За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Оконченная история » А сегодня на ложе дыбы ты мне пляшешь свой лучший танец


А сегодня на ложе дыбы ты мне пляшешь свой лучший танец

Сообщений 1 страница 20 из 33

1

http://s2.uploads.ru/t/8LV7z.png

1. Участники:
- Артика и Хьёрвин Хельтемхок
Лео Альден - искатель, следователь
Аларих Виндек - инквизитор-телепат
Аллорель, бывшая любовница Хьёрвина.
2. Время действия: 25 число месяца Долгих Туманов 1645 год от подписания Мирного Договора
3. Место действия: Ацилотс
4. Описание ситуации: Артика и Хьёрвин, ужиная в таверне после концерта Льдинки, встретили бывшую подружку паладина. Та попыталась флиртовать с приятелем, но Артика намекнула весьма внятно, что тот женат и не стоит больше такого себе позволять. Бывшая любовница обиделась и настрочила на Артику донос в Инквизицию. За девушкой пришли в ту же ночь.
5. Дополнительно: Пробовали вести допрос ночью, когда над замком летает разъяренный дракон и телепатически матерится? Нет? Ну и не пробуйте...

Отредактировано Артика (2013-03-20 16:59:15)

0

2

http://uploads.ru/i/L/9/A/L9A15.png
[float=right]http://s2.uploads.ru/t/CD6rG.png[/float]
Как же Аллорель ненавидела свою работу, кто бы знал! Подумать только - она, некогда блистательная дама, дочь аристократа (ну внебрачная, и что?), получившая от папаши золотые волосы, зеленые глаза и изысканное имя... Она вынуждена носить тарелки в столичной таверне!!! Ильтар, как можно?
А куда деваться? Разорившийся муж отравился, дом и имущество ушли с молотка. Не в бордель же было идти! Аллорель сама выбирала себе мужчин.
В момент, когда она хмуро собирала тарелки с углового столика, в "Призрачный дракон" вошел один из тех, чье имя Аллорель вспоминала с придыханием еще долго после того, как паладин покинул ее ради службы. Эй, а что за девка идет с ним, влюбленно пялясь на паладина? Еще и кошек полные руки, фу!
Быстро отнеся заказ, Аллорель прихорошилась, улыбнулась и танцующей походкой подошла к парочке.
- Хьёрвин... - томно промурлыкала она, наклонясь к дракону так, что грудь едва не вывалилась из немаленького декольте. - Милый, давно тебя не видно.... Года полтора так уж точно... Отчего не заходишь, любовь моя? Ты же знаешь, бедная девушка всегда будет рада нежности и ласке...
Рыжую девку Аллорель подчеркнуто не замечала. Подумаешь... Хьёрвин всегда был любимцем дам. И вокруг него вились и простолюдинки, и аристократки... Зеленые глаза и отличная фигура паладина смущали покой девиц и дам только в путь.
Блондинка уселась на стул, прислонившись грудью к плечу мужчины, и продолжила ворковать, забыв про свои обязанности. Ей нужно было очаровать Хьёрвина. Он всегда был щедр со своими дамами, а ей осточертело таскать тарелки! Ну давай же, дракон, вспомни, как ты гладил это горячее тело, как жадно срывал одежду с податливой любовницы, помнишь? Как нам хорошо было вместе! - каждый жест, каждый вздох Аллорель был наполнен томности и неги, которая в свое время завлекла паладина в ее сети... Тогда им помешал ее муж... Сейчас не помешает никто и ничто...

0

3

Затянувшаяся осень шаг за шагом отступала перед всё укреплявшей свою власть зимой. Ощутимо похолодавшие ночи сковывали заморозками неукрытую ещё снегом землю, безжалостно выхолаживая дома тех хозяев, что поленились утеплить окна и двери. Приближалось время долгих вечеров, отвратительно скучных, если проводишь их в одиночестве. И просто отвратительных, если они застают тебя где-нибудь в замшелом древнем лесу, на болоте, в кишащей арахнидами пещере... Не избалованный жизнью паладин умел радоваться простым вещам: уютному дому, семейному ужину, горячему очагу, хранимому любимой женщиной, не дающей озябнуть и долгими ночами. Пожалуй, это была первая за полторы сотни лет зима, которую Хьёрвин встречал с удовольствием...
К сожалению, жизнь не может быть тихой и безоблачной постоянно. Ещё за год до свадьбы Крест понял, что его возлюбленная, словно магнит, притягивает к себе неприятности, с абсолютно детской наивностью влипая в самые невероятные истории. Казалось, ни обучение в Академии магии, ни годы самостоятельной жизни не прибавили Артике прагматизма. Впрочем, паладин утешал себя мыслью, что для решения проблем есть он, а у женщины свои, совершенно особые функции. Поэтому, когда менестрель потащила мужа в 'Призрачный дракон', Хьёрвин, не слишком жаловавший это заведение, сопротивляться не стал.
Паладин никогда не понимал, что имел в виду владелец таверны, называя её таким образом, но единственная встреча с драконом-нежитью (правда, костяным, а вовсе не каким-то там 'призрачным') не навевала приятных ассоциаций. А теперь ещё за их столик подсела вторая причина, по которой Крест старался избегать этого заведения с тех самых пор, как узнал, что овдовевшая Аллорель работает в таверне. Причина трепетно прижималась роскошным бюстом к плечу паладина, норовя зажать его руку упругими бёдрами. Аллорель была из тех женщин, что не умели насладиться мимолётной встречей, коротким романом, а потом спокойно жить дальше. Два года назад Хьёрвин был рад заданию в западных землях. Да хоть к Тейару в пасть, лишь бы вырваться из ставших похожими на силки объятий.
- Рад тебя видеть, Аллорель. Хотя и не ожидал встретить здесь, - проговорил он, с лёгкой улыбкой мягко высвобождая руку. - Знаешь, жизнь паладина спокойной не бывает. Да и ты, я думаю, не скучаешь, а? Кстати, как ты здесь оказалась? Хьёрвин погладил по руке заметно напрягшуюся жену. Историю девушки паладину давно уже пересказали сослуживцы, но он решил сделать вид, что ничего не знает.
- А я, вот, недавно женился. Познакомься с Артикой, моей супругой. Милая, это Аллорель. Она... эм... когда-то тоже интересовалась, зачем на самом деле драконы в сказках похищали принцесс.

+1

4

Еще никогда Артика так не радовалась зиме. Обычно холодное время суток означало лишь появление в гардеробе теплых вещей, быструю дорогу домой из таверн и больниц... и более частое зажигание огня - не для красоты, а для обогрева. Пожалуй, это радовало только саламандру, обожавшую огонь.
Зато теперь...
Во-первых, последний год был более чем богат на приобретения. У нее появились Нетта, Дарек, Шасса... зверушки несколько месяцев радовали хозяйку, согревая в постели, встречая на пороге, а то и  путешествуя на ее руках. До самого момента, когда Мариса подарила ей самое лучшее, что могло быть... Любимого Хьёрвина и семью. Даже две, учитывая, что встреча с паладином примирила беглянку с родителями. И сейчас она впервые радовалась снегу. Потому что впереди не общежитие Академии... Не дом, полный ссор... не одинокая гостиная в доме дяди...  а семейный дом.
Артика поняла вдруг, что готовить - это чудесно, и с восторгом стояла у плиты, сооружая немыслимые блюда. А еще чистила и мыла, впервые не доверяя это слуге. Она была счастлива...
А еще очень приятно было, когда Хьёрвин сопровождал жену на гастроли. Артика больше не удивлялась тому, что неприятности вдруг стали обходить ее стороной, у ее везения были зеленые глаза и нежные руки. Теперь, когда у Хьёрвина был титул, он мог свободно чувствовать себя хоть в королевской приемной. Жене было безразлично, какого сословия тот, кто греет ее ночами...  но так все же было проще.
Артика очень любила мужа... и радовалась, что их любовь взаимна.
Сидя в таверне в ожидании заказа, она привычно сгрузила Нетту на колени паладина, Дарек по обыкновению занимал отдельный стул и ел из своей миски. Внезапно в идиллию вмешалось... кхм... Менестрель выступала в самых разных местах, и девушки там были далеко не образцовой морали... Но то, что сейчас липло к Хьёрвину, било все рекорды. Соломенные волосы, пухлые губы, вызывающие неприличную ассоциацию с одной из интимных ласк, наглое выражение лица... Все это в комплекте с большой грудью и упитанными бедрами липло сейчас к ее мужу. Тот, видимо, был не рад, судя по напрягшемуся телу и невеселым глазам. Что вовсе не смущало барышню. Как и прямое сообщение о женитьбе паладина. Она продолжала липнуть. Артика невольно выщелкнула когти, вокруг глаз засеребрилось.
- Не могу сказать, что мне приятно, - холодно улыбнулась графиня. - Любимый, у тебя был дурной вкус, раз ты связался с подобной особой. К тому же она, видимо, плохо понимает не только намеки, но и прямые слова. Сударыня, соблаговолите отлипнуть от моего мужа, - интонация у девушки была ледяной. От такой, бывало, и пьяные ухажеры трезвели. Эта вызывающе вскинула голову, и не подумав убрать руку и грудь от Хьёрвина. Над столом вдруг зажегся шарик огня. - У Вас 10 секунд, чтобы исчезнуть. Потом как минимум я лишу Вас прически. Как максимум - обеспечу лечение от ожогов.
И шкрябнула когтями по дереву стола, скучающе рассматривая наглую девку. А потому что нечего тянуть лапы к чужому!!!

0

5

http://uploads.ru/i/L/9/A/L9A15.png
[float=right]http://s2.uploads.ru/t/CD6rG.png[/float]
Аллорель так не бесилась давно. Очень давно. Ах ты шлюха рыжая! Что, если аристократка, значит, все можно? Значит, можно и паладина в мужья, и на простых людей свысока смотреть? О том, что сама кичится знатным отцом, блондинка в этот момент забыла. Нет, ну какая тварь, а? Когти она выщелкнула, дрянь рыжая! Огнем она тут плеваться собирается!!!
Дурой Аллорель не была. Поэтому мгновенно отстранилась от Хьёрвина, с сожалением погладив недоступное отныне мужское тело.
- Убери свой огонь, рыжая! - презрительно фыркнула блондинка, вставая. - Не могу сказать, что мне приятно, - передразнила она ледяной тон жены паладина. - Да пошла ты! Собственница Теарова! Да кто ты такая? Откуда взялась? Чем ты его опоила, худосочная, что он на тебе женился? Мы с ним два месяца были вместе! Он в постели великолепен, и забыть такого трудно! И если бы не мой муж тогда, не ты бы, шлюха титулованная, носила сейчас брачную татуировку!
О том, что у драконов не бывает полукровок, Аллорель забыла в гневе. И уже представляла себе трех хорошеньких зеленоглазых малышей... похожих на нее и Хьёрвина. А эта... мерзавка.... гадина!!
Спорить с магом огня блондинка не стала. Зло оттолкнув стул, она убежала в подсобку, шипя и призывая на голову рыжей стервые все мыслимые и немыслимые несчастья. Тейаррррррр поберрри! Она так долго искала паладина... И он граф теперь, судя по знакам. И....... и эта рыжая сволочь с ним!!!!!
Внезапно Аллорель успокоилась. Нехорошо усмехнувшись, она взяла поднос и отправилась собирать грязные тарелки. Парочка как ни в чем не бывало уплетала ужин, их мерзкие кошки жрали на стульях из отдельных мисок. Хм... в столице есть такая полезная организация, как Орден Инквизиции... И ей ой как не помешает лишняя жертва... Ну а что, эта менестрелька с кем только не якшается...

Альдену

Лео, на почту получишь вечером письмо с доносом) Ждем в гостинице)

0

6

Есть в мире счастливые люди, которые умеют забивать на работу, демонстративно поворачиваться к делам своей филейной частью и откладывать их в до-о-олгий ящик. А есть те, кто постоянно находиться в режиме «трудоголик», кто ну вот просто не могут морально успокоиться, пока не исполнят свой священный долг перед родиной и начальством. Именно к этой категории вечных энерджайзеров и принадлежал Лео. Когда все люди уже давно погасили огни в домах и видели десятый сон, он, как истинный инквизитор, отправился на охоту за нежелательными лицами.
Запыхавшийся гонец прибыл к нему час назад, принеся недобрую весть. Вернее, недобрую лишь для того, чье имя упоминалось на пергаменте. Альден же, которому давненько не попадалась крупная рыбка, был только рад этой бумажонке. Конечно, к нему приходил не один донос ежедневно, частенько выпадало так, что кто-то просто решил напакостить кому-то, но если якобы нежелательное лицо носит титул графини, игра приобретает совсем другой масштаб. Поэтому юноша быстро выпроводил гонца, натянул доспехи и вышел на ночные улицы столицы. Следом потрусил Шум, которого вообще-то не звали, но как бы и не запрещали идти за компанию.
Днем на улицах верхом не протолкнешься, а вот ночью – в самый раз. Зачем топать ножками, если застоявшаяся кобыла только и ждет возможности пробежаться по городу? Лео забрал ее с конюшни, что находилась совсем недалеко от дома, где он снимал мансарду, и верхом направился на поиски графини. Фамилиар в последний момент юркнул в одну из седельных сумок.
Хотя отправитель письма хотел остаться неузнанным, Лео таки сумел вытрясти из гонца кое-какую информацию. Весьма кстати, иначе поиски злосчастной графини могли растянуться на добрых несколько часов. А так Альден знал, в какой таверне надо искать клиентку, и даже то, как выглядел заказчик. Наивно думать, что инквизитор побежит проверять любого, на кого тыкнули пальцем, не узнав, кто является доброй пчелкой-доносчицей. Так или иначе, но кто-то сегодня определенно попадет в застенки Ордена: или за ложные свидетельства, или за содействие фанатикам-оккультистам.
Горностаю надоело делать вид, что он тдельно от хозяина, и он взобрался юноше на плечи.
- А если ложная информация? – поинтересовался он.
- Дорогой мой Шум, я лично всегда считал, что у Инквизиции достаточно кровавая репутация, чтобы не пытаться нас разыгрывать. Но раз нашелся какой-то идиот, до которого эта истина пока не дошла, я буду счастлив лично разъяснить.
Фамилиар фыркнул. Он и не сомневался, что хозяин разъяснит. Буквально выжжет раскаленным железом на коже.
- А если эта графиня действительно помогает поклонникам Тейара? Это как бы не просто девица с улицы, которую никто не хватится. Приказы о допросах людей такого уровня всегда подавались тебе сверху.
Да, такие мысли мелькали и у Альдена. По-хорошему стоило оповестить Совет, дождаться их решения. Но с другой стороны, зло не дремлет, ему вся эта бюрократия лишь на руку. Нет, в таких случаях ждать нельзя. Мгновенное реагирование – один из лучших методов борьбы с этой пакостью.
- Я же не буду ее убивать. И калечить тоже. Просто сопровожу в Орден и задам несколько вопросов. Все чинно и гладко.
У входа в таверну  появился замечательный выбор: в лучших традициях неожиданного появления залезть в здание через окно, или же проявить себя как цивилизованный человек и воспользоваться дверью. Как бы это ни было прозаично, но Лео вошел через дверь, оставив Ингрид у коновязи. Стоило лишь показать печать, как хозяин быстро и четко отрапортовал, в какой комнате и с кем остановилась искомая графиня. Конечно, нет в Ацилотсе такого дельца, который стал бы перечить Ордену. Проще сотрудничать, наплевав на совесть: проживешь дольше. Для инквизитора нашелся даже запасной ключ. Оставив за собой угнетающую тишину  в обеденном зале, Лео поднялся наверх. Отсчитал комнаты и бесцеремонно вошел в нужную, с грохотом захлопнув за собой дверь.
-Ну что, господа хорошие, а вот и Инквизиция, - в привычной радостной донельзя манере объявил Альден.
В комнате было темно. Это давило на психику, а потому он поспешил зажечь огонек на ладони, даже не задумываясь, что мог помешать хозяевам комнаты.

Отредактировано Лео Альден (2013-03-14 17:04:20)

+3

7

В очередной раз убедившись, что его светловолосая знакомая не обременена интеллектом, Хьёрвин тяжело вздохнул. Ладонь и лоб сами нашли друг друга в хорошо известном молодёжи жесте 'челодлань', введённом в обиход с лёгкой руки и каменного лица капитана Пикарда, некоторое время возглавлявшего стражу Таллема.
- Я всегда считал, что мужчины должны сражаться за женщин, но никак не наоборот, - попытался пошутить Крест, нежно поглаживая серебристую чешую на руке супруги. Жалости к блондинке он не испытывал, зная, что та ещё до заката найдёт утешение в объятьях какого-нибудь наёмника или офицера. Пару минут спустя к их столику подошёл хозяин заведения.
- Прошу меня простить, милсдарь. И вы, госпожа, - трактирщик вежливо поклонился Артике. - Поведение Аллорель было совершенно недопустимым и не останется без внимания. Дабы загладить неприятное впечатление, прошу Вас принять в подарок бутылку моего лучшего вина. Ужин, разумеется, за счёт заведения.
Появление хозяина таверны, естественно не желавшего портить репутацию заведения, слегка разрядило обстановку. Хьёрвин был от души рад этому своевременному вмешательству. Ему хотелось, чтобы любимая как можно скорее переключила внимание на что-нибудь более приятное. Как только с ужином было покончено, паладин, прихватив недопитое вино, увлёк супругу наверх, в отведённую им комнату. Так уж вышло, что женское тело Крест изучил куда глубже, чем душу, а потому поспешил прибегнуть к старому, как мир, и не менее действенному способу умиротворения женщины.

Проведя в постели не один час, Хьёрвин приложил все усилия, чтобы Артика не думала больше о произошедшем. Всё то, что при одном лишь воспоминании разливало истому и приятное тепло по телу Аллорель, а так же то, что ей никогда не суждено было познать с Крестом, те ласки и нежности, что всегда будут уделом избранных, самых дорогих и поистине любимых женщин - всё это отныне и впредь предназначено лишь одной графине Хельтемхок, законной супруге паладина.
Укрыв задремавшую Артику, Хьёрвин собрался было спуститься в обеденный зал и спросить чаю. Едва он успел надеть штаны, как дверь в их комнату распахнулась, являя драконьему взгляду высокий силуэт. Силуэт с грохотом захлопнул оную дверь, с интонацией радостного недоумка оповестил о прибытии инквизици и, в довершении всего, зажёг огонь на ладони. Крест, по-прежнему в одних штанах, вышел навстречу, держа в руках ножны с неизменным одноручным мечом. В свете магического огня он разгледел неплохо сложенного и весьма молодого человека, всю растрёпанность чувств которого выражала его, с позволения сказать, причёска. Давненько сержанту не доводилось подрываться из-за подобных желторотиков. Ладно, ни разу не доводилось. Оставлять столь бесцеремонное поведение безнаказанным Хьёрвин не собирался.
- У тебя, должно быть, очень веская причина столь наглым образом врываться сюда посреди ночи, малыш. Ибо если нет, я ремнём спущу с твоей задницы шкуру, а тебя самого - с лестницы!

+2

8

Артика давно так не бесилась. Рыжая графиня и не подозревала в себе таких собственнических инстинктов. Ну, просто раньше у нее и не было ничего. И никого. А на кошек не посягал никто. Зато теперь у нее был любимый муж! И попытка прилипнуть к нему очччень не понравилась драконице. Артика понимала, что если бы белобрысая дрянь не отстала от Хьёрвина, ей пришлось бы туго. Как минимум с парой шариков огня познакомилась бы, мерзавка! Что за воспитание? Не учили, что ли, что чужое трогать нехорошо? Видно же - женат, супруга рядом! Какой наглостью обладать надо, чтобы при жене лезть к мужчине???
Ярость еще кипела в Артике, когда они закончили ужин и Хьёрвин уволок ее наверх, в комнату. Пожалуй, стоило позлиться на подавальщицу, чтобы разбудить в муже чувство вины.... Девушка едва не мурлыкала, ощущая, как слетает с нее одежда, как руки и губы мужа начинают привычный сладкий бег по коже... Как его поцелуи заставляют забыть не только о мерзкой блондинке.... но и собственное имя, пожалуй... и число... и вообще все..
Хьёрвин был отличным мастером любовных игр. Артика порой вздыхала, понимая, что не по книжкам учился любимый... Плод одного такого обучения несколько недель назад возник в их доме... И изрядно трепал нервы юной жене, внезапно ставшей мачехой. Но все эти мысли улетали, едва муж целовал ее за ушком... или скользил пальцами по спинке, очень чувствительной...
Вот и сейчас буквально через несколько минут Артика забыла обо всем, послушно плавясь под ласками любимого, взлетая к небесам без крыльев, падая в сладкую пропасть...
Задремавшая Артика мурлыкнула, ощущая ласково пробежавшую по телу ладонь, а затем мягкую шерсть одеяла на теле. Однако поспать ей не суждено было в эту ночь: в комнату вдруг ворвался какой-то мужчина, радостным тоном сообщивший о прибытии Инквизиции. Огонек, который он зажег, не позволял хорошо рассмотреть гостя, зато разогнал темноту и четко высветил, что начались проблемы.
- Безумно счастлива, - едко хмыкнула девушка, садясь на постели и придерживая одеяло на груди. - Чем обязаны такому нескончаемому удовольствию лицезреть Вас, сэр? Если у инквизиции к нам вопросы, их мог бы задать Каиро Кейн, приходящийся мне дядей, и в более подходящее время суток. Кто Вы такой и что Вам надо?
Страха не было - Артика знала, что они с мужем ничем не провинились перед законом. Попробуй тут нарушь что-нибудь, когда дядя инквизитор, отец, муж, кузина, падчерица - паладины... и вокруг одни светлые... Что ему надо?

+1

9

Да, сейчас стало понятно, в какой момент Лео ухитрился впереться в комнату. С другой стороны, это еще ничего, а вот зайди он пятью минутами ранее, было бы действительно неудобно. Парочке уж точно, Альдену же стыд был незнаком. В вопросах государственной безопасности не бывает удачного и неудачного времени.
- У тебя, должно быть, очень веская причина столь наглым образом врываться сюда посреди ночи, малыш. Ибо если нет, я ремнём спущу с твоей задницы шкуру, а тебя самого - с лестницы!
Лео воззрился на едва успевший одеться объект. Мужчина, а значит не тот, кто ему надо. Судя по телосложению, угроза вполне может быть приведена в исполнение. Тейар, ну почему эти графини не могут выбрать себе в спутники какого-нибудь трусоватого богатея-торговца, а не суровую гору мышц? Да еще и малышом назвал… Хотя Альден давно уже пришел к выводу, что из-за того, что выглядит он очень молодо, «мальчиком», «малышом» и «деточкой» ему грозит быть еще очень долго, ровно до того момента, когда это резко не превратиться в «дедушку». Ну а тут уж очевидно, кем быть предпочтительней.
- Ваши садистские наклонности меня никоим образом не интересуют. Я пришел не к вам, - невозмутимо парировал Лео, переводя взгляд с серьезного типа туда, где смутно вырисовывалась кровать.
Таким невозмутимым на заданиях во всем Ордене мог быть только Лео. Другие инквизиторы тут же врубали режим «пафосная рожа», одна лишь их серьезность заставляла жертв либо трястись от ужаса, либо корчиться от смеха. Но лишь один Альден мог войти в комнату через парадный вход, громко хлопнув дверью, когда люди предаются любовным утехам, надерзить одному из них и обвинить в государственной измене другого. Для полноты картины всегда не хватало лишь фанфар.
- Безумно счастлива. Чем обязаны такому нескончаемому удовольствию лицезреть Вас, сэр? Если у инквизиции к нам вопросы, их мог бы задать Каиро Кейн, приходящийся мне дядей, и в более подходящее время суток. Кто Вы такой и что Вам надо? – подал голос силуэт, который, должно быть, принадлежал графине.
Огонек почти не давал освещения, но распалять его больше Искатель не рискнул. Таверна таверной, но стража бывает на удивление щепетильной, если дело касается комендантского часа. Приходилось довольствоваться силуэтами и тенями.
- Я Лео Альден, Искатель Ордена Инквизиторов. И пришел по вашу душу, так сказать. Вы обвиняетесь в содействии поклонникам Тейара, а потому я вынужден просить вас проследовать за мной в Орден для выяснения обстоятельств, - юноша продемонстрировал татуировку.
В который раз промелькнула мысль о наглости таких заявлений в лицо графине. Лео не был ни графом, ни каким-либо еще аристократом, а потому прекрасно понимал, что не может бить ее титул чем-нибудь еще. Утешало то, что сейчас жизнь этой женщины была у него в руках, и любое действие с ее стороны или со стороны этого мужлана в дверях может расцениваться не в пользу графини. Это уже было немало, хотя и не гарантировало, что юношу все же не спустят с лестницы, «случайно» поставив подножку.
- Я бы очень не хотел прибегать к насилию по отношению к даме, поэтому прошу выполнять мои требования. Главным образом это касается вашего спутника, - и Альден ну очень красноречиво посмотрел в его сторону. – Его угрозы могут сыграть свою роль в этом деле.

+1

10

Глядя на дерзкого юнца (с высоты драконьих-то лет), в котором Хьёрвин после пристального изучения признал человека, паладин размышлял о том, что было большой ошибкой древних позволить этой расе взять в руки власть. Слабые телом и духом, погрязшие в соблазнах они редко рассматривают власть как служение, гораздо больше думая о том, что служить должны им. Лишь единицы способны обрести достаточно мудрости, сохранив при этом дееспособность, чтобы руководствоваться в своих поступках чем-то большим, нежели собственное эго и низменные желания. Даже стоявший перед ним молодой инквизитор, едва успевший, должно быть, причаститься крови, проливаемой приютившей его организацией, уже привык внушать страх в сердца обывателей. Но себя Крест к этим обывателям не относил. Быстро сообразив, что инквизитор либо слишком глуп, либо слишком уверен в себе, чтобы адекватно оценивать ситуацию, Хьёрвин решил сменить тактику.
- Поберегите свою дерзость для тех, на кого кровавая репутация Инквизиции произведёт впечатление, господин Альден. И прекратите угрожать моей жене, иначе я приму Ваши слова всерьёз. Выйдя из освещённого огнём круга, паладин присел на край кровати, не сводя глаз с гостя. Любое резкое движение с его стороны спровоцировало бы мгновенную атаку, которую человек бы вряд ли пережил.
- Вы, видимо, не удосужились даже найти досье на ту персону, которую пришли арестовать. Меня, право, удивляет такая небрежность в вопросах службы. Иные Ваши коллеги платили за такое жизнями. А то, что Вы всё ещё живы - лучшее доказательство абсурдности обвинений.
Кресту доводилось принимать участие в совместных операциях с инквизиторами и будучи стражником в Рахене, и позже, командуя отрядом паладинов. Многие адепты Инквизиции страдали от излишней самоуверенности и недооценивали врага. За то и полегли.
- Если бы Вы, милсдарь, серьёзнее отнеслись к своей работе, то несомненно узнали бы, что графиня Артика Хельтемхок, в девичестве виконтесса Ассалиан, имеет репутацию сугубо положительную, а её супруг, Хьёрвин Хельтемхок, стоял на страже закона и служил Ильтару ещё в те времена, когда Ваши родители едва ли были зачаты.
Понял ли парень смысл речей дракона? Разглядел ли татуировку Ордена на шее? Оставалось лишь гадать. Связываться с Инквизицией не хотелось, но просто так ворваться в комнату и под сомнительным предлогом забрать куда-либо его жену Хьёрвин не позволит.

+1

11

Так глупо Артика себя еще не чувствовала. На редкость странная ситуация: только что тебя ласкал муж, и вдруг вместо логичного сна... визит инквизитора. Да еще с обвинением в пособничестве темным! Да тут и захочешь - не свяжешься! Мать провидица, вокруг одни светлые, караул! Хочешь - не хочешь, не потемнеешь! Артика невольно расхохоталась.
- Господин Альден, - взахлеб смеялась девушка. - Вы меня развеселили донельзя. В Ордене что, нет досье на меня? Сомневаюсь, на семью сотрудников оно должно быть. А если нет - так спросили бы у Каиро, он же телепат и мой дядя. Пусть мы видимся редко, но он достаточно хорошо меня знает, чтобы разгромить в пух и прах подобное подозрение.
Нахмурившись, она посмотрела на Альдена. Надо бы одеться - идти в Орден или нет, а негоже графине обнаженной перед чужим мужчиной сидеть.
- Прошу выйти, чтобы я могла одеться, - холодно произнесла Артика. - Сбегать я никуда не собираюсь, ибо не чувствую за собой вины. Но и находиться перед вами в виде, приличествующем лишь для мужа, не собираюсь тоже.
И выжидающе посмотрела на инквизитора, плотнее закутавшись в одеяло. Страха не было. Обвинение - бред, кто бы его ни придумал. Доказать свою невиновность графиня сможет без труда. Даже если не поможет алиби, любой телепат с легкостью просмотрит ее память и увидит там, что, кроме книг и сплетен, с Тейаром она не пересекалась никак.
Испортили вечер, паршивцы. Сначала эта дура прилипчивая, теперь инквизитор... Артика с уважением относилась к служителям закона, но кому понравится подобный визит, сопряженный с обвинениями?
Хьёрвин на редкость невозмутим. От мужа графиня скорее могла ожидать взрыва эмоций на тему "вы все придурки, моя жена не виновата" - но, видимо, граф Хельтемхок пообтесался в новом титуле и научился сдерживаться. А попробуй не научись, когда внезапно стал папочкой. Грустная улыбка озарила лицо Артики. Отношения с падчерицей пока не складывались. Девчонка дерзила и хамила... Артика держалась, обращаясь в дочкой любимого мужа корректно и вежливо, но иногда тихо плакала в спальне, не выдерживая накала. Хороший подарок на свадьбу Мариса подкинула...
Ну, уйдет он, этот визитер, нет? И что делать - идти на допрос или послушать мужа и отказаться?

+1

12

Абсолютно ничего нового. Все те же аргументы, все те же попытки делать ему колкие замечания. Наверное, какого-нибудь новичка сломила бы и непробиваемая уверенность мускулистого парня, и издевательский хохот графини, но у порога стоял Лео Альден, который никогда не отпускал жертву, если уже вцепился в нее.
- Поберегите свою дерзость для тех, на кого кровавая репутация Инквизиции произведёт впечатление, господин Альден. И прекратите угрожать моей жене, иначе я приму Ваши слова всерьёз.
Хотите серьезный разговор? Хорошо, мы и так умеем.
- Никаких угроз, уважаемый. Лишь предупреждение. Знаете ли вы, сколько от меня народу пробовало убегать? Как будто мне самому очень хочется волочить кого-то в Орден силой. И тяжело, и неприятно обеим сторонам.
- Вы, видимо, не удосужились даже найти досье на ту персону, которую пришли арестовать. Меня, право, удивляет такая небрежность в вопросах службы. Иные Ваши коллеги платили за такое жизнями. А то, что Вы всё ещё живы - лучшее доказательство абсурдности обвинений. Если бы Вы, милсдарь, серьёзнее отнеслись к своей работе, то несомненно узнали бы, что графиня Артика Хельтемхок, в девичестве виконтесса Ассалиан, имеет репутацию сугубо положительную, а её супруг, Хьёрвин Хельтемхок, стоял на страже закона и служил Ильтару ещё в те времена, когда Ваши родители едва ли были зачаты.
Лео тяжко вздохнул. А теперь его будут учить, как ловить темных личностей. И опять ткнут носом в возраст. Что за массовая паранойя на этих разнесчастных цифрах? Или уже перестали людей судить по делам, а судят лишь по цифрам, ведущим безрадостный отсчет до гробовой доски? Пусть этот тип хоть трижды паладин, инквизитор тут Лео, и пятнадцть лет своей жизни он потратил на служение не просто так.
- Всю аристократию Ацилотса я знаю вдоль и поперек. Лица, биографии, подноготная. Вы мне не знакомы, что указывает на то, что вы не местные. Далее я делаю вывод, что для того, чтобы собрать на вас информацию, мне придется терять время и ехать туда, где вы проживаете. Недели упущены, если не месяцы. Посмотрите на это глазами простого жителя – и поймите, какими последствиями это может грозить. Подозрение – не приговор, поэтому возьмите себя в руки и позвольте мне разобраться  в ситуации.
- В Ордене что, нет досье на меня? Сомневаюсь, на семью сотрудников оно должно быть. А если нет - так спросили бы у Каиро, он же телепат и мой дядя. Пусть мы видимся редко, но он достаточно хорошо меня знает, чтобы разгромить в пух и прах подобное подозрение.
- Господина Кейна здесь нет. Родственники в Инквизиции – это замечательно, но подобного рода сообщения – моя работа. И не вам решать, выполнять мне ее или нет, и как это делать. Буду ждать вас внизу. Уверен, что если вы настолько уверены  в своей невиновности, то не станете упускать случай убедить меня  в этом и узнать, кто же вас оклеветал.
Дверь снова захлопнулась за спиной Лео. Шум, до этого растянувшийся на плечах инквизитора и старавшийся делать вид, что его нет, с удовольствием потянулся и зевнул.
- Ты погорячился. И правда стоило бы насобирать что-нибудь на эту парочку.
Зал снова затих, когда увидел спускающегося юношу. Одного. Это наводило на определенные мысли. Хозяин таверны как-то нехорошо заглянул на лестницу, а потом снова перевел взгляд на нежеланного гостя. Лео сделал вид, что не замечает многозначительных взглядом, и оперся о стену рядом с лестницей.
- Меня раздражает, что, возможно, совсем рядом со мной землю топчет та, кто помогает всякой мрази вроде шадосов. Не волнуйся, если я ошибся, то я извинюсь. Но если я прав…

+3

13

Инквизитор был явно не из числа людей, способных признать, что им что-либо не по силам. И уж тем более не допускал мысли о том, что кто-то со стороны может иметь более богатый практический опыт в борьбе с преступниками, сектантами и прочими неприятностями современного мира. Уверенность Альдена в своей способности силой вывести кого-либо из этой комнаты забавляла Креста. Решив не нарушать тонкую душевную организацию человека и не подрывать его веру в собственные силы, Хьёрвин прекратил попытки объяснить парню полное отсутствие у него возможности привести в исполнение свои 'предупреждения'. Тяжело вздохнув, паладин надел рубаху, обулся и подпоясался ремнём, прикрепив к нему всё те же ножны с мечом.
- Раз уж Вы так настойчивы, мы с супругой совершим эту несколько неудобную ночную прогулку. Мою супругу, знаете ли, несколько месяцев назад средь бела дня похитили прямо из таверны в центре Таллема. К счастью, я быстро её нашёл. Но думаю, Вы понимаете, что я не отдам жену на поруки человеку, которого впервые вижу. Даже если он инквизитор.
Дождавшись, пока Лео выйдет, Крест подал Артике одежду, нежно поцеловал и отправился следом за парнем.
- Жду тебя внизу, любимая. Не переживай, мы всё уладим.
Спустившись вниз, Хьёрвин остановился рядом с инквизитором. Спокойно-уверенное лицо паладина несколько развеяло тревогу трактирщика.
- Вы уж простите мне мой менторский тон, милсдарь Альден, но в страже Рахена и Ордене паладинов я тоже не овец пас. Пролитой мною нечестивой крови хватило бы, пожалуй, чтобы утопить фрегат. Потому я и отреагировал на обвинение так остро. Надеюсь, откровенный разговор избавит нас от совершения каких-либо глупостей.

+2

14

Сразу после любви с собственным мужем отправляться на допрос - сомнительное удовольствие. Артика вздохнула, провожая глазами выходящих мужчин. Интересно, кто ж написал на нее донос? С чего-то же этот инквизитор взял, что она пособник Тейара? Не сам же придумал... Это ж выдумать надо - пособник Тейара! Да в ее окружении и бандита-то не найдешь - разве что среди слушателей, а те окружением не считаются.
Встав с постели, Артика нехотя потянулась за платьем. Ночная прогулка в Инквизицию - романтика, Тейар побери. В компании мужа и инквизитора. Вот ладно Хьёрвин не отпускает ее одну с тех пор, как познакомились! А то бы... С ним спокойнее. Не то чтобы Артика боялась - вины за собой она не чувствовала, доказать, что к неведомым пособникам темного бога отношения не имеет, сможет. Кстати, а что в доносе было? Вот бы узнать, чтоб опровергнуть....
Заплела косу, обулась, взяла на руки Дарека. Кот, чувствуя страх хозяйки, лизнул ее в щеку и успокоительно замурчал. Нетта, смешно перебирая толстенькими лапками, пошлепала пешком, торопясь взобраться на плечи горячо любимого хозяина.
- Я готова, господин Альден! - невозмутимо сообщила девушка, спускаясь по лестнице. Нетта развесилась на плечах паладина и сладко засопела. Дарек впервые не брыкался, покорно сидя на руках хозяйки, словно понимая, что той сейчас это нужно. Не на муже ведь повисать, маскируя страх! А кота потискать - занятие безобидное.
Усилием воли взяв себя в руки, Артика встала рядом с мужем, готовая отправлятья в Орден. Не вовремя дядя исчез из города. Он бы за пять минут оправдал племянницу. А так... чем доказать, что не виновата? В чем вообще обвиняют?
- Экипаж готов, графиня, - поклонился хозяин. - Ваша комната будет Вас ждать, я уверен, что Вы чисты перед законом.
Это не было грубой лестью, владелец таверны давно знал менестрель, еще в бытность ту просто Льдинкой, и уверен был, что та не способна на злодеяние. Артика взяла мужа под руку и вышла к экипажу.

+1

15

Где-то по углам раздавались шепотки. Тот факт, что инквизитор остался в таверне, а не убрался восвояси, дарило некую уверенность, что наверху никто все же не корчится сейчас в предсмертной агонии, но все же не такую сильную, чтобы прекратить коситься в сторону лохматого юноши. Находились и те, кто старался стать как можно незаметней и тише, едва ли не уползая под стол. Конечно, у многих ночных посетителей есть грешки за душой, в тавернах частенько собирается та еще публика. Однако сегодня не их день. Сегодня карта пала на другую.
Пока выдалась свободные минутки, Лео хорошенько взвесил все то, что у него уже было. Безупречная семья, в которую входили советник Кейн и вот этот самый паладин - если верить его словам, конечно - создавала серьезный аргумент в пользу графини. Альден очень сомневался, что находясь рядом с таким праведным мужем можно связаться с темной шушерой. Однако все когда-то с чего-то начинали, неожиданно и подло. На другой чаше весов находился донос и тот факт, что чета Хельтемхок является приезжей. Как ни крути, а расклад получался примерно равный.
В который глаз на глаза попался хозяин таверны, который протирал стойку, откровенно неодобрительно поглядывая на инквизитора. Лео решил, что лишней информации не бывает, а потому пересадил Шума на ближайший стол, подошел к мужчине и негромко поинтересовался:
- Вы можете мне что-нибудь рассказать о графине Хельтемхок? Бывала ли она тут раньше, чем занималась, не была ли замечена с подозрительными личностями?
Мокрая тряпка со шлепком упала на стойку. Мужик презрительно хмыкнул и наклонился к инквизитору.
- Ни с кем она замечена не была. Да, бывала здесь раньше, она ведь менестрель. Выступала перед самой разной публикой. Но уж точно никогда делала ничего такого, чтобы за ней пришли… вы. Благочестивей ее в моей таверне вряд ли кто-то был.
- Допустим. А что насчет ее спутника?
- Паладина-то? Вот уже точно последний, кем вы должны интересоваться. Давно вы видели среди них дезертиров?
Альден кивнул и отошел от стойки. А спустя минуту спустился легкий на помине граф.
- Вы уж простите мне мой менторский тон, милсдарь Альден, но в страже Рахена и Ордене паладинов я тоже не овец пас. Пролитой мною нечестивой крови хватило бы, пожалуй, чтобы утопить фрегат. Потому я и отреагировал на обвинение так остро. Надеюсь, откровенный разговор избавит нас от совершения каких-либо глупостей.
Альден внимательно на него посмотрел. С паладинами действительно обо всем договориться было куда проще, братская гильдия как-никак. Частенько оба Ордена работали вместе, да и различия в них были, если смотреть глобально, не столь велики. Вроде как стремятся к одному и тому же, разве что способы разные.
- Неважно. Я еще не разу не видел, чтобы на мое появление реагировали нормально. Можно сказать, я уже привык и к тому, что мне грубят, хотя я только перешел порог и не успел ничего толком сказать. И вашу реакцию вполне понимаю. Любой бы защищал жену от всяческих обвинений. Однако я тоже не могу верить какой-то одной стороне. Вы уж точно должны понять меня, как никто другой.
- Я готова, господин Альден! – раздался женский голосок позади широкой паладинской спины.
Увидев кошек, Шум напрягся, но убедившись, что конкретно его никто есть не собирается, слегка успокоился. Но все равно залез на плечи хозяину, предпочитая притворяться уникальной меховой отбивкой к доспеху.
Альдена  в экипаж не приглашали, да тот и не собирался. Ингрид, уже готовая к великим свершениям, топталась на месте. Только дождавшись, пока Лео вскочит в седло, он резвой рысью направилась в сторону Ордена вслед за каретой.

***

Пыточная пустовала. Однако заключенные, не понимающие своего счастья, продолжали выть в камерах. Идиоты, неужто намного лучше вопить на той же дыбе? Хоть бы ночью сидели тихо, только гостей пугают.
Куда вести столь послушных подозреваемых, Лео не знал. Обычно все сопротивлялись, поэтому сперва долго сидели в клетке, пока либо не соглашались сотрудничать, либо сверху не поступал приказ о пытках. Но тут все шло как-то больно мирно, а потому обычную процедуру Альден сократил. Увы, специальных комнаток с мягкими креслами для мирных диалогов в Ордене не было, но в пыточной можно было найти несколько жестких стульев. Подумаешь, что с держателями для рук, ног и головы, главное же внимание. А, как известно, у инквизиторов оно особое.
Дойдя до стола, где лежали вещи какого-то заключенного, Лео скинул туда Шума и сумку. Затем повернулся к рыжей графине и ободряюще улыбнулся.
- Не сочтите за грубость, но я вынужден попросить вас сесть вот на этот стул, - и Искатель указал на один из тех самых стульев с креплениями. -  Так я буду уверен, что вы действительно согласны сотрудничать.

Отредактировано Лео Альден (2013-03-14 18:14:10)

+3

16

Альден оказался куда более разумным парнем, чем изначально считал паладин. Он проявлял чудеса доброжелательности, сначала позволив супругам ехать в отдельном экипаже, а затем проведя Хьёрвина вместе с женой в недра замка. Даже меч у паладина не попытались изъять. Крест постепенно проникался уважением к молодому инквизитору, бывшему, видимо, честным малым. Несколько гипертрофированное служебное рвение, самоуверенность и максимализм можно было списать на молодость и своеобразную веру в идеалы. Что ж, верой в идеалы порой страдал и сам Хьёрвин, хотя, казалось бы, дракон давно должен был понять, как далёк реальный мир от возвышенных идей.
Все трое шли по мрачным коридорам замка, сопровождаемые криками и воем сидящих в камерах заключённых. Многие из них уже свихнулись от пыток, лишились рассудка от бесконечной боли в изувеченом теле. Где-то здесь время отвремени трудилась старая знакомая Креста - Аазмандиусс Ра'орта, палач Инквизиции, бравший халтурки на дом и от паладина. Совершенно безумная садомазохистка, по мнению Хьёрвина, она была истиным мастером своего дела. Страшно представить, что она сотворила бы с Артикой, попади та ей в руки.
В конце концов они оказались в одной из пыточных камер. Иных помещений для допроса в распоряжении Инквизиции, видимо, не имелось, а потому паладин с интересом рассматривал расположенные в комнате орудия и станки. Назначения одних были вполне очевидны, о других можно было смутно догадываться, а о способах применения некоторых особенно изощрённых устройств Крест (уж на что не пансионная девица) предпочёл бы и вовсе не знать. Особый интерес вызвали колодки с регулируемой высотой, дыба, а так же широкий набор кандалов и плёток.
- Уютные апартаменты, милсдарь Лео. Может оставите нас здесь на пару часиков? Ручаюсь, она сознается даже в невинных шалостях своего детства! Хьёрвину хотелось пикантной шуткой несколько развеятьмрачную обстановку, наверняка угнетавшую Артику. Облокотившись на колодки неподалёку от предложенного супруге стула, паладин ободряюще подмигнул ей. Своеобразная мебель явно не внушала девушке доверия.

+1

17

Артика слегка напряглась - атмосфера пыточной действовала независимо от наличия или отсутствия вины посетившего ее. Однако природное любопытство, уверенность в собственной невиновности и присутствие мужа успокоили нервничающую менестрель, и та принялась оглядываться. У нее не было знакомого палача, как у Хьёрвина, и подобное заведение девушке было в новинку. Назначения половины инструментов и сооружений она в принципе не знала... и не уверена была, что хочет знать. Уверенно опознала дыбу, испанский сапог, железного коня для порки и цепи, на которые подвешивали пытуемого, чтобы терзать его раскаленным металлом.
- Милое местечко, романтчное. Пожалуй, две трети преступников резко исправились, просто побывав здесь, - хмыкнула девушка. - Зря посетителей не водите, очень бы повысило гражданскую сознательность.
[float=left]http://s2.uploads.ru/t/Yy7J3.jpg[/float]
Стул, на который графине предложено было сесть, заслуживал отдельного внимания. Большой, увесистый, прикрепленный к полу, он внушал уважение и страх. Особенно крепления для головы, рук и ног. Это, видимо, чтобы клиент не дергался. Потрогав рукой кожаные ремни, Артика подобрала подол и присела, инстинктивно выпрямившись и не касаясь спинки.
- А симпатичный стульчик... - задумчиво отметила она. - Вот только клиенты разной комплекции бывают. А что если попадется товарищ в пять моих мужей шириной? Он же на эту милую табуреточку просто не поместится! Ремни регулируются, вижу. А вот сам стул....
[float=right]http://s2.uploads.ru/t/F5zXS.jpg[/float]
Реплика мужа смутила Артику, заставив густо покраснеть. Невольно она покосилась на дыбу, вальяжно растянувшуюся у стены. На ней не было характерного валика с шипами - похоже, гуманный вариант сооружения. Представив себя распятой на доске и привязанной ремнями, девушка неожиданно почувствовала азарт и возбуждение. Тейар побери, что происходит? А вообще интересная идея, невольно перескочили размышления.
- Да-да, оставьте нас тут на пару часиков, - широко улыбнулась девушка. - У меня столько секретов от родителей и мужа, что можно перепробовать половину ваших сооружений. Вот честно, требую сеанс пыток в исполнении мужа, без этого не сознаюсь даже в краже варенья в детстве.
Обвиняемой почему-то не было страшно. Наверное, потому, что она не виновата, и это легко выяснить. Во-первых, у нее есть алиби. Если муж не подойдет в качестве свидетеля, надо выяснить, что в доносе, и вспомнить, где была и что делала в тот момент. В крайнем случае можно вызвать Виндека, он же телепат. И, в отличие от любимого дядюшки, не шляется где попало, а куда более доступен для общения. Вот и посмотрит, общалась графиня Хельтемхок с темными или навет. Но делать за Альдена его работу Артика не собиралась. Пусть спрашивает, что хочет, ей скрывать нечего.

+1

18

А Аазмандиусс знала, как содержать пыточную. Конечно, стерильности тут не было и в помине, но ассортимент вдохновлял. Как ее единственный ученик, Лео прекрасно знал, для чего нужна примерно половина здешних приспособлений. Остальная половина – изобретения воспаленного воображения больных на всю голову людей, к которым даже не всякий инквизитор подойдет. Ну их к Тейару, не поймешь сходу, что и куда вставляется. А как поймешь – предпочтешь отойти на пару шажков.
- Милое местечко, романтичное. Пожалуй, две трети преступников резко исправились, просто побывав здесь. Зря посетителей не водите, очень бы повысило гражданскую сознательность
- Ой, вожу, миледи, как я сюда народ вожу. Повально. Забесплатно готов обеспечить полное погружение в атмосферу. Однако, увы, пока что-то клиенты не оценили, - уверил графиню Альден, выразительно глядя на коридор, откуда доносились мольбы о помощи и просто несвязные стоны.
- А симпатичный стульчик. Вот только клиенты разной комплекции бывают. А что если попадется товарищ в пять моих мужей шириной? Он же на эту милую табуреточку просто не поместится! Ремни регулируются, вижу. А вот сам стул.... – присаживаясь, заметила женщина.
- Миледи, а вы точно уверены, что хотите знать, как мы спешно заставляем их худеть? – серьезно поинтересовался инквизитор, затягивая на ногах гостьи ремни. Все-таки, какими бы они сговорчивыми не были, бдительности Искатель не терял.
Среди попадавших сюда было немало зажиточных жителей. А уж они частенько бывали похожи на раскормленных свиней: с пятью подбородками и стратегическими запасами на зиму по всему телу. Сам Лео ненавидел таких клиентов, предпочитая покидать пыточную и отдавать жирдяев в полное и бесконтрольное владение Аазмандиусс. Он прекрасно знал, что она с ними делает, и именно поэтому стремился слинять куда подальше. И не возвращался, пока слуги не убирали весь жир с пола и стен.
И даже сейчас Альдена передернуло от отвращения, как только он представил себе эту картину. Отвлекаясь от навязчивых ассоциаций, он подошел к столу, взял донос, мимоходом провел рукой по шерсти свернувшегося клубком на сумке Шума и вернулся к графине. К этому моменту чета Хельтемхок уже и сама придумала себе веселое занятие.
- Может оставите нас здесь на пару часиков? Ручаюсь, она сознается даже в невинных шалостях своего детства! – в шутку предложил паладин.
Лео оценил попытку разрядить обстановку. Правильно, вместо того, чтобы испытывать страх, лучше воплощать свои самые смелые эротические фантазии. Ну народ пошел. Как говорится, о времена, о нравы! Графине, впрочем, эта идея, похоже, понравилась.
- Да-да, оставьте нас тут на пару часиков. У меня столько секретов от родителей и мужа, что можно перепробовать половину ваших сооружений. Вот честно, требую сеанс пыток в исполнении мужа, без этого не сознаюсь даже в краже варенья в детстве.
- Жестокая вы женщина, заставляете меня чувствовать собственную неполноценность, -усмехнулся Лео, поддерживая игру и разворачивая сложенное вчетверо письмо. – Ладно, что тут у нас… Мой информатор уверяет меня, что вечером 24 числа Месяца Долгих Туманов видел вас в обществе фанатиков Тейара.
Зачитывая, Альден невозмутимо уселся прямо напротив графини на ту самую дыбу, на которую она недавно заглядывалась. Стоять, как одинокий столб на базарной площади, ему не хотелось, а нормальных стульев не было. Ну подумаешь – дыба, что в ней такого? Всего лишь доска. Какая разница, что на ней растягивали, расчленяли, мучили и убивали. Зараза к заразе не липнет.
- Причем находились вы там явно добровольно. По его словам, сборище было тайным, что наводит на мысль, что вы должны быть вполне «своей» в этих кругах. Что можете на это сказать? Я хотел бы слышать вашу версию того, где вы находились в указанный вечер, - инквизитор поднял глаза от листа и вопросительно посмотрел на графа и графиню.

+2

19

По достоинству оценив широкий спектр возможностей, которые предоставляло оборудование пыточной, Крест подумал о том, что, грамотно доработанные и оформленные, некоторые из этих девайсов нашли бы применение в борделях. Особенно в тех, что стремятся угодить даже самым изощрённым желаниям клиентов. Такие заведения, увы, слишком редко интересовались мнением своих работниц, не без основания, надо признать, считая, что за соответствующую цену клиент может получить любые услуги. Что поделать, законы рынка в подобных сферах всегда принимали формы крайне отвратительные и ужасные. Будучи ещё молодым стражником, Хьёрвин долго не мог понять, почему представители закона сквозь пальцы смотрят на заведения, в которых многие девушки находятся, по сути, на правах рабынь. Непонимание развеялось, когда дракон увидел начальника их территориального отдела выходящим из борделя в компании богатейших купцов города и известного криминального авторитета.
- Ой, вожу, миледи, как я сюда народ вожу. Повально. Забесплатно готов обеспечить полное погружение в атмосферу. Однако, увы, пока что-то клиенты не оценили.
- Как любит говорить моя дочь, господин Альден, лучшее леченье это профилактика. Если бы граждане имели представление об арсенлах подобных комнат ещё до совершения поступков, так или иначе сюда приводящих, думаю, это существенно повысило бы сознательность и законопослушность масс.
Вид ремней на ногах жены паладину не понравился, но возмущаться Хьёрвин не стал. В конце концов, они на допросе в пыточной камере Инквизиции, а не в уютной гостиной за чашкой чая. То, что Креста не пытались усадить в такое же кресло и допросить как сообщника, говорило о и без того чрезмерном, для данных обстоятельств, дружелюбии инквизитора. Или, как минимум, о благоразумии.
Крест задумался о том, что будет делать, если Артику решат подвергнуть пыткам. Конечно, такой вариант развития событий казался крайне маловероятным, вины за женой паладин ка егорически не допускал, хотя и не исключал, что просто-таки детская доверчивость супруги могла втянуть её в неприятности. Так или иначе, в ходе весьма непродолжительных размышлений Хьёрвин пришёл к выводу, что не позволит причинить его женщине боль, даже если на то будет высочайшее распоряжение королевы. Принятое решение ознаменвало переход от стратегических планов к планам тактическим. Подвалы замка представляли собой лабиринт из узких коридоров и тесных помещений. Здесь, умело расходуя энергию, Крест, пожалуй, устроил бы кровавую баню хоть всему столичному гарнизону. Но если попытаются выкурить магией, будет намного сложнее. «Жаль, шлем оставил дома,» - подумал паладин, положив отныне всегда держать семейную реликвию при себе.
- Двадцать четвёртого вечером, говорите? - Граф подошёл к стулу, на котором сидела Артика и положил руки ей на плечи. - Что ж, если я и зверинец моей супруги - фанати тёмного бога, то ваш информатор не солгал. Мы с супругой прибыли в столицу двадцать пятого, к полудню. Вечер и ночь накануне мы провели у себя дома, в Рахене.
Будь рядом Дарек, он наверняка отпустил бы какую-нибудь колкость на тему своей любви к Тейару. Но верного фамильяра порядком смутил мрачный замок инквизиторов, который и у двуногих-то не вызывал особого желания его посетить. Едва супруги приблизились к воротам,
котейко спрыгнул на землю, увлекая за собой Нетту, и скрылся в ближайших кустах.
- Если доносчик и правда видел нас с супругой вечером того дня и по какой-то причине принял паладина, кота и пухозаврика за фанатиков-сектантов, меня удивляет, почему за Артикой пришли только сегодня и в столице, а не в ту же ночь в Рахене? Ваши информаторы всегда так неторопливы? Обвинение более всего походило на самый обычный поклёп. Причём, весьма неумелый.
- Позвольте уточнить, милсдарь, донос написан исключительно на мою супругу или на нас обоих?

+2

20

Артика побледнела, ощутив на ногах ремни, но промолчала. Видимо, это один из трюков, которые применяют для воздействия на психику посетителей.
- Странная логика, - пожала она плечами. - Куда логичнее было бы пристегнуть руки - я маг огня, а не бегун на скорость. Если уж так хочется пристегивать, доводили бы дело до конца. А лучше - привязали бы к дыбе и оставили на полчасика с мужем. Я бы созналась даже в том, где прятала подаренный Каиро кинжал, чтоб мама не нашла и не отобрала не приличествующий леди предмет.
Беззаботная болтовня плохо маскировала легкий страх. Артика знала, что вины за ней нет, но атмосфера места все равно влияла на настроение.
- Двадцать четвертого? Да, дома были. Утром вылетели сюда. У меня гастроли завтра, мы хотели погулять по столице, в театр сходить... Ну и так, по магазинам. Разумеется, доказать я не могу... Но это ваше дело - доказывать мою вину, а не напротив.
А правда, почему только сегодня арестовали? И где, согласно навету, территориально Артика общалась с темными? Здесь их видеть не могли. Потому что их вчера тут не было. А если видели в Рахене - почему настучали только сейчас? Так. Попробуем рассуждать логично, нахмурилась графиня. Их не было в столице вчера. Так что это не могла быть вера в то, что написали. Значит, автор знал, что пишет неправду. Тогда нелогично, что не уточнил место. Это говорит в пользу обвиняемых. Если допросить слуг, те скажут, что супруги были дома. Хотя слугам можно не поверить... А для этого есть телепатия на предмет определения правдивости.
Внезапно Артику озарило. Тейар побери, а не та ли белобрысая дрянь - автор доноса? Вполне в стиле обиженной и не очень умной женщины - не достался мужчина ей, так надо нагадить той, кто с ним теперь. Логично, она же здешняя, поэтому и могла якобы видеть соперницу в компании темных, о чем заботливо предупредить орден. И реакция Ордена для доноса отсюда вполне приличная. Плюс ума в доносе ноль целых Тейар десятых. К тому же на Хьёрвина и впрямь нет навета, а по сути муж о жене знает ой как много. Особенно если это истинная любовь, когда чувствуют друг друга.
- Вам известен автор доноса, господин Альден? - спросила она. - Я точно знаю, что не связана с темными и что вчера была дома с мужем, а не в сомнительной компании. Могу предположить лишь, что поклеп могла сочинить бывшая подружка Хьёрвина, которая пыталась приставать к нему сегодня в моем присутствии. Потому что иначе правда нелогично писать сегодня донос, а не доложить сразу после того как якобы застукали меня в обществе темных.

Отредактировано Артика (2013-03-20 18:27:04)

+1


Вы здесь » За гранью реальности » Оконченная история » А сегодня на ложе дыбы ты мне пляшешь свой лучший танец


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно