За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » [АРХИВ] Кладбище анкет » Добрый Доктор


Добрый Доктор

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Анкета персонажа:

1. Имя.
Кристофер де Рив, он же Добрый Доктор. Зачастую хорошие знакомые зовут так же просто Рыжим, Лисом, либо Фоксом. Настоящее имя использует при общении редко.

2. Раса.
Вивариин, тотем - лис.

3. Возраст.
28 лет, выглядит лет на 30, хотя заметит это пожалуй только другой вив.

4. Деятельность Вашего персонажа.
Лекарь/Воин, город Таллем.

5. Способности.
5.1. Бытовые:
-Профессиональный лекарь.
-Опытный путешественник, воин (выживание в тяжёлых условиях, разбитие лагеря, охота, рыбалка, приготовление пищи, уход за снаряжением, починка одежды, лёгкий ремонт брони).
-Неплохой наездник.
-Хорошо образован.
-Разбирается в картографии.
-Опытный контрабандист.
-Уверенно держится на море (не тошнит, не мутит, немного разбирается управлении кораблём).
-Хорошо плавает.
-Некоторые познания в алхимии.
5.2. Боевые:
-Арбалет – специалист.
-Лёгкие парные клинки (сабли, ятаганы) – мастер.
-Лёгкие одноручные мечи – подмастерье.
-Отличное зрение, реакция, чуткий слух и нюх – расовые навыки.
-Быстр и ловок – расовый навык. Так же влияет то, что лис предпочитает маневренный стиль боя всем прочим.
-Умеет бесшумно передвигаться.
5.3. Магические:
Крайне сумбурное знание алхимии. Знает ингредиенты, лунный календарь, травничество, начертание алхимических знаков, умеет пользоваться кубом.  Путается в рецептах и пропорциях, из-за чего никогда не берётся за составление сложных эликсиров. Единственное, что Кристофер фактически использует из алхимии – создание медицинских препаратов и ядов. Зато это у него отлично получается. Теоретически может составлять свитки, фактически не занимается этим с тех пор, как расстался с Мастером. КСМ=75%.
5.4. Слабости:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

6. Ключ:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

7. Внешность.
Антропоморфный лис. Лицо имеет мало общего с человеческим. Вместо рта – пасть, волосы на голове отсутствуют. Зато, как бы в компенсацию, наличествуют довольно пышные, по лисьим меркам, белые усы, которые являются гордостью Кристофера. Цвет глаз – янтарно-желтый. Взгляд обычно внимательный и цепкий, как будто его обладатель непрерывно изучает окружающую обстановку. В минуты задумчивости, в глазах может отразиться усталость с едва заметным оттенком грусти.
Тело по строению ближе к человеку, покрыто густым, мягким мехом, за которым приходится ухаживать, для чего вив всегда таскает с собой щётку. Окрас бело-рыжий с чёрными «перчатками», традиционный для лис, обитающих в лесах с умеренным климатом. Развитые кисти и пальцы рук, вместо когтей – ногти в цвет шерсти. Строение ступни человеческое, поэтому проблем с ношением обуви не испытывает. Строен, высок (187см), жилист. Внешность лиса зачастую вводит окружающих в заблуждение, давая повод считать его слабым противником. Но это впечатление обманчиво, под одеждой скрываются крепкие, закалённые постоянными тренировками мышцы.
В одежде Док ценит прежде всего практичность и носкость. Обычный комплект – парусиновые брюки и жилет, хлопковая рубашка, кожаная куртка и сапоги. В городах, когда того требует ситуация (что бы не выделяться, например), может облачиться в цивильный камзол. Перед боем, если тот не становиться неожиданностью, надевает кожаную броню.

8. Характер.
Покровитель – Ланвен. Из богов предпочитает Сета.
Вообще Док довольно добрый малый, и в определённых пределах дружелюбен. Старается, что бы от его действий не страдали невинные. Никогда не нападает без причины. Ценит друзей. Не находит ни малейшего удовольствия в том, что бы орудовать клинком. Битва для него - это работа (хотя иногда бывают и исключения). Надо штурмовать бастион – значит надо. Стражники мешают провозу товара? Видит Сет, они напросились сами. У кого-то в пабе слишком острый язык? Что ж, не Крис ему его затачивал, но видно придётся укоротить. Впрочем, в жарком бою, из-за переизбытка адреналина лис может впасть в некое подобие ярости.
Любознателен до крайности. Обожает узнавать что-то новое, участвовать в разного рода авантюрах. Однако, довольно быстро охладевает к тому, что было ему ещё недавно интересно. Именно по этому всю жизнь мечется от одного дела к другому, так и не сумев остепенится. Любит риск, но лишь в тех случаях, где он действительно оправдан. В глубине души, мечтает когда-нибудь поучаствовать в грандиозном предприятии, результат которого изменит мир. К счастью, такой возможности пока не представилось.
Во время работы Крис довольно циничен и зачастую скуп на эмоции. Совершенно спокойно относится к трупам разной степени свежести, к крови и тяжелейшим ранам. Ибо за свою карьеру навидался не мало этого добра и успел привыкнуть.

9. Биография.
Кристофер является Оруженосцем клана Роккар.
Роккар – наёмничий клан вивариин. Роккар тщательно следит за чистотой крови своих отпрысков. Членом клана может стать только вив, рождённый в браке между представителями входящих в него пяти родов. Тот, в ком присутствует чужая кровь никогда не может именоваться Истинным Роккар.
Члены клана подразделяются на три касты: Меч, Щит и Оруженосец.
Мечи – добытчики клана. По достижении совершеннолетия, закончив обучение и пройдя обряд посвящения, они поодиночке или объединившись в группы, уезжают из родных земель, дабы своим клинком принести золото клану. Раз в пять лет Меч должен возвращаться домой, что бы разделить скопленные деньги – часть в казну, часть родителям, оставшееся – себе. Каждый раз, возвращаясь, Меч может оставить ратное дело, выбрать себе женщину и завести семью, если считает, что его сбережений хватит на безбедную старость.
Щит – защита и тыл клана. Так же, как и Меч, достигнув совершеннолетия, обучившись и пройдя обряд Щит становится полноправным членом клана. Но, в отличии от вышеописанной касты, он не покидает принадлежащих Роккар земель. Щиты обеспечивают порядок на вверенной им территории, охотятся, строят жильё, занимаются обучением молодняка, выполняют поручения Совета, ведут торговлю с другими расами и кланами. В час опасности для клана, если опрометчивый враг нарушает границы его владений, именно Щиты собираются, что бы дать ему отпор. Член касты Щитов может вступить в брак, когда обзаведётся собственным домом. Оплата его службы производится из казны Роккар.
Оруженосец – отпрыск клана, в котором присутствует чужая кровь. Он так же проходит полноценное обучение, наравне с Истинными Роккар. Но на этом, собственно, общее между ними и заканчивается. Оруженосец не проходит посвящения и не получает определённой роли в жизни клана. Зато получает полное право уехать, куда ему заблагорассудится, и больше не возвращаться. В случае же, если он решает сохранить связь с Роккар, его делом становится помощь. Он может охотиться, заняться военным делом, торговать, помогать Щитам, путешествовать вместе с Мечами, просто жить со своей семьёй, не заботясь о выполнении каких-либо особых обязательств. При этом Оруженосец никогда не будет иметь информации о тайнах клана, участвовать в обрядах, присутствовать на заседании Совета. Он не имеет права обучать молодёжь. Теоретически, он может вступить в брак с чистокровным членом калана, на практике же, одобрение подобных браков родом чистокровного, настолько редко, что лучше оставить эту затею.
Порой случается, что иные Оруженосцы гораздо способнее, смелее, полезнее многих Истинных Роккар. Они добровольно вносят в казну крупные суммы из собственных сбережений, успешно ведут торговые дела, доблестно сражаются, занимаются лекарством или иным способом помогают клану. Их любят братья и сёстры, ценит Совет. Они вроде как бы свои. Но, будь Оруженосец хоть трижды незаменим, ему всё равно не получить звание полноправного члена клана, ибо Роккар подходят к вопросу соблюдения устоявшихся традиций с ответственностью, достойной фанатиков.

Именно так не повезло Кристоферу, из рода Рив. Не будем вдаваться в подробности, как так согрешила его матушка, что в благородном семействе белых полярных лис, появился вдруг рыжий щенок с отчётливыми признаками обитателей  лесов средней полосы. Это не столь важно.
Важнее и печальней то, что с самого рождения судьба лиса была уже предопределена. В отличии от братьев и сестёр (в Роккар на выбор касты пол ни сколько не влияет, многие девушки спокойно идут в Мечи), ему никогда не стать Истинным. Как бы ни пыталась семья относиться к нему с теплом и добротой, он всегда будет здесь немного чужим. И к этому «немного» никогда не получится привыкнуть.
Такой расклад естественно не располагал Криса к прилежанию в учёбе. Он беспечно прогуливал занятия, удирая то на рыбалку, то на охоту. Пару раз сбегал с клановой территории в ближайшие людские города, где промышлял мелким воровством на рынке, а так же ввязывался в драки с местными мальчишками. А зачем, скажите, лезть вон из шкуры и стараться постичь разные дисциплины, если, как бы ты не был хорош, тебе всё равно не стать полноправным членом клана?
Учителя на такое поведение лисёнка обращали мало внимания, молчаливо соглашаясь с его мнением  – если тебе не стать Мечем или Щитом, зачем тебе лишние знания?
Пожалуй единственными, кому не безразлична судьба мальчика, были его мать и Старший рода. Мать как могла пыталась вразумить юного отпрыска, однако тот не воспринимал её слова, в глубине души будучи обижен за её бесчестный поступок – связь с чужаком, которая и была причиной проблем Кристофера.
Но, что не удалось матери, по счастью получилось у Старшего. Однажды, этот почтенный лис по имени Шепард, позвал к себе юнца для серьёзного разговора, примерно такого содержания:

-Кристофер, до меня дошли слухи, что ты весьма халатно относишься к учёбе. Может объяснишь?
-Сэр Шепард, а зачем мне относится к ней ответственно, если в будущем я всё равно стану никем?
-Как так, никем? – удивился Старший - А Оруженосец?
-Это разве должность? Так, отмазка, что бы нечистокровные Роккар не чувствовали себя совсем уж изгоями. Разве это похоже на настоящее дело?
-Хмм… - протянул Шепард задумчиво, размышляя над ответом - А как же такие уважаемые дети клана, как Джастин – ставший знаменитым картографом, или Ламберт – достигший немалых высот в изучении алхимии. Они ведь тоже были Оруженосцами, но не один Роккар не посмеет неуважительно отозваться об этих достойных вивариин.
-Это единицы. Редкие счастливчики. Всё равно, в большинстве своём нечистокровные становятся либо хроническими бездельниками и до старости выполняют какую-то мелкую работу для клана. Либо уходят, и о них больше никто не слышит. Я не считаю себя кем то особенным, и не думаю, что меня ждёт хоть сколько интересная судьба.
-Думаешь? Ждёшь? А ты никогда не задумывался о том, что свою судьбу делает сам вив, а не она его? У тебя есть одно, но очень большое преимущество. Ты свободен. Меч будет Мечем, Щит будет Щитом. А ты можешь быть, кем сам захочешь. Да, тебе не доверят тайны клана, у тебя не будет права голоса на Совете. Но кто сказал, что ты не можешь узнать много других тайн, о которых твои братья и понятия не имеют? Кто сказал, что твой голос не будет цениться где то в другом месте? Поразмысли об этом на досуге. Стоит ли так легко отказываться от открытых перед тобой возможностей и слепо полагаться на волю так называемой судьбы?

Кристофер поразмыслил. И решил, что в словах Старшего действительно есть истина. Конечно, сравнятся с личностями вроде Джастина он не рассчитывал, но для того, что бы стать хорошим воином, у него пожалуй были все шансы.
С этих пор юный лис поднажал на учёбу, навёрстывая упущенное время. В дисциплины для молодых Роккар, помимо боевых искусств, входила стрельба из арбалета, умение оказать первую помощь раненому собрату по оружию, верховая езда, обучение грамоте, счёту, истории и географии. В последний год, к вышеназванным дисциплинам добавлялись: жизнь в обществе, основы этикета и изучение законов. Так как многим Роккар предстояло покинуть родные края, они должны были иметь представление, как себя вести в чужих землях.

По достижении двадцати лет, Кристоферу, как и прочим успешно прошедшим обучение молодым вивариин, Советом были подарены оружие и броня. Броня была одинаковой для всех – добротный комплект кожаной защиты, средней ценовой категории. А вот оружие подбиралось каждому индивидуально. Так как Крис показывал наилучшие результаты в обращении с ятаганом, именно его он и получил. Простой клинок, без украшений, гравировки и прочих излишеств, зато хорошо сбалансированный и выкованный из качественной стали.
Получив подарки и поблагодарив Совет за оказанную честь, братья и сёстры лиса отправились готовиться к обряду посвящения. А Кристофер отправился собирать вещи. На родине его больше ничего не держало, напротив, хотелось поскорее убраться подальше, дабы не видеть, как другие будут проходить обряд, становясь Истинными Роккар. У него была своя, отличная от их судьба.

С этого момента и началась история Кристофера. Началась некрасиво и совсем не героически. На пятый день пути, едва покинув пределы подконтрольной клану земли, Рыжий встретил разбойников. Самых обычных представителей лесного братства с дубьём и ржавым железом, в количестве пяти человек. Разбойники весело приветствовали путника: «Тут и сказочке конец, разувайся, молодец». Крис конечно же имел на свою обувь и прочие пожитки несколько иные планы, чем отдавать их первым встречным. В ходе короткой беседы выяснилось, что мирного диалога не получится. Блеснула сталь, выступая последним аргументом. Но, грабители понимали туго. Один из оппонентов вива (что всё время, пока длилась словесная перепалка, медленно, и как ему казалось, незаметно, обходил жертву сбоку) попытался нанести неожиданный удар. Кристофер сам не успел заметить, как это случилось – рефлексы, вдалбливаемые наставником ему в голову, на протяжении долгих лет, сработали молниеносно. Раздался короткий лязг скрестившихся клинков, после чего конец ятагана вспорол брюхо бандита. Мужик с удивлением посмотрел на упавшие в пыль дороги кишки и уронив меч попытался неловким движением зажать рану. Толку от этой попытки было мало, так что спустя секунду тело с грохотом повалилось не землю. Не ожидавшие от молодого лиса такой прыти, разбойники попятились, а вскоре и вовсе бросились бежать.
Оставшись наедине с дёргающимся в конвульсиях телом, Рыжий опустил клинок, наблюдая как с его острия одна за другой, с размеренностью метронома, срывались тяжёлые, тёмно-рубиновые капли. В голове гудел, извиваясь спиралью, целый рой мыслей. И одновременно было как то совершенно, нестерпимо пусто, глухо. Он убил впервые. Он готовился к этому с детства, более десяти лет его учили обращаться с клинком. Он не раз слышал истории о великих воинах, не раз представлял себе, как однажды скрестит клинок с противником в жаркой схватке. Противник, конечно же, окажется хорош, драка будет долгой, сплошь переполненной сложными сериями выпадов, финтами, блоками, продуманными атаками. И в завершении боя Кристофер точным ударом поразит сердце врага. Лис медленно перевёл взгляд на труп. Реальность оказалась гораздо менее поэтична, и куда как более жестока. Парень резко перегнулся пополам, сопровождая движение характерным звуком рвотного позыва.
После этого происшествия Кристофер добрался до портового города без приключений. Порт встретил его холодным влажным ветром, запахом тухлой рыбы и грязными улочками между неказистых хибар. А так же погребальными кострами. Без особого труда лис выяснил, что в селении свирепствует чума, выход из гавани закрыт на карантин, и выбраться с острова ему не светит. В центральном соборе сейчас собирались монахи, доктора и просто добровольцы, кто был готов оказать посильную помощь по уходу за больными. Платы никакой не обещали, но предоставляли угол и трехразовое питание. Недолго думая, Кристофер отправился прямиком в собор. Насколько он знал из медицинского курса, который поверхностно затрагивал тему «чёрной смерти», лечение чумы было делом не хитрым. Единственное, что врачи могли предложить зараженным на данным момент – вскрытие бубонов, кровопускание, несколько лечебных порошков и снадобий, да компрессы. В снадобьях Рыжий разбирался мало, зато остальные методы вопросов у него не вызывали. Так как собор испытывал понятную нехватку в добровольцах, настоятель после короткого разговора определил пришлого вива в помощники к одному из лекарей, снабдив его так же небезызвестной «маской с клювом» и пропитанным воском плащом. Кристофера это устроило, он собственно и пришёл сюда именно за медицинской практикой. Не сидеть же без дела, ожидая пока уйдёт чума и откроется порт?
Спустя неделю стажировки, научившись разбираться в скудном наборе лекарств, лис был переведён из помощников в младшие лекари и начал принимать больных самостоятельно. Чума есть чума, так что девять из десяти больных неизбежно умирали, несмотря на все старания врачей и монахов. Подобное испытание исключительно крепко закаляет характер. Видя каждый день десятки трупов, наблюдая агонию тех, кого ещё вчера сам уверял, что есть надежда – очень быстро привыкаешь к смерти. Смерть не щадила никого, включая детей. Рыжему не раз приходилось наблюдать, как привезённые в собор юные девушки с подозрением на чуму, за несколько дней превращались в изъеденных язвами полуживых, гниющих заживо существ, лишь отдалённо напоминавших человека.
Когда эпидемия наконец оставила город, из собора вышел уже не юный, неопытный лисёнок, которого тошнило при виде мёртвого тела, но молодой мужчина, закалённый полутора месяцами, проведёнными в Изнанке. Ведь если не Изнанкой назвать тесный, тёмный молельный зал, наполненный слившимися в жуткий хор многочисленными стонами, смрадом разлагающейся плоти и умирающими, которых кажется, день ото дня становится всё больше и больше, то как? Эта практика, помимо прочего, научила лиса здоровому цинизму, доли скептицизма при взгляде на жизнь, и спокойному отношению к смерти.
Несмотря на уход заразы, порт по прежнему держали закрытым – власти решили выждать пару недель для верности. Оставшийся без дела Кристофер проводил время в таверне, попивая дешевое вино и прислушиваясь к разговорам немногочисленных посетителей. Время от времени он устраивал небольшие попойки, приглашая людей, с которыми познакомился в соборе. Или сам присоединялся к интересным компаниям. Так, во время одной из гулянок, знакомый лекарь, с которым лис общался больше других, предложил ему присоединится к компании наёмников, которые так же ожидали снятия карантина, что бы присоединится к одному из мелких междоусобных конфликтов на большой земле. Крис, по мнению лекаря, раз уж он всё равно происходит из клана Роккар и собирается так или иначе связать свою жизнь с ремеслом наёмника, мог бы прибиться к этой группе, на первых порах даже в качестве полевого врача. Рыжий согласился, что мысль не лишена смысла, и утром следующего для предложил свои услуги капитану отряда. Так Кристофер обзавёлся первым контрактом и прозвищем, которое затем прилипло к нему навсегда – Добрый Доктор.
Долго пробыть в роли лекаря при отряде Рыжему не удалось – примерно месяц спустя, после его вступления в должность, на лагерь наёмников было совершено нападение. В ту ночь взяться за оружие пришлось всем, кто был способен его держать. Крис лично встал на защиту лекарской палатки, пытаясь не пропустить врагов к раненным. Лис дрался с яростью, достойной матёрого волка. Ему недоставало опыта в массовой рубке (хорошая техника фехтования – это одно, а опыт драки в общей свалке на поле боя – совсем другое), но это частично компенсировалось отчаяньем, с которым он бросался на противника. Доктор осыпал градом быстрых ударов любого, кто приближался к палатке, стремясь если не убить, то хотя бы отогнать прочь. Отогнав одного противника, он наскакивал на другого, крутился меж врагов, как усеянный лезвиями волчок, рычал и лаял от кипящего гнева, использовал в качестве второго оружия всё, что попадалось под руку, включая лавку, точильный камень, масляный фонарь и прочие предметы лагерной утвари. Вобщем вёл себя, как сущий бес.
В результате, к утру на его счету оказалось не менее четырёх убитых и более полутора десятков раненных противников. Палатку, к  слову, таки сожгли, забросив на тент горящий факел, но с этим Лис уже ничего не смог поделать. Зато, увидев его в драке, капитан предложил Рыжему, помимо лекарской практики, ходить в бой вместе со всеми. За дополнительную плату, разумеется. С этого момента Кристофер стал полноправным наёмником.
Прослужив в отряде ещё пять месяцев и, скопив приличную сумму денег, Лис прервал карьеру наёмника, решив попробовать себя на новом поприще и напросившись с этой целью в ассистенты к встреченному им алхимику. Поначалу мастер не хотел брать вива, совершенно не имевшего алхимического образования, но то, что Крис готов был работать бесплатно, исключительно ради знаний, в итоге послужило решающим доводом в пользу его найма. За время работы у наставника, Кристофер изучил лунный календарь, карту созвездий, освоил начертание основных рун, пента и гексаграмм, научился разбираться в ингредиентах и их свойствах, обращаться с алхимическим кубом, составлять простые эликсиры и яды. Знания, конечно, были весьма поверхностными, но всё же, не лишними, по мнению Лиса.
Кроме того, именно благодаря алхимику, состоявшему в тайном обществе, Кристофер оказался вплетён в заговор, против городской власти, в результате которого было взорвано здание городского совета. После этого замечательного события, Док поспешил убраться из города, причём как можно дальше.
Далее судьба свела его с контрабандистами. Тут то Рыжему было, где разгуляться – пригодилась и смекалка, и хитрость, и боевые навыки, и знание медицины. Сами контрабандисты оказались удалыми ребятами, любившими шумное веселье, продажных женщин, добрую выпивку и крепкую драку. Хотя этот народец и отличался зачастую повышенной склонностью к паранойе. Встречались среди них и прирождённые романтики, занимавшиеся данным ремеслом от того, что оно испокон веку было окутано известной опасностью и тайной. Но большей частью в перевозке и сбыте контрабанды принимали участие простые бандиты, наёмники и торговцы, желавшие обогатиться в короткий срок.
В рядах берегового братства Крис пребывал без малого три года, перемерив на себя множество ролей. Первое время он служил охранником на судне, спустя год занял место посредника при сделках, немногим позже осел в одном из портовых городов, устроив в подвале купленной за бесценок хибары временный склад, когда склад накрыли и Лису повезло благополучно удрать, он остановился в другом городе, где организовав для вида библиотечную лавку, занялся непосредственно сбытом контрабандного товара. Когда же подкупленный в совете чиновник предупредил его о доносе и готовящейся ночью облаве, Рыжий, с помощью подельников за одну ходку перетащил самый дорогой товар, какой они только сумели незаметно унести, на стоявший в бухте люггер, и ещё до заката отчалил от берега. Так Кристофер избежал поимки во второй раз.
Но, судьба, как известно, женщина капризная, и переменчивая. Так что, в третий раз, ему не повезло. Нарвавшись на прибрежный патруль, их судёнышко на всех парусах рвануло в открытое море, надеясь за счёт преимущества в скорости уйти от погони. Кто же знал, что как раз в этот день, в порт возвращалась группа из трёх лёгких военных кораблей? Сколь отчаянно не петлял люггер, пытаясь не попасться в клещи, а всё ж успеха ему это не принесло. В конце концов, контрабандистов прижали к скалам и взяли на абордаж. Учитывая численное преимущество противника, команда предпочла сдаться без боя.
Спустя неделю после ареста суд вынес приговор, по которому Кристофер де Рив был сослан на каторжные работы, сроком на двадцать пять лет. К счастью для Дока, из положенного ему срока заключения он успел отбыть всего четыре месяца, после чего во время случившегося на руднике бунта благополучно бежал.
После побега, оставшись фактически без денег, и какого либо имущества, Рыжий в ближайшем порту нанялся лекарем на каботажное судно, с которым проплавал последующие пол года. Уволившись на берег и обзаведясь простым комплектом военной амуниции из одноручного меча, дешёвого кожаного доспеха и лошади, вив вернулся к традиционному для Роккар ремеслу, присоединившись к отряду наёмников.
Спустя год, когда в карманах зазвенело серебро, а недорогой меч на поясе заменила пара хороших сабель, Лис решил, что настала пора отдохнуть. Оставив отряд, он остановился в ближайшем крупном городе, где в течении двух недель занимался тем, что участвовал в кутежах, бродил по лавкам, снимал девок, играл в кости, делал ставки в кулачных боях… Вобщем развлекался, как умел. Вдоволь насладившись бездельем, Кристофер отправился домой.
Дома, как оказалось, его никто уже не ждал. Последняя новость о нём, которую принес с собой один из вернувшихся на отдых Мечей, это то, что по рассказам наёмников, кого-то похожего на Кристофера осудили на четверть века каторги за контрабанду. Так что возвращение Оруженосца, для клана было неожиданностью. Насчёт приятности этой неожиданности мнение было расхожим – одни считали, что Крису повезло и то, что он вернулся живым, по меньшей мере неплохо; иные напротив, говорили, что Рыжий запятнал честное имя члена Роккар, пусть и не полноправного, таким недостойным делом, как контрабанда. По решению же Совета, Кристофера было должно подвергнуть всеобщему порицанию, но до того, что бы запретить ему вход на клановые земли, дело не дошло. Впрочем, неодобрение его персоны в клане довольно быстро стихло. Док весьма охотно обменивался накопленным в странствиях опытом с местными лекарями и жрецами, рассказал всё, что сумел о том, как занимаются алхимией на Большой Земле, переписал рецепты известных ему лекарственных препаратов, поведал о новых способах врачевания, какие довелось узнать. Наконец передал клану часть привезённых денег и предусмотрительно купленных в городе книг. Так что пользу для Роккар он таки принёс, пусть путь, которым была добыта эта польза, был с точки зрения Совета, весьма сомнительным.
На родине вив прогостил целых три месяца и успел даже завести хороших приятелей. Охотился вместе с соклановцами, сидел по вечерам у общего родового костра, слушая и рассказывая традиционные истории, без которых, как известно не обходятся никакие костровые посиделки. Участвовал в проведении пары традиционных праздников, мерился силой с братьями на дружеских поединках. Иногда Кристофер уходил рыбачить к реке, по многим часам сидя с удочкой в полном одиночестве и размышляя о чём-то своём. Попытался даже завести отношения с девушкой, но из этого конечно ничего не вышло – как у Оруженосца, у него изначально были практически нулевые шансы в этой затее.
Когда отдых наскучил, а безделье стало казаться бременем, Лис собрался в дорогу. Просидев последний вечер в кругу родных, и оставив родителям часть имевшихся у него денег, он покинул дом, вновь отправляясь странствовать.
Так как кошелёк к концу отдыха значительно утратил в весе, Рыжий решил исправить это самым привычным и быстрым на его взгляд способом – прибиться к отряду наёмников. Как обычно это получилось без особого труда. Особенно помогло то, что прозвище «Добрый Доктор» уже примелькалось в кругах профессиональных солдат удачи, так что взяли Лиса весьма охотно. Кроме того, помимо роли обычного бойца он брал на себя обязанности врача, что так же служило жирным плюсом.
По счастливой случайности, в отряде Лису повстречался такой же, как он, Оруженосец Роккар по имени Роберт. И это действительно было очень большой удачей – учитывая, сколь малочисленны были Оруженосцы, шанс повстречать представителя своей касты для них был очень мал. Что тут скажешь? В этот раз, судьба к вивам была благосклонна. Роберт был старше Кристофера на десять лет, так что видеться они вряд ли могли, когда Рыжему исполнилось десять, Роберт уже прокинул земли клана. Тем более, оба наёмника были из разных родов. А род – штука большая, включающая в себя множество семей. Тут в своём то не всех по именам знаешь, что уж говорить о соседях? А впрочем, что за разница, встречались ли они раньше? Главное, что встретились теперь.
Вивариин очень быстро сдружились, чего и следовало ожидать. Роберт вот уже год занимал в отряде должность проводника-следопыта, а так же не дурно разбирался в составлении карт. Узнав, что Рыжий занимается лекарством, и поверхностно знает алхимию, Роб предложил обменяться знаниями, что бы каждый научил другого тому, что умеет. Конечно, изучение предмета во время привалов, не могло дать блестящих результатов, но вивы проявили изрядное упорство в перенятии знаний друг друга. Немного времени спустя, Роберт уже вовсю ошивался в лекарской палатке, пытаясь ассистировать по мере сил. Крис в свою очередь не упускал случая сходить с ним в разведку, и помочь набросать план местности.
Отряд они покинули через полтора года, когда собственно и сам отряд был распущен, из-за того, что большинство наёмников, устав от службы, решили что пора бы и прогулять заработанные деньги. Оба друга, до встречи, планировали уйти на отдых значительно раньше, но им настолько пришлось по нраву работать вместе, что время пронеслось незаметно.
Оставив службу, Оруженосцы, как обычно отправились туда, где можно без труда, найти себе и женщин и вина. То бишь в ближайший крупный город. Денег у обоих скопилось порядочно, так что приятели предусмотрительно положили их в банк, оставив себе суммы, которые можно было спокойно прогулять. Сняв пару комнат в приличном постоялом дворе, друзья со всей положенной ответственностью приступили к осуществлению культурной программы «карты, шлюхи , виски». По ходу выполнения данной программы, им периодически встречались знакомые лица. Безудержная радость от таких встреч выплёскивалась в виде грандиозных пирушек и оргий, оканчивавшихся зачастую отчаянным дебошем, включавшим в себя такие традиционные забавы, как погромы, мордобой, шатание в невменяемо пьяном состоянии по городским улицам до рассвета, с попутным распеванием непристойных песен под расстроенную лютню.
Но всё хорошее рано или поздно заканчивается. Так и этот непрерывный кутёж стих, через месяц после своего начала, когда из карманов вивов иссякло серебро, отведённое на пропитие. Тогда настала пора решать, что делать дальше. Роберт собирался забрать деньги из банка и отправиться домой, повидать родных, пополнить казну и пожить с полгода тихой, спокойной жизнью. Кристофер же, не так давно посещавший родные земли, собирался задержаться в городе. Тем более что на одной из попоек, ему встретился гном, знакомый ещё по контрабандным делам, работавший теперь в этой местности, и предлагавший присоединиться на выгодных условиях. На том и расстались друзья, выразив взаимную надежду, что их дороги ещё не раз пересекутся.
Проводив Роберта до тракта, Рыжий заехал в банк, забрал небольшую часть денег на текущие расходы, оплатил комнату на неделю вперёд, после чего отправился по данному гномом адресу. На указанном месте обнаружилась скобяная лавка, за прилавком которой, находился означенный знакомый Лису субъект. Субъект, обрадованный визитом Криса, быстро закрыл входную дверь на засов, и утянул наёмника в подсобку, где уже собралась небольшая компания подозрительного вида товарищей, разложивших игральные карты на старом бочонке.
Как в итоге выяснилось из разговора, гном Альберт и его приятели, занимались по сути тем же, чем и раньше – реализовывали контрабанду. Только теперь они действовали не самостоятельно, как прежде, а в составе одного из имевших власть в городе преступных сообществ. Рабочих рук сейчас как раз не хватало, а уж такие опытные кадры, как Док, и вовсе ценились на вес золота. Так что, зная Рыжего, Ал не сомневался, что тот не упустит возможности поучаствовать в прибыльном деле. Тем более что мотаться по морям и лесам более было не нужно, поставка товара была налажена, оставалось только оперативно и без шума сбывать его в городе. Контрабандистов уже давно никто не трогал, сыщикам и страже было за это проплачено, так что, по словам гнома, работа получалась «не пыльная и почти что легальная». Поддавшись уговорам после недолгого раздумья, Кристофер принял предложение.
Поначалу всё действительно шло хорошо. Заботам вива была поручена одна из трёх расположенных в городе лавочек, где помимо обычных вещей, из-под полы продавали запрещённый товар. Помимо работы «администратора», Рыжий так же возобновил докторскую практику, сняв небольшую квартирку в центре и на вполне законных основаниях принимая больных. Количество серебра в кошельке постепенно росло. Вскоре, привычную истрепанную походную куртку, которую до этого носил наёмник, сменил расшитый серебряной нитью камзол. Кристофер, благодаря тому, что за врачебной помощью к нему периодически обращались члены городского правительства, завёл много полезных знакомств, всё чаще появлялся на пышных приёмах, посещал представления театральных трупп, выставки мазни и лепни всякого рода творческих личностей. Съёмная квартира из просто места, где можно только спать да работать, начала превращаться в настоящий дом состоятельного горожанина. Появились какие-то статуэтки, ковры, дорогие подсвечники, новый письменный стол, массивный дубовый шкаф с заставленными книгами полками. Лис теперь склонялся к осёдлой жизни, не собираясь боле уходить в походы. Да и зачем? Жить ведь можно было и так, с куда большим комфортом и без опасности получить шальной болт в лоб в следующем бою.
Спокойствие же, однако, не продлилось долго. Через пару лет глава прикрывавшей контрабандистов группы изволил почить вечным сном, в результате не то сердечного приступа, не то проглоченного за ужином яда – определить это точно так и не удалось. Его приемника, человека довольно молодого и не успевшего ещё набраться опыта, часть бандитов отказалась признать предводителем. Формально он всё же занимал главенствующую должность, однако на деле с его мнением мало считались. Главари мелких банд, входивших в состав группировки, начали действовать по своему усмотрению, так как некому было их приструнить. На улицах участились грабежи и беспорядки, резко взлетели цены на «крышу». Хрупкое равновесие между преступниками и властями пошатнулось. Подкупленные чиновники сыпали предупреждениями, что в таком ключе у них скоро не останется возможности скрывать творящиеся в городе дела, а когда те всплывут, за наведение порядка, с полным правом возьмутся военные. Хуже всего было то, что помимо бандитско-властного равновесия, нарушилось так же равновесие между делившими город группировками. Почувствовав разлад в одной из групп, остальные не замедлили осуществить попытку захвата подконтрольной ей территории. Из простых переговоров и угроз, дело довольно быстро перешло к открытому противостоянию. Кроме того, на окраинах города, где теперь почти никто не следил за порядком, начали образовываться новые банды.
Кристоферу вновь пришлось сменить камзол на броню и взяться за клинок. Контрабандисты, вместе с оставшимся сплочённым костяком группы, пытались отстаивать свои интересы. Каждый день на улицах происходили новые стычки. Прошёл слух о появлении новой силы в виде не то банды, не то секты, основу которой составляли маги. В городе был введён комендантский час, и страже наконец-то дали добро на наведение порядка путём уничтожения преступников на месте, без всякого суда.
Спустя пару недель, жизнь бандитов в городе больше напоминала агонию. Так и не сумев разрешить конфликта, остатки банд продолжали язвить друг друга как умели, в перерывах между схватками с солдатами гарнизона. Делались попытки плетения как-то хитрых заговоров, покушения на начальника городской стражи. Крис всё пытался понять, как так получилось, что ещё казалось вчера, он проводил спокойный вечер за чтением у камина, а теперь его затянуло в бешено вращающееся нутро громадной мясорубки. И вот уже нет, не квартиры, не статуэток-вазочек – вокруг сырой подвал какого-то дома. Нервный свет факела озаряет лица двух десятков оставшихся в живых членов некогда сильной группировки, обсуждавших склонясь над планом города, какие улицы ещё не до конца контролируются военными, что бы можно было проскочить и выбраться прочь из этого гиблого места.
Прорыв они попытались осуществить в предрассветный час, когда выставленная на дозор ночная стража уже давно должна была клевать носом, обняв алебарды. Сперва всё шло гладко – удалось тихо пройти большую часть маршрута, благополучно обходя посты. Но, когда бандиты уже выбрались на окраины города, им как назло попалась пара конных патрулей, ехавших с разных сторон улицы. Беда была не в патрулях – четыре конника ни за что бы не выжили в противостоянии двум десяткам опытных бойцов. Но солдаты подняли шум, на который немедленно откликнулись стражники с ближайших постов. Разгорелась отчаянная схватка, в которой военные имели значительный перевес. И Сет знает, чем бы всё кончилось, если бы в этот момент не появились те самые, недавно пришедшие в город Сектанты. Причём непонятно, откуда они взялись, складывалось впечатление, будто материализовались прямо из тени. Естественно, не одной из сторон в драке помогать они не собирались, напротив, ввинтившись в гущу сражения, атаковали всех, кто попадался на пути, в результате чего бой превратился в хаос. Именно благодаря тому, что стражникам пришлось отвлечься на незваных гостей, части бандитов удалось вырваться из драки. И так как в данный момент было уже не до геройства, каждый спасшийся бежал, не заботясь более о товарищах.
Уйдя из города, Кристофер снова оказался без дома, без дела… Но к счастью хоть не без денег, ибо ещё в преддверии начала войны, после смерти старого лидера, Лис чуя неладное забрал всё золото, что хранил в банке, и почти все деньги потратил на покупку бриллиантов у местного ювелира. Мешок золота постоянно носить с собой было проблематично, а вот камушки удобно уместились в небольшом бархатном мешочке, который Док с тех пор всегда носил на шее. Кроме того, у него осталось снаряжение и верные клинки, что тоже дорогого стоит.
Вот, собственно с этого момента и начинается новая глава в жизни Дока.

Подробнее о боевом обучении клана Роккар:
Каждый юный вивариин, по достижении десяти лет, должен быть отдан в одну из сформированных учебных групп, для прохождения боевой подготовки, вне зависимости от его половой принадлежности и статуса.
Первые несколько месяцев молодняк обучают теории боя и технике безопасности на тренировках. После успешной сдачи зачёта по ТБ, вивы получают первые деревянные мечи. С этого момента начинается отработка движений, затем тренировки на соломенных чучелах, и только потоми – обучение в парах с живым партнёром. Помимо мечей, им выдаются так же арбалеты. Сперва – облегчённые, через четыре года – полновесные, ещё через три – тяжёлые. Уметь стрелять из арбалета должен каждый член клана, потому как, даже если у него катастрофически не заладятся дела с ближним боем, в будущем он сможет стать хотя бы стрелком или охотником.
Стальные клинки ученики получают спустя полтора года от начала обучения. К этому времени инструктора обычно уже успевают подметить склонности каждого из своих подопечных и дать рекомендации в выборе оружия. Однако сам выбор делает именно ученик. Как говорят Роккар, «Главное, что бы к этому оружию лежала душа. А научить с ним обращаться, при должном упорстве, можно и обезьяну».
После получения клинков, парные тренировки прерываются, движения вновь отрабатывают на манекенах, попутно повторяя ТБ. Техника безопасности очень важна в обучении Роккар, потому что помогает свести к минимуму количество травм и смертей. Через пол года парные тренировки возобновляются.
Когда с первого дня обучения минует пять лет, начинается самая опасная его часть – турниры между разными учебными группами. Фактически – ученики участвуют в реальных боях, единственное правило которых – не нанести вред своему оппоненту. В идеале бой должен закончится обезоруживанием одного из противников. Однако, как инструктора, так и Совет, соблюдают данное правило весьма условно, считая, что лёгкие раны лишь закаляют тело и дух бойца. К серьёзным ранениям относятся уже гораздо строже. Если в результате турнирного боя, его участник выбывает из строя дольше, чем на неделю – его самого и противника – за неосторожность, а так же учителя – за недосмотр, ждёт строгий выговор от Старшего рода. За смерть же кого-то из участников (которая к слову случалась всего два раза, за всё время существования клана), инструктор навсегда лишается права учить молодняк и переходит в касту Оруженосцев, теряя статус Истинного Роккар.
Естественно, дело не ограничивается только турнирами и тренировками. Молодые вивы периодически уходят в дальние походы, учась ориентироваться на местности, привыкая к походной жизни, тренируя ловкость и силу (шутка ли, преодолеть горную расселину посредством пары натянутых над ней вёревок). Так же все Роккар отдают должное внимание охоте, которая помимо учебно-развлекательного несёт и вполне практическое значение. Не остаются забытым и рукопашный бой, плаванье, верховая езда. Хотя Роккар и не сражаются верхом, используя коней лишь как транспорт.
Последний год боевой подготовки значительно ужесточает условия турниров – бойцы сражаются не только парами и равными группами, но и один против нескольких оппонентов.
Когда юному Роккар исполняется двадцать лет, его обучение считается оконченным. Он получает в дар от клана своё излюбленное оружие и комплект кожаной брони. Истинные члены клана проходят обряд инициации, после чего им даётся право носить клановый знак – нашивку с изображением силуэта танцующей пары, что символизирует танец с клинками.

10. Отличительные черты Вашего персонажа.
Лис не привязывается к вещам, считая, что взамен утраченного предмета, всегда можно приобрести новый.
Единственное имущество, с которым Рыжему действительно трудно расстаться – имеющийся у него мешочек с бриллиантами, да кошелёк.
На теле имеется изрядное количество шрамов, но их скрывает мех. Собственно по этой же причине Кристофер при всём желании не может делать татуировок. Пожалуй, единственной отличительной чертой вива можно назвать его усы, которые так же являются предметом его гордости.

11. Мировоззрение.
Хаотично-добрый.

12. Пробный пост
Глухой предрассветный час. Время, когда даже самых отъявленных сов уже сморил сон, а самые ранние жаворонки ещё и не думают просыпаться. Погружённый в сумерки город окутан белой пеленой тумана. Тишина.
Кристофер, уютно устроившись в кресле, уже час как клевал носом над тяжеловесным фолиантом, проиграв неравный бой со сном. В камине едва теплились припорошенные золой угли, на стенах в такт танца свечного пламени, покачивались неясные тени. Гостиная доктора была сейчас воплощением сонного царства.
Однако, правлению Морфея не суждено было продлиться долго. Громкий стук тяжелого сапога в дверь бесцеремонно разбил идиллию уюта, возвращая Рыжего в жестокий мир реальности. Резко встрепенувшись от неожиданности лис мотнул головой и крепко зажмурился, пытаясь как можно скорей привести себя в состояние полного бодрствования. Лежавшая у него на коленях книга, соскользнув на пол захлопнулась от удара. Мужчина прошипел что-то малоцензурное себе под нос, поднимаясь из кресла и зевая на ходу вовсю пасть, быстрым шагом направился к двери.
Едва он успел отодвинуть засов, как в дом ввалилось закутанное в чёрную ткань дождевого плаща существо, нагло оттеснившее самого хозяина в сторону. Пнув дверь ногой, так что она с грохотом захлопнулась, существо привалилось плечом к стене, пытаясь успокоить сбитое бегом дыхание. Из-под широких полей измятой шляпы на лиса смотрела пара глаз, выражавших мучительную боль, но при этом, ни капли растерянности или страха.
-Док.. Док, дело плохо… - хрипло выдавил из себя пришлый, зажимая свободной рукой скрытое под плащом правое предплечье, – Рука не слушается, Док.. и пальцы.. я не чувствую пальцев! А, чёрт… – гость с досады врезал по стене каблуком сапога, но вместо облегчения, резкое движение отдалось новой порцией боли в руку.
-Не шуми, ты перебудишь весь квартал. – голос лиса практически не выражал эмоций, кроме скептицизма, – Вряд ли твоей руке будет много пользы, если кто-то приведёт сюда стражу. Ты то хвост не привёл?
Рыжий подошёл к двери и на мгновение приоткрыв её, выглянул за порог, осмотрев оба конца улицы. Убедившись, что обозримое пространство совершенно безлюдно, он вновь захлопнул дверь и запер её на засов.
-Я не могу не шуметь, мать твою, мне больно! – прошипел закутанный в плащ субъект, бросив на доктора неодобрительный взгляд, мол, что ж ты, не понимаешь что ли? – И мне нужна моя чёртова правая рука в рабочем виде! Понимаешь, Фокс, она же не левая. Будь это другая рука, я бы может и был чуточку спокойней. Но это правая, а я в ней держу меч!
-О мече, ты теперь надолго забудешь, Эдди. В худшем случае – навсегда. – заметил лис и направился вглубь дома, махнув гостю рукой, что бы шёл следом,  – Ты не ответил, как там насчёт хвоста? Мне ждать ещё гостей?
-Не каркай, чёрт тебя дери! – рявкнул человек, направляясь за доктором, – Ты ещё не видел рану, быть может, всё не так и плохо! У страха велики глаза, сам знаешь… – конец фразы раненый шипел уже сквозь зубы, потому как каждый сделанный шаг отзывался болью в руке, – И ни кого я за собой не привёл, будь покоен…
-Я на это надеюсь. – хмыкнул врач, входя в небольшую комнатку, которая служила ему одновременно смотровой и операционной, – Садись на стол и покажи мне руку. Только не измажь всё кровью. – подогнав небрежным пинком жестяное ведро, служившее для сбора мусора, поближе к столу, Рыжий подошёл к небольшому столику с инструментом.
Пока человек матерясь в пол голоса осторожно снимал плащ и разматывал травмированную конечность, сбрасывая в ведро обрывки рубашки, которыми была замотана рана, вив зажёг горелку и разместил над ней кастрюльку с водой, разложив на дне инструменты. После этого док достал из шкафчика бутылку, из которой нацедил на дно стакана немного резко пахнущей жидкости.
-Пей. – лис отдал стакан пациенту, а сам продолжил приготовления, раскладывая на белоснежной скатерти, покрывавшей столик для инструмента, бинты, нитки, какие-то жестяные коробочки и склянки.
-Опиум? – Эдвард без лишних раздумий проглотил предложенную жидкость и вернул стакан лекарю.
-Опиум-опиум… – пробурчал Док, доставая из коробки свёрток чистой льняной ткани, в котором оказалась пара тонких кожаных перчаток. Тщательно помыв руки в тазу с водой, а заодно ополоснув и лицо, вив натянул перчатки и приблизился к человеку, – Ну-с, приступим помаленьку?
Пациент только обречённо кивнул в ответ, скользнув по врачу помутневшим взглядом. Взору лиса открылась довольно неприглядная, с точки зрения обычного обывателя, картина. Неестественно выгнутое предплечье раненой руки всё ещё стягивал разбитый наруч, который собственно и спас эту руку от того, что бы быть отрубленной. Кровотечение уже почти остановилось, да и рана была гораздо менее глубокой, чем следовало ожидать. Кость не была разрублена, она просто сломалась, не выдержав силы удара.
-Верно говорят, что оптимисты живут дольше. – произнёс лис, расстёгивая ремень и стягивая наруч, – Я ожидал увидеть более плачевную картину. По сути, у тебя банальный открытый перелом.
-Я.. я же говорил.. всё не плохо… – раненый попытался улыбнуться, но получившееся кривое подобие улыбки напоминало скорее оскал. Опиум мог только облегчить боль, но не избавлял от неё полностью, так что процедура по извлечению руки из наруча, была, мягко говоря, неприятной.
-Мне нужно будет вернуть кости на место и поставить пару-тройку спиц. Сейчас я промою рану и привяжу тебя к столу. – предупредил Рыжий, и бросив снятый элемент брони в ведро, вернулся к столику с инструментом.
-Док.. ты можешь меня чем-нибудь вырубить? – Эд с опаской наблюдал за приготовлениями врача и по понятным причинам ощущал себя приговорённым к пытке. А как ещё мог чувствовать себя человек, которого будничным тоном предупреждают о том, что сейчас полезут копаться в его собственной руке и ставить туда какие-то спицы? Однако, рассудок подсказывал мужчине, что лучше пойти на пытку сейчас, чем потом, возможно, потерять конечность, – Мне не улыбается это терпеть…
-У меня под рукой нет снотворного, а готовить пришлось бы слишком долго. Я перетяну руку жгутом – это снизит чувствительность, плюс к тому ты уже принял опиум. Но потерпеть всё равно придётся. – за разговором вив продолжал готовить инструменты.
В уже закипевшую воду, к прочему инструменту он бросил три адамантовых спицы. Затем нарезал моток льняного бинта на небольшие отрезки. Снял кастрюлю с горелки и слил горячую воду в большой таз, а продезинфицированный инструмент разложил на столике. Разбавив кипяток в тазу холодной водой, взяв с собой кожаный жгут и кипу бинтовых отрезков, лис вернулся к раненому.
-Пока я буду промывать рану, рука онемеет.  – пояснил Док, затягивая жгут на плече Эдварда.
После этого, вооружившись нарезанным бинтом и тазом тёплой воды, лис принялся смывать с раны запекшуюся кровь и прочую грязь, успевшую к ней прилипнуть, выбрасывая отрезки в ведро по мере их загрязнения. Пациент в ответ на это лишь шипел сквозь зубы, стараясь не особо дёргаться. Впрочем, от недостатка притока крови, нервы в руке действительно потеряли часть чувствительности, так что под конец  процедуры мужчина даже немного расслабился, решив, что может и обойдётся.
Закончив с промывкой, Кристофер сполоснул перчатки в чистой воде и велел раненому ложиться на стол.
-Чувствую себя, как у Инквизиции на допросе. – пробурчал человек, в то время как вив затягивал крепёжные ремни, – Ты только постарайся побыстрей, лады? Не увлекайся…
-Закуси. – Док сунул в рот раненому обмотанный кожей деревянный цилиндр, на котором тот со вздохом сомкнул зубы, – И с благословения богов приступим.
Первым в дело вступил скальпель, разрушая надежды оперируемого на терпимую боль, о чём тот не замедлил сообщить, громко замычав и попытавшись выгнуться на столе, что не позволил сделать удерживавший торс ремень. Сделав продольный разрез по предплечью, доктор раздвинул края раны так, что бы было видно локтевою и лучевую кости, и закрепил плоть в таком положении при помощи нескольких зажимов, после чего промокнул отрезками бинта собравшуюся в ране кровь. При осмотре оказалось, что сломана была только локтевая, лучевая же кость лишь дала глубокую трещину. Взяв пинцет, он быстро удалил мелкие осколки, после чего взявшись за предплечье у запястья и локтя, Док оттянул смещенный отломок кости, возвращая его на положенное место. На метания и стоны Эда лис не обращал совершенно никакого внимания, полностью сосредоточившись на своём деле. Соединив кость, он вновь удалил бинтом набежавшую кровь и поставил вдоль плечевой сперва одну, а потом и вторую спицы, прибивая их небольшими скобами к целым участкам кости. Затем, откусив клещами часть третий спицы, присоединил её к лучевой, рассудив, что пусть там только трещина, а перестраховаться никогда не помешает.
Сняв зажимы и наложенный на плечё жгут, Док соединил края раны и взялся за иглу, накладывая по всей длине разреза, а так же раны от меча, аккуратные стежки. С мечевой раны, во избежание нагноения, он дополнительно срезал небольшой участок плоти, который по его мнению, был близок к отмиранию. Наложив последний шов, Рыжий наконец соизволил обратить внимание на самого обладателя руки. Взгляд Эдварда, казалось уже совершенно безучастный ко всему происходящему, был направлен куда-то в потолок, обнаженные в оскале зубы продолжали стискивать обёрнутый кожей кусок дерева.
-Эй, ты тут? – Кристофер, оттерев руки от крови, отвесил пациенту пару лёгких пощёчин, – Давай, возвращайся.
С трудом расцепив зубы, человек выплюнул палку и тихо прошипел в адрес врача несколько отборных ругательств.
-Вот она, благодарность за мою работу. – лис с наиграно страдальческим видом возвёл глаза к небу, будто спрашивая, за что ему посылают боги, столь неблагодарных клиентов. После чего, снова налил в стакан опиумной настойки и подняв голову больного помог ему выпить, – Держись, я почти закончил. Сейчас наложу шину, и будешь отдыхать.
Так и не услышав ответа – приняв дозу наркотика Эд молча откинулся на стол, пытаясь отдышаться – доктор, набрав из жестяной коробки пригоршню порошка из дубового пепла и квасцов, присыпалим рану, во избежание воспаления, наложил чистый бинт и примотал к предплечью с двух сторон деревянные дощечки. После этого он наконец распустил крепёжные ремни и помог раненому сесть.
-Ну, до дивана доковылять сможем? – спросил Док, накидывая не шею мужчины петлю из бинта и помогая просунуть в неё руку.
Эдвард, одуревший от боли и опиума далеко не сразу сумел понять, чего от него хочет лекарь. А может быть, так до конца и не понял, потому что вместо «да» или «нет» пробормотал бессвязный монолог о том, что доктора, они наверное не люди, потому что люди так с живым человеком поступать не могут.
-А я и не утверждал никогда, что я человек. – пожал плечами Крис, стягивая перчатки и бросая их к грязному инструменту, – Я вив, если ты до сих пор не заметил. – закинув здоровую руку мужчины себе на плечё, Рыжий помог ему встать на ноги и осторожно повёл в гостиную, хотя если точнее, то всё же не повёл, а потащил на себе, – Идём, уложу тебя спать. Это для тебя сейчас будет самое лучшее…

Анкета игрока:

13. Ваше имя.
Женя.

14. Связь с Вами.
schell.d@yandex.ru Почта проверяется мной ежедневно, аська в личку, если понадобится.

15. Опыт игры на ролевых.
Около года.

16. Как часто сможете появляться?
3-4 раза в неделю.

17. Откуда узнали об игре?
РПГ-ТОП

18. Разрешаете ли вы использование своего персонажа после ухода с ролевой?
Да.

Отредактировано Кристофер (2012-04-16 20:37:29)

+4

2

http://uploads.ru/i/O/q/T/OqT5I.png
Теперь вам нужно:
1) Оформить профиль.
2) Зарегистрировать персонажа в переписи. За это вы получите 300 вступительных франков.
3) Создать тему с отношениями героя.
4) Создать почту. (Рекомендуется указать, каким образом вам доставляется почта. Будь то личный посыльный или указание места жительства.)
5) Оформить подпись.
6) Ознакомиться с разделом "Пристанища персонажей".
7) Оформить аватар в рамку.
8) И начать играть. Тема для поиска игрока вам в этом поможет.
9) При написании поста не забываем о пункте 3.9 Правил.
Приятной игры!

Добавлено спустя 10 месяцев 3 дня 7 часов 47 минут 17 секунд:

[mod]7.2 Если вы отсутствуете на форуме без предупреждения более двух месяцев, то ваша анкета переносится в архив, а персонаж в игре, вполне возможно, погибает.
7.2.1 Если без какого-либо предупреждения более двух месяцев не ведется отыгрыш, хотя на форуме вы появляетесь, тем не менее, ваша анкета на полном праве может быть перенесена в архив. Более всего данный момент касается хозяев акционных персонажей.[/mod]

http://uploads.ru/i/a/d/E/adETp.png

0


Вы здесь » За гранью реальности » [АРХИВ] Кладбище анкет » Добрый Доктор


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC