За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Неоконченная история » Тихо, детка, больно не будет.


Тихо, детка, больно не будет.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://s1.uploads.ru/l6V9k.png

1. Участники: Ильтиа Варг, Кантэ

2. Время действия: полгода назад с незначительным хвостом

3. Место действия: Ночной лес

4. Описание ситуации: Невозможно ощутить весь восторг от шитья по живому. Самое живое во всех нас - душа, раны которой плохо затягиваются, легко расходятся и всегда оставляют шрамы. Можно представить, какое это великолепие - разрывать швы внутри себя лишь мыслью, не давая вольности ничему больше. В этом действе есть своя психоделика, свой шарм, тонкость чувств, душевный взрыв, армагеддон. Его невозможно увидеть, только почувствовать. Ощутить, как на застарелых увечьях кто-то остервенело рвет один шов за другим, с мясом вырывает каждую нить. А ведь эти нити с момента закрытия раны остаются там навсегда, знаете, как мысли в голове знающего - о них можно не вспоминать, но забыть невозможно. Когда же их начинают беспокоить, приходит эйфория. Мазохист? Нет, просто живой. Эйфория боли ударяет в мозг, дает сигналы к действию, приказывает рыть пальцами в глубь порезов, заставляя их кровоточить все быстрее. И вытаскивать наружу то, что под слоем пыли толщиной в сотню с лишним лет все еще жило и дышало. Напоминало о себе каждый подходящий случай. Теперь рвется наружу, цепляется своими слабыми, но, Тейар подери, острыми когтями. Маленькое, немощное, сжигающее изнутри существо, кричащее громче банши, пронизывающее больше, чем насквозь. Всего лишь мысль. Но какая безумная и глупая. Да что там... идиотская, бессмысленная, мысль истинного дурака, захотевшего вновь пережить события давно минувших дней. Тех дней, которые уже мертвы и даже не похоронены. Потому что растворились, в тот же миг, навсегда, до конца вселенной.

5. Дополнительно: Флеш содержит сцены секса, участники ответственности не несут, дети - смотрите мультики.

+3

2

Сумрак покрывал землю, укутывая своими теплыми ладонями невесомые травы и водную гладь. Алые всполохи расчертили небо заманчивыми узорами, где-то в отдалении кричала ночная птица, поднявшаяся чуть раньше, чем прежде.  На верхушки деревьев будто чья-то рука пролила крови, крови неведомого врага. Горячей, еще не остывшей, насыщенного цвета только что открывшейся раны. Сорвать бутон чьей-то неудачи, наполнить легкие запахом металла, почувствовать привкус адреналина на губах. Чей-то бешенный стук сердца отдается в висках приятным покалыванием, а твое собственное замирает перед последним, финальным аккордом песни стали.
Близость водоема накладывала свой отпечаток – вот уже по земле поплыл густой туман, в который так захотелось запустить пальцы, взлохматить непослушную гриву молочной пелены, терзающей твои собственные сапоги.  В этих краях было слишком влажно, по мнению Ильтиа. Почва сыто хлюпала под ногами, выдавая, пожалуй, любую тень, желающую подкрасться незаметно. Жители маленькой деревеньки, куда и направлялась Варг, и слышать не слышали ни о каких тенях и внезапных смертях, конечно же. И не следовало бы нарушать спокойный, размеренный лад их коротких жизней. Выбора, к сожалению, не было.
Когда на ее стол легла прожженная чем-то бумага, капитан Ордена Паладинов решила для себя  - на задание отправится именно она. Слишком долго сидела она без дела, ей хотелось размяться. Верный фламберг уже почувствовал запах приближающейся ржавчины, ей так казалось. И задание обещало быть интересным. Многие не понимали ее рвения самой выполнять подобные миссии, но Тиа находила исключительную прелесть в выслеживании добычи. Одна, естественно одна, надеясь только на себя, не отвлекаясь на совершенно неуместные, бывало, разговоры без темы. Добычей она назвала, естественно, всех тех, на кого положено охотиться бравому паладину – начиная монстрами и заканчивая темными, попавшими под горячую руку, закованную в латную перчатку.
Проводник ждал ее на положенном месте, как и было условлено. Вот только что-то насторожило Тиа с самой первой секунды их встречи. Мужчина был необычайно бледен, его руки тряслись, а пот катился со лба огромными каплями. Паладин смерила информатора недоверчивым взглядом, и, странно вытягивая гласные, произнесла:
-Кажется, вас что-то беспокоит, добрый господин, - сахарная улыбка могла бы поспорить с самой приторной сладостью, а рука, ненароком поправившая ножны с фламбергом, испугала человека еще больше.
-Нет-нет, вам кажется, госпожа, - протерев рукавом грязной рубахи лоб, человек решил, видимо, не напрягать Ильтиа больше. Тут же направился куда-то вдоль края деревни, не оглядываясь.
Странное поведение проводника очень насторожило девушку, которая внешне никак это не показала, но то и дело поправляла «Зуб» или фламберг, будто они сейчас же должны исчезнуть. Причина этого беспокойства открылась очень скоро. Тиа опоздала. На поляне, залитой закатными лучами солнца, в неестественной позе лежал человек. Отряхивая с колен грязь и совсем не заботясь о том, что он может быть обнаружен, вполоборота к драконе стоял фиаллэ, что было заметно по цвету кожи и волос. Внушительный рост его мог бы обозначить незначительную проблему для капитана паладинов, но она привыкла действовать в таких ситуациях хладнокровно и решительно. Иначе можно поплатиться собственной жизнью.
Она благодарила собственную рациональность за то, что догадалась не одевать полный доспех, как настаивали некоторые соратники. Представив, как бы она замечательно гремела кирасой, попытавшись достичь цели, ей стало очень смешно, что было совершенно не к месту. Фиаллэ тем временем совершенно не обращал внимания на новые действующие лица, медленно повернулся к лесу,  будто специально подставив спину под клинок, и направился размеренным шагом прочь.  Ильтиа была уверена, что убийца был чрезвычайно горд проделанной работой. Стоило испортить ему настроение.
Максимально тихо она сократила расстояние до ассасина. Он только заподозрил неладное, начал оборачиваться, естественно, не успевая. Совсем молод и неопытен, но его это не спасло.

Вяло стирая багровые капли с клинка, Тиа невидящим взглядом смотрела сквозь тело, лежащее у ее ног. Совершила ошибку. Проиграла. Пусть этот темный больше не убьет ни одного невинного существа, но с заданием она не справилась. Самое отвратительное было в том, что она не могла понять причину своей ошибки. Видимо, что-то сбилось с намеченного курса и убийце пришлось совершить свое грязное дело немного раньше, чем она рассчитывала. Можно было обвинить во всех грехах того самого человека, что все еще стоял поодаль и предвкушал расправу над собой за молчание… Но все душевные силы резко покинули Ильтиа, она не могла собрать мысли в кулак и что-то сделать.
Неудавшийся проводник что-то лепетал, но его слова смутно долетали до слуха паладина. Она снова была погружена глубоко в себя, не пытаясь прислушаться к окружающим звукам. И, пожалуй, совершила бы недопустимую ошибку второй раз за сегодня. Обрывок фразы улепетывающего с места действий человека долетел до Тиа совершенно случайно.
Черты лица ее разгладились, она, как поджарая гончая, подобралась,  почувствовав новую добычу. Губы сжались в тонкую полоску, паладин небрежным движением ноги отбросила в сторону так расстроившего ее фиаллэ. Она никогда не терзала себя иллюзиями по поводу кротости, послушания и всего того, что должно сопутствовать Воину Света. Да, она искренне была предана этому делу, но ей не были чужды обычные слабости. Вот и сейчас, она испытывала какое-то непонятное удовлетворение, посмотрев в застывшие глаза неудачливого убийцы. Ей хотелось заплатить за собственные ошибки сполна.
И тот, кто еще был здесь, мог помочь ей заплатить. Можно было поблагодарить человека, который напоследок, но все же сослужил службу капитану. Если бы она все так же стояла в окружении двух трупов, то ей пришлось бы идти по следам. Да и не факт, что догнала бы того, кто еще присутствовал при акте убийства. Тиа не была уверена, что этот кто-то был с ассасином заодно, но оставлять за спиной возможного врага не было в ее принципах. На лице драконы появилось хищное выражение лица, на мгновение испортившее его до неузнаваемости. И тут же сменилось сосредоточенностью – Варг настраивала себя на победу. Никто не должен уйти.  И она постарается больше не совершать ошибок.
На этот раз она успевала вовремя. Темный силуэт только скрылся за деревьями. До леса было не так уж далеко, но паладин боялась упустить того, кто пытался скрыться. В ее светловолосую голову закралась шальная мысль, что уж больно неспешно для попыток скрыться эта тень направлялась к лесу. Разобраться можно потом, а сейчас в голову отчаянно стучалась мысль – не упустить.
Мгновение, казалось бы, воздух только что колебался вокруг фигуры, сжимающей окровавленный фламберг посреди поля. И вот Тиа открывает глаза уже в тени высоких деревьев.
Шорох позади заставил ее обернуться. Похожая ситуация, только исключительно наоборот, происходила пару минут назад. Вот только почему-то она почувствовала себя жертвой, а не охотником. Мимолетное, но такое сильное, поглощающее чувство.
Зелень глаз Ильтиа встретилась с расплавленным золотом того, кого она преследовала. И в следующее мгновение она уже была близко, еще ближе, чем прежде. Холодная, искривленная языком пламени, сталь касалась шеи дракона, настороженно Тиа ощупывала взглядом возможного противника – недолго, долю секунды.

+2

3

Что-то он медлит, олух. - Кантэ уже сто раз мог телепортироваться туда и обратно, но убийца, который должен был давно появиться в его поле зрения, усиленно испытывал терпение добытчика. Кантэ видел смерть и мог быть уже вполне спокоен за компетентность испытуемого. Вплоть до этого момента.
- Он там что, трупом любуется? Даже у деревьев есть уши, идиот, надо быстро сматываться с места. - разговор сам с собой, обращенный к постороннему лицу, до ушей которого слова истины не доходили, вполне мог являть собой признаки безумия. Если бы были свидетели. Дракон намеревался развернуться и пойти к новичку, дабы высказать ему все, что он о нем думает, но вместо этого резко остановится, чуть не полетев лицом в грязь, и прислушался. Что-то не так. Что-то определенно пошло не так. За спиной прошуршал легкий ветер. Чувство чужого присутствия возникло мгновенно и поселилось в укромном уголке мозга. В одну секунду оба дракона развернулись друг к другу. Это было близко, слишком. Молниеносным рывком добытчик убрал от себя приставленный к его горлу металл. С губ невольно сорвалось короткое и отдаленно родное:
- Энэль.
Этого не может быть.
В грудной клетке будто заметался дикий зверь, разъяренный, голодный хищник, раненый. Ему больно, он слишком голоден, он хочет разорвать удерживающую его грань и выбраться наружу. Он спал очень много лет. Был в коме и понимал все, что с ним происходит, слышал все, что ему говорили. Теперь проснулся и понял, что в западне. Его усыпили свободным, он мог хранить в себе это чувство еще несколько вечностей. Но он не может. Его сон грубо нарушили, потревожили столь бесцеремонно. Он все помнил в своих грезах. Теперь встретился с реальностью. Ему больно. Он очень волнуется, настолько сильно, что готов впасть в неистовство. И завыть тишиной...
- Этого не может быть. - дракон всматривался в эти бледные черты и узнавал в них ее. Девушку, которой уже давно нет в живых. Это была ее копия, практически точная, от кончиков таких же насыщенных золотистых волос до того же курносого носа. Глаза не ее. Не они, драконьи, с широким черным зрачком из-за наступающей темноты. Но цвета изумруда, снова в десятку. Как же это смешно. Глупо... просто оболочка. Но как сильно бьет в то, что, кажется, должно было уже остыть и превратится в обычную мышцу, отвечающую за жизнедеятельность. Даже глаза вопреки отсутствию белка отражали в себе отголосок прошлой жизни крылатого зверя. Еще не темного. И пусть не светлого, но точно лучшего, чем сейчас. Когда его характер еще не был испорчен, в его жизни еще никто не пострадал, когда он еще никому не причинил боли... Оставить ее и просто уйти - вот что он должен сделать сейчас. Бросить здесь, в лесу, эту женщину, которая, видимо, убила только что их тупоголового наемника. И благополучно пропустить этот эпизод мимо, прокрутить картинку, продолжить как ни в чем не бывало жить и ни о чем не беспокоиться. Кантэ поступит, как нужно? Да, разумеется, он поступит как нужно... ему. Сейчас. Прочь здравый смысл, пусть начнется сознательный бред, пусть не будет земли под ногами. Но не из-за любви. Из-за греха. Ее греха.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+6

4

Все звуки будто поглотила прелая листва. Алчно и жадно остатки прошлой осени шуршали под мягкой кожей высоких сапог, не давая прислушаться к собственным мыслям, вереницей проскочившим перед глазами. Сознание пыталось завязаться в узел, настолько ситуация настораживала паладина. В желтых глазах не было ни страха, ни чего-то, сопровождающего похожие ситуации. Если бы он был сообщником убийцы, кровь которого еще не остыла на клинке, алым пятном напоминая о совершенном, то он явно боялся бы быть пойманным. Но нет, в янтаре драконьих глаз мелькало совсем иное чувство. Что-то неуловимое, ускользающее.
Отвлекаться нельзя, так она всегда себе говорила. И именно сейчас нарушила свое правило. Мгновение – рука с зажатым фламбергом уже резко отведена в сторону. Мысли Тиа лихорадочно сложились в одну горящую строку: «Это сообщник убийцы». Она всегда считала, что лучше предупредить возможное нападение, чем остаться с новой порцией шрамов.
Собраться и как-то защитить себя от того, что по логике должно было следовать за этим жестом с ее рукой, помешало имя, произнесенное дыханием леса. В этом имени слышался перезвон колокольчиков, шепот реки. Далекое, призрачное и непонятное для Рассвета. То, что не может как-либо к ней относится. Но уверенность, звучавшая в этом легком перезвоне на уровне чужого сознания, заставила девушку ошалело застыть в нелепой позе, с полуопущенной вниз рукой, все еще сжимающей верное оружие. В зеленых глазах ярко горело непонимание, жаждущее развязки. Почему он произнес это имя? Судя по всему дракон обращался так именно к ней, было бы странно предполагать наличие неких живых существ поблизости, если взгляд неизвестного мужчины практически не отрываясь смотрел на Тиа.
Непонимание зеркалом отразилось в его глазах. Но оно было несколько другого рода. Мгновение, в золоте сгорело это самое ответное чувство. И на смену ему выбрался другой актер скромного театра эмоций. Что-то звериное, ненасытное и быстрое мелькнуло в зрачке, отражаясь на ее собственном лице отблесками страха. Отблеск не нашел пристанища в ее душе, затерявшись в закромах, чтобы потом выбраться наружу. Следующая фраза мужчины заставила сбросить с себя оцепенение, хотя бы часть его.
-Я не… - Окончание фразы утонуло в глухом вздохе, выбитом из легких при ударе об дерево. Кажется, она зажмурилась, потому что свет ненадолго померк.
Что она хотела сказать? Она не понимает, что происходит? Глупый был бы вопрос. Еще глупее было бы говорить, что она не Энэль. Неведомая девушка повисла невесомым духом в ее мыслях, мешая сосредоточиться и понять, что собирается делать этот незнакомец. Впервые за многие годы Тиа чувствовала себя настолько беспомощной. Она мучительно понимала, что ее одолевает шоковое состояние, в котором она неспособна на решительные действия. Ужас от собственной слабости мешал думать.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Ильтиа Варг (2012-09-25 18:19:20)

+4

5

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+5


Вы здесь » За гранью реальности » Неоконченная история » Тихо, детка, больно не будет.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно