За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Поле Битвы

Сообщений 1 страница 20 из 46

1

http://s5.uploads.ru/u6cKo.png
http://s5.uploads.ru/PiGhv.png

Отредактировано Фаерх (2013-07-04 18:49:30)

0

2

Менетнашт окинул взором пустыню, простирающеюся на многие мили вперед и вдохнул её опаляющий воздух. Его дух мог бы возрадоваться ощутив давно забытые ощущение, если бы горизонт впереди не был "загрязнен" армией варваров, наконец-то решивших сразиться лицом к лицу. Древний царь опять же мог бы только порадоваться, что враги его набрались мужества и судьба их решится в сражении. Но Менетнашт, благодаря дарованному ему Господином истинному зрению, видел, как мало здесь было воинов, которые должны были защищать свою землю. Великий Царь гневно сжал кулаки, взирая на горсть фиаллэ, в чьих жилах текла родственная ему кровь, и на толпу варваров, которая пришла сюда сражаться из жажды золота и славы, оскверняя собой великие пустыни. И теперь лишь презрения ощущал древний к своим врагам, будь они трусливые потомки или же грязные чужаки. Их всех ожидала ужасная участь.
Бог Среди Смертных, могущественный Менетнашт отдал приказ слугам остановиться. Восьмёрка царских рабов замерли на месте как вкопанные, продолжая удерживать на своих плечах паланкин, в котором и восседал их владыка. Шестнадцать телохранителей замерли рядом, окружив своего царя кольцом. И хоть здесь их правителю ничего не угрожало, ибо практически всё войско подчинялось воле Великого Царя, но верность своему долгу так и осталась в их старых костях. Сам же Бог Среди Смертных провел рукой перед собой, призывая к себе своих верных слуг. И не прошло больше нескольких минут, как перед ним появились царские генералы, все как один опускаясь на колени и касаясь лбами песка, ожидая его приказов. Менетнашт кивнул головой, принимая поклонения, после чего велел слугам подняться. Затем мертвецы дрогнули, ибо Великий Царь заговорил. Выслушав его приказы, генералы вновь поклонились и направились туда, куда приказал их владыка. Когда каждый из них достиг своего места, Менетнашт призвал к дару своего Господина и вновь взглянул на вражескую армию. Издав звук, напоминающий смех, Менетнашт с помощью колдовских чар отдал приказания своим генералам, а те уже отдали распоряжение владыки воинам. спустя пару минут войска стали перестраиваться, формируя шеренги и готовясь встретиться с врагом.

Под бой барабанов, крысолюды в один миг сформировали одну единую массу, которая должна была напоминать правильную шеренгу. Копошась, пища и шипя, крысы из щитов составили нечто вроде стены, из которой теперь выглядывали наконечники клинков и копий. Среди грызунов, небольшими отрядами стояли гоблины, заговаривая наконечники стрел, дабы те били насмерть и живого, и мертвого. Ручные волки и псы окружали зеленых, отпугивая наглых крысюков, а шаманы бубнили что-то под нос, обращаясь к духам. Кроме того, на протяжении всего строя крыс, по одному стояли дракониды. Держа в лапах оружие, ящеры зло рычали и буквально рвались в бой. После ритуала, который провел Фаерх, каждый драк сейчас задыхался от переполняющей его злобы и лишь сила воли ещё держали их на месте.
Сам Фаерх стоял в центре шеренги, за двумя рядами крыс. Возвышаясь над ними, алый держал в лапе копьё, которым собирался разить прямо поверх голов грызунов. Он был облачен в настоящею кольчугу, которую для него специально сделал брат-кузнец, как и шлем, закрывающий почти всю морду ящера. Свои усы Фаерх спрятал как раз под шлем, за благо что брат сделал для них место для закрепления. Рядом же с алым стояла его верный оруженосец, готовая подать дракониду его секиру и щит, если враги смогут избавиться от такой преграды, как куча крысолюдов впереди.
-Почувствуйте свои кости: они сильны.
Почувствуйте свои мышцы: они сильны.
Почувствуйте свою душу: она сильна.
Почувствуйте Ильтара, что милостив он к нам, и волей Его: мы сильны!-

Рычал Фаерх молитвы, перекрывая своим рыком и бой барабанов, и крысиный шум. Когда же очередная молитва кончилась, алый рыкнул на Хвостокость и та быстро подала ему флягу. Сделав из той глоток, Фаерх клацнул когтями и вернул флягу. На какое-то время жажда отпустила его и желание рвануть в бой отступила, но через пару минут помешательство должно было вновь вернуться. Потому алый воспользовался передышкой и обратился к Сэлтару, который удерживал в лапах знамя.
-И не забудь брат - не отпускай знамя ни в коем случае! Держи его всегда поднятым. Не позволь знамени коснуться земли. Стой и держи.- напомнил Фаерх Си его обязанности, после чего выдохнул и повернулся снова в сторону надвигающегося противника.

-Вот разорался.- негромко произнес Эраэль, глядя в сторону, откуда доходил рев алого ящера. После чего покачал головой и в который раз проверил, надежно ли держаться его латы и как хорошо выходит из ножен меч. После чего он взглянул на свою команду и людей, принадлежавших Ингарду Коссу.
-Надеюсь, все помнят план? Никакого геройства. Заходим, рубим то что движется, убиваем "узлы" и быстро выходим из боя. Отстающих не ждем. Атакуем по звуку колокола.- больше для профилактики, чем для дела напомнил василиск, проверяя, готовы ли все.
Он сам был готов и его верный конь лишь ожидал команды тронуться вперед. Рядом с ним находился его брат, который как и Эраэль, был облачен в пластинчатые латы. Двое василисков, вместе с самим Ингардом, должны были составить клин, который должен был очищать дорогу для остальных. В центре должны были находиться маги Ингарда, в чью задачу входила прикрытие от стрел и поддержание сил в бойцах. По краям их защищали уже колдуны василиска. Один из низ был обнаженный по пояс иштэ, чей голый торс был весь покрыт татуировками и многочисленными кольцами, проколотыми через его кожу. Другой маг был эльф, облаченный в легкую кольчугу, которая бы не мешала ему использовать заклинания. В отличии от магов Ингарда, эти двое умели пользоваться лошадьми, потому и взявшие на себя задачу прикрывать фланги. Компанию в центре, вместе с Ки и Гелиосом, должен был делить алхимик человек. Тот выглядел лет за пятьдесят, но был ещё достаточно крепким. Так же облаченный в легкую броню, алхимик держал в руках большую котомку со всякими штучками, которые могли бы понадобиться группе. Замыкал же их процессию единственный не конный воин. Это был ручной драконид Эраэля.  Огромная рептилия, под два метра ростом и огромным размахом плеч, удерживал в руках здоровую дубину и тупо смотрел в песок, что-то тихо рыча себе под нос и то и дело старающийся почесать шею, чему мешал стальной ошейник. Василиск редко одевал его на ящера, но сейчас он не сильно хотел, чтобы его воина, за которого было заплачено не мало, перепутали с одним из этих "диких" драконидов и тот случайно утопал в чужой лагерь. Нет, сейчас он был нужен здесь, чтобы прикрывать спину всей их большой команде.

+2

3

Солнце продолжало свой подъем над горизонтом и его яркие лучи, принялись дальше выжигать и без того гиблую пустыню. Грязно-желтый песок раскалялся словно угли в костре и от его зноя, сухой воздух начинал заметно содрогаться, искажая своей толщей очертания далеких дюн. Доспехи Ингарда, тотчас разбивали этот неистовый свет множеством круглых стальных пластин и отбрасывали в стороны редкие радужные брызги. Начищенная до зеркального блеска броня, куда хуже нагревалась и позволяла более комфортно перенести жару - непривычную, для выходца с северных земель. А черный, подобно углю, варимар, вообще не обращал какое-либо внимание на критичную температуру и спокойно брел себе дальше, лишь изредка сбивая с ног особо нерасторопных крыс или пытаясь кусить кого-нибудь из наемников. К слову, последние уже успели оценить всю тяжесть своей ситуации - Косс и Эраэль быстро доказали свою власть на правах сильнейших и теперь, спокойно отдавали приказы командирам других отрядов. Правда, для пущего повиновения, пришлось убить одного из них... но ничего страшного. Теперь, перед группой прорыва выстраивалось "стадо" всего левого фланга - тупое мясо, трупами которого, беспощадный проклятый собирался вымостить себе дорогу вглубь вражеского стана.
-Чем больше этого мусора сдохнет, тем больше золота нам достанется.
Усмехнувшись, Ин чуть одернул поводья в сторону и заставил тейарова скакуна занять свое место в строю. Перерожденец решил не размениваться на мелочи и занял главенствующее положение, оказываясь на самом острии клина. Спустя минуту, ряды стали плотнее и смешанный отряд полностью был готов к атаке - конница под прикрытием магов и здоровенного ручного драконида, сама по себе могла глубоко пробиться через вражеские ряды. А учитывая еще и массу не осознающих свою участь смертников... Прекрасно. Последний раз осмотревшись и убедившись, что основные формации левого фланга уже развернулись в боевые порядки, голубоглазый жестом подал Гелиосу сигнал к действию. Когда войско двинется вперед, лоддроу должен будет отдать все силы на создание воздушного щита, что способен защитить отряд прорыва от атак спереди - что бы уж точно, сносить всех на своем пути подобно урагану.
-Что ты там ворчишь, Эраэль!? Лучше подтяни штаны, что бы не свалились после ударов в колокол.
Дав василиску понять, что его напоминания и нотации излишни, Ингрард лишь поудобней перехватил замотанное древко своего копья и на секунду изучил взглядом обширные черные метки, тянущиеся через всю правую руку. Кажется, они стали еще более четкими и контрастными... Или показалось!? Неважно. Оторвавшись от лицезрения меток, наемник поднял глаза и уставился на уже заметное скопление вражеских сил вдалеке, лишь слегка прищуриваясь от яркого дневного света.

Отредактировано Ингард (2013-06-30 01:07:18)

0

4

Всюду, куда не посмотри,были нелюди. Маг не до конца был уверен, справиться ли текущая армия с армией противника, а потому малость беспокоился. Он сделает все, что только может, тем более текущая местность идеально подходит под его специальность, но его сил явно не хватит, чтобы переломить ход сражения. Были ли в армии другие маги с упором на массовые заклинания, помимо него, он не знал. Пожалуй еще одна причина выложиться на полную, но прежде...
Защитное заклинание было готово разразиться в любой момент по команде Гелиоса, который в свою очередь уже ждал сигнала от Ингарда. Вражеская армия хоть и не внушала ему страха, но все равно заставляла считаться с собой. Сплетенное им заклинание выдержит и сможет прослужить куда дольше, чем нужно для прорыва, значит надо бы рациональнее использовать лишнюю энергию. Совсем немного времени еще есть для раздумий, хоть лодроу и не любил торопиться, особенно в своих мыслях.
Приблизительный план действий был готов куда быстрее, чем сам ожидал от себя маг. Пожалуй время проведенное им в качестве наемника, было куда полезнее, чем он думал. Все таки когда жизнь порой зависит только от скорости реакции, это учит и развивает, хочешь ты того или нет. Учит быстрее реагировать, думать и размышлять, даже если ты маг, для которого скорость все же далеко не главный атрибут и параметр.
Мельком оглянув сперва Ингадра, а потом и Ки, не мог не отметить, что последняя похоже переживает о чем-то таком, чему ему, Гелиосу, магу воды и воздуха никогда не понять. Правильней, скорей всего, было попытаться хоть как-то ее взбодрить, тем более перед таким сражением, но... Но нет. Это только все испортит. Лодроу не первой год знал наемницу и знал, что его вмешательство в личное лишь еще больше испортит все.
Армии тем временем становились все ближе к друг другу.

Отредактировано Гелиос (2013-07-01 19:27:42)

+1

5

Фырканье скакунов, монотонный цокот подкованных копыт изредка прерывались звучными командами предводителей, одним из которых был никто иной как Косс. Напористые команды тут же дублировались каждым из командиров отрядов. Успев десять раз перегруппироваться, строй двигался по унылой пустыне, которая наверняка пережила ни один такой бой. Места битв занесло песком, хищники поживились разлагающейся плотью погибших воинов, а кости их со временем рассыпались, превращаясь в бесчисленное количество таких же безликих песчинок. И никто больше не вспоминает о тех бессмысленных кровопролитиях, о тех храбрецах что решились отдать жизнь за чьи-то идеалы. Так же не вспомнят и их. Через пару лет не вспомнят и о существовании таверны, чей персонал канул в бессмысленной погоне за золотом.
Бесполезная жизнь,что не наполненная абсолютно ничем ценным, ранее не была столь дорога девушке. Только сейчас, чувствуя как смерть готовит петли своим избранникам, Ки была готова молить всех богов, лишь бы не быть в числе тех кто погибнет. Бесстрашие, безразличие что раньше было свойственно Майло, выработанное за многие годы жизни на судах в качестве оберега, оказалось лишь иллюзорной дымкой. Все былые задания пусть и были опасными, но далеко не смертельны. Подобного никак нельзя сказать о предстоящем бое.
Возможно, былое хладнокровие вновь вернулось к обладательнице, если бы не черное пятно гнетущих воспоминаний, так не вовремя зависших над головой девушки. Голос, что заставлял стыть кровь в жилах даже в следующей жизни, продолжал сладостно шептать угрозы на ухо, что еще больше укрепляло страх мага света. Уверенности в товарищах больше не было, ведь в такой огромной толпе она даже сейчас с трудом могла рассмотреть Ингарда. Что же будет, когда раздаться песня металла, от соприкосновения оружия противников? Страшно было подумать.
Все глубже опускаясь в пучины страха, девушка пропустила вперед несколько наездников, нарушив построение.  Желание что есть сил дернуть стремя, поворачивая лошадь обратно, не давало покоя. Но и подобный поступок был равносилен смерти. Обратно в таверну ей после такого не вернуться, а больше и жить негде. Без каких-либо сбережений, крова над головой, Майло достаточно быстро зачахнет да и пропадет в темных переулках. Руки не решались потянуть поводья, тело не желало двигаться, а мозг - отдавать команды. Стоило вернуться в строй и не позорить товарищей, что чувствовали себя вполне нормально, судя по всему. Но если бы все было так просто..
Задача светлого мага - любыми способами поддерживать главные фигуры на доске. Те, в свою очередь, обязаны обеспечивать сохранность лечащего. Но в состоянии ли сейчас иштэ вспомнить хоть одно формулу для лечения? В состоянии ли она дать выход магической энергии? В состоянии ли заметить, что происходит вокруг? Слишком сложно сосредоточится, будучи зажатой в тисках ледяного ужаса. Определить чем конкретно было вызвано столь паническое состояние даже не приходило в голову - мысли были не об этом. Единственное, что сейчас стояло преградой между испуганным лицом Ки и чужими взорами - костяная маска, плотно прилегающая к коже. Глупо, конечно, одевать столь бесполезный предмет в масштабном бою. Но и делалось все не для этого.. Вряд ли кто мог определить по несвойственному отчаянию в карих глазах плачевное состояние перерожденки. Да и было ли кому дело до этого? Мелькающие мимо наездники были поглощены предстоящей битвой. В них не было ни страха ни сомнений.

Отредактировано Ки (2013-07-01 20:20:21)

0

6

[float=right]http://s4.uploads.ru/C514o.png[/float]
Вой костяных рогов объявил о том, что в битву вступили фиаллэ. Пустынные всадники, подгоняя своих скакунов, рванули вперед по приказу своей вождя-женщины и быстро сократили расстояние. Оказавшись почти в плотную к плотному строю из оживших костей и бронзы, фиаллэ выпустили множество стрел практически в упор. После этого пустынные воины быстро развернули своих скакунов и стали разрывать расстояние между собой и мертвецами, вновь натягивая свои луки и выпуская очередной залп. Возможно могло показаться глупым, что в ожившие костяки выпускают стрелы, однако они имели свой эффект. Стрелы, что достигали своей цели, при должной удачи вонзались в кости или хорошенько по ним ударялись. Старые кости, скрепленные темным колдовством, не выдерживали такие удачные попадания и нет-нет, но один за другим не-мертвые воины падали на землю. Кто-то из них ещё продолжал ползти, но остальные благополучно разваливались.
Фаерх с некой завистью взирал на маневры фиаллэ, скаля клыки и успокаивая себя тем, что он всё равно не получил бы того удовлетворения, что жаждал. Убивать врага на расстоянии - было не интересно. Впрочем и ему оставалось ждать не долго. Уже сейчас на него неслось "небольшая такая толпа" из тварей изнанки и мертвечины, сопровождаемые сонмом призрачных существ. И Фаерх был готов встретить их. Его лапы сильнее сжали копьё и гребень на голове высоко поднялся.
-Подавай сигнал гарпиям.- приказал алый стоящему рядом гоблину и тот кивнув головой, прижал к губам трубу, выдавая один длинный и два коротких гудка. Звук был не очень громкий, но его услышали барабанщики и тут же сменили бой барабанов. Через десять секунд в небе было с пару десятков крылатых женщин. Пронзительно вереща, гарпии рванули вперед, удерживая в своих когтистых лапах гоблинов, каждый из которых удерживал в руках факел и был обременен к тому же несколькими кувшинами. И вот теперь "пташки" тащили этот груз прямо к вражеской стороне. Там их ждали. В воздух тут же были запущенны стрелы и различного рода колдовские снаряды. Но птице-девы были готовы к такому и уворачивались, хотя парочка таки рухнули на песок или потеряли свой "груз". Но всё же большая часть успела взмыть выше в небо и теперь находились над передовыми отрядами тварей тьмы. Удерживаемые гоблины крича ругательства и насмешки, тут же взялись поджигать жгуты, один из концов которого скрывался в кувшине, после чего тут же начали скидывать их на головы врагу. Фаерх усмехнулся, наблюдая как со стороны вражеских шеренг потянулись столбы черного дыма. Огнесмесь, залитая в кувшины, горела весьма не дурно. Правда враг не преминул ответить, от чего ещё несколько гарпий рухнули вниз, издавая предсмертные вопли.
-Отец-Солнце да защитит ваши души.- произнес Фаерх, после чего рыкнул и вновь взглянул на гоблина -Сигналь лучникам.- скомандовал алый и вновь обратил взор вперед. Выжившие гарпии уже убирались обратно, стараясь взлететь повыше и как раз вовремя. По сигналу трубы, барабанщики вновь передавали приказ драконида. Группы гоблинов-лучников выдвинулись вперед, заставляя крысолюдов разойтись и пропустить их. Выйдя из толпы крыс, зеленокожие тут же натянули луки и подняли их вверх, целясь и ожидая следующего приказа.[float=left]http://s5.uploads.ru/PQOfa.png
[/float] Ждать пришлось не долго, Исчадия, такие как изверги, двигались очень быстро, потому уже через полминуты гоблины стали выпускать стрелы в ответ. Зачарованный и заговоренные, короткие гоблинские стрелы взлетели по параболе и разъяренными осами устремились вниз. Незащищенные изверги и другие чудовища стали падать в песок, когда пара стрел впивались в их шкуры и особые заговоры шаманов стали работать, заставляя кожу тварей скукожиться и отмирать.
Сделав ещё пару таких залпов, гоблины быстро рванули обратно под защиту крысиных щитов. Как раз вовремя, чтобы укрыться от ответного залпа.
-Щиты!- рявкнул Фаерх, выхватывая из рук крысолюдки свой щит и поднимая его над головой. Хвостом же он уже обмотал крысу и спрятал себе за спину. Остальные грызуны, у кого не было такого покровителя, подняли собственные щиты и взялись молиться Матери-Крысе, дабы всё обошлось. Спустя пару секунд стрелы тут же забарабанили по щиту рептилии, словно старались специально добраться до его крови. Но всё обошлось. Противник видать не обладал достаточным количеством стрелков, чтобы стрелы летели тучами, закрывающими небо. Впрочем, они это компенсировали частотой стрельбы, так что дракониду вновь пришлось прятаться за щитом и укрывать спиной крысолюдку. Гоблины в этот момент не теряли время и старались отвечать, скрываясь за щитами крыс, но это было несколько вяло, чтобы повторить первый успех. Теперь мертвых и исчадий падало намного меньше. И были они буквально в двадцати метрах от первых рядов крысолюдов.
-Приготовиться!- взревел алый, роняя на землю щит и вытаскивая из песка небольшой метательный дротик -Во имя Бога-Солнца!- продолжил рычать драконид, напрягая лапы и затем отправляя дротик в воздух -Разить насмерть!- не успокаивался алый, когда как посланный им дротик вонзился в стальную грудь изверга, пробивая её насквозь и заставляя рухнуть на песок -Ашханес рам Шадар де Шадар!- проревел Фаерх и гоблины подхватили его клич, все как один завыв по-волчьи. После этого первые из извергов врезались в щиты крысолюдов, проламывая их своими ужасными клинками. Алый перед этим успел метнуть ещё один дротик, после чего схватился за копьё.
-Слава Солнцу!- прошептал драконид с безумным оскалом, загоняя длинный стальной наконечник копья прямо в глотку оказавшегося перед ним извергу.
[float=right] http://s4.uploads.ru/xiufM.png[/float]
На фланге, где располагались наёмники, всё происходило почти так же. Наёмники выпускали волну за волной стрел, при этом получая всего ничего в ответ. Где-то пролетали огнешары и молнии, которые испепеляли сразу по несколько врагов за раз. Но те продолжали упрямо бежать вперед. Толпы существ, в которых можно было угадать виварианцев и фиаллэ, рвались к наёмникам без всякого страха смерти, размахивая костяными копьями, каменными топорами и дубинами. Эти дикари из джунглей не были ничем не защищены, но безумие, неестественно толстые шкуры и определенная магия магов джунглей позволяли им бежать, даже когда в них впивалось по пять-шесть стрел или их конечности отрывало огнешаром. Потому для наёмников предстоял весьма жаркий бой.
-Держитесь, парни!- крикнул бородатый детина, закованный в панцирь, направляя пику на грудь бегущему прямо на него виву, обряженному в кости, перья и языческие талисманы. Вслед за ним так поступили и остальные воины, стоящие перед отрядом Ингарда. И дикари с яростью бешеных собак бросились прямо на них. Рев людских глоток и вой безумцев слились в единую какофонию, после чего кровь окропила песок. Ингард мог видеть, как всё тот же бородатый наёмник, насадил очередного дикаря-человека на пику, словно свинью на вертел. Но не успел он порадоваться этому, как возле него появился огромного роста вив-гиена. Одним взмахом своей дубины из дерева и кости, это лохматое чудовище сломало пару направленных на него наконечников, после чего ещё одним взмахом снес бородатому воину голову. Кровь, мозги и кость разлетелись во все стороны. Издавая нечто вроде смеха, которым мог смеяться бы сам Тейар, огромный вив устремился вперед, стараясь создать брешь для других своих собратьев.

0

7

Шаг за шагом, оставляя следы на раскаленном песке. Шаг за шагом, сокращая дистанцию до вражеского войска. Шаг за шагом - навстречу победе или смерти. И без того плотный ритм барабанов, ускорялся с каждой минутой, так же заставляя быстрее биться сотни и сотни сердец. Громко взвыли горны и им вторили яростные крики наемников. Размеренный и немного угрожающий марш, сопровождавшийся ритмичными ударами мечей об щиты, перешел в быстрый шаг, а еще мгновения спустя - огромная людская масса, разбитая на аккуратные порядки отдельных отрядов, сорвалась в стремительный бег. В воздух, тотчас взвились клубы грязно-желтой пыли, которые шлейфом потянулись за всем левым флангом, что уже начал описывать неширокую дугу, рассчитывая врезаться во вражеский стан под хорошим углом. С отчетливым свистом, на головы дикарей посыпался град стрел, а пыльную пелену, стали разрывать вспышки боевых заклинаний. Но виварианцы и фиаллэ, демонстрировали невиданное остервенение и пренебрежение к своим жизням - обожженные или замороженные магией, с впившимися в плоть стрелами, они продолжали мчаться вперед с кровавым туманом в глазах. Уже через минуту, первые ряды столкнулись и началась величайшая по своей беспощадности бойня.
-Щиты!
Привстав на стременах, Косс осмотрел округу и отметил для себя успехи остальных частей небольшой армии. После чего, поднял свой круглый щит и хорошенько пришпорив озлобленного варимара, рванул вперед, ведя за собой отряд прорыва. Небольшой, но от этого не менее опасный клин конницы, фронт которого оказался прикрыт мощным воздушным барьером, обогнал основную массу пеших воинов и прямо на ходу вступил в бой, вгрызаясь в неразборчивое месиво из своих и чужих. Метательные копья, камни, дротики и стрелы - не заставили себя долго ждать, сплошной волной ударившись об магический щит. Но Ингард не придавал этому значения, придерживаясь только своей, четко определенной роли - об остальном, пусть заботятся другие. Сильный рывок ознаменовал, что кто-то неудачливый оказался нанизан на острие копья. Но крепкое древко не сломалось, а усиление удара магией воздуха, не позволило иштэ вылететь из седла. В стороны брызнула кровь и распоротое наискосок тело, упало прямо под копыта лошадей. Находили своих жертв и удары мечей. Где-то впереди, маячил гиеноподобный вив, что явно выделялся размерами из толпы своих диких собратьев. И учитывая степень угрозы, эту тварь стоило снести первой.
-Правый ряд, разомкнуться!
Усиленный воздушной магией крик, легко прорывался через шум битвы и из-за бушующего подсознания воина, искажался до пугающе низких частот. Три бойца Эраэля по правую сторону, сразу же отделились от общего клина, усложняя задачу лоддроу по их защите. Но ненадолго - за считанные секунды, "лучшие мясники" проскакали мимо этого циклопического урода, минуя его с обеих сторон. Издав подобие рыка, перерожденец на полной скорости вонзил в шею виву свое превосходнейшее по качеству копье, одновременно с этим пропуская через него мощный магический поток. Который, сойдясь на острии в "лезвии ветра", должен был как минимум снести здоровяку голову. Не растерялся и другой всадник, так же рубанув мечом чудовище по той же шее. Что бы затем, отряд собрался обратно, возвращаясь к исходному построению и продолжая пробивать собой скопление дикарей, скованных боем с другим наемничьим мясом. Жизни последних, по мнению проклятого не стоили вообще ничего и малейший намек на отступление, мог спровоцировать массовый удар по всем своим, кто еще находился впереди. Использовав пехоту для прорубание себе дороги, Ин постепенно терял в ней необходимость...

0

8

Первые капли крови окропили сухой песок. Первые бездыханные тела безвольно рухнули на землю, выпуская оружие из бессильных рук. Битва началась.
Противники, не знавшие ни страха ни боли, словно одержимые рвались в бой. Тела их кровоточили, раны были смертельны, однако они делали шаг за шагом лишь для того, что бы в последние мгновения своих жизней забрать с собой врага. Предсмертные крики смешивались с победоносными, внушающими страх, заставляя сердце девушки сжаться в комок. Бездействуя, Ки наблюдала как ряды наемников становились все тоньше, как обезображенные морды на мгновение позволяли себе чудовищную ухмылку после очередного убийства.
Бездействие мага света определенно затянулось и даже когда Ингард подал команду разомкнуться первому ряду, Майло так и осталась что есть сил сжимать поводья, не в состоянии отвести взгляда от леденящего кровь зрелища. Вряд ли иштэ задумывалась над тем, нормальная ли это реакция во время первого столь масштабного сражения. Голос утих, но что бы вырваться из тисков страха этого оказалось слишком мало. Ощущение, что смерть слишком близко оказалось куда сильнее, нежели голоса из прошлой жизни. Чувство, будто доживаешь последние минуты вогнало в ступор, не позволяя шелохнуться. И хотелось бы позвать кого-то, что бы потянули за собой, растормошили, привели в чувство. Но голоса не было. Весь мир сузился до полосы, что стремительно сокращала расстояние до мага света с намерениями оборвать жизнь, но не даровать успокоение.
Все бы так и закончилось.
Внезапный рывок за поводья заставил наконец-то выйти из затяжного транса и перевести взгляд на своеобразного спасителя. Гелиос, чье лицо сейчас не излучало то обыденное спокойствие и безразличие, не позволил напарнику вот так просто кануть в песках. Скакун дернулся в ведомую сторону, девушка тут же дернула стремя, уходя в сторону. Вновь оказавшись под прикрытием пушечного мяса, Ки все таки смогла разжать руки, костяшки которых уже успели побелеть от напряжения. Напряжение спадало, пусть не так стремительно как хотелось бы. И не стоило рассчитывать, что покинет полностью. Уловив угрюмый взгляд напарника, Майло сделала пару глубоких вдохов. Бешеное сердцебиение не желало утихать, а дальше бездействовать явно не было возможности. Прохудись еще где строй и противник без труда мог добраться до мага света.
Пусть в данном случаи стоило спасать сугубо свою пятую точку, но без поддержки других подобное становилось невозможным. Помедлив еще пару минут, позволив хоть немного прийти в себя, Ки собрала в голове требуемую цепочку. Из-за хаоса, что никак не хотел униматься, вспомнить нужное заклинание оказалось не простым делом, но выполнимым. Правая рука была возведена к небесам, пока маг света концентрировала требуемое количество энергии. Резко прочертив линию перед собой, дала выход магии.
Благословение безмятежности - заклинание, что рассчитано на успокоение противника, сейчас было весьма кстати. Ведь оно было вполне в состоянии подавить то, что выбило Ки из колеи - безумие, маниакальность с которой враг кидался на наемников. Свет, что еле был заметен в безоблачную погоду был направлен на несколько рядов вивов и фиаллэ. Время суток располагало к массовому колдунству, при этом особо не растрачивая внутренний запас энергии.

0

9

Широкие ноздри глубоко вдыхают запах, приятный запах. Запах хорошей битвы, крови и смерти. Никогда бы раньше Си так не радовался этому запаху как теперь. Его разум затуманен. Впрочем, как и каждого иного драконида на этом огромном поле битвы. Его взгляд потерял свою глубину, в нём горит огонь. Огонь страсти, безумия и жестокости. Жажда пролить кровь каждого, кто только попробует сделать ещё один шаг в его сторону. От нетерпения он уже давно прокусил себе язык и сплёвывал кровь. Битва уже была в самом разгаре, более ждать не было смысла. Время убивать настало. Вставив знамя в крепление на спине, драконид держал в руках арбалет и доставал с боковой сумки болты для того, чтобы перезарядиться. Каждый патрон находил своего «героя», Си бил без промаха. Хладнокровно и не жалея болтов.
-На, получи, сука! Говорил он в очередной раз выпуская болт в жбан немёртвого. Хочешь добавки, урод? В спешке натягивает тетиву, роняя пару болтов из сумки на землю. Заметив, не поднимает, а быстро отпинывает их в сторону, чтобы не мозолили глаза. Плевок кровью в сторону и вновь выстрел. Молчи, если поймал, ублюдок.   
Иногда Сэлтар поглядывает на своего алого брата. В личине командира тот выглядит безупречно, его речи, жесты, показательные убийства – всё на высоте. Есть чему завидовать. Но нет времени для зависти, есть время только убивать и орать от собственной шикарности в боевом деле.
Нечто отвлекло на некоторое время золотистого от раздачи «пряников». Этим нечто были гарпии пронесшиеся прямо над головой и по приказу Фаерха сбросившие на голову нежити что-то. Это что-то горит, взрывается. Огнесмесь! Видать, эта будет быстрая битва. Проносится в голове драка. На минуту ряды редеют, все счастливы, но через некоторое время всё как прежде. Слишком много мертвецов. Ничего. Зато я смогу положить больше этих юродивых самостоятельно, отправив их обратно в Изнанку, откуда они и прикатились. Ещё раз харкнув кровью, драк вдавливает череп своего неприятеля в песок с крайней жестокостью, налегая всем телом.
Стоять на одном месте нет смысла. Сэлтар знает это, потому уже прошёл пару шагов, собирая болты с трупов мёртвых гоблинов, изредка останавливаясь, чтобы лишний раз пнуть скончавшегося недруга и выругаться. Как тебе такой поворот, Тейаров сын? Вылез из-под земли в надежде, что сможешь начать жизнь заново? А вот кукиш. Много дерьма успело накопиться в золотистом за то время, что он сидит в коммуне. Сейчас после «вдохновения» его поток было просто не остановить. Когда драк находил полуживого врага, который пытался ползти на звуки битвы, чтобы продолжить свой нелепый бой, рука не дрогла. Заряжать арбалет ради такой мелочи не было смысла, знамя уже успело появиться в руках драконида. Крик полный ненависти и ярости, знамя поднимается ввысь и вонзается острым концом во врага. На лице драка ухмылка. Он быстро высвобождает знамя из трупа и двигается дальше за строем.

Отредактировано Си (2013-07-07 21:44:34)

0

10

Крысиные щиты разошлись в стороны и сразу несколько наконечников копий грызунов вонзились извергу в сочленения доспехов. Ещё один грызун со всего маху рубанул своим тесаком по ноге исчадия. Проклятый грохнулся на песок, издавая из глотки нечто вроде скрежета, после чего крысолюды навалились на него, нанося ещё удары, пока исчадие Богини Войны не затихло. Когда крысы же вновь построились, поднимая щиты, на изверге не было ни одного живого места. Глядя на это, Фаерх довольно рыкнул, хотя внутри и было недовольство от того, что он сам не смог разобраться с этой тварью. Но рядом уже было другое. Скаля клыки, алый наставил копьё на бегущею тварь, собираясь заколоть ублюдка резким рывком прежде чем крысы рискнут выглянуть из-под защиты и снова украсть его убийство. И ведь почти получилось. Встав поближе к грызунам, дабы бить через них в морду нечестивого создания, как рядом пролетел арбалетный болт, что с легкостью пробил грудь изверга, заставив того зашататься. И тут же двое крыс из первого ряда разорвали строй и пустили в ход клинки. Исчадие рухнуло на песок с выпущенными кишками, хотя перед смертью и успела забрать с собой одного из грызунов. Фаерх же вновь остался без возможности пустить кровь, от чего был весьма зол.
-Си, мать твою, найди себе в следующий раз другую мишень!- недовольно рявкнул алый, шипя сквозь клыки ругательства и выжидая следующею цель. Ждать пришлось совсем немного. Исчадия Богини Войны в основном бежали, где находились дракониды или более крупные крысолюды, видать видя в них более достойных соперников. И вот сейчас ещё один рвался прямо к Фаерху и ящер был этому крайне рад. Глянув через плечо и заметив, что золотой брат ещё только перезаряжает свой арбалет, алый клацнул довольно клыками и вернул внимание к бегущему чудовищу. Изверг же, бренча сотней металлических колец, что вместо волос свисали с его черепушки, кажется прибавил в скорости. И вот он уже возле крыс, где не теряя на них время, в наглую прыгнул прямо на их выставленные щиты и с учетом того, что крысолюды построили из щитов почти самую настоящею "черепаху", у исчадия получилось оттолкнуться от них и прыгнуть прямо на драка, намереваясь пустить в ход свои руки-клинки. Но ящер не шугнулся и встретил ублюдка копьём в грудь. Копьё прошло насквозь тело исчадия, но тот остался живым и алому пришлось резко мотнуть копьём в бок, дабы тварь не врезалась в него и не нашинковала на ломтики. От такого поворота копьё не выдержало и сломалось, но зато прыгучий изверг упал на стоящих рядом грызунов, которые приняли такой "подарок" с шипением, после чего взялись рвать его на кусочки.
-Ублюдок!- выругался снова алый, осознавая что его счет так и не обновился и наблюдая за тем, как грызуны буквально едят неудачливого изверга. Фыркнув, алый огляделся. Вокруг битва утихала, крысолюды и собратья уже добивали последних извергов и скелетов-воителей. Но вот дальше было видно хренова, ибо дым и поднятый песок от магии и бомб скрывал вид впереди. Снова фыркнув, драконид перевел взгляд в сторону сошедшихся наёмников и дикарей. Видно было правда так же хреново, но к счастью рядом были гоблины.
-Что там с наёмниками?- спросил Фаерх у вестового. Зеленый, всё это время стоящий за спиной драконида и его оруженосца-крысы, выглянул из-за щита, за которым укрывался и взглянул на ящера.
-Только встретились. Счас держат удар. Уже минут пять как.- ответил он, поглаживая ворона, находящегося на его плече.
-Хорошо. Шли весть колдунам. Их время ударить.- передал приказ алый, после чего обратился к другому гоблину с горном -Сигнал для колоколов...- произнес Фаерх, но тут его прервали.
-Фаерх!Хвостокость-кость видит проблему!- резко пропищала крыса-оруженосец, пользуясь своим положением и в наглую сидя на одном из крысолюдов, дабы видеть поверх их голов.
-Да что ещё?- зло рыкнул алый, обращая внимание сначала на крысу, потом в сторону, куда она указывала. Как оказалось, дым пропал и песок улегся обратно. И теперь было видно, что впереди единым маршем шагают отряды нежити. Как один, выбеленные временем скелеты, облаченные в кожаные юбки и бронзовые браслеты с ошейниками, шли вперед, удерживая в руках копья, готовые судя по всему просто втоптать крысиные ряды. Но что было ещё хуже, куча призрачных фигур парили над ними, заставляя даже ярость рептилии ослабеть.
-К бою! Плотнее строй!- заревел ящер, заставляя ближайших крыс вздрогнуть и зашевелиться ещё быстрее, чем они могли бы -Давай труби в рог! Сигнал для гоблинов! Пусть избавят нас от призраков!- отдал ещё один приказ драконид, одновременно забирая у крысолюдки свой щит и топор. Сейчас должно было начаться настоящая рубка.

-Навалии-и-и-и-ись!- орал какой-то сотник, заставляя толпу пикинеров и алебардистов, издавая единый вопль, навалиться всей массой вперед, давя дикарей как тараканов. Сотни копий пронзали беззащитные тела вивов и людей, а те кто всё же ухитрялись подойти ближе, встречали тяжелые алебарды. Дикари не оставались в долгу и засыпали наёмников короткими дротиками или проламывая их стальные панцири каменными булавами. Кровь лилась, словно здесь была битва их древних времен, когда ещё короли древности вели перекраивали этот мир по своему желанию.
Правда из-за этой толкотни, Ингард и другие оставались всё ещё на месте, ибо они буквально не смогли бы пробиться сквозь такую плотную толпу. Приходилось ждать, когда же будет подан сигнал, что пришло их время. Напряжение было таково, что маг-иштэ, служащий василиску, не удержался и выпустил из рук пару огненных шаров, которые пролетев по параболе, упали в ряды дикарей, разрывая тех на куски. Но это ни как не порадовало Эраэля, так что тот даже сделал выговор своему колдуну, хотя было заметно, как василиск тоже испытывает нетерпение, сжимая и разжимая поводья.

-Ш-ш-шада-а-а-а-ар!- заревел Фаерх, взмахивая топором и под бой барабанов медленно двигающийся строй крыс резко сорвался с места, чтобы морской волной удариться в строй подошедших близко рядов мертвых копьеносцев. Древняя бронза мертвых встретилась с железом крыс, воздух вокруг стал ещё горячее от встретившегося колдовства гоблинов и призрачных тварей. И словно горы, здесь возвышались дракониды, без устали махая своим оружием, сокрушая сразу по несколько врагов за раз.
Фаерх отвел щитом копьё мертвеца в сторону и потянувшись, разбил его пустую черепушку ударом топора. Затем снова укрылся за щитом, ломая топором нацеленные на него копья. Крысолюды под ногами изрядно мешали, но они принимали изрядное количество ударов на себя, отчего ящер был сейчас покрыт лишь десятком царапин. Он с яростью рвался вперед, ожидая момента, когда ряды крыс перед ним истончаться и он сможет подойти к врагу в плотную. Но те не спешили вперед и прятались за стенами из щитов, нанося удары в своей подлой манере. Одного рыка уже не хватало, чтобы заставить грызунов сражаться сильнее. И тут к счастью, наконец зазвонил колокол.
-Ильтар с нами! Отец-Солнце поёт для нас! Бей! Руби! Дави их! Дави-и-и!- заорал что было мочи алый, получая в грудь наконечник копья. Не замечая заструившейся по древку крови, драконид сломал копьё щитом и топором смахнул пустую голову скелета, издавая ещё один мощный рев, в унисон с бьющими колоколами. И этого хватило, чтобы крысы ответили ему своим шипением и наконец взялись рубить врага, не заботясь о своих шкурах.

-Наконец-то...- выдохнул свободно василиск, когда послышался наконец-то звон колоколов, после чего тут же опустил забрало. И весьма вовремя ибо тут перед людьми проявилось то, что драконид на совете обозначил как "время для прорыва". Сначала дрогнула земля. Затем стало прохладно, хотя солнце пекло ещё несколько секунд назад. А потом из рядов дикарей раздался испуганный вой. Даже конному Ингарду было плохо видно, что там твориться, но он должен был почувствовать, что там явно твориться что-то очень хреновое. Лишь спустя секунд пятнадцать, Ингард мог увидеть, что в рядах дикарей появилась очень крупная проплешина. И спустя ещё пару секунд, всё прекратилось, хотя среди дикарей продолжалась паника. И этим воспользовались наёмники, которые хоть и не горели особым желанием лезть туда, где произошло нечто ужасное, но всё же взялись исполнять задуманное. Пара сотен мужских глоток заорали нечто неясное и люди пошли вперед, втаптывая в песок остатки испуганных вивов, что безголовыми курицами носились туда-сюда, завывая от страха. 
Избавившись от недобитков, пикинеры разошлись в стороны, пропуская вперед отряд воинов, вооруженных двуручниками. Размахивая такими оглоблями, мечники с легкостью прорубили себе путь вперед, ножом углубляясь в образовавшеюся рану в рядах дикарей. И очень скоро путь был свободен и для отряда Ингарда. Эраэль кивнул Коссу и пришпорил своего скакуна, направляя его в образовавшийся коридор. Вслед за ним потянулись и остальные.
Сначала всё было хорошо и отряда набрал скорость. Затем они слегка сбавили её, дабы рассмотреть то, что осталось от дикарей после магии колдунов ящеров. А от них остались лишь камни и плохо обработанный метал. Больше ничего не осталось, а ведь погибнуть должно было около сотни или даже пары сотен дикарей. И единственное, что могло намекнуть на их исчезновение, это выглядывающие из песка кусочки панциря какого-то насекомого. Но это было уже не важно. Сейчас было главное то, что группа снова набрала скорости, чтобы врубиться вновь появившихся дикарей.

+2

11

Косс непроизвольно стиснул зубы, когда положение конного отряда стало ухудшаться. Фрилансеры - наемники, из которых не составляли основные подразделения и которых не ограничивали четким строем, почти полностью перевелись на всем фланге. Двигаясь перед Ингардом и его людьми, они успели вгрызться в стан противника и расчистить дорогу, но сами оказались перебиты дикарями. И теперь, группа прорыва основательно застряла среди кровожадных аборигенов. С первого же выкрика иштэ, отряд перешел в круговую оборону, укрепляя себя немногочисленными остатками пехоты. Стремительная атака, перетекла в утомительную защиту - обещанные колдуны, начали запаздывать со своим появлением. Дернув поводья в сторону, голубоглазый точным выпадом копья свалил еще одного берсерка. Но это капля в море и из пыльной завесы, с завидной частотой выбегали все новые и новые противники. Фрилансеры, первыми принимали на себя удары и даже давали достойный отпор некоторое время - но очень скоро, сидевшим верхом бойцам Эраэля, пришлось пускать в ход мечи. Дело дошло даже до того, что очередной вив оказался сбит с ног крепким ударом варимарского копыта, после чего, его мучения оборвало все то же копье.
-Да где же остальные, что б их всех Тейар сношал после смерти!
На секунду обернувшись, проклятый увидел приближающиеся ряды других наемников и на этот раз, это был широкий строй пикинеров, уверенно теснивший пустынных мразей обратно в ту тучу пыли, из которой они продолжают вылезать. Но за такую задержку, Падший чуть не расплатился - едва не прошляпив очередного дикаря и уже с запозданием обрушив на него мощь своего оружия. Тщетно. Длинный листовидный наконечник, угодил аккурат в небольшой баклер и пронзив его, застрял в толстой древесине. Последовавшая контратака пусть тупым, но мечом, попросту перерубила древко и заметно ущемила достоинство Ина. Этого хватило, что бы темная ипостась характера, окончательно вскипела и утопила разум в холодной, немой ярости. Смертельно опасной и столь же прекрасной.
Ненавижу...
Отбросив сломанное древко, иштэ сделал резкий рывок правой рукой. Продолжая движение кисти, с нее сорвался узкий воздушный поток и ударил противника с такой силой, что тот отлетел назад и перекувырнувшись, оказался буквально вбит в песок. Игры закончились и не на шутку озлобленный Падший, теперь был готов выкладываться на максимум. Выжимать из себя все, до последней капли. С тихим шелестом, словно падающие по осени листья, ножны покинул массивный клинок цвета обсидиана. И как показало первое касание руки с его рукоятью, злость перерожденца действительно не имеет пределов.
В одно мгновение, яркий солнечный свет превратился в блеклый и серебристый отблеск полной луны. Однообразные пустынные пейзажи, уступили место небольшой долине у самого подножья могучих гор. С непроглядно-темных небес, пошел холодный дождь. Великая армия из тысяч и тысяч человек, неудержимо движется вперед, уничтожая все на своем пути. Горели города, деревни и даже леса. Реки, полные крови. Бойцы в черных одеяниях, не обремененные доспехами, но прикрытые круглыми бронзовыми щитами и с длинными копьями наперевес, безразлично убивающие как защитников поселений, так и беззащитное население. Сам проклятый, безэмоционально отдающий команды этой орде и одними только словами, обрекающий других на смерть. Один за другим, в голове Косса появлялись образы из древнейших времен прошлой жизни, до того тысячелетия дремавшие в его душе.
И это придавало силы. Мышцы напряглись до человеческого предела и стали подобно камню, в котором все сильнее выделялся каждый изгиб, каждая линия, каждая вена. С небывалой легкостью, он держал двуручный меч одной рукой и с такой же легкой грациозностью, наносил им мощные удары. Взмах сверху-вниз и кому-то распарывает всю грудь, от плеча и до живота, обнажая переломанные ребра. Разворот на месте и горизонтальный удар разбивает легкий щит, начисто снося варвару голову. Убийства, будто детская шалость - трупы за трупами. Словно, кто-то призвал новую смертоносную тварь из глубин Изнанки.
-Ррраааах...
Когда Ингард пришел в себя, картина сражения полностью изменилась - левый фланг подтянулся к группе прорыва, а колдуны по приказу Фаерха, пробили своей магией путь во вражеских рядах. Наступление ускорилось и пора было двигаться дальше... Но обилие изувеченных и перемешанных с песком тел под копытами Тейарова скакуна, поразило даже того, кто данное месиво устроил. Воздух был насыщен остаточной магической энергией от боевых заклятий, а с клинка обильно стекала алая кровь. Всего пара минут потери контроля и теперь - даже самому перерожденцу стало страшно. И боялся он не врагов или смерти. Он боялся в первую очередь себя - клеймо "лучшего мясника", оказалось отработано по полной. Лишь через несколько секунд отойдя от ступора, иштэ последовал вслед за василиском и уже на ходу возвращая отряд к исходному построению клином, а затем и обыденно его возглавляя. Еще немного и фланги сомкнуться, соединяясь с крысолюдами и драконидами. А значит, настает решающая часть битвы.

Отредактировано Ингард (2013-07-09 01:11:16)

0

12

Ранение за ранением появлялись на телах воинов, что  весьма стойко держались, не смотря на боль и потерянную кровь. Помощь в качестве светлой, исцеляющей магии слишком часто поспевала не вовремя. В какие-то моменты растерянная Ки просто не замечала нуждающихся в помощи, а иногда смерть настигала их слишком быстро. Гелиос, что все время держался рядом, сейчас был потерян  среди бесчисленных рядов незнакомых лиц, облаченных в шлемы, маски, капюшоны. Обезображенные оскалом, все незнакомцы были повернуты в одну сторону - к узкой линии, где проходило противостояние.
Потеряв из виду последнего товарища, Майло и вовсе пала в пучины отчаяния. Лишь где-то поблизости порой вспыхивала магия воды холодным свечением, говоря о том, что за высокими вивами и всадниками все-таки где-то находится тот, на чье плечо можно опереться.
Вот уж кто мог подумать что в столь знаменательный, для некоторых, час маг света подожмет хвост, еле справляясь с желанием повернуть скакуна обратно, прочь от сражений. Покинуть землю, что окропили кровью и никогда более не ступать на нее. Деньги, слава, товарищи? Нет. Сейчас у каждого была лишь своя шкура и каждый распоряжался лишь своей жизнью. Инард, потерявший голову, рвался в бой не помня себя из-за запаха крови. Гелиос, что гнался за эфимерной силой и могуществом сколько себя помнил, был захвачен красотой собственного волшебства и изяществом создаваемых заклинаний. Каждый что-то находил в этом месте, каждому была по душе эта атмосфера. Всем, кроме самой Ки. Будто загнанная в угол, она была готова в любую секунду на отчаянные поступки, на опрометчивые шаги.
Наконец-то поддавшись сковывающему страху, иштэ развернула скакуна и, слишком неуверенно, дернула за стремя. Не смея что есть силы гнать лошадь, она медленно продвигалась меж рядов наемников, отдаляясь от товарищей и чьих-то врагов. В голове не было мыслей по поводу каких-либо объяснений своего поступка, извинений. Нет, обычно дезертировавшего не спрашивают о причинах. Поэтому и думать о них нет смысла.

0

13

-Сражайтесь! Сражайтесь без страха! Каждый погибший встанет у подножия Его трона!- рычал Фаерх, размахивая булавой из бронзы, которую он вырвал вместе с рукой у какого-то мертвеца, когда его собственный топор был потерян в гуще схватки. Оружие мертвеца тоже должно было уже вскоре потерять свою годность, но пока ещё оно отлично крушила очередные кости. А костей было много. Драконид краем сознания осознавал то, что у противника оказалось намного больше сил, чем они ожидали.
-Смерть! Смерть! На смерть! Услышьте вой Кровавого Волка! Ни шагу назад!- прокричал алый, взмахивая тяжелой булавой и разбивая очередную неприкрытую ничем черепушку. Оттолкнув зашатавшийся костяк щитом, драконид шагнул вперед и отдернул морду назад, когда вблизи промелькнул длинный хопеш. Им орудовал достаточно крупного роста мертвец, облаченный в более богатые украшения и доспехи из бронзовых пластин, что свисали с его костлявой груди и были покрыты древними письменами. Не иначе, как это был древний герой или офицер, который решил лично почтить ящера встречей.
-Ильтар защищает!- произнес драконид и сразу же ринулся на врага. Мертвец встретил Фаерха ещё одним ударом своего изогнутого клинка, под который ящер подставил и так уже изрубленный щит. Во все стороны полетели щепки, но щит сохранил жизнь драконида и тот уже ударил сам, целясь в голову сопернику. Теперь умертвие прикрылось щитом, на редкость более резво, чем это делали остальные скелеты, что кое-как орудовали своим оружием. Щит скелета тоже выдержал удар разъярённой рептилии, что сделало Фаерха ещё свирепее. Приняв ещё один удар на щит, алый сделал шаг вперед и с остервенением принялся молотить булавой по противнику, заставляя древнего воина уйти в оборону. Длилось это не долго, ибо через пару ударов щит мертвеца не выдержал и полностью сломался, но вместе с ним в негодность пришла и булава рептилии, чем и воспользовался мертвый. Пока алый был открыт после последнего удара, он одним ловким движением ударил рептилию по груди по диагонали, сверху вниз. Древний клинок успешно ударился в грудь ящера, прорубая кожаный доспех, но дальше со скрежетом заскользил по стальной кольчуге, не в силах порвать её. И если такой удар мог заставить человека отступить, то драконида он только разозлил. Не чувствуя боли, ящер накинулся на своего незащищенного врага, роняя его на песок и прижимая к нему всем своим не малым весом. Не размышляя и дико рыча, ящер принялся бить мертвеца по черепушке щитом, вколачивая её ещё глубже в песок. И пока он этим занимался, от нападок ещё прущих мертвых его прикрывала верная крыса. Крысолюдка, выхватив два своих клинка и удерживая ещё один хвостом, запрыгнула на спину драка и с неё уже прыгнула на мертвые кости. Стальные клинки грызуна засверкали под лучами солнца, с легкостью шинкуя старые костяки. Нерасторопным воинам прошлых веков было почти невозможно защищаться от столь быстрого противника, заполучившего слишком много свободного пространства для маневра, которое было ранее освобождено для драконида и мертвого офицера.
-Слава Ильтару! Слава Богу-Солнцу!- зарычал вновь своим громогласным голосом алый, поднимаясь с песка и поднимая вверх трофейный клинок. Крысолюдка тут же скрылась за его спиной и рядом крысолюдов, надвигающихся за своим алым вожаком -Владыка Небесный, Родитель Искры, приди и очисти нас от всякой скверны, и спаси, Блаже, души наши! Благослови, Бог-Солнце, и помоги мне, грешному, совершить начинаемое мною дело, во славу Твою! В бой! Без страха! Без сомнений! Без жалости!- проревел ящер, взмахивая клинком и вновь ведя крыс и гоблинов в бой.

-Ингард! Не спи!- крикнул василиск и пришпорил свою лошадь, дабы та набирала скорость перед решительным ударом. На пути уже появлялись новые дикари, которые под кнутами своего хозяина вновь рвались вперед, вереща каждый на свой лад. Но могучие скакуны отряда уже имели небольшой разгон и грудью пробивали себе дорогу. Два брата василиска уже давно сменили копья на секиру и кривой клинок и рубили любого урода из джунглей, что смел подобраться к ним слишком близко. Маги же, едущие вслед за ними, взялись за колдовство. Иштэ из команды Эраэля с безумным видом, схожим с тем, что недавно был у Ингарда, испускал из руки волны огня, заставляющие виварианцев гореть веселее, чем костры инквизиторов. Эльф же был более сосредоточен и избирательно посылал в противников молнии, что стремительно прыгали с одного дикаря на другого.
Что же касается девушки иштэ, что решила покинуть незаметно бой, у неё возникла небольшая проблема в виде двухметрового ящера. Лошадь девушки натолкнулась прямо на него и отшатнулась на пару шагов. Драконид взглянул на Ки пустым взором и дернул крылом.
-Самка идет не туда. Идем туда. Поворачивай, идем туда.- произнес он каким-то усталым голосом, указывая огромной дубиной за спину иштэ, где была самая рубка. Драконид даже было попробовал ухватить лошадь девушки под узды и потянуть за собой, но тут он заметил, что его хозяин уже рванул в бой и его спина теперь открыта. Тихо рыкнув, ящер фыркнул и обойдя лошадь Ки, устремился вперед, переходя на бег.
-Самка должна вернуться в строй.- кинул он напоследок, после чего ускорился, догоняя остальную группу. А им как раз сейчас была нужна помощь. Кроме плотно обступивших группу прорыва дикарей, тут замелькали крупные четвероногие, напоминающие снежных котов, только с угольной шкурой, более крупными размерами и странными щупальцами, растущими из спины. А впереди уже была видна первая цель отряда - большая колесница из бронзы, в которую были запряжены костяные лошади. Кто находился внутри колесницы было не видно, но это однозначно была одна из тех целей, которыми должны были заняться наёмники. Но сначала им нужно было одолеть толпу дикарей и этих странных животных, что кружили вокруг них, ожидая момента, чтобы ударить.

Отредактировано Фаерх (2013-07-10 22:31:21)

0

14

Наступление продолжалось и битва, подходила к своей кульминации. Левый фланг, вновь пошел в стремительное наступление, пытаясь не отставать от своих лидеров. Безудержный рев, сплошной топот сотен и сотен сапог, звон оружия и редкий вой горна - все эти, казалось бы бессвязные звуки, начинали восприниматься как музыка. Мелодия огненной ярости и леденящий смерти. Аккорды воинской славы. Симфония войны и разрушения. От наслаждения этим, иштэ даже на секунду опустил веки и закатил свои голубые глаза. Хаос, прямо на глазах превращался в Порядок, а безумная битва, стала казаться не сложнее игры в кости. Уже уставшее тело, словно получило второе дыхание, вновь восполняясь силами. Добродушный Ингард, все глубже тонул в той тьме, что заполняла его сознание. Что-то древнее и злое, коснулось разума через преграду времени. Все это было похоже на одержимость - но вот кем!? Призраком прошлого и эхом своей предыдущей жизни?
Тейар.... Что же я такое...
Чуть пригнувшись, Косс замахнулся здоровым рунным мечом и на полном скаку рубанул очередного дикаря, что имел глупость вылететь навстречу. Темный клинок, получил еще одну зарубку от столкновения с вражеским ятаганом, но все же смог пробить блок и расколоть череп неудачника. В густую и липкую лужицу крови, посыпались осколки костей и выбитые зубы, а вскоре к ним присоединился и труп с почти вывалившимися на песок мозгами. За этим врагом, последует новый враг, а затем еще один и еще. "Злая" ипостась характера, была готова убивать снова и снова, упиваясь жестокостью и чужими смертями. Древний клинок, каждые несколько секунд стремился отнять очередную жизнь, спасти хозяина или просто искалечить противника - новый взмах и острие перерубило копье, заодно отсекая держащую его кисть руки. Этому варвару повезло и он еще легко отделался... Если его не добьет кто-то другой, разумеется. Но холодное пламя на душе, вспыхнуло неистовым огненным штормом, когда Падший обернулся назад.
Что!? Нет...
Сердце забилось чуть быстрее, когда на глаза попалась спина Майло Ки. Разминувшись с драконидом, она продолжала удаляться от передовой и это вызывало целую гору противоречивых эмоций. Заточенная в подсознание добрая сторона, буквально взвыла и начала молить о снисхождении для предательницы... Но этого было мало, слишком мало. Новая и более беспощадная личность, все сильнее укоренялась в воспаленном, больном сознании иштэ. В один момент, произошло сразу два события, которых Косс боялся больше всего на свете: Ки отступилась от своих слов и он окончательно потерял над собой контроль. Теперь, две половины одного характера, не поддавались управлению и одна, бесцеремонно выживала другую. Перерожденец стал рабом своего сумасшествия - или же пленником совершенной иной личности, которая очнулась в его голове. Оставалось только смотреть, как правая рука поднимает меч и направляет его острие на уменьшающуюся фигуру девушки. Смотреть и чувствовать, как магическая энергия сорвалась вперед и пройдя через клинок, "лезвием ветра" устремилась Ки в спину. Хотелось закрыть глаза, хотелось кричать, остановить все это. Но к сожалению, бесполезно - боевое заклятье такого уровня, оставляет крайне мало шансов незащищенной цели. Еще взмах и еще заклинание, но теперь падали уже изначальные враги, к тылу которых, отряд удачно пробивался.
Но потом, мир просто взял и перевернулся.
Перевернулся, в прямом для Ина смысле - едва он продолжил свое движение дальше, как выскочившая наперерез тварь, налетела на него всей своей тушей. Достать до глотки она не смогла, но проломила собой круглый щит и выбила из седла. Чудом не зацепившись за стремена, татуированный пролетел пару метров и грохнулся на песок, тотчас переводя свое падение в кувырок и более-менее удачно поднимаясь на ноги. Варимар тотчас отскочил в сторону и смешался с лошадьми василисков, а сам Ингард бросился поднимать свой оброненный меч. Что бы затем, обхватить его рукоять обеими руками и размашистым ударом сверху-вниз, добить ошеломленное столкновением существо.
-Ищите других, а жизнь этой мрази я забираю себе!!!
Поддавшись злости, Ингард буквально прорычал команду своим товарищам и сломя голову, бросился прямо в сторону бронзовой колесницы. Частое и глубокое дыхание, сердце, словно желающее вырваться из грудной клетки, звон в ушах и легкая пелена перед глазами. Хотелось рубить, рвать и потрошить каждого, кто попадется на пути. Безумие все сильнее охватывало иштэ и тот вновь терял над собой контроль. Свет дня, ежесекундно сменялся мраком ночи и возвращался обратно. Сражение настоящего, прерывалась образами боя из прошлого. Грань между реальностью и видениями, постепенно таяла, становилась все тоньше и грозила исчезнуть вовсе. Безумие. Безумие.

Отредактировано Ингард (2013-07-11 00:45:09)

0

15

Выслушивать что же Ки должна, девушка совершенно не собиралась. И уж тем более, если подобное вещала здоровая ящерица, у которой с изъяснением были проблемы. Если бы влезший не в свое дело и дальше настаивал на возвращении в строй, Майло рванула вперед уже используя силу. И кто знает, может быть и прорвалась.. Но ящерица, будучи отвлеченной чем-то посторонним, открыла путь, направившись куда-то.
Стоило поторопиться, иначе следующий кто заинтересуется выбранным курсом вряд ли ограничится парой причитаний. Возобновив путь, иштэ поспешила поскорее покинуть строй и удалиться, куда угодно. Но и тут не обошлось без препятствия. Последнего в ее жизни.
Девушка уловила лишь свист, прежде чем почувствовала внушительный толчок в спину, что оставил в теле глубокую рану. С начала сильное жжение, жар, боль. Невыносимое чувство на минуту оглушило.
Ощутив заклинание, что удавалось столько раз наблюдать, на собственной шкуре, Майло не была особо удивлена. Возможно, она даже где-то в глубине души уповала на это - пасть не от руки какого-то скалящегося вива, а от безумия товарища, возможно друга. На мгновение задумавшись над трактовкой отношений с Коссом, маг света ощущала как с каждой секундой все сильнее кровоточит рана на спине. Дыхание, сбитое до этого, неровное, сейчас и вовсе стало приносить болевые ощущения. Сделать полноценный глубокий вдох казалось невозможным. Воздух словно ускользал, так и не достигая легких. Взгляд опущенный вниз уловил темное, багровое пятно, что расположилось на грудной клетке.  Яркие до этого болевые ощущения замолкали, но из-за проблем с дыханием иштэ даже не уловила перемен. Руки выпустили поводья, прижатые к груди в попытках восстановить дыхание.
Плавное потемнение в глазах и отчаянные попытки вернуться к свету вырвали на пару мгновений девушку из реальности, а когда она вновь увидела палящее пустынное солнце - уже лежала на песке. Со всех сторон толпились наемники, которые едва умудрялись не наступить на тело, из которого медленно улетучивалась жизнь. Желтые песчинки склеились вместе, окрашенные кровью.
Возможности залечить рану, спасти собственную жизнь, не было. В подобном состоянии вряд ли можно сложить в голове требуемую формулу, да еще и дать ей выход. Какая-то минута борьбы за воздух, за жизнь казалась вечностью. Но и ей пришел конец. Потускневшие глаза перестали хаотично рыскать по округе, губы больше судорожно не хватали воздух, тело не билось в предсмертных конвульсиях. Все было кончено. Бессмысленная жизнь завершилась такой же бессмысленной смертью

0

16

-Сражайтесь, сукины дети! Сражайтесь!- прорычал алый и чуть было не рухнул на песок, когда очередной мертвец решил испытать щит ящера на прочность. Каменная дубина мертвеца ударилась об щит, как ящер и задумывал, но вот ответить у рептилии не получилось, ибо уж больно хорошо удар пришелся, да и десяток ран давал о себе знать, от чего алый и отшатнулся назад. К счастью ящер не запутался в ногах и вовремя выровнялся, после чего сделал ещё два шага назад. Жажда убийства всё ещё тянула его вперед, но подступившая слабость старалась уронить его на песок. Нужно было отступить и дать себя заштопать, но драк не мог этого сделать. В воздухе уже и так прилично воняло особым крысиным мускусом, который можно было определить как "страх". Грызуны буквально жаждали свалить из этой схватки и лишь страх перед ящерами не позволял им отступить. Стань на одного драка меньше и крысолюды ринуться назад, спасая свои шкуры.
-Ты, живо тащи сюда лекаря. Хоть кого, но только чтобы он уже через пару секунд был здесь. Бегом...- приказал Фаерх Хвостокости и махнул рукой, чтобы та бежала скорее. Крыса к счастью не страдала тупостью и побежала в сторону лагеря, ещё пока алый говорил о времени. Хмыкнув, Фаерх отступил к своему брату Си и ухватился рукой за знамя.
-Как-то хреново всё выходит, братец. Не хочешь сам вперед, а?- с оскалом спросил алый, после чего на ощупь отыскал место, где шкура особо чесалась. Рыкнув, ящер ухватился за торчащее древко и потянул его. Клыки рептилии заскрипели, но таки бронзовый наконечник копья вышел из-под ребра рептилии. Прижав рану ладонью, ящер снова заскрипел зубами.
-Надеюсь наши лекари скоро будут на месте.

Ингард не единственный, кто стал жертвой странного зверя. Следующим с лошади стащили другого иштэ. Огромный черный зверь совершил прыжок и сбил огневика с лошади, роняя в песок. Но в отличии от Косса, этот иштэ не успел среагировать вовремя и острые клыки кошки с щупальцами быстро впились в его горло и даже подоспевший драконид, обрушивший удары своей дубины на голову зверя, ничего не мог поделать. Маг огня был мертв, хотя и его убийца слег рядом с проломленным черепом. 
Что же касается самого Ингарда, он мог сейчас свободно бежать в сторону противника. Василиски скакали рядом и расчищали для него путь, разгоняя дикарей. Конечно это было не так просто, ведь в них летели стрелы, но воздушный щит Гелиоса пока ещё надежно оберегал всех от смертельных снарядов.  В общем, добежал Проклятый до колесницы врага без лишних проблем. Как оказалось, его они ожидали тут. И были они в виде двух всё тех же черных зверей с высоко поднятыми щупальцами, а так же мертвеца, стоящего внутри колесницы. Высокого роста, этот мертвец явно был когда-то женщиной, хотя и очень сильной, ибо её бронзовые и золотые украшения выглядели как вполне себе годные доспехи, а в её руках удерживалась внушительных размеров оружие, имеющие сходство с алебардой, имеющей просто ужасающие размеры. И это существо держало его в своих руках играючи, наблюдая за приближающимся Ингардом. И когда ей показалось, что он подошел достаточно близко, умертвие указало на него пальцем и прошипела приказ, после которого оба черных зверя рванули прямо на Ингарда, рыча и скаля длиннющие клыки. Сама же мертвая продолжала стоять в колеснице, наблюдая за тем, как её звери собираются расправиться с наглым человечишкой.

0

17

Отчаянная и безумная борьба двух половин одной личности, постепенно сходила на нет - "добрая" ипостась Ингарда, помимо потери контроля над собственным телом, все глубже загонялась в темные и захолустные окраины подсознания. Хаос ее мыслей и эмоций, бледнел и таял с каждой минутой. И вскоре, все это утонуло во тьме окончательно, захлебываясь новой волной холода и равнодушия. Все человеческое, что было в душе иштэ,  временно исчезло и оставило на своем месте Его. Зло. Не властное, кровожадное и жестокое. Даже наоборот - кристально чистое, не замутненное низменными желаниями и порывами, не обремененное примитивным человеческим мышлением и мировоззрением. Зло, олицетворяющее собой леденящее бездушие, целеустремленность, абсолютный порядок и тотальный контроль. Зло, которое всегда знает, что делает.
Я вернулся.
Кровавая и жесточайшая ярость, сменилась спокойствием и хладнокровием. Вряд ли, проклятого теперь можно назвать по имени и фамилии - ведь власть над этой бренной и завернутой в доспехи оболочкой, утвердила совершенно иная личность. Невероятное облегчение, толика радости от возвращения в мир живых, после множества веков глубокого и беспробудного сна. И в данном случае, раздвоение личности приобретало свои плюсы... Секунда, что бы принять тело как свое родное и понять все его возможности - как магические, так и физические. Мгновение, что бы осмотреться и оценить ситуацию. Теперь, иштэ не будет церемонится со своими врагами.
-Salvatus est in Ventum.
Воздух, тотчас исказился и задрожал, плотнее стягиваясь к воину-магу и формируя вокруг него крепкий магический барьер. Перенос веса на левую ногу, толчок правой и последовал мощный спринтерский рывок, прямо навстречу одной из этих мерзких тварей, которым дали недвусмысленный приказ "растерзать". Но вот кто кого растерзает, это еще вопрос. Зверь, до которого оставалось не более трех метров, атаковал всем своим арсеналом, включая мощные когтистые лапы и уродливые отростки из спины. Но, вот досада - перерожденец, в самый последний момент, сделал перекат в сторону и принял атаку краем воздушной защиты, по касательной. Что бы затем, встречным ударом своего рунного клинка, разрубить надвое подставившегося монстра.
Остановившись, иштэ сразу же развернулся в сторону второй тварюги и вкладывая движение своего тела, сделал еще один взмах двуручным мечом. На этот раз, заклинание магического барьера распалось, оставляя бесформенный сгусток стихийной энергии... Который, пройдя через всю длину древнего оружия, сорвался с его кромки "лезвием ветра". Воздушная волна - тонкая, как волос и плотная, как гранит, широкой дугой устремилась вперед, грозя рассечь все на своем пути. Одновременно с этим, проклятому приходилось не упускать из виду колесницу, с возглавляющей ее нечистью. Тот, кого все знали как Ингард Косс, вряд ли бы смог так чутко реагировать на любое изменение в обстановке и главное - вовремя на него реагировать.

Отредактировано Ингард (2013-07-14 10:28:14)

0

18

Ударная волна воздуха с легкостью пронеслась до второго зверя, который, в отличии от первого, несколько повременил с атакой и теперь был живой. И видать он хотел таковым ещё оставаться, ибо при приближении колдовства Проклятого, зверь издал недовольный рык и одним ловким движение, больше похожим на то, словно зверь просто "моргнул", оказался вне угрозы колдовской волны. После этого он точно таким же неестественным движением появился с правой стороны от Ингарда и взмахнул своим отростком из спины, после чего быстро отдернул щупальце и скакнул снова в сторону, начиная кружить вокруг человека, выжидая момента для атаки.
Не-мертвая царевна же продолжала наблюдать за скачущим по песку человеку своими пустыми глазницами. И смерть её "зверька" её явно не обрадовала. Подняв руку, умертвие призвала свою древнею силу и её кулак объяло пламя. Дождавшись момент, когда зверь в очередной раз попробовал скакнуть на иштэ, тем самым отвлекая его внимания на себя, Царевна выпустила пламя в Ингарда. Огненный шар, словно снаряд катапульты, полетел в сторону Проклятого, пульсируя словно пылающие сердце. Ингард мог явно почувствовать что магии в этой колдовской штуке было не мало. Это почувствовал и черношкурый зверь, ибо издав недовольный рык, он длинными прыжками стал отстраняться от иштэ.
Нельзя было забывать и о остальных бойцах группы прорыва. Разогнав всех дикарей, два брата василиска сделали круг и сейчас гнали лошадей, заходя умертвию в спину. Всё же тратить время на желание иштэ заработать свой личный трофей, они не желали. В тем более что маги группы сейчас значительно встряли. Недобитки из дикарей и таких же черных тварей окружали сейчас всю их группу, постепенно сжимая кольцо. Лишь благодаря алхимическому пламени старика и дубине драконида отставшие ещё держались.

0

19

То, что эти уродливые создания, были способны уклоняться от боевых заклинаний - стало не самой приятной неожиданностью. Но еще печальнее, становилось от их способностей к мгновенному перемещению. Теперь, голубоглазому приходилось контролировать все ближайшее пространство и постоянно разворачиваться, не давая напасть со спины. Раскрываться с двуручным мечом сейчас было очень опасно и на смену широким взмахам, в попытках зацепить тварь, пришли быстрые и резкие выпады. Но и противник тоже не глупил - животина осторожничала, лишний раз пыталась обойти и не решаясь на открытую атаку, постоянно норовила подловить воина на любой ошибке. А учитывая обилие обманных действий, допустить их было несложно.
Но словно этого было мало и свой ход сделала не-мертвая. Правда, рассчитывая ударить по иштэ огненным заклятьем, она не учла один маленький нюанс - невозможно скрыть столь яркую стихию от другого мага, в такой близости от него. Быстро взвесив "за" и "против", проклятый отдал приоритет магической атаке, резонно предполагая, что чувствительный к заклинаниям зверь, не станет собой так глупо жертвовать. Первое, что пришло в больную голову - это создать еще один воздушный щит. Но его создание, требует несоразмерных с ситуацией сил и затрачивает столь драгоценные секунды на произношение формулы. Понимая, что возвести защиту он не успеет, Падший еще раз взмахнул рунным мечом и отправил на перехват второе "лезвие ветра", прямо в приближающийся огненный шар. Если повезет, часть смертоносной волны, достигнет и самой колесницы... Но тут уже, рассчитывать не приходиться. Совсем.
Косс, какой же ты болван.
Предыдущая личность наемника, в пылу боя забыла про очень мощный туз в рукаве - алхимические бомбы, которые им раздавали еще в лагере, сразу после военного совета. Но что забыл Ин, то вспомнил возрожденный. Сильным рывком левой руки, он сорвал с себя поясной ремень, на котором болтался небольшой подсумок, укомплектованный четырьмя крупными колбами. Вытаскивать их по одной и пускать в ход, конечно будет рациональным... Но учитывая необходимость держать меч и защищаться от атак, это чересчур сложно. Куда проще, оказалось пару раз крутануть ремень, вместе с зацепившейся за латунную бляху сумкой и отправить ее в продолжительный полет, на высоту нескольких метров. Чуть-чуть мысленного контроля для изменения траектории и с подачи левой руки, вдогонку устремился плотный, узконаправленный воздушный поток. И едва он ударил в летящий подсумок с алхимическими премудростями, как тот взорвался, прямо между тварью и колесницей.  Единственное, что могло спасти самого иштэ - это все тот же, не прекратившийся воздушный поток, который буквально пробил брешь в ударной волне. Перед глазами все немного смазалось и расплылось, внезапная тишина, начинала прерываться противным звоном в собственной голове. Место взрыва заволокло пылью и устоявший на ногах, но оглушенный проклятый, вновь поднял свой клинок. Кто знает, что на него сейчас выскочит из этого грязно-желтого облака. На слух, ориентироваться уже не получится - придется лишь внимательно всматриваться.

Отредактировано Ингард (2013-07-14 12:16:47)

0

20

Если судить в общем, манёвр иштэ оказался удачным - огненный шар встретив воздушную преграду, рванул не достигнув земли, а его алхимические запасы сотряслись как раз над головой не-мертвой царевны, которая себе на погибель использовала огненную стену, думая сжечь находящиеся там снаряды. Потому теперь богато украшенная колесница была объята пламенем, а древнее умертвие пыталось сбить с себя пламя используя колдовство, что дало достаточно время для того, чтобы Эраэль смог оказаться за спиной мертвеца и обрушить на череп свой топор. Во все стороны полетели кусочки кости. Плохо же было то, что во-первых убить Царицу получилось не у самого Ингарда. А во-вторых сейчас он выглядел как лис, которого огнем выгоняют норы. То есть весь опалённый, с тлеющей "шкурой" и плохим настроением. Но зато первое умертвие пало и василиски смогли уделить внимание зажатой в круг остальной группе. Скакуны этих двоих грудью пробили окружение, а василиски помогли оружием, после чего в образовывавшеюся брешь ринулись все остальные, за благо что после гибели Царицы, дикие животные в армии противника частично бросились на своих же бывших союзников, обращая свои клыки и когти против дикарей. Тот же зверь, которого так и не добил Ингард, сейчас быстро убегал прочь. Видать, без контроля умертвия, эти животные обладали не плохим чувством самосохранения.
-Ингард, ещё живой?- спросил Эраэль, останавливая своего скакуна возле иштэ и рассматривая его через щели в забрале. Отметив, что Косс ещё шевелится, василиск обратился к старику-алхимику.
-Живей, дай ему что-нибудь. Нужно двигаться дальше, пока они не очнулись.- отдал он приказание и старик, закивав головой, спрыгнул с лошади, копаясь у себя в котомке. Затем на свет появилась пара колбочек, которые были переданы в руки иштэ
-Вот эту, что сининькая, выпить, а затем та, что розовая. Должно помочь.- "объяснил" алхимик действия иштэ, после чего снова запрыгнул к себе на лошадь.
-Отлично. Уголь, отдай лошадь Ингарду.- отдал ещё один приказ василиск, но на этот раз дракониду, который удерживал  скакуна погибшего огневика, после чего снова перевел внимание к Ингарду -Ингард, если ещё в состоянии драться, лезь на лошадь и поехали. Наша основная цель впереди.- отчеканил Эраэль и указал Ингарду в вперед. Там, дальше всего от фронта была видна большая группа врагов, ярко блестящая на солнце из-за золота и бронзы, покрывающая их истлевшие тела. Не нужно было иметь и семи пядей во лбу, чтобы понять, что главная их цель находиться именно там. Так что сразу, как ящер исполнил приказ и подвел к Проклятому его нового скакуна, группа сразу поскакала вперед. Лишь драконид по имени Уголь оставался на месте, с покорностью ожидая иштэ. Не иначе как в его голове так и удерживался приказ "Прикрывать всех со спины".

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно