За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Неоконченная история » Jawol, mein obershturmfuhrer!


Jawol, mein obershturmfuhrer!

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1. Участники: Теодор Данкельхайд, Лео Альден
2. Время действия: 6 число месяца Страстного Танца, 1645 год, поздний вечер
3. Место действия: Ацилотс, улицы
4. Описание ситуации: Инквизицией замечен и выслежен шадос. Сверху поступает закономерный приказ: "Убить". Вопрос лишь в том, возможно ли это выполнить, если в распоряжении Ордена имеется лишь пьяный в стельку охотник и обозленный шпион.
5. Дополнительно: -

Отредактировано Лео Альден (2012-10-25 18:04:42)

0

2

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Лео Альден (2012-11-11 14:54:30)

+3

3

- Да налей же ты еще!
- Нет. Тебе хватит. - громкий и твердый голос, прозвучавший как набат над стойкой, пошатнул нетвердые позиции Теодора, и последний задумался: а стоит ли опрокидывать еще кружечку? Или же остаться в относительно стабильном состоянии? Хотя, пока он сидит и ничего не делает, оно, конечно, стабильное, но лучше не пытаться встать, хотя рано или поздно придется.
- С чего ты взял? - спокойно спросил инквизитор, и язык почти не заплетался, хотя блуждающие блестящие глаза выдавали, как говорится, с потрохами. - Я еще даже не начал.
- Ты уже закончил. - трактирщик был непреклонен, как базальтовая скала, - Ты хоть знаешь, сколько ты выжрал?
- Ниет, - добродушно покачал головой Тео, - Я уверен, не больше двух литров эля.
Хозяин заведения невесело улыбнулся:
- Да, эля ты выпил два литра, еще кувшин вина и проспиртованный виноград, который таких доходяжных, как ты, сшибает с одной миски. Ты же все еще сидишь, а я не собираюсь усугублять ситуацию. Мой знакомый проводит тебя до дома.
- До дома? - иштэ икнул и оперся об стойку руками, - У меня нет дома. У меня есть лишь цель! И сегодня моя цель - выпить! Я даже не пьяный, - некоторые посетители с неодобрением покосились на шумящего, еще один, сидящий в темном углу, незаметно усмехнулся. - а за выпивку я плачу! В чем же дело? - последние слова были сказаны весьма неразборчиво, и Обреченный перевел дух, пытаясь уследить за выражением лица трактирщика.
- У тебя деньги кончились час назад. Следовательно, ты не сможешь заплатить за этот кувшин, что и говорить про следующий?
- Да? - Теодор моргнул, затем моргнул еще раз, но смысл этой фразы не собирался изменяться, - Оу-у. - и пьяное тело обреченно сползло на стойку, пытаясь запустить мыслительные процессы, откуда взять еще денег.
- Господин Данкельхайд, полагаю? - иштэ выгнул бровь и попытался поднять голову, но тщетно - последняя упорно не хотела двигаться. - Труба зовет, зло не дремлет. Пройдемте за мной.
Инквизитор никак не отреагировал на слова незнакомца. Если бы он выслушивал все, что говорится в тавернах пьяными посетителями, то давно бы уже сошел с ума. А, погодите. Он ведь уже. Ну, будет ему урок на будущее.
- Отстань, гремлин, я в печали, - томно вздохнул Малышка, выпуская неповторимые ароматы смеси алкоголя на потемневшее дерево стойки. "Наверное, оно потемнело, потому что пьяные драконы выдыхали огнем, нечаянно. А я так тоже могу!" - легкий щелчок пальцами, выдох, - и на стойке заплясали крохотные огоньки пламени, которые практически сразу погасли. Тео тупо уставился на них, пока не понял, что промазал.
- Хотя нет, погоди, у тебя есть деньги? Мне нужно заплатить. - на всякий случай пояснил он, все еще не в состоянии поднять голову и взглянуть, кто же там такой пришел и что у него за срочное дело. - Или другой вопрос - ты умеешь быстро бегать? - мысль, пришедшая сейчас в голову к иштэ, была, несомненно, гениальной. Гениальной настолько, что впору брать лопату и окапываться по самые уши и даже глубже, как это делают гномы. Еще один щелчок пальцев, выпитая чужая рюмка с чем-то обжигающим, громкий выдох - и огненный факел стремительно распространился по стойке, поджигая какую-то тряпку и изношенную шляпу, хорошо хоть, его шляпа была на своем законном месте. Все-таки проспиртованный виноград, что с него взять.
"Бежим!" - промелькнуло в мыслях, а инквизитор уже секунды три как стремительными прыжками несся к выходу, прежде схватив за руку пришедшего. Голова все так же безвольно болталась, отчего вся таверна крутилась, как крохотная рыболовецкая лодка в водовороте, а живот, видимо, решил присоединиться и решительно подавал признаки восстания - в общем, желудок крутило, селезенка болела, печень со всем справится не сумела. Отпихнув стул и начинавшего вставать с него человека в сторону, Теодор, поднырнув под захват вышибалы, выскочил в дверь, резко повернул, набирая скорость и побежал... до первого же угла. Очевидно, он специально увеличился в размерах, чтобы сбить с ног инквизитора, и тот, распластавшись на мостовой, к его похвале, пытался удержать содержимое желудка внутри, хватая ртом воздух. Можно попробовать встать, но зачем? На улице приятная прохлада, на небе звезды, кто то тащит тело Тео. Благодать.

+4

4

- Вижу я, в какой ты печали. Пойдем же и развеем ее.
Лео приходилось общаться с самыми разными людьми: замкнутыми и идущими на контакт, болтливыми и угрюмыми, даже с сумасшедшими. И он давно уже вычислил, что с пьяными нужно разговаривать как с детьми. Пока ты сам не бесишься и держишь себя в руках, не повышаешь тон и ведешь себя дружелюбно, есть шанс, что удастся заставить несчастную жертву зеленого змия делать то, что тебе надо. Ну или по крайней мере заставить двигаться в нужном направлении. Поэтому Лео не стал реагировать ни на гремлина, ни на то, что его коллега, похоже, пытается сделать из себя нечто огнедышащее. Если человек в подпитии так желает стать драконом, почему бы и нет? И этим можно воспользоваться, если указать, куда плеваться огнем и кого жечь. Но на вопросе о деньгах и беге терпение усталого Лео начало давать трещину. Раз инквизитор не может даже сфокусировать взгляд на чем-то, то становится понятно, сколько придется выложить за него Альдену. А у него самого в карманах было совсем не густо, вряд ли бы хватило. И к чему тут бег?
- Бегаю быстро. Но это к делу не… - но договорить ему не дали.
Теодору, похоже, удалось изобразить дракона, причем эффектно и даже красиво. Альден, как маг огня, оценил. Но вот тот кросс, что последовал за огненной феерией в чужом стакане, ему по вкусу не пришелся, хоть он и понял, к чему был вопрос.
Охотник вцепился в руку юноше и помчался к выходу, перепрыгивая через стулья и расшвыривая в стороны посетителей. Лео, аки бешенная горная коза, бежал следом. А куда деваться, если тебя не спрашивают, хочешь ты устроить забег с препятствиями или нет, а просто тянуть, почти волоком? И если Теодор вполне успешно ушел из-под захвата вышибалы, то Альдену пришлось маневрировать, чтобы увернуться от летящего по инерции тела мужчины. При этом юноша наступил на кого-то, услышал о себе много чего нового и получил пожелание лично повстречаться с Тейаром.
Дальше – лучше. Казалось бы, вот они уже на улице, все, больше не надо ни скакать, ни бежать. И да, они действительно остановились. Вернее, охотник остановился, растянувшись на мостовой и явно не собираясь подниматься. Лео оглянулся, увидел неприметный проулок между двумя неказистыми домами, подхватил инквизитора под подмышки и поволок туда. На него оборачивались прохожие, но увидев недалеко таверну, сочувственно и понимающе кивали. А Альден чувствовал себя идиотом.
«Ничего, и не таких кадров протрезвляли. Разберемся».
Добравшись, наконец, до проулка, Лео усадил коллегу на землю, оперев спиной о стену. Было темно, и это било по психике самого Альдена. Привычным жестом призвав небольшой огонек и держа его над ладонью, юноша сел на корточки перед охотником и пощелкал пальцами перед его глазами.
- Ночь прекрасна, понимаю, но, может, ты хочешь сделать ее еще прекрасней, украсив улицы кровью и кишками исчадия тьмы?

Отредактировано Лео Альден (2012-11-11 14:58:23)

+2

5

- Да твою же в Ильтара душу пресвятую мать, - зашипел инквизитор сквозь стиснутые зубы, - нельзя ли, мля, поаккуратнее-ять! - громко клацнули чьи-то зубы, и Тео громко заголосил с закрытым ртом, издавая булькающие звуки возмущения, - А яфзык ты мни-е тоже купифь?
Конечно, нельзя ругать того, кто тащит тебя по мостовой от тех, кто желает содрать с тебя шкуру, но если вначале у незнакомца вполне сносно это выходило, то затем он ускорился, и филейная часть иштэ сейчас требовала если не замены, то тщательной обработки с ниткой и иголками. По крайней мере, ему сейчас так казалось. Хотелось казаться.
"Что на лошади проскакал, ей-богу. Лучше бы я проскакал на лошади! Нет, са-а-авсем дурно-о-ой..."
Его тушку заботливо прислонили к земле в таком комфортном переулке, где ни тебе посторонних глаз (осталось еще выяснить, считается ли посторонним вот этот субъект), ни ярких огней, и если бы не горящие внутренности, то Теодор тут бы и заснул до следующего дня, а то и вечера. Какая разница? Ведь...
- С-с-су-у-у-у-у-у-у... - вновь пьяно зашипел Обреченный, пытаясь спрятаться от резанувшего кинжалом по глазам света.
- Ночь прекрасна, понимаю, но, может, ты хочешь сделать ее еще прекрасней, украсив улицы кровью и кишками исчадия тьмы? - да он еще и издевается. Теодор замахал руками, норовя попасть по огоньку и потушить его, но тщетно, то ли руки проходят сквозь него, то ли сидит слишком далеко. Так продолжалось секунд двадцать, пока глаза перестали ныть от боли, а сам инквизитор с недобрым выражением лица уставился на добрую душу, наверняка чего-то хотящая взамен на спасение. Молодой человек, явно сверстник внешне, смахивающий на девку - почти как сам Тео, только вот воронье гнездо на голове у него было поприличнее инквизиторского, и волосы светлее.
- Пока что из прет-енд-дентов ты первый, - сверкнул глазами иштэ, старательно, но все еще пьяно выговаривая слова. - Ты хотя бы в курсе, кто я-я-а-а? - и его голова безудержно завалилась набок. Что и говорить, пить трудно, а пить шесть часов подряд - труднее втройне. Стоит ли говорить, каких усилий стоила пробежка? Думается, нет.  - И потуши огонь, кучерявый. Глаза болят. - поморщился он, нащупывая флягу с стратегическим запасом гномьей "Магмы Ярости". Варилось оно гномами и для гномов, поэтому пара глотков может сбить неподготовленного с ног и заставить раздереть себе горло, чтобы оно, наконец, перестало жечь, хотя с "Красной Феей" и не сравнится. Но горный народ плюнул на "напиток буржуа" и сделал свой, пару фляг которого так приятно опустошить после длительного забоя в шахте, и как говорят они сами, чтобы сварить "Магму Ярости", им приходится спускаться в самые глубины, где жар от земли заставляет раздеться чуть ли не догола. Ну и пусть спускаются. Пока его можно купить, Теодора не интересует история этой огненной бурды. Раздался громкий "чпок!", и иштэ, взмахнув флягой перед лицом сидящего перед ним, прохрипел:
- Тебя как звать-то, касатик? И что ты там нес насчет темных? - инквизитор закашлялся и приложился к напитку. - В любом случае, всткха-кха-хеть мне помосчщь не нужшна твоя. - и вправду, охотник, кряхтя и кашляя, встал, опираясь рукой об стену и окинул мутным взглядом переулок. - Да и, конечна, спас-сибо тебе, но. - но договорить он не успел. Мгновенно разлившееся по организму тепло заставило тот пошатнуться, ноги стали ватными и почти невесомыми, зато руки словно свинцом залили и маг, покачнувшись еще раз, нестройными, но ускоряющимися шагами уверенно потопал вперед, сильно кренясь, затем резко встал, попытался поправить свою шляпу, но не смог, крутанулся вокруг своей оси и замер, шатаясь, словно осинка на ветру. Окончательно остекленевшие глаза не выражали ровным счетом ничего.
- В-выпит! Хошь? - он протянул флягу по направлению к незнакомцу, который почему-то стоял так далеко. Может, призвать "теневые руки" и поднести ему? А то, наверное, дворянин какой, раз сам не идет.
"Хорошая мысль." - кивнул Обреченный сам себе и принялся плести заклинание, не замечая, что невидимые простому глазу нити и узлы вяжутся совсем не так, как надо. Ну, это как-то напоминало формулу призыва, конечно. Но чего?

Отредактировано Теодор Данкельхайд (2012-09-22 19:27:20)

+3

6

Невзирая на то, что коллега явно не особо жаловал огонек  в данном состоянии, Лео проигнорировал просьбу его потушить. Пусть инквизитор фокусирует свой взгляд хоть на чем-то, чем будет медленно, но верно впадать в непробудный сон. Тогда шансов его растолкать было бы ровным счетом никаких. И пришлось бы его волочить куда-нибудь еще, где есть хотя бы крыша. Не оставлять же коллегу валяться в грязном переулке ночью. Холодно еще, в конце концов, да и личности всякие сомнительные ходят. Но это все дело десятое, свет нужен был самому Альдену. Фобия, что б ее.
- Пока что из прет-енд-дентов ты первый. Ты хотя бы в курсе, кто я-я-а-а?
- Ага. Великий и ужасный инквизитор. Почему же, как ты думаешь, я тебе ходил и искал полночи?
Ну, полночи или нет, это не столь важно. Хотя для уставшего Лео все казалось долгим. Если бы не правила, он бы собственноручно свернул шею обнаруженному шадосу и тихо-мирно ушел домой. Казалось бы, скольким людям было бы лучше: и охотник бы напился еще больше, и Альден не сидел в темном проулке. Благодать. Но нет, строгое распределение обязанностей запрещало брать на себя чужую работу. Хотя какая разница, умирать от рук трезвого, или не совсем? Может с точки зрения гигиены и этики она и была, но в общем и целом ее не наблюдалось.
Теодор достал фляжку, явно не соком наполненную. Видимо, для него вечер еще не закончился. Хотя куда уж веселее…
- Лео я, Ле-о. Из того же цирка, что и ты, - Альден закатал рукав рубашки продемонстрировал татуировку, при этом подозрительно глядя на фляжку. – Нашел шадоса, теперь твоя очередь прочитать ему длинную пафосную речь о всесилии инквизиции и красиво убить.
И тут тоже Лео слегка загнул. Скорее всего, если так дело пойдет и дальше, ему придется вести охотника к дому темного под ручку, самому читать речь и указывать пальцем, в какое место бить. А утром и отчитываться.
Будто опровергая эти мысли, коллега решил, что достаточно отдохнул, и настала пора вставать. Альден не мешал, только поднялся вслед за ним. Не помогал тоже, просто смотрел, как инквизитора шатает и сносит в сторону.
«Интересно, это всегда так, или мне одному так подфартило?» - уныло подумал юноша, глядя на это плачевное зрелище, которое, к тому же, и ему предлагало выпить из этой самой фляжки сомнительного содержания.
- Знаешь, давай хоть кто-то из нас останется в трезвом и рабочем состоянии. Нехорошо Орден позорить.
Нашел кого останавливать. Любой маг всегда отличит пьяный бред от плетения заклинания, пусть и совершенно другой школы. И вот теперь охотник явно пытался использовать магию, причем успешно или нет, Лео еще не понял. Это точно был не огонь, инквизитору он оказался не по душе в темном переулке. Тогда что? Альден не знал в лицо и половины рядовых членов Ордена, и этот охотник был из той самой неизвестной половины. Так что плести он мог что угодно. То есть действительно что угодно, на пьяную-то голову. Долго ждать не пришлось: в воздухе начало что-то проявляться. Насколько это «что-то» опасно, Лео проверять не стал, сделав первое, что пришло  голову.
- Слушай, мне надоело его держать. Лови! – и, чуть увеличив огонек в размерах, перекинул охотнику в руки.
Это как минимум должно было прекратить плетение заклинания и отвлечь от всего, кроме магии огня. Если уж он сумел поджечь стойку в таверне, то огонек точно словит. Ну а если не словит…

+2

7

Нитку сюда, провести петлю, захватить семиконечной звездой - инквизитор уже, по правде говоря, забыл, что он хотел изначально сделать. Сейчас он просто импровизировал, создавая новые узлы и фигуры и нанизывая их на пальцы левой руки, заставляя воздух вокруг заметно подрагивать от витавшей энергии. Почему? А вы что, никогда не слышали, что пьяных магов следует опасаться? И не только потому, что они с легкостью могут вспылить и сделать вам геморрой на всю жизнь, а и потому, что магия в таком состоянии дается легче, пусть и сплести приличное заклинание будет непросто. Это случай, кстати, исключением не был: одна из петель резко раскрутилась, задевая остальные нити, все плетение принялась стремительно разрушаться, высвобождая свою силу, а перед Теодором едва различимо вспыхнул высокий и тонкий фиолетовый силуэт чего-то такого... неприятного, можно было кожей почувствовать мороз, который исходил от этого существа. Охотник снова пошатнулся, пытаясь удержать равновесие и плетение одновременно.
- Слушай, мне надоело его держать. Лови! - Лео, похоже, тоже что-то не понравилось, и хотя инквизитор не совсем понял, пытался ли он отдать ему этот хренов светильник (что было бы очень опрометчивой идеей), или же решил поразить призванную тварь этим, несомненно, всеразрушающим огнем (что было бы просто смешно).
- Идигот! - прокаркал Тео, чуть ли не заваливаясь назад, - Бесполезна! - и тут в его темную головушку и закралась мысль, что если огонек не словить, то либо инквизитор загорится аки факел, либо одно из двух. А так как думать ни времени, ни желания не оставалось, то он просто вытянул обе руки вперед, наклонившись вперед и вспоминая, как обращаться с огнем, хотя буквально минут десять назад заставил загореться струю пламени в таверне. Да кому она вообще нужна, эта память? Она что, нанималась? Ни она, ни руки не подписывались на работу с огнем, а приходится. Светлячок встретился с правой ладонью иштэ и, хлопнув, заструился жидким пламенем по одежде. Тут уже как не крутись - не потушишь, поэтому инквизитор быстро (умеет же, когда может) создал одну золотистую нить, вторую, сделал петлю, провел по рукаву, собирая весь огонь на концах нитей, заставляя те светится багровым светом и вплел в один из узлов своего плетения. Вспыхнуло.
"Если бы все это происходило на ночном небе, смотрелось бы красиво." - неожиданно для самого себя подумал Теодор, поправляя плетение и выкручивая его водоворотом вокруг трех звезд, добавил еще одну, ярко светящуюся огненную, провел пути через потоки силы и замкнул цикл, чтобы энергия равномерно циркулировала в плетении; последнее сразу же погасло, показывая свою завершенность, а силуэт растворился в воздухе, оставив после себя иней на мостовой.
- Терь этй штукой, можна, н-нверна, весь тот тр-рактир-р! Развалить, к соба-кхам! Во-о-от, - демонстративно показал он руку, на которой едва различимыми черточками красовалось заклинание, - Мастер, гхм, терство ниэта, не пропьешь! А ты гришь, "па-азоришь"! - перекривлял охотник Лео, сильно накренился, встретил спиной стену и сполз по ней. "Магма Ярости" - очень коварная штука, как ни крути. Но даже от нее есть лекарство, и Обреченный, как уже бывалый потребитель подобного рода напитков, его прекрасно знал. В переулке раздался кашель, громкое бульканье и звук изливаемого содержимого желудка на землю. Сразу же завоняло, даже не кислятиной - спиртом, и его пары стремительно распространялись, заставляя крыс в спешке покинуть этот участок местности во избежания возможных отравлений.
- Давно же ятак не напив-лся, - отдышался инквизитор, вытирая тряпкой лицо. - Каво ты там, гришь, нашел? Шадоса? Убить кр-расиво нада? - маг облизнул пересохшие губы и открыл флягу. Конечно, пить нехорошо, а смешивать - еще вреднее, поэтому пусть в крови будет только гномья бурда. После пары шумных глотков иштэ даже полегчало, в голове появилась какая-никакая ясность, хотя глаза стали такими, что, казалось, ударь по ним молоточком - и они зазвенят. Впрочем, кто там в темноте будет всматриваться в глаза человеку, от которого несет выпивкой на всю улицу?
- Вот видишь, и пьяным можна работать, - поучительно высказался Тео, относительно легко поднимаясь на ноги и почти не качаясь. - Так что веди, куда надо, Лео, будет тебе счастье, ну и Ильтаров сад, если что-то не получится. - инквизитор хихикнул, доставая кинжал и вытирая об почерневший рукав камзола. Конечно, шадоса забить - это не с нергалами дружбу водить, куда сложнее. Но кто его спрашивал? Раз это не может подождать до завтрашнего утра, значит, что-то важное. А Теодора еще и к медали могут представить, мол, за выполнение боевого задания в особо тяжких условиях. Было бы неплохо.

Отредактировано Теодор Данкельхайд (2012-09-23 14:54:32)

+2

8

Вокруг коллеги было столько алкогольных паров, что он мог легко вспыхнуть, как спичка. Нет, даже не так: по всем законам логики именно это и должно было произойти. Никакой мужской солидарности, скажете вы? Действительно, ну с кем не бывает, зеленый змий одолел. Но сегодня Альден был не расположен к пониманию и задушевным беседам. Тем более, когда прямо перед тобой, похоже, кого-то призывают. Если бы момент был другим, а охотник – трезвым, Лео бы и сам с удовольствием, из чистого любопытства, посмотрел, что же такое оттуда вылезет. Но сейчас неясные очертания исчезли, а Теодор, чего и следовало ожидать, загорелся. Прискорбная ситуация. Но самое обидное было то, что вот сейчас горит тот, на которого Альден потратил свое время и нервы. Надо же уважать собственный труд, а вывести пьяного человека и убедить его делать то, что нужно – самый настоящий труд. И вот теперь он горит. Действительно обидно. Но коллега явно смекнул, что к чему, и справился вполне самостоятельно. Но за его манипуляциями с огнем Лео следил очень внимательно. Очень.
- Можно и развалить, но не трактир. Устрой большой бум шадосу – он оценит, - саркастично заявил Лео.
Отлично, с уговорами с большего разобрались. Можно было теперь даже выдвигаться на кровавую расправу с исчадием тьмы. На которую, кстати, Альден даже хотел посмотреть. Нет, помогать он не совсем трезвому товарищу не собирался – не его работа, а сверхурочные платить никто не собирался. Но ведь зрелище обещало быть как минимум интересным. Да и вообще хотелось получить какое-то моральное удовлетворение: юноша несколько дней своей жизни угробил на хитрого темного, пусть теперь он столкнется с силой еще более страшной и упрямой – инквизицией в подпитии.
Коллега, кстати, решил еще раз напомнить о своем плачевном состоянии, явив миру содержимое своего желудка. И вот на этом нервы Альдена наконец не выдержали, и он сам поспешил покинуть переулок, ставший еще более грязным и отвратительным.
- Вот видишь, и пьяным можна работать, - послышалось и переулка.
«А потом возникают идиотские вопросы, откуда у Ордена столько проблем. Не поверите, я могу ответить на этот вопрос» - подумал Лео, устало проведя рукой по лицу.
Вот чему его отец и научил, так это дисциплине. Альден не спорил, сейчас он пытался вывести из себя эту заразу, искоренив всякое отцовское влияние на себя. Но все же как хорошо, что определенные принципы, усвоенные еще в детстве, не давали ему являть собой вот такое зрелище. Если отношение к работе – то максимально серьезное, без обычной дурости.
- Так что веди, куда надо, Лео, будет тебе счастье, ну и Ильтаров сад, если что-то не получится.
Осмотрев охотника, который относительно устойчиво держался на ногах, Лео пошел в обратную дорогу, к дому цели.
- Никаких садов. У меня еще здесь дела есть. Так что помирать будешь один.
Добрых полчаса инквизитор петлял по улицам, особо не торопясь, но и не слишком тормозя процесс. Все было запланировано до минуты. Не имело смысла приходить раньше определенного времени.
В начале одной из улиц, не особо приглядной и очень тихой, Лео остановился. В нужном доме, как и несколько последних дней, на втором этаже горел свет, который исходил из подсвечника на две свечи. Да, Альден ухитрился узнать даже это. И то, что подсвечник стоит на другом конце комнаты относительно окна, и что хозяин комнаты ложится спать не раньше полуночи. Дом принадлежал торговцу, не особо успешному и влиятельному, который уехал в Вильдан. Этот же кадр, что сейчас занимал дом лавочника, достаточно ловко объяснил интересующимся, что он тут забыл. Настолько ловко, что все ему поверили и особо не заморачивались, что ведет он себя странно и вообще живет в чужом доме. Но не в этом была суть. Все равно соседи его больше никогда не увидят.
- Значит так, - повернулся Альден к Теодору, - отсюда шестой дом по правой стороне. На втором этаже свет, как от свечи. Именно там он сейчас и должен находиться. Можешь приступать, если тебе больше никакой информации не требуется.

+1


Вы здесь » За гранью реальности » Неоконченная история » Jawol, mein obershturmfuhrer!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно