За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Кто ты?

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

1. Участники: Виндек и Минерва
2. Время действия: Ночь с 8 на 9 число месяца Звёздного Инея
3. Место действия: Ацилотс
4. Описание ситуации:

Виндек написал(а):

Миледи! Мы знакомы уже так давно, но ни разу ещё не были вместе в игре... И вот опять дела государевой службы зовут меня на битву, в ужасную мясорубку идеологической борьбы, вдали от парка, где мы с вами едва не повстречались. Это так печально... Особенно в свете того, что я не уверен, суждено ли мне вернуться оттуда. Или, во всяком случае, вернуться прежним. Позвольте же мне там, на самом краю Изнанки, среди бурления самого омерзительного человеческого злодейства, нести в своем сердце символ всего того хорошего в этом мире, за что ещё можно сражаться! Вас, миледи.  
Виконт хотел бы вспоминать о вас при последующем отыгрыше... С мечтою о новой встрече...

5. Дополнительно:

[mymp3]http://f9.pleer.com/0157f4beb736579b7621cee3cd00b43d90b2a23a2ead8084fd02528eec159031994b87726f66eb9a116883d06558805349ac457b7495125a93/7b69b4f459.mp3|Amaranthe - Amaranthine (Acoustic) [/mymp3]

Time, is a reason why we fight to stay alive,
Until the morning comes.

It’s a strife but a shimmer in your eyes just makes me know.
That you and I belong,
And you can light the dark up by your own.
So let us show the world that the love is strong.

Like a sign, like a dream.
You’re my Amaranthine.
You are all I needed and believe me.
Like a drift, in a stream, your beauty is so real
There nothing else in life I ever need.
My dream of Amaranthine.

Time goes by as days and nights are turning into years,
But I’m lying in your arms.
It’s the place were I know I’m closest to your heart,
When the darkest hours are upon.

I know you feel the same as I inside,
It’s feels like in a dream were we can fly.

Like a sign, like a dream.
You’re my Amaranthine.
You are all I needed and believe me.
Like a drift, in a stream, your beauty is so real
There nothing else in life I ever need.
My dream of Amaranthine.

Like a sign, like a dream.
You’re my Amaranthine.
You are all I needed, believe me.

Like a sign, like a dream.
You’re my Amaranthine.
You are all I needed and believe me.
Like a drift, in a stream, your beauty is so real
There nothing else in life I ever need.
My dream of Amaranthine

Поздний час — та причина, что влечет в борьбу подчас
Покуда ждем рассвет. 

Это бой, и лишь блеск в твоих глазах дает мне знать,
Что ты и я — одно.
Ты можешь осветить ту тьму сполна,
Так покажи же всем: наша любовь сильна. 

Словно знак, словно сон
Мой бессмертья цветок,   
Ты дорог мне, поверь.
Как затишье средь волн, ты красив до того,
Что мне желать другого нет причин. 
Моя неувядающая мечта. 

Время бежит, дни и ночи тянутся годами,   
Но я лежу в твоих руках, 
И только здесь я знаю, что твое сердце будет близко,   
Когда настанет темный час. 

Я знаю, сможешь ты легко понять
То, что можем мы в мечтах летать. 

Словно знак, словно сон
Мой бессмертья цветок,   
Ты дорог мне, поверь.
Как затишье средь волн, ты красив до того,
Что мне желать другого нет причин. 
Моя неувядающая мечта. 

Словно знак, словно сон
Мой бессмертья цветок,   
Ты дорог мне, поверь.

Словно знак, словно сон
Мой бессмертья цветок,   
Ты дорог мне, поверь.
Как затишье средь волн, ты красив до того,
Что мне желать другого нет причин. 
Моя неувядающая мечта.

Отредактировано Минерва (2013-07-23 22:48:49)

0

2

-Кто ты? - Минерва была готова убить себя за то, что эти слова слетели с ее языка. А ещё она готова была убить за честный ответ на этот вопрос. Она сделала неловкий шаг в сторону незнакомца, почти не сократив приличное расстояние между ними. Из под её капюшона светились темные глаза, неучтиво уставившиеся в его лицо, губы дрожали, не выпуская больше ни единого слова. Все они будто застряли в горле, не в силах вырваться наружу. Руки безвольно опустились, наверное он сейчас мог видеть, как тяжело она дышит, как ходуном ходит внутри её сердце. Если бы Минерва знала, какого это, когда в тебя бьет молния, она бы описала свое состояние именно так. Её прибило к земле, но одновременно хотелось взлететь, она не могла думать, но в голове было столько мыслей, она не желала ничего так сильно, как хотелось ей... ей хотелось подбежать, дотронуться, узнать, впустить этого человека (А человека ли?) в свою маленькую тусклую жизнь, взять его за руку и никогда больше не отпускать, не видеть больше никогда того, что видела она в его глазах... О эти глаза. Эти два черных омута, которые буквально затягивали бедную девушку, в них было столько грусти, столько боли, столько одиночества... Только они одни выдавали то, что было в его душе, ведь внешне его черты были предательски безразличны. "Не то, что у меня сейчас, наверное," - проскользнуло в голове. Но это было не совсем правдой. То, о чем думала Минерва, всё было только в ее чуть приподнятых бровях, да поджатых все ещё дрожащих губах. На ее разрумянившиеся щеки ложились пушистые снежинки и девочке казалось, что она слышала, как они с шипением испаряются прямо на её коже.
Солнце уже село, небо над столицей затянули черные тучи, горожане зажигали один за другим фонари, которые яркими бликами освещали улицу тут и там, но она не могла оторваться от его лица, чтобы увидеть или почувствовать, что надвигается метель. Ей ничего не было важно, кроме ответа на вопрос, который он может даже и не услышал, хотя они были совсем одни. Минерва и не помнила уже, сказала ли она это вообще вслух, в голове, в мыслях ли, а, может, шёпотом или, может, прокричала, так сильно все перевернулось в её бедной голове.
Ей казалось, что она давным-давно уже его знала, просто.. забыла. Нет, нет, нет! Она бы ни за что никогда не смогла бы забыть его. Даже если он сейчас повернётся и уйдет, оставив её вновь в полном одиночестве, она не забудет. Его странная красота поразила её до глубины души.
"О, Ванеса, дай мне сил!" - девушка разомкнула губы, пытаясь что-то произнести, чуть подалась телом вперед, сделав неловкий жест рукой, но слова так и не вылетели. Кисть в черной перчатке так и осталась перед ней, пальцы медленно сжались, а потом она вновь протянула ладонь вперед, словно для приветствия.
"Что я делаю? Что я делаю? Что я делаююю?" - сейчас Минерва была похожа на маленькую ноющую девочку внутри, которая хныкала от того, какой беспомощной может быть её более взрослая версия. Девушка поёжилась от внезапного порыва ветра, который чуть было не снес капюшон с головы.

+1

3

Кто ты? – пронеслось в сознании Алариха среди множества иных слов, произносимых там множеством голосов и в таком бесчисленном множестве, что они обращались в нестерпимую какофонию. Но именно этот вопрос по непонятной ему пока причине заставил обратить на себя внимание.

Этот вопрос не по адресу – подумал он, усмехнувшись. – Его следовало бы задать тому умнику, который меня создал… Но он, к общему сожалению, отошел от дел. Уснул, так и не объяснив никому сути своей задумки. Оставил нас всех в полном недоумении. И теперь мне, как и любому смертному на этой земле, доступен только один способ самоидентификации – определения себя относительно познаваемой части мира... Но боги мои… Чем дальше ширятся эти познания, тем меньше отношения к этому миру мне хочется иметь. В нем полностью отсутствует та стройная рациональность, которая присуща любому рукотворному механизму. Все держится на самоуправляемом хаосе, на вечно бессмысленной борьбе, подпитываемой человеческими страстями, на вытеснении и поглощении того, что не способно выжать из этих страстей максимума силы.
Мое собственное страстное желание изменить… упорядочить… оно едва не превратило меня в чудище пострашнее тех, с которыми я думал бороться. И как только меня смогла посетить столь глупая, лишенная минимальной критического осмысления, безумная идея, будто бы через обретения тайных знаний и инквизиторской власти я получу в свои руки действенный инструмент преобразования? Да ведь вся сила магии, весь заведенный порядок государственного устройства – это плоть от плоти часть большого зла, главная заслуга которого лишь в том, что, будучи наибольшей – доминирующей – силой, она не дает распускаться злу более мелкому и разнообразному… лишь потому только и кажущемуся злом большим…
Но с освобождением от страсти, я, как и следовало ожидать, утратил силу. Возможность взаимодействовать. Теперь я могу лишь бессильно наблюдать, не решаясь дотронуться до объекта моих наблюдений, дабы не быть вновь поглощенным им.
Быть может, оно было бы и к лучшему, принадлежи моя жизнь только мне. Я с радостью бы заслонил свой взор одной из чудесных иллюзий. Забылся бы ей. Принял бы как должное существующий порядок и смог бы, наконец, обрести имя. У меня бы никогда уже не возникло сложностей с ответом на вопрос «кто ты?». Я смело бы назвал титул, должность в Ордене святой Инквизиции, привел бы все прочие свидетельства занимаемого положения, припомнил бы все соответствующие ему связи, убеждения и мечты, а так же проистекающий из всёго этого план действий на весь оставшийся отрезок жизни… Совершенно бессмысленной! Ибо я послан в мир с целью его изменить. Если не с этим Ильтар вернул меня к жизни, то он идиот. Ведь только идиот может не понимать, сколь смехотворно выглядит попытка новой жизнью искупить свой грех в ситуации, когда грех является единственным условием самой этой жизни. В активном её проявлении, во всяком случае…
Но довольно! Довольно уже пытаться искать корень всех зол и пороков. Безнадежна мечта обрубить этот корень и не быть самому пораженным его ядом… Быть может, мне стоит попробовать прикоснуться к нему с другой стороны? Найти в этом мире источник добра? Соотнести его с собой и только тогда, ответив на правильно заданный вопрос - кто я, вернуться к своей миссии. Жаль, я не могу представить с чего мне хотя бы начать… Это всё безнадежно…

Боги… - пробормотал он, безразлично глядя на поднимающуюся метель – Я снова утратил смысл, пошлите мне… даже не знаю… знак…   

Только лишь услышав самого себя, Виндек вдруг вспомнил, как именно звучит живой человеческий голос. И тут же похолодел. Слова, вызвавшие очередной странный поток сознания не были, как оказалось, этим же сознанием порождены. Это был какой-то внешний источник и он был совсем рядом. Аларих медленно повернулся к нему.
Разум иштэ прояснился в одно мгновение. Перепутанные потоки мыслей снесло вдруг ясным пониманием того, что это просто не может быть совпадением. Эта совсем юная барышня с выразительным взглядом, зябко кутающаяся в плащ, определенно не подходила под стереотипное описание тех особ, которых ожидаешь встретить ночью на столичных улицах.     
Алариха обуяло какое-то необъяснимое ощущение радости, схожее с тем, которое испытывает человек в момент долгожданной встречи с кем-то необыкновенно для него важным. Оно заиграло на его лице улыбкой. Захватило собой его душу и, будто бы следуя за её порывом, понесло юношу навстречу другой, таинственной, но такой ощутимо родной ему душе, что чувствовалась в незнакомом существе, совсем не случайно встреченном этой ночью.
Включившийся внезапно мозг, впрочем, не дал Виндеку сделать и трех шагов. Девушка была явно подавлена, и это не могло не броситься в глаза. Услужливая фантазия немедленно вырисовала в голове Алариха трагическую картину переживаний несчастной, заблудившейся, почти замершей насмерть и перепуганной девчушки, увидевшей в ночи темный силуэт незнакомца и не понимающей, стоит ли надеяться теперь помощь или же ждать от него чего-то совершенно ужасного.   
- Я? Я тут живу… - Растерянно произнес Виндек, надеясь этим отсечь всяческие подозрения в том, что является бандитом с большой дороги. Наличие жилья уже само по себе должно бы вызывать больше доверия – Решил, знаете ли, пройтись… А… Простите великодушно, вы случайно не… нет не так… Может, я могу быть вам чем-то полезен, сударыня?

Отредактировано Виндек (2013-07-27 01:15:12)

+1

4

[float=right]http://s5.uploads.ru/t/NFkqZ.png[/float]«Он улыбается! - ликовала про себя Минерва: значит, все хорошо, значит, я не спугнула его своей навязчивостью!» Волна тепла прокатилась по всему телу, отдаваясь приятным покалыванием в конечностях. Дрожь и смятение прошли, уступив место спокойствию и  душевному равновесию, которого девушка давно уже не испытывала. Один взгляд на незнакомца - и она забывала про все на свете, словно в мире больше не оставалось никого кроме его и ее. Она чувствовала, что все, что она знала прежде, весь ее мир можно было показать двумя едва не соприкасающимися пальцами, а теперь он был безграничен. И она думала, что все знает. И всегда знала. Просто забыла. А он ей напомнил. И он тоже, конечно, знает! Словно разбудил ее и пересказал только что приснившийся ей сон...
Когда он ступил навстречу ей, сердце пропустило удар, Минерва не верила своим глазам - неужто все взаправду? Но он остановился, и девочке тут же показалось, что это от осторожности и опаски. Ей так хотелось выкрикнуть - не бойся! Я никогда не обижу тебя! но она продолжала молчать. Пока он сам не заговорил.
«Живет здесь... Как хорошо, что друзья отца тоже живут здесь», - Минерву вновь сковал холод при одной только мысли, что прямо сейчас она могла быть совершенно в другом месте и никогда, никогда могла бы не увидеть его. Ее фантазия полетела еще дальше, представляя, будто бы и он мог оказаться знакомым Фауста, и как замечательно было бы то, что можно избежать неловкости первой встречи и взаимного недоверия при знакомстве... Минерва покраснела, как только поймала себя на мысли о том, что уже представляет, как знакомит этого молодого человека с отцом.
«Решил пройтись... Как и я», - девушка, очнувшись, обернулась, чтобы самой посмотреть, где она в итоге оказалась - она никогда не запоминала дорогу, по которой шла, в ее голове постоянно кружились куда более занимательные и важные мысли. Сейчас раздумья ее были тяжелы как никогда, здоровье отца тяготило девушку, да и Шульдих куда-то пропал и так и не вернулся... Метель, одернувшая все вокруг белым покрывалом, могла скрывать какую угодно улицу, но Минерва была безгранично рада, что оказалась именно на этой.
Она хотела было спросить, грустно ли ему так же, как и ей, но он заговорил вперед и девушка не стала перебивать, а потом и вовсе забыла про вопрос.
Его смятение скорее умилило Мив, чем оттолкнуло, и она, улыбнувшись своей самой теплой улыбкой, пожала плечами:
-Я.. не знаю, - девушка рассмеялась, отведя взгляд и прикрыв медленно синеющие губы ладошкой. Вопрос застал ее врасплох, она не ожидала такой любезности от незнакомых людей, тем более после того, как Фауст учил избегать их и вообще опасаться. И поэтому она не придумала ничего умнее, чем переспросить:
-А я вам? - взгляд опять коснулся лица юноши, ловя его меняющееся выражение.

Отредактировано Минерва (2013-09-23 18:22:59)

0

5

Смех… - подумал Аларих. Более чем неопределенная сама по себе мысль, но единственная, что могла придти в этот момент в его голову. Этот смех ясно поставил точку в его робких попытках ввести ситуацию в рациональное русло социально-ролевых отношений. И тот же смех открыл перед ним совсем другую дверцу, доселе нетронутую, ведущую в тот удивительный мир, где то самое рациональное русло давно уже пересохло. Именно так… будто бурный поток его воспоминаний, мыслей и чувств пронесся через всю его предыдущую жизнь и влился вдруг в спокойное прекрасное озеро, отражающее в своих кристально чистых водах саму вечность.
И теперь уже не было нужды выяснять, как эта девушка оказалась тут среди ночи, откуда она и почему обратилась к нему. Не было нужды разыгрывать из себя дворянина и джентльмена, чей святой долг состоит в спасении дам, случайно забредших ночью не в ту часть города. Теперь он точно знал, что здесь нет никакой случайности. Они должны были встретиться. Для того, чтобы… -  Смех… Такой искренне спонтанный, светлый, наполненный жизнью… Когда я сам смеялся так? Наверное, никогда. Способен ли я вообще на это? Даже если предположить, что у меня появится к тому повод? Я очень хочу верить в то, что способен. Не может быть, чтобы существо живое и чувствующее блуждало во тьме вечно! Блуждание не может быть вечным. Вечность – это душа, суть дыхания самого создателя, поднявшее жизнь из безжизненного и хаотичного праха. Все приходяще. Тело ограниченно материей и пространством, оно износится и распадется, станет материалом для создания новых более совершенных форм. Память ограниченна во времени, он фиксирует лишь четкий промежуток жизни тела. Разум ограничен его функциональным назначением, любая мысль порождена некой конкретной задачей и перестает существовать вместе с ней. Лишь душа и наполняющие её чувства не имеет никаких границ. Она существовала до рождения тела, до формирования памяти и разума и будет существовать после. Вечная, как часть божественной сущности. Значит и радость, и счастье, и любовь тоже существуют всегда. То, что мы пытаемся заключить их в рамки нашего ограниченного памятью посприятия – не значит ничего! Истинная любовь не берется ниоткуда и не пропадает никуда, мы можем лишь приближаться или отдалятся от неё, движимые по жизни иными не порожденными душой чувствами.     
Виндек глубоко и радостно вздохнул, выпустив облачко пара. Лицо его приобрело какое-то глуповатое, восторженно-счасливое выражение.
Это значит, что я и она были вместе всегда. И всегда будем вместе, что бы не произошло потом. Паду ли я завтра под Анактеклионом… Настигнут ли её те несчастья, что уже сейчас мрачной тенью видятся мне сквозь её теплую, так мало ещё тронутую печалями этого мира улыбку… Это воистину мистическое откровение! Я заглянул туда, где нет никакого потом. И…
Метель усиливалась, опуская вокруг них непроницаемую белую завесу. Не было видно уже ни мрачных силуэтов столичных улиц, ни хмурого зимнего неба над головой, ни желтого размытого света уличных фонарей. Ему почудилось, будто бы мир был теперь скрыт не просто от глаз, но отстранен от всего его существа. Будто бы пространство и время исчезли и место их заняло одно только лишь чувство непередаваемого, радостного, столь долгожданного единения души, некогда потерявшей свою целостность и до сего момента частями носимой по миру ветрами гадкой обыденности.
- Ну, вы… Можете… - Аларих снова сделал шаг вперед и с легким поклоном, будто бы приглашая на танец, протянул Минерве руку – Я был бы счислив разделить с вами бесконечность, миледи.

0

6

Весь мир в одночасье перевернулся с ног на голову. Минерва знала, что как только она дотронется до протянутой руки, ее жизнь никогда не станет такой как прежде. Но она была готова была забыть все, что знала раньше, отринуть всех, кто был подле нее, лишь бы только он оставался с ней рядом. С этого момента жизнь без него казалась бы адoм, не видеть его - пытка, не слышать его - не слышать ничего, не чувствовать его присутствие - невыносимо. Рядом с ним, глядя в его глаза, Минерва ощущала почти физическое тепло. В ее голове зима обернулась летом, мрачная улица спокойным лиственным лесом, желтый свет фонарей - мягкими лучами лениво выглядывающего из-за туч солнца, а суровая метель - приятными брызгами теплого дождя. Внутри нее звучала музыка, цвета были яркими, воздух свеж. И там, на маленькой поляне среди деревьев, покрытой душистыми травами и цветами, они кружились вместе, смеялись, глядя друг на друга, прятались за широкими стволами могучих деревьев, дурачились совершенно одни. Минерва, заливаясь хохотом, убегала от Виндека, нелепо поддерживая руками подол платья. Она то и дело оборачивалась вслед, и каждый раз он настигал ее, и они падали в высокую мягкую траву, продолжая смеяться. Глядя в его глаза невозможно было не улыбаться, невозможно было сдержать себя, чтобы не тронуть его, не почувствовать его кожу, его тепло. Теперь вопрос "Кто ты?" казался таким глупым и неуместным, что становилось еще смешнее. Она знала его. И ей было этого достаточно. Она вплетала в его волосы цветы, пока его голова лежала у нее на коленях, пела ему, чтобы он уснул, а потом боялась пошевелиться, чтобы только не побеспокоить его. И смотрела на него. И любила. Всем сердцем.
Но вдруг на его спокойное, умиротворенное во сне лицо упала тень. Солнце скрылось, Минерву хлестнула плеть ветра, вдали послышались раскаты грома. Она обернулась и среди деревьев заметила темную фигуру, скрывающуюся за дубом. В темноте блестели темные глаза. Сердце девушки ушло в пятки, ей захотелось стонать. Это был Фауст. Он смотрел за ней и взгляд его был так несчастен, что Минерва и сама будто испытала его боль. И от такого девочке захотелось плакать навзрыд, но Фауст обернулся, будто ему было все равно, и ушел, все дальше удаляясь в лес. Минерва в ужасе опустила взгляд туда, где был Виндек, но он словно испарился, а фигура отца уже была почти неразличима в завесе усиливающегося дождя...
Минерва, скованная страхом, была готова отдернуть руку, но вдруг обнаружила, что она уже лежит в его раскрытой ладони, и слаще этого ощущения она еще не испытывала. Ее широко раскрытые глаза и чуть сдвинутые брови выдавали ужас, охвативший ее, но она не смела отнять руки, а только более сжала ее, успокаивая себя теплом его уверенной твердой ладони.
Глаза слезились, но холодный ветер отбивал всякое желание плакать, поэтому Минерва просто шагнула навстречу своей судьбе, прильнув к ней щекой, словно так и должно было быть всегда. Чувствуя шерсть кафтана, девочка вздохнула, мысленно еще раз вспомнив печальное лицо отца.
-Бесконечность? - задумчиво протянула она, словно смакуя это слово. Любую другую благоразумную и опытную девушку оно отпугнуло бы сразу и заставило бы их бежать без оглядки, но маленькая Минерва подняла лицо, и совершенно серьезно, почти торжественно произнесла:
-Я готова отдать вам и больше.

0

7

Отдать большее? Вы не понимаете… - печально вздохнул Виндек и с сожалением выпустил её ладошку из своих рук. Удивительные метаморфозы окружающего мира обратились вспять. И вот уже окутывавшее их двоих серебряное покрывало вновь обратилось беспощадной колючей вьюгой, пронизывающей до костей всё тело и воющей в жутком мраке опустевших ночных улиц. – Можно ли отдать бесконечность? Можно ли измерить её? Взвесить? Найти что-то большее… Он осторожно взял девушку за плечи и внимательно посмотрел в её кажущиеся напуганными глаза. Его собственные глазах пылали магией, а лицо выражало… что-то… что едва ли можно было однозначно определить лишь парой слов. Здесь был и живой интерес, и азарт ретивого проповедника, готового направить свою паству в некие безумные духовные дали, и сожаление, отчаяние и горечь невысказанности некого знания, столь отличного от всего привычного этому скучному миру, что не существует слов, позволивших бы выразить его хоть в какой-то мере.   
Но это не страшно. – Улыбнулся он. – Всего пару минут назад я сам блуждал во мраке своего восприятия, слишком привязанного к каким-то зрительным образам, к личностным образам, к образу времени и представлению о конечности текущего момента, к физическим ощущениям. Но внезапный луч света бросился мне в глаза и повел за собой. И выйдя из мрака, я узрел иной мир. Мир, наполненный только этим светом. Вечным, теплым, исполненным счастья светом. И только одним им. Но главное чего там нет - нет завтра. Того, что неминуемо принесет нам смерть. Это бесконечность. Это мир – обитель богов, открытая лишь тем немногим смертным, кто через любовь смог обрести собственное бессмертие. Вы, миледи. Это вы направили тот путеводный луч, вы привели меня туда, но не ступили в этот мир сами. Как будто бы ваша душа… - он задумался на миг, подбирая сравнение – Будто бы она заключена в прозрачном камне, из которого может лишь наблюдать, но не может сделать и шагу. Я клянусь вам освободить её. Разбить вдребезги этот треклятый камень и дать ей свободу!! Чтобы мы с сами смогли, наконец, воссоединиться в вечности!!!

Виндека передернуло судорогой, он отпрянул назад и схватился за голову. Послышался низкий протяжный звук, и через секунду все исчезло, будто бы замутнилось в памяти. Юноша, как ни в чем не бывало, стоял напротив неё с обычным своим задумчивым, чуть обеспокоенным выражением лица и разглядывал её посиневшие от холода губы. Причем, природа этой задумчивости в данном случае была вполне очевидна… Он внутренне разрывался между подталкиваемым бурными чувствами желанием согреть эти губы своим дыханием и осознанием того факта, что, несмотря на очевидную духовную связь, в физическом мире они знакомы от силы минут пятнадцать и он даже ещё  не представился.

Э-э… Кстати, меня зовут Аларих… – Произнес он как-то растеряно.
Час поздний и погода ужасна. – Добавил он ни без ложного драматизма - Ваши родители, наверное, встревожены.
Я счел бы за радость – нашелся он к действительной своей радости – проводить вас.

Отредактировано Виндек (2013-10-12 19:00:54)

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно