За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Лечебница им. Лоуниэла Св. » Берег реки Такут


Берег реки Такут

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s8.uploads.ru/kto0r.png

0

2

[float=right]http://s2.uploads.ru/6hAje.jpg[/float]

Проснувшись, Саймон несколько минут пялился в потолок, осознавая, что проспал всего пару часов. Повернув голову к окну, гомункул задумчиво всмотрелся в мрачную картину, представшую его глазам. Серое небо, хмуро нависшее над всем сущим, казалось, готово было вот-вот разразиться лютой метелью или затопить промерзшую землю ливнем. Обычно Саймон не придавал символического значения капризам природы, однако грядущие события сами по себе располагали к подобным мыслям. Из раздумий гомункула вывела ветка дерева, шумно стукнувшая в окно, ведомая резким порывом ветра. Пора было заниматься делами. Поднявшись с кровати, Саймон взглянул на раненное запястье. Сняв повязку, которая обрела темно-багровый цвет от запекшейся крови, гомункул осмотрел след от укуса, оставленного зубами Ашер. От укуса остались лишь два небольших шрама в виде точек в форме клыков. "Надеюсь, она уже позавтракала"  - усмехнулся про себя Саймон, облачаясь в привычный наряд. Закрепив копье за спиной, а меч на поясе, гомункул отправился в покои Ашер с целью справиться о ее самочувствии и получить распоряжения по подготовке к похоронам. Проходя большой зал, гомункул увидел людей из Мернота, смирно сидящих в ожидании новостей. До ушей Саймона долетел отрывок фразы одного из ловцов, из которого мужчина уяснил, что в Blood Noir прибудет или уже прибыл исполняющий обязанности Мейстра Мернота. Что же, пожалуй, монстроловам это пойдет на пользу. Присутствие лидера, хотя бы временного, должно прибавлять уверенности и спокойствия. В то же время рассветовцы сновали туда-сюда, в спешке выполняя поручения начальства. Видимо, приготовления уже шли полным ходом.

Добравшись до комнаты Ашер, Саймон застал ее за разговором с младшими подчиненными. Она с уверенным видом раздавала приказы, так что бедняги только и успевали давать отчеты о проделанной работе и принимать новые распоряжения. Вид у Главы был серьезный, но бодрый. "Похоже, она в порядке" - подумал Саймон в тот момент, когда Ашер заметила его присутствие.

- Саймон, ты как раз вовремя. Мидин, ты свободен, - девушка похлопала парнишку по плечу, ненароком выставляя за дверь, и обернулась к Саймону, устало вздыхая. Только когда подчиненный вышел, она чуть осунулась и честно призналась, - Как это утомительно. Помирать буду в какой-нибудь канаве безымянным героем. Что бы кто-то вот так... Из-за меня..в прочем, у меня к тебе поручение. Если не занят и не сложно, можешь проверить, как там на берегу?

- Конечно, - кивнул гомункул, направившись к выходу. Остановившись в дверном проеме, он спросил: "Ты в порядке?". Он не хотел загружать Ашер сантиментами. Для них будет выделено другое время, а пока гомункул просто хотел услышать ответ, который бы его успокоил хотя бы ненадолго. Покуда они были одни, Саймон не хотел скрывать беспокойства.

- Пока ты рядом, со мной плохого не случится. А если случится, то.. Ты, в общем, осторожней там, мало ли..холодно,-  Ашер хотела было еще что-то сказать, но видать побоялась. Лишь мельком прикоснувшись подушечками пальцев его ладони, скользнула куда-то дальше, по делам, виновато улыбнувшись.

На душе у гомункула стало спокойнее. Взяв с собой двух человек, Саймон отправился выполнять приказ.
---
Оказавшись у реки, гомункул отправил двух подчиненных вверх и вниз по течению. Сам же отправился осматривать окрестности. Холодный ветер с завываниями обдувал все, что оказывалось у него на пути, жаля холодом. Река практически полностью замерзла. "Нужно прислать магов, чтобы растопить лед". Местность, казалось, вымерла. Несмотря на холод, обычно в этих местах можно было встретить живность, однако сейчас не было видно никого. Слышны были только собственные шаги, да вой ветра. Ни шерохов, ни шелестов. Вообще ничего. Природа, похоже, несла траур. Очередная мысль, несвойственная Саймону. Что поделать, такой уж день. Обойдя окрестности и осмотрев каждый камень и каждый сугроб, гомункул вернулся на то место, откуда отправил своих людей на разведку побережья. Те уже вернулись, доложив, что ничего странного или подозрительного не обнаружили. Взглянув на небо, мрачность которого была неизменна, Саймон подумал о том, какое будущее ждет Рассвет. Что принесет им возможный союз с Мернотом? Возможен ли вообще этот союз или их ждут только распри? Путь лишений и опасности, путь вечного риска - выбор, сделанный добровольно каждым из членов Рассвета. По крайней мере Саймону хотелось в это верить. Хотелось верить, что каждый из его товарищей по оружию понимает суть цели к которой они идут, что их стремления являются единым порывом к чему-то более светлому. К справедливости и правде. Каждый должен был понять, что сколь бы ни была эта цель похожа на утопию, пока есть Рассвет и подобные ему - понятие "утопия" размывается и сменяется понятием "надежда". Феликс и Кхелгара это понимали. И погибли за правое дело, чтобы надежда могла жить в сердцах живых. Неплохо был бы высказать все это на похоронах, но Саймон не слишком любил распаляться в словах. В прочем, если того потребует ситуация...

Гомункул отправил одного из спутников обратно в Blood Noir с вестями для Ашер о том, что все спокойно и он со вторым товарищем остается у реки ждать процессию.
"Длинный выдался денек".

Отредактировано Саймон (2013-03-28 22:47:27)

0

3

[ Лаборатории ] http://i.imgur.com/Sahjk3d.png

«Даже ностальгия нахлёстывает» - одна из мимолётных мыслей, что, классически, не относятся к делу, но закрадываются в голову. Раймон окончательно протрезвел, высказал Рогнеде всё, что о ней думает (не сказал, в прочем, ничего, что она ещё не слышала), решил дать пару уроков аля Де ля Флёр, о том какой смелой надо быть в такой ситуации («напомнить ему, что он трусливо сбежал от реальности в алкогольный угар? Да нет, вроде и так в курсе»), и, наконец, перешёл к сути. Берг слушала молча, серьёзно, внутри взвешивая каждое за и против. В такой интерпретации история была чуть более разумной (по меркам кодекса монстроловов), но увы, всё такой же хреновой. Конечно, барона не было жаль, как и калеченых инквизиторов и прочую политическую братию. Феликса же жалко стало. Но всё это проблемы не решало.
- Так ты хоть на скорбящую будешь похожа и, хотя бы лично мне, не захочется править твой нос.
- За своим носом следи, Раймон Де ля Флёр, я не обязана страдать, просто потому что тебе так хочется. – больше механическая отмашка от желчи протрезвевшего, и от того дико злого синори, нежели серьёзный ответ. Берг не любила, когда люди концентрируют на своём горе весь мир и только этой драмой меряют всю свою жизнь. А за Раймоном водилась такая привычка. Тем не менее, Рогнеда решила расшевелить остатки не атрофировавшихся чувств грусти и печали, хотя бы из уважения. И к Феликсу и ко всем «Воронам». Этот вечер и пару часов можно посвятить им. Раймон двинулся в сторону от неё,  давая понять, что диалог закончен, и вообще - ему бы хотелось сейчас побыть подальше от проблем реальности, которые воплощала собой женщина.
- Раймон, - на последок окликнула она, натягивая перчатки. Мороз кусал руки. – действующих мернотовцев, после церемонии, я отправлю телепортом в крепость, чтобы укрыть их там от псов инквизиции. Если хочешь – можешь отправиться с ними. И спасибо, что рассказал. Может по мне не скажешь, но мне тоже жаль терять «брата». – не скажешь, конечно, потому что она говорила это всё так же спокойно, как и ту отповедь в самом начале их встречи. Но с Рогнедой стоит пообщаться с десяток лет, чтобы понять - застать её с трагической миной на лице из разряда сказочных чудес.
Кивнув, женщина отвернулась и зашагала к Кромвелю, всё это время тоскливо околачивающемуся во дворе. Достав из чересседельных сумок одну не примечательную круглую брошь, она повернула ободок так, чтобы две руны сошлись рядом, и бросила маячок на землю. Слабо полыхнув тот сгорел, оставив магический след. Её внучатая племянница заготовила заранее такие маячки. Хватает только на один раз, и сил требует немерено. Зато уже через некоторое время она будет тут. Эта синори выросла мастером телепортов, она сможет легко и гладко переместить в Nalia всю компанию.
Вечер, плавно перетекающим в ночь, был бесснежным и ясным. Луна, звёзды, почти чёрный горизонт.
- Достойный вечер поминовения для тебя, да, Феликс? - задумчиво сказала Берг, на автомате сжав тёмную гриву коня. Кромвель, чуть фыркнув, извернул шею и ткнулся мордой Рогнеде в плечо. – Ничё, родной, прорвёмся… - рука в перчатке потеребила гриву. Магический след у копыт коня чуть мигнул. «Поняла, скоро буду» - такое значение имел этот сигнал. Знак потух.
- Ну что, пойдём помянем…
http://s2.uploads.ru/YXQZi.png

Берг присоединилась к цепочке людей, тянувшихся из здания. Негромкие разговоры, иногда всхлипы, но чаще молчание. Все думают о своём, прокручивая в голове события, связанные с ушедшими в мир теней. Даже Рогнеду заразила эта липкая горечь. Вспомнилось совместное задание 2-х групп на химеру. И «Вороны» и мернотовская волчица были ещё молоды. Эддард был жив. Помнится, они с Феликсом в тот день пересказали друг другу весь словарь нецензурной лексики, что был в их репертуаре, ибо им пришлось поработать в тот раз в паре. А потом они узнали ещё сколько же новых от Командора, потому как тело Химеры упало с обрыва на лесопильню и всей компании пришлось частично возмещать ущерб. Остальную часть платил Мернот.
Реку ради этого события разморозили. Чёрная лента изгибалась змеёй и уже уносила в даль первые венки, пущенные на воду. Мейстр не стала уходить в тень деревьев и так же взяла в руки один из наколдованных венков, водрузив в центр свечу.
- За падших, - чётко, и чуть отстранённо проговорила она фразу, что знала и говорила уже десятки раз в крепости, - Пусть их души найдут путь к покою.
Зелень касается воды, лёгкий плеск, и пальцы разжимаются. Река уносит за собой символ, как жизнь уносит от нас в даль людей, что дороги. «Но наш жизненный путь ещё не пройден». Берг чуть отошла от берега, уступая место другим. Лицо всё так же неизменно, как мраморная маска, что приклеилась к ней с первой увиденной смерти. Сколько было ей тогда? Вроде 6 лет… или 7. А Тейар его помнит! Как-будто посчитаешь тут, в госпитале, куда привозят раненных воинов. Они то кричат, то матерятся. То хрипло дышат, то хватают за руки, надеясь передать девочке-сиделке свою последнюю волю. Поначалу жутко, потом тоскливо, потом осточертело, а потом найти б слова, что успокоят, а не опустошат…
На горе даже нет почвы, куда можно похоронить павших, потому тела, почти всегда, сжигают. И лишь мемориальные доски ровным рядком. Память об ушедших, что выглядит скорее жутким предупреждением живых. Уже завтра на камне выбьют ещё одно имя, и в крепости пройдут ещё одни поминки. На сей раз по-мернотовски: с костром, на котором не будет тела. С синими магическими птицами, что синори запустят в небо. С советом, который будет давать клятву умершим, бороться за дело и чтить их память. Будут и те, кто проревётся, будут и те, кто подумает: «Хорошо, что не я…».
Прищуренный взгляд провожал пущенный Рогнедой венок. «Повыть бы на луну, как волкам, выпуская наружу чувства и последнее «прощай». А потом продолжить бег по насту, что хрустит под лапами, без лишнего пафоса, без лишних слов…». Жизнь, что несётся, бежит, и обрывается. Почти всегда не там где ждёшь, почти всегда не так как хочешь. Она не спросит – а не забыл ли ты кого на пути? Все ли извинения высказаны, все ли обеты соблюдены? «Не осталось ли на дороге того, кто шёл только за тобой»? Берг  чуть нахмурилась и глянула на стоявшего поотдаль Раймона. На Лёна и Алику.
- Надеюсь, это была хорошая гонка, Феликс. Лучшая. – совсем тихо. Одними губами. Тень печальной улыбки появилась и пропала.
Это было время для мёртвых. И с каждой минутой приближалось время для живых.
Берг повернула голову и спокойным, даже, пожалуй, оценочным взглядом осмотрела рыжую женщину в чёрном платье. Это был тот человек, с которым ей предстояло решать сложившуюся проблему.
Молча, скрестив руки на груди, она обходит скорбящих, лишь краем уха слушая, как они высказывают свои слова о падших. Осталось совсем чуть-чуть. Скоро все вернуться в здание поднять бокалы, не чокаясь. Там уже Берг не будет к ним присоединяться. На сегодня чаша её скорби исчерпана.
- Я надеюсь, Вы располагаете большим количеством свободного времени, - Рогнеда даже сделала одолжение, и дождалась, пока госпожа Нуар закончит все свои обязательства перед покойниками. Но вместо длинного словесного приветствия волчица лишь кивнула. У неё было несколько претензий к местной главе, уже хотя бы по поводу странного письма, мелькнувшего в разговоре Раймона. Где-то в этой истории тёк клей, и помимо вежливых дипломатических преферансов, хотелось выяснить, что за мотивы крылись у местной братии.
- Госпожа Ашер Нуар, я же не ошиблась, - формальность, не более. Никто не сомневался, что «дамы» узнали своего «партнёра по словестной дуэли» ещё до того, как упала перчатка вызова. Рогнеда чуть улыбнулась, но в сочетании с холодным блеском звериных глаз ллайто, это было шатким плюсом к ауре.
- Как у представителя гильдии Мернот здесь, мне необходимо обсудить с вами произошедшее. Желательно – в самые кротчайшие сроки.

Отредактировано Рогнеда Берг (2013-03-29 21:41:01)

0

4

Сколько он уже не спал? Третьи сутки кажется, на лице поселилось мрачное выражение, в глазах усталость, а в губах сигарета. Дымом от них пропахли пальцы, волосы, сама кожа впитала за эти несколько дней едкий запах отравы под названием - табак. Хмурое небо, как нельзя кстати, подходило под время, что царило сейчас здесь и сейчас. Мужчина в своей комнате цеплял застежку черного, как сама ночь, плаща, а на пояс вешая оба меча в ножнах, ничем не отличающиеся по цвету от всей прочей одежды таррэ. Сегодня день траура и одеяниям положено быть отражением тяжкого бремени, что нес каждый на своих плечах, но каждый по своему. Ксерксису не позволительно было падать духом, как солдату, как командиру, он должен был показывать, что смерть ушедших не была напрасна и гильдия продолжит своё дело, и он выполнял свой долг, хотя в его глубоких огненных глазах не пылало живое пламя, как обычно.
Выполнив свою официальную часть и отдав должное павшим, Глава закурил трубку Кхелгара и сел на камень, в голове роились мысли от которых становилось тяжело в груди и горько на душе Сколько таких бойцов я уже проводил в последний путь? Скольких из них я уже пережил? Я видел смерть не десяток, и уже, вероятно, даже не сотню раз, не единожды лично сталкивался мой взор с её пустыми глазами, так почему же я до сих пор живу, а мои боевые товарищи уходят? - невыносимо оставаться живым на поле боя, не победителем или проигравшим, а живым, когда твои люди погибают. На лице застыло спокойное, отрешенное выражение, Кушренада не поддавался скорби, тщательно выдавливая её из себя, позволяя только легкой тоске и общему настроению подхватывать его на свои крылья, мысленно унося туда, по черной реке, куда уплывают один за другим погребальные венки. Ксерксису было необходимо поддерживать дисциплину в Гильдии не только своих людей, но и прибывших гостей, пока не прибыла их временный глава, который, кстати говоря, не преминул объявится пред светлые очи его Госпожи, которая находилась в паре метров от самого монстра.
Даааа, не располагает её тон к дружелюбной обстановке, ой не располагает, - густой дым от трубки вырвавшись сквозь губы мужчины облаком поднимался в небо, куда ушли и растворились десятки подобных облачков в течении последних минут, - ни минуты покоя, ни минуты без проблем, ох чует моя селезенка - будут ещё сегодня проблемы, ой будут... - не выпуская дерева трубки из зубов, мужчина одним движением поднялся на ноги и тихо, незаметно, буквально "вырос" за плечам Госпожи, и одного взгляда на Ксерксиса хватит любому, чтобы отбить желание попросить его удалиться.
- А я так понимаю, Рогнеда Берг - исполняющая обязанности главы? - сквозь сжатую трубку проговорил низким хриплым голосом мужчина и кивнул в знак приветствия, однако сам представляться он не стал, девушка и сама должна была знать, что перед ним, фактически, второй глава гильдии, уж что-что, а таких огненных глаз на тысячи миль вокруг не было ни у кого более и спутать его с кем-то ещё - надо основательно постараться.

Отредактировано Ксерксис Кушренада (2013-04-03 22:38:34)

0

5

-------------------- Внутренний двор
Недостойное это занятие - бежать по лесу, еще и в такую погоду. Особенно когда ты глава информационного отдела и опаздываешь на довольно-таки важную встречу. К счастью он не должен был быть в первых рядах как Ашер, допустим, поэтому сейчас такие вещи его не интересовали. И даже когда Ниэль бежал, он успевал обдумать все, что произошло. Самое обидное, что он опаздывал из-за той чертовой плутовки, Лилу, которой он обезвредил одну ловушку, но попался в другую. К тому же она говорила такие слова, которые не то что ему, Ниэлю, а вообще лучше не говорить. И тем не менее эта дряная девчонка посмела угрожать ему. Ему, Ашер, и выходит всему Рассвету.
- Черт, жаль не успел отдать нужные распоряжения перед тем как уйти. - Было бы не плохо узнать от Лилу чуточку больше, но алхимик прекрасно понимал, что по возвращении он не найдет тарре. Уже на полпути дыхание стало подводить Ниэля, но тот упорно бежал дальше. У него не было хороших физических данных, зато Кройц был идейным, если это можно так назвать. Упорным, настойчивым. Сила духа - вот что помогло ему выжить, не смотря на то, какие усилия прилагались для того, что бы исправить досадную неприятность, что дерзкий иштэ еще жив. А в итоге что? На том месте, где лежат его враги можно было бы устраивать бал. Но не потому что их было так много и Натаниэль их всех пережил, а потому что он всегда был хитрым, и своего первого врага, Мастера и его компанию, равномерно распределил по площади потрясающим взрывом. Хорошие были времена. Беззаботные. Ходи себе на учебу, учи трансмутацию в свободное от учебы время, пудри мозги тем, на кого работал. Весело было. Не то, что сейчас. Даже погода словно бы подтверждала, что ничего хорошего в ближайшее время не случится.
- Но не могу же я прибежать на церемонию в таком виде. - Пронеслось в голове у парня. Действительно, все таки он часть Рассвета, и должен выглядеть... ну, не как Ниэль. Простенькое закльятице, и его окутала легкая аура, которая защищала его от падающего с неба не то дождя, не то снега, не было времени разбираться, что именно. Внезапно на ресницы левого глаза что-то капнуло. Азур удивился, потому что заклинание уже действовало, и от подобного должно было защищать. Тыльной стороной ладони он протер глаз и удивлением обнаружил на ней кровь. Приложив правую руку к брови, он понял, что рассек ее где-то. Наверное, ветка царапнула, а он и не заметил. Плохо, но ничего уже не поделаешь. Ниэль снял с руки ленту, и перехватил волосы, что бы они не так лезли в глаза.
- Ах какой молодец, - подумал при этом алхимик, - а перед пробежкой по лесу ты, бедняжечка, не догадался этого сделать, не? Глуууууупенький, - язвительно думал Кройц. После чего заправил рубаху в штаны, одернул куртку и застегнулся. После чего глубоко вздохнул, снял защитное заклинание, и подставил лицо дождю (все-таки то был дождь) и попытался успокоится. Заглушить ту тревогу, которая в нем проснулась после спора с тарре никак не получалось. Складывалось ощущение, что он выиграл одну битву, но вступил в такую войну, в которой ему не победить. Лилу знала больше, чем ей следовало, и явно не сама об этом узнала. Что не может радовать. Что может только напрягать. И напрягает. К тому же в голову тихонько скользнула мысль, что Ашер теперь вампир. Сердце неприятно заболело. Не смотря на всю свою практичность и логику, на свой опыт он не мог перестать не любить вампиров.
- Вот что называется "детская психика", - грустно сказал сам себе Азур. - Одна травма, которая связана с семьей - и уже проблемы с целой расой на всю оставшуюся жизнь.
То время, что он постоял под дождем, явно пошло на пользу. Теперь хотя бы у него не был вид человека, который только что... да, бежал через лес.
Еще раз вдохнув-выдохнув, Ниэль опять произнес заклинание, и его окружал небольшой щит, защищавший от дождя и слегка согревавший. Не смотря на то, что иштэ с самого детства был слабо уязвим для холода, сейчас не спасало. Холод пробирался до костей, и это было более чем неприятно. Но легкое сочетание магии Воздуха и магии Огня легко исправляло эту досадную ситуацию.
Когда алхимик добрался до назначенного места, он сразу увидел госпожу Нуар. Ее было сложно не заметить. За ней стоял Ксеркис, куда же без него?
А перед ними стояла девушка... хотя нет, скорее всего женщина. И Натаниэль ее сразу узнал. Ему много рассказывали про нее, но в реальности она казалась еще более опасной. Но в этом была ее слабость перед Ашер. Глава Рассвета совсем не выглядела как грозный противник, но Кройц, как и все остальные знали, что эта внешность обманчива. Смотря на них иштэ стало стыдно за свой просто костюм, который он не успел сменить, все из-за дурацкой Лилу, и поэтому не стал подходить близко к госпоже Нуар и Кушренаде, но тем не менее стоял на таком расстоянии, что бы он мог все слышать.

0

6

Дабы не тянуть кота за хвост и прочие причендалы,
Раймон согласился выложить верстку своих постов в совокупе с моими.
За что он приносит свои извинения я так и не поняла, наверное,
за свою несговорчивость, послужившую причиной задержки постов.

http://s2.uploads.ru/YXQZi.png
Пост от Ашер
http://s2.uploads.ru/YXQZi.png

[float=right]http://s2.uploads.ru/Ocpfm.jpg[/float]
[float=left]http://s3.uploads.ru/vQ4B7.jpg[/float]
Госпожа Нуар прибыла к берегу реки не одна. Её сопровождала Вивиана, облаченая в легкие черные ткани в цвет траура, все так же отображающие её собственный стиль восточной чаровницы. Так же за спиной её шла Тукки, все такая же мертвенно бледная, из-за чего казалось, как бы странно не звучало - траур ей к лицу. Обе девушки шли за её спиной, держа в руках по лампадке и не обращали на окружающую их действительность никакого внимания. Впрочем, тем же самым занималась и Ашер. И поступь была плавной, словно троица была призрачными тенями на этом мрачном отнюдь не празднике жизни. Когда они подошли к реке, гомункул некогда, ныне же вампир, заметила, как четко разделились стороны по правую и левую руку от неё. Рассвет и Мернот, молчаливые и грузные, как кучевые облака, сулящие холоший буран. В темноте и тусклом свечении лампад было сложно разглядеть их эмоции, но это лишь давало простору для воображения. Все было так, как должно было быть в данной ситуации. Разве что тишина, такая официозная, традиционная. Словно никто не хотел показать своих чувств. Или половине было просто плевать на личностей, образы которых нынче скрываются за двумя погребальными венками опущенными на маленькие деревянные помосты. Ашер обвела всю эту траурную вакханалью медом своего взгляда и тяжело вздохнула. Смерть пары ребят это трагедия. Смерть миллионов - статистика. И всех интересовала именно вторая часть этого изречения. Не хотелось топить настоящее кровью от своей плоти. Большинство интересовал итог этого вечера, а не простая дань уважения. Ведьме это не понравилось. Она бы не хотела, что бы эти жесты становились традиционными, конечно же не хотела. Но вот чего воистину желала..Что бы все присутствующие вспомнили в первую очередь о том, что они люди. Человек, должно звучит гордо. А не магистр всех стихий, генарал запаса, лейтенант бесмысленной войны, Мейстр ненужного дела.
Пусть все остаются людьми, внезависмости от того, какую нечеловеческую ношу берут на свои плечи. Хотя бы на час. Людьми. И посему она заговорила.
- Каждый из нас хоть раз бывал уже в этой шкуре. Скорбящего, тярающего и... От того слова не становятся проще. От того на душе не легче. Мне хотелось бы сказать, что я знала обоих павших лично. Это были люди своего дела, своего слова. Которым хватило решимости пройти до конца по тому тракту судьбы, что они выбрали для себя за единственный верный. Не смотря на то, что скажут другие. Увы, мы прощаемся с ними не успев сказать многого. А что более того, не успев сделать многое. Но прощаемся. Я хочу сказать, что завидую им. Не потому, что сейчас для них все просто. Обретен покой и все обрело ясность, о которой нам говорят, успокаивая от единственно бессмертного страха - страха смерти.  Я завидую их преданности самому себе и тем, кто их окружал. Их семье. Рассвету..Мерноту..Кхелагара, Фелекс...Не предали никого, кроме жизни, пообещав, что не растануться с этой гхыровкой просто так. Мне будет тяжело продолжать свой путь дальше понимая, что достойные ушли. Из-за меня. - голос гомункула дрогнул, Тукки положила руку на её плечо, но женщина словно не заметила этого. Она лишь сжала ладонь в кулак, собираясь с силами и продолжила. - И мне будет легко. Я тоже их не предала. И они это знали, а это будет самым главным. И сейчас хотелось бы совершить то, что еще в силах. Последняя почесть..Пусть кровные брат и сестра отпустят их в последний путь, что бы они навсегда остались с нами. Прощайте...
- Я не буду говорить брату прощай.- спокойно сказала Вивиана выходя в перед и опускаясь на колени перед помостом с венком для Кхелгары. - И никто из тех, кто знал его, не скажет этого сегодня или когда-либо еще. Те кто знает брата, скажет - он человек светлый и не жадный. Тот, кто делиться своим теплом и не просит ничего взамен. Многим из нашего Дома он помог в трудные минуты. И всегда сожалел, если не успевал оказать свою помощь. Это и правда вызывало в нем чувство тревоги, сожаления, скорби. Но он никогда бы не захотел того, что бы кто-то печалиося о нем. Однажды я уже потеряла его. И думала, что больше никогда не найду. Но Рассвет дал нам с братом второй шанс. Даже не на то, что бы быть вместе, а что бы занова научиться верить. Я знаю, что брат всегда рядом. Мудрый Кхмет никогда не оставит меня и тех, кто в нем нуждается. Я не потеряла брата, и зажгу этот огонь лишь для того, что бы указать ему дорогу. Где бы он сейчас ни был. Возвращайся домой, Кхел..Тебя ждут. До встречи.
Девушка опустила помост на воду, все так же не вставая с колен, оттолкнула его подальше, почти на середину реки. Драконы обманчивые создания. Не смотря на внешнюю хрупкость их человеческой ипостаси, сила в них все еще от древних ящеров сохранилась. Махнув грациозно рукой, словно здороваясь с лордом на важном приеме, девушка создала огонь на своей ладоне и плавно кивнула глазами, чуть прикрывая их. Мол я все понимаю. А когда пламя её потухло, помост с венком придался огню, разнося по морозному воздуху пряных запах трав и цветов. Девушка кивнула головой и плавно, с присущей ей грацией поднялась. Обернулась через плечо и передала слово тому, кому тоже приходилось сегодня опускать венок во память брату.
http://s2.uploads.ru/YXQZi.png
Пост от Раймона
http://s2.uploads.ru/YXQZi.png

- Не одна Вивиана сегодня проважает своего брата в тот путь, в котором не может пока быть спутником ему. - голос Раймона хрипел, а лицо оставалось безымоционально. От отошел от Рогнеды, выступил вперед, туда, где раньше стояла дракон и обратился своим взглядом не к реке, как многие это делали, а к окружающим его людям. Смотрел в основном на действующих лиц этой трагедии. Ашер, Натаниэль, явившейся в..ну это же Кройц, спасибо что трезв, Кушренада, Саймон, Рогнеда, Вивиана и Тукки. Последняя вышла из-за спины Ведьмы и ни с того ни с сего подошла к нему, присаживаясь на землю подле его ног. Поведения василиска уже давно никто не мог понять, но Трупашка знал что да к чему. Посему опустил ладонь ей на макушку и продолжил. - Я тоже уже терял однажды Феликса. В своих странствиях он зашел слишком далеко, даже забрался на вершину нашего дома, пусть был там и не к месту. Не той дороги он был человек. Вечный Путник..Брат, заменивший отца... Не могу я говорить так, как это делаете все вы. И чувствую, что оправдываюсь.
Мужчина опустил голову, потупив взор, и обернулся к помосту, который бережно взял на руки, разглядывая венок.Фиалки, ландыши, примула, медуница и одуванчики..Праздничный венок одного старого праздника, который Вороны предпочитали не оставлять забытым.
- Прости меня, старший брат, я так пред тобой виноват..Но обещаю, я исправлюсь. И когда мы снова встретимся, ты будешь гордиться мной. Мы пройдем этот путь от начала и до конца, а пока...Я закончу здесь твои дела. Ты как всегда везде нахватал всего, а разобрать так и не успел. Я еще пройдусь земными дорогами, мне много чего нужно успеть до нашей встречи. А ты пока обними Цицы, она хороший компаньон..И не заботься ни о чем,теперь настало мое время переживать и хлопотать. Отдыхай.
А дальше все как-то резко, как в тумане. Вот он передает помост с этими до боли знакомыми цветами Тукки. Вот, она встает и опускает его на воду. Жмуриться и отталкивает силой в дальше. Вот, Раймон подает знал Виване и она незаметно для всех взглядом поджигает его. Никто не должен знать их секрета, никто. И вот уже синори на ватных ногах подходит к Кушренаде и просит его прикурить, не в силах смотреть на то, как полыхает его прощание, уносясь вдаль, по течению реки.
Прости.
http://s2.uploads.ru/YXQZi.png
Пост от Ашер и Раймона. Совеместно по фразам.
http://s2.uploads.ru/YXQZi.png

Когда все закончилась, к ней подошла странная женщина. Странная в том плане, что до этого Ашер её не видела. Да, видать она одна не знала эту незнакомку, так как все уж больно осведомленны были. Спасибо Ксерксису- объяснил и рассказал. Ведьма кивнула, поправляя манжеты своей рубахи.
Спасибо, что подсказал. В душе ответила таррэ она и перевела взгляд на Тукки, которая лишь вжала голову в плечи и выглядила крайне виновато. Прости, не предупредила - так и читалось на её милом личике. Ничего страшного, бывает.
- Не ошибаетесь..- тихо сказала она, переводя взгляд на собеседницу и горько усмехаясь. Вообще, горькая усмешка эта пик моды на данный день, куда не глянь. - Мейстр умер, да здравствует Мейстр?
Синори подошел к ней вместе с "Плетью", это осекло девушку от дальнейшей словестнйо полемики. За ним последовал и Саймон, чувствующий предстоящий накал страстей. В воздухе все еще витал запах горящей примулы. А вообще, хорошая привычка, заходить со спины. Жаль только Натаниэль ей не последовал, до большей кучи. Или пока еще не время?
- Да, нам стоит с вами поговорить, есть пара фактов, что должны знать вы, есть пара вещей, которых необходимо узнать мне. К тому же, как за мной, так и за вами сейчас много голов, которые ждут вердитка. Кажется, сегодня нам быть Министреством в глазах их судеб...
От красивого речевого потока Ашер освободила Лилуди. Эта продажная куртизанка, коей гомункул её считала, вечно оказывающаяся "к месту".
- Не так быстро. - прошипела она, выходя на авансцену всеобщего внимания и приседая в лживом реверансе. Ведьма лишь закатила глаза и повернулась к Кушренаде. Держите меня семеро, я ей сейчас трахею вырву. - Для начала многоуважаемая госпожа Нуар должна объясниться перед нами. Настало время Совета, пора даржать ответ за свои поступки.
Яд приторности этих слов вынуждал возжелать вывернуться наизнанку и смачно вырвать своим нутром. Но девушка сдерживала себя. Она только было открыла рот, как перед ней и рогатой выросла Вивиана, видать решившая сменить миролюбивость на гнев.
- Не спеши, "сестра". - резонно парировала она. - Совет дело нашей семьи, вызов её главе. Мне кажется, что не стоит нарушать традиции и оставить право Госпоже решать, какую перчатку поднять первой. Мернот, со всем моим к вам уважением, опередил тебя.
Как чудно. Чуть больше года, а помимо правил у нас уже традициями обжились. Какая умелая ложь, Вивиана! Какая своевременная главное. Ведьма поднесла пальцы к переносеце, дабы помассировать её и хоть как-то снять напряжение. Уже в который раз за последние мгновения она было открыла рот для ответа, но её снова оборвали.
- Тогда не хочу показаться навзячивым, и чтя ваши традиции, смею заметить, что на правах гостей вашего чудного Дома, мы хотели бы первыми стать вашими оппонентом. - вклинился Раймон, поправляя повязку и пожмая плечами. Да, защитник из несостоявшегося мужа был хоть куда. Один его вид заставил Лилуди прикусить язычок и громко запыхтеть в праведном порыве гнева и недовольства.
- В свою очередь хочу заметить, что должен быть секундант. Непредвзятый и чтящий традиции так же жестко, как это делаете вы, господа. - прошипела змеюка. Ашер широко улыбнулась, уже стараясь получать удовольствие от этой вакханалии. Она так же широко раставила руки, как и улыбалась, и таки заговорила.
- О, это не стоставит трудности. Гопожа Рогнеда, надеюсь вы не будете возражать традициями, которые так своевременно подняли наши с вами товарищи, и согласитесь что бы при разговоре присутвовал Ксерксис и Натаниэль. От вас Раймон и Тукки, если никто не возражает. Да, Лилу, пока ты не открыла своб расперкрасную пасть. Ты, Саймон, Вивиана..Лён, Алика и...Кто-нибудь от Мернота еще..Прекрасно соблюдете традиции постояв за дверью зала совета, следя за чистотой. Лилу, ну кому как ни тебе выпячивать зад и подслушивать в замочную скважину. Ты наилучший кандидат. И пока никто вновь не заковорил, вспоминая о традициях и регалях, прошу в зал. Ночь вбудет долгой, слов и без того будет сказанно много. Пройдемьте.
И пока никто не подал возгласа недовольства, Ведьма развернулась и направилась к Blood Noir-у, предлагая всем последовать её примеру. Раймон остался доволен.

==>Зал советов

+4

7

Она не ждала тёплого приёма. По чести сказать – Рогнеде вообще были крайне редко рады не только за пределами гильдии, но и в ней. Появление волчицы на горизонте далеко не всегда сулило милую беседу. Потому она совершенно спокойным, анализирующим взглядом осмотрела айрата, с его предупреждающим взором. «Крепкий должно быть противник… но я не мускулами меряться сюда пришла. По крайней мере - не сегодня».
- А я так понимаю, Рогнеда Берг - исполняющая обязанности главы?
- Верно, - спокойно кивнула женщина.
Так же бесцветно она встретила и прочую свиту, выстроившуюся за своей «королевой». Ей это напоминало ситуации, когда крестьяне гроздятся за спиной сельского старосты, пока он договаривается с ллайто о цене. Они хмурят брови, закатывают рукава, показывая бицепсы, дабы пришлая гостья не спутала – они тут мощная сила! Коли чо – взашей её, поганую, выгонят!  Но тварей леса сельские боятся больше Мернота. Так же и тут… псов инквизиции здесь боялись бы больше. А ей лишь хотят показать, что никакие угрозы здесь лучше не выдвигать. «Ну это мы ещё посмотрим…»
Её собеседница явно была куда более словоохотливой, да и умелой в деле вплетения красивого яда из уст. Это Рогнеда оценила ещё по её прощальной речи. Пафосно, возвышенно, не забыла упомянуть о целях… Сделать героев из покойников, это норма вещей, что Мернот так не делает, что ли? Поэтому Берг не обвиняла. Просто хотелось, чтобы их беседа прошла без лишних оборотов речи, а по делу. Время не ждёт проигравших. А то кровавое представление они проиграли.
- Приступим? – спросила было мейстр, когда Ашер закончила своё витиеватое приветствие. Не тут то было.
- Не так быстро. Для начала многоуважаемая госпожа Нуар должна объясниться перед нами. Настало время Совета, пора держать ответ за свои поступки.
Бровь женщины взлетела вверх. Она с откровенным удивлением осмотрела перебившую их особу. Нет, ничего сверхъестественного в рогатой даме не было. Берг лишь отметила интересный факт, что в органах птицы «рассвета» завелись черви, что едят её изнутри.
«Хорошо или плохо? Но это стоит отметить…».
Но действо не стояло на месте. Настоящий маленький спектакль разыгрался на береге реки. Есть зрители в чёрных одеждах, есть  актёры. Берг оставалось лишь скрестить руки на груди и чуть нахмурившись смотреть за поклонами традиций и правил, которые вдруг стали превыше логичности и важности дел насущных.  Конечно, она не собиралась ждать долго.  Если местная братия не разберётся кто здесь имеет право говорить, а кто нет, самостоятельно, то Берг придётся напомнить. Этим ей положительно нравился Мернот. Никаких дебатов, никаких выскочек, который лезут поперёк слова главы. Военная дисциплина. Жёсткая субординация. Все важные вопросы решал совет, либо его представитель в морде лица мейстра. Иногда к вопросам подключался Командор. Потому и это дело Берг намерена была решать с глазу на глаз. Не тут то было.
- Гопожа Рогнеда, надеюсь вы не будете возражать традициями, которые так своевременно подняли наши с вами товарищи, и согласитесь что бы при разговоре присутвовал Ксерксис и Натаниэль. От вас Раймон и Тукки, если никто не возражает.
«Что за бред?». Брови Берг взлетели вверх, без слов высказывая удивление по поводу…. Представительства стороны Мернота. Тукки? Беглянка, что никаким боком не является членом Мернота уже много лет? Раймон хотя бы списан без изгнания, но эта девушка Вообще не имеет к гильдии отношения, с того момента, как свалила из крепости. В этом плане кодекс был строг. Но тут Рогнеда вспомнила, что василиск пришла на церемонию вместе с Ашер и так трогательно её поддерживала.
«Бог мой… Она собирает в комнату переговоров самых лояльных к себе людей? Так чтобы со «стороны Мернота» тоже были те, кто потенциально к ней добр? Детский сад. И бессмысленная затея. Даже если мне придётся говорить одной, против всей толпы здесь собравшихся, это не будет влиять на мой вердикт. Возможно, тут в Рассвете и принято устраивать массовые дебаты, но у монстроловов решения принимает только совет.»
- Вы можете сколько угодно отвешивать поклоны вашим традициям, если это необходимо для проведения переговоров. Меня интересует результат. То есть  - чтобы они состоялись. Если вам нужны… «секунданты»… ради бога. Может уже приступим? А то оставленная без внимания «оппозиция» из ваших же людей, придумает новый повод для дебатов на поминальном месте.
[float=left]http://s3.uploads.ru/VNRf5.png[/float]Она двинулась за Ашер как только та развернулась в сторону зала советов. Когда «стороны оппозиций» проходили по двору поместья, где всё так же одиноко околачивался Кромвель, недалеко от коня полыхнуло лёгкое магическое зарево. Из портала во двор вышла девушка. Длинные, выцветшие до молочного цвета волосы, странные синие рисунки на лице, звериные глаза и медальон с грифоном на выправ. Она несколько рассеяно огляделась, но увидев Кромвеля чуть улыбнулась, поняв, что не перепутала координаты. Новая «дань» рода Герхен ордену Мернот, и внучатая племянница Рогнеды. Раймон мог её видеть (даже пугать собой), когда они были в крепости. Остальным синори вряд ли была знакома. Она создала портал по координатам маячка, что Берг кинула ещё до церемонии.
Рогнеда поймала взгляд племянницы, чуть-чуть улыбнулась (радуясь хоть одному абсолютно не враждебному лицу) и поманила девушку к себе пальцем. Понятливая синори подойдя чуть поклонилась Третьему советнику. Берг подозревала, что до официальной инаугурации в ордене не будут разглашать, кто сейчас выполняет обязанности, ведь потом могли выбрать и другого члена совета.
- Приготовь портал не менее чем на 4-х, включая тебя, и не более чем на 7 человек. Конечный пункт – крепость Nalia. Не забудь про руны защиты, чтобы телепортацию не прервали. – негромко отдала приказания волчица, так же не распыляясь на приветствия и разъяснения. Герхен младшая, конечно, чуть непонимающе осмотрела траурную процессию, но спорить с прямым указанием не посмела.
- Хорошо.
- И да, как закончишь приготовления, двигайся в сторону местного зала советов. Там будут Лён и Алика. Они одни из тех, кого будешь перемещать.  Подождёшь меня там. Всё ясно? Прекрасно, приступай.
Снова кивнув синори вернулась к Кромвелю, решив начертить портал прямо там.
«Вот и славно… переместить ребят  в укреплённую крепость, хотя бы для моего спокойствия, а там можно даже осаду инквизиции держать…»

http://i.imgur.com/WBlD69B.png [ Зал советов ]

+2

8

Нельзя сказать, что Ниэль был рад присутствовать на этой церемонии. Вообще никак нельзя сказать. Во-первых - он терпеть не мог подобного рода мероприятий. Во-вторых - это все задевало его прошлое, которое он никак не мог похоронить. Это была та часть его жизни, которую не мог трогать никто, кроме него самого. Но тем не менее он был тут. Неряшлив, в неподобающем костюме, но он не смог пропустить эту церемонию. И не только из-за угроз Лилуди. Он должен был отдать честь им двоим. Обоих он знал, хотя нельзя было сказать, что они дружили, особенно с Феликсом.
- Пффф, Азур, не обманывай себя, нельзя сказать, что ты с кем-либо дружишь. - Грустно подумал иштэ, смотря на то, как Ашер, Вивиана и Тукки проходят мимо, неся лампадки. А потом... потом он просто "пропал" Все происходящее вокруг создавало такую атмосферу, которую жалкая часть души, если таковая вообще осталась у него, не смогла вынести. Он не воспринимал ничего, что происходило вокруг. Но тем не менее он не мог не запомнить все это. Слова госпожи Нуар, речь Виваны, прощание Раймона, он не слышал их сейчас, но сможет вспомнить их потом. Почему так? Потому что воспоминания не такие болезненные. Что бы не случилось - вспоминать всегда легче.
- А если ты, Натаниэль Кройц, погибнешь, что останется после тебя? Не будет никого, кто бы смог сказать что-то хорошего про тебя, зато будут те, кто спляшет на твоей могиле. - Наверное, в этой своеобразной коме он пробыл бы до конца церемонии, если бы не знакомый голос. Голос, как он посчитал, он уже не скоро услышит. Голос Лилуди, той... неприятной особы, из-за которой у него не осталось времени на подготовления к этой самой церемонией. Словесная перепалка с таррэ и ликвидация последствий той смуты, которой она внесла в ряд Рассвета заняло, казалось бы, совсем немного времени, но именно этого времени ему и не хватило.
- Не так быстро. - Сказала девушка, пафосно вступая на "место боевых действий", как уже окрестил про себя Ниэль текущую обстановку. Дальше события развивались довольно быстро, но вмешательства иштэ они не требовали. Еще бы, если он, обычный алхимик, смог "обыграть" ее во внутреннем дворе событий в ее же любимую игру "ложь, провокации и интриги", то Ашер Нуар, имевшая в этом несравненно больше опыта, наверняка семеет заткнуть ее за пояс. Так и произошло. Чему Ниэль был несказанно рад. Он не имел ни малейшего желания вмешиваться в ту драму, которая разыгрывалась, как показалось Кройцу, специально для одного зрителя - Рогнеды. Оная же тоже предпочитала наблюдать за действом, а не вмешиваться, но она, в отличии от самого Ниэля, не скрывала своего удивления. Если честно, то ему, как главе информационного отдела было неприятно наблюдать за тем, как Лилуди, член Огненного Рассвета, пытается выступить против своей же гильдии. Раньше бы его отдел навряд ли допустил такое, но в свете последних событий работы и забот хватало всем, и все больше и больше "рыбок проскальзывает в дыры, которые образовались в сети" Кому принадлежит последняя фраза, парень уже не помнил, но суть тут была передана довольно четко.
- что бы при разговоре присутствовал Ксерксис и Натаниэль. - Долетело до слуха Азура, от чего он вздрогнул. Он надеялся, что его не заметят. Хотя понимал, что это невозможно. Он не столько заметил, сколько почувствовал на себе взгляд Раймона, который не имел в себе ничего одобрительного. Но все же, до этой фразы слабая искорка надежды тлела в его груди, но и ее растоптали. С большим усилием подавив желание тяжело вздохнуть, он подошел ближе, уже не держась на почтительном расстоянии. И все же данный разговор доставил маленькую радость. После фразы Рогнеды Берг он пришел к выводу, что все то, что он читал о "волчице Мернота" оказалось правдой. Увы, радовало только то, что донесения были правильными, что в свою очередь огорчало, потому что это был один из тех редких случаев, когда Ниэль надеялся, что они неправдивы. Вот такая странна логика.
-----------------------> Зал Советов

0

9

Вокруг события разворачиваюсь и разворачивались, как боевые действия на тренировочном плацдарме. Никто не хотел ждать, никто и не ждал, все лезли, вмешивались, нетерпели, одним словом вели себя крайне неподобающе событию в честь которого были собраны люди на берегу этой темной реки. Возраст в этот момент ощутился гораздо острее, нежели ранее. Ксеркс курил, медленно убивая свой организм каждой затяжкой и тщательно анализировал ситуацию, напряженную, сложно и сплетенную, как клубок нитей, которым поигрался кот. Кройц пришел как нельзя вовремя, одного взгляда на него хватит понять, что что-то произошло, ибо не тот это был иштэ, что способен позволить себе просто так появиться перед начальством и людьми в растрепанном виде. А потому Ксерксис сделал вывод, что он спешил, сильно спешил, не переоделся в траурные одежды, не привел себя в порядок, а значит его кто-то сильно задержал... или же что-то... взгляд огненных глаз едва только вернулся на госпожу Рогнеду, как голос одной особо острой особы мгновенно приковал внимание Кушренады. Лилуди... Сейчас что-то будет...
Она заговорила, интонации были ядом, а голос был змеёй, что нёс этот смертельный яд, упиваясь количеством "актеров" она призывала Ашер ответить за все свои поступки. А сама Госпожа повернулась на секунду к своей "плети" и так выразительно посмотрела, что Ксеркс понял ВСЁ что она хочет сделать с Лилу в эту секунду. Он лишь молча едва-едва кивнул, обозначая что отлично её понимает. Ситуация была критическая и очень шаткая, но такая сладкая в этот момент лож от Вивианы, повернула всё в нужное русло и Кушренада мысленно облегченно вздохнул. Он оставался зрителем, смотрел, следил и наблюдал. Он видел всё, концентрируя внимание на ситуации, и, хотя он и был усталым, его внушительная фигура и горящие огнем глаза из под капюшона отчетливо показывали, что ничто не уходит от его внимания.
Глаза столкнулись с глазами временной главы, и видел он во взоре её волчью натуру и от этого его уважение к ней стало выше, почему? Он не мог бы на это ответить, но воин воина понимает всегда лучше, чем дворцовый интриган. Нет, Ксеркс отлично мог при желании плести паутину, но предпочитал не марать руки такими вещами, тем паче он мог себе позволить этого не делать. Что он будет присутствовать при разговоре, он не сомневался ни на секунду, не из бахвальства, но из-за "правой руки" Ашер. А потому нисколько не удивился её словам, о призыве быть при беседе, однако второй приближенный, а то бишь, Натаниэль был, видимо, не приятно удивлен. Мужчина вздрогнул и подошел ближе, его нежелание приближаться, по-крайней мере для внимательно за всем смотрящего Ксерксиса, было очевидным, но кто его спрашивал? Ашер никого не спрашивала, она давала указания. Вообще их Госпожа была из тех людей, у кого есть или свое мнение, или неправильное. Усмехнувшись, группка людей один за другим направлялись в сторону поместья. Поравнявшись с главой Информационного отдела, глава Волков проговорил, хлопнув несильно по плечу:
- Крепись, парень, чувствует моё сердце, тяжелый нам выдастся вечер и бурный на действия...
http://i.imgur.com/WBlD69B.png [ Зал Советов ]

0


Вы здесь » За гранью реальности » Лечебница им. Лоуниэла Св. » Берег реки Такут


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно