесть лет - домом, источником знаний, пристанищем нерушимых идеалов, хранилищем священных догматов. Новоявленная ученица желала только одного - стать похожей на Иллая Альдена, человека, которого она считала лучшим из лучших.
Ожог, который девушка оставила подсыхать, дергало от любого движения, поэтому сосредоточиться на чтении очередной книги не получалось бы в любом случае, даже задайся она такой целью сейчас. Полукровка, стараясь лишний раз не шевелить правой рукой, не удержалась от любопытного взгляда на внутренний двор. То, что там творилось плохо укладывалось в голове девушки, заставляя ее напряженно хмурить лоб в попытке разобраться в царящем на улице шуме. Понять удалось только то, что инквизиторы пытались разобраться в невиданном доселе артефакте, хотя почему для этого они прибегли сразу к практическим испытаниям, а не начали с теории, осталось для Дезире загадкой. Впрочем, девушка давно махнула рукой на бессмысленные попытки понять что движет окружающими. После недолгого наблюдения она была награждена возможностью лицезреть летающего на загадочной метле Лео. Бледное лицо привычно приняло еще более нахмуренное выражение, как и всегда при виде брата. Рисковать жизнью ради чего? Дабы просто удостовериться, что это приспособление для уборки помещений на самом деле имеет предполагаемые свойства? Такая вопиющая безответственность раньше злила юную послушницу, но, пронаблюдав за Альденом несколько лет, она постепенно привыкла к этому раздражающему чувству непонимания, которое вызывала его персона.

Блондинка сморгнула утренние воспоминания о безалаберном инквизиторе, по недоразумению богов являющимся ее старшим братом, и переключилась на более занимательные мысли. Раздался негромкий скрип открываемой двери, но Дезире не услышала его, погрузившись в размышления о том, кто же предназначен ей в наставники. Все таки это было важным моментом в ее жизни - ей предстояло провести с этим инквизитором как минимум следующие восемь лет. Как и прошедшие полдня, она перебирала в голове все приходящие на ум имена действующих инквизиторов, примеряя на них роль наставника, выискивая плюсы и минусы для каждого.
- Пойдем, тебе пора,- мягкий голос наставника разрезал тишину комнаты, привлекая к себе внимание замечтавшейся девушки.
В ответ, Аланассалиора лишь молча кивнула, обмотала запястье хлопковым лоскутом ткани со свежей мазью и вышла из комнаты вслед за инквизитором.

http://s1.uploads.ru/i/EgrZt.png [Четвертый этаж. Библиотека ]

Отредактировано Дезире (2017-09-06 00:19:12)

+2

116

[ Второй этаж. Комната Ричарда ] http://s1.uploads.ru/i/ayGxd.png

Она очнулась от своей трагедии, едва услышала негромкие шаги и сразу вспомнила о существовании кого-то еще в одной с ней комнате. Девушка так упоенно погрузилась в свои душевные терзания, что на краткий срок вовсе забыла, где именно она находится. Острое желание уйти прочь и сделать это незаметно согнало ученицу с чужой постели. Брюки были бессовестно испорчены и надевать их на себя смысла не было, ибо прикрывали она слишком мало, а возни было бы не в пример больше. Стараясь не издавать даже тихого шума, старательно отворачиваясь от Ричарда, Дезире подобрала рубашку и замоталась в нее на подобие короткого халата, прикрывающего измазанные в крови бедра. Представив, что она может в таком виде попасться кому то на глаза, лоддроу едва не расплакалась. Однако, задрожавшие губы быстро поджались, едва девушка напомнила себе, что в происходящем кроме нее никто не виноват и за свои поступки нужно отвечать, а не бегать от наказания. Все так же тихо ступая, она подхватила сапоги Лео и осторожно отворила дверь комнаты. Осунувшийся, уставший Рамштайн спал здесь же и девушка присела на корточки возле него, плотно прикрыв за собой дверь. Только она коснулась его ладошкой, как фамилиар встрепенулся и поднял на нее тяжелый взгляд, после чего молча встал и двинулся прочь. Полукровка молча проводила его глазами и тихо ступая пошла следом. Она обидела его, сильно обидела и теперь просто не знала, как можно исправить случившееся. На глаза то и дело наворачивались слезы, но Дезире упорно их смаргивала, а особо ретивые стирала ладошкой со щек. «Сама виновата, сама и отвечай»
Двигаясь мелкими перебежками по коридорам, ученица уже почти добралась до нужного ей поворота, как за углом раздались звучные шаги. Лоддроу в ужасе глянула в ту сторону, откуда приближался вероятный свидетель ее морального разложения, и безуспешно попыталась одернуть рубашку, чтобы прикрыться. Все так же хмуро семенящий впереди фамилиар на секунду замер в раздумьях, после чего припустил в сторону неизвестного припозднившегося. Из-за угла раздался хриплый кошачий голос, повествующий о пьянке на этаж выше, пожаловался, что малолетние ученики мешают ему спать своими пошлыми песнями и вызвался проводить инквизитора на место преступления. Услышав удаляющиеся шаги, Дезире не выдержала и расплакалась, со всех ног рванув в свою комнату. Дверь звучно захлопнулась за ее спиной и девушка сползла по ней на пол, размазывая ручьями льющиеся слезы, кусая губы и задыхаясь от невероятного стыда, именно теперь в полной мере обрушившегося на нее.
http://s5.uploads.ru/oAku0.png
Позднее утро. 4 число месяца Страстного Танца 1647 год

Голова гудела словно по ней всю ночь колотили учебником истории. Дезире разлепила опухшие глаза и попыталась сообразить, почему она лежит на полу, а тело нестерпимо болит, как после изнурительной тренировки. Не сразу, но в голове всплыли события прошедших суток и девушка снова опустила голову на пол, закрывая глаза. Шевелиться сразу расхотелось. Сон на каменном полу явно не считался оздоравливающим, поэтому чувствовала она себя крайне паршиво, даже не считая душевного состояния. Лоддроу постаралась спокойно и отстраненно перебрать все произошедшее, расставив воспоминания в хронологическом порядке. Это получилось не сразу, но цели она достигла. И в очередной раз убедилась, что мать была права как минимум в одном - суть ее дочери была одной большой ошибкой. Она умудрилась испортить абсолютно все, и с чем в итоге осталась, так это легкая боль в животе, потерявшее большую часть смысла ученичество и стыд, который грозился стать ее постоянным спутником до конца жизни. И теперь она просто не знала, что же ей делать дальше. Попытаться сбежать? Сейчас это казалось не в пример сложнее, чем пока она была в другой личине. Да и кот теперь так просто не пойдет с ней. Будь у него возможность, он бы и вовсе оставил свою хозяйку после совершенного ею поступка. Дезире поджала ноги к животу и почувствовала тянущее внизу ощущение, сразу напомнившее ей о полученном удовольствии и способах его получения. Бледные щеки покрылись слабым румянцем, а губы против воли изогнулись в подобии болезненной улыбки.
Девушка все же заставила себя встать на ноги и осмотреться. Следовало принять ванну еще ночью, пока вероятность попасться кому-нибудь на глаза в таком виде была ничтожно мала, но что теперь об этом жалеть. Ученица воспользовалась графином для умывания и чистой ветошью, чтобы привести себя в более менее приличный вид, поражаясь количеству расцветших на теле синяков. Тупая боль в мышцах начала раздражать и Дезире все больше хмурилась, пытаясь поймать обрывки вялых мыслей. Думать по-прежнему не хотелось, слишком приятным оказалось состояние, в котором это было невозможно. Нужно было срочно чем-то себя занять и решение пришло быстро.

Весь день, за исключением скудного завтрака, девушка провела в тренировочном зале. К концу дня тело выло, конечности сводило судорогами от усталости и новых саднящих следов на коже, но Дезире чувствовала лишь облегчение. Ей, не обладающей магией стихий, было необходимо владеть оружием на уровне, потому она никогда не щадила себя во время тренировок, но сегодня полукровка все же превзошла саму себя. Рубашка была насквозь промокшей от пота и липла к телу, когда она наконец решила остановиться. Тонкая ткань одежды была надорвана в нескольких местах от «случайного» промаха кнутом, а в прорехах видны четкие багряные следы от удара. Довольно таки меткого удара, удачно отвлекающего внимание. Может теперь метки Ричарда и не будут так бросаться в глаза.

Ужин не шел в горло, но лоддроу заставила себя все съесть, понимая, что отсутствие аппетита обусловлено исключительно душевными страданиями, а организм по-прежнему нуждается в пище. При том она усиленно старалась не смотреть по сторонам, так как заметила неприятную для себя новую особенность - взгляд невольно цеплялся за проходящих мимо юношей и молодых мужчин, не то оценивая, не то сравнивая. Девушку это до крайности смущало и раздражало, а потому она не поднимала глаз от тарелки даже когда с ней поздоровался один из бывших послушников, так же как она принявших клеймо совсем недавно. Лишь кивнула головой в ответ и буркнула негромкое приветствие, но удивления это не вызвало - Дезире общительностью никогда не славилась.
Боги миловали и в ванной комнате никто не приглядывался к только что вернувшейся с тренировки девочке, едва мазнув взглядами по горящим на коже полоскам. Полукровка позволила себе понежиться в воде несколько больше времени, нежели обычно, но почти сразу пожалела об этом, ибо ласкающие прикосновения теплой воды к коже пробудили смутное желание, разом выгнавшее ее из бадьи. А комната снова встретила ее успокаивающей тишиной. Дезире едва коснулась головой подушки, как сон сморил ее, оборвав родившееся переживание на полуслове. Рамштайн так и не возвращался.
http://s5.uploads.ru/oAku0.png
Утро. 5 число месяца Страстного Танца 1647 год

Стало легче морально, но не физически. Теперь тело ныло и жаловалось еще громче, но оно было и к лучшему, ведь это нытье заглушало гомон задушенных волнений и мыслей. Девушка внимательным взглядом окинула комнату и снова не обнаружила признаков возвращения фамилиара. Она понимала, что он где-то неподалеку, но столь очевидный игнор ее персоны не мог не рвать большой кусок ее сердца. Блуждающий взгляд зацепился за аккуратно сложенную рубашку Лео и переживания о нем и произошедшем между ними принялись за второй кусок. Третий и последний пока никем не тревожился, дожидаясь своего часа на новые пытки и метания. Дезире умылась, оделась, взяла с собой кнут и пошла завтракать перед новой тренировкой.

http://s1.uploads.ru/i/EgrZt.png [ Первый этаж. Тренировочный зал. ]

Отредактировано Дезире (2017-09-07 18:23:56)

0

117

[ Поместье маркиза Триспа ] http://s1.uploads.ru/i/ayGxd.png
Ночь с 5 на 6 месяца Страстного Танца 1647 года

Девушка поморщилась не столько от боли, сколько от неожиданности, когда мужчина цепко схватил ее за руку, а по плечам полоснули съехавшие когти животного. Она все же не ожидала от Верола подобной резкости, хоть и видела, как он был зол. Впрочем, это было вполне оправдано, после того, что натворил фамилиар. Тот в свою очередь не стал искать оправданий и пытаться понять инквизитора, вместо этого начав сыпать угрозами, чем лишь еще больше усугубил ситуацию. Лоддроу в смятении коснулась плеча Ричарда, словно умоляя не обижать ее неразумного питомца, но ледяное выражение серых глаз пресекло зарождавшуюся просьбу на полувдохе. Взволнованный взгляд метался с непроницаемого лица искателя на вызверившегося кота и обратно, но единственное, что смогла сделать девушка, это молча кивнуть и поспешить выполнить просьбу, не подразумевающую возражений. Тот факт, что мужчина даже не попытался пресечь сопротивление своей добычи и скрутить костлявую тушку в тугой узел, дабы обезопаситься от острых когтей, определенно говорил в его пользу. Все таки на самом деле глупому коту ничего не грозило, ведь Ричард не мог действительно причинить ему вред. А право высказать зарвавшемуся зверю все, что он о нем думает, у искателя определенно было.
Тем не менее, глубинное предчувствие чего-то плохого гнало ее в спину и вынуждало торопиться. Только вот каблуки упорно мешали, то и дело цепляясь за дерн и делая торопливую неустойчивую походку еще более неловкой. Дезире быстро огляделась, сняла обувку, подхватила подол платья, намотав его на руку, и побежала в сторону особняка. Все равно все гости остались за тем злосчастным столом и увидеть ее в столь неподобающем образе не могли. Да и вряд ли это могло еще больше испортить вечер, в свете мстительной выходки Рамштайна. Девушка даже не бралась предполагать о том, что именно теперь будут говорить эти ядовитые и желчные аристократы, как отреагирует Аксель и как долго придется ждать Ричарду прежде, чем вся эта история померкнет в их умах.
Вид босой девчонки с голыми ногами, бодро перепрыгивающей через аккуратные мощеные тропки и бегущей прямо по газону, вызвал культурный шок пусть и не у гостей, ввиду их отсутствия, но хоть у слуг. По изумленно распахнутым глазам Дезире поняла, что слишком разогналась, а потому остановилась, поправила подол платья и только после этого попросила принести ей плащ и подать экипаж. Туфли на заляпанные травой пятки она натягивала уже после этого, то и дело нервно оглядываясь назад в надежде увидеть идущего инквизитора или хотя бы фамилиара. Как назло, ни один, ни другой появляться не спешили, все больше закручивая тугой узел переживаний, плотно свернувшийся в животе. Спокойно дожидаться было выше ее сил, поэтому девушка все же решилась пойти обратно, пусть уже и не так стремительно, а куда как скромнее вышагивая на надоевших каблуках. Не смотря на уверенность Дезире в намерениях Верола, мелькнувшая среди пышной зелени темная кошачья шкурка все же вырвала из груди облегченный вздох.
- Мать твою лоддроу, куда ты влезла? - едва лишь она подхватила фамилиара на руки, поражаясь обилию крови на нем, как в плечи вновь вонзились когти, а уха коснулся дрожащий шепот. - Он же психопат конченный, неужели ты не понимаешь?
- Глупости, Рамштайн, ты чего? - сказать, что девушка удивилась, значит не сказать ничего. Она успокаивающе поглаживала зверя, ощущая пальцами выпирающие позвонки, и высматривала Ричарда.
- Да нельзя же быть совсем слепой, дура ты бестолковая!
Кот только начал снова распаляться, как раздался тихий шелест шагов и он, что удивительно, тут же замолчал, спрятав влажный нос на шее хозяйки. Не смотря на свое показательное хамское поведение и зачатки уличного быдла, кот не был идиотом, а потому провоцировать маньяка не собирался. То, что девчонка ему не поверит независимо от того, что именно он ей попытается объяснить, было ясно как день, поэтому разговаривать с ней было бессмысленно. И в кошачью голову приходил пока только один человек, который мог хоть что-то сделать в этом направлении, оставалось лишь найти его, разговорить и убедить помочь. Впрочем, вероятность этого тоже стремилась к нулю, так что теперь коту было по-настоящему страшно. Его наивная и глупая хозяйка упорно лезла в самое пекло, совершенно не ощущая пышущего жара.
http://s5.uploads.ru/oAku0.png
В замок Инквизиции они возвращались в полной тишине, прерываемой лишь перестуком копыт по мостовой и поскрипыванием дерева на особенно неровных участках дороги. Экипаж не торопился довезти их до места и ничего не мешало разговаривать, кроме повисшего в воздухе напряжения. Но оно было настолько плотным, что Дезире не решилась его развеять, только в упор смотрела на инквизитора печальными глазами и продолжала прижимать к себе окровавленного фамилиара. Ей было крайне стыдно за выходку кота, а глядя на изуродованную руку художника, она и вовсе боялась, что этой встрече с ним суждено стать последней. Весьма сомнительно, что подобное поведение питомца будет так просто прощено его хозяйке.
Карета плавно покачнулась и наконец остановилась у ворот. Кота ничуть не смущало его положение в пространстве и слазить с рук он совершенно не стремился, презрев тонкий девичий намек, когда она похлопала его ладошкой по хребту. Верол, как и полагается джентльмену, вышел первым и помог сойти девушке. Полукровка на секунду замешкалась, сильнее сжав его руку и пытливо заглянув в глаза, но мужчина не дал ей ни малейшей подсказки к тому, чего теперь ей стоит ждать. Рамштайн покосился на опечаленную мордашку девочки и только фыркнул, снова утыкаясь в плечо и сверкая злыми желтыми глазами.
Затянувшееся, едкое молчание продолжалось и дальше, пока они шли по гулким коридорам, звучно разносившим мерный перестук каблуков. Обычно любившая тишину лоддроу на этот раз не выдержала первой. Слишком гнетущей была эта беззвучная атмосфера, разлившаяся между ними, а неопределенность и вовсе давила на разум, подмывая сказать хоть что-нибудь. Первой на ум пришла та картина, зацепившая ее воображение, и Дезире решилась спросить, сознавая, что это может быть и вовсе последний шанс узнать, кто же на самом деле там изображен.
- Ричард, - голос сел не то от долгого молчания, не то от подскочившего к горлу сердца. Ученица прокашлялась, нахмурив тонкие брови, и искоса глянула на инквизитора. - А чье отражение на той картине? Мне сказали, что это дерево, но ведь это не так, правда?
Фамилиар звучно скрипнул зубами, но снова промолчал, едва не проглатывая рвущиеся наружу комментарии. Девушка поудобнее перехватила кота и снова посмотрела на инквизитора, не замедляя шага. Они почти подошли к ее комнате и времени узнать ответ оставалось все меньше. Наружу вылезла извечная страсть девочки получать отгадки на свои вопросы.
- Я же видела, что там чей-то образ, просто не смогла разглядеть. И это точно не дерево, я уверена. Кого вы написали?

Отредактировано Дезире (2017-10-12 11:21:26)

+1

118

[ Поместье маркиза Триспа ] http://s1.uploads.ru/i/ayGxd.png
Ночь с 5 на 6 число месяца Страстного Танца 1647 года

Ричард не считал нужным разговаривать. За всю поездку он не обронил ни единого слова, ни разу не задержал свой взор на девушке или ее питомце, который с нескрываемой злобой сверлил инквизитора взглядом, надежно спрятавшись в руках любящей хозяйки. Не сводила с него глаз и Дезире, но ей не суждено было получить хоть какой-то ответ – Ричард созерцал, как глубокий цвет индиго обращается в черный, когда бурые пятна крови пропитывали ткань, портя изящную материю и обещая уже никогда больше не вымыться из волокон. Платок мог отправляться на тряпки. Только сейчас Верол всерьез задумался об изорванной руке, но не потому, что было больно, а из-за ценности ее моторики, позволявшей ему писать картины. Пальцы двигались, пусть и неохотно, опухая и воспаляясь от грязи, занесенной котом в раны, но его когти были слишком мелкими, чтобы добраться до нервов или связок, отобрав столь ценную подвижность. Этого бы инквизитор не простил ни фамилиару, ни его хозяйке. Его беззвучное и холодное раздражение заставляло воздух в экипаже густеть от напряжения, казалось, от нег звенело в ушах, оно оседало на коже, мерзко обволакивая и заставляя ежиться. Гнетущую тишину разрывало только мерное постукивание трости, когда колеса экипажа наезжали на ямки и ухабы неровной дороги, ведущей к замку Инквизиции. Извозчик не стал приближаться к громаде замка чрезмерно близко, ибо слишком много слухов ходило про недружелюбие тамошних жителей в темное время суток, когда могли пустить болт в лоб, а потом уж спросить, кто таков, а потому остановился у начала подъездной мощеной дороги к воротам.
Все так же молча Верол покинул экипаж первым, помог спуститься с Дезире, расплатился с возницей и отпустил его с миром. Стража у ворот спросила клеймо скорее из-за строгости процедуры, чем фактической надобности – Ричард в абсолютном большинстве случаев покидал и возвращался в замок исключительно ночью, чем давно уже приелся патрульным ночной смены. Впрочем, этим страдали многие инквизиторы, ведь служба не оставляла выбора и пространства для капризов, приказ мог поступить в любой момент, и отложить его на потом не представлялось возможным.
Внутренний двор сменился холлом, холл – путанными лестницами, лестницы – коридорами, по которым гулко раздавались шаги мужчины и цокот женских каблуков. Напряженное молчание тянулось шлейфом, его мог бы почувствовать любой нерадивый ученик, которому в такой час захотелось бы покинуть комнату. Но никто не прерывал свой сон ради того, чтобы проникнуться давящей атмосферой, некому было стать свидетелями триумфального возвращения Ричарда и Дезире в замок, некому было пустить пересуды еще и по Ордену. Веролу хотелось одного – завести наконец свою спутницу домой и вернуться к себе, чтобы сбросить с себя этот день, как дурной сон, который никогда не случался на самом деле. Он не знал, что им было не суждено разойтись так, как хотел инквизитор.
- Ричард.
Нерешительный и сиплый девичий голосок показался удивительно громким, он резанул слух и заставил затихшее было раздражение встрепенуться. Верол никак не среагировал, не смерил ее и взглядом, продолжив идти куда-то вперед, мимо мелькающих подле дверей. Он не знал, которая была нужной.
- А чье отражение на той картине? Мне сказали, что это дерево, но ведь это не так, правда?
Это было дерево. Для всех и каждого, кто смотрел на картину, это было просто кривое и уродливое дерево, сухое и почерневшее от старости, бросающее жуткую тень на серую беспокойную воду. Всего лишь очередной манифест меланхолии и душевного упадка, в котором находился художник демонстрация тленности окружающей действительности. Ричард молчал. Он никогда и никому не говорил, что на самом деле скрывалось на той картине, одной смелой, но неуверенной догадки было мало, чтобы переубедить его в своем решении. Наивная маленькая девочка тоже ничего не видела. Она просто умела дергать за нужные струнки в человеческой душе, как умеют только дети.
Но девочка не отступала, и в ее голосе дрогнуло нетерпение, перемешанное с нервозностью. Дверь была близко. Времени было все меньше.
- Я же видела, что там чей-то образ, просто не смогла разглядеть. И это точно не дерево, я уверена.
И она была уверена в том, о чем говорила, это слишком явно слышалось в ее речи. Возможно, она все же оказалась проницательнее большинства. Или, быть может, просто знала, во что вцепиться, ибо была слишком догадлива, пусть и совершено слепа. Ричард молчал.
- Кого вы написали?
Мужчина замедлил шаг, впоследствии и вовсе остановившись, и посмотрел на девушку своим тяжелым взглядом. Одно слово решило все. Она не спросила, что он написал, какой объект он выдал за дерево, какую мысль хотел донести абстрактной тенью. Она спросила, «кого» он изобразил на той картине. Непостижимым образом она смогла коснуться той воды и заглянуть чуть дальше расплывчатых очертаний, пусть даже подобная проницательность и была вызвана ее талантом улавливать человеческие настроения, а не проникновенностью искусством. На ее лице читалось неприкрытое любопытство, ей действительно хотелось знать. В очередной уже раз Дезире отчаянно стремилась к наступающей беде, совершенно не замечая нависшей над ней угрозы. Она упрямо провоцировала со всей присущей ей непосредственностью, обращаясь к окутывающему ее мраку с улыбкой и готовностью принять любую боль и страдания. Дезире так настойчиво стремилась влезть в этот мрак по самую шею, утонуть в нем, захлебнуться им, что Ричард не находил в себе сил сопротивляться. Она хотела знать – он даст ей ответ.
- Я покажу вам. Но сначала давайте покинем коридор.
Больше никто не должен был видеть, кто же был отражен в той воде. Еще несколько дверей, торопливый поворот ключа в скважине – и они оказались в скромной обители девушки, ничем не отличавшейся от десятков таких же комнат таких же учеников. Куда как более скромная комнатенка, чем покои Ричарда, она производила несколько гнетущее впечатление своей теснотой и безликостью, но инквизитор был здесь не затем, чтобы проводить анализ интерьера. Медленно он прошел к столу, положил на него трость. Несколько секунд он не делал ничего, колеблясь в последних сомнениях. Он раскрывал душу много раз в своих картинах, она была выставлена напоказ и теперь распродавалась кусками, повисая на стенах богатых домов и пылясь в хранилищах частных коллекционеров, но никогда он еще не делал это так нарочито, не оставляя никакого пространства для ошибки и неверных домыслов. Невозможно было быть более откровенным отражением себя самого, сейчас бы уже не получилось пустить пыль в глаза и спрятать очевидное на самом видном месте. Эта девочка не была дурой, как бы ни пыталась ее из себя строить. Возможно, именно сейчас ей было суждено умереть.
Верол не стал тревожить растерзанную руку, которая грозила замарать вновь открывшимся кровотечением оставшуюся одежду, взялся за пуговицы сюртука левой. Добротно и плотно сидящий фасон не выдержал бы издевательства. Очки легли на стол к трости, на стул отправились сюртук и рубашка. Он снял даже ботинки – ему надолго запомнилась боль после одного из первых обращений от стягивающей плоть кожи, не желающей лопаться, подобно ткани, разрываясь по швам. Инквизитор не смотрел на Дезире, которая явно ожидала чего-то другого, а теперь наверняка начинала сомневаться в его здравомыслии. Это было неважно. Он глубоко вздохнул, а на выдохе потерял остатки зрения.
По обонянию ударил запах крови и животного страха. Слух уловил глухое рычание, зарождающееся в глотке у фамилиара, выпустившего когти и вздыбившего кожу на затылке. Помещение стало еще теснее, хотя инквизитор его практически не видел, только ощущал обступающие стены, нависающий потолок. Он никогда не обращался в помещениях, чтобы не было этого чувства загнанности в клетку, чтобы не терять хоть какую-то способность ориентироваться в пространстве. Он не мог сделать и шага, мог лишь слышать дыхание девушки, гулкие удары ее сердца, подгоняемого быстрым шагом и тревогой, и ориентироваться по ним. Ричард повернулся на звук, обращая свое изуродованное лицо свидетелям этого откровения.

+1

119

Они остановились совсем немного не дойдя до нужной двери. Под этим давящим взглядом серых глаз нужно было стыдливо потупиться, пробормотать слова извинения и скрыться в своей комнате, надежно заперев ее на ключ. Но полукровка лишь поправила вцепившегося в плечо кота, все так же пытливо заглядывая за стекла очков. Ей было слишком интересно, чтобы послушаться молчаливого предупреждения, исходившего от всего образа Верола, слишком важно, чтобы обратить внимание на болезненно вжимающиеся окровавленные когти фамилиара.
- Я покажу вам. Но сначала давайте покинем коридор.
Она удивленно распахнула глаза и закусила нижнюю губу, не давая ей расплываться в слишком жадной ухмылке дорвавшегося до заветного клада искателя сокровищ. Ей даже не пришло в голову проанализировать и задуматься, как именно он собирается ей кого-то показывать в ее комнате, достаточно было уже того, что он согласился.
Она закрыла за ними дверь и ссадила Рамштайна на пол, сразу пройдя к графину с водой. Да, интерес клокотал в ней, заполоняя все остальные чувства, но слишком много времени она провела в лазарете, ухаживая за ранеными и больными инквизиторами, чтобы на подкорку не въелось главное правило лекарей - рана должна быть чистой. Кровоточащая рука всю поездку притягивала встревоженный взор девушки и теперь, прежде чем Ричард раскроет тайну своей странной картины, она хотела хотя бы промыть ее, чтобы не допустить еще большее распространение заразы, несомненно скрывающейся под острыми кошачьими когтями. Избороздившие ее собственные плечи багряные полоски не внушали ей и сотой доли того волнения, что поднималось в ней при взгляде на обмотанную потемневшим платком кисть художника. Несколько капель сока гиацинта в тазу с водой должны успешно справиться с поставленной задачей. Кот хмуро наблюдал за хозяйкой, неторопливо вылизывая лапу и гоняя в голове дальнейшие планы по спасению неразумного ребенка.
Верол молчал и девушка оглянулась, от изумления выронив чистую ветошь, которой вытирала омытые руки. Мужчина, все так же молча, раздевался. Дезире бросила на фамилиара растерянный взгляд и снова вернула его на искателя, силясь понять, на что же он намекает. Она не успела прийти к какому-либо выводу, ибо что-то неуловимо начало меняться. В комнате царила густая ночная темнота, рассеиваемая лишь лунным светом, просачивающимся сквозь оконное стекло, поэтому лоддроу поспешила к столу, желая зажечь свечу и посмотреть что же происходит с ее гостем. Негромкое, чуть неуверенное рычание Рамштайна пресекло это желание в самом начале, вынудив сосредоточить все внимание на искателе.
Полукровка пораженно замерла на несколько долгих ударов сердца, после чего медленно приблизилась, не веря своим глазам. Изорванная рука, в ужасе вздыбившийся кот, правила приличия, ноющие от каблуков ноги - все это испарилось из белокурой головы за ненадобностью.
- Warretta, daz sikbarrza virrda¹...
Только теперь она смогла понять, что на самом деле значил тот странный афоризм, прочитанный ею в одной из старых пыльных книг библиотеки. Ведь красота это так явно и понятно - идеальные линии, приятный глазу цвет и то, что вызывает желанные, светлые ассоциации. Но в стоящем перед ней монстре не было ничего этого. И тем не менее он был красив.
Девушка нервно сглотнула и осторожно протянула руку к стоявшему перед ней чудовищу. Рамштайн снова сдавленно зашипел, но она не то чтобы не обратила на это внимания - она его вовсе не услышала. Подушечки пальцев коснулись гладкой, практически черной кожи, мягкой и на удивление теплой. Казалось, что Ричард сейчас не может источать тепло, не может быть живым и настоящим. Взгляд жадно скользил по айрату, вбирая каждую черточку открывшегося ей образа, а тонкая девичья рука послушно следовала за ним. Торс, грудь, плечи - ничто не осталось без этого изучающего, алчного до новых знаний взора.
Из груди вырвался судорожный выдох, когда пальцы коснулись лица. Изящные брови сошлись на переносице - у него не было рта. Никогда она не видела никого подобного ему, поэтому в бушующем любопытстве не осталось места извечной стеснительности. Девушка потянулась к его лицу, чтобы лучше видеть, и очертила большим пальцем кожу там, где, как она помнила, должны быть его мягкие губы.
- Ты... То есть вы, - лоддроу зачарованно провела рукой вдоль нароста, перекрывающего глаз, и прижала ярко контрастирующую бледную ладонь к практически черной щеке. - Поразительно.
[float=left]http://sd.uploads.ru/AK9tN.png[/float]Дезире не прониклась тем страхом, что внушал этот мрачный, темный образ второй ипостаси и без того жуткого инквизитора. Она была в восхищении. Дыхание суматошными рывками срывалось с губ, пока она урывками разглядывала нависающего над ней монстра, выхватывая разрозненные детали, чтобы потом сложить их воедино. Черные когти, ветвистые рога, тяжело вздымающаяся грудь с четким рельефом проступивших мышц. Вторая ладонь скользнула по груди вверх и легла на шею. Ногти легко скребанули по выступающим сквозь кожу маленьким наростам и ученица скользнула кончиками пальцев вдоль позвоночника, словно пересчитывая их.
- И вы обманули всех, - пойманная девушкой разгадка озарила лицо счастливой улыбкой, - Показав правду.


¹ Правда, которая становится зримой... (айрит)
Оригинал и полная версия афоризма - «В сущности, нет ни прекрасного стиля, ни прекрасной линии, ни прекрасного цвета; единственная красота — это правда, которая становится зримой...» © Огюст Роден

+2

120

Это зрелище не могло вызывать восторга или иных добрых чувств. Редко, крайне редко Ричард показывал кому-то вторую ипостась, он делал это только в тех случаях, когда не оставалось иного выхода, когда нужно было пересекать последние рубежи и задействовать последний туз в рукаве, который мог спасти жизнь в самый тяжелый момент. Это чудовище всегда вызывало отвращение, ужас, презрение, что угодно, но только не любовь и не интерес. Удивительно, как наибольший страх всегда вызывали те вещи, которые имели до очевидного схожие черты с человеком, но будто были искажены чьим-то извращенным сознанием, изуродованы и искалечены. Неестественные пропорции, стертое лицо, рога, уподоблявшиеся паразиту, проросшему из позвоночника, словно сорняк – все это отталкивало, заставляло закрывать глаза и пятиться. Никто в здравом уме не подошел к этой тени слишком близко. Никто.
Но человеческий запах стал ближе, с ним же до Ричарда донесся стук каблуков по полу. Дезире не побежала прочь. Но Верол знал, что она рассматривает его настолько пристально, как только позволяло отсутствие света, и был почти уверен в том, какие эмоции блуждают на ее лице.
- Warretta, daz sikbarrza virrda...
Он давно не говорил на айрите, уже и сам не был уверен, помнил ли родной язык, никогда так и не ставший основным. Но произнесенные слова обрели смысл, ибо то была цитата из одной из библиотечных книг, которые инквизитор знал наперечет. Без малого двести лет – слишком долгий срок, чтобы не выучить вязь на корешках местных книг на память, чтобы не распознать ее на ощупь. И тем более этого было более чем достаточно, чтобы случайный афоризм на языке его расы не ушел из-под его взора. Но монстр не мог ответить на такое внезапное проявление познаний девушки в культуре таррэ, его удел – тишина, и тишина столь же пронзительная, как омерзение, вызываемое его образом. Он почувствовал ее протянутую руку только лишь в тот момент, как кончики пальцев нерешительно коснулись его кожи, будто опасаясь, что уже одно это могло иметь какие-то ужасающие последствия. Верол ждал, пока ее прелестное личико исказит гримаса, как нервно зацокают каблучки, и девушка отступит, попятившись и попытавшись отрешиться от открытия, которое она сделала. Ричард ждал, потому что он не простил бы этого любопытства, не простил бы пренебрежения, с которым она потребовала обнажить душу – а после брезгливо выбросила из рук искореженное нечто, которое ей в них вложили. Она была такая маленькая и стояла так близко, ее нужно было всего лишь взять в руки и сдавить, чтобы она сломалась, ничего больше.
Только вот она все не отворачивалась от него. Ее пальцы исчезли, а после появились вновь, коснувшись лица. Верол вздрогнул, когда понял, что именно привлекло ее внимание, и с трудом заставил себя стоять неподвижно. Почему-то его неимоверно разозлила уверенность девушки, с которой она исследовала его лицо, водила пальцами по месту, где у всех нормальных людей был рот, по рогам, лишающим его последних крупиц зрения. Но ее последний жест, он был похож на… утешение?
- Ты... То есть вы… Поразительно.
Она его не боялась. Ее не отвращало это зрелище, она не находила омерзительным касаться его лица и кожи, ей не было неприятно стоять практически вплотную. У нее не находилось опасений даже перед тем, что монстр мог превратить и ее в искореженную куклу, лишь далекое подобие себя прежней. Дезире практически обняла представшее перед ней чудовище, доверчиво прильнув и протянув обе руки к нему. Ее пальцы скользили по наростам, и вся эта картина совершенно не вписывалась в распланированный заранее сценарий. Так не должно было быть. Она просто не могла его не бояться.
- И вы обманули всех, показав правду, - в ее голосе сквозила улыбка, которую Верол не мог видеть. Она радовалась. Этому не было разумного объяснения.
Прямо в ее руках чудовище сжалось до размеров человека, сменило черноту на бледность и седину. Исчезли рога, когти и жуткое лицо, лишь отдаленно напоминающее своими чертами что-то привычное. Пропало громкое утробное рычание кота, погасли запахи, а света луны стало достаточно, чтобы разглядеть пусть несколько размытые, но все же очертания стоящей совсем рядом Дезире. И на ее лице действительно играла искренняя улыбка, не было и следа каких-то дурных чувств. Девочка в очередной раз перевернула все его представления о себе с ног на голову, удивительным образом стерев и злость, и раздражение. Улегся даже гнев, который она и ее фамилиар посеяли на приеме.
- Я ждал, что вы испугаетесь, - и пусть говорил он спокойно, несложно было заметить недоверие, с которым он признавал ошибку в своих прогнозах. Будто до сих пор не мог поверить, что нашелся кто-то, готовый принять и эту сторону его природы. - Вы не перестаете меня удивлять.
И только кот являл собой эпицентр ненависти в этой комнате, своими немигающими глазами он пытался убить инквизитора, но никак не мог преуспеть. Видимо, его злило абсолютно все: и что мужчина находился в обители его хозяйки, и что она стояла слишком близко к нему, и что сам кот был сравнительно далеко, забытый и брошенный в который уже раз. От этого ядовитого взгляда порванную руку начало противно тянуть, а затаившееся было раздражение глухо отозвалось далеким эхом. Фамилиар усвоил урок, что дерзкие выходки не кончатся для него ничем хорошим. Но он все еще не знал своего места, которое заканчивалось на пороге комнаты, где-нибудь на коврике у двери. Он должен был знать, что когти, сомкнувшиеся над Дезире, уже не отпустят ее, а сама она с превеликой радостью сама отдаст инквизитору свою жизнь, когда придет срок, ведь она с упоением соглашалась с тьмой Верола, которая постепенно проступала перед ней. Зверь был лишним в этой истории.
- Если вы позволите… - но Ричард, конечно, и в этот раз ничего не спрашивал, он просто привлек к себе девочку, приобняв ее за талию, и, бросив на нервно дергающего кончиком хвоста фамилиара холодный взгляд, поцеловал ее. В этот раз в поцелуе не было несдержанной похоти, опошлившей бы весь жест до безобразия, но Верол по-прежнему не допускал никаких возражений. Дезире могла только тонуть все глубже и глубже, млея в его руках, а кот – разрываться от ярости, не в силах сделать абсолютно ничего, оставаясь в роли наблюдателя.

+1


Вы здесь » За гранью реальности » Замок Инквизиции » Второй этаж. Комнаты учеников