За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Неоконченная история » На самом деле банка краски - страшное оружие


На самом деле банка краски - страшное оружие

Сообщений 1 страница 20 из 32

1

1. Участники: Сиэль, Лео Альден, Василиса, Дейн Корри
2. Время действия: 12 число месяца Страстного Танца 1644 года
3. Место действия: Улицы и площадь Ацилотса
4. Описание ситуации: Что будет, если в одной точке города встретятся четыре умные головы, не знающие, чем разбавить свою скуку? Правильно, ничего хорошего для жителей этого города не будет. И благо бы эти четверо как встретились, так и разошлись, или утопили свое безделье в бочке с элем. Но нет, азарт и некое мановение левой пятки посылает им гениальную мысль - рскрасить столицу. В прямом смысле. Недолго думая, они берут краску и устремляются на улицы, крася лица проходящих мимо людей и так же быстро убегая от наказания. Но кто же знал, что Стража стоит не просто для украшения улиц...
5. Дополнительно: Пари, оно везде пари. Кто круче - представители Золотого Феникса, Белого Дракона или Инквизиции? Выяснять будем самым интересным способом: ведра с краской в руки и вперед, на улицы Ацилотса. Кто больше лиц покрасит и при этом сумеет убежать от выкрашенных, тот и победил.
Полдень, небо ясное, солнечно, тепло.
Очередность постов: Лео, Сиэль, Дейн, Василиса

Отредактировано Лео Альден (2012-11-02 15:03:07)

+2

2

Лето было в самом разгаре. Солнце светит, трава растет, птицы летят, люди толкаются на улицах и ругаются на рыночной площади. Идиллия. Знакомая, отвратительная идиллия.
Вот уже три года, как Лео официально стал искателем Ордена Инквизиторов. Три года назад назад закончилась эта нудная однообразная учеба, прекратились нападки Наставника, конфликты в семье отошли на задний план перед новой работой. Сейчас Альдену было двадцать четыре года, жизнь только начиналась. И вот в такой день это ощущалось особенно ясно: я живой. Я могу все. Передо мной сотни дорог. И даже то, что инквизитор терпеть не мог жару и ощущал тупое дурманящее головокружение, не портило общей картины. Даже если ему станет плохо, пойдет носом кровь, даже если начнутся галлюцинации, какая, в общем-то, разница?! Жизнь прекрасна, давайте радоваться!
Только почему-то люди вокруг были удивительно скучными. Хотя, что взять с жителей крупных городов, которые с рождения вплетены в какие-либо интриги. Половина из них что-то скрывала от общества. Кому-то не нравился король, кто-то видел шадоса или гомонкула, но не донес, у кого-то простые незаконные деяния маячили в недалеком прошлом. И все отражалось на лицах. Серая масса, источник информации. Марионетки в умелых руках шпиона. И лица такие же серые, однообразные. Их не волнует ни лето, ни погода, ни сам Лео. Пессимистично? Но так смотрят инквизиторы на общество, как хищники на баранье стадо.
«Сегодня все-таки дата. Надо это отметить. Хоть как-нибудь».
Возвращаясь в прошлое, можно сказать, что Альден всегда был склонен к странным и необъяснимым поступкам. Даже в характеристиках так и было написано. Наставник не стал убирать эту маленькую деталь. «Для твоего же блага» - как он говорил. Логичное решение, начальство сразу знало, что любая шальная мысль, что залетит в его голову, может стать планом действий. Но что еще поразительней,  это ничуть не мешало общему делу Ордена. Какая разница, что все идут нормальными путями к своей цели, а один оригинал сходит с протоптанной дороги и продирается через кусты и заросли? Главное, что дойдет-таки. Хотя, наверное, такое случалось чересчур часто. Например, в этот полдень.
«Надо разбавить атмосферу».
Альден прошел дальше по улице. Он не знал, что делать. Просто хотелось что-то изменить, расшевелить это однообразие. Убрать серость с лиц.
Серость с лиц…
Лица!
Лео хитро улыбнулся. Он придумал, как сделать этот день капельку веселее.
Юноша свернул напрво, прошел насквозь узкий переулок и вышел на широкую торговую улицу. По ее бокам теснились лавки, вокруг которых вился народ. Вот где можно было найти безумную компанию для этого безумного полудня. Если, конечно, найдутся такие же, как и он. И если тут не бродят его коллеги, присматривая за новичком. Что же, с чем Тейар не шутит!
- Господа и дамы, есть ли тут смельчаки, которые согласны принять участие в пари? – громко, зазывающе прокричал Альден в толпу. – Ставлю пять серебряных, что я выйду победителем в этом пари!
Азарт. Инквизитор бил по это людской слабости. И неважно, люди ли проходили мимо или же кто-то другой. На грехи падки все.
- Неужели нет желающих принять участие в этом пари? Десять серебряных!

Свернутый текст

Подразумевается, что все участники флешбека выйдут из толпы. Десять серебряных - не деньги, но день поразительно скучный!

Отредактировано Лео Альден (2012-12-18 11:42:09)

+2

3

Отвратительно. Все вместе, и все по отдельности.
Ацилотс. Уже сам по себе достаточный повод для дурного настроения. Слишком много воспоминаний. Справедливости ради, нужно сказать – не все плохие. Напротив, большинство из них светлые, яркие, способные накатить теплой и чистой волной. Да только волна имеет свойство откатываться. Так и они. Уходят и оставляют на мокром песке души принесенные с собой обломки, побитые и покореженные морем прожитых дней.
Что еще? Из крупного – проваленная работа. Объект навсегда потерянный для гильдии. Если смотреть фактам в лицо – шансов не было. Что может дать ему, талантливому обеспеченному аристократу, гильдия? Деньги его не интересуют, славу такие люди привыкли завоевывать при дворе, в будуарах влиятельных дам и кавалеров, а благие намерения, полноте, благие намерения таких людей отступают, когда на горизонте маячит риск испортить хорошенькое личико. Шансов не было. Умом Сиэль понимал это, да. Но извечная привычка всегда и во всем винить в таких случаях себя, не раз уже крупно портила ему жизнь. Еще, ему просто жаль было бездарно потраченного времени. Подумать только, ради этой пустышки он сорвался сюда из Таллема. Сюда.
Их мелкого были крики под окном недорогой гостиницы, разбудившие его рано утром, много раньше, чем он сегодня планировал. Слегка улучшило настроение то, что он не поленился встать, открыть окно и выплеснуть на головы сцепившихся склочниц содержимое тазика для умываний. Потом, правда, оказалось, что умываться теперь нечем. Пришлось спускаться в обеденный зал и требовать воду. Потом выходить в город и отправляться на поиски места, где можно легко позавтракать, без опасения отравиться. Еще накануне, впервые воспользовавшись возможностью поужинать в гостинице, он обнаружил что готовит их повар преотвратно. На улице, не успел он пройти и квартала, как у него попытались спереть кошелек. Окажись пойманный воришка ребенком и Сиэль, отчитав, непременно отпустил бы его. Но трясущийся подбородок и масляные глаза замызганного  верткого мужичонки, неожиданно вызвали у него сильный приступ отвращения, побудив сдать последнего с рук на руки обнаружившемуся на соседней улице стражнику. Потом пришлось, кляня себя почем свет стоит, тащится за стражником и арестованным вором в участок, давать показания. И не позавтракал, и утро себе окончательно испортил. В участке пришлось ждать долго, часа полтора. Все это время пойманный им мужик шипел, плевался и каркал в его адрес такими словами и обещаниями, что Сиэль с трудом удержался от соблазна свернуть ему шею прямо там и собственными руками. Беседа с лохматым разжиревшим инспектором, благо, закончилась быстро, но, все равно, снова на улице он оказался уже только ближе к полудню.
Злой и голодный он свернул на соседнюю, шумную торговую улицу и заказал завтрак… какой там, давно уж обед, в первой попавшейся, крохотной, затесавшейся промеж двух лавочек, забегаловке.  Вопреки ожиданиям, заказанное им «вот это» оказалось не только горячим, но даже приятным на вкус, и, ближе к концу обеда, доброе расположение духа  начало постепенно возвращаться к нему.
Откинувшись на спинку плетеного кресла, стоящего прямо на тротуаре, медленно цедя из крошечной чашечки горячий шоколад с корицей и шариком мягкого, слегка сладковатого домашнего сыра, он поглядывал по сторонам уже без ненависти к окружающим людям. В голове его начали даже выстраиваться какие-то подобия планов на оставшийся день. Сообразно традиции, сложившейся у него за время работы, последний командировочный день он всегда проводил вольно шатаясь по городу, осматривая местные достопримечательности или выискивая в лавках мелкие приятные безделушки, которые, по возвращению, можно будет вручить коллегам. Если работа была успешной, такая прогулка служила своеобразной наградой для него самого, если же удача в этот раз отвернулась, прогулка становилась утешением и помогала отвлечься и вернуть мысли на свои места.
Задача осложнялась тем, что Ацилотс не был городом, который Сиэль имел настроение осматривать. Да и что смотреть здесь? Все, мало-мальски интересные места давно и детально изучены за годы ученичества в академии магии. Сувениры, встречающиеся в местных лавках, привезены со всех концов света и мало несут на себе отпечаток этого города. Скорей уж любого другого.
От мыслей его отвлекло появление у витрины соседней лавки незнакомого молодого человека. А вернее, то, что он выкрикивал.
- Господа и дамы, есть ли тут смельчаки, которые согласны принять участие в пари? Ставлю пять серебряных, что я выйду победителем!
«Еще один скучающий страдалец, - с участием подумал в адрес молодого человека Сиэль. – Совсем отчаялся».
- Неужели нет желающих, принять участие в этом пари? – Продолжал надрываться парень. - Десять серебряных!
Чувствуя, как превращается из просто скучающего обывателя в заложника собственного любопытства, Сиэль протянул руку и прикоснулся к рукаву одежды вопящего молодого человека. Благо, лавки на этой улице стояли так тесно, что ему не пришлось даже отрывать зад от кресла.
- Что за пари, милейший? – Сиэль постарался, чтобы голос его звучал равнодушно. Он не собирался ввязываться в сомнительное предприятие прежде, чем уяснит все подробности.

+1

4

-... И я все же продолжаю утверждать, что он имеет большой опыт и соответствует всем требованиям описанной тобой работы, - с энтузиазмом разглагольствовал крупный мужик с роскошными каштановыми усами. - Ты подумай: оклад не ахти какой, гонора всего-то с мизинец, а навару с него сколько! Помяни мое слово: лет через десять он отлично приживется!
Скорпион улыбался в ответ, отшучивался и еще раз улыбался, хотя мучительный изгиб губ свидетельствовал о том, что собеседник в роли владельца Солшского конезавода, пытающегося всеми усилиями протолкнуть своего чахоточного недоросля в Гильдию, надоел ему до чер.тиков. Послать ретивого папаню узнавать у лешего дорогу обратно мешало только хорошее воспитание и нежелание ссориться с главным поставщиком и спонсором "Белого Дракона". Итий - так звали мужчину - иронии и намеков не понимал вовсе, а своим неиссякаемым добродушием и оптимизмом мог достать даже Ильтара. Но хуже было то, что, обладая от природы редкостным и полезным даром, он слышал только то, что хотел слышать, невзирая ни на какие "но", "если" и откровенное "нельзя". Ну, Линдер, такого "спасибо" за подкинутое дельце ты точно уже давно не получал!
Шел пятый год его пребывания в Столице. Солнце светило ярко, приветливо, заражая своей открытостью даже тенелюбивого вампира, на небе - ни облачка, вокруг бушует толпа, птички поют, а этот детина тычет волосатыми руками в сторону конюшни и бает, как славно его балбес коней на скаку останавливает. На предложение же сделать его конюхом почему-то обижается, мол, непризнанный поэт, в душе тонкая натура. Так чего его натуре в родной деревне не сидится?
Мимо галопом проскакала толпа голов в тридцать и, заинтригованный, он повернул голову, провожая их взглядом. Причиной такого норова оказался хрупкий парниша-бард, с одухотворенным выражением лица исторгавший из лютни ужасающие звуки и тоскливо завывая в такт. Прислушавшись, Дейн разобрал слова Древней баллады о герое-Иване, сраженном злодеями на третий десяток своей жизни. Сие произведение значилось "героическим эпосом", способным проливать свет понимания на ум людей, но в таком оригинальном исполнении срабатывало не лучше колокольного звона над головой.
"О, а вот и обещанный менестрель прибыл". Седмицу-другую назад рыночные зазывалы обещали неслыханные наслаждения слушателям, и сейчас благодарные фанаты, гневно пыхтя, стремительно настигали юное дарование.
- Убили Ваню, убили Ваню, убии-или-и... - старательно вещал менестрель. Далее шло полное описание орудий пыток и истерзанных мучениями трех дней и трех ночей, пока несчастный герой, усладив .
Под конец песни, когда парень прочно угнездился на крыше ближайшего сарая, чтобы его было не просто достать, младенец, сидящий на руках у одной из женщин, зашелся ревом. Польщенное дарование, прослезившись, пообещало исполнить нечто столь же душещипательное и поучительное. "Фанаты" гневно заревели.
- ...Как ты? Верно?
- Да-да, конечно, - рассеянно отозвался Скорпион, старательно подпиливая воздушным лезвием одну из поддерживающих крышу балок, благополучно пропустив все сказанное мимо ушей.
- О! Так ты согласен! - просиял мужик. Поняв, что сказал что-то не то, вампир смущенно кашлянул, лихорадочно пытаясь найди выход из ситуации.
Его спасение приближалось бодрым шагом соскучившегося обывателя, старательно вещавшего что-то толпе.
- Господа и дамы, есть ли тут смельчаки, которые согласны принять участие в пари? – громко, зазывающе прокричал звонкий мальчишеский голос в толпу. Что, еще один менестрель? – Ставлю пять серебряных, что я выйду победителем в этом пари!
Зазывалой оказался молодой парень с каштановым волосами и в белой рубашке. Сбоку кто-то засопел - это ожидал ответа давешний мужик. Вампир пожалел, что вообще не родился глухонемым.
- Неужели нет желающих принять участие в этом пари? Десять серебряных! - надрывался парень. Взглянув на него, на Ития, вампир что-то прикинул в уме и привычно выбрал третье.
- Эй, парень, ставлю сорок монет, что выиграю я!
- Стой, куда! Скорпион!
С трудом удержавшись от глумливого жеста, подлый кровопийца, легко пробежав по черепице крыш, спрыгнул уже рядом с зазывалой. Конезаводчик остался горестно вопить где-то вдалеке, силясь со своими габаритами протиснуться сквозь яркую массу.
Раздался треск, звук падения тела о землю и горестный треньк лютни. Толпа ликующе заревела.

+3

5

Подробности

http://s2.uploads.ru/lHj4P.png

● Настроение: раздражена.
● При себе:
http://s1.uploads.ru/mtR2b.pnghttp://s3.uploads.ru/7u4Rv.pnghttp://s3.uploads.ru/pDrxs.pnghttp://s3.uploads.ru/puimM.png
http://s2.uploads.ru/Xhs7M.pnghttp://s3.uploads.ru/hg9fq.png
● Спутник:
http://s3.uploads.ru/Voru9.png

- Скулить заканчивай, бесстыдник. Злая тетка тебя все равно сдаст властям с поличным. Денег, так уж и быть, брать не стану. Да прекрати ты дергать! Я ж так без платья враз останусь! - с чувством рявкнула Василиса в сторону заливающегося истерикой – слезами, соплями, икотой – белобрысого человеческого отродья. Выдернув из цепких лап детины полог одежд, глаза устало закатила. – Родить все горазды, а вот воспитывает нас пускай Акал. И что в итоге мы имеем? – хмуро вниз взгляд опустила, тем вперившись в волка белоснежного.
Беспутных стражей-нянек, - флегматично подметил тот, уставившись на гневно рычащую консерву у очередного поста стражи Ацилотса, окруженную еще парой беспризорников чумазых. И, похоже, несчастный грузный гном в который раз сейчас проклинал тот день, когда сюда на службу подался. Вот в голову ему летит пятак. И пока горе-страж рвет и мечет в поисках виновного, спокойно деру за угол дает детвора. 
Ну что за день?..
Задавалась вопросом этим почти что уже сутки. Василиса принадлежала к числу существ, считающих своим беспрекословным долгом наступать на уготовленные им судьбою грабли. Каждый раз, выдвигаясь в сторону столицы, женщина прекрасно знала, что ждет ее за могучими вратами на въезде в родной город. Вельможе, заоблачные цены, грубияны и хамы, столпотворения на улицах – все это казалось крошечной родинкой на попке Тейара в сравнении с толстым шлейфом неприятностей, тянущимся за постоянно растущим множеством разбойников, повстанцев и воришек. Понятия не имею, чем пред Ильтаром уже в этой жизни провинилась Лиса, но на последних ей чудесным образом везло. И, само собою, сегодня по привычке карма повернулась к Сказочнице тем самым местом, куда со звонким, но противным скрежетом катилось утро. Совсем недавно закончились запасы нескольких ингредиентов. Вернее, как закончились? Были беспощадно поглощены любопытным белефом, впоследствии который битый день бродил, чихая. С опаской пришлось оставить хозяйство на снующее по всей лавке существо. «Ох, как бы этот день не оказался для Пекторали последним», - тяжело вздохнула Василиса, собираясь протиснуться меж спинами плотно сцепившейся друг с другом толпы. Но стило только показаться рядом волчьей морде, как в страхе суетящиеся жители Ацилотса тут же смирно к стенам зданий в страстных поцелуях приникли. Несмотря на редкость визитов, ее – а точнее спутника Василисы – уже успели запомнить, бросая зловещие взгляды в сторону асоциальной лохматой парочки.
Ну, пожалуйста, сударыня! Клянусь очами матушки, что больше так не буду! – малыш перешел от пытки воем к следующей тактике, именующейся «задави старшего жалостью», и на его глазах с тщательно отточенной готовностью выступили бусинки слез.
В один голос прыснули. Попытки выдавить из Василисы хотя бы капельку сочувствия стабильно оканчивались пронизывающим до костей взглядом зеленых глаз и гулкой подачей верхушкой посоха по бестолковке. Именно этим жестом секундой позже и был вознагражден кучерявый парнишка.
Писклявое «Ай!» занавесил мерзкий звук ретивого музыканта, нагло мучавшего своих слушателей отвратной игрой на инструменте. – Кто ж так играет! – зажмурившись, сквозь зубы процедила Торвальд. – Такому б только гулей убаюкивать.Воистину, - тихим воем отозвался Хьерд.
На пару шаг ускорив, скорее двинули прямиком к удаляющемуся гному. – Куда пошел! – махнула посохом в надежде, что увидят. – Блюститель порядка! – каркающее гаркнула, но не была услышана. И хотела уже на бег переключиться, да только в стороне еще один крикливый вырисовался.
- Господа и дамы, есть ли тут смельчаки, которые согласны принять участие в пари?О батюшки, ну зачем же пить уже с утра?Ставлю пять серебряных, что я выйду победителем в этом пари!
На пятках крутанулась. Нескладный, рослый и лохматый. Кому ж еще в столь жаркий день придет идея чудачить на спор? – Смотри-ка, вон еще один. - Эй, парень, ставлю сорок монет, что выиграю я!Однако, - поджала губы Василиса, с интересом заглядывая в ранее украденную сумку в поисках монет. Деньжат достаточно, можно и дурака повалять. – Ты что? – нахмурившись, рыкнул Хьерд. – Не думай даже, вспомни прошлый раз, - и он был прав. – Но мы тогда ведь спорили на хмель!И ты ужралась вусмерть.Чепуха! – сварливо от пристального взгляда морды отмахнулась. – В тот раз мне просто что-то подмешали!Ага, и в позапрошлый тоже… - Хьерд!А можно я пойду? – в надежде, что о нем забыли, тихо пролепетал мальчишка, вдохновлено глядя на колдунью.
К вопросам о справедливости Василиса всегда относилась с нотой фанатизма. Любое злодеянье должно быть тотчас одарено проказой. Но если вдруг в такой момент задета собственная честь, тут будет уж не до справедливости…
Иди. И чтобы впредь не попадался мне, - похоже, плохиш еще и глуховатым оказался. – Ну что стоишь? Пшел! – под часть филейную посохом легонько пнула. – Так что ты там сказал?.. Ах, да! – со всем внушительным могуществом повернулась к волку. Тот явно был этому не рад. Для того чтобы взять Василису на «слабо», нужно было просто отозваться о ее бурных похождениях по кабакам. – Мы с тобой участвуем. Оп-па, смотри-ка, и Сиэль здесь… А он что тут забыл?
Перед глазами мелькнула рыжая макушка согильдийца.
Ну надо же, какая встреча! – разведя руками, прошествовала прямо перед носом. – А ты здесь по делам, аль так, - она кивнула в сторону отчаянных юнцов. – Развлечься? Я, кстати, - аккуратно к двум мужчинам развернулась. – Ставлю три златых, что оба будете вы кушать носом.
А сзади ворчливо плюхнулся на хвост белоснежный волк, предчувствуя, что как раз сегодня в Ацилотсе они задержатся надолго.

Отредактировано Василиса (2013-03-08 15:20:56)

+2

6

Редко он ощущал себя большим дураком, чем сейчас. Вот так вот стоять на чьем-то крыльце, в центре столицы нашей прекрасной страны и предлагать еще не до конца продуманное пари первым встречным – это как минимум странно. Особенно для инквизитора. Как там в стереотипах об инквизиции? Суровые мрачные мужики, нелюдимые и жуть какие опасные? Что ж, народ ждет разочарование. Ну, или это Лео такой нешаблонный.
Надо сказать, что люди таки оборачивались на него, но особого энтузиазма не проявляли. Альдена это не удивляло. Наверняка считают его пьяным или и вовсе сумасшедшим.
«Откликнетесь как миленькие. Всегда найдутся люди, охочие до халявных денег» - сдерживая улыбку, подумал Лео.
Чудо не заставило себя долго ждать. Откуда-то снизу его подергали за рукав. Инквизитор посмотрел вниз и увидел рыжего парня. Тот, будто бы не проявляя особого интереса,  задал какой-то вопрос. Но Альден его прослушал: прямо перед ним упал еще один интересующийся, на ходу поднимая ставку до сорока серебряных.
- Согласен на сорок. Платить-то все равно вам придется, - охотно согласился Лео. – Еще желающие? Ну же, деньги падают почти с неба, вы сами видите!
- Ставлю три златых, что оба будете вы кушать носом.
Лео хищно улыбнулся. Все, теперь точно не соскочат. Три золотых – это уже действительно аргумент. Юноша нашел взглядом ту, кто одной фразой обрубил всем вызвавшимся пути к отступлению.
- Великолепно, миледи! Как говорится, кто не рискует, тот не проведет веселый вечер в компании бочки с элем. Все? Больше никто не желает присоединиться?
Больше отчаянных не нашлось. Некоторые покачали головами и пошли дальше по своим делам. Бабки, разумеется, не удержались от ворчливых комментариев. Зато торговцы были вполне довольны. Лео привлек народ на торговую улицу, и многие после того, как послушали зазывалу, заинтересовались здешними лавками. Вокруг юноши остались лишь двое, что поднимали ставки, и один «будто бы не интересующийся».
- Что же, уважаемые, ставки сделаны, пора раскрыть суть пари. На самом деле все очень просто и в какой-то степени даже забавно, - Лео повернулся к вызвавшимся. – Не находите ли вы, что улицы слишком бесцветны, а окружающие давно уже надоели своей нудностью? Предлагаю несколько разбавить это небольшой… авантюрой.
На самом деле эта самая авантюра могла перерасти в самое настоящее нарушение закона. Возможно, конечно, что стражники оценят его специфическое чувство юмора и отпустят с богом, но, как правило, у стражи понятие «весело» отсутствует напрочь. Но незачем омрачать присутствующим настроение какими-то темными предрассудками и пессимизмом, верно?
Инквизитор продолжил, заговорив намного тише:
- Сейчас мы «заимствуем» у ткачей несколько банок краски разных цветов. Думаю, они переживут эту потерю. А затем идем на улицы и выкрашиваем лица прохожих в свой цвет. Кто больше выкрасит, тот и получает деньги.
План действительно был дикий. У инквизитора даже появились сомнения, а не напекло ли ему в голову. В конце концов, жару он не особо любил, может и постучалось ему солнышко в его светлую головушку. Но самое интересное было то, что этот план ему нравился. Да, юноше действительно хотелось сделать пухлое лицо вон того торговца синим, а кислую мину вон той старухи – красной. А мысль о том, сколько прохожие будут отмываться от въедливых красителей, и вовсе грела душу больше всего.
«Интересно, сбегут или нет?» - расплылся в заговорщицкой улыбке Альден.

Отредактировано Лео Альден (2012-10-28 19:02:14)

+2

7

- Эй, парень, ставлю сорок монет, что выиграю я!
Сиэль мог поклясться, что эту физию где-то уже видел. Профессиональная память на лица редко подводила его. Оставалось только понять, где и когда, и при каких обстоятельствах, если уж на то пошло.
Пари прямо на глазах приобретало новые интересные детали. Можно было, конечно, остаться в стороне и посмотреть. Но тогда он рисковал никогда не вспомнить, где же видел раньше этого чернявого. А этот вопрос уже зацепил его. Так бывает. Забудешь какую-нибудь незначительную деталь. Понимаешь, что забыл, но точно знаешь что хранишь это где-то в памяти. И нет бы, забыть, махнуть рукой, успокоиться. Нет, начинаешь мучиться, ворошить барахло ненужных воспоминаний, поднимая тучи чердачной пыли и выуживая кучу, совершенно несущественных и совершенно не имеющих отношения к искомому, вещей. Так и Сиэль. Где-то внутри него противно и тоненько ныло. Луренс, усмехнувшись, наверняка сказала бы, что это ворочается пресловутое шило, являющееся отличительным знаком всех ее подчиненных.
Он уже открыл рот, собираясь объявить о своем участии и поднять ставку, как перед самым носом у него возникло, вынырнув из ниоткуда, что-то рыжее, подозрительно знакомое. Возникло и лишило звонким голоском всяческих раздумий.
- Я здесь? Участвую в пари, разумеется. – Он небрежно пожал плечами и сказал громче, обращаясь к крикливому. Так, чтобы тот уже наверняка услышал. - Четыре золотых!
Ну конечно. Разве можно отказаться, пойти на попятную теперь, когда Василиса уже увидела его. Здоровая конкуренция никогда еще не мешала дружбе, напротив, являла собой пикантную специю к оной. При всем своем хорошем, даже более чем, отношении к согильдийнице, уступать ей в споре, Сиэль, упаси Ильтар, не собирался. Было несколько досадно, правда, то, что он замешкался и не успел огласить свою ставку раньше, до того, как Вася вздернула ее до сумасшествия. Он все еще не знал условий спора, а покупать кота в мешке с холодным сердцем мешала врожденная практичность. Но ставку пришлось повысить. Скрепя сердце и успокаивая себя тем, что проиграть он все равно не собирается.
Навострив уши, он выслушал разъяснения зачинщика спора. Мысленно уважительно присвистнул. «А ты авантюрист, парень!»
Пари, действительно сильно отличалось от всех, в каких он когда-либо в жизни участвовал. Оно несло в себе налет легкого сумасшествия, хулиганства, и потому дико взбудоражило его. Он ничуть не сомневался в том, как воспримут их выходку доблестные блюстители спокойствия. Но так было даже лучше. Перспектива вволю разогреть кровь, улепетывая по улицам от гремящих доспехом стражников, только добавляла азарту. 
И было еще одно, тайное, что прятал он даже от самого себя. По распоряжению Луренс, он часто наведывался в тюрьмы, вносить залог за тамошних сидельцев, приобретать тем самым верных союзников для гильдии. Теперь ему дико был любопытен вопрос – попади он в переделку сам, как отреагирует Луренс, пошлет ли кого-нибудь внести залог за него? Об испорченной репутации он не думал. Подумаешь – легкое хулиганство. Да послужной список верхушки гильдии, украшают порой куда более громкие деяния. Решено.
- Заметано! – Игриво подмигнув Василисе, он обернулся к группе, уже собравшихся вокруг них зевак, широко улыбнулся, слегка прищурился, обвел взглядом лица, оценивающе задерживаясь на каждом. Эффект это возымело немедленно. Зеваки дружно вздрогнули, подались назад. Многие тут же вспомнили о множестве неотложных дел в прямо противоположном конце города. Толпа начала быстро редеть.

0

8

- Скорпио-о-он! Мы не договори-или-ии! - надрывался в толпе сиплый бас, тщетно пытаясь прорваться сквозь море тел.
Размечтался! Усы не отвиснут, нет?
Как бы стыдно ему не было, голос  подавать он не собирался. Слишком хорошо знал тип таких людей - нет им можно было сказать только под страхом смертной казни, причем когда палач уже затянул на шее веревку и участливо спрашивает, не туговато ли?
- Хозяин!
Только этого не хватало!
Вампир обреченно задрал голову. Шумно хлопая крыльями, над головами восторженной толпы мягко летел его фамилиар. Кто-то из ребятишек дернул мать за юбку, показывая пальцем в небо. Заметив владельца "птички" дама неприязненно и с опаской поджала губы и поспешила увести свое чадо на противоположную обочину дороги. Дейн, не смутившись, проводил их взглядом.
Кто-то может упрекнуть его в халатности и неосторожности, мол, подчеркивая принадлежность к "темной" расе, ты настраиваешь против себя людей, но самому вампиру было глубоко на это плевать. Предрассудками он не страдал, людские суеверия высмеивал и не стеснялся подчеркивать собственную "канонность". В самом начале, когда ректор подарил летучего мыша в честь окончание Академии, Дейн оскорбился. Он решил, что старым магом владеют те же предрассудки, и подобным подарком он хотел подчеркнуть свое отношение к вампиру. Однако оказался не прав. Уже позже, Дейн с благодарностью вспоминал те дни. В конце концов, от прошлого и от себя не убежишь, так не лучше ли обернуть их в выгоду?
А на "заманчивое предложение", между тем, нашлись еще халявщики.
- Ставлю три златых, что оба будете вы кушать носом, - нахально заявила рыжая бестия, не так давно с завидной легкостью турнувшая мелкого карманного воришку. Скорпион удивленно захлопал глазами. А у девки губа не дура, да и размах достоен уважения!
- Четыре золотых!
Точно психи, - с восхищением подумал Скорпион. Четыре полновесных кладня стоил хороший скакун. У рыжеволосого парня явно были проблемы или с наличностью или с головой. Впрочем нет, платежеспособность была как раз в норме...
- В чем дело? - прошипел на ухо фамилиар, пользуясь тем, что явные знакомцы устроили разбор полетов, между тем как рыночный зазывала собирал "пари".
- Все в порядке, - последовал лаконичный ответ. - Я тут участвую в развеселом гульбище с очень хорошими ставками!
- Я вижу, - буркнул фамилиар, покосившись на сидящего "рыжика". - Кто этот псих?
- Понятия не имею. Вроде видел его когда-то. Вот эту даму тоже.
- Ладно, не в том суть. Вы встретились с этим конюшим?
- Ээээ... И да.. и нет, - пожал плечами вампир, прислушиваясь к условию пари. Сказать, что оно его развеселило, значит не сказать ничего. Пробежать по городу, разукрашивая лица прохожих? Ха! Да нет ничего легче!
Фамилиар же пришел в ужас. Как от ответа, так и условий.
- Он отказывается!
- Я тоже согласен! - выпалил вампир одновременно. Хьел бросил на вампира укоризненный взгляд. Тот ответил ему бессовестной усмешкой.
- Хозяин, - патетически зашептал мыш в ухо, - господин Нойорк и вся Гильдия возлагают на вас большие надежды! Вы же не забыли, что прибыли в Столицу в качестве посла?
- Увы, это не моя специализация, - невозмутимо отозвался Скорпион, азартно пожимая другим спорщикам руки и направляя свои стопы к тканной лавке. - И Кройон прекрасно это знал. Лучше бы так и сказал, что мне нужно проследить, чтобы этот клятый амбар вовремя взлетел на воздух. Между прочим, я выполняю свои дела уже без малого четыре месяца. Имею я право на отдых?
- Ох-х...
Но ведерко с яркой, остро пахнущей какой-то алхимической дрянью зеленой краской уже было в беспокойных, но от того не менее самоуверенных руках. Бойся, Столица!

Отредактировано Дейн Корри (2012-11-05 01:29:48)

+2

9

«Столица-мать, сегодня явно не твой день».
Не размыкая губ, края зубов лукаво облизнула. Частые перебранки в тавернах с этим чудовищным хулиганством и не стояли рядом. Чем лучше же для них. Судьба, знает черт, распорядилась после каждого приключения оставлять Василису без нормальной одежды. В последний раз все платье ее было в мелких бусинках дырок – огненный дождь немного не пошел льняной ткани на пользу. Сегодня же было велено быть целиком разрисованной.
Что он сказал? – занервничал хвостатый. – Что он?.. О боги, этот взгляд…
По радужке стремглав пронесся блик лукавый, заставив волка прочь от ведьмы отступить. Уж больно хорошо он знал, что следует за сим. Посуда битая и шерсти клоки – всего лишь чепуха в сравнении с тем, куда только не заводила этих двоих неутолимая жажда приключений Василисы. Лохматый вздрогнул, картины памяти отсеяв. 
Так что сказал он? – буравил взором Хьерд.
Что сказал?.. – замялась Василиса. – Сегодня, думается, наш последний день.
Волк поперхнулся, тихо заскулив.
В Ацилотсе, - добавить не спешила, но, коль сказала, готовься к оплеухам, Лиса. – Мы будем красить лица! – с восторгом распахнула очи. – Чем больше – тем скорее уберемся мы отсюда. Разумеется, с наградой. И не отнекивайся – ты со мной, - напористо смерила взглядом, чтоб тот не думал даже спорить.
Чтоб триста лет тебе жилось!
Спасибо, хватит и двухсот! – руками всплеснула, да ножкой топнула. – Эй ты, касатик! – костлявым пальцем поманила зачинщика расправы над спокойствием столичным. – Скажи-ка лучше, как считать-то будем? Ведь все мы здесь не робкого десятка – двумя-тремя дело явно не ограничится, – манерным жестом обвела участников столь резко, что чуть посохом брюнету по лбу не заехала. – А после буйства нам будет точно не до пересчета. От стражи б вовремя удрать! – она уткнулась взором все в того же гнома, который минут назад пару обильно крыл забияк гнильцой словесной. – Аль будем мерить по объему: за кем крупнее караван – тому и в руки злато? – улыбкой алчной всех троих мужчин озолотила. – Ах, кстати, где мои манеры? Я – Василиса. «Ведь нужно ж знать имя того, кому вы, олухи, продуете».
И низко-низко поклонилась.
Не нравится мне это, - снова голос подал Хьерд.
Мне тоже никогда не нравилась столица! - подхватила она его возмущения, привычно переводя речь в другое русло, на языке животных. – Как раз теперь весомый повод будет боле здесь не появляться.
Столица всегда была самым шумным скоплением сумасброда во всех его проявлениях. Да, Ацилотс был ей родиной. Родиной, которую Василиса со всем трепетом сердечных жил терпеть не могла. И как же можно противиться искушению привнести хотя бы маломальский вклад свой в постепенное разрушение того самого нелюбимого городишки, кишащего смрадом и ересью. Уничтожить! Уничтожить ее же оружием! На сегодня им являлась едкая густая краска. А пока господа хорошие метались в раздумьях, Торвальд уже успела отсыпать горсточку медяков торговцу, с жадным бликом в глазах яро благодарящим ее за покупку. Хитрым движением приткнув две баночки с краской себе за пояс, бодрым шагом направилась обратно.

Отредактировано Василиса (2012-11-07 16:57:04)

+2

10

- Да, неплохо было бы знать нам друг друга по именам. Лео, приятно познакомиться.
А действительно, как считать? Об этом юноша не подумал. На честность спорщиков надеяться не стоило: может сотню они себе не накручивать и не будут, но числа будут расти в геометрической прогрессии во время подведения итогов, пока не дойдет до потасовки. Нет, Альден бы не стал в этом участвовать: смылся под шумок, а на оставшихся троих бы скинул разгребать эту кашу. Однако больно соблазнительной была ставка. Четыре золотых… А ведь на это, вкупе с заработком инквизитора, можно даже вполне неплохо жить некоторое время. Эти деньги должны были попасть именно в карман Лео, и наплевать, сколько самомнения у остальных.
«Как же посчитать?» - и юноша задумчиво обвел толпу взглядом.
Конечно, все покрашенные будут искать хулиганов. И конечно у обладателей краски будет приличный эскорт. И если этот эскорт догонит, то обидчиков линчуют на месте. И если ловкий Альден еще имел шансы убежать по крышам или забиться в какую-нибудь недосягаемую щель, то насчет своих противников он не был уверен. Но в то же время у юноши были наибольшие шансы напороться на кого-нибудь знакомого. Из Ордена, например. На Наставника. А может и на самого отца. Или еще кого. А если, не дай Ильтар, он еще и вымазать краской их успеет, не заметив, кого красит?
Инквизитор непроизвольно улыбнулся.
Конечно, успеет. И конечно выкрасит. И будет этому чертовски рад.
И все же, как посчитать жертв этого влияния Акала на голову Лео?
Взгляд упал на стражника, который нехорошо косился в сторону их компании. Даже не просто косился. Он явно хотел подойти и разогнать их. Уличные зазывалы в глазах стражи, как правило, субъекты исключительно отрицательные: либо просто алкоголики или дебоширы, либо революционеры, под каким-нибудь благовидным предлогом подымающие восстание на улицах столицы. В общем, исключительно нежелательные лица. Тем более что их четверо, плюс зверье, и все они стоят и шепчутся.
Инквизитор повернулся к оппонентам и пояснил последний неясный момент:
- А результаты нам сообщит стража. Даже если нас схватят и кинут в застенки. Если же все сумеют убежать, то предлагаю встретиться в конце этой улицы где-нибудь в переулке, когда часы пробьют три пополудни, - юноша махнул рукой вправо, указывая направление. – Там мы убедимся, что никто не струсил по ходу дела и пойдем узнавать итоги. Если же случится так, что часть из нас угодит в лапы блюстителям порядка, а остальные – нет, то в идеале спасшиеся навестят попавшихся через некоторое время. Конечно, всем ясно, что если попадется победитель, то никто за ним не пойдет, ведь денег лишаться не хочется, так? На этом, наверное, все. Помните о месте встречи. Там станет ясно, за кем и куда идти.
Инквизитор подошел к тому торговцу, к которому подходила Василиса,  и, улыбаясь, купил три баночки желтой краски. Почему желтой? Вроде как цвет солнца, света, радости, все такое. Почему бы не бороться радостью с серостью? Юноша достал небольшой носовой платок, откупорил одну баночку и хорошенько промокнул платок в краске. Остальные баночки подвязал к ножнам.
- Засим объявляю гонку за деньгами открытой, - и Альден уже хотел было побежать вниз по улице, как вспомнил об одной детали. – Только еще один нюанс. Участники пари тоже считаются.
И Альден с победоносным видом шлепнул выкрашенным насквозь жёлтым платком по лицу рыжеволосого парня. Никакого злого умысла, просто он стоял ближе всех. Не желая так же испытывать на себе влияние вонючей въедливой краски от противников, от рыжеволосого в частности, инквизитор со всех ног рванул вниз по улице, на бегу успев со смачным шлепком выкрасить лицо какого-то прилично одетого мужчины с пышными усами.

Отредактировано Лео Альден (2012-11-18 15:43:20)

+3

11

Появление летучего мыша не осталось незамеченным. Вернее, ему то как раз было совершенно безразлично, какое животное исполняет при бледном функции фамилиара. Хоть ослик.  Впрочем, из курса академии он помнил, что копытное животное фамилиаром быть не может, хоть и не помнил почему. А жаль.
Вот Клио, появившаяся из-под кресла, мышем заинтересовалась не на шутку. Быстро вскарабкавшись на спинку кресла, а оттуда на плечо Сиэля, она показала язык мохнатому спутнику Василисы, состроила дежурную рожу самой Василисе, и переключила внимание на мыша. Попыток пощупать его она не предпринимала, но Сиэль видел, что стоит крылатому потерять бдительность и…
На всякий случай, от греха подальше, он накрыл рукой мохнатое тельце и поднялся.
- Сиэль. Имглантэ. – С достоинством наклонив голову, произнес он, пожимая руки противникам. – Буду счастлив выиграть у вас, господа. И дамы. – Слегка ироничный кивок в сторону Василисы. – Мне тоже не безынтересен вопрос, поднятый моей прекрасной коллегой. Как будем считать?
Зачинщик спора предложил неплохой выход и Сиэль не имел ничего против. Оставалось дело за малым. Разжиться краской. Но прежде он отошел в сторону, намереваясь поговорить с фамилиаром.
- Клио, я тебя умоляю, не теряй голову.
- А я что? Я ничего! – Вся мордочка изображала оскорбленную добродетель.
- Ты прекрасно понимаешь, о чем я. Этот мышь. Не лезь к нему. Мы понятия не имеем, кто этот тип – его хозяин. Лишние неприятности нам не нужны.
- Не «мы», а «ты»! – Показала язык лемуриха. – Совсем глаза потерял? Это ж Корри. Драконий прихвостень. – Феноменальная память и наблюдательность фамилиара в который раз дала о себе знать.
- А, точно. То-то я и гляжу, знакома мне его физия.
Теперь ему стала понятна реакция Клио на мыша. Ему самому глубоко была безразлична идеологическая борьба между гильдиями. Где он, и где идеология? Но драконы были соперниками, конкурентами. И это нельзя было не признать. Дух гильдии, пусть не подкрепленный высокими моральными принципами, все равно жил в нем. И всякий, принадлежащий к Белым, был для него чем-то вроде пресловутой красной тряпки. И так же для Клио. Разумеется, враждовать всерьез, никто из них не стал бы. А вот сделать мелкую гадость, слегка напакостить – это милое дело. Как там? «У соседа корова умерла. Пустячок, а приятно.» Василисе тоже следовало бы знать.
- Вась, - он поманил ее в сторону. – Видела чернявого? Он из Драконов. Понимаешь, что это значит? Один из нас должен выиграть это пари. Ты или я. В крайнем случае – Лео.
Помяни лихо! Разговаривая с ней, он замешкался, и этого хватило зачинщику спора для того, чтоб сунуть ему в лицо платок, измазанный вонючей, едко желтой краской.
- А, чтоб тебя! – Он развернулся, но рука поймала только воздух. – Тьфу, мерзость какая! Ну что ты ржешь!?
Клио, заливалась хохотом от души.
Сплюнув, он скрылся в лавке и долго обсуждал там что-то с ее хозяином. Вернулся ухмыляющийся, с двумя банками краски в руках. Ярко-золотой краски. Разумеется, никакого сусального золота – чистая химия. Махнув Василисе, повернулся и направился в сторону набережной. Прохожие удивленно таращились на его раскрашенную физиономию, но он в ответ только доброжелательно улыбался. Так и надо, мол.

Отредактировано Сиэль (2012-11-22 09:56:42)

+2

12

Легкокрыл заметно нервничал. Он уже привык, что его хозяина вечно тянуло рыть ловчие ямы. А о том, чтобы он не свалился туда сам - приходилось заботиться ему.
- Слушай, мне не нравится, как на меня смотрит этот звереныш, - настороженно прошипел он в ухо вампиру. - и как этот рыжий смотрит на тебя - тоже не нравится.
- Там их два, - пожал плечами Скорпион. Внешне расслабленный он представился, но на странную парочку обратил внимание. Не стоило даже напрягать вампирский слух - и так было ясно, о ком они говорят.
А после того, как рыжий вышел из тканной лавки и еле заметная усмешка тронула его губы, вампир вспомнил. Определенно вспомнил его морду!
- Хьел, помнишь памятный вечер в оружейной лавке?
- Это когда ты грохнулся с балки, перепимши?
Вампир легонько щелкнул его по носу.
- Когда Линдер послал меня наблюдать за Анемом, в котором торгаш состоял. Или его подмастерье, леший их разберет. Он там тоже был, предлагал в гильдию вступить. Торгаш-то шпион бывший. Был.
- Подожди... в Таллеме? Так он - Гилдьдиец?
- А теперь посмотри в ведерко...
Мыш тихо выругался, но понимал, что-то делать было бы глупо. Да, гильдии издавна конкурировали меж собой, - так не враждовали же. Пусть у Андромеды с Нойорком были натянутые отношения, к персоналу это почти не относилось, разве что из чувства долга. Сам вампир как-то несколько дней дебоширил в таверне с тремя веселыми мужиками человеческого племени, и только после того, как их задержали, узнал, что люди были из гильдии убийц.
Поймав на себе взгляд Сиэля, Дейн чуть кивнул, показывая, что принимает вызов. Тем веселее, гадая, кто окажется под крылышком у стражников.
Парень зря времени даром не терял, измазав желтой краской лицо инкубару и тут же кинувшись на утек. Нет, мальчик, в скорости тебе со мной точно не тягаться...
Растянув губы в оскале, вампир помчался в самую гущу, фамилиар еле успел вцепиться коготками в ворот плаща. "Случайно" толкнув массивного бородатого мужика в простецкой рубахе, он быстро окрасил его в милый сердцу цвет, напоминающий некое прыгучее земноводное. Та же участь ожидала дородную тетку с кульком яблок. Заметив краем глаза огненное пятно, он свернул к нему и, не переставая бежать, с ухмылкой указал на свою баночку.
- Помочь?

+3

13

[float=right][mymp3]http://www.fileden.com/files/2012/10/9/3355439/Flogging%20Molly%20-%20Pirate%20Song.mp3|Flogging Molly - Irish Pub Song[/mymp3][/float]С каждой новой секундой Василиса в который раз убеждалась в том, что лиходейка Судьба – чертовски коварная женщина! Вот она забрасывает тебя в самое ненавистное сердцу место, и только ты собираешься отчаянно брыкаться и бодаться, пытаясь как можно скорее покинуть ту самую злополучную обитель скверны, как она со всей широтой своего добродушия подкидывает тебе целую горстку приключений. И тут уж хочешь не хочешь, за теми самыми приключениями, окажись ты под руку с Василисой, а отправиться придется.
Пожалуй, в самом подавленном состоянии из всех четверых – а если приглядеться, то тут уж за семерыми дело будет! – был именно спутник той самой рыжевласой полоумной ведьмы. Хьерд, обреченно накрыв лапами свою косматую морду, всеми известными ему проклятиями осыпал тот роковой день, когда – на голову свою несчастную – откликнулся на призыв Василисушки. Но так как волк вышел на редкость воспитанным, чертыхаться пришлось ему не долго – запас иссяк, да и четверо впавших в глубокое детство смельчаков уже принялись за свое гадкое дельце.
Вась,М-м? – вскинув брови, с застывшей на лице ироничной усмешкой придвинулась рыжая чертовка к согильдийцу. – Видела чернявого? Он из Драконов. Понимаешь, что это значит? Один из нас должен выиграть это пари. Ты или я. В крайнем случае – Лео.
Вот тебе на! Белый Дракон в Ацилотсе! Не сказать, что это известие крайне обрадовало Торвальд – не сказать ничего. – Так это же в корне меняет дело! – картинно охнула она, любезно поглядывая на третьего участника пари. И впрямь, приглядевшись, Лиса поймала себя на мысли, что молодой человек явно пару раз попадался ей на глаза в Хартаде много-много лет назад, когда память у Василисы была получше, а разум – посветлее. – С нашей стороны будет очень неосмотрительно не попытаться выяснить, что же он здесь все это время вынюхивал.
Но стоило зевакам на минуту отвлечься, как шустрый зазывала уже пустился во все тяжкие, с чувством выписав дряблой тряпкой красочную пощечину Сиэлю. Реакция Василисы не заставила себя ждать – и вот она немедленно присоединилась к вовсю глумящемуся с собственного хозяина фамилиару. 
А день сегодняшний определенно хорош! – смахивая с глаз выступившие бусинки слез, просипела она через смех, набирая побольше воздуху, отчего ноздри ее комично раздулись. – Вот она! Вот она – пресловутая жажда победы! – восхищенно бросила она с широкой улыбкой в сторону со всех ног удирающего парнишки, грея внутри гордость за достойного соперника. – Ну, так что, Визгунишка? – приятельски похлопала Хьерда по холке ведунья. – Наш выход!
И раскатился по торговой улочке громогласный вой мохнатого волка.
Шустро запрыгнув на мягкую спину могущего спутника, Василиса уже привычно властно пристроилась, немного поерзав.
Пускай теперь попробуют поймать нас! – с лукавым смешком прыснула она, синхронно взмахивая обеими руками. Выбор не даром пал на баночки с ярко-оранжевой краской. Василисе, как алхимику-пустозвону, были хорошо известны материалы, из которых изготовлялась охра. И теперь после изящного жеста обеими руками из баночек, кружась вокруг собственной оси, выпорхнули два сформировавшихся налету шарика помеси безводной окиси железа с глиной. Оба послушно взмыли вверх к кончикам пальцев хитрой колдуньи, в мыслях которой уже созрела целая эпопея, повествующая о сегодняшнем абсолютно несуразном переполохе.
На юг! – подобно отважному полководцу выпрямилась она в воображаемом седле на мохнатой спине Хьерда. – Эй, парень! – крикнула она в сторону затаившегося у прилавка прохвоста, который еще пару минут назад захлебывался слезами, моля вредную плутовку помиловать его голову. – Говорила я тебе не попадаться мне больше на глаза? – угрожающе блеснув своими двумя зелеными, она вальяжно махнула кистью левой руки, вдоволь наслаждаясь полетом, а после и столкновением густого шарика вязкой краски с прыщавым, переполненным ужасом – не то оттого, что его снова обнаружили, не то из-за страха остаться на сегодня без сладкого – мальчишечьим лицом. Хлюпающий звук и глухой кашель гнусного воришки – вот то, что усладило слух Василисы, прикрывшей веки от столь трепетного удовольствия воцарившейся, наконец, справедливости.
Ты что такое вытворяешь, сумасшедшая?! – взревел хозяин ювелирного прилавка, всем своим грузом налегая на шаткий стол с украшениями. – Торговлю мне испоганить решила, дитя Тейарово? Небось, старый Кротис прислал, у него-то дела совсем плохи стали! Ха! – скрежещущий звук, донесшийся из жерла толстяка, больше походил на игру на старой проржавевшей пиле, нежели на смех. Скривившись от такого мерзкого гогота, Василиса, недолго думая, уже нашла способ, как заставить того заткнуться. – Так вот, передай ему, что… - не успел он договорить, как тучное лицо торговца, и без того побагровевшее от злости, окрасилось слоем въедливой охры. Миловидно улыбнувшись ему, она радостно проворковала в ответ:
Обязательно передам ему, что вы – укушенный Белором смерд – признаете свое прямое родство с гоблинами, за что приносите свои искренние извинения всему имеющему несчастье брататься с вами люду!
А руки, оказавшиеся пустыми, уже взмыли вверх в новом изящном жесте, ловя кончиками окрашенных капельками краски пальцев новые шарики охры. Довольная собой, она с победоносным кличем велела Хьерду нестись дальше по улице, в то время как сама хозяйка успела швырнуться новой порцией в ничего неподозревающих пьянчуг, уютно расположившихся в прохладном тенечке под каменными стенами одного из зданий тянущейся вдаль улочки, прогулка по которой обещала стать крайне веселой. И, что самое главное – оранжевой!
***
Центральная площадь уже вовсю кишела суматошными возгласами жителей Ацилотса о воцарившихся в стенах их любимого города беспорядках. Паника на пару с громкими возмущениями подобно мерзкой хвори быстро расползалась по улицам столицы. И лишь на лице усатого торговца краской сияла беззаботная улыбка.

+3

14

Лео бежал вниз по улице, размахивая платком аки флагом. Кто-то вопил за его спиной, раздавались ругательства, причем такие, от которых у самых заправских чернорабочих бы уши свернулись в трубочку. Следующей жертвой стала какая-то хорошо одетая леди со служанкой. Большая часть краски пришлась именно на эту леди, служанке же достались только брызги. Визг девушки, уходящий в ультразвук, первым привлек всеобщее внимание к инквизитору. Леди праведно негодовала за испорченное платье, требуя от окружающих немедленно схватить и наказать наглеца. Но Лео, практически не сбавляя скорости, легко и не задумываясь, проскользнул под руками особо добросовестного мужика, после маневра в отместку хлопнув его платком по затылку. 
Где-то впереди должна была быть центральная площадь. Наверное, не один только инквизитор стремился туда, ведь там можно было вдоволь поиздеваться над  жителями. К слову о других участниках спора. Альден видел их впервые, никакой информацией не располагал. Не подозревал юноша и о том, что на той роковой улочке, где он решил разбавить свою скуку, сейчас активно набирал обороты не просто спор за деньги – борьба за честь магических гильдий. Знай Альден об этом, тут же бы присоединился к этому интересному повороту событий, развернув знамена Инквизиции. Но, увы, детали возникших разногласий он уже не услышал и не знал о том, сколь непростыми оказались его соперники.
Плавно сбавив скорость, он танцующим шагом скользнул в первый же переулок, оставив эту улицу тонуть в хаосе и панике. Наверняка все посчитали, что в городе дебоширят душевнобольные, а посему просто закрыть глаза на происходящее они не могли. Кое-где слышались крики, призывающие стражу, некоторые отчаянно пытались оттереть въедливую желтую краску, которой Лео метил лица на своем пути. И, конечно, многие просто поспешили покинуть ставшие небезопасными улицы, пока перед ними не появился хищно улыбающийся…
- Сюрприз! – с радостным воплем выскочил из переулка инквизитор, тут же пометив свои платком два мужских лица.
Казалось, весь город уже в курсе того, что где-то в торговом районе буянят хулиганы. Поэтому эффектное появление из переулка одного из вышеназванных заставило всех шарахаться в стороны. Не задерживаясь на одном месте, Альден вновь побежал по направлению к центральной площади. И его вновь попытались остановить. Но в этот раз перед ним появился самый натуральный стражник, в доспехе, но без шлема.
Надо ли говорить, в какой широкой улыбке тут же расплылся инквизитор, когда увидел это досадное упущение. Досадное для мужчины, конечно.
- Стой! Именем Короля… - начал было стоящий посреди улицы вояка, предупредительно положив руку на рукоять меча.
- Приказываю тебе стать желтым! – радостно перебил его Лео, оторвав открытую баночку от ножен, и, стремглав промчавшись справа от стражника, вылил весь остаток краски тому на лицо.
Оставалось там еще много, поэтому пожелтел вояка качественно и надолго. Послышался вскрик. Альден обернулся на бегу и заметил, как мужчина пытается вытереть глаза, забыв о хулигане. Что ж, так даже лучше.
Почти выбежав на площадь, Лео вновь завернул в переулок, самый узкий и неприглядный. Хотелось взять паузу и перевести дух. Да и нужно было открыть новую баночку. Пока он возился с крышкой, заметил, что у него самого руки едва ли не по локоть желтые, настолько он старательно макал платок в краску и разбрызгивал ее по сторонам. Рубашка пока была чистая, благо рукава были закатаны высоко, но что-то подсказывало инквизитору, что это ненадолго. Если на него выйдут соперники, мало ему точно не покажется. Будет разноцветным еще похлеще, чем все эти случайные прохожие.
«Главное, что краска почти полностью закрыла татуировку, никаких комментариев в сторону Ордена не будет. Значит, можно продолжать в  том же духе».
В целом, начало было многообещающее. Может, у него не было помощников-фамилиаров, как у других, но в столице он ориентировался как у себя дома. Любой проулок, каждый дом. Особенно центр. Неоспоримое преимущество.

Отредактировано Лео Альден (2013-01-11 16:56:57)

+5

15

Далеко убежать Сиэль не успел. Рядом, откуда ни возьмись, нарисовался бледный.
- Помочь? – Тонкие губы растянулись в ухмылке, обнажая зубы и Сиэль споткнулся на ровном месте. Вампир.
Вампиров он не любил. Нет, не так. Он их боялся.
Этот страх не имел ничего общего ни с суевериями обывателей, ни к расовой неприязни. Он сидел глубже. Иррациональный, глупый, он прорастал откуда-то из детства, с той же стороны где когда-то гнездилась  непоколебимая уверенность в том, что нельзя ночью высовывать голую ногу из-под одеяла, а не то обязательно выскользнет из под кровати тонкая белая рука, схватит тебя за щиколотку и утащит на изнанку. Против такого страха есть только одно средство – зажмурить глаза и накрыться с головой одеялом. Одеяла посреди оживленной, залитой солнцем улицы, не было. А вампир был.
Сиэль почувствовал, как враз похолодели ладони. Самое паршивое было то, что вампир почувствует, не может не почувствовать его страх. Может эта способность вампиров и была плодом детских суеверий, но Сиэль верил.
Он остановился слишком резко. Почувствовал ощутимый тычок в спину, услышал сдавленную ругань за спиной. Все это не важно. Важно убраться отсюда. Он не мог позволить вампиру испортить себе этот день.
Куда? Его память услужливо подсунула яркую картинку. Такой же в точности ясный солнечный день как и теперь, широкий мост с ажурными перилами, блики на воде и запах реки.
Клио все так же цеплялась за его плечо, терять было нечего, и он позволил месту из воспоминания взять себя.
- Нет.
Слово еще висело в прозрачном воздухе улицы, а он уже растворился, исчез, ушел тайной тропой, одной из тех, что ведомы только «играющим с пространством».

Место было в точности таким, как он помнил. И блики на воде, и ажурные перила, и запах. Он появился не на самом мосту, а под ним, на ступенях лестницы, сбегающих к самой воде. Здесь было меньше шансов перемещаясь свалиться кому-то на голову.  Он вздохнул, сел на ступеньку, обнял руками колени. Какая все-таки неприятная встреча.
Клио деликатно сползла с его плеча, спустилась к воде, зачерпнула горсть и вылила себе на голову, краем глаза поглядывая на него.
- Сиэль?
- Да. – Он моргнул, прогоняя навязчивое ощущение холода, угнездившееся между лопатками. – Здесь будем колдовать.
Решение пришло неожиданно, само собой. Ничего такого он не планировал заранее. Но почему бы и нет? Он поднял голову, рассмотрел мост, определил силу и направление ветра. Сгодится.
Цветочный мост, по сути, являлся частью одноименного бульвара. Не центр города, конечно, но место достаточно оживленное. Он откупорил обе из принесенных с собой баночек, поставил их на ступеньку рядом, прикрыл глаза.
Кружево чар было сложным, заготовок не было, и плетение отняло у него много времени. Но оно того стоило. Убедившись в том, что поводок заклинания прочно угнездился между пальцами правой руки, он поднял руку и пошевелил пальцами.
Невидимые руки ветра нырнули в баночки с краской, вычерпывая оттуда все, без остатка, растерли жидкое золото между ладонями, развесили над мостом сияющим золотым облаком.
Сверху, с моста, послышались изумленные возгласы. Никакого недовольства, одно удивление. Сиэль позволил себе улыбнуться, но контроля не ослабил. Это только начало. Будто дирижер, он повел рукой, заставляя золотое облако клубиться, мерцать, играть солнечными лучами. Люди не шарахались от него. Напротив – сами засовывали в него руки, подставляли лица, позволяя осесть на них мельчайшей золотой пыльце. 
Мост был оживленным и новые прохожие все пребывали, а старые не спешили расходиться. Многим хотелось стать частью незапланированного чуда. Несколько мальчишек зазывал, опомнившись первыми, вовсю сновали между людей, пользуясь ситуацией, совали в руки проспекты с адресами цветочных и парфюмерных магазинчиков на которые так богата была эта часть города. Кто-то из прохожих догадался заглянуть под мост и обнаружить Сиэля. Среди людей тут же начал распространяться шепоток о том что кто-то из богатых владельцев близлежащих магазинчиков специально нанял мага, чтобы тот устроил над мостом представление для привлечения покупателей.
Сиэль улыбался. Выиграет он этот спор или нет, это уже не имело значения. Он подарил людям чудо, которое они запомнят надолго. Это многого стоило. Даже растраты магического резерва. Объём воздуха, которым он управлял, был невелик, но содержал большое количество мельчайшей золотой пыли. Заставлять золотое облако постоянно перемешиваться - тонкая и кропотливая работа. Сиэль чувствовал как сила тонкими ручейками стекает с его пальцев и истаивает в воздухе над мостом. Он чувствовал, но не мог остановиться.
- Хватит.
Прикосновение лапки Клио привело его в чувство. Она права. Следовало заканчивать. А не то он свалится от усталости прямо в реку и впечатление от волшебства будет испорчено.
Он потратил еще немножко силы на то, чтобы заставить золотое облако подняться над головами и эффектно взорваться, осыпая прохожих прилипчивыми мерцающими частичками. Сколько человек попало под золотой дождь? Сотня или полторы. Он не считал.
Поднявшись на ноги, он раскланялся перед толпой, чувствуя, как предательски дрожат колени и темнеет в глазах. После, снова опустился на ступеньку и обхватил руками колени. На мосту аплодировали.
Люди постояли еще немножко, поняли, что продолжения представления не будет и начали расходиться. К его плечу кто-то прикоснулся. Сиэль с усилием повернул голову и открыл глаза. Возле него стояла молоденькая девочка в платье цветочницы.
- Мсье маг! – Защебетала она с ярко выраженным южным акцентом. – Мсье Бенери, владелец «Золотой Маргаритки», приглашает вас в свою лавку, выпить чего-нибудь прохладительного.
«Будет звать на работу, надо полагать.»
Сиэль превратил усмешку в улыбку и медленно поднялся на ноги.
- Идемте, раз так. Не будем заставлять уважаемого мсье Бенери ждать.

Отредактировано Сиэль (2012-11-27 22:52:47)

+2

16

Большие города - река жизни, текущая сквозь пальцы. Яркая, бушующая река, с удобными шершавыми валунами на дне, чтобы можно было, если нашаришь в потоке, крепко встать на ноги.
Большие города - мельница судеб. Бесшумная, стремительная мельница, сводящая и разводящая чужие дороги. Ведь никогда не знаешь, с кем ты повстречаешься в следующий миг. А она знает.
Большие города - вечное развлечения. Большие победы и мелкие неудачи. Здесь все люди - единое целое, но каждый сам по себе. Здесь все интересуются проблемами друг друга, но лишь за тем, чтобы использовать их против самого подарившего откровения. Что-то безумно высокое и буднично-низменное, место, где тьма и свет равнодушны и всесильны.
В толпе народа легче затеряться. Привыкшие ко всему, они намного меньше подвержены суевериям и страхам. И терпимее относятся к непохожим на них самих, встречая оных повсюду и каждый миг.
Поэтому, вампир немало озадачился, увидев страх в глазах соперника на его невинное замечание. Затравленный, бесхозный страх.
Вампир замедлил бег, все еще мало что понимая. Но глумливая усмешка на лице рыжего исчезла.
- Нет.
Яркая вспышка телепортации на миг лишила зрения, клубящимся роем мыслей унесла инкубара.
- Странный он, -  после недолгого молчания поделился вампир с фамилиаром. Тот ответил ему хмурым взглядом.
- Везет тебе на странных, - съязвил он. - Давай уже, выполняй свой "обет", рыцарь.
Примирительно погладив кожистые крылья, вампир вновь взял резкий старт. Площадь -  самое оживленное место в городе, и в разношерстой толпе то и дело мелькали "солнечные" лица ругающихся обывателей. К тому моменту, когда Дейн ее пересек, криков стало больше, а краски - меньше. Хьел на плече тихо поскуливал, в красках представляя намечающийся скандал. Ничего, порвутся. Главное, не забыть где точка сбора.
Повстречав в толпе пару знакомых, он поспешил осчастливить и их. Досталось и Конюху, и его сыночку. И, да, менестрелю тоже досталось. Глядя на плюющуюся, ругающуюся толпу, смех сотряс плечи. Было невообразимо хорошо, за этой клятвой работой он уже почти забыл, что значит жить и убегать. Одним мановением мысли сгустив воздух у себя под ногами, Скорпион стремительно поднялся над крышей городской тюрьмы и, раскинув руки, позволил зловещему вампирьему смеху раскатиться во всей красе. Внизу крики негодования сменились воплями ужаса. Кажись, перестарался.
По улице, ярко сверкая на солнце натертыми до блеска латами и красными от гнева мордами, сквозь толпу продиралась Стража. Увидев нарушителя спокойствия, она яростно завопила, потрясая алебардами, и рванула к зданию, на крыше которого Дейн пережидал, пока перед глазами не улягутся темные круги. Один момент...
Сконцентрировавшись, он резко развел руки. Краска в ведерке опасно забулькала, грозя вообще к Тейару взорваться, но выкрик на неизвестном наречии заставил ее успокоиться и медленно покинуть жестяную обитель. По виску скользнула капля пота.
Дейн никогда не понимал воду - ее жажда дарования жизни, ее внезапные вспышки гнева и спокойная, светлая сладость была неведома вампиру, применявшему на себя все мыслимые маски. Но сейчас едва-едва развитая способность пришлась как нельзя кстати.
Остатки краски медленно всплыли над головой и разбились на тысячи маленьких шариков. Которые, едва ослабла держащая их воля, стремительно полетели вниз, зелеными каплями осев на булыжной мостовой. Теперь Дейн смотрел на мигом повеселевшую площадку перед тюрьмой, и победная улыбка не покидала его губ.
- Смотри, Хьел! Не дурно?
- Теперь я понимаю, почему люди так боятся вампиров, - пробормотал фамилиар, заглядывая в пустое ведерко. - Миссия выполнена?
- Отнюдь!

... Весь город стоял на ушах. Тут и там бродили стражники, пытаясь найти неведомых злоумышленников. Тут и там появлялись люди с размалеванными лицами, обличающе тыча пальцами в небо и возбужденно размахивая руками. Печальной участи избежал только продавец краски, и сейчас взирал на это с благодушием, полностью довольный. Компания неизвестных вредителей обогатила его на пару месяцев вперед.
А на крыше тюрьмы сидела тонкая нескладная фигурка и беспечно болтала ногами, надежно скрытая иллюзией.
Уже битых два часа он носился по городу, добросовестно превращая могучую Столицу, древний и надежный оплот всего Денаделора, и едва успевая унестись от стражи города. Кого-то уже наверняка поймали, лично сам он чуть не попался. А теперь отдыхал, подставив бледное лицо ярким летним лучам и чувствуя жжение под веками.
Авантюра ему безумно нравилась. Вспоминались дни юности в Академии, когда они с Найей и Вестом точно так же удирали от Мастера Привратника, до ручки доведенного их шалостями. Прикинув оставшиеся силы, вампир тенью соскользнул с нагретой черепицы и мягко приземлился на булыжную мостовую. Его никто не заметил.
- Эй, ты! - широкая ладонь крепко стиснула предплечье и резко развернула. Дородный рыжебородый мужчина держал крепко, брови его были гневно нахмурены, но при виде лица Скорпиона морщины на лбу озадаченно разладились, а взгляд потух. - Ох, извините, госпожа.
- Ничего, милок, - кокетливо подмигнул вампир стражнику после недолгой заминки, вспомнив наконец, что находится под мороком. - Не поможешь бабушке донести сумочку? - и ткнул его в пузо баночкой с краской. Тот рассеянно уставился на "орудие поражения" и покачал головой.
- Увы, госпожа... Увы.
Скорпион, философски пожав плечами - на нет и суда нет! - хотел было уже уйти, и ушел довольно далеко, как вдруг тот же голос, осипший от удивления, проорал:
- Эй! Ловите этого чернявого!!!
- Кажется, с меня морок спал, - доверительно сообщил Дейн фамилиару. И, не оглядываясь, побежал.

+3

17

[float=right]http://s2.uploads.ru/T4xh3.jpg
[mymp3]http://www.fileden.com/files/2012/10/9/3355439/Flogging%20Molly%20-%20Drunken%20Lullabies.mp3|Flogging Molly - Drunken Lullabies[/mymp3][/float]
…Задержи дыхание, мой друг, иначе наглотаешься клубов пыли, только что пронесшихся по одной из узких улочек Ацилотса. Что-то явно шло не так. С высоты птичьего полета зоркий глаз могучего орла разглядел крошечную пеструю точку, стремглав несущуюся по пустынной улице столицы верхом на косматом теле дикой живности. Еще секунда – и следом за парочкой, громыхая тяжелыми алебардами, выкрикивая вдогонку самые несуразные проклятия и издавая еще целую симфонию самых разнообразных звуков, проскакала длинная разноцветная толпа разношерстного народа Ацилотса. Грозно позвякивали железяки на тучных телах уморившихся консервных банок, в народе именующихся стражей; чавкая залитыми грязью и краской туфельками, гуськом старались поспеть за доблестными блюстителями порядка дамы в пышных убранствах; замыкающими «паровоз» оказались в край разобиженные пьяницы, коих лишили возможности с утреца опохмелиться. И вовсе друг на друга не похожи. Единственное, что сумело объединить столь разномастную публику сегодня – пресловутая банка краски. Краски, в которой добротно были вымазаны вспотевшие от погони лица всей той тучи брюзжащих и плюющихся в гневном рычании граждан.
Держи ее! – пискляво завизжала худощавая дама, все еще отплевывающаяся от охры, из-под подмышки которой тут же выглянула не менее оранжевая рожица мерзкой собачонки. Настроение той было абсолютно идентично расположению духа хозяйки, и в ответ на вопль своей кормилицы шавка тут же поспешила поддакнуть, заливаясь противным лаем. Толпа одобряюще заревела, стараясь хоть немного ускориться, но все попытки оказались тщетны – взмахнув измазанной в краске рукой, Василиса быстро зашептала что-то себе под нос. В ту же секунду каменная кладка затрещала по швам, а из щелочек показались стремительно взрастающие силки, после образовавшие высокую преграду на пути недовольных жертв сегодняшних проделок заскучавших смельчаков. Расплывшись в хитрой усмешке, рыжая наездница скрылась за ближайшим поворотом улицы, выходящей с рыночной площади, коя после шустрого марафона была выкрашена в оранжевый цвет.
Быстро-быстро передвигая лапами, Хьерд то и дело оглядывался по сторонам, ловя себя на безумной мысли, что все это ему начинает нравиться.
Куда теперь, Лиса? – притормозил он в одном из закоулков близ шумного заведения, взбираясь по выстроенным подобно ступеням деревянным коробкам и бочонкам с хмелем. Резво запрыгнув на крышу здания, он сделал глубокий вздох – за прошедший час запах краски успел страшно ему наскучить.
Улицы, я думаю, сейчас не самое безопасное место для еще одного кружочка. Наши любезные мужчины уже наверняка испещрили вдоль и поперек свою сторону, посему бежать дальше – натыкаться на новые толпы павлинов. Куда же мы еще не сунули свои носы? – поглаживая нижнюю губу указательным пальцем, измазанным охрой, она пристальным взглядом повела по черепице крыш домов, которыми подобно грибной поляне были усеяны улицы Ацилотса. И тут-то рыжую осенило, отчего глаза Сказочницы по-детски расширились. – Раз снаружи все уже и без нас оприходовали, нужно переместиться… - зеленую радужку глаз сковал коварный блеск. - …Внутрь.
Да тебя же там с потрохами слопают, полоумная! – Хьерду эта задумка явно не пришлась по душе. – Да и кто пустит внутрь меня?! – он вытаращил на хозяйку свои ясные глаза, пытаясь воззвать к голосу разума, давным-давно затаившемуся в недрах отчаянной сущности Василисы.
А этот момент мы опустим, - свесившись вниз головой с крыши здания, она скользнула взглядом по ближайшим вывескам. И – о чудо! – ей сегодня определенно везло. Крыша, на которой сейчас столь бесцеремонно устроились два нарушителя спокойствия столицы, принадлежала одному из самых шумных заведений Ацилотса – Таверне «Призрачный дракон». Расплывшись в нездоровой ухмылке, Василиса уже перекинула одну ногу через каменный край каминной трубы, подпоясавшись перед этим силками, пробившимися из темного проулка за таверной. – Жди меня здесь и набирайся сил. Через пару минут нам придется мчаться быстрее ветра! – и с этими словами чертовка шустро соскользнула вниз, в трубу, оставив уставшего волка откашливаться от пущенной тому в морду золы.
Изнутри доносилась игривая музыка, запахи эля и радостные голоса путешественников. Каково же было их удивление, когда из камина на постояльцев обрушились десятки крошечных объемных шариков охры. Музыка сменилась возмущенными возгласами и грозными позвякиваниями струн – видимо, в Василису полетела не только глиняная и деревянная посуда, но еще и музыкальные инструменты. Хьерд судорожно сглотнул. Спустя всего пару каких-то секунд, из трубы показалось иссиня-черное чучело с блестящими от восторга светло-зелеными глазами. Наружу усердно тянули хозяйку силки, предусмотрительно призванные ранее.
БЕЖИМ! – взревело чудо-юдо, молниеносно оседлав белогривого волка. Тому дважды повторять не пришлось: Хьерд, уже будучи готовым к еще более сумасшедшим выходкам Василисы, припустил пуще прежнего, беспорядочно раскидывая рыхлую черепицу с обветшалых домов. Черно-белое пятно с бешеной скоростью удалялось прочь от «Призрачного дракона», а следом, яростно размахивая оружием и остатками битой посуды, устремился новый ярко-оранжевый хвост пострадавших.
Ошалелые, - подумалось орлу, что кружил над Ацилотсом уже несколько часов, гадая, кто же все-таки выйдет победителем в этом безумном пари.

ОФФ

Предлагаю кинуть дайсы нам троим, ибо Сиэль, можно считать, выбыла. Сначала на то, кто попадется страже (если попадется вообще).
К примеру, один кубик с 100 граней. У кого меньше 75 - попался страже.
Ну, а позже уже определиться с победителем таким же образом.

[dice=38720-1:100:0:Попалась ли страже?]

Отредактировано Василиса (2012-12-25 21:38:11)

+3

18

А время неуклонно двигалось вперед. Его, кстати, оставалось не так много. Но для шустрого Лео этого было более чем достаточно.
Только он успел перевести дух и выглянуть из проулка, чтобы узнать обстановку, как стал свидетелем дождя из краски над площадью. На крыше виднелась темная фигурка, в которой инквизитор сразу узнал того темноволосого мужчину. Что ж, магия правилами не оговаривалась, значит, сей беспредел был вполне допустим.
«Надо чем-то бить. Иначе плакали мои деньги».
Увы, ни школой воды, ни воздуха он не владел. Такая вот внезапная слабость. Но зато он чудесно умел договариваться и склонять на свою сторону людей. Не счесть сколько раз уже приходилось орудовать чужими руками, а посему стоило воспользоваться этим козырем сейчас.
Спрятав окрашенные по локоть руки за спину, Альден выскользнул из переулка с другой стороны и спокойным шагом пошел вниз по улице. Царила паника, некоторые тыкали в него пальцем с воплем «Вот он!», но юноша быстро терялся  в толкающейся толпе. Минут пять – и он вышел на площадь. Вокруг мечутся выкрашенные в зеленый горошек испуганные лица, стража лязгает доспехами в попытке разобраться, что происходит. Утопия, самая настоящая утопия. Поразительно, но это сотворили со столицей какие-то четыре авантюриста. Что будет при более серьезном катаклизме, лучше не думать, ибо не понятно, плакать от представленного зрелища или смеяться.
Краем глаза инквизитор заметил уличных мальчишек. Вот уж кто не терял времени даром и со спокойствием юных профессионалов методично обшаривали карманы паникующих людей. Что-то подсказывало Лео, что улов у них сегодня будет знатный, судя по тому, как эти четверо сейчас что-то между собой делят.
Инквизитор обогнул мальчиков и подошел к ним со спины.
- Тут все такие пятнистые, зеленые. Не знаю, как вам, а я ненавижу зеленый цвет. Особенно на человеческих лицах. Такое ощущение, что это мертвякам в гробах не лежится, - при этих словах мальчишки переглянулись, явно желая удрать от подозрительного юнца. – Поэтому предлагаю изменить картину. У меня тут кое-что есть.
Альден отвязал закрытую баночку с краской от ножен и протянул оборванцам. Те, кажется, начали понимать, к чему клонит незнакомец. Один из них заухмылялся.
- Вот. Я вижу, что с вами можно договориться. Даю по сребру на каждого, если желтых лиц здесь окажется больше.
Долго упрашивать не пришлось. Ближайший мальчишка схватил баночку и начал хищно оглядываться.
- Где мы получим деньги? А то смоешься еще, ищи тебя потом, - с некоторой ленцой поинтересовался самый старший из шайки.
Инквизитор подробно разъяснил, где и когда он условился встретиться с оппонентами. Он планировал победить, а значит, какие-то жалкие четыре сребра можно будет и пожертвовать детям. Ну а если его словят, значит, расплачиваться будет кто-то другой.
Оборванцы ринулись в толпу. В пять рук дело пошло бодрее. Альден все чаще встречал бегущих людей с отпечатками ладоней на лицах и одежде. Мальчишки явно усекли, как бывает полезно сочетать приятное с полезным, и выполняли свою часть сделки весьма добросовестно.
«Отлично. Они закончат дело за меня, а я, пожалуй, перестану маячить. А то, чего доброго, загребут в застенки».
Не забывая размахивать платком направо и налево, юноша неспешно прошел площадь насквозь и нырнул в переулок.

Дайс

[dice=149072-1:100:0:Попался ли страже]

Отредактировано Лео Альден (2012-12-30 17:09:48)

+2

19

Ветер старательно завывал  в ушах, вторя летучему мышу, обляпанная краской мостовая слилась в единую полосу. За спиной слышались вопли стражи. Постепенно к бряцающей железом веренице добавлялся кто-нибудь еще, и количество бегущих за нарушителем спокойствия росло в геометрической прогрессии, пропорционально тому, сколько выстрелов было пройдено. Оглянувшись через плечо и застав шумное сквернословное великолепие, Скорпион победно сверкнул глазами. Ему нравилось дразнить эту альву в клетке.
- Дейн, ты спятил?! - зарычал в ухо фамилиар. Когда-то еще давно, хозяин наказал ему держаться почтительно при посторонних, но сию толпень за прямое общение мыш не считал. - Зачем ты это сделал? Ускорься! Телепортируй, в конце концов!
- Зачем? Если я ускорюсь, они не смогут меня догнать!
- Ты... О, Ванеса, ты что, решил привести их прямиком на точку сбора?!
- Сомневаюсь, что я один такой буду, - увидев прямо перед носом монолитную стену, он резко свернул в какой-то узкий проулок. - Зато мы сможем наверняка выявить победителя!
- Если сумеете целыми убраться, - буркнул мыш и, снявшись с плеча, полетел рядом, без труда поддерживая заданный темп. - Вы бы еще в дворец пробрались, Королеву повеселить...
Он поперхнулся, наткнувшись на удивленный взгляд Скорпиона, и только потом понял что предложил и кому предложил.
- Нет... Ты же не...
- Я же не псих, Хьел, - усмехнулся в ответ вампир, выскакивая, наконец, из переулка и чуть было не сталкиваясь нос к носу со второй половиной отряда. Похоже, находчивые обыватели предпочли не растягиваться вереницей по "коридору", а сразу отправить часть группы в обход, ему навстречу. На памяти Скорпиона это был едва ли не первый раз, когда горожане так охотно сотрудничали со стражей города.
- Но неужели тебе не нравится?
-... Нравится, - подумав, неохотно признался мыш. - Даже очень. Но это не отменяет того факта, что тебе крупно попадет, если узнает верхушка.
- Так мне же влетит, не тебе. Есть такое выражение: "Никогда не сожалей о поступке, совершая который, был счастлив". Поэтому закрой пасть и лети!
Хьел ничего не ответил, серьезно обдумывая заманчивое предложение.

... Прошла еще четверть часа. Площадь временно оградили, объявив "опасной зоной, которую следует обходить во избежание неприятностей". Дейн, порядком подвыдохшись, внял совету фамилиара и телепортировался в чей-то сад, с одного из деревьев которого отлично просматривалась ситуация. Пышная крона надежно защищала его от посторонних глаз.
Он отметил толпу "златолицых" горожан, которые, однако, были ничуть не опечалены этим событием, наоборот, с восторгом рассказывали про трепещущее облако легчайшей пыльцы и приятного рыжеволосого парня, которого тут же начали отбирать друг у друга лавочники.
" По описанию - этот тип Сиэль из "Феникса". Так он выбыл? Слабы нервишки оказались", - думал Скорпион без особого сочувствия, с удивлением отмечая и горожан, с весьма странной меткой на лице: отпечатком желтой ладони, а заприметив городских мальчишек, восторженно снующих в толпе, восхищенно покачал головой. Умен, надо отдать этому человеку должное.
Время близилось к трем. Некоторые обыватели, проворчав что-то о бездействии стражи, поплелись домой - отмывать позорное клеймо. Где-то надрывно ревела дородная старая дама, сыпля проклятиями и причитании о загубленном дне. В соседнем саду хозяйские малыши, визжа от восторга, мазали друг друга разноцветной краской пополам с водой из фонтана,а старая нянька, причитая, носилась вокруг, прикидывая, как бы вмешаться так, чтобы и ей не попало. Вампир потянулся, смачно, до хруста в спине. Время двигаться назад.

- На "Речной" мелкий "желтый". К нему уже выслан вспомогательный отряд недовольных. На "Главной" бесчинствует рыжая бестия верхом на волке - поругана таверна, хозяин несет убытки и требует компенсации. Где-то в этом районе скрывается "зеленый". Расу определить не удалось, но, судя по всему, люди...
- Так поймайте их, остолопы! Они взбаламутиили всю Столицу, как я Королю в глаза взгляну?!
Высокий худой мужчина в светло-зеленом камзоле пожал плечами и смущенно опустил голову. Дейн, впрочем, успел заметить хитрый блеск его глаз и скользнувшую по тонким губам змеиную улыбку. Похоже, этот парень знал больше, чем говорил, но мстительно упивался мучениями начальства.
А вампир снова удирал. Ну, как удирал. Спокойно шел по улице, пока его не обнаружила какая-то девчонка и не заверещала в полном восторге - неведомые вредители уже успели стать кумирами детей. Страдальчески закатив глаза, он пробормотал что- то, собираясь переместиться на мост, аркой висящий над улицей, как вдруг...
Фамилиар отчаянно заверещал: вампир, не добравшись по какой-то причине до перил, с шипением повис на одном из зубцов на высоте около пяти саженей от земли! Что за?!..
Пытаясь удержаться одной рукой за каменный шип, украшающий мост, он, не тратя времени на собравшуюся под ногами толпу, сделал замысловатый пасс свободной рукой и пробормотал стандартную формулу выявления использованной магии. И сразу же наткнулся на нее взглядом.
В стороне от толпы, буквально искрясь волшбой, неподвижно стояла высокая молодая женщина и, не отрывая от него взгляда, что-то шипела сквозь зубы. Сверкал на солнце боевой доспех с гербом паладинов на груди. Так вот кто перебил его траекторию!
- Сдавайся, оборванец! - завопил кто-то под ногами. - Тебе не уйти!
" Как грубо", - фыркнул про себя вампир, продолжая покачиваться на зубце. Раз уж они хотят отправить его в темницу, то пусть сами и снимают!
- Не пошли бы вы лесом, господин офицер, - любезно предложил мерзавец.
- Что?! Да я тебя...!
- Сия формулировка давно устарела! У меня нет никакого желания к вам спускаться!
Стражник задохнулся от такой наглости и принялся крыть нарушителя, чем в голову взбредет.
Так еще долго бы они переругивались, но все решил случай: шип не выдержал. Свалившийся им на голову вампирюка особой радости стражникам не доставил. И ладно бы просто свалился, так еще и оказывал сопротивление доблестной страже закона Столицы! Пришлось приложить пару раз, легонько, для отвода нервов.
- Ты, -ткнул стражник обличающим перстом, пытаясь отдышаться, когда нарушитель был благополучно скручен и научен уму. - тебе так просто не сошло бы это с рук! А когда мы поймаем твоих подельников, потребуем суда у Короля! За решетку его, парни!
- Скорпион, - прошипел мыш из-за пазухи. - Что теперь будешь делать?
- Пойду за решетку, - любезно ответил ему вампир, покорно шагая вслед за латниками. - Не устраивать же здесь кровавое представление. Все в порядке, Хьел, - усмехнулся он, с удовольствием разглядывая фасад здания тюрьмы. - Я же маг. И к тому же шпион, так? А кто еще из "Белого Дракона" смог бы похвастаться, что побывал в тюрьме Ацилотса?
- Ты точно псих, - обреченно вздохнул мыш, снова прячась за пазуху.

Отредактировано Дейн Корри (2012-12-13 08:42:13)

+3

20

ОФФ

Прошу прощения за задержку, больше не повторится! *клятвенно обещает*
Результат броска в предыдущем посте.

Подобно опавшим листьям весело разлеталась ветхая черепица с крыш по сторонам, в опасной близости на прохожих сокрушаясь. Хьерд изо всех сил перебирал лапами, пока Василиса оглядывалась через плечо, лукавым взглядом оценивая масштабы разрушений. Стремительно мчалась лохматая парочка по столице, постепенно приближаясь обратно к центру, откуда четверо авантюристов и двинулись вершить свои подвиги.
Смотри-ка, дружище, а ведь наши компаньоны времени даром не теряли! – она восторженно окинула взглядом тесно прижавшиеся друг к другу кучки, вдоль и поперек испещренные желтыми и зелеными пятнами. – Вот только что-то не вижу я золотого, Сиэль решил схалтурить? – руками уперлась в холку волка, чему он явно был не рад, и пробежалась по народу Ацилотса, с досадой про себя отметив, что согильдиец и впрямь канул в небытие. – Ну как же та-ак? – разочарованно раскатала ведьма губку. – Видишь, Хьерд, задание вырвать победу из когтистых лап Драконов полностью возлегло на мои плечи! Таррэ верить – в Новый Год не пить, - умозаключила она, поглаживая товарища за ушком. – Давай где-нибудь передохнем, ты уже достаточно набегался за сегодня.
Обо мне вспомнили! Да неужели! – привычно проворчал Хьерд, на что Василиса лишь усмехнулась.
А пока колдунья мостила свою пятую точку за высокой каминной трубой, которая с легкостью скрывала их обоих, улица кишела разнообразием звуков. Подумать только – какие-то четверо забияк устроили такой переполох в столице!
Интересно, куда же все-таки подевался Сиэль? – закусив губу, она украдкой поглядывала на разноцветных коршунов, плотно окруживших каждого из представителей стражи города, надеясь, что именно благодаря показаниям каждого из размалеванных авантюристов засадят за решетки.
Вася, - едва ли не шепотом буркнул волк. – Не там ты ищешь.
Хьерд кратко кивнул на ребятню, лица которых были усеяны мелкими хлопьями золотой стружки. Василиса понимающе заулыбалась, шумно выдохнув:
И что нам с ним делать? – она покачала головой, в который раз убедившись, что нарушать запреты Сиэль не умеет. – Небось, отсиживается сейчас в каком-нибудь кабаке, припеваючи. Что ж, тем лучше, - глаза рыжей алчно блеснули. – Тем ближе к победе окажемся мы с тобой! – она радостно потрепала Хьерда за холку, в ответ на что тот лишь невнятно проворчал свое любимое «До чего же все это проблематично».
Передышку прервал детский вопль, раскатом грома пронесшийся прямо по той улице, на которой грели свои уставшие филейные части Василиса с мохнатым приятелем. Сказочница высунула свой выпачканный сажей нос из-за трубы, с любопытством уставившись вниз в поисках причины столь истошного вопля. А причиной очень кстати оказался тот самый «зеленый», которому ни в коем случае нельзя было позволить выиграть в пари. И стоило только оповестить стражу о нарушителе, как та тут же латным паровозом увязалась за чернявым сорванцом.
Как думаешь, удерет? – над макушкой Лисы нависла морда Хьерда.
Ты хочешь сделать ставку? – коварно хихикнула Василиса, на что белогривый лишь прыснул, отмахнувшись. – А если серьезно… - она пристально вперилась взглядом в молодую особу в нагруднике паладина. Еще секунда – и лиходей пулей взвился вверх тормашками, повиснув на зубце. – Кажется, пареньку самое время помочь, - колдунья проводила взглядом выстроившихся в колонну толпу железяк с алебардами.
Что значит «помочь»? Это еще с какого перепугу? – опешил Хьерд.
У него же доля моего выигрыша! Как я его потом забирать буду? С повинной двину прямо в здание стражи? – возмущенно воскликнула Лиса, оперевшись о колено рукой. Она шустро вскочила на ноги, бесшумно метнувшись следом за раскрасневшимися от гордости стражами порядка. «Да-да, наслаждайтесь победой, бестолковые солдафоны, - улыбалась про себя Василиса. – Недолго вам осталось ликовать». Хьерд пытался поспевать за хозяйкой столь же аккуратно, но каждая новая попытка обходилась ему очень дорого – в любой момент их могли снова заметить. Поэтому рыжая шепотом отдала указание спрятаться в темном переулке за углом и ждать сигнала. Сама же Торвальд соскользнула с крыши на громадные бочонки с солениями, притаившись в тени. И сейчас она вовсе не отличалась бы от простого трубочиста, если бы не ярко-оранжевые баночки краски, плотно привязанные к поясу. Стража, вовсю распетушившись и выпучив вперед грудки, раскидывалась радостными возгласами. И все бы закончилось вполне себе спокойно, если бы в подворотне не раздался нахальный «чпок». Каменная кладка зашевелилась подобно огромному варану. Сквозь тонкие щели полезли гибкие силки, быстро опоясавшие сначала мага, а после – нескольких стражников, стоящих к чернявому ближе остальных. Пока те пытались понять, что же все-таки происходит, Лиса что-то судорожно зашептала себе под нос, проворно махнув обеими руками.
Еще одна! Быстрее, вяжите ее, остолопы! Ловите! Да делайте уже хоть что-нибудь! – разъяренно брюзжал слюной главнокомандующий отряда, изо всех сил стараясь высвободиться из крепких корней. Посчитав, что такой замечательный момент упускать будет грешно, колдунья запустилась в разбрасывающегося проклятиями офицера новым шариком охры, который – к безграничной радости Василисы – пришелся ему точно в тон раскрасневшегося от ярости лица.
Шевелись, парень! – она поманила рукой «зеленого», устало вильнув за угол.
Не дайте им уйти! – кричали вслед гражданские. – Позор! Двоих оборванцев поймать даже не могут! Что же будет, если на нас нападет настоящее войско?! – недовольство жителей перевалило через край, и теперь они решили (к слову, очень вовремя решили) переключиться на стражей порядка.
А пока толпы недовольных гуськом щемились к горе-воинам, двое нарушителей быстро удалились в темные проулки. Несколько часов беготни и использования магии давали о себе знать – почти каждая мышца тела противно ныла, а дыхание сковывала отдышка. Но как бы там ни было, это того стоило. Она устало перебирала ногами, как можно скорее стремясь добраться до того самого угла, у которого велела Хьерду ждать ее. Позади лавиной надвигались бурные крики и топот сотни ног, из-за чего им приходилось бежать лишь быстрее. «Пора». Колдунья быстро сунула в рот два пальца и свистнула так громко, что крики и вопли толпы, несущейся где-то сзади, показались лишь приглушенным эхом. Несмотря на то, что сигнал был уже подан, Хьерд не спешил на помощь.
Хьерд! – выкрикнула Василиса, понимая, что еще немного – и она рухнет навзничь. – ХЬЕРД! – вторая попытка оказалась куда успешнее. В том самом проулке, который был назначен местом встречи, послышалась какая-то возня. В голове промелькнула жуткая мысль, но стоило пройти еще секунде – и теперь Василиса задыхалась от смеха. Гордость же за Лео возросла вдвое. Из-за угла стремглав вынеслась пищащая от радости стайка сорванцов с баночками желтой краски в руках. И все бы ничего, да только следом за теми, слепо тычась носом в каждый поворот, выплелся пыхтящий от негодования Хьерд, шерсть которого из белоснежной стала полностью желтой.
Надеюсь, страже ты жаловаться не побежишь, - заливалась смехом ведьма. – А то ведь тебя тогда сразу в питомник, а то и вовсе на рынок сбагрят!
Хватит болтать! – рявкнул волк, вовсю пытаясь лапами стереть краску с морды. – Лучше помоги мне!
С горем пополам она оттерла немного краски вокруг глаз мохнатого животного, ловко запрыгнув на него верхом.
Черт… - скривилась Василиса. – Теперь у меня все платье будет желтым!
И продолжила бы она возмущаться дальше, если бы шум толпы не стал громче.
Запрыгивай! – плюнула она на все установленные гильдиями принципы. – Пари – это нечто большее, чем просто ставка, теперь уже не важно, под чьим мы гербом. К тому же, у тебя часть моих денег! – она беззаботно подмигнула «зеленому», предчувствуя, что еще чуть-чуть – и дело запахнет жаренным. – Ну же, хватит ломаться аки девка на сватанье!

***

Они свернули здесь! Клянусь вам, я их видел! Собственными глазами! – слезно оправдывался старый пройдоха, которого за грудки теребил тучный офицер с ярко-оранжевым пятном на лице. И не знал главнокомандующий, что истинную правду говорил плешивый дед, ведь хулиганов уже и след простыл.

Отредактировано Василиса (2012-12-29 22:23:26)

+4


Вы здесь » За гранью реальности » Неоконченная история » На самом деле банка краски - страшное оружие


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно