За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » [АРХИВ] Кладбище анкет » Слепой барс - тоже хищник


Слепой барс - тоже хищник

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

• Акция "Персонажи в города" (алхимик, Хартад)
• Вакансии от игроков (заявка Августы Врадики
)

http://s2.uploads.ru/WHksE.png
Анкета персонажа
https://i.imgur.com/D46meFT.png

1. Имя:Уильям-Леон ван дер Берг, лорд Мор, он же Серый Барс.
Барс - в честь родового герба, изображающего эту большую кошку, Серый – из-за своего низкого происхождения, официально к вышеупомянутой семье мужчину не приравнивающего.

Крылатый барс на алом поле - герб ван дер Берг

http://s019.radikal.ru/i613/1203/8c/9f73acdde792.png

2. Раса:Высший вампир

3. Возраст:118 лет. Внешний возраст определить сложно, можно 20 с хвостиком дать, можно и 30, а можно все 40 - кто этих кровопийц разберет.

4. Деятельность:Официально: барон Мор, алхимик;
Неофициально: мутный элемент общества, состоятельный владелец многочисленных "Домов Утех" в Хартаде и даже Ацилотсе (эдакие бордели высокого класса, где при наличии необходимых средств можно найти не только продажную любовь, но и развлечения практически на любой в кус: от азартных игр до легких наркотиков). Инквизитор, вхож в совет Ордена.

5. Способности:5.1. Бытовые: Грамота, письмо, верховая езда, этикет, последних полвека углубленно изучает анатомию человеческого/нечеловеческого тела (на практике в основном), медицину, имеет представление о математике и учетном деле, географии, политике.
Несколько обостренные слух, осязание, нюх, чувство вкуса (см. пункт 5.4)

5.2. Боевые:Неактивно (из-за слепоты): владение одноручным клинком - специалист, стрельба из арбалета - подмастерье (9 лет в инквизиции)

5.3. Магические:• КМЭ = 100% мастер магии земли (ок. одиннадцати лет академии)
• КТЭ = 28% высокий показатель водной энергии, не обучался
• КЖЭ = 3% специалист магии тьмы (ок. восьми лет академии)
• КСМ = 8% низкий уровень плотности защитной магии

Акция Персонажи в города (алхимик, Хартад)
• Алхимия - магистр.
Как же надеюсь, что ее к магии не приравняли и позволят сей уровень, т.к. на сим весь персонаж и держится...
• Школа законов и правил - изучена (три года у наставника-инквизитора)
• Школа использования ингредиентов - изучена (2 г. в инквизиции, ок. двух лет академии)
• Школа магических свитков - изучена (ок. четырех лет академии)
• Школа трансмутации - человеческого тела - изучена (поверхностно в инквизиции, 40 лет индивидуально)
С момента получения мастера до магистра прошло 70 лет. Имеется бонус от покровителя, но учтен момент слепоты.

5.4. Слабости:• слепота: т.е. абсолютная, да - без сопровождения беспомощен, словно новорожденный котенок.
Ставит опыты и работает при помощи своеобразного питомца, чьими глазами, благодаря магии земли, способен обозревать окружающий мир. Подобный контакт дурно сказывается на самочувствии - постоянное пребывание в состоянии колдовской концентрации (от 6 ч. в день и более) гарантирует "приятный" бонус в виде сильнейших мигреней, недомогания, ночных кошмаров, потери сознания или временной амнезии. 

6. Ключ:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

7. Внешность:• цвет волос: темный
• цвет глаз: светло-карий, с оттенком красного
• цвет кожи: светлый, болезненно-бледный
• телосложение: жилистое, подтянутое
• рост, вес: 198 см, 85 кг

Рослый и гибкий, как ивовый прут, мужчина худощавого телосложения (ускоренный метаболизм выразился совершенной непредрасположенностью к набиранию мышечной массы), с болезненно-бледной кожей, за последние годы в застенках библиотек да кабинетов практически напрочь лишенной витамина D, тяжелым мертвым взглядом и трудно запоминающимся лицом.
Все дело в том, что профиль Уила слеплен из абсолютно… среднестатистических, даже среднеуравновешенных очертаний, посему облик его тяжело не то, чтобы удержать в собственной памяти, но подчас становится невозможным и описать кому-то интересующемуся – выделить-то нечего. Продолговатый овал, чистый лоб, во время размышлений пересекаемый морщиной задумчивости, темные низкие брови острым углом (названные соболиными, будь они бровями, скажем, хотя бы баронессы), нос с едва заметной горбинкой, несколько выделяющиеся очертанием скулы, и тонкая, зачастую скривленная в снисходительной усмешке линия рта.
С другой стороны, ван дер Берг все же унаследовал от голубокровных предков некую симпатичность, весьма своеобразную, кстати говоря. Аристократ, без сомнений, пошел в родоначальницу семьи - статен, холоден и так же… женственен? 
Не секрет, что в далеком детстве, рядом с хорошенькими дворовыми прелестницами младшего Барса не называли еще одной миловидной девчушкой лишь потому, что вся поместная челядь под страхом жесточайшего наказания (а конюх человеком был уважаемым при графском дворе) зарубила себе на носу: вон та вот худощавая брюнетка – на самом деле брюнет! Но сие ничуть не изменило общеизвестного факта - привлекателен лорд Мор, при всем уважении к его чтимой персоне, вовсе не той привлекательностью, которая присуща сильным и бравым воинам. Словом, прошли годы, мальчик подрос и раздался в плечах, однако не сказать, что особенно возмужал – даже под свою первую сотню господин ван дер Берг так и остался андрогинным парнишкой в глазах общественности.
Возрастной оценке Уил не поддается в принципе, то есть - совсем. Тело его навсегда сохранило долговязую юношескую худобу и жилистость, а безэмоциональное лицо не успело еще приобрести набор мимических морщин, присущих иногда и в более раннем возрасте людям открытым и живым. Тем не менее, признаки зрелости уже успели отразиться общей суровостью в выражении лица да прорисоваться редкими преждевременными нитями серебра средь буйства слегка вьющихся волос. Оные у барона были когда-то черными, словно смоль, однако с годами постоянных экспериментов неравномерно выгорели от ядовитых испарений местами даже до блекло-русого. 
Впрочем, может быть Барса и можно было бы назвать красивым мужчиной, одначе впечатление о какой бы то ни было очаровательности сходит на нет, стоит Уильяму заговорить: лорд имеет скверную привычку надменно кривить губы в моменты крайнего неудовольствия (читай: практически всегда), а глаза - миндалевидные, с хищным прищуром, наделены весьма слабым коричневым пигментом, который в лучах яркого солнца уступает световым бликам, создавая причудливую иллюзию какого-то нечеловечески алого оттенка. Теперь же они не видят более ничего...
А посему стоит ли говорить о какой-либо привлекательности, когда к их милости, пусть и шепотом да за глаза, но все же прочно прикипело клеймо калеки?
Вот только не стоит сразу обманываться образом тщедушного "отрока". Пусть Леон на первый взгляд и производит впечатление очередного разбалованного жизнью выходца богемы, на деле таковым не является. Испещренное шрамами тело ясно говорит о весьма... не тепличном образе жизни, ведомом нашим героем. Торс, все еще несущий отпечаток былой физической закалки, покрыт следами от старых алхимических ожогов, а длиннопалые руки имеют мало общего с холеными ладонями пианистов - сплошь в рубцах и порезах, отчего перчатки, скрывающие сей отвратный изъян, давно стали неотъемлемым атрибутом одежды. Что приносит ряд неудобств, ведь, как известно, слепцы "видят" пальцами.   
Облачения барон выбирает дороге, качественные, однако неброские, одеваясь с присущей лишь богатым людям простотой, крой предпочитает удобный, тона – темные.

8. Характер:• покровитель: Энвенэль
• привычки: разговаривать с кошками, убивать пытать людей, которые ему не нравятся, сжигать прочитанные книги.
• фобии: как ни странно, смерти и Суда Небесного, к тому же, барон терпеть не может бардов, хоть и страхом сие назвать сложно.
• амбиции, жизненные цели: создать заветный эликсир вечной молодости; добиться абсолютной монополии в собственном деле; построить дом еще парочку "увеселительных" заведений, посадить дерево и воспитать сына. Несбыточная мечта - вернуть зрение.

Характер Уильяма – не самое ужасное, что могло исторгнуть из себя то алчное общество, в коем варится ван дер Берг, но и получился далеко не сладкий сироп. 
Хитер, честолюбив, безгранично коварен и так же расчетлив. В народе успел заработать себе двойственную репутацию: с одной стороны, как человек безжалостный и непоколебимый, с другой - как дальновидный сюзерен, искренне пекущийся о процветании своих земель. Притом совершенно непонятно, что на самом деле хуже…
Повидавший за свою жизнь уже достаточно бесчинств, верует в твердую золотую монету куда более, чем в эфемерные понятия дружбы, любви да чести. Скользкий тип и совершенно непрошибаемый эгоист, Леон не раз доказывал на деле свою склонность к тирании или склочности, что, однако, не преуменьшает его навыков по манипулированию массами. Серый Барс из тех, кто будет тщательно отыскивать слабое место у оппонента, а затем умело на нем играть, дабы добиться желаемого результата. Тем не менее, в общении с равными никогда не опустится до нелепых угроз или агрессии– этому господину куда проще привести собеседника в неистовою панику простым вопросом, ведь у всех есть родственник, дети, начинающаяся карьера либо что-то еще, куда можно вставлять палки... Словом – аналитик и редкий негодяй в одном флаконе.
Во владениях правит жесткой, не терпящей милости рукой, одинаково сильно надавливая на все рычаги сложного общественного механизма – урезая и тех и других. Строг и в решениях своих непреклонен, одначе на удивление хороший слушатель, которой, к тому же, не брезгует не только советами, но и «шепотом за спиной».
Помешан на науке, одержим идеей изобрести ребис, в компании мензурок и кипящих пробирок вообще чувствует себя гораздо уютней, чем в обществе себе подобных. Хорошо ладит с животными, особую симпатию испытывает к кошкам и пиявкам (кстати, сторонник новомодных методов лечения с использованием последних), с самого детства - к лошадям.
Многие приписывают барону и чудаковатость в придачу - по мнению масс, данный аристократ относится к тому числу полоумных людей, питающих необъяснимую привязанность к цифрам, огромным отчетным журналам и прочей ереси, имеющей мало общего с обыкновенными человеческими увлечениями. На самом же деле... так оно и есть.
На публике сдержан, вежлив и предельно обходителен, хотя на деле не испытывает к почтенному высшему свету ничего, кроме отвращения. Немудрено, что барону часто приходится лгать, его милость проделывают сие без особых зазрений совести, ровно как и притворствуют. Мало говорит – больше слушает; примерно держит себя в узде, хоть и обладает весьма вспыльчивым нравом, который позже сполна вымещает на сердечных домочадцах посредством пассивной жестокости.
К слову: имеет извращенное понятие "прекрасного" и не равнодушен к человеческой боли – приверженец весьма радикальных методов по добыче информации, так как является большим почитателем допросов и пыток с пристрастием (оные иногда устраиваются хоть просто так, забавы ради), в которых сам принимает непосредственное участие вместо "палача". В замковых подвалах даже имеется целая сеть комнат – настоящая коллекция пыточных приборов и механизмов. Вполне возможно, что Уильям – латентный садист (или совсем не латентный), однако если и так, подобные свои наклонности господин Мор тщательно скрывает, ибо проявления сего порока в открытую окружающими замечены не были. Тем более, что неадекватная тяга к насилию накатывает на Барса лишь при общении с людьми, которые ему не нравятся, а исторических доказательств иным психологическим отклонениям до сих пор не имеется.
Без энтузиазма относится ко всей этой церковной мишуре, не шибко то проявляя уважение к современному духовенству. Впрочем, о подобных чувствах тихонько помалкивает, так как жизнь свою любит и расставаться с ней пока не намерен.

9. Биография:• место проживания: Хартад
• родственные связи: жена Августа Врадика Сангрей и сын Ричард от первого брака; по отцу - законные старший брат и младшая сестра, до десятка неизвестных бастардов родителя; 

1527 - 1537 гг.
Казалось бы, какой должна быть судьба обыкновенного бастарда?
Рожденный жаркой летней ночью в какой-то запыленной каморке, в ней же Уильям и провел свои первые дни. Молоденькая, практически нищая крестьянка-упырица испустила дух, произведя на свет внебрачного отпрыска своего господина - известного любителя юных прелестниц, и новорождённый так бы и помер от голоду да изнеможения, коль не обнаружившая его случайно повариха. Собственно, своим появлением Уильям не успел принести счастья ни скончавшейся матери, ни суровому отцу, никогда не простившего мальчику «убийства» хорошенькой, столь наивной и послушной любовницы, но по такому случаю непутевое чадо хоть заметившему.
Так уж случилось, что в семье Берг на тот момент уже имелся наследник, хотя, что уж там кривить душой - незаконный ублюдок все равно не имел бы никаких прав, так что сей нюанс не столь уж важен. Однако Граф Гербет оказался человеком весьма великодушным, в память и благодарность о трепетной селянке, которая, будучи искренне в него влюбленной, отдала хозяину и девичью честь, и всю свою нежность без остатка, взял малыша на попечительство. Не исключено, правда, что особую роль в сим решении сыграл и тот факт, что даже при внушающем количестве незаконных детей, лишь его второй ребенок да этот самый Уильям оказались мальчиками... То-то же решив обезопасить себя наличием еще одного сына, Берг поручил его воспитание крепостному конюху, человеку мудрому, доброму, к тому же - еще и грамотному, но, к сожалению (а в нашем случае - к радости), бездетному.
Нельзя сказать, что за первые годы жизни Леон получил хорошее образование - простой крестьянин с его женой элементарно не в силах был предоставить оное, зато окружил приемыша настоящими теплом и любовью, не сильно заботясь, чтобы мальчишка узнал о своем происхождении. Проще говоря – целиком и полностью признавал его родным. Ребенка напутствовали по хозяйству, а по мере возможности пытались даже втолковать в кудрявую голову письмо с чтением. К тому же, в отличии от прочей ребятни, считавшей подобные дисциплины невообразимо скучным и совершенно бесполезными, мудреные сии науки казались сыну конюха на удивление занимательными…
Так и жили, не тужили, пока известный нам уже граф не счел своего бастарда достаточно взрослым для познания дела всей жизни, более того, новая молоденькая жена, подслушав где-то челядские сплетни, твердо настаивала отослать неугодного ей юнца подальше, боясь, что незаконный сын когда-то посягнет на права ее детей наследовать отцовское состояние.   
Имея достаточно средств в своем расположении, Герберт выбрал отпрыску весьма престижное ремесло, решив, что лучше партии, чем роль карающего орудия справедливости пареньку не сыскать. За сим и отправил его в Орден Инквизиции со светлыми надеждами, что там из мальчугана сделают отличного убийцу (убивать – это же вам не в земле с плугом копаться, дело благородное).

1538 - 1551 гг.
Именно там юноша получил примерное впечатление о науках, чуть более конкретных, чем умение пасти овец. Надо заметить, что Палачей Короны руководители гильдии видели личностями образованными, а посему старательно формировали у своих учеников не только навыки по умерщвлению, но и интеллект,  одновременно прививая безграничную любовь к Монарху.
История нашего героя не пестрит бравыми подвигами или же зверскими его расправами над жертвами (хоть и изуродованная психика проявит тягу к последнему со временем)  – звезд Леон с неба не хватал, но, ведомый духом соперничества против сверстников, учиться старался прилежно. Стоит ли упоминать о том, что от природы мечущийся меж злом и добром нрав, закаляемый гильдейской выправкой в момент становления парня, как личности, в конечном счете сделал из него человека крайне циничного. Да и веру в то самое «Высокое и Вечное» существенно подорвал, где-то в глубине души превратив Уильяма не в слепого фанатика, а, напротив, в мужчину, с недоверием глядящего на деяния инквизиции, которая, призывая к любви и добру, сама нещадно уничтожала любого недруга. Размылись понятия светлого и темного, однако последствия подобного проявятся лишь через долгие годы жизни.
А пока, после посвящения в члены ордена, работу свою Серый Барс делать продолжил, чисто из-за неимения любых других вариантов. Рвением особым не отличался, дослужившись до определенного уровня Охотника в карьерной лестнице, так и завис бы там, получая задания не выше устранения какого-то криминального деятеля средней руки, если бы однажды гильдейский алхимик не выявил в юноше зачатки магического дара и не абы какой интерес к науке.
С того самого момента началось обучение Уильяма сему захватывающему ремеслу в роли протеже вышеупомянутого мастера. В отличие от боевых искусств, работа с взрывоопасными элементами и неконтролируемыми реакциями юношу прельщала куда больше, а посему за исследования он взялся с величайшим усердием, но так не успело пройти и пяти лет. 

1552 - 1605 гг.
Ситуацию кардинально изменило известие о кончине отца-графа, который, к вящему удивлению бастарда, завещал тому северную часть своих владений. На деле сие и подавно не было проявлением внезапной родительской любви – дворянин, не имея желания делать своим приемником безалаберного старшего сына, решил уравновесить бестолковый нрав наследника. Письменное составление последнего распоряжения при добром здравии редкостью не было - все перестраховываются, а г-н Герберт хотел припугнуть неуправляемое чадо, грозясь в случае продолжения его самодурства отдать приличную часть земельных владений ничего в то время не подозревающему кровному брату. Как же негодовал непутевый сын, когда роковой случай на охоте унес жизнь его батюшки…
Уильям же о причинах столь щедрого подарка судьбы и слухом не слыхивал, но, недолго раздумывая, сложил с себя на время обязанности орденского брата и подался глядеть, что же так услужливо оставил ему достопочтенный родитель. Сперва новоиспеченный лорд Мор не слишком-то пекся о собственном наделе, возлагая дело сие на плечи управляющему, и куда больше интересовался прелестями аристократичного существования, наслаждение которыми более не воспрещал никто.
Во всей этой вакханалии вседозволенности Барсу наскучило быстро, но внимание его привлекла та сторона жизни королевства, с устранением которой барону не раз приходилось иметь дело в бытность свою охотником, а именно – теневая.
Получив вместе с леном дополнительные финансовые возможности, младший Берг уже мог позволить себе вкладывать золотишко туда, куда ему заблагорассудится, а заблагорассудилось в весьма «грязные» области торговли. Неприглядными же они оказались лишь поначалу, потому как якобы набожная богема вовсе не скупилась тратиться на запрещенные развлечения, индустрию которых и взялся налаживать мужчина. Ему-то, с самого детства воспитываемому без должного представителям аристократии пафоса, были чужды убеждения высокородных собратьев о том, что, мол, не пристало благородному господину в болоте подобном плескаться.
Но и научное поприще предприниматель не оставил - тяга к алхимии подстегнула поступить в академию, где по окончанию двадцатипятилетнего срока вампиром были защищены дипломы мастерства в отросли алхимии и магии земли, а также достигнут уровень специалиста по стихии тьмы. Затем Уильям погрузился в исследовательскую работу со своими сослуживцами, получил первые знания о школе трансмутации человеческого тела - изучая и препарируя "образцы", заточенные и инквизиторских казематах, алхимики пытались понять, с чем боролись, искали против богомерзких гомункулов идеальное оружие...
Эта наука стала его страстью, месяца за книгами и пробирками с кипящими жидкостями незаметно превращались в года, года - в десятилетия... За тридцать лет ван дер Берг, практически полностью огородившись от мира, пополнил арсенал гильдии уймой эликсиров и порошков, и пока остальные коллеги покидали сей бренный мир, подобно мухам, Барс, вкушая лучший дар долгожительства, дослужился до предложения войти в совет; ему прочили будущее великого ученого...
Вот только и в этот раз Мариса решила все по-своему: несчастный случай в лаборатории унес жизни нескольких сотрудников, Уильяму повезло оказаться среди выживших, однако взрыв лишил его чуть ли на самого драгоценного - зрения.

1606 - 1645 гг.   
Барон был безутешен, медики разводили руками, а над всеми его трудами нависла серьезная угроза так и не быть никогда законченными. Словно чудо, Леону повстречалась Анна - виконтесса из обедневшего рода, она поддержала слепца в трудную минуту, стала его первым секретарем да глазами - строчила заумные термины под диктовку, читала вслух, дрожащим голосом описывала цвет выпадающего осадка в клокочущих котелках... Более того, она была с ним откровенна, не скрывала своих корыстных целей и вскоре их добилась, став в замужестве миледи ван дер Берг. 
Вампир на время отошел от дел Ордена, пока приноровился к исследованиям "в кромешной тьме". С легкой руки супруги, больно пекущейся о благосостоянии семьи, принялся развивать пущенное когда-то на самотек дело - элитные дома утех, "повидал" брата, нажив тем самым смертного врага, увез с собой младшую сестру и принял бремя вдовца, ставшего отцом.
Да-да, как и безродная мать Уила, баронесса скончалась при рождении сына, до этого являя свету лишь кровавых монстров, то есть выкидышей. Разумеется, что подобные события понесли молву о загадочном проклятье, павшем на своенравного лорда, впрочем, последнего подобные слухи, казалось, трогали крайне мало. Поговаривают, что барон с каменным сердцем не оторвался даже от проведения опыта, когда его известили об утрате жены...
Для многих подтверждением всех тех сплетен стала новость о следующей женитьбе лорда, едва похоронившего прежнюю благоверную. Движимый вполне практичными мотивами, Уильям надеялся, что новая супруга заменит его малолетнему сыну мать, а посему с готовностью пошел на помолвку и плевать хотел на то, что способствовали сему теща с тестем, сама невеста особо желанием-то и не горела. Матери Ричарду Августа не заменила, однако, вопреки этому, стала не разочарованием, но настоящим подарком судьбы - баронесса Сангрей оказалась женщиной выдающегося интеллекта, острого ума и железной хватки, а их увлеченность алхимией превратила брак по расчету в крепкий союз двух живущих общей идеей ученых.
Тем самым, чуть менее чем за сорок лет после потери зрения Серый Барс успел собрать в собственность впечатляющее количество борделей и превратить их в игорные дома-курильни. Достиг уровня магистра алхимии, наконец получив волю углубиться в изучение запретной доселе школы трансмутации; много сотрудничал с женой, работая под ее началом в королевской лаборатории, и возвратился в состав исследовательской группы Ордена Инквизиции. 

10. Отличительные черты:Почти два метра росту, с недвижимым каре-алым взглядом, с виду: мужчина неопределимого возраста совершенно андрогинный на лицо, длинная темная коса лишь усугубляет ситуацию. Не снимает перчаток, низменно держит при себе трость (на деле - замаскированный клинок) и не расстается с четвероногим "любимцем". На запястье, как и положено, имеется татуировка Ордена. 

11. Мировоззрение:Законно-злой

12. Сопровождение:Будет прописан и куплен после принятия в игру

13. Пробный пост:Ожидаю тему

Анкета игрока
https://i.imgur.com/D46meFT.png

1. Имя:Вадим, здесь привычней по нику

2. Связь:в профиле стоит действующее мыло, которое проверяю каждый день, более надежных способов связи не имею

3. Опыт игры фрпг:года пол

4. Частота появления на форуме:пять дней в неделю как минимум, отпост примерно в двое-трое суток.

5. Источник:позвали

6. Разрешение использовать персонажа после ухода с ролевой:не хотелось бы

Отредактировано Уильям (2012-11-02 08:57:09)

+6

2

http://uploads.ru/i/O/q/T/OqT5I.png
Теперь вам нужно:
1) Оформить профиль.
2) Зарегистрировать персонажа в переписи. За это вы получите 300 вступительных франков.
3) Создать тему с отношениями героя.
4) Создать почту. (Рекомендуется указать каким образом вам доставляется почта. Будь то личный посыльный или указание места жительства.)
5) Оформить подпись.
6) Ознакомиться с разделом «Пристанища игроков».
7) Оформить аватар в рамку.
8) И начать играть. Тема для поиска игрока вам в этом поможет.
9) При написании поста не забываем о пункте 3.9 Правил.
Приятной игры!

Добавлено спустя 5 месяцев 14 дней 23 часа 54 минуты 1 секунду:
http://uploads.ru/i/a/d/E/adETp.png

0


Вы здесь » За гранью реальности » [АРХИВ] Кладбище анкет » Слепой барс - тоже хищник


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC