За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » [АРХИВ] Кладбище анкет » Альфа-самка


Альфа-самка

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Анкета персонажа:

1. Имя.
Урожденная Мортиция Вандеркоф (после замужества Блэквуд), герцогиня Аурская.
В теневом, криминальном и преступном мире известна под псевдонимами Тейария и мисс Труп.
После смерти величает себя Мортицией Труп и невестой Тейара. Титула была лишена посмертно.

2. Раса.
Шадос (рекрутер). До перерождения – иштэ.

3. Возраст.
В образе шадоса существует уже 178 лет.
Сложно сказать, на сколько выглядит мертвая герцогиня. Лицо осталось молодым, но в заблуждение вводит и мертвенная бледность, худоба и седые волосы. Не серебристые, не белоснежные – именно седые. Наверное, около 30.

4. Деятельность.
Известная преступница.
Была убита в собственном замке по обвинению в следующих преступлениях: убийство собственного мужа, убийство инквизиторов, массовые убийства, жертвоприношения, работорговля, поклонение Тейару, изучение Изнанки, использование и изучение запрещенных магических школ, укрывательство преступников, угроза жизни и здоровью подданных Фатарии, оказание сопротивления инквизиции.
В своем нынешнем виде продолжает изучение Изнанки, практикует запрещенную магию, обучает ей заблудших ребятишек, помогает преступникам (часто укрывает у себя в логовах) и, конечно, убивает разномастных живых существ. Вынашивает планы массового уничтожения живых созданий в пределах населенных пунктов. Никакой личной выгоды. Все ради Тейара. И веселья, конечно.
Ныне считается одной из самых рьяных, фанатичных и безумных служителей Тейара. Надеется разыскать все части тела обожаемого бога.
В “Per umbras” и “Анеме” не состоит (исключительно из-за того, что признает над собой только владычество Тейара, и, кроме того, Мортиция слишком буйная и неконтролируемая для работы в организации), но она активно сотрудничает с оными.

5. Способности.
5.1. Бытовые:
- Умеет читать и писать.
- Травничество.
- Навыки верховой езды, изрядно подпорчены тем, что лошади после смерти не слишком любят опальную герцогиню.
- Неплохо готовит.
- Гибкое тело.
5.2. Боевые:
Никаких. У Мортиции очень высоки шансы прикончить кого-нибудь холодным оружием, если противник спит, попросту не видит её, не ожидает удара или же, как и сама Мортиция, не обладает боевыми навыками.
Отметим только, что прикончить человека, обученного держать в руках оружие, у Мортиции получалось в том случае, если тот совершенно терял бдительность. Мисс Труп на редкость бешеное создание, способное броситься на противника без оружия подобно какому-нибудь зверю, попытавшись урвать кусок зубами или же пальцами достать до глаз.
Единственное, что можно выделить – отличную, для неподготовленного человека, реакция.
5.3. Магические:
КСМ = 0%
КЖЭ = 0%.
КМЭ = 20%
КТЭ = 30%
Тьма – соответствует магистру.
Воздух – специалист.
Вода – специалист.
Алхимия – по официальным степеням сложно сказать, так как имеет обрывочные – не слишком глубокие - знания из всех школ. Обладает обширными знаниями и богатым опытом практики школы трансмутации (правда, использовала она её в основном не для изменения собственного тела, а для экспериментов над иными существами). Остальные школы, конечно, тоже в состоянии практиковать, но только при наличии книжки, с которой можно сверяться. Если уровень необходимо указать – в силу заинтересованности только в одной школе застыло между специалистом и мастером.
Имеет теоретические знания, связанные со всеми остальными школами. Прекрасно знает принцип работы рунной магии и множество запрещенных (и просто необходимых темному магу) рун. Сама использовать не способна, но иногда пытается обучать этому других (как правило, забывая сказать о возможных побочных эффектах, потому все её рунисты-ученики превращаются в одноразовые и подчас бесполезные орудия).
Дополнение: в биографии очень мало внимания уделено развитию магических возможностей, потому считаю необходимым добавить небольшое пояснение. Училась магии при жизни Мортиция порядка трех десятков лет. В последствие была убита, и процесс обучения возобновился в облике шадоса. Иными словами, Мортиция развивала свои возможности в течение всего существования в новом облике: либо работа над теоретическими данными, либо практика (поскольку все амбиции и планы мисс Труп требовали использования магии ввиду отсутствия иных боевых навыков).
5.4. Слабости:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

6. Ключ:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

7. Внешность.
Мортиция изрядно подурнела к концу своей жизни, совершенно перестав следить за своим внешним видом, но все же природа наградила её запоминающейся и миловидной внешностью. Никто бы, наверное, и не подумал: “Гляди-ка! Эта дамочка выглядит так, будто на завтрак съела печенку девочки!”. Иногда, правда, зверская ухмылка, порой до неузнаваемости искажающая лицо опальной герцогини, выдает мисс Труп с потрохами.
Она среднего роста (около 176 в цифрах), немного сутулая. Худая, просто болезненно худая и тонкокостная. Формы пышностью, конечно, не отличаются, но определенно есть на что посмотреть.
Спину – от правого плеча до левого бока – рассекает темная полоса. Это не шрам – клеймо иштэ, оставшееся после смерти. Кроме того, сохранились многочисленные шрамы на запястьях и на теле (в основном на животе и районе груди).
Кожа Мортиции была бледной ещё при жизни, сейчас она стала куда более неприятной на вид. Это трупная бледность, с сероватыми оттенками, без какого-либо отблеска жизни. Никакой фарфоровой гладкости. Кожа холодная, жесткая, на руках и вовсе облезлая. Руки исчерчены бледными голубыми ветками, отчетливо видимыми сквозь прозрачный слой бледноты.
Лицо молодое, в целом даже симпатичное, несмотря на некоторую угловатость. Нос маленький и острый, тонкие и бледные губы, тонкие скулы, крупные алые, кровавого цвета, глаза под тонкими светлыми бровями. Весьма живая мимика. Лицо у неё воистину необыкновенное, оно кажется пластичным. И никакая другая ухмылка – даже принадлежащая какому-нибудь монстролюду – не покажется вам такой же безумной и звериной. Рот Мортиции будто расширяется, обнажая все заостренные зубы (не клыки – именно заостренные зубы).
Мортиция не альбинос, её волосы не серебристые – она седая (герцогиня и алыми глазами то при жизни не обладала). Нередко у Мортиции можно увидеть косу, спускающуюся немногим ниже лопаток. Куда чаще жесткие сухие волосы распущены. Они мертвые, под стать самой колдунье.
У Мортиции сохранилась тяга к роскоши и пышным одеяниям, но теперь, увы, чаще всего приходится рядиться в одежку простецкую, дешевую и не привлекающую к себе внимание. К частым купаниям не склонна, парфюмом пользуется редко, часто проводит время в окружении ядовитых благовоний смерти – выводы делаем сами.
И, конечно, у Мортиции есть медальон, дарованный обожаемым божеством. Пятиконечная звезда с камнем, что даруется рекрутерам.

8. Характер.
Покровительница – Энвенэль.
Ещё при жизни герцогиня в угоду собственному безумию принесла в жертву практически все, что у неё было. Став шадосом, Мортиция окончательно лишилась рассудка. 
Мортиция - сумасшедшая психопатка, фанатично верующая во всесилие обожаемого бога и практически потерявшая связь с реальностью. Все происходящее она попросту не воспринимает серьезно. Мисс Труп из тех монстров, что никогда не станут умолять о пощаде, напротив – будут смеяться в лицо смерти, буквально дыша желчью и глумливым ядом. Ничего не боится.
Кровожадная садистка, она не просто не ценит чужие жизни – опальная герцогиня испытывает просто неописуемое наслаждение, отнимая самое дорогое у разумных существ, калеча их тела, уродуя разум. Легко, с таким же наслаждением, переносит и собственную боль.
Сама сущность Мортиции разрушительна. Запрещенные и самые опасные знания вызывают у неё нездоровый интерес. Она прекрасно понимает, что знания, в её случае, действительно сила.
Мортиция стала вместилищем самых ужасных пороков и извращений. Ей нравится плоть разумных созданий. Пожирать одну душу, оставляя тело в живых – это так скучно и неинтересно. Все равно, что высосать начинку, не тронув все остальное. Явная склонность к некрофилии, выраженная как в желании созерцать мертвеца, так и в тяге к физической близости.
Эксцентричная и импульсивная, склонная к активной жестикуляции и подчас совершенно бессмысленным диалогам. Циничная, эгоистичная, совершенно безответственная, извращенная и пошлая самодурка. Страдает от крайне резких и подчас спонтанных перепадов настроения. Беспринципная и аморальная, не признает никаких авторитетов, за исключением темных божеств, конечно.
И Мортиция очень целеустремленная. Она пойдет по головам, будет использовать любые средства, всех и вся, чтобы достигнуть своих целей. Они, правда, могут меняться изо дня в день, но есть у мисс Труп мечта. Она мечтает возродить Тейара, найти все части его тела и встать вровень с ним в облике ещё одной темной богини (с самооценкой у служительницы темного бога все в порядке). Деньги и власть, в её случае, это не цель, а всего лишь средство.
Гордо называет себя самой преданной рабой Тейара. Изредка слышит голоса в голове. Считает, что с ней говорит дух Владыки (правда или нет – кто же знает). Чаще, правда, голоса слышит во снах. Помогает созданиям, служащим темным богам. В голове у Мортиции бардак, в котором сломало бы обе ноги Воскресшее Темное Божество.
И все же Мортиция умна. У неё почти отпал инстинкт самосохранения и все иные ограничители, но все же мисс Труп хитроумная, коварная и очень изворотливая (после второй смерти научилась воздерживаться от совершенно безумных и гибельных для себя же поступков и даже перестала действовать, повинуясь первому, возникшему в голове, желанию). Её до сих пор не казнили вовсе не из-за магической силы.

9. Биография.
Первая жизнь. Во мраке ночи.
Мортиция прожила две жизни. Первую она помнит из обрывочных и темных воспоминаний, что являлись ей ночью. И все же эти видения оказали влияние на становление следующей личности…
Девочку звали Агатой. Она росла в темной чаще густого леса, в небольшом домике, скрытом от посторонних глаз, где обитала поистине могущественная и известная в тех краях ведьма. Люди страшились её, но часто захаживали в старый дом, просили помощи и совета у стареющей колдуньи, преподносили ей дары за работу и по праздникам.
И жила колдунья одна одинешенька в окружении многочисленных зверей, что захаживали в лесную чащобу прямиком к старой, но никогда они не трогали ни ведьму, ни её гостей. Но в один прекрасный день появилась там девочка. Именно появилась. Крестьянин, что часто приходил к ведьме, являя собой всю свою деревеньку, был встречен невысокой бледной девочкой лет пяти. Никогда ранее он, захаживающий к колдунье хотя бы раз в месяц, не видел эту малютку.
Она не отвечала на вопросы. Стояла молча, серыми глазами глядя на пришлого трудягу, а после, когда крестьянин попытался подойти, убежала в дом ведьмы.
Колдунья ничего не говорила про девочку. Сказала лишь, что зовут её воспитанницу – так она называла девчушку – зовут Агатой. Разные слухи ходили по округе. Говаривали, что это дочь ведьмы, что ворожея украла чужого ребенка, что и вовсе это не ребенок, а порождение темной магии.
В действительности Агата не была дочерью колдуньи. Девочку, оставшуюся без родителей, грязную, израненную, в лохмотьях притащили к ведьме звери, как бы фантастично это не звучало. Они, полуразумные прихвостни ведьмы, нашли её спящей в лесу.
Мировия – так звали колдунью – хотела отдать ребенка селянам. Она, вопреки многим слухам, не жарила в печке детей. И все же девочка осталась в лесу. От малютки разило смертью. И нет, это был вовсе не отпечаток энергетики покойников, это энергия, что окружала Агату.
Колдунья была очень чувствительна к магической силе, она почти воочию видела кокон из мертвой энергии. Подобного у людей, а девочка, несомненно, была человеком, Мировия ещё никогда не видела.
Неизвестно, что двигало ведьмой. Быть может, она решила, что ей уже пора воспитать преемницу или попросту передать кому-нибудь все накопленные за долгую жизнь знания. Возможно, ведьме было одиноко, или же она решила, что нельзя закрывать глаза на такую врожденную предрасположенность к магии. Или, как говаривали селяне, ведьма просто растила себе новое тело. Сосуд. Деревенские жители охотно пользовались помощью ведьмы, меняя дары на магию, но это не мешало активно плодить слухи о спасительнице.
Колдунья растила девочку. Она назвала её Агатой. Первое время юное создание вообще не разговаривало, отказывалось есть, но убежать воспитанница не пыталась.
Ведьма подозревала, что это может быть связано с преобладанием мертвой энергии. В таких количествах она способна проявляться помимо воли заклинателя.
Барьер между ними слабел с каждым днем. Девочка – в действительности убившая человека случайным проявлением магии до попадания к ведьме – боялась своей силы, мучилась от ночных кошмаров, но умирать она не хотела.
Колдунья неспешно обучала девчушку всему, что знала сама. Учила использовать дар, пыталась научить общаться с животными, рассказывала про внешний мир, обучала многому другому, полезному в хозяйстве.
И все же ведьма допустила одну фатальную ошибку. Она слишком поздно отпустила воспитанницу во внешний мир, не обмолвившись даже о тех слухах, что окутывали её личность.
Агата была симпатичной – даже красивой девушкой – но никто, даже самые смелые любители молоденьких и экзотичных созданий слабого пола, не решался к ней подойти. Боялись гнева ведьма, да и сама воспитанница производила не самое приятное впечатление.
И все же встречались люди в деревнях, которые свободно говорили с Агатой. Разномастные колдуны, что иногда проезжали через деревни, и некоторые жители, чаще других наведывающиеся к ведьме.
В один прекрасный день Агата ненароком узнала все самые страшные слухи, связанные с ней и Мировией. Говаривали, будто ей нужен новый сосуд. Слышала Агата, что она воспитывает её на убой, желая попробовать крови или плоти юной колдуньи. Воспитанница ведьмы училась быстро, она легко использовала энергию, что обволакивала её, но и не покидало её ощущение опасности, а, быть может, она была с самого начала озлобленным ребенком с далеко не добрыми намерениями. Агата начала приглядываться к внутреннему убранству жилища колдуньи. Взгляд старался вцепиться во что-то, подтверждающее слова крестьянина, будто ей хотелось поверить в его слова. Убедить саму себя, что и правда ведьма ведет её к гибели.
И вот деревенский староста приметил, что колдунья захворала. Ведьма, отличающаяся отменным здоровьем, заподозрила неладное. Жаль, но она не жала замечать опасности в лице напуганной и вдохновленной собственной силой девчушки.
Весной, когда растаяли снега, он вновь двинулся в деревню. Его встретила стена смрада. У избушки лежали тела зверей, что лежали под слоями снега. Должно быть, напали на Агату, когда погибла старушка. Тела ведьмы никто больше не видел (в действительности магией Агата сгубила только зверей).
Деревенские думали, что старуха и правда вселилась в девчушку, но Агата пугала их куда больше. Она была неразговорчивой, требовала в качестве оплаты не драгоценности – животных. Живых или мертвых. Говорят, что она над мертвыми телами творила ворожбу, но так это или нет – не узнает никто. Мертвых – почти не побитых - животных не отличить от живых. Вскоре не вернулся староста из леса. За ним пропало трое молодцов, что решили пригрозить ведьме. Агате мало было животных. Мало стало колдунье зверей, а, в отличии от Мировии, никакого желания помогать селянам и довольствоваться бесполезными вещицами у девочки не было. Что творилось в голове у воспитанницы колдуньи – кто знает. Селяне, почувствовавшие угрозу – совершенно не напрасно – решили, что пора покончить с темной.
Через год после смерти Мировии в дом вторглись инквизиторы. За некромантию Агата была схвачена, а вскоре и сожжена. Так бесславно закончила свою жизнь лесная ведьма. 

Вторая жизнь. Бесконечное падение.
Многим грешникам высшие силы дают вторую жизнь. Казненная колдунья переродилась в облике иштэ. Она оказалась в совершенно ином мире. Это были не леса, не деревни, не грязные болота – огромная крепость герцога Аурского.
Аур – массивная крепость, дарованная роду Вандеркоф венценосными особами прошлого. На территории обширного феода процветали три небедные деревеньки, а герцоги из рода Вандеркоф могли смело называть себя одними из самых богатых лордов Фатарии.
У Мортиции был старший брат, который, впрочем, большую часть времени проводил в Ацилотсе. Там он учился и проживал у дяди – Ричарда Вандеркофа. Родной брат отца героини нашего повествования был в свое время уважаемым инквизитором.
Илин Вандеркоф – отец Мортиции – был богатейшим дворянином. Он не блистал образованностью, вел довольно развязную жизнь, наслаждался раболепием слуг и не утруждал себя ни физическим, ни умственным трудом. Предки наградили его обширными землями и богатствами, а Илин крайне гордился этим, приравнивая все достижения своих предков и всего своего рода к своим собственным заслугам.
Воспитывать дочь Илин пытался по своему образу и подобию, коль сынишка улетел из-под его крыла. И он даже не подозревал, что в процесс воспитания активно вмешивалась мать. Мария Вандеркоф, напротив, настаивала на необходимости образования. Полагала, что это одна из возможностей возвыситься над глупыми скотами, коими, по её мнению, мужчины и являлись.
Впрочем, Мария не была светочем познания в Ауре. Она так же считала себя – и все дворянское общество – людьми высшего порядка. И отличалась крайней жестокостью к слугам, которая иногда перерастала в ненормальное желание причинять боль безо всякой причины. Возможно, и в убийства, но это для Мортиции осталось тайной.
Мария всегда объясняла свою жестокость желанием учить непутевых слуг тому, как следует жить в этом тяжелом мире, не пытаясь сдвинуться со своего места. В действительности ей просто нравилось мучить служек. Повод найти было не трудно.
И было ещё кое-что. Сны. Очень реалистичные и странные сны. Они преследовали её ещё с самого раннего детство. Иногда она видела себя в темном мрачном лесу, иногда в деревне, иногда с ней говорила на непонятном языке старушка, а в следующем сне она уже была мертвой, а иногда она чувствовала дикий жар, от которого молоденькая герцогиня просыпалась в холодном поту. Мортиция боялась спать.
Сделаем резкий скачок во времени, минуя череду однообразных дней и сотни разномастных кошмаров. И вот нашей героине исполнилось шестнадцать лет. Мортицию выдали замуж за некоего Марка Блэквуда. Дворянин, компаньон старшего братца, которого совершенно не смутил тот факт, что невестка была иштэ.
Молодожены перебрались в поместье Марка. Оно находилось недалеко от Ацилотса, в деревеньке, что принадлежало Блэквудам. Особой любви к мужу не испытывала, но и ненавистью не пылала. Ей даже повезло, что муженек оказался молодым, не дурным собой, да ещё и к женушке хорошо относился. Правда, как и братец Мортиции, обычно пропадал в столице.
Миссис Блэквуд редко выезжала за пределы поместья. До знаний была не слишком охоча. Уже в нежном возрасте была подвержена маменькиным увлечением: любила за малейшую провинность бивать служек молоденьких: иногда лично, иногда публично. А муженек либо не верил, либо думал, что все заслужено: как такая кроткая девушка может вообще кого-то ударить? Его больше беспокоили кошмары женушки.
Впрочем, в то время Мортиция – если забыть про её дурную склонность – и правда была кроткой и производила на знакомых своего супруга исключительно положительное впечатление. Но в черном омуте слуги Тейаровы притаились.
Мортиция Блэквуд прожила в поместье мужа всего лишь пять лет. Скоропостижно – при неизвестных для неё обстоятельствах – скончался бездетным и холостым её брат. Родной брат уже покойного отца от замка отказался. Земельный надел и титул перешли к ближайшим родственникам: дочери Илина и её мужу. Так Мортиция вновь поселилась в Ауре.
В один прекрасный день навещал Аур некий дворянин, лично знакомый с отцом. Прибыл он в сопровождении своей немногочисленной свиты. И был там один странный человек. Тощий, высокий, бледный. Он с удивлением смотрел на герцогиню, на миг застыв на месте, а после изредка – стараясь видимо скрыть свои заинтересованность – поглядывал на миссис Блэквуд.
Имя аристократа опустим сознательно, но тощего человек, как оказалось, называли Джеком. Просто Джеком. И хоть был он безроден, со знатным гостем общался без раболепия и даже удостаивался многочисленных похвал. Джек называл себя писателем и “странствующим фокусником”.
Фокусник остался в Ауре. И вовсе не случайно. Именно он открыл в Мортиции способности к магии (можно сказать, что, как и ведьма из прошлой жизни, он ощутил ещё при жизни зашкаливающую мертвую энергию). Первое время все было достаточно невинно. Даже муж ничего не приметил странного. Джек развлекал герцогиню рассказами практически обо всем, показывал, так называемые, “фокусы”, зачитывая то ли собственные, то ли написанные иной талантливой рукой произведения.
Он первым открыл дверь в мир темной и запрещенной магии, он первым показал книги, написанные темными магами. Именно от него герцогиня впервые услышала про Тейара…
Мортиция поддалась. Она всегда была дамой, плывущей по течению. И вот впервые у неё самой появилась возможность что-то изменить. Первые помысли у герцогини были не столь уж и порочны, а Джек продолжал влиять на герцогиню. Это оказалось не трудно: учил колдовать, поощрял её жестокость и даже трактовал её сны. Называл их посланиями Тейара.
Это было похоже на сказку. Мортиции нравилось колдовать. А потом в замке начали появляться другие темные маги. Знакомцы Джека.
В один прекрасный день вернулся Марк Блэквуд. И что же он увидел – новые люди, совершенно дикими глазами смотрящие на него. Книги со знаками черного бога. И жену, что так вдохновленно рассказывала об Изнанке, о том, как черный бог шлет её видения, о том, какой она силой была награждена, какой силой она обладала раньше.
Марк явно не был доволен разительной переменой. До Ацилотса недовольство не дошло. Он потерял сознание, когда взметнулась рука Джека. Блэквуд очнулся у края одной из самых высоких башен. Проснулся и полетел вниз. Хватило легкого толчка Мортиции. Она хотела подольше посмотреть на тело, но Джек буквально утащил её оттуда.
Это были незабываемые ощущения. Мортиция прошла точку невозврата, но… теперь она не страшилась совершенно. У неё потели руки, была легкая история в течении следующего дня – которая сыграла им на руку. Она ощущала странное волнение. Возбуждение. Рушились цепи, что держали её. Марк был хорошим человеком, но его смерть – это едва ли не лучшее, что случилось с Мортицией.
Они выдали инквизиции одного из темных магов, предварительно оглушив его. Молоденький некромансер изрыгал проклятья, а Мортиция старательно корчила скорбное лицо. У неё хорошо получалось походить на бедную женушку. А смерть мужа совершенно не мешала ей проводить ночи с Джеком.
Мортиция вынуждена была чаще выезжать из Аура. Настаивал Джек. Он считал, что нужно быть компанейской дамой, дабы не привлекать лишнего внимания. Все считали Мортицию скорбящей. Она ведь была такой молчаливой, будто подавленной, но, к счастью, им доводилось видеть её в замке…
И вновь мы опустим небольшой временной отрезок. Джек считал себя едва ли не лордом, хозяином положения, совершенно не замечая, как разрастается чудовище, обитающее внутри хрупкой оболочки герцогини. Он был слишком самоуверен. Наивный. Ему даже привиделось, будто вдова Блэквуд его любит.
А Мортиция училась. У Джека, у других темных магов, у беглых алхимиков. Последние тоже заинтересовали её, равно как и истории истинных фанатиков Тейара (Джек больше любил деньги и власть, ему нравилось само осознание того, что он почти наравне с лордом). Блэквуд жадно впитывала всю черноту, она поглощала и перемешивала её в безумный и страшный коктейль.
Джек заметил неладное, когда колдуны – а вы не представляете, как много колдунов развелось в замке – выносили некие мешки из подвалов. Оказалось, Мортиция решила, что практиковать магию лучше на живых созданиях. Один из алхимиков обрадованно сообщил, что герцогиня одобряет его опыты и даже хочет даровать почтенному ученому живой материал.
Аппетиты герцогини начинали пугать Джека. Он и не подозревал, что все сложится гораздо хуже, чем он может представить…
Начали пропадать слуги. Он не замечал никого из них. Только многочисленные колдуны, алхимики и преступники. Позже он заметил, что даже стражи – личные герцогские солдаты – мертвы. Это зомби, живые мертвецы, медленно-медленно гниющие на солнце.
А вот темные маги приезжают откуда-то на каретах и выходят из мрачных повозок с крестьянскими детьми. Кто-то из темных привозил рабов.
Мортиция улыбалась, рассказывая про свой “гениальный” замысел. Про необыкновенное желание превратить весь замок в гигантский алтарь. И ведь многие гости её поддерживали. Самые безумные поклонники Тейара и алхимики довольные тем, что они могут без опаски проводить исследования. И таких было много.
Алхимики обосновались в подвалах. Близ казематов. Многие из них были просто сумасшедшими. Он видел одну из, так называемых, химер. Множество рук, три ноги и две головы. Глаза на одной голове вращались в орбитах, переводя взгляд с места на место, рот постоянно двигался, будто существо хотело что-то сказать. Вторая голова просто качалась из стороны в сторону, подобно безжизненному грузу. И тогда он заметил насколько омерзительным становится монстр, созданный им. Мортиция тыкала палкой в существо, она смеялась, когда оно заваливалось на бок, глупо размахивая руками, которые измученный мозг был не способен контролировать.
Неизвестно, сколько они истратили тел на подобные зверства. Не знал и Джек, как много людей успела погубить Мортиция, сколько она замучила в казематах, скольких позволила замучить. В замке начинало смердеть. Конечно, в крепости никогда не пахнет ароматными благовониями, но никогда вонь не была настолько удушающей и сильной.
Быстро сооружались внушительных размеров пентаграммы в определенных местах замка. Эти точки, объединенные, должны были образовать огромный знак Тейара. Этакий медальон на земле.
- Мы откроем огромную дыру в Изнанку! – вещала герцогиня.
Это продолжалось довольно долго, пока у стен замка не показались инквизиторы. Крестьяне обратились в Ацилотс, когда внушительные отряды темных начали забирать не только детей.
Дядя Мортиции, один из почтенных инквизиторов, не поверил в подобные слухи, но все же послал инквизиторов для проверки. Это был маленький отряд. Очень маленький. Всего пять человек, которым не суждено было вернуться в Ацилотс. Джек и сам понимал, что тут нужно действовать осторожно.
Инквизиторов впустили, но в замке они были без особого труда схвачены. Мортиция уже давно перестала советоваться со своим любовников (впрочем, не к чести герцогини будет сказано, любовниками у неё были многие алхимики и беглые преступники). Она сама придумала наилучший вариант…

Вариант

- Мы срезали их татуировки и отправили в конверте в Ацилотс, ха-ха-ха, - веселился низкорослый колдун.
Джек стал ещё белее. Превратился в привидение на миг. Нет-нет. Это же сон. Кому придет в голову подобное? Кто станет добровольно навлекать на себя гнев инквизиции, доселе совершенно не обращавшей внимания на отдаленную от Ацилотса крепость.
- Ты что несешь, дурень?
- Я? Это все герцогиня придумала.
А Мортиция мерзко хихикала. Джек давно начинал опасаться. Он уже понял, что это не та милая девушка, которую тянули к себе загадочные запретные силы, в которые и стал проводником явившийся из ниоткуда фокусник. Она безумна. Безумнее всех в этом замке.
- Что ты наделала? – даже гнев смог пробиться. А ведь ранее Джек никогда не забывал о том, что говорит не только с любовницей и ученицей, но и с родовитой дворянкой.
Но Мортиция не слышала. Она удивленно посмотрела на него, а после губы вновь растянулись в широкой улыбке.
- Мы плюнули им в лицо, ха-ха, - герцогиня не унималась. Джек хотел её ударить, но сдержался. Он не хотел из-за этого порыва попасть в застенки. Теперь он действительно чувствовал, что потерял контроль. Контроль над герцогиней, над всеми темными, что находились тут, над Ауром.
Убеждать её бесполезно. Он видел по её глазам. Она не внемлет.
- Я ухожу, - только и сказал Джек, когда длинные цепкие пальцы герцогини вцепились в его плечо.
- Трус… - как кобра, готовая всадить клыки в неосторожного путника, прошипела Мортиция. Она не улыбалась.

Джек все же убежал. Сбегать начали многие алхимики и разумные маги, не желающие погибать из-за шалости герцогини. Не всем, правда, удалось. Многих темных принесли в жертву, многих алхимиков превратили в живой материал.
Мортиция не была самой сильной колдуньей, но она была самой бешеной. И на многих - таких же фанатичных безумцев - производила впечатление.
В тот день, когда последовал ответ от инквизиторов, начал ритуал. В этот раз слуг короны было больше. Прибыл даже родственник Мортиции, дабы покарать неразумное чадо.
Герцогиня находилась в центре импровизированной пентаграммы, в окружении мертвых тел. Она нагая была вся в крови и не только в чужой. Порезаны были руки. Она даже ощущала головокружение, но, как и всякий фанатичный безумец, веровала, что за божество можно пострадать. От него же и достанется по заслугам.
Инквизиторам надо отдать должное. Никакого масштабного боя с ними не было. Они тайно проникали в крепость, из теней нанося удары по темным магам. Слуги короны торопились. Маги явственно чувствовали, как энергия смерти сгущается внутри массивной пентаграммы.
Особенно сильно давление было в центре, там, где и находилась Мортиция. Одна из самых высоких башен. Безумная герцогиня всем телом чувствовала напряжение. Ей казалось, что она видела как мертвая энергия, подобно ножу, вспарывает пласты реальности, открывая двери в мир изнанки. Или это начались галлюцинации.
Она даже смеялась, пока два арбалетных болта на вылет не пробили её тело. В луже крови герцогиня не слышала, что говорил её Ричард Вандеркоф, родной брат её отца. Она шипела, плевалась кровью, посмеивалась, изрыгала проклятия, пока инквизитор не снес голову безумной.
Все трупы, все, что создали алхимики, все их труды – все было сожжено в Ауре. С тех самых пор полуразрушенная крепость пустует. Многочисленные бреши, ведущие в мир Изнанки, периодически возникают там после кровавого ритуала и, как говорят темные маги, там все ещё витает мощнейшая энергия смерти.

Третья жизнь. Предназначение.
Гнилая душа опальной герцогини парила в непроглядной тьме. В реальном мире минуло десять лет со дня смерти кровавой психопатки, но для Мортиции прошло мгновение. Вот она была выброшена из тела в бархатистую, ласкающую черноту, а вот её дух дрожал пред взором разноцветных, горящих во мраке, глаз темного божества. И она содрогнулась под немигающим взором кумира. Содрогнулась на холодной земле. Безумная колдунья оказалась на безлюдном кладбище ночью, окутанная легкой дымкой и совершенно нагая.
В первую же ночь она убила какого-то бродяжку. Высосала душу, зубами погрызла его тело, подобно озверевшему животному.
Мортиция не чувствовала настоящей жажды мести, из-за которой возвращались многие шадосы. Это, правда, не помешало ей расправиться с Джеком, постаревшим и обрюзгшим. Но она не испытывала к нему настоящей злобы. Опальная графиня перегрызла ему горло прямиком во время последней ночи любви. Если слово “любовь” вообще тут уместно. Ричард Вандеркоф, лишивший племянницу головы, скончался от старости.
Но разве могло темное божество даровать второй шанс безо всякой причины? Разве мог дух кровавой герцогини, по собственной глупости сгубившей собственную жизнь, просто так желать второго шанса?
В течение долгого, действительного долгого, времени она бездействовала. Копила знания, вернулась на развалины Аура. Сталкивалась с темными и, вы не поверите, делала все это системно. Всей своей магической мощью она обязана и другим шадосам. Мортиция научилась терпению. Это было просто необходимо, ведь теперь у неё за спиной нет крепости полной зомби и умалишенных фанатиков.
Большая часть обратилась в череду однообразных, хоть и не скучных, дней. Мортиция чаще воровала души у зверей и случайных путников, на которых и испытывала заклинания и алхимические знания. Пробовала даже воссоздавать монстров, как и те умалишенные алхимики, что обитали у неё в замке. Приносила людей и иных несчастных в жертву Тейара.
Именно в этой жизни впервые попробовала человеческую плоть. Вкус не впечатлил, но само ощущение того, что кусок мяса принадлежал некогда живой и разумной твари возбуждал безумную колдунью.
Мортиция стала особенно активной во второй половине своей существования в виде шадоса, когда крупицы разума согласились, что сил уже достаточно.
Она не вступала в подпольные организации, что стремительно набирали силу, но сталкивалась с ними. Слуги Тейаровы всюду. Правда, Мортиция не желала находиться в конце гигантской иерархической пирамиды (или в середины оной), потому осталась вне объединений слуг темного бога. Нередко, впрочем, у неё появлялись ученики – вернее она сама их находила – но опальная герцогиня обычно использовала их как одноразовый материал: устрашающие акты в крупных городах или же попытки создания химер, способных мыслить и колдовать.
У неё нет постоянного места жительства, но у Мортиции три убежища за пределами городских черт: близ Ацилотса, близ Хартада и близ Таллема. Стараниями инквизиторов дом близ Рахена был ликвидирован, потому Мортиция стала даже внимательнее относиться к конспирации своих убежищ.

10. Отличительные черты.
- Немногочисленные шрамы в районе живота и запястий.
- Метка иштэ на спине (описание во внешности присутствует).
- Алые глаза, седые волосы, трупно-бледная кожа и чуть заостренные зубы.
- Дарованный Тейаром медальон рекрутера.

11. Мировоззрение.
Хаотично-злая.

12. Пробный пост
-

Анкета игрока:

13. Ваше имя.
-

14. Связь с Вами.
Скайп: snt.rollo

15. Опыт игры на ролевых.
Присутствует.

16. Как часто сможете появляться?
Ежедневно, но посты могу задерживать (неделями ждать не придется).

17. Откуда узнали об игре?
Давным-давно из рекламы.

18. Разрешаете ли вы использование своего персонажа после ухода с ролевой?
Будет нужен – используйте.

+1

2

Мортиция Труп, доброго времени.

Мортиция Труп написал(а):

Тейария

Мортиция Труп написал(а):

невестой Тейара

Кощунство. Грег за такое по головке не погладит.

Мортиция Труп написал(а):

Все ради Тейара. И веселья, конечно.

Тейар - бог хитрости и коварства. А не хаоса и геноцида.

Мортиция Труп написал(а):

В “Per umbras” и “Анеме” не состоит (исключительно из-за того, что признает над собой только владычество Тейара, и, кроме того, Мортиция слишком буйная и неконтролируемая для работы в организации), но она активно сотрудничает с оными.

Не возможен такой вариант. Существует Первый, старейший шадос, он же глава Per Umbras. Всех остальных к нему тянет. Тянет, потому что ваш драгоценный Тейар велел следовать за этим шадосом. Шадосы очень малочисленны. Отчепенцев среди них точно не будет.

Мортиция Труп написал(а):

- Навыки верховой езды, изрядно подпорчены тем, что лошади после смерти не слишком любят опальную герцогиню.

Мертвым лошадям вообще пофиг. Они мертвые.

Мортиция Труп написал(а):

Единственное, что можно выделить – отличную, для неподготовленного человека, реакция.

Реакцию.

Мортиция Труп написал(а):

Она среднего роста (около 176 в цифрах)

Для девушки это не средний рост.

Мортиция Труп написал(а):

И никакая другая ухмылка – даже принадлежащая какому-нибудь монстролюду – не покажется вам такой же безумной и звериной.

Уж сколько раз твердили миру... Но повторю еще раз: Позвольте игрокам самим решить какой им покажется ваша улыбка. Не надо чего-либо навязывать.

В общем время меня поджимает, био я пока читать не буду. Вам так и так придется пересмотреть взгляд на персонажа, а значит и био менять, на основе тех замечаний, что я сделал в начале. Действуйте. Если есть вопросы - пройдемте в аську или скайп.

0

3

В архив по просьбе игрока.
http://uploads.ru/i/a/d/E/adETp.pngundefined

0


Вы здесь » За гранью реальности » [АРХИВ] Кладбище анкет » Альфа-самка


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC