За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Неоконченная история » Я тебя ненавижу!! Ненавижу?


Я тебя ненавижу!! Ненавижу?

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

1. Участники: Даггер Таашх, Кента Грасс, стражница Таллема.
2. Время действия: 20 лет назад.
3. Место действия: Окрестные леса Таллема.
4. Описание ситуации: Кента Грасс патрулирует окраину города и видит предположительного преступника. Не желая опростоволоситься доносом на возможно невиновного, решает задержать его сама. При удаче награда, при неудаче - никаких штрафов.
5. Дополнительно: Кто бы мог подумать, чем закончится инициатива юной стражницы....

детям до 16 не читать

Отредактировано Артика Ассалиан (2012-09-08 23:46:17)

0

2

http://uploads.ru/i/L/9/A/L9A15.png
[float=right]http://s1.uploads.ru/t/PHIxy.png[/float]
Кента Грасс патрулировала улицу с особой тщательностью. Сегодня было ее первое самостоятельное дежурство. Если справится - то повысят до нормального чина. А то надоело - полгода уже таскается как фамильяр за сержантом Баскесом. А эта рыжая сволочь издевается и ехидничает. Мол, нечего девкам в страже делать, тебе, дуре беловолосой, замуж надо и детей рожать. Вот кто ему разрешал так говорить, кто? А то, что она с детства занимается боем на мечах, ножи мечет лучше половины отряда, да и в драке не всякому уступит - это текка начихал? Да сам же Баскес пару раз огребал от нее на тренировках! И все равно язвит, зараза! А вот посмотрим еще, кто кого переплюнет. Вот задержит она пару-тройку опасных преступников - тогда все поймут, что Кента Грасс не глупая блондинка, годная только платья и побрякушки таскать да перед мужем ноги раздвигать, а еще и талантливая стражница, и умная, и... Да все поймут!
Кенте с детства не везло. Угораздило же в тело кукольно-красивой блондинки с нежной фигуркой вдохнуть душу воительницы! Кента и правда с детства пропадала в конюшне и казармах отца. Поначалу парни посмеивались - мол, на конфетку, девочка, иди в куклы играй. Но упорная Кента раз за разом просила то прием показать, то стойку. И настал таки момент, когда на нее впервые обратили внимание! Когда с уважением, а не с насмешкой посмотрели! Когда перестали хватать за задницу и звать на сеновал - дочери купца не раз приходилось слышать подобные охальные речи. И что, она теперь спокойно пойдет замуж? Ага, щазз! Сначала она докажет всему миру, что в хорошенькой головке есть мысли, а в хрупком на вид теле - немало полезных воину навыков, а потом посмотрим.
Тааак, это еще что? Кента насторожилась, руки сами собой накрыли рукоять меча и кинжал. В небольшой лощинке в озере плескался мужчина. Василиск. Откуда стражница это узнала? А потому что он - простите, обнаженным купался. И на шее слева ярко золотилась чешуя, спускаясь по руке вниз. Ну, кто его за человека примет? И убейте, если эти приметы она совершенно недавно не читала в ориентировках. Ну да, как бишь его... Убийца какой-то.
Кента ринулась было к караулке сообщить и взять наряд, но вдруг остановилась. А если она ошиблась? Баскес же со света сживет насмешками. Нет. Надо проверить самой. И попробовать арестовать его. Черноволосый василиск выглядит безоружным. Неужели она, лучшая в десятке, не справится?
И, таясь за деревьями, Кента принялась спускаться к озеру...

Отредактировано Артика Ассалиан (2012-09-11 17:46:24)

0

3

Пространство нехотя расступилось, с шумным плесом отпуская несостоявшегося пленника из своих объятий прямиком в озеро - неловко, неосторожно, отчасти растерянно он рухнул в воду, чтобы через миг появиться вновь, распрямившись пружиной и подняв ворох брызг.
Змей тяжело дышал, торопливо, с хрипом хватая воздух, силясь надышаться словно загнанная лошадь. Пальцы, все еще сжимающие рукоять меча, свело судорогой, тело колотил озноб, во рту, противный до тошноты, разливался металлический привкус - с каждым разом прыжки через ткань мира проходили все лучше, но каждый раз он зарекался повторять это вновь.
- Дв-ф-форнягх-х-хи, - тихо прошипел василиск в некуда. Он медленно вложил в ножны клинок и одним движением перекинул хитро устроенную перевязь на плечо, а после, распрямившись, замер, вглядываясь всем своим существом в укутанные тьмой окрестности. Где-то вдали давал о себе знать не в меру громким пьяным смехом ночной Таллем, подобными сольными партиями выбиваясь из общего хора цикад, стрекочущих на все голоса. Ничего не предвещало плохого, но Змей продолжал вслушиваться, стараясь приметить в звуках нечто неправильное, чужое, что держало в напряжении и раздражающе волновало интуицию.
Медленно выдохнув, криво усмехнувшись своей подозрительности, Дар устало стянул с лица маску и швырнул ее через плечо к берегу. Следом отправилась куртка. Пояс. И только потом Змей лениво направился к берегу, придерживая руками висевшие на плечах ножны и походный мешок. По пути он, тяжело, со старческим кряхтением нагнувшись, подобрал недоброшенную до берега куртку, которая теперь, намокнув, казалась просто безразмерной и бесформенной.
Еще раз прислушавшись и осмотревшись, василиск разделся полностью и, тщательно отжав и уложив все свои вещи, снова направился в воду - надо было привести себя в порядок, смыть запекшуюся кровь.
И вновь предчувствие заставило его резко обернуться: он мог бы поклясться, на него смотрели довольно внимательно, довольно жадно и довольно долго.
Расслабился. Вот результат...
Мигом вспыхнувшая злость заставила дрогнуть скулы, до побелевших костяшек сжать кулаки - закрыть глаза и медленно выдохнуть, уходя под воду. Пусть наблюдающему захочется подойти ближе, пусть в нем заговорит любопытство, пусть.
Бли-и-иж-ш-ше-е.

+2

4

http://uploads.ru/i/L/9/A/L9A15.png
[float=right]http://s1.uploads.ru/t/amU5w.png[/float]
На берегу никого не было. Кента настороженно огляделась, вынув меч из ножен. Где? Где этот василиск? Он же был, плескался в озере всего пять минут назад. Куда он мог пропасть? Пока она бежала к озеру, он не мог скрыться. Не мог... Но где он тогда?
Стражница замерла, прислушиваясь. Каждая клеточка напряжена, даже волосы, заплетенные в косу, прислушиваются к тишине. Что делать? Плюнуть на гордость и сходить за помощью? А если все-таки ошибка? Нет. Нельзя давать Баскесу повод для насмешки. Она сейчас все выяснит. Вода спокойна, словно несколько минут назад в ней не плескалось никого живого. Ветерок лениво шелестит листвой деревьев, накладывая сетку ряби на водную гладь. Если бы Кента не видела плавающего василиска собственными глазами, она поставила бы свой меч против сухого листа, что покой этого места не нарушался уже давно. Но ведь нарушался! Здесь был мужчина с золотистой чешуей на руке!! Она его видела!
Но никаких доказательств пребывания василиска нет.
Опа! Есть! Вещи на берегу! Кента подошла поближе и присела на корточки. Куртка, ножны с мечом, походный мешок, штаны, обувь. Ну, она же не дура и не страдает помутнением разума! Вот доказательства того, что здесь был довольно высокий мужчина. И не хлюпик. Поворошила аккуратно сложенную одежду, забрала меч. Кто бы ни был владелец, а со стражей ему лучше общаться без оружия.
Но где он, владелец? В лесу скрыться василиск не мог. Она бы его заметила - потому что бежала, держа в поле зрения озеро и берег. Он не выходил из воды в ее сторону. А другой берег заканчивается крутым склоном. Там идущее существо заметить еще проще. Где он, Тейар его побери?
Кента рассвирепела. Она ненавидела, когда что-то оказывалось непонятным ей. Магия? Василиск владеет иллюзией? Да нет же, в ориенировке ничего подобного не было. Может, просто утонул? Это было бы хорошим выходом. Только за телом лезть лениво.
Оглянувшись, Кента приняла решение: ждать. А пока обойти вокруг озера - в обе стороны, до крутого каменистого склона, у подножия которого плещется озеро. Повесив трофейный меч на ремень, она убрала кинжал и со своим мечом в левой руке крадучись пошла обходить водоем. Прошлась коротким куском, влево - никаких следов присутствия василиска. Здесь он не проходил - трава и земля сухая, ни капельки на них. Отправилась вправо. Та же история. Ну и где он? Десять минут она уже на берегу, давно бы уже показался. Где эта чешуйчатая тварь?
Кента стояла спиной к воде (оттуда он точно не вылезет, если был в озере, то уже утонул) и пыталась понять, куда делся проклятый василиск...

Отредактировано Артика Ассалиан (2012-09-11 17:48:13)

0

5

Пожалуй, не стоит долго рассказывать, как Змей таился под водой, старательно сдерживая дыхание, как осторожно, до боли в шее задрав голову, одними губами старался поймать глоток воздуха, прежде чем вновь нырнуть вглубь. Он был терпелив, этот василиск, он был очень осторожен, выжидая нужного момента. И момент настал - плавно, лениво, мягко, не глядя на стражницу - лишь ей под ноги - подкрасться...
- Подай мне одежду, - он стоял чуть позади, примерно в метре от девушки. Его голос был тих и звучал вполне серьезно, без лукавства и издевки, словно бы говорящий всерьез полагал, что ему подадут вещи. К слову сказать, Змей был абсолютно обнажен, но даже не пытался прикрыться - напротив, его осанка и поза, его поведение, его жесты - все создавало такое впечатление, что василиск стоит пред юной стражницей при полном параде, а она, нищенка, смущает его пресветлые очи неподобающим туалетом: Ладно, я сам возьму. А ты покарауль пока. И-и-и...
Ночь не договорил. Вместо этого, он очень медленно, деланно и демонстративно шагнул вперед, к светловолосой, не сводя с нее хищного, цепкого взгляда. Глаза в глаза, играя, словно кошка с мышкой, глаза в глаза, чтобы деве представлялись откровенные сцены, чтобы ясно читалось все то, что мужчине хочется сотворить с весьма красивым и соблазнительным телом.
- И отвернись. Не пристало девице столь вожделенно пялиться... - издевка. Вызов. Слова, хлесткой пощечиной приводящие в чувство. Быть может просто, осознание собственной силы - пьянящее чувство охоты, азарта, хождения по самому краю... Еще некоторое время Змей молча стоял, терпеливо наблюдая за внутренней борьбой стражницы, которая неизбежно должна была окончиться пощечиной. Почему женщины столь охотно бьют по лицу, даже если в другой руке у них обнаженный меч, василиск не знал - но девять из десяти поступали именно так, а до девушки, пахнущей миндалем, этой юнице было ой как далеко.
Пощечина? Подставив навстречу девичьей ручке плечо, Ночь довольно жестко толкнул ее другой рукой, раскрыв ладонь для большей ощутимости, в грудь.
- С-с-сидеть, двф-ф-форняжш-ш-шка! - Змей рявкнул. Коротко, на одном дыхании, даже не пытаясь сдерживать пробуждающийся внутри огонь. Наверное, именно так командует сержант, воспитывая своих людей, хотя василиск отнюдь не воспитывал - скорее, он во что бы то ни стало старался стать центром ее вселенной. Это ли не магия, без оружия и плетения заклинаний подчинить себе, заставив взбунтоваться против собственного разума и благоразумия? - Отвернись, - повторил Ночь тише и спокойнее, почти уговаривая. И, не обращая более на стражницу внимания, принялся обстоятельно, с тщанием, одеваться.

Отредактировано Даггер Таашх (2012-09-10 23:14:25)

+3

6

http://uploads.ru/i/L/9/A/L9A15.png
[float=right]http://s1.uploads.ru/t/amU5w.png[/float]

Откуда он взялся? На несколько метров вокруг не было ни единого признака живой души! Значит, все-таки прятался под водой… Побледневшая от неожиданности… и, будем уж честны, страха Кента резко обернулась, отшатнувшись от стоящего перед ней мужчины. Обнаженный, безоружный, он тем не менее внушал страх.
-Подай мне одежду!
Что?? Кента задохнулась возмущением. Эта чешуйчатая сволочь смотрит на нее вполне серьезно, словно и правда ожидает, что девушка послушно кинется подавать ему вещи. Он что, издевается?? Вид такой, словно он одет в королевскую мантию, а она в рубище изгвазданное. Ублюдок, кто позволил ему разговаривать в таком тоне со стражей???
Кента не успела высказаться, как паршивец василиск щедро плеснул масла в разгорающийся костер ее бешенства. Демонстративно шагнув ближе, он впился в нее взглядом, держа глаза на… на прицеле, да. Очень похоже. И – Кента готова была поспорить на недельное жалование, но в этих глазах цвета дубовой коры… явственно светится… Да нет же, не может быть! Просто ей, давно привыкшей к похотливым взглядам мужчин, показалось, что и этот смотрит на нее, как на красивую куклу, прикидывая, с чего удобнее начать любовную игру – снять ли одежду или запустить руку в золотистые волосы. А может, сразу опрокинуть на постель и впиться губами в нежную шею?
Следующая его фраза, впрочем, подтвердила, что предположения Кенты оказались верны. Он действительно смотрел на нее не как на представителя Закона, а как на девчонку. Причем вполне так доступную.
- Ладно, я сам возьму. А ты покарауль пока. И-и-и...И отвернись. Не пристало девице столь вожделенно пялиться...
Тварь!!! Кента побелела от ярости, когда ее обвинили в том, что она не сводит глаз с обнаженного мужского тела. Вожделенных глаз!! Тейар, а на кого и куда ей смотреть, когда этот ублюдок стоит прямо перед ней и нагло требует подать ему одежду? Птичек или звезды считать???? Он… Как он смеет?
Бешенство затуманило разум Кенты. Даже не вспомнив о том, что в ее руке вообще-то меч, она размахнулась и влепила ему пощечину.
Точнее, попыталась влепить. Потому что рука врезалась в железное предплечье, а вторая раскрытой ладонью толкнула стражницу на землю, и та со всего размаху плюхнулась пятой точкой в зеленую траву.
- С-с-сидеть, двф-ф-форняжш-ш-шка! – рявкнул василиск. Кента изумленно замерла, расширенными глазами глядя на невозмутимо одевающегося мужчину. Меч вылетел из руки и упал в паре шагов от девушки.
Отвернись, - спокойно повторил наглец, одеваясь. Кента мгновенно очнулась и вспомнила, что она вообще-то стражница. Отстегивать трофейный меч не было времени, и она мягко перекатилась на колени, пытаясь схватить свой упавший. При этом продолжая держать в поле зрения наглого василиска. Он безоружен, он ничего не сможет ей сделать. Просто сейчас на его стороне была неожиданность, Кента не ожидала его увидеть, тем более за спиной. Но сейчас она возьмет меч, и Закон восторжествует!

Отредактировано Артика Ассалиан (2012-09-11 17:48:34)

+2

7

Ночь облачался. Это был целый ритуал, в котором всему было свое место и время - каждый предмет имел свой, особый смысл и назначение, понимал которые лишь василиск. Надев штаны, завязав на бедрах какие-то завязки, он принялся за сапоги, внимательно заправляя в них штанины и только после затягивая шнуровку. При этом Змей искоса поглядывал на стражницу в ожидании нового приступа ярости и острого желания покалечить обидчика... Руки сами знали свое дело - за ними следить не надобно - а вот за девчонкой стоило: все ее эмоции читались на личике, словно в раскрытой книге. Самонадеянность, страх, растерянность, обида, ярость, задетое самолюбие, вновь растерянность, гнев - он буквально сочился, волнами, в такт торопливо-сосредоточенным вдохам, исходя от стражницы, ее взгляд горел страстью, в которой смешались ненависть, растерянность, удивление и желание, крооохотный такой огонечек. Нет, она не признается даже себе. Пока не признается. Но ее тело уже предало хозяйку, желая, чтобы им овладели, прежде подчинив и показав место.
Змей не отдавал себе отчета в том, когда он все это понял - он просто знал, чувствовал, что он прав, точно так как его тело чувствовало и знало, что сейчас сделает светловолосая, и как именно надо ответить.
Плечо встретило удар, подавшись навстречу рукам, крепко сжавшим рукоять, ладони василиска мягко ложатся поверх ладоней девушки - рывок, вращая корпусом...
Обнаженный по пояс, в одном сапоге, стоящий на колене, Ночь возвышался над юницей. Она лежала полубоком, опираясь лопаткой на выставленное колено, а рука, все еще сжимающая меч, была безжалостно вывернута и покоилась на колене Змея, как на рычаге.
- Не дергайся. А то сломаешь себе руку, - Ночь сейчас не видел лица пленницы, но ему казалось, что та борется с собой, чтобы не заплакать. Похоже, она давно не проигрывала. А сам он... похоже, впервые пленил девчонку. Все складывалось так, что она должна была умереть. Должна. Но до сих пор была жива. Ночь знал причину - и не мог себе честно в ней признаться. Не мог? Не смел.
Отвлекшись на мысли, Змей и сам не заметил, как стал гладить тоненькое запястье, зажатое в тисках захвата - должно быть, странный контраст ласковых сильных пальцев...: Ты идешь со мной.
Василиск заявил это так буднично, словно не могло быть никаких возражений. Поднялся на ноги, отобрал обнаженный клинок и, отпустив руку, толкнул стражу ногой от себя.
- Я оденусь - и идем. Жди..
Меч полетел в озеро - Змей продолжил одеваться.

+4

8

http://uploads.ru/i/L/9/A/L9A15.png
[float=right]http://s1.uploads.ru/t/amU5w.png[/float]
Такой сокрушительной неудачи Кента давно не испытывала. Да что там – никогда. Учебные поражения не в счет. С тех пор как она стала стражницей, а тому уж четыре года, она проигрывала всего несколько раз. Природная ловкость, гибкость, натренированное тело помогали там, где другие прибегают к грубой силе. Порой даже более опытные воины проигрывали девчонке.
Нет, она не стала самонадеянной гордячкой. Но научилась оценивать свои силы и возможности. Почему же сейчас талант аналитика подвел ее? Почему она недооценила опасность, излучаемую темноволосым самоуверенным наглецом? Как вышло, что она сейчас валяется в унизительной позе, с выкрученными руками, полностью в его власти? Как? Почему рука взметнулась к лицу, а не сжимаемый в другой руке меч? Он не успел бы среагировать, он пропустил бы удар. И тогда она арестовала бы его и повела в тюрьму. А сейчас… А сейчас поздно. Кента не могла объяснить, как… но совершенно четко чувствовала. Кожей, инстинктом, интуицией – да хоть пятой точкой! – что этот мужчина опасен для нее. И даже не тем, что может отнять жизнь.
Он может забрать гораздо более ценное. Например, ее гордость. Ее уверенность в своих силах, своем мастерстве. И…. Закусив губу, Кента прогнала неуместную мысль, что и ее честь в общем-то под угрозой. Потому что этот хищник может взять все, что захочет. И она не сможет воспротивиться.
Он сильнее. И сильнее не показушной силой некоторых ее сослуживцев. Он хищник. Убийца, воин. Его тело стало совершенным еще тогда, когда поверженная золотоволосая стражница еще пеленки пачкала.
Ненавижу. Как же я тебя ненавижу!
Ярость, гнев, обида. Эти слова точнее всего характеризовали состояние побежденной Кенты. Так позорно она еще не проигрывала. Никогда. И самое ужасное – она боится его.
Стремительный бросок… Она почти выиграла, почти… Но нет. Проклятый василиск словно знал, что она делает и в какой момент нанесет удар. Хотя совершенно не смотрел в сторону брошенной на землю девчонки. Но среагировал так, словно ждал уверенно и четко, как на учебном поединке. Итог печален – рука выкручена на колене, в спину больно упирается другое. И равнодушный голос с горчинкой насмешки:
- Не дергайся. А то сломаешь себе руку.
Бешенство и ярость.
Ублюдок! – вскипела Кента. Как он смеет разговаривать с ней, словно с ребенком! Слезы, едва не брызнувшие из глаз, с трудом удержались нечеловеческой силой воли. Тейара с два он увидит ее слезы!
Растерянность.
Почему он не убивает? Надо сделать всего два движения – вынуть меч из безвольной руки и перерезать глотку. Нож чуть дальше, но тоже доступен полуобнаженному хищнику. Почему он…
Изумление.
Кента не верила своим ощущениям, но… жесткие, железные пальцы, безжалостно захватившие ее запястье, сейчас… гладили нежную кожу там, где обычно пульсирует жилка.
Удивление.
Ей это нравилось. Красивую светловолосую девушку не раз пытались обнять, взять за руку, поцеловать. Бывало, что делали это вежливо и вполне аккуратно. Но она обычно ничего не чувствовала. В лучшем случае приятное прикосновение. Но сейчас… Изломанной куклой переброшенная через колено, она провалилась в водоворот незнакомых ощущений, волной хлынувших в тело через тоненькую жилку на запястье. Он… он враг, убийца, преступник, какого?!... почему…
- Ты идешь со мной.
В первый момент Кента даже не поняла, что обращаются к ней. Будничный тон, каким Баскес обычно назначает дежурных. Так надо, и так будет. И никого не волнуют твои собственные мысли по этому поводу. С ним? Ну уж нет.
- Я оденусь - и идем. Жди..
Плеск озера, с готовностью сожравшего ее меч, отрезвили опьяненную прикосновением Кенту. Нет, она не пойдет с ним. Никуда. Потому что покориться этому мужчине сейчас – значит проститься с гордостью и самолюбием надолго. Надо бежать. К Тейару честолюбивые мечты о славе. Спасать жизнь и… То, на что он заявил права, поглаживая запястье пленницы.
- Я никуда не пойду с тобой, - прошептала в траву отброшенная василиском Кента. Осторожно встала, пытаясь восстановить равновесие. Синие глаза настороженно следили за спокойно одевающимся мужчиной, невозмутимо расправляющим одежду.
Кента сделала шаг назад, не сводя взгляда с противника. Времени на решение мало. Если сейчас суметь разорвать дистанцию, а потом со всей доступной скоростью кинуться по берегу к дороге, то есть шанс. Он не побежит за ней на открытое место. Он скрывается. Только бы успеть добежать до огромного камня, за которым открывается широкая тропинка наверх, к мосту, с которого она заметила беглеца.
Она дождалась, пока он наклонится за последней деталью своей одежды, и стремительно развернулась, сорвавшись с места в самый отчаянный бег своей жизни.

Отредактировано Артика Ассалиан (2012-09-11 17:50:01)

+3

9

Мне снился сон. Я был мечом. В металл холодный заточен, я этому не удивлялся. Как будто был здесь ни при чем...
Неизбежность. В подобные минуты Ночь ощущал себя лишь актером, следующим написанной Тейаром роли. Хотя это еще вопрос, кто именно из Темных подбирал состав и место к задуманным, но не сыгранным пьесам. И с каждой новой оконченной постановкой становилось все более и более скучно. То ли спектакли страдали однообразием сюжета, то ли актеры были на удивление предсказуемы в своем желании жить долго и счастливо.
Но, бесспорно, были и плюсы... Какой глупец сказал, что чужие чувства не пахнут - пахнут! Словно безвкусно облитая дешевой ароматной водой портовая девка, они влекли к себе, они кружили голову и туманили разум, они делали охотника счастливым.
Страх девушки был сладок не менее ее гнева - напротив, он витал в воздухе, он заставлял блаженно, щурясь, прикрывать глаза и жадно вдыхать, наполняя все свое существо. Если бы не дремавший неподалеку Таллем, если бы василиск не был вымотан, если бы все еще не витала в воздухе опасность, отрезвляюще-терпким вкусом своим приводя Змея в чувство и вынуждая двигаться, если бы... То он словно Волк, задрав голову, повизгивая от эйфории, спел луне пронзительную долгую песню. Эх, если бы...
Он больше не смотрел на девушку - страх был надежнее любой веревки, страх не оставлял выбора: либо бой, либо бегство. Бой уже был - и его добыча побежала, без надежды надеясь на милость Ильтара.
Мне снился сон. Я был мечом. Взлетая над чужим плечом, я равнодушно опускался. Я был на это обречён...

Змей лишь поморщился, не торопясь пускаться вдогонку. Словно бы все шло по плану, василиск нагнулся, чуть расширил пальцами горлышко походного мешка, мягким жестом фокусника извлек оттуда яйцо и, уже распрямляясь, подхватил в ту же руку сложенную полосу ткани - его правая уже складывала пальцы в "божественный меч", готовый, чертя руны, рвать пространство. Скупые, сухие и даже скучные жесты - ничего лишнего, ни суеты, ни волнения, ни даже злости - только усталость и скука. Даже не закончив плести узор, Змей уже знал, видел, чувствовал, как все будет: так было, так будет, неизбежность...
Его фигура возникла из ниоткуда чуть левее беглянки, его плечо врезалось в ее левое плечо, его руки танцевали свой собственный танец, словно жили собственной жизнью: левая - бросила в лицо какой-то белый порошок (откуда у василиска в руке взялся порошок?!), правая - ухватила ножны меча... Все произошло очень быстро, стремительно до головоружения: буквально миг назад девчонка убегала - и вот уже василиск стоит перед ней, держа в окровавленных пальцах ножны со своим мечом. Неизбежность?
Мне снился сон. Я был мечом. Людей судьёй и палачом. В короткой жизни человека я был последнею свечой...
- Я не люблю бегать, - Ночь говорил очень тихо, от тяжелого дыхания слова было разобрать еще сложнее, чем просто шепот. Он говорил очень тихо, но спокойствие вмиг сменилось яростью: Ты идтеш-ш-шь с-с-со мной, крас-с-сивф-ф-фая с-с-сучщ-щ-щка! И это не вф-ф-фопрос-с-с!

Отредактировано Даггер Таашх (2012-09-11 02:08:24)

+2

10

http://uploads.ru/i/L/9/A/L9A15.png
[float=right]http://s1.uploads.ru/t/Ubw85.png[/float]

Она почти убежала!!! Оставалось каких-то сто шагов до открытой местности. И василиск не гнался следом, словно потеряв интерес к добыче. Добыче? Если бы Кента так не торопилась, она бы возмутилась собственным ассоциациям. Но ей было не до того. Немного, еще немного, и чуть было не потерянная свобода ласково обнимет потерянную дочь.
Но Ильтар и Вивиан, покровители и боги, в эту минуту смотрели в другую сторону. Кому-то другому подарили они толику удачи, чья-то другая жизнь посветлела и окрасилась везением. Потому что Кенте Грасс не повезло от слова совсем. Позже она снова и снова будет прокручивать в голове неудавшийся побег, пытаясь понять, как получилось, что василиск, не шевельнувший пальцем, когда она убегала, вдруг соткался из воздуха, пронизанного летней дымкой и прохладой озерной воды. Как, откуда?
Потом она узнает, что он - неслабый спец в рунной магии. И поймет, что спасти ее не могло даже чудо. Что в тот момент, когда наивная девчонка в форме стражницы кинулась в разведку, она уже была обречена. И прыжок через пространство - проклятая магия, которая оказалась на стороне чешуйчатого врага.
Но в тот момент Кента ничего не знала. И почти детская обида плеснулась в синих, как летнее небо, глазах, когда за несколько шагов до спасения ее кошмар с глазами цвета дубовой коры нерушимо встал на ее пути. Как неизбежность, готовая сковать обреченную, дав уже вдохнуть желанный воздух свободы.
С пояса сами собой сорвались ножны, вернувшись к хозяину. А в глаза, нос, рот полетело что-то белое, мгновенно склеившее разгоряченное, взмокшее от бега лицо вязкой массой. Закашлявшись, Кента согнулась, как от удара, пытаясь восстановить дыхание, прочистить горло от попавшей в него муки или порошка....сейчас было непонятно. Боги, почему это должно было случиться именно с ней? Чем она думала, когда кинулась смотреть, точно ли в озере плещется преступник, или ошибается? Насмешек испугалась...
Дура. Насмешки - это всего лишь звуки, которых можно не услышать. Они не склеят дыхания и не запорошат зрения теплым снегом. Они не стоят перед тобой с глазами, светящимися ледяной яростью. Они не разговаривают тоном, от которых холодеет в жилах кровь, а кости словно превращаются в лед, готовый рассыпаться от малейшего движения.
Она боялась насмешек? Глупая девчонка. То, что произойдет с ней сейчас, гораздо хуже. И больнее. Чутье уже подсказывало, что побег окончился бесславно и позорно. Что Кента попала в плен. И как скоро выйдет из него... с какими потерями... ведомо только богам. Той Кенты, что спускалась к озеру, больше нет. Та Кента растворилась в летнем мареве, в озерной глади, в вечернем небе. Вместо стражницы, сильной, храброй стражницы, одетой в темно-коричневый мягкий костюм, утяжеленный лишь клепаным кожаным доспехом, на поляне, задыхаясь от бега и кашляя от неведомого порошка, стояла обычная 20-летняя девчонка. Перепуганная, растрепанная, обессиленная бегом на пределе возможностей.
Неудавшимся.
- Я не люблю бегать. Ты идтеш-ш-шь с-с-со мной, крас-с-сивф-ф-фая с-с-сучщ-щ-щка! И это не вф-ф-фопрос-с-с!
Шепот? Нет, тихий голос василиска безжалостно хлестнул по ушам едва выпрямившейся Кенты, выбивая из нее остаток сил. Чуть позже, отдышавшись и восстановившись, она снова нырнет в омут ярости и ненависти, бешенства и бунта.
Сейчас сил не было ни на что. Кроме последней попытки.
- Попробуй увести меня, - гордо выпрямившись, вскинула голову Кента. - До дороги полсотни шагов. В это время там полно людей. Только тронь - и я закричу так, что сюда сбежится пол-Таллема.
Для взгляда, искрящегося ненавистью, сил нужно было сейчас не меньше, чем для поединка. Ее ненависть тонула в его ярости, ее сила поглощалась его холодной невозмутимостью, ее гордость высекала искры о его уверенность в том, что золотоволосая добыча принадлежит ему. Тейара с два! Так просто она не сдастся. Меч лежит на озерном дне - но у нее остались еще дедовские кинжалы. И владеет Кента ими на вполне приличном уровне.
Шаг назад. Выхватить клинки, протереть рукавом глаза. Ну, чешуйчатый ублюдок, что ты на это скажешь?

Отредактировано Артика Ассалиан (2012-09-11 17:54:39)

+1

11

Ночь. Ослепительно-яркое пламя тянется призрачными языками к застывшим фигурам и, не дотягиваясь, злится, треща и рассыпаясь искрами. Ее клинок, устремленный острием к его сердцу, чуть подрагивает, словно принюхивается и предвкушает вкус крови; ее взгляд сейчас подобен острой стали, чье лезвие усеяно отраженными и повторенными всполохами огня, танцующего свой замысловатый танец... Но его, Дара, совсем не заботит оружие. Единственное, что сейчас важно - ее растрепавшиеся, своевольно выбившиеся волосы цвета золотистого рассветного неба - волосы, пахнущие миндалем.
Да, именно поэтому самонадеянная стражница Таллема была еще жива, именно это сходство, пусть отдаленное, сохранило ее. И теперь стоящий напротив готовой ринуться в бой девчонки василиск медлил. Он стоял, чуть склонив голову, и глядел на свои перемазанные кровью пальцы, сжимающие ножны с клинком - как поступить со стражей Змей знал, а как поступить с Ильтией? Минуты тянулись мучительно долго, а он все медлил и молчал, даже не глядя на посмевшую рычать добычу.
- Ты... - Василиск осекся. Хрипловатый голос казался чужим, неправильным - неуместным отзвуком прошлого, когда он казался себе самому беспомощным пред едва живой девушкой, пробудившейся после двух недельного забытья. Тейаровы Воины Света - она и теперь делала его слабым и беспомощным! Нет уж: он охотник - не добыча!
Прогоняя наваждение, Змей решительно тряхнул головой и привычно-скупым движением перекинул ножны на спину, закрепляя рукоять чуть выше плеча, а после... Его взгляд поднимался очень медленно, скользя по девушке столь внимательно и цепко, как сумели бы лишь ладони влюбленного мужчины. И столь же бессовестно и нескромно - василиск испепелил бы и гербовую накидку доблестной стражи Таллема, и доспех, и... - хотя нет, просвечивающую нижнюю рубаху пока оставил бы невредимой.
Многие утверждают, что подобные откровения весьма осязаемы, пусть даже говорят лишь глаза. А коли уж говорят глаза Змея, то осязать, возможно, придется все тридцать три кольца.
- Ты. Не меня. Боишься. Себя, - шептали губы, взгляд, успев подняться по телу девушки, искал ее взгляда, а сам василиск медленно приближался, не обращая внимания на ее оружие, даже когда один из ножей коснулся его груди: Кричи. Беги. Не сбежишь от себя.
Змей шептал, Змей звал, Змей манил к себе, пока не подошел до неприличия близко, пока не почувствовал ее дыхания, пока не ощутил касание ее груди на вдохе - только тогда он отвесил ей пощечину. Отрывисто. Без замаха. Размазывая по ее лицу все еще идущую кровь. Ударил и, бесцеремонно закинув себе на плечо, словно мешок муки, зашагал обратно к озеру.
- Мы идем к тебе. Скоро дождь, - скупо и сухо поставил ее перед фактом василиск и, сбросив с плеча в озеро, добавил. - Кровь смой.

+1

12

http://uploads.ru/i/L/9/A/L9A15.png
[float=right]http://s1.uploads.ru/t/Ubw85.png[/float]
Логика событий решительно ускользала от Кенты. Никогда раньше в ее жизни мужчины не вели себя так, как этот чешуйчатый. Оружие обычно вызывало агрессию. Или страх – смотря какой у кого характер. Никогда раньше, наставляя на противника оружие, она не видела, чтобы он усмехался и невозмутимо шел к ней. И смотрел, словно раздевая. Словно даже не сомневается в том, что она – его. Что покорится, едва он потребует этого… Кента чувствовала почти физически взгляд, прохаживающийся по ее телу. И казалось, что в темных глазах разгорается пламя, пожирающее накидку, доспех…раздевающее, ласкающее кожу пламя. 
- Ты. Не меня. Боишься. Себя. - тихий, хриплый голос. Пробирающий до костей, как мороз.
Кента чуть слышно зарычала, снова вспыхивая огнем ярости. Будь она чуть поспокойнее, задумалась бы: отчего так реагирует на эти слова, почему послушно бесится? Не потому ли, что бабушка была права, говоря «что в себе видишь – на то и реагируешь». Считала бы себя толстушкой – обвинения в лишнем весе бесили бы. А так… Неужели этот ублюдок ей и правда нравится? Да нет же, не может быть. Не может!!! – скрипнула зубами Кента.
Не может. Но он медленно идет к ней, ловя в капкан цепкого взгляда ее взгляд, мечущийся, пышущий жаром, ненавистью, яростью и… да, страхом. Себе врать незачем. Она боится его… Но уже где-то в крови загорается крохотный огонек. И близость василиска волнует совсем не как воительницу. Не потому ли клинки покорно замерли, не нанеся удара в такое близкое, доступное тело?
- Кричи. Беги. Не сбежишь от себя.
Бежать? Куда? Голос предательски сел. Крика не выйдет, только позорный сиплый писк. Как у мающегося похмельем сержанта. Убежать не выйдет – он только что конкретно показал, чем закончится ее побег. Он подошел совсем близко. Так, как не подходил еще никто. Даже в поединках Кента предпочитала дальний бой, не давая противнику сокращать дистанцию. Потому что ее личная территория – это ее личная территория. И никому не дозволено ее нарушать. Друзей у нее почти не было. И единственный, кто обнимал строптивую стражницу, - отец. Ему можно было и взъерошивать волосы дочери, и сгребать ее в охапку. Ему – можно. Отцу. Но не этому самоуверенному выродку.
Расширенными глазами светловолосая смотрела, замерев, как подошел близко тот, кто не поддавался логике ее понимания. Пока глаза, принявшие цвет орехового дерева, не зацепили в плен синие озера.
Удар!
Отрывисто, без замаха, оставляя кровавую полосу шириной в ладонь по всему лицу. Чья кровь? Его… Но судя по разбитой губе девчонки, не только.
Кента успела бы отреагировать, если бы ослабевшие руки не выронили клинки. Если бы… Но история не знает сослагательных наклонений. И Кента, брошенная в озеро прямо в одежде, очнулась от воды, показавшейся разгоряченному бегом телу ледяной. Голова звенела от удара.
- Мы идем к тебе. Скоро дождь. Кровь смой.
Возмущение полыхнуло с новой силой. Куда мы идем? И кто это мы, позвольте спросить???
- Я тебя не приглашала в гости, - еле слышно прошипела Кента, умываясь. Шатаясь, выбралась на берег. – Отвернись, мне надо выжать одежду. Я не ты, при посторонних не раздеваюсь. И не надейся, что я с тобой куда-то пойду.

Отредактировано Артика Ассалиан (2012-09-13 21:17:03)

0

13

Ее, казалось, не слышали. Змей, как и прежде, сидел на корточках у кромки воды и завороженно смотрел, как робкий озерный прибой тянется волнами коснуться его ног, но, испугавшись собственной дерзости, поспешно скатывается по песку прочь. Это забавное наблюдение вызвало усмешку, мелькнувшую тенью по губам василиска.
Когда он заговорил, молчание, повисшее у заводи, готово было лопнуть надорванной напряжением струной - пауза явно затянулась и, судя по нетерпеливо-нервным взглядам девчонки, ощутимо давило, словно бы собирающиеся на небе неповоротливые и тяжелые дождевые тучи опирались своими низкими "животами" на хрупкие девичьи плечи.
- Надо - выжимай, - равнодушно заметил Змей. Его тон был много красочнее слов, без обиняков и насмешек давая понять, что чужое смущение не заботит ни его, ни изредка плескавшуюся где-то в камышах рыбу. А сам говоривший не сменил даже позы.
- Я сказала, отвернись! - в рычании добычи было столько огня, что стоило ожидать вскипания воды в озере.  - Совсем не обязательно было швырять меня в воду, чтобы смыть кровь. А за то, что ты меня уда...
- Где живешь? - глухо спросил Змей, не удосужившись дослушать надрывное тявканье старательно скалящей клыки девицы. Теперь его взгляд был устремлен на нее, внимательно ожидающий ответа василиск, словно удав, ждал признаний замеревшего от ужаса кролика.
Сможешь, солгать, добыча?..
Наверное, если бы не надвигающийся дождь, он бы одарил ее усмешкой и позлил еще. Наверное, он бы ее даже взял прям тут, в воде, чтобы обуздать эту рвущуюся на свободу страсть - одежда легко бы уступила сильным рукам, а девчонка бы в итоге признала, что именно этого она хотела и добивалась от него... Но вместо того Змей мягко поднялся и, отвернувшись, пошел подбирать упавшее оружие - два боевых ножа искусной работы.
Клинки оказались и впрямь хороши - василиск успел оценить их по достоинству, несколько раз подкинув, коротая и без того короткий путь обратно, к пленнице. Ее смелости хватило лишь отжать длинные волосы да накидку, ее дерзости хватило огрызнуться в ответ на его вопрос, пригрозив мужем: Овдовеешь, - вторя ядовито-едким ноткам ее голоса ответил Змей, мягко оплетая запястья пленницы длинной полосой ткани. Мягко. Осторожно. И грубо, даже жестко, затянуть - чтоб не выскользнула.
- Ссссссссссвфолочь - шипела девчонка, пока василиск убирал ее ножи в ножны ее же ремня. - Тварь самоуверенная! Я мокрая! Ты...
- Мокрая - эт хорош-ш-шо...
... собрался тащить меня прямо так? Как ты объяснишь стражнику на южных воротах, кто ты такой и почему я связанная и мокрая? Развяжи меня, выродок!
Пальцы василиска  цепко поймали подбородок девушки, хотя со стороны могло показаться, что он едва держит ее. Его глаза изучали ее, обволакивая медовой патокой взгляда, бесцеремонным рывком повернув к себе разбитой губой... Очень медленно, смакуя, Змей облизал губы добычи, слизывая кровь: Тебя. Почти изнасиловали...

Отредактировано Даггер Таашх (2012-09-21 23:02:55)

+3

14

Совместный пост Даггера Таашха и Кенты Грасс
http://uploads.ru/i/L/9/A/L9A15.png
[float=right]http://s1.uploads.ru/t/PHIxy.png[/float]
Оторопевшая Кента, изумленно распахнув глаза, замерла, уплывая в патоку взгляда. Он ничего не делал… Просто смотрел на нее. Просто изучал. Держа за подбородок…
Когда ее губ коснулся язык василиска, неторопливо слизывая кровь, у пленницы потемнело в глазах от ярости. Тварь!! Как он… кто ему позволил, выродку дохлой ящерицы????
- Меня???? Стражницу???? Кто тебе поверит, идиот! В этом городе ко мне не рискнет подойти ни один преступник! Развяжи руки!
Василиск рывком поднял Кенту за локоть, нарочно делая ей больно. Попытка отшатнуться бесславно провалилась. Как и все предыдущие. С треском разорвал штанину, железными пальцами приподняв ее лицо и заставив посмотреть в глаза.
- Рискнул один.
Осмотрел дело рук своих, хмыкнул скептически. – Ну, похоже.
Кента зарычала и на миг зажмурилась, пытаясь справиться с собой.
- Ну и выродок же ты...- В ее глазах сверкнуло пламенем ненависти. Его прикосновение до обидного походило на поцелуй. Именно это и взбесило стражницу.  - Руки развяжи, спаситель Тейаров! Иначе не похоже на спасение!
Это требование возымело на ублюдка не больше действия, чем сухой шорох воды в озере. Вытащив из мешка плаш, накинул его на пленницу и аккуратно расправил складки, чтоб не видно было связанных рук. Склонившись к ушку Кенты, чеканным шепотом посоветовал:
- В твоих интересах, чтоб никто не заглянул под плащ. Иначе ты будешь смотреть, как унизительно умирают твои друзья.
Кента застонала от бессильной ярости. Выродок тухлого дракона! Нашел-таки, урод, больное место. На южных воротах сегодня Генри, молодой парень, год как в страже. Собрался жениться… Подставить его из-за собственной тупой самонадеянности? Нет. Только не это. Скрипнув зубами, вскинула голову, встретив колючим взглядом равнодушный медовый плеск:
- Они-то при чем?? И с чего ты решил, что я отсюда куда-то пойду?
И тут же полетела в траву – василиск грубо толкнул ее в спину, шагнув следом, и Кента не успела среагировать – тренированное тело подвело хозяйку, споткнувшись о камень. Но не успела девушка прошипеть очередное ругательство, как василиск схватил ее за руку и поволок за собой, не особо заботясь, успевает она или нет. Через несколько шагов Кента сдалась:
- Хватит!!! Я сама пойду! Отпусти меня, тварь чешуйчатая!
Захватчик остановился. Кента скрипнула зубами и опустила голову, ненавидя себя за проигранную схватку. Через несколько невыносимо долгих секунд она шагнула вперед.
В полном молчании василиск и его пленница дошли до края леса, за которым начиналась окраина Таллема, южные ворота которого Кента проходила ежеутренне, выходя на дежурство. Перед тем, как выйти в переулок, увенчивающийся воротами, Кента предприняла последнюю попытку получить свободу:
- Развяжи. Я сама пойду. Слово стражи.
Еле слышно застонала от боли в ушибленном колене, неловко переступив с ноги на ногу. Просьбу проигнорировали. Подтолкнув ее в спину, василиск буркнул:
- Слово добычи не стоит и мизинца. Придем - развяжу. Если будешь умницей.
- Я не добыча! – огрызнулась Кента, резко обернувшись. Вскинула голову, испепеляя взглядом наглеца. - Я стражница Таллема. И моему слову верили люди получше тебя!
- Была, - невежливо фыркнул змей, шагая по дороге и совершенно не глядя по сторонам, словно его не интересовали красоты Таллема. - Иди молча. Не привлекай внимания. Можешь чуть пореветь - это к месту.
- Обойдешься! – чуть слышно прошипела Кента. - Моих слез тебе не увидеть!
И тут до нее дошла фраза. Резко остановилась: - Что значит была???
Василиск, потерявший терпение, рывком толкнул добычу к стене ближайшего дома. Зажал рот и прошипел: - Ты теперь моя. Твоя жизнь и благополучие зависят от того, насколько ты мне не мешаешь. Поняла? Или тебе рассказать в деталях, куда ты можешь пропасть?
Волна ужаса залила девушку – в медовых глазах ее захватчика полыхнуло пламя, словно сама Габриэль выглянула из них. Кента стряхнула руку с лица.
- Я не вещь, - тихо, но твердо прошипела она, спасая остатки самолюбия. - И то, что я сейчас в твоих руках, не делает меня вещью. Если ты не собираешься привлекать внимание, то нам лучше не стоять здесь - вон в том доме бордель. Хочешь, чтобы к нам подошел его охранник? Он меня знает и очень удивится, что я делаю в таком виде в компании подозрительного типа.
Василиск поморщился, коротко оглянувшись на бордель: - Веди… и не дури. Потом поговорим. Если ты захочешь еще.
- Захочу, поверь, - окатила его ледяным презрением Кента. - У меня масса вопросов. Нам туда, - кивнула в сторону переулка. - За поворотом аллея, в конце которой мой дом.
На воротах действительно дежурил Генри. Улыбнувшись коллеге, изумленно ахнул, заметив ее вид:
- Кента! Что с тобой? Кто тебя так?
Прежде чем девушка успела ответить, она ощутила на локте руку василиска, предупреждающе сжавшего ее. Стоя рядом, чуть позади, он излучал полнейшую законопослушность. Скрытый под рубашкой признак - чешуя - недоступен взглядам. А что мокрый - так девушку спасал.
- Да нашелся выродок, - вздохнула Кента, призвав все свое актерское мастерство. – Я за мостом патрулировала. Показалось, что в озере кто-то тонет. Подошла… а он на меня кинулся. Громадный, как дракон… в итоге искупалась… и вот, штаны порвал, - кивнула на ногу. – Ладно Альк мимо шел, выручил. Пойду домой, прилягу. Замерзла еще, мокрая, как ящерица в сиропе.
- Ну иди, конечно. Я скажу, что ты до конца недели на работу не выйдешь, - улыбнулся Генри. – После такого шока тебе надо побыть дома. Присмотрите за ней, - попросил он василиска. Тот вежливо кивнул, демонстрируя уверенное спокойствие.
Спасения не будет. У Кенты не хватило духу дать Генри понять, что она связана… что ей страшно. Дрожащий голос он списал на последствия нападения… а проклятый василиск сыграл свою роль безупречно. Должное беспокойство во взгляде, подчеркнуто бережные объятия спасенной. Выродок!!!
За самоедством Кента не заметила, как дошли до дома. Остановилась перед воротами, безучастно сообщив:
- Ключ в кармане на левой штанине.

Отредактировано Артика Ассалиан (2012-09-23 01:49:55)

+3


Вы здесь » За гранью реальности » Неоконченная история » Я тебя ненавижу!! Ненавижу?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно