За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Город Ацилотс » Лавка чудес «Хрустальная туфелька»


Лавка чудес «Хрустальная туфелька»

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

https://i.imgur.com/0rk4m05.jpg
Магическая лавка, что располагается ближе к окраине Ацилотса. Часы работы: с 900 до 2100.
Общему обозрению представлены два этажа. Внутри просторные помещения, уставленные стеллажами. Есть все: и книги, и эликсиры, и клетки с причудливыми животными, и чудные сладости. Посреди торгового помещения на первом этаже стоит стол, полностью заваленный книгами, позади которого стул с высокой, обитой дорогой кожей спинкой. За ним видно винтовую лестницу на второй этаж, перила которой увивает плющ, а по лестнице стекает вода, но луж нигде нет. Волшба да и только. Потолка, кажется, нет - вместо него звездное небо.
Но все это - иллюзия, а как она построена - секрет фирмы. Известно лишь, что посетители видят то, что хочет им показать хозяин. Это обман, но, вступая в лавку, они сами соглашаются стать обманутыми. Лавка же чудес.
Автор: Раймон
[float=left]http://s6.uploads.ru/wFSdV.png[/float][float=right]http://s2.uploads.ru/l8kbO.png[/float]
Раймон де ла Фер, владелец лавки.
Мужчина 30 с небольшим лет, синори. Бывший ловчий Мернота, преждевременно отправленный в отставку, после которой и прикупил домик на окраине [1640 год], вскоре преобразовав ее в лавку чудес и именовав Хрустальной туфелькой.

Текка Василь.
Хозяином зовется по-домашнему Силем. Обитает в лавке постоянно, нередко выступая гидом по имеющемуся товару. В утренние часы воскресного дня можно застать исторические и не только конференции, организовываемые здешними текка (до того, как они не будут распроданы). В этот период лавка торговлю не ведет.

Персональный ассортимент лавки чудес
[то есть более нигде данные товары не продаются]

Визуализация

Наименование

Игровая стоимость

http://s2.uploads.ru/RTXwL.png

Синие тени
[ссылка на описание]

2 http://s3.uploads.ru/3nFif.png

http://s3.uploads.ru/7ePXy.png

Ловчий сна
[ссылка на описание]

4 http://s3.uploads.ru/3nFif.png

http://s6.uploads.ru/pYsIe.png

Сонные початки
[ссылка на описание]

10 http://s3.uploads.ru/971U8.png

http://up.qsdb.ru/rusff/image.php?width=250&image=/forum_uploads/937348/82630-1442344531.png

Минойская сфера
[ссылка на описание]

4 http://s2.uploads.ru/y5lsS.png

http://up.qsdb.ru/rusff/image.php?width=250&image=/forum_uploads/937348/46316-1442344545.png

Перчатки Ишмы
[ссылка на описание]

23 http://s3.uploads.ru/3nFif.png

http://s2.uploads.ru/iD8Ch.png

Текка
[ссылка на описание]

1 http://s2.uploads.ru/y5lsS.png 10 http://s3.uploads.ru/3nFif.png

0

2

<<< Постоялый двор "Три Эльфа"

26 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Ночь.

Вылетев с постоялого двора и рванув в первом выбранном им направлении, Бэйнар устремился вдоль улицы города. Надо было заметить, что аллея, которую избрал своей дорогой мужчина, была хорошо освещена, что невольно наводило на мысль, что та являлась одной из главных в Ацилотсе. Но, это в самую последнюю очередь волновало сейчас Эйнохэила, поначалу просто рвущегося куда-то вперед и не разбирающего пути перед собой. Взор, казалось бы, совсем невидящий, застилали одни лишь эмоции, клокочущие внутри. Он просто летел, сломя голову, не видя абсолютно ничего, кроме тех мыслей, что буквально гудели в рассудке, ложась красочными в своих кадрах картинками, и занимали все его внимание. Бэй хотел и не хотел возвращаться к случившемуся в комнате Альвэри одновременно, то специально наводя себя и задаваясь целью вспомнить, то отбрыкиваясь ото всего так же рьяно, как от своих кошмаров. Да-а, в какой-то степени и то, что он умудрился вытворить, являлось не меньшим для самого же Бэйнара кошмаром. И не только для него одного. И съедало больше всего тупое осознание того, что останься бы мужчина там, и даже пообещай девушке, что то был один-единственный раз, когда он не смог совладать с собой, Эйнохэил все равно бы не поручился за свою адекватность и способность удержать ситуацию под контролем, представься бы им еще хотя бы случай оказаться так близко под покрывалом ночи. Съедало, оставляя пустоту внутри и вынуждая чуть ли не заорать в лицо первого случайного прохожего лишь оттого, что Бэй не знал, чем можно было заполнить эту зияющую дыру у себя в душе.
Мужчина относился ко всем его окружающим одинаково, выказывая все, что думал о них прямо в лицо, и, не скрываясь за масками ложной терпимости или же придерживаясь должного нейтралитета. А вот самому себе в своих страхах признавался весьма редко, пытаясь уйти от этого самого признания всеми возможными путями и вуалируя столь сильное чувство, как только был на то способен. Однако в данную минуту, шагая по длинной и практически прямой улице, залитой мягким светом от зажженных фонарей да бледного отблеска луны, Бэйнар как нельзя лучше понимал, что именно боялся… Что именно страх, а ничто иное, поедом пожирал его, тесно переплетаясь с остатками тех разгоревшихся в мужчине эмоций, на кои так была щедра эта ночь. Противное ощущение не давало возможности отпихнуться от него, особенно теперь, когда Эйнохэил мог точно сказать, чего же так пугался. Да, конечно, можно было бы с полной уверенностью сказать, что самого себя, и то было бы Тейаровски верно, если не было бы просто вытекающим следствием совсем иного. Бэй нахмурился, хотя выражение его лица и без того нельзя было назвать веселым, и скользнул угрюмым взором по незнакомцу, идущему навстречу и почему-то малость удивленно его рассматривающему. «Как я мог забыть?». Мысли, как их не сбивай и в какое русло не переводи, все равно возвращались к Аль. И страх напрямую был связан именно с ней. Ведь упрекая себя в том, что должен был помнить о выпитом бальзаме, что мог подняться к себе, возвращая сумку лоддроу утром, мужчина начинал понимать, что просто боялся потерять ту девушку, которую подпустил непозволительно близко к себе. Ведь будь на месте ледышки кто-нибудь еще, да пусть даже едва знакомая особа, он не копался бы в себе после, обыграв случившееся простым фактом того, что был немного не в ладах с рассудком, и, поспешив ретироваться. А тут Эйнохэил, открыто говоря, корил себя за произошедшее, что могло и повлияло-таки на весь его план задуманного похода руша его у самого фундамента.
Уловив еще один косой взгляд прохожего в свою сторону, мужчина замедлил шаг, проводив горожанина озадаченным взором и только же теперь, неспешно шагая по вымощенной улице, понимая, что что-то и правда с ним было не так. «Хм-м-м», - протянул про себя Бэйнар, как-то замешкавшись. Шаг. Еще один. И под ногами начала ощущаться легкая прохлада, холодящая ступни. Не сразу понимая, чем была вызвана столь явная ощутимость не совсем уж теплой ночи и шероховатая поверхность камня с крупицами песка, Эйнохэил, не останавливаясь, опустил голову, подмечая тот факт, что был разут. «*цензура*!!», - раздосадовано дернув рукой в попытке вмазать по чему-то невидимому, мужчина набрал в легкие побольше воздуха и медленно выдохнул пытаясь перекрыть все нарастающее раздражение, - «Расхаживать босым… Замечательно. Такое у меня наблюдается впервые…». Но, как раз-таки это недоразумение и послужило тем отвлекающим маневром для мужчины, чтобы хотя бы временно он переключился на что-то иное, кроме мыслей об уже непоправимом факте свершения не самого выдающегося из своих поступков. Место всего бушующего и выплескивающегося наружу в каждом движении и жесте шквала эмоций в душе заняло относительное спокойствие, лишь искрами недовольства время от времени да вспыхивая в закоулках сознания. «Знаешь ли ты, вдоль ночных дорог шел босиком, не жалея ног…». Бэй нашел в себе силы улыбнуться пропетому в мыслях и притормозить мужчину, вышедшего на него из переулка. Оставленная в «Трех Эльфах» обувь никак не повлияла на решение упертого Эйнохэила дойти до магической лавки, хотя стоило бы и вернуться. Кое-как выпытав у незнакомца правильную дорогу, и, поблагодарив мужичка по привычке кивком головы, Бэйнар развернулся, через несколько метров сворачивая в нужном ему направлении и уже вскоре оказываясь у закрытой двери «Хрустальной Туфельки». Мужчина устало опустился прямо на землю около самого порога, опираясь спиной о каменную кладь стены и запрокидывая голову.
Дав возможность здравому рассудку взять верх над чувствами, он задумался, а стоило ли вообще после всего продолжать задуманное? Бэй не позволил бы случившемуся повториться, слишком боясь потерять ледышку навсегда, как в переносном, так и в прямом смысле этого слова. А потому проще было бы поставить точку, показав ей все то, что он обещал, и отпустить. Хотя бы так он не выглядел бы настолько сумасшедшим и чокнутым, расходясь с девушкой и самую малость, но оправдывая себя. Да-да, для Эйнохэила то был единственный шанс именно оправдать свой поступок, давая понять Аль, что он никогда бы не причинил ей вреда намеренно.

Отредактировано Бэй (2014-03-02 01:25:40)

+1

3

<---Постоялый двор «Три эльфа»

26 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Ночь.

Покинув постоялый двор и пройдя несколько метров в привычной задумчивости, лоддроу остановилась. До нее запоздало дошло, что город-то она знала не лучше Бэя. Оглянувшись назад и зыркнув в сторону «Трех эльфов», странное все-таки название, девушка решила не возвращаться. Поди, вполне реально в сие время суток натолкнуться на стражу города и расспросить дорогу. Конечно, она с двумя сумками да с башмаками в руках, явно не по размеру, выглядела, мягко говоря, необычно, но этот момент сейчас смущал Альвэри меньше всего. Да и при должной фантазии найдет, что ответить, если стражи правопорядка проявят излишний интерес. Поэтому она снова продолжила путь. Не рискуя петлять темными улочками да закоулками, Фенрил выбрала самую освещенную дорогу, надеясь, что, если и не встретит кого, то до утра уж точно найдет пресловутую лавку. Решила – сделала, неспешно двинувшись вдоль безлюдной улицы.
В ночной тишине, на свежем воздухе и думалось лучше, но не легче. Продолжая путь и не замечая прохожих, девушка принялась считать звезды, которых явно поуменьшилось в предрассветный час. Вот кому хорошо. Появились – исчезли, горя не знают изо дня в день. Не нужно им беспокоится о завтрашнем дне, ничто не тревожит их умиротворенного существования. Не чета им, смертным, пусть и долголетним жителям твердой поверхности этого мира. Аль глубоко вздохнула, возвращаясь взглядом к улицам и рассеянно шаря по ним. Вот как раз философствования на тему глобальной несправедливости ей сейчас только и не хватало для полного счастья. Устало покачав головой самой себе, девушка заметила небольшую группу, что-то оживленно обсуждающую возле одной из лавочек. Конечно, вмешиваться в непонятно чей разговор, а вдруг собрание воровское какое, не особо хотелось, но, как на зло, в это время суток более никого не встретила, и неизвестно встретит ли вообще. Делать нечего, придется, - со вздохом и скрипя зубами, подумала Фенрил и направилась к компании. Но, то ли они сильно заняты были решением своих проблем, то ли одинокая и с виду не бедная особа, пусть и с башмаками в руках, не вызвала особого интереса, внимание  на нее обратил лишь какой-то чумазый мальчонка. Его Аль и спросила о местонахождении магической лавки. Парниша хохотнул, не скрывая того, что думает о похождении по магазинам в сей час, но в конечном итоге весьма хорошо растолковал направление, после почти сразу нырнув в толпу, которая продолжала галдеть. Передернув плечами и вздохнув с облегчением, лоддроу поспешила оставить компанию далеко позади, снова двинувшись вдоль улицы.
Мысли снова вернулись к Бэю и тому что произошло, поднимая в душе волну смуты. То, что она все-таки решила сдержать данное ему слово, при всех текущих обстоятельствах, не облегчало ее участь, если не усложняло. Она более не пыталась копаться в том, что именно было подспорьем принятого решения, ибо уже иное занимало ее сознание. А именно то, что при всех тех чувствах, что смог пробудить в ней мужчина, сломив защиту, выстроенную годами, в какой-то мере преодолев барьер мнимого страха, сейчас лоддроу побоялась бы вверить себя его рукам. Нет, не одно то, что случилось наталкивало на подобные мысли, а то, что он сам не мог быть уверенным в себе и своих поступках. По крайней мере, девушка пришла к такому выводу, кое-как покопавшись в том, что подметила за последний час, как минимум. Естественно, она могла и ошибаться, но ведь и опровергнуть сего никто не спешил. Нет, Альвэри не оправдывала его поступка. Это черным пятном легко на память и продолжало исходить горечью внутри, но она была почему-то уверенна, что прямой вины Бэйнара в этом нет. Интуиция? Возможно. Возможно, именно эту сторону себя, темную, неконтролируемую, хотел показать ей мужчина, говоря, что она явно не так читает «его книгу»? Но как он так долго мог сие скрывать, если не контролировал? Все настолько противоречиво...Может быть, он сам толком не знал, как прочитать себя же и для него подобное также загадка, поэтому и попросил о помощи в своеобразной манере и в минутном порыве? Все более, чем возможно и так же запутано. У лоддроу было стойкое ощущение петляния по лабиринту. Она не могла найти ответы, строя свои собственные теории и не имея возможности их подтвердить, как и опровергнуть. Девушка также не могла взять в толк, почему он решил обратится именно к ней, ведь их почти ничего не связывало. Пара ночей, проведенных вместе, от воспоминаний о которых даже сейчас тело начинало предательски бросать в дрожь, да кое-какие приключения в совместном путешествии. Все. Свои чувства Фенрил в расчет не брала, ибо о них знала лишь она сама. Тогда что? Простой отчаянный порыв уцепиться за руку того, кто, как ему показалось в тот миг, имел желание и возможность приоткрыть завесу тайны, которая его самого изнуряет все это время? Вопросы-вопросы, от них уже голова кругом шла в буквальном смысле слова. Другая бы на ее месте, после попытки ее удавить в частности, давно была бы на другом конце мира, а ей вот не ймется. Ей подавай покопаться на книжном пепелище, разыскивая остатки уцелевших и читабельных страниц.
Альвэри устало потерла переносицу, сворачивая в том направлении, где вскоре должно было показаться здание магической лавки. От былого гнева остался лишь неприятный осадок. Душа была переполнена противоречивыми чувствами, как по отношению к Бэю, так и ко всему затеянному. Горло упорно напоминало о себе и о событиях этой ночи, заставляя сознание выставить своеобразную защиту из осторожности и недоверия перед встречей с парнем. Благо, страх успел сойти на нет еще в первые минуты ее пробуждения. Сейчас девушка трезво рассуждала, как никогда ранее, прислушивалась к своему «шестому чувству», которое успело уже заявить о себе этой ночью. И оно не предупреждало о очередной опасности, что могла ждать ее впереди. Пока не предупреждало и она искренне надеялась, что ей не придется снова ощутить это мерзкое чувство, вызванное намерениями того, который, похоже, с корнем выдрал ее сердце из груди. Вор, что тут скажешь, - от этой шальной мысли Аль усмехнулась, приблизившись к зданию местной магической лавки. На пороге она увидела восседавшую фигуру Бэя, явно нашедшего путь к магазину без особого труда. Ощутив, как по спине пробежала легкая дрожь, Альвэри остановилась перед парнем, не дойдя до него пары шагов. Поставив обувь перед синеволосым, она сбросила и его сумку с плеча, не спеша отдавать.
- Они не захотели сами выметаться следом за тобой, - спокойно проговорила лоддроу, хотя на душе у нее снова поднималась неоправданная буря эмоций, а сердце гулко застучало в груди. – Поэтому пришлось принести...
Боги, ничего более сумасбродного она просто не могла придумать и ляпнуть в сей момент. Но что есть, то есть. Играть в молчанку от чувства неловкости, которое физически ощущалось ею в сей час, Альвэри тоже не могла. С ним не могла. Хотя девушка старалась держаться отстранено и настороженно, не имея представления о намерениях Бэя, как и о его мыслях, она даже против своей воли слишком остро реагировала на его присутствие. Да, это слово, данное ею необдуманно и по велению явно не рассудка, вылазит боком при каждом удобном случае. Но ведь сама и виновата, поэтому и должна принять все, как есть и дойти до конца несмотря ни на что. А уж после, когда сделает все, что в ее силах для обещанной "помощи", она найдет, чем заполнить пустоту в сердце, отпустив того, кого любила и кого не имела права насильно пытаться удержать возле себя. А пока ей стоило как-то контролировать чувство, кое она испытывала к Бэйнару и которое часто проявляло слабость в самые неподходящие моменты. Как не прискорбно, но именно сегодняшний поступок Бэя и стал той перемычкой, которая смогла передать бразды контроля над всей ее сущностью рассудку, отобрав его у сердца. Хоть что-то хорошее, - проскочила мысля, которая, впрочем, совершенно ее не порадовала.

Отредактировано Альвэри (2014-03-02 03:25:14)

+1

4

««Хрустальная туфелька», «Три Эльфа»… Так и хочется спросить, чего же курил автор сих шедевральных названий?», - Бэйнару было все равно на что отвлекаться, дожидаясь того часа, когда же откроется магическая лавка, - «Да и «Пьяного Паладина» смело можно в ту же кучу приплести», - мужчина хохотнул, не желая отлипать от стены и продолжая высматривать что-то среди темных крон деревьев, в этот предрассветный час напоминавших больше просто темные пятна на полотне чуть посветлевшего небосклона. Размышлять о том, что занимало сознание всю дорогу до лавки и не отпускало рассудок до сей поры, Эйнохэил уже не мог, чувствуя, что это начинало опустошать, во всем своем водовороте не находя каких-либо зацепок к тому, что следовало делать дальше и как вести себя. Нужна была передышка, чтобы просто не «свалиться» морально, превращаясь в ходячий овощ, лишенный всяких эмоций и проявления хоть каких-нибудь чувств. И такой передышкой послужили названия заведений, в которых когда-либо побывал Бэй, и кои на его взгляд были теми еще перлами комичности и нелепости. «Прям представляю таверну, полную пьяниц-паладинов или же лавку, полную хрустальных туфелек, зачарованных на веселые танцы или же еще какие финты. Хотя, как там назывался постоялый двор… «Зимний Очаг», кажется? Ну, хоть что-то нормальное. Да, в таком и посидеть было приятно. И весело». Вспомнив о вытворенной дурости в заснеженных землях на пару с Нером, Бэйнар улыбнулся сквозь все еще не до конца отпускающую дымку своеобразной опустошенности и вымотанности. Он оторвал взор от неба и, скосив глаза, уставился на собственную челку, которая в темноте не отдавала синевой, сводя всю палитру красок к черному.
В этот момент до слуха стали долетать какие-то шорохи, напоминающие собой легкую поступь в сторону мужчины. И тот отвлекся от изучения своей шевелюры, удивленный тому, что посреди ночи мог найтись еще кто-то помимо его самого, кому было невтерпеж попасть в магическую лавку. По правде сказать, Эйнохэил надеялся увидеть подходящую или подходящего хозяина «Хрустальной Туфельки», который по каким-то своим причинам решил заскочить в свою же лавку немногими часами ранее ее должного открытия. Но вот подошедшая к нему Альвэри ничем не походила на держательницу магического магазина в Ацилотсе. Вперив немного непонимающий и наполненный неверением в увиденное взгляд в девушку, оставившею слишком уж малое расстояние между ними, мужчина дернулся, сам не понимая чего ради. Отползать ему все равно было некуда, лишь в сторону, что мало бы изменило положение вещей. А вот унять тем самым неприятное ощущение, что больно кольнуло в груди и отдалось чем-то противным в спину, можно было попытаться. Однако ничего так и не улеглось, продолжая клокотать внутри и заставляя начинать нервничать.
- Они не захотели сами выметаться следом за тобой. Поэтому пришлось принести... – Произнесла лоддроу тихим спокойным голосом, ставя перед Бэем его обувь и скидывая его сумку, прихваченную с собой, с плеча.
Да уж, возвращаясь к мыслям о зачарованных туфлях, мужчина понимал, что его сапоги точно уж не обладали ничем магическим, чтобы сорваться вслед за улепетнувшим хозяином с постоялого двора. Но вот зачем ледышке понадобилось срываться за ним и переть все эти манатки, под весом которых она непонятно как вообще еще держалась? На худой конец Бэйнар бы и сам вернулся в «Трех Эльфов» утром. Да и как Аль узнала, что он тут? «Записка ж», - запоздалая мысль ударила в голову, служа ответом на ранее заданный вопрос. Опустив глаза и уставившись на сапоги, Эйнохэил поспешно обулся, теперь же поднимаясь с земли и отряхивая штаны от пыли. Он обратил свое внимание на сумку, все еще находящуюся у Альвэри, которая не спешила возвращать ее мужчине. Бэй не спешил смотреть в глаза девушки, избегая ее взора и отвлекаясь на все, что попадало в поле его зрения. Да и вести себя он просто не знал как, особенно теперь, когда все эмоции улеглись, отрезвляя рассудок, который метался из угла в угол в черепной коробке, не спеша реагировать на столь неожиданное появление лоддроу. Но для того, чтобы даже накарябать что-то в ответ на ее слова, нужно было вернуть себе рюкзак. Сделав осторожный шаг вперед и пытаясь буквально задавить подступившее к горлу чувство опасения того, что ледышка шарахнется от него в следующее же мгновение, Бэйнар медленно протянул руку вперед, заглядывая в голубые глаза Аль и давая понять, что не собирался сделать ничего более кроме как забрать у нее свою сумку. Он старался скрыть от ее взора все то, что новой волной начинало подниматься в душе, маскируя эмоции напускным спокойствием. А когда же рюкзак оказался у него, Эйнохэил снова отступил назад, сохраняя хотя бы малое расстояние меж собой и Альвэри. Он похлопал по карманам, забыв, в какой из них положил карандаш, и отыскав его, вытащил из сумки листок. Да уж, писать в темноте, едва подернутой первыми лучами солнца, было не лучшей затеей, но и слова никак не шли с языка, и тому противилось все естество Бэя. Он просто не хотел вновь окунать себя в мысли и сравнения с тем, от чего пытался уйти и к чему наверняка вернулся бы, услышав свой собственный голос. «Я не хотел». Одна-единственная строка, криво положенная на бумагу вряд ли служила оправданием, но не несла в себе ничего, кроме правды и горького сожаления, которое едва заметными бликами виднелось во взгляде мужчины, направленном на лоддроу. Он протянул листок ледышке, очень надеясь на то, что она примет его, не вынуждая Бэйнара снова заговорить, и скользнул взором по темной ткани легкого шарфика, покоившегося на шее Аль. Одно лишь осознание того, благодаря чему этот аксессуар оказался у девушки, заставило Эйнохэила мгновенно отдернуть взор в сторону, а сердце больно защемить. Тот пыл, в котором он прогнал половину пути до лавки, и в котором был готов сорваться за Альвэри куда угодно, угас, заставляя посмотреть на все под другим углом. Был ли смысл в его порыве, если же напуганная ледышка сочла бы удалиться сейчас восвояси, избегая любой короткой встречи с мужчиной, едва не ставшим ее убийцей? Смог бы он тогда и дальше досаждать ей, пытаясь чего-то там показать и доказать? «Нет», - ответ сам собой пришел на ум, спирая дыхание и давя на виски. Оставалось только лишь уповать на то, что все каким-то чудом повернется иначе, и они не разойдутся здесь и сейчас. Хотя рассудок прямо-таки кричал о том, что именно это и стоило сделать.

+1

5

Да, неловкость уже не просто висела в воздухе, а душила своим покрывалом так, что вздохнуть было трудно. На самом деле Альвэри даже не предполагала, что будет, когда она найдет Бэйнара. После того, что произошло, того, что увидела и коротко брошенной фразы парня, можно было ожидать чего-угодно. Зная уже немного его натуру, не уступающую по эмоциональности ее собственной, девушка могла ожидать и волну отчуждения. Не столько из-за ее присутствия, сколько из-за осознания парнем того, что едва не случилось. Закрыться от мира, чем не выход? Она уж знает, как это делается и в свое время видела в сим единственный выход уйти от сердечной боли, а после – просто привыкла, прикрываясь необходимостью защитится от всех и вся. Фобии, страхи, нежелание признавать свои слабости – все это было весомым оправданием для нее в тот момент, но сейчас она не хотела лицезреть, как закрывается душа близкого сердцу человека.
В отличии от Бэйнара, который явно уходил от прямых взглядов в ее сторону, лоддроу молча наблюдая за ним, больше не проронив ни слова. Она не знала, что сказать и стоит ли вообще что-то говорить. Возможно, стоило его оставить в покое? Отдать пожитки и вернуться на постоялый двор, с чистой совестью так сказать. Только вот не разворачивались ноги, как и душа продолжала изнывать и тянуться к тому, кто избегал ее взгляда. Да, он оступился и сего нельзя было отрицать, простить и просто забыть, но, если уж сильно покопаться в воспоминаниях, разве он не предупреждал о том, что она слепа в своем чтении? Она соврет себе же, если ответит – нет. Все, что было связано с Бэйнаром, едва ли не острием клинка выцарапано на стенах ее хранилища воспоминаний. Возможно, он и сам не совсем осознавал, насколько близок был к правде, но то, что он решил сознательно ей показать это вот таким вот извращенным образом – Аль не могла поверить. Об этом говорили ее глаза, которые видели все произошедшее после, об этом твердил его взгляд, случайно пойманный, еще в комнате, да и сейчас…в конечном итоге, об этом говорили все ее чувства и здравый рассудок, холодно оценивающий ситуацию и пытавшийся докопаться до истины.
Размышляя над всем этим и одновременно наблюдая за мужчиной, который сделал явно неуверенный шаг в ее сторону, лоддроу внутренне сжалась. Как ни крути, а все случившееся не могло просто пройти, после парочки «прости-случайно» и самопонимания ситуации. Тем не менее, настороженно следя за движениями Бэя, девушка продолжала стоять на месте, будто корни пустила на оном. В какой-то момент их взгляды пересеклись и она ненадолго утонула в светлой глубине глаз Бэя, в которых мягкими волнами колыхалось спокойствие. Казалось, он намеренно это делал, стараясь ее успокоить и дать понять, что ей нечего боятся. Впрочем, это могла быть всего лишь игра воображения. Поди, не день на дворе, чтобы видеть все настолько отчетливо, чтобы говорить об этом наверняка. Тем не менее, лоддроу без резких движений, хотя и не без явной осторожности, отдала сумку мужчине, после наблюдая, как он покопался в оной да в своих карманах. Ну кто бы сомневался, - мысленно ухмыльнулась Альвэри, ожидая пока он что-то там накарябает в темноте. То, о чем он мог сейчас ей сказать, она не могла и предположить, учитывая свои собственные сумбурные ощущения и бедлам в голове. Впрочем, долго ей не пришлось над сим раздумывать, ведь уже в следующее мгновение протянул лист с написанным. Еще бы прочесть, - принимая оный, подумала девушка, поднеся поближе к носу и всматриваясь в буквы, неровно написанные на клочке бумаги.
«Я не хотел» - как оказалось, особо напрягаться не пришлось, фраза была весьма лаконичной и короткой.
Альвэри подняла взгляд на Бэя, протянув ему листок обратно.
- Верю, - точно так же лаконично ответила лоддроу, совершенно не кривя душой.
Ровный, спокойный голос шел в разрез с теми эмоциями, что клокотали сейчас внутри. Девушка глубоко вздохнула, отлипнув от своего места и, продолжая держать небольшое расстояние между ними, подошла к зданию лавки, облокотившись о его стену спиной. Какое-то время она молчала, вперив взгляд куда-то вдаль, словно тщательно что-то обдумывала. Но возрастающее чувство неловкости толкало разорвать эту тишину любым способом. А единственная тема, кроме очередного бреда какого-нибудь, что крутилась в ее мыслях, была непосредственно связанна с мужчиной и его «скелетами в шкафу».
- Предполагаю, это то, что я должна была заметить раньше…на страницах твоей книги, - снова заговорила Аль, бросив косой взгляд на парня. – Не знаю как я должна была догадаться об этом, конечно…Тем не менее, это не повлияет на мое решение. Я считала, что мне нечего делать в этом «путешествии», затеянном тобою, но из-за того, что случилось…и затронуло непосредственно меня, - лоддроу запнулась. – Я немного по-иному взглянула на все и, как бы это прискорбно не прозвучало, но именно произошедшее стало толчком к некоему осознанию и пониманию того, что ты пытался сказать, намекнуть ранее. А возможно, мне просто это кажется? – Фенрил слабо усмехнулась. Это было похоже на монолог с самой собой…Сбивчивый, пытающийся найти подходящие слова и донести кратко то, что клокотало в душе. – Теперь и я оказалась втянута в вычурную историю старых страниц, что не могу оставить просто так. Мне не безразл… - она оборвала слова, едва не слетевшие с языка в момент излишнего откровения и отвернулась. – У меня теперь есть стимул помочь тебе. И он многим больший, чем просто данное слово, но я не смогу сделать и шага, если буду и дальше идти в слепую, понимаешь?
Альвэри снова взглянула в сторону Бэя. Сумбурно изложенные мысли, в которых и сама могла легко запутаться, могли банально не донести до мужчины того смысла, что она в них пыталась вложить. Девушка просто не умела подобное излагать, не сталкиваясь ранее с чувствами, коими сейчас была преисполнена и которые приходилось скрывать, притуплять в себе, боясь оголить и оказаться осмеянной. Хотя были сомнения, что сейчас кому-то было до смеха, но суть дела не меняла. Лоддроу искренне надеялась, что Бэй смог уловить, понять хоть часть того, что она пыталась выразить. В любом случае, он мог переспросить, но мог и отмахнуться, сказав, что на сим стоит поставить большую и жирную точку. Она бы его не стала винить, если бы он сейчас решил разорвать эту сеть судьбоносных хитросплетений и разойтись в разные стороны. Хотя при мысли об этом, пустота внутри начинала отдавать холодом, сковывавшим тело и душу, а к горлу подступал неприятный ком.

Отредактировано Альвэри (2014-03-02 19:06:57)

+1

6

«Веришь?», - недоуменно выпалил про себя Бэй, не верящим взором уставившись на девушку и наблюдая ее шествие к стене домишки. Он ожидал услышать все, чего угодно, но только не это. Или то был сугубо его взгляд на ситуацию. Да и в мыслях не укладывалось, как можно было верить в подобное? На месте Альвэри он бы давно уже находился где-нибудь около пункта телепортации, если бы вообще уже не на платформу вбегал! Поверить в такое… вот так просто. И что ей двигало, если не инстинкт выживания? Мужчина отвел глаза от ледышки, несколько раз быстро моргнув и прогоняя от себя слабое понимание, почему же она поступила иначе. В поведении лоддроу явно было нечто иное.
Он повернулся, чтобы лучше видеть ледышку и отступил, все еще опасаясь сокращать и без того малое расстояние меж ними. Его домыслы, построенные на том, что лишь от части могло быть правдой, требовали подтверждений, а не намеков, кои можно было уловить по интонации голоса или же мимике, взору, что порой говорил намного большее, чем пресловутые слова. И потупив взгляд на врученный ему обратно листок, Эйнохэил уже собирался снова взяться за писанину, но тут воцарившуюся и неловкую тишину нарушила Аль, вынуждая мужчину помедлить со своим решением и внимательно выслушать ее.
- Предполагаю, это то, что я должна была заметить раньше…на страницах твоей книги, - косой взор в сторону Бэйнара мог выцепить короткий кивок, подтверждающий каждое слово, - Не знаю как я должна была догадаться об этом, конечно…
«Никак», - ответил про себя мужчина, прекрасно зная, почему, - «Я не собирался полностью открываться тебе, надеясь, что разойдемся каждый своей дорогой». Поток мыслей на мгновение, но все же отвлек Бэя, погружая в стопор от того, что сейчас он осознавал потребностью совсем в противоположном стечении обстоятельств. Прослушав кусок всего сказанного, и надеясь, что тот оказался небольшим, Эйнохэил заставил себя посмотреть в глаза девушки.
- …Я немного по-иному взглянула на все и, как бы это прискорбно не прозвучало, но именно произошедшее стало толчком к некоему осознанию и пониманию того, что ты пытался сказать, намекнуть ранее…
И опять же, возвращаясь к относительно недавним рассуждениям, мужчина мог бы только сокрушаться по поводу того, что выдал себя практически с потрохами и теперь же ему в лицо открыто говорили о том, что хотят и будут докапываться до сути-истины. Но почему-то не спешил сожалеть. На вопрос, показавшийся ему риторическим, Бэйнар никак не отреагировал, уловив после тихий смешок лоддроу, которая продолжила свой монолог. А вот запинка, коею допустила Альвэри, обрывая себя на полуслове, сказалась на мужчине. Нахмурившись, и чувствуя, что ему чего-то недоговаривали, он фыркнул, показывая свое недовольство сим фактом. Возможно то могло бы помочь Эйнохэилу в его самокопании, но было проглочено пустотой и накрыто совсем другой мыслью, озвученной ледышкой.
- …У меня теперь есть стимул помочь тебе. И он многим больший, чем просто данное слово, но я не смогу сделать и шага, если буду и дальше идти в слепую, понимаешь?
Возможно, не совсем правильно растолковав преподнесенное ему, Бэй слегка опешил, резко развернувшись спиной к Аль и пройдя до небольшого моста, около которого и застыл, уставившись вниз на черную дорогу, проходящую под ним. Ему не нужна была помощь в чем-либо, что касалось его кошмаров. Мужчина хотел разобраться совсем не в них, а в себе. И та волнующая радость, что крупицей легла в море разнящихся с ней чувств, от решения девушки пойти за ним, угасла подобно маленькой искре погребенной под волнами отчаяния. Они говорили о разных вещах, и это обидным пониманием ложилось на душу. А может Бэйнар и не так понимал лоддроу вовсе? Одно он знал точно, откладывать все в дальний ящик больше не имело никакого смысла. Надо было разбираться во всем здесь и сейчас, дабы еще больше не путаться в самом себе и по ошибки не принять совсем ненужную помощь, которая могла только оттолкнуть.
Эйнохэил повернулся и взглянул на Аль, неторопливо сойдя со своего места и подходя к ней ближе. Расправив ладонь и придерживая на ней большим пальцем лист бумаги, он взялся за ответ. «Мне не нужна помощь в том, до чего ты пытаешься докопаться. Я не спорю, то служит неотье неотъемлемой главой в моей жизни, но разбираться я собрался не в ней. Я покажу тебе, как только смогу, обещаю. И мне действительно жаль, что это произошло», - Бэй отвлекся, не зная с какого края подойти к тому, что так порывался сказать, но уже через несколько секунд снова взялся за карандаш, - «Но это лишь косвенно касается того, в чем я окончательно запутался». Мужчина вздохнул, понимая, что начинал писать, прилагая к тому больше эмоций, чем требовалось. «И что бы там не было безразлично тебе, мне небезразлична ты. И я хочу понять, насколько сильно. Хватит недомолвок, Аль. Да, Тейар побери, мне надо разобраться с тем, с чем я столкнулся, быть может, первый раз за все эти годы. Вот о какой помощи я просил тебя». Просил, и только что получил на нее ответ, выговорившись на листе и сам испугавшись того, что получил в результате. Пробежавшись глазами по кривым строкам, Бэйнар моргнул, не веря, что написать сие мог он, и поежившись от неприятного озноба, пробежавшего вдоль позвоночника. Устремив свой взор на ожидающую ответа девушку, мужчина скомкал в руке лист бумаги и выкинул его в сторону двери «Хрустальной Туфельки», наблюдая, как тот врезался в дерево и «отпрыгнул» на дорогу. Он упрямо поджал губы и отвернулся, вперив взор себе под ноги.

+1

7

Последующее поведение Бэйнара, когда он столь резко развернулся к ней спиной и отошел к мосту, где застыл словно истукан, по правде говоря, озадачило и обеспокоило девушку. Она слишком сумбурно все объяснила, как пить дать. А с учетом того, что они все время недопонимали друг друга, сей случай мог и не стать приятным исключением. Казалось, они бродят по одному и тому же кругу, только для одной он круглый, а для другого – длинный. Впрочем, чего гадать, она сейчас не могла сказать ничего наверняка, глядя на широкую спину Бэя, который что-то нашел в темной пыльной земле под ногами. Девушка вздохнула, покачав головой. О том, чтобы сказать прямо и речи быть не могло, как бы смешно это не звучало, она продолжала боятся того, что он просто посмеется над ней или пожалеет ее неуместно возникшие чувства к нему. Поэтому она петляла, кружила, пытаясь найти более-менее адекватное и логичное объяснение своему поступку. Однако, правильно ли она поступала?
На этом мысли Альвэри оборвались, так как Бэйнар соизволил вернуться к лавке. По его взгляду, пусть едва различимому в полумраке, но сверкнувшим каким-то странным блеском она заметила явную перемену, но не смогла растолковать. Тем более, что он принялся за писанину и ниточка между взглядами была прервана. Лоддроу задумчиво глядела на мужчину, склонившегося к листку и что-то яро писавшего. Читать параллельно не получалось ввиду ночного времени суток, да и неудобства. Посему ей оставалось только терпеливо ждать и надеяться, что в сей раз они друг друга поняли.
Но, увы и ах, Бэй считал по-другому, как оказалось после, и решил, что написанное им же ей лицезреть не стоит. Альвэри озадаченно проследила за тем, как мужчина скомкал листок с написанным и отшвырнул прочь. Лоддроу перевела взгляд с упавшего комка на парня, недоумевающе заметив и его внезапно сменившееся настроение. Она нахмурилась, уже открыв было рот, чтобы спросить, что это было, но внезапно сменила свое решение. Точно так же упрямо поджав губы, девушка оттолкнулась от стены лавки и направилась туда, где упал несчастный клочок бумаги. Подойдя к комку и подняв его с пыльной дороги, она оглянулась, прищурив глаза. Что за дурная привычка тормозить посреди дороги, отмахиваясь и отбрыкиваясь? – мысленно фыркнула лоддроу, отвернувшись от парня и принявшись разворачивать скомканный листок. Ночная темнота не способствовала чтению, а кривизна написанных букв и в помине. Что-то проворчав под нос, девушка сплела заклинание, создав в ладони небольшую шаровую молнию, применив ее явно не по назначению, а как источник, пускай и мерцающего, но все же света.
«Мне не нужна помощь в том, до чего ты пытаешься докопаться. Я не спорю, то служит неотье неотъемлемой главой в моей жизни, но разбираться я собрался не в ней. Я покажу тебе, как только смогу, обещаю. И мне действительно жаль, что это произошло», - гласили первые строки, что уже наталкивали на мысль о том, что чуда не произошло, - «Но это лишь косвенно касается того, в чем я окончательно запутался. И что бы там не было безразлично тебе, мне небезразлична ты.» - в сей момент рука, державшая лист дрогнула, а вся фигура девушки напряглась, но Аль не рискнула оторваться от чтения, что уже напоминало игру воспаленного воображения. – «И я хочу понять, насколько сильно. Хватит недомолвок, Аль. Да, Тейар побери, мне надо разобраться с тем, с чем я столкнулся, быть может, первый раз за все эти годы. Вот о какой помощи я просил тебя».
Лоддроу судорожно вздохнула, не веря собственным глазам и принявшись читать еще раз. Медленно и с расстановкой…Но сути написанного, это не изменило. Девушка почувствовала, как по телу пробежала дрожь, а сердце, казалось, и вовсе перестало биться. Маленькая шаровая молния вспыхнула и разлетелась мерцающими искрами. Это не могло быть правдой, смахивая уж на какую-то издевку более, чем на истину. Но зачем ему было это делать, не зная того, что она к нему чувствовала? Аль ощутила, как почва все упорней уходит из-под ног, как она еще больше начинает тонуть в этом всем водовороте, который грозит поглотить ее полностью. Нервно сжав лист и вперив взгляд вдаль, девушка какое-то время так и простояла, после резко развернувшись и подойдя к Бэю. Едва ли не впритык остановившись, буквально плечом к плечу, если бы позволял рост, лоддроу устремила взгляд куда-то вперед.
- Как оказалось, я плохо умею изъясняться, - едва слышно, сбивчиво начала лоддроу, стараясь сохранить нотки спокойствия в голосе. – Я понимаю, что то, что сегодня увидела для тебя не новость и что это далеко не все, что сокрыто и неведомо, но я не об этом говорила…- девушка снова судорожно вздохнула, подбирая слова и чувствуя, как пересохло в больном горле. – Хватит недомолвок? В чем-то ты прав и я не ожидала увидеть того, что прочла. Может быть, потому что не могла допустить и в мыслях, что мои чувства к тебе могли найти отклик…Может, потому что тяжело принимать то, с чем столкнулся в первый раз. Твои слова, да, но так же могу ответить и я, - Альвэри повернула голову, вскинув лицо. – Что мне не безразлично? Не что, Бэйнар, а кто...Ты…
Сердце громко стучало в груди, гоняя кровь по венам, а ноги, казалось, вот-вот откажутся ее держать. Она произнесла то, чего клялась себе никогда не говорить вслух. Теперь осталось только принять сие, как данность и ждать того, что она боялась еще больше, ведь слова на бумаге могли быть всего лишь словами…

Отредактировано Альвэри (2014-03-02 22:12:44)

+1

8

[ Постоялый двор "Три эльфа" ] http://i.imgur.com/Sahjk3d.png

26-27 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Ночь, плавно переходящая в утро...

Ветер выл в ушах, холодил кожу до озноба. Утренний полет, первый за этот год, ощущением восторга не радовал. Скорее наоборот, привносил в сомневающуюся душу раздор. Слушая едва различимый шорох перьев, которые трепал предрассветный ветерок, алла уже не была так уверена в том, что действительно хотела знать, что произошло между Бэем и Альвэри. Поглощенная своими мыслями, чернокрылая вновь рухнула в воздушную яму, которую не смогла обойти. Под ложечкой надсадно екнуло. Сделав мощный взмах, девушка с трудом поймала восходящий воздушный поток, который позволил ей спланировать на пару метров вниз, чтобы нормализовать скорость и с последующими взмахами крыльев вновь набрать высоту.
Уже четвертая. Эллюмиель не без опаски подумала над тем, что отсутствие сна в течение двух суток без последствий не оставляет. На секунду решение догнать загадочную парочку на крыльях показалось алла очень опрометчивым. Действительно проще было проследовать вслед за ними пешком. И гораздо безопаснее, что нельзя было сказать о метрах так двадцати под животом. Рухни она, изможденная вынужденной бессонницей, вниз, то сломанным носом дело не обойдется. По частям бы не собирали, и то хорошо.
Внизу проплывали знакомые дома. Следуя явному ориентиру, алла начала плавно снижаться, рассчитывая приземлиться у начала узкого моста, ведущего в знакомую ей магическую лавку. Но природа решила внести свои коррективы в ее запланированное прибытие к месту, сменив направление ветра. Пришлось править к соседствующему с мостом жилому дому. Сложив крылья в порядке полуметра от земли, Эль по-кошачьи спрыгнула с высоты, подняв последним взмахом крыльев клубы пыли. Неосознанно старалась быть тише, явно сомневаясь в своей горячности поспешить за Бэем с Альвери. Они не ждут ее. Мало того, Альвэри дала понять, что видеть ее и не захочет вовсе. Их...что-то связывает, это определенно. Что-то большее, нежели просто дружба. Какая подруга, таская на себе чужие сумки, устремится в ночь только для того, чтобы поговорить?
"Ну... Ты, вообще-то. С поправочкой на сумки, конечно" - услужливо напомнила о себе ее внутренняя сероглазая девочка, лениво зевнувшая и покачавшая головой. Чертыхнувшись, Эль понимала, что аргумент-то слабый. Девушка прислонилась спиной к стене дома, зябко дрожа, и укуталась в иссиня-черные крылья, уткнувшись в перья носом. Захотелось вернуться назад и сесть обратно за стол под удивленным взглядом Аделя. Она тоже так с ним...внезапно ушла, ничего толком не объяснив. Хотелось вернуть вчерашнее утро, мелодичный звон поющих ветров у окна. А вот зачем, она так и могла сказать даже самой себе.
Ветер умеет отрезвлять, но так же мастерски путает мысли в голове, разрозненные и без того слишком сильно. Для чего это все. Бэй был бы благодарен, если бы она не совала носа в дела, к ней не имеющие никакого отношения. И так будет проще. Для всех, в этом она могла быть уверена. А так...внесет еще больше смуты, неоправданных отношений. Да-да, она подмечала на себе колкие, не лишенные смысла, взгляды, скользящие, мимолетные.
Но вместе с этим девушка не могла оставить все вот так. Она не требовала ничего, ни разъяснений, ни каких-либо обещаний или прочего...такого. Алла явственно испытывала желание просто находиться рядом, не говоря ни слова, не прося ничего взамен этому. И снова видеть улыбку на его лице, такую же, как и на постоялом дворе, как обещание того, что все действительно будет хорошо. Без вранья, он должен знать, что его-то алла враз раскусит.
"Слишком остро реагируешь" - ехидно костатировало акт подсознание, и Эль неуверенно от него отмахнулась. Глубоко вздохнув, набираясь смелости, девушка, раскрыв крылья, вышла из-за угла дома прямиком к мосту.
Заприметив два знакомых силуэта, Эллюмиель подобралась, силясь держать себя в руках и не пойти на попятный. Будучи замеченной ими, алла тихо прошла мимо них и, кинув сумку к лестнице, села на вторую ступеньку, сложив руки на коленях.
- Смиритесь, - тихо буркнула Эль в сторону, стараясь не смотреть ни на кого из присутствующих.

Отредактировано Эллюмиель (2014-03-02 23:11:02)

+3

9

И надо же было так опрофаниться, понадеясь на то, что Альвэри будет глубоко плевать на его письменный ответ, и она не пойдет подбирать с дороги выброшенный листок! Однако чуда не случилось, и девушка, желая все же узнать, что было написано на бумаге и предназначалось ей минутой ранее, двинулась в сторону лежащего в пыли скомканного листа. Слишком поздно заметив это, Бэйнар не успел обогнать ее, хотя и рыпнулся с места, теперь же просто останавливаясь, смотря в спину отошедшей в сторону лоддроу и наблюдая за тем, как она расправляла измятую бумагу, силясь прочитать в потемках наверняка уж корявые строки. «Ой, баран!!», - закатился в мыслях мужчина, пряча лицо в ладонях и тяжело выдыхая. Но и отнимать листок, вырывая его из рук ледышки, он не желал. К тому же, что Аль уже прочитала если уж и не все, то половину, как пить дать, облегчая себе эту задачу небольшой шаровой молнией, заплясавшей у нее на ладони. А что сделано, то сделано. И отмотать время назад, чтобы подумать над возможными последствиями и забросить скомканную бумагу куда подальше, увы, а не мог никто. Что ж, оставалось только ждать реакцию девушки, которая, к слову, ждать себя не заставила.
Развернувшись и подходя к Эйнохэилу достаточно близко, если не сказать, что вообще впритык, Альвэри остановилась, не спеша смотреть на мужчину и разглядывая чего-то за его плечом. Тот в свою очередь, отставил ногу, готовый в любую секунду отшагнуть, но застыл на месте, силясь унять приступ страха за такое ценное для него сейчас расстояние, которое было нарушено и просто-напросто уничтожено. Кровь мгновенно шибанула в голову, отбивая странную дробь в висках и заставляя сердце учащенно забиться в грудной клетке.
Как оказалось, я плохо умею изъясняться, - слова, едва уловимые, практически моментально таяли в воздухе, унося с собой в небытие и проскакивающие в голосе ноты старательно скрываемых под слоем спокойствия эмоций.
Да уж, не каждый день тебе доводилось читать чистосердечное признание от твоего несостоявшегося убийцы. И заключенное даже не в признание своей вины в содеянном, а совсем другом, что как нельзя лучше подходило под словосочетание «чистосердечное». Бэй недовольно свел брови, осознавая, что кто-то из них точно уж не понимал другого, хотя и то было далеко не новостью, опираясь на их постоянные недопонимания. Быть может, для него случившееся сегодня ночью имело большую значимость, чем для самой Аль? Такая мысль пронеслась после того, как ледышка ясно дала понять ему то, что говорила совсем не об этом. А вот Эйнохэил чуть ли не постоянно возвращался к своему поступку, вновь и вновь жалея, что, в конце концов, не уберег лоддроу от того, что рано или поздно все равно должно было произойти, и не разошелся с ней, самолично втянув еще и в дурацкое путешествие.
- …Хватит недомолвок? В чем-то ты прав и я не ожидала увидеть того, что прочла. Может быть, потому что не могла допустить и в мыслях, что мои чувства к тебе могли найти отклик…
Сказанное и дающееся Аль с трудом, что было хорошо заметно, резануло по ушам, вгоняя в ступор и лишая возможности трезво мыслить. Да и какой там мыслить? Более ни одна из них, мыслей, не шла в голову, в панике разбежавшись по самым темным закоулкам сознания. Ощущение было такое, будто бы на тебя вылили таз с ледяной водой, и ты начинал судорожно хватать воздух, задыхаясь в удушливых объятиях холода. Вот так и было в сию минуту мужчине, только что рот не открывал, аки рыба, вытащенная из воды на сушу. Зато можно было заметить, как часто и глубоко он дышал, переваривая брошенную ему в лицо информацию. Но на этом девушка не остановилась, буквально тыкая Бэйнара носом в те чувства, что испытывали они оба. Вот только, как оказалось, до сих пор отбрыкивался от них и не понимал один только он.
- …Что мне не безразлично? Не что, Бэйнар, а кто...Ты…
Мужчина, до сего момента, сверлящий взором предрассветную темноту, наклонил голову, вглядываясь в бездонную голубизну глаз ледышки и не улавливая в ней ничего, сродни наигранности и фальши. Он чувствовал, что тонул в ней, позабыв даже о том, что, наверное, стоило бы и чего-то ответить. Но малость шоковое состояние, не отпускающее Эйнохэила, мешало ни то, чтобы слово произнести, но и хотя бы пошевелиться. Ему хотелось наплевать на всю сложившуюся ситуацию, откинуть в сторону произошедшее часом ранее, и просто обнять стоящую около него девушку, прижимая к себе и ища в ее ответных объятиях те облегчение и поддержку, что она могла подарить ему, подтверждая высказанное действиями. Ведь именно их предпочитал любым словам Бэй. Хотел, но Тейаровски боялся разрушить тем самым то хрупкое доверие к нему, что еще теплилось в душе Альвэри. А иначе пошла бы она следом, растеряв его еще у себя в комнате? Вряд ли.
И тут, спасительной ниточкой, вытягивающей из молчаливого омута и бури эмоций, так и оставшихся невыказанными, явилась Эль, видимо, не ставшая дожидаться утра и последовавшая за ними сейчас. Переключая свое внимание на прошедшую мимо лоддроу и его самого девушку, мужчина в который раз за эту ночь не верил в странное стечение обстоятельств. Сделав шаг от ледышки и развернувшись лицом к алла, пробормотавшей что-то себе под нос, Бэйнар устало потер переносицу. «Ну, а где тогда еще двое? Или один… Хотя, Нер, если только по карте сюда и доберется к позднему утру, когда отоспится». Поведение, немного меняющееся и подстраивающееся под новую ситуацию все еще пестрело остатками некого смятения, а сам мужчина упорно не хотел оставлять разговор с Аль незаконченным. Однако, судьба диктовала свои правила, и позволив ломанной улыбке лечь на губы, Эйнохэил зажестикулировал, пытаясь дать понять Эллюмиель, что намекал на ее сонливое состояние, что было видно невооруженным взглядом. «Ты сейчас прямо тут клюнешь, девочка».

+2

10

Переход с 26 на 27 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Предрассветный час.

До того момента, как их взгляды встретились, казалось, Альвэри даже дышать перестала. В голове четко слышался учащенный стук сердца, что не в меру разошлось от всего происходящего и успокаиваться явно не спешило. Кровь, бурным и шумным потоком устремившаяся по венам, вгоняла тело то в жар, то в холод, не давая и секундной передышки. О эмоциях, кои сейчас нахлынули на девушку и вовсе не стоило упоминать…Да, она смогла сказать то, что уже успела заречься не говорить никогда и от этого стало отнюдь не легче, даже наоборот. Альвэри почувствовала настолько ощутимый испуг, что испытала даже секундное желание сбежать без оглядки из-за боязни увидеть в глазах Бэя изумленную отстраненность или что-то сродни этого, а после услышать слова, что снова его не так поняла. Все существо лоддроу натянулось, как тетива добротного лука, излишне перетянутая и готовая лопнуть от малейшего неумелого движения, но эти смутные мысли, домыслы, ложные страхи рассыпались в одночасье, как только их взгляды пересеклись. Не было в его глазах и тени насмешки, иронии, отвержения, к которым девушка себя готовила едва ли не с первых мгновений осознания того, что ею руководило во всех поступках, которые непосредственно касались Бэя. Недоверие скользнуло в светлых глазах вперемешку с явным изумлением от услышанного, заставляя еще сильнее забиться, и так порядком взбесившееся, сердце в груди Альвэри. И более ничего, что могло бы окончательно подтолкнуть ее растревоженную душу к краю обрыва, на котором она маячила, словно ожидая «приговора».
Альвэри судорожно сжала скомканный лист бумаги, который до сих пор держала в руке. Ей до зуда в пальцах захотелось потянуться к мужчине, хотя бы легким прикосновением подтверждая свои слова, может и несмелые, не раскрывающие даже половины того, что она чувствовала, но все же произнесенные. Желание утонуть в светлой глубине его глаз, открыв сокровенное и не боясь упасть, сломаться, оказаться израненной по собственной же глупости, остро ощущалось лоддроу. Но легкое чувство страха, доселе продолжавшее сковывать сознание, поднимая из глубин всевозможные доводы и воспоминания недавнего часа, заставляли продолжать осторожничать и не спешить с проявлением столь ярких эмоций. Но как же это было тяжело...Желать его объятий и опасаться.
Из головокружительного омута чувств, страхов, желаний, что смешались в сплошное варево, выдернуло внезапное появление Эллюмиель, которое лоддроу заметила весьма запоздало, будучи увлечена совершенно другим. Как глоток свежего воздуха, присутствие алла, заставило вынырнуть из того водоворота, в который Альвэри нырнула, фактически, по своей же воле. Аналогично Бэю, лоддроу отступила на шаг от него и полуобернулась, рассеянно проследив за крылатой. В какой-то момент мысли полностью переключились на девушку, поднимая в душе не самые приятные для Аль воспоминания. Взгляд прищуренных глаз впился в лицо Эллюмиель, порядком сокрытое в полуночном мраке, да еще и повернутое в сторону. Не спится, как посмотрю, - полоснула сознание язвительная мысль. Альвэри ощутила неприятное покалывание, исходящее откуда-то изнутри и вызванное явно не тем, что алла прервала их, хотя и сие подбросило поленьев во внезапно начавшее разгораться пламя. И кто его знает, до какого предела она могла бы довести сей небольшой, пока что, костер из, явно далеких от доброжелательности, эмоций, если бы краем глаз не зацепилась за слишком уж явно жестикулирующего Бэя. И в тот же час мысленно вернулась до обоюдного признания, с недоверием и недоумением воззрившись на мужчину. Если его слова действительно правда, тогда, что их связывает? Память назойливо подбрасывала воспоминания – от первой встречи с девушкой в таверне, где ее вторые девяносто вальяжно маячили перед носом, а сама она висела на плече Бэйнара до общих ключей от квартиры. Эти, казалось бы, не стоящие особого внимания в обычной ситуации, вещи, за которые пыталась зацепиться искорка ревности, шли вразрез со словами, «услышанными» от Бэя, ложась на душу остужающим эмоции покрывалом. Бросив еще один косой взгляд в сторону девушки, Альвэри оставила попытки докопаться именно сейчас до пары непонятных ей моментов. Их уже было столько, что впору начинать записывать, дабы не забыть, и, возможно, добрая половина из них не стоила того внимания, что им уделялось. Впрочем, всему свое время, а сейчас они получили некую передышку, возможно, весьма необходимую им обоим. Ведь, что Альвэри, что Бэй успели за сегодня пережить не одну добротную встряску, как физическую, так и эмоциональную. Аль скользнула взглядом по высокой фигуре Бэйнара, почувствовав, как замерло на миг ее сердце, и чуть заметно улыбнулась. Какая-то дикая любовь с такими же чувствами и эмоциями…Или так и должно быть? С этой мыслью она, наконец, сдвинулась с места и прошла поближе к зданию лавки, опершись о ее стену спиной, сложив руки на груди и подняв лицо к небу, в котором с каждой минутой звезд становилось все меньше…Все происшедшее здесь требовало осторожной оценки и расстановки по полочкам, как и продолжения «разговора», который, наконец, приобрел оттенок нормального общения, но не сейчас.
Мысли лениво потекли в ином русле и лоддроу, вернулась ими к постоялому двору. Что же, после всей этой суматохи и беготни без объяснений ее ждет допрос с пристрастием, как пить дать. Правда, навряд ли Адель будет сим заниматься здесь, а вот по возвращению в Хартад...Что же, стоит запастить чаем или чем покрепче, плюшками да терпением. Успев узнать подругу, Аль прекрасно представила, что ее ждет и одним – Прости. Так получилось, бывает~ , она уж точно не отделается. Снова легкая усмешка появилась в уголках губ. Буря эмоций постепенно начала оседать, оставляя после себя лишь легкую настороженность и задумчивость, с которой она наблюдала за алла и Бэйем из-под полуприкрытых ресниц.
- Может, стоило бы вернуться… Вдруг заблудятся, - ни к кому конкретно не обращаясь, произнесла Аль.
Она не горела особым желанием сейчас идти обратно, особенно, если сие придется делать самой. Но и не имела должного понятия, смогут ли Адель с Нериксом найти их в чужом городе. Хотя, если в коте она сомневалась, то в детективных способностях подруги – нет. Посему, бросив еще один ревниво-косой взгляд в сторону алла, ничем пока не оправданный, лоддроу и шага не сделала, не желая оставлять сию парочку наедине.

Отредактировано Альвэри (2014-03-03 15:47:41)

+1

11

[ Постоялый двор «Три эльфа» ] http://i.imgur.com/Sahjk3d.png

Переход с 26 на 27 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Рассвет.

Обволакивающая свежесть раннего утра дохнула в лицо, обнимая стройную фигуру закутанного в мантию Аделя и торопливо шагающего по незнакомым улицам Нерикса, покинувшего постоялый двор следом за таррэ и явно обеспокоенного случившимся. Суккубия же, как и прежде сохраняющая невозмутимость, предпочитала держаться уверенно, однако от того, что творилось у неё сейчас внутри в прямо смысле, выворачивало наизнанку – нет, ни бессонная ночь, ни выпитое вино, хмелящий эффект которого давно уже успел выветриться, не имели никакого отношения к основному фактору, порождающему это беспокойство. Даже Бэй с Альвэри, несмотря на их глупую выходку, не волновали её сейчас так, как вновь ожившие воспоминания. Конечно, за столько лет город порядочно поменялся – открылись новые торговые и увеселительные заведения, а кое-где выросли и новые жилые дома, но всё же, общий облик Ацилотса, что неудивительно, остался неизменен – как и все долгожители, большие города мало подвержены старению… Время не портит их а, пожалуй, лишь красит.
Озираясь по сторонам, Адель, думая о чем-то своём, выискивала глазами местных стражников – всегда оставался шанс наткнуться на кого-нибудь служащего под командованием её отца и тогда отвертеться от посещения дома родителей уж точно не получится: «А иначе, представляю… - Капитан Кьюртен, мы видели вашего…дочь! Там-то и там-то…» - иронично хмыкнув себе под нос, она улыбнулась, представляя, как разозлится отец и как обидится мать, если будучи замеченной в городе она, ловко избегая расспросов о личной жизни, состоянии здоровья и прочих делах, возвратится в Хартад. Проходя сквозь широкую арку под одним из зданий она неприязненно зажмурилась, словно вспомнив об оставленной в печи кастрюле, и, хватанув вивариина за рукав, резко крутанулась на пятках, зашагав к узкому проулку: - Пойдем другим путем… Там… Аргх~! Быстрей так, в общем, будет... – быстрее возможно, и не было бы, однако безопасней – уж точно, ибо проходить под окнами родного дома с убойной «рожей кирпичом» – даже для Аделя было как-то уж слишком… Посему к заветной лавочке наши герои отправились по параллельной улице, минуя «опасные пункты».
По привычке разглядывая все витрины и вывески, в этот час ещё темные и какие-то одинокие, Адель приметила среди них кое-что действительно любопытное: «Антикварная Лавка», - гласила изящная, выведенная стилизованным «под старину» шрифтом вывеска над помещением с большим окном, сквозь которое в полумраке торгового зала зоркий взгляд детектива смог, всё-таки выцепить интересные ей образцы, - «Обязательно загляну сюда на обратном пути!» - решила Адель, не слишком задумываясь на тему того, будет ли этот «обратный путь» пролегать по тому же маршруту.
Тем временем солнце, лениво взбирающееся на горизонт, уже успело подрумянить восточную сторону неба, рассеяв предрассветный мрак: «Да, самый темный час - перед рассветом», - эта фраза, звучащая в памяти как прописная истина или цитата, неизвестно кому принадлежащая, вдруг почему-то влезла в подсознание Адели, - «Особенно перед приходом лета…» - странные строки, словно нашептанные каким-то призраком-хулиганом, начали сами собой складываться в голове в стихи, - «…Он так тейаровски отличен от минут, когда тела друг к другу нежно льнут…» - остановившись на секунду, она, тряхнув рогатой головой, с отвращение поморщилась, словно увидела раздавленную повозкой и уже порядком разложившуюся крысу, или какой-нибудь из экземпляров коллекции Нерикса: - «Ну что за дрянь? Ненавижу поэзию!» - именно так, словно доказывая что-то самой себе, всякий раз возмущалась Адель, если уж речь заходила о стихах - ещё в школьные годы, когда она и впрямь, по девичьей наивности, увлекалась сочинительством, Горгот, прочтя-таки её «творения», сей факт прокомментировал, с особенным, конечно же, злорадством, чем навсегда отбил у сестры желание сплетать сопливые рифмы… - «А всё потому, что ночью спать надо было!» - пришла к выводу суккубия, сердито фыркнув себе под нос и спешно потопав дальше – ибо Нерикс, несмотря на отсутствие, похоже, даже малейших представлений о том, куда следует идти, уже ушагал вперед. 
Впрочем, учитывая, что наши герои были уже довольно далеко от центра города, сильно заблудиться кот не рисковал – мост, ведущий к искомой «лавке чудес», и три знакомые фигурки, сбившиеся на крыльце, вскоре показались на глаза. Большие, хорошо заметные даже в сложенном состоянии, крылья Эллюмиель, убедили Адель, что всё относительно мирно – в конце-концов, алла отыскала друзей и, стало быть, уже внесла свою лепту в их примирение или, по крайней мере, хотя бы узнала, что между ними произошло.     
- Ага~! – маяча издалека друзьям рукой, выкрикнул Адель, - Под дверью ошиваетесь?! – в голосе таррэ явно звучали нотки этакого ехидства, не злого однако, а скорее имеющего своей целью задачу разрядить обстановку, - Сидели бы себе спокойно до утра на постоялом дворе… Так нет же, побегать им захотелось!

Отредактировано Адель Кьюртен (2014-03-05 15:48:58)

+2

12

Стоило только относительной тишине вновь повиснуть в их небольшой компании, как мысли снова вернулись в прежнее русло. Казалось бы, выяснение некоторых моментов, что повлекло за собой признание, как с ее стороны, так и со стороны Бэя, должно было внести больше ясности и понимания, но как-то…Аль глубоко вздохнула, сжал ладонь и почувствовав шершавость поверхности скомканного листа. Девушка взглянула на бумагу с явной растерянностью, после просто запихнув ее в сумку. Из глаз долой, как говорят. После всего, лоддроу понятия не имела, как поступать дальше. Когда она ревностно и упрямо оберегала свое неуместно вспыхнувшее чувство, то уж и план действий успела продумать, а теперь…Что теперь? А Тейар его знает. Наверное, впервые в своей жизни она не решалась что-то попытаться увидеть в будущем, даже недалеком. Опять страх. Похоже, в последнее время все его виды пытаются ее упорно преследовать. Стоит только избавиться от одного, как чувствуешь липкое прикосновение другого. Альвэри нахмурилась, бросив взгляд на спутников. Нужно отвлечься, а то снова унесет…Разберемся с обещанным, а там видно будет, - закралась осторожная мысль. Ей тут же ответило ехидное – А обещанное теперь непосредственно связанно с тобой, помнишь да? - хихикнуло, заставило поежиться и исчезло, оставив после себя зудящий след. Девушка скрипнула зубами, взглянув в предрассветное небо. Она сама себя предрекла на это, нечего теперь скулить.
Чтобы отвлечься от потока мыслей, лоддроу снова вспомнила Адель и Нерикса, вопрос о которых успела задать ранее. Вопрос заданный лишь бы спросить, так сказать, не более. Аль опустила глаза и удивленно вскинула бровь. Словно в ответ на произнесенное на «горизонте» нарисовалась утонченная фигура Аделя, наконец, отвлекая ее от самоедства. Подруга вскинула руку и махнула им еще на подходе к лавке.
…- Под дверью ошиваетесь?! – достаточно громко прокричал таррэ, подходя к ним, - Сидели бы себе спокойно до утра на постоялом дворе… Так нет же, побегать им захотелось!
Альвэри улыбнулась, в кои-то веки за все время. Адель в последнее время была сродни катализатора для ее настроения, появляясь тогда, когда лоддроу больше всего в этом нуждалась.
- И тебе доброе утро, еще раз, - ответила девушка. – Ты ведь знаешь, что скучные посиделки – не мой удел, милдруг~ . Да и свежий воздух бодрит, прогоняет сон и усталость, мозги прочищает наконец. Вы ведь тоже не остались там…
За спиной Адель показалась пушистая, оранжевая физиономия Нерикса, уж слишком пристально принявшаяся их рассматривать. Впору бы почувствовать неловкость, но вив до такой степени смешно сие делал, да еще и учитывая его внешность…увы, сконфузиться не вышло, а вот начать внутренне давиться от смеха – вполне. Дабы не рассмеяться вовсе, вызвав недоумение у окружающих, лоддроу принялась чуть покашливать в сжатый кулак. А что…горло заболело, першит. Впрочем, долго комедию ломать не пришлось, ибо вслед за подтянувшимися друзьями в сторону лавки двигался незнакомец. Не без тени удивления взглянув на всю компанию, оккупировавшую стены, прилегающую территорию и порог здания, мужчина подошел к двери.
- Разрешите? – обратился он к Эль, которая весьма по-хозяйски разместилась на пороге.
Да-да, это был хозяин лавки, уж наверняка, ибо уже в следующее мгновение, когда девушка освободила проход, он открыл дверь своими ключами. Перешагнув порог и бросив косой взгляд на собравшихся, мужчина снова заговорил:
- Рановато для покупок, но уж раз пришли, входите, не подпирайте стены, - проговорив сие, он исчез в помещении, оставив дверь открытой.
Альвэри не стала отлипать от стены, несмотря на красноречивый намек хозяина, и бежать сломя голову вперед. Девушка дождалась, пока, как минимум, Бэй, Нерикс и Эллюмиель скроются в магазинчике. При этом от вивариина послышалось ворчливое: "Никогда не рано делать покупки. Может купите у меня пару тушек?". Еще шире усмехнувшись и только после выпрямившись, лоддроу лениво потянулась, бросив взгляд на Аделя. Задумчивый, но не лишенный искры веселья, однако ничего не сказала, медленно направившись следом за всеми.

офф

В связи с тем, что у Нера сейчас напряг в реале, написала сей пост вперед Эль, в котором переношу его в локацию =З

Отредактировано Альвэри (2014-03-07 14:57:11)

+1

13

27 число месяца Новой Надежды
1647 год от подписания Мирного Договора
Утро, рассвет

У кромки горизонта забрезжил рассвет. Блеснул предрассветным лучом, разгоняя собой мрачный час, полный тревог и недомолвок, наполняя собой до краев все, чего касался. Небо светлело, предвещая начало нового дня, очередного в череде подобных, и окрашивалось в пастельные розово-оранжевые тона, мягкие и нежные, но от этого не менее контрастные с густой синевой уходящей ночи. Вскоре столица преобразится лишь по единому дуновению утреннего ветра, и завозятся, засобираются в домах и квартирах люди, эльфы, драконы, ассури, синори, мало ли кто населяет Ацилотс. И вместе встретят новый день.
Алла, поглощенная абстрактными мыслями, зевнула, прикрывая рот ладонью. Две бессонные ночи подряд сказывались до нудной ломоты в теле и неприятной слабостью, что подтачивала организм. Заболела голова, и Эль грешным делом подумала, а не от ночных перелетов ли это? Перепады давления и прочее-прочее, к чему нормальные алла, вообще-то, приспособлены. И отсюда снова ленивые мысли о том, что спать нужно чаще, касались сознания. Эль опустила голову вниз и зарылась пальцами в густую копну каштановых волос, легко их взъерошивая. Мда...
От недосыпа такие вещи не делают, это факт. Идея последовать вслед за парочкой оказалась не столь гениальной, как представлялась в самом начале. Да и реакцию ребят она не могла знать наверняка. Собственно, так и вышло. Видя ломанную улыбку на лице синеволосого алла пожалела о таком своем шаге, стушевавшись по самое "не могу", но все же смогла выдавить из себя ответную полуулыбку на его явные намеки про недосып. Видимо она действительно выглядела не лучшим образом, что он даже в темноте смог это разглядеть. На лоддроу чернокрылая старалась не смотреть вообще, чувствуя исходящее от нее раздражение, да такое, что его ножом можно было резать. Сколько бы Лоренцетти себя не убеждала, что она не знает девушку столь хорошо, чтобы выдвигать какие-либо предположения, но в одном она могла быть уверенной: присутствие Бэя заставляло Альвэри нервничать.
"Ох уж этот Бэй, скажи?" - ехидно ткнула ее в бок внутренняя сероглазая девочка, хитро при этом подмигивая. Прерывая внутренний диалог, при этом деловито отмахиваясь, Эллюмиель быстро, насколько позволяло ее нынешнее состояние, соображала. Догадки, возникшие ранее, обретали новый смысл и новые краски. Может и правда, их связывало куда крепче чувство, чем обычная дружба. А она возьми и испорти все, и реакция Альвэри при этом вполне понятна и естественна.
Вот так и сидела алла, склонив голову и перебирая вплетенными в волосы пальцами длинные каштановые пряди, поглощенная думами не радужными. Появление Аделя с Нериксом только внесли еще больше смуты в и без того беспокойный разум. Стыдно? Это еще мягко сказано, теперь лоддроу априори будет видеть в ней только врага. В каком-то смысле. А ведь она только у Бэя квартиру снимает, но это ведь не преступление.
"Ой ли, взъерепенилась вся" - девочка-подсознание не знала границ и меры в том, что говорит, но стоило ли опровергать это. Не знала она сама, вконец запутавшись. Но теперь ее "просто квартиру снимаю" покажется глупой попыткой оправдаться. И совсем неправдоподобной.
Нужно спать, она всем своим пациентам это говорит извечно, а сама не выполняет этого завета. Целитель. Пф.
Порядком опешив от неожиданности, Эль даже не сообразила что-либо ответить хозяину лавки, попытавшемуся деликатно попросить алла освободить путь до двери. Чернокрылая усилием воли заставила себя подскочить с места и тихо пробормотать слова извинений. Дождавшись, когда мужчина откроет лавку, Эль двинулась внутрь. А в самой лавке словно и не изменилось ничего: лестница со стекающей, тихо журчащей под ногами, водой, над головой чистое звездное небо с тончайшими, словно паутина, нитями туманностей и вереницей звездных путей. Алла улыбнулась своим давнишним воспоминаниям и, чуть погодя, подошла к прилавку.
- Здравствуйте еще раз, - смущенно проговорила чернокрылая, - если Вас не затруднит... Мне бы сумку с пятым измерением, браслет невесомости, если имеется в наличии. И парочку ингредиентов...
Она выудила из кармана бумажку из записной книжки, истертую и потрепанную. Как говорится, самый тупой карандаш лучше самой острой памяти.

+1

14

Альвэри прошла в лавку, не без интереса оглядываясь по сторонам. Необычайный интерьер, коим встретило их сие место, конечно же был делом рук мага, однако в этом ничего удивительного не было. Приятная обстановка, волшебная атмосфера благоприятно начали влиять на все ее существо уже с первых минут пребывания в этом здании, притупив мысли и чувства, вызванные недавними событиями и временно загнав их в закоулки подсознания. Девушка оглянулась, пробежав взглядом по полкам да стеллажам. Определенного пожелания к покупке у нее не было еще с начала пути и будучи просто сопровождающей, а не целенаправленной покупательницей, Аль и вовсе не рассчитывала что-то приобретать. Посему, просто с легким любопытством, она двинулась рассматривать все имеющееся в лавке добро, периодически замечая или наталкиваясь на друзей-товарищей, которые что-то себе присматривали на полках.  Лоддроу заметила, что и Адель ведет себя аналогичным образом, видимо, не имея цели выйти отсюда с покупкой. Подруга так же что-то рассматривала, присматривалась, оглядывалась, в общем и целом вела себя, как настоящий детектив. Альвэри усмехнулась, переключив внимание с таррэ обратно на полки и чуть не столкнулась с Нериксом, который что-то тыкал ногтем. Девушка не смогла рассмотреть, что так заинтриговало пушистого друга, а вот второго усатого товарища, который, как-то странно прищурившись, наблюдал за вивом, приметить успела. Кот кота видит издалека, даже если один из них мордой схож с апельсином, - мысленно усмехнулась девушка, огибая парочку и двинувшись дальше. По пути она заметила, что самой собранной в компании оказалась алла, что оперативно скупилась и уже направилась к хозяину лавки, чтобы оплатить покупку. Впрочем, лоддроу не стала интересоваться оной, внезапно зацепившись взглядом за коллекцию стрел и луков. Ммм, надо-не надо-надо-не надо, - размышляла девушка, целенаправленно направившись к оружию и принявшись его рассматривать. – По возвращению в Мандран можно с Виэлем на охоту выбраться…Если еще застану, я ведь толком и не расспросила о его планах…Ну нет, так сама, если еще время останется и не придется в срочном порядке возвращаться в Хартад. Аль усмехнулась своим мыслям, ибо планы ее рушились весьма часто и удачно, однако это не повод их не строить, посему она продолжила разглядывать оружие, выбрав, в последствии, из представленных на витрине луков тот, что больше всего приглянулся. Выбор стрел оказался более сложным, но в конечном итоге, она подхватила колчан морозных стрел, переливающихся голубоватым оттенком. Не будем оригинальными, - мысленно ухмыльнулась лоддроу, двинувшись дальше. Еще привлекла ее внимание сфера и, после недолгого раздумья, девушка прихватила с собой и ее.
В какой-то момент девушка прошла мимо Бэйнара, который весьма заинтересовано рассматривал полочку с каким-то явно художественным наклоном. Аль остановилась, не без любопытства заглянув «под руку» мужчине и лицезрев в руках Бэя краски с кистями. Боги, что тебе опять в голову взбрело? Мало синих волос, что ли? – не без удивления вскинула она на него взгляд, натолкнувшись на искры веселья в голубых глазах. Видимо, Бэй смог разобрать ее мысли, красноречиво проступившие на лице в момент удивления. Альвэри отстранилась, попытавшись натянуть на себя «маску» невозмутимости. Ну а что? Одно баловство в голове, как только попадает в подобное место. Мало ли на что способны эти, с виду невинные, а на самом деле способные на любую каверзу краски, ибо и они были магическими. Хорошо, если максимум, на что способны, это чрезмерно долго держаться на холсте да переливаться оттенками, коими был нанесен рисунок. А если нет? Однако, все умозаключения Аль оставила при себе, наблюдая, как в следующий момент Бэй подхватил еще и пузырек синих чернил. Потянуло к искусству? - хмыкнула лоддроу вслед мужчине, который с выбранным добром уже направился к прилавку, за которым Эль вела беседу с хозяином. Хорошо, если холстом для экспериментов станет бумага, а не кто-то из них...
Альвэри, тем не менее, продолжила свой осмотр и вскоре натолкнулась взглядом на полочку с всевозможными зельями, кои могла предложить эта лавка. Недолго думая, девушка подошла к оной, принявшись разглядывать разноцветные пузырьки да бутыльки. Вот это тоже может весьма пригодится для будущей вылазки, - мысленно проговорила Фенрил, цапнув один из бутылей с желтоватой жидкостью внутри.- Будем гонять по снежным просторам наперегонки с ветром. Еще немного побродив по помещению, Аль также направилась к прилавку с выбранным товаром. Эль с Бэем уже успели расплатиться и каждый был занят своей покупкой. Кто рассмотром добра, кто упаковкой оного по закромам, посему ничто не мешало и лоддроу вполне оперативно расстаться со звонкой монетой за приобретенное. Поблагодарив хозяина, который прямо-таки светился от столь чудно начавшегося утра в своей лавке, Фенрил подошла к компании.
- Куда дальше? – задала девушка ненавязчивый вопрос спутникам.
В основном, он касался Бэйнара, как организатора всей этой прогулки, но никто не мешал и другим выразить свои пожелания касательно дальнейших планов. Впрочем, Бэй достаточно оперативно «ответил», кивнув на дверь и первым двинувшись к выходу. Передернув плечами и бросив короткий взгляд на остальных спутников, Аль пошла следом и вскоре оказалась за дверью. Раннее утро уже вовсю давало о себе знать, разгоняя остатки сумерек и вступая в свои законные права. Фенрил нахмурилась, заметив первые солнечные лучи. Стоило прикупить плащ, - подумала девушка, заметив легкое сияние, исходившее от бледных рук. Ей было непривычно находиться на виду в такое время суток, не прячась в тени капюшона. В данном явлении ничего удивительного не было, ибо об этой особенности ее расы знали все, кто сталкивался с ними. Однако она уж слишком примечательна, что не очень нравилось Альвэри, которая всю сознательную жизнь пыталась держаться особняком и сторонилась излишнего внимания. Глубоко вздохнув, пытаясь смириться с этим, девушка переключила свое внимание на Бэя, который вытащил очередной лист бумаги из сумки и что-то принялся писать. Пока тот занимался сим благим делом, лоддроу успела закрепить за спиной свои покупки, а зелья затолкнуть поглубже в сумку. К тому времени и остальная компания подтянулась к ним.

офф

Совместный отыгрыш с Бэем, Нериксом и Адель - согласован.

Отредактировано Альвэри (2015-01-15 14:33:53)

+2

15

Улыбка  Альвэри, напоминающая робкий лучик солнца, пробившийся через плотную мглу грозовых облаков, успокоила Адель и суккубия, довольно кивая, ответила подруге: - Ещё как знаю! Как свяжешься с тобой – так непременно в переделку влезешь!! – перекинувшись взглядами также с Бэем и глянув на пристыженно, почему-то, опустившую глазки Эль, таррэ лишь пожала плечами, мол: «И о чем комедия, простите?»
  Впрочем, узнать подробности «комедии» Адели так и не довелось, поскольку мужчина, уверенно прошагавший мимо неё и удивленно окинувший взглядом «толпу» оккупировавшую крыльцо магазина, внезапно оказался владельцем лавочки. Пошутив что-то про ранний час, торговец распахнул перед покупателями дверь, после чего исчез в загадочном полумраке своего заведения. Компашка, стройным рядом потянулась за ним следом – сначала подскочила Эль, «потревоженная» хозяином магазина, затем вошли  Бэй и Нерикс, что-то ворчащий про свои ненаглядные трофеи, и, наконец, завершая всю эту ажиотажную ситуацию вокруг «Хрустальной Туфельки»,  Альвэри с Аделем, на этот раз предусмотрительно пригнувшим голову на входе, окунулись в мир чудес.
   Внутреннее убранство лавочки оказалось весьма любопытным – мало того, что помещение, казавшееся не слишком просторным снаружи, оказалось сравнимо с настоящим садом, так ещё и магические эффекты, сотворенные, похоже, для создания у покупателей особой заинтересованности,  немало удивили своей оригинальностью…  Запрокинув голову, суккубия уставилась в потолок, на месте которого, собственно, красовалось далекое звездное небо: «Изумительно!» -  восхищенная красотой иллюзии, суккубия довольно заулыбалась.
  Товар лавочки, кстати, ничуть не уступал убранству в своей оригинальности – хотелось потрогать, понюхать и рассмотреть поподробнее практически каждую мелочь! Одним словом, от обилия интересных вещичек глаза у Адели разбежались, посему, метаясь от полки к полке, она, при всей своей обычной грациозности, то и дело невзначай толкала своих спутников – как баран в посудной лавке, право слово!
  Желание не покупать ничего, дабы пощадить и без того уже изрядно похудевший кошелек, очень быстро сменилось желанием взять с собой всё. В особенности её заинтересовали магические украшения – цветные камни, загадочно переливающиеся всеми гранями под искусственным освещением витрины, так и манили её жадную до красивых деталей натуру, а если учесть все их, помимо декоративности, полезные эффекты... Однако, поинтересовавшись ценами, суккубия встала от стенда с украшениями поодаль, с грустью цепляясь взглядом за потрясающе оформленную маску, украшенную камнем прямо в цвет её лазурных глаз!
  Да, совершенно верно – то была та самая дивная маска, в которой мать родная не узнает… Последнее, кстати, Адель сейчас как раз и волновало… А перспектива приобрести восхитительную вещь, совсем не дорогую, между прочем, по цене, и, забыв о проблеме быть узнанной матерью её вполне бы устроила!
  - Мне, пожалуйста, эту славную вещь! – ткнув в витрину черным острым коготком суккубия загадочно заулыбалась, и вскоре получила желаемую вещицу вместе с коротким комментарием о том, как её правильно использовать.
Разделавшись с покупками и попрощавшись с хозяином, явно довольным удачным началом рабочего дня, шумная компания на минуту затихла – все занимались разглядыванием и раскладыванием обновок по сумкам.
  - Куда дальше? – полюбопытствовала Аль, получив тут же на свой вопрос лишь молчаливый кивок Бэя на дверь. - Тейарски логично… - усмехнулся Адель, двинувшись вместе со всеми на выход. Приобретенную маску, он всё ещё держал в руке, не решаясь примерить, - Я думал, кто-то город хотел посмотреть…

Отредактировано Адель Кьюртен (2014-03-09 15:40:50)

+1

16

Переход с 26 на 27 число месяца Новой Надежды.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Раннее утро.

Да уж, чего не говори, а заглянуть в магическую лавку стоило хотя бы для того, чтобы искоса понаблюдать за тем, как затаривались в ней те, кто и не думал ничего приобретать. Да и ладно, чего уж душой кривить? И сам Бэй был хорош в том плане, что касался растраты денег на всякую фигню, возможно в будущем-то и ненужную.
Потеряв из виду друзей, разошедшихся по магазину и увлеченно что-то рассматривающих на витринах и полках, мужчина обратил свое внимание на стеллаж с разнообразными художественными кистями и прочими атрибутами для рисования и всего такого, что только могло иметь отношение к изобразительному искусству. Хмыкнув и вообразив себя великим художником, естественно, от слова «худо», ведь все умение и талант Эйнохэила сводились к убогим зарисовкам домика да солнышка где-то в уголке бумажного холста, он шагнул прочь, не видя особой необходимости развивать в себе эти способности. Но уже спустя мгновение хитрая улыбка показалась на лице, так как мозг переключился в привычное русло дурачеств, кои вообще к изобразительному искусству и шедевральным холстам никакого отношения не имели, зато были близки Бэйнару и Неру, так выразиться, по духу. Мужчина снова вернулся к разнообразию пестрящих на полках оттенков и множеству кистей, выцепив изо всего этого изобилия палетку с красками в цветов так двенадцать. Докупать что-либо к ней было уже лишним, так как все и так уже прилагалось. А надобность в бумаге отпадала сама собой, ведь для пришедшей на ум идеи та вообще не требовалась. «Ну, что ж, мохнатый, не красоваться же тебе только оранжевой мордой, верно?». Покрутив в руке краски и наблюдая за тем, как переливался каждый цвет всеми возможными его оттенками, Бэй тихо и ехидно хохотнул, подходя к витрине, за которой маячил продавец лавки. Тот сразу же заприметил заинтересованный взгляд столь раннего посетителя в его сторону, а потому и двинулся к Эйнохэилу, уже по пути до него начав повествовать о весьма интересных свойствах сей магической вещицы. Бэйнар лишь перевел взор с мужчины на выбранную палетку и еще шире улыбнулся, краем глаза выловив среди стеллажей мелькнувший силуэт друга. В эту минуту продавец поспешил куда-то удалиться. Бэй поднял голову, отрываясь от слежки за вивом и созерцая, как Эллюмиель оперативно расплачивалась за свои покупки. А в следующий момент, потеряв всякий интерес к происходящему, он вернулся к себе любимому, замечая у себя за спиной подошедшую Альвэри. Эйнохэил улыбнулся девушке, но по большей  части лишь глазами, как это любил делать Нер, даже не пытаясь скрыть промелькнувшего в них веселья. Однако, на ряду с этим, мужчина поспешил отвести взгляд от ледышки, не горя желанием возвращаться мыслями к их прерванному разговору. Нет, все следовало бы довести до конца. Он как нельзя лучше понимал это, но не стремился делать что-либо впопыхах. А осознание правильного выхода из сложившейся ситуации душу совсем не грело. Отмахнувшись от начавших лезть в голову мыслей, Бэйнар пробежался глазами по выставленным перед ним пузырькам, замечая среди них тот, за которым изначально и рвался сюда. Не выпуская из рук краски и ловко сцепив небольшую емкостью с ярко-синими чернилами, он поспешил расплатиться за товар, а после и совсем покинуть магическую лавку, уводя за собой и остальных.
В итоге, в когтистых руках таррэ можно было рассмотреть какую-то маску, судя по всему, хорошо подходящую для какого-нибудь маскарада, но не более того. Эль держала сумку, точь-в-точь похожую на их с вивариином рюкзаки. Альвэри и вовсе решила обзавестись луком и сияющими на утреннем солнце стрелами. А мохнатый… получалось что только он и ушел с пустыми лапами, хотя и порывался чуть ли не облизать все витрины, которые только ему попадались. «Ну да», - отводя взор от кота и возвращаясь к ледышке, подумал Бэй, - «В кошельке у него скоро мышь повесится. Помним-помним. Тейар! Еще одна причина… еще одна». Надо ли говорить, что последние события круто сказались на планах, которые так продумывал мужчина еще в Таллеме? Он хотел соврать, уводя компанию до какого-то там города, где на самом деле-то никаких дел у него и не было, для того, чтобы за это врем разобраться в себе. А теперь… теперь же этого и не требовалось. Эйнохэил получил больше ответов, чем ожидал, не покинув и стен Ацилотса.
На замечание Аделя Бэй закопался в сумке, в которую недавно уложил покупки, и принялся писать ответ, как только среди прочего барахла отыскал бумагу и карандаш. «Впрочем, все, зачем я сюда и шел, сделано. Других целей я как-то не преследовал». Понимая, что лукавит в словах, мужчина лишь упрямо поджал губы и продолжил. «А посему, если кто-то и хотел посмотреть город, то смело может отправляться в путь-дорогу. Другими словами всем спасибо, все свободны. Я же предпочту пешую прогулку обратно до Таллема. Надеюсь, Нер составит компанию, дабы мне не пришлось шариться по кустам, выслеживая фазанов и кабанов одному». Закончив, Бэйнар протянул листок так, чтобы написанное могли прочитать все, и взглянул на вива, пытаясь прочитать его ответ по выражению усатой морды. Ведь тот был в курсе, что из мужчины охотник был как из него апельсин.
Он предпочел сказать правду, не выдумывая ничего и предоставляя каждому выбор, тихо и спокойно вернуться домой, остаться тут и рассматривать город во всей его красе или же занять себя еще чем-то. Бэю совсем не хотелось отпускать от себя Аль, но другого выхода он просто не видел, не желая рисковать ее жизнью, оставив возле себя. А тот пыл показать девушке суть всего произошедшего угас именно с пониманием сего. Да и толку? Этот вопрос твердо застрял в голове, кидая в отчаяние и заставляя замяться. После этого мучающие Эйнохэила кошмары никуда бы не улетучились, делая его жизнь прекрасной и замечательной. А вот изменить мнение ледышки о нем вполне себе могли, и уж не в лучшую сторону, так точно. По крайней мере, так думал сам Бэйнар, в который раз коря себя за то, что не пресек все чувства на корню, позволив привязанности перерасти в гораздо большее.  Убедившись, что времени хватило на то, чтобы все успели прочитать с листка, мужчина смял его в руке, отбросив в сторону, и убрав карандаш, улыбнулся, немного натянуто, но искренне. Его решение дойти до родного города на своих двоих, быть может, и выглядело как-то странно, но не более того. Он обещал, что отправится до Ацилотса, и дел там будет не более чем на несколько часов, после чего все смогут разойтись. Так и поступил, не смотря на то, что хотелось совершенно иного. Но убедив себя в том, что поступает правильно, Бэй затолкал свои желания и чувства куда поглубже, в кое-то веке подумав не только о себе. Задерживаться около лавки он тоже не стал, кивнув всем на дорогу и зашагав прочь. Естественно, что выспавшийся вивариин, да еще и после посещения «Хрустальной туфельки» откуда вышел с улыбкой до самых кисточек на ушах, поспешил следом, выказывая свое ярое желание отправиться пешкодрапом из города. Потупив взор и пряча тем самым от друга непрошенные эмоции, которые так хорошо читались по взгляду, мужчина кивнул, не сбавляя шагу и предпочитая не оборачиваться. Ему хотелось просто выйти из стен Ацилотса, объясняясь с Нером что происходило на самом деле и услышать в ответ слова, что поступил именно так, как и должен был, что смогло бы успокоить его и подбодрить.

>>> Нерикс и Бэй: Ближайшие земли Ацилотса. Река Такут.

+3

17

Эль расплатилась с хозяином лавки. Золотые монеты, новенькие и блестящие, звонко застучали о прилавок, жизнерадостно разбрызгивая искристые  блики. Тепло улыбнувшись, алла повернулась лицом к друзьям, но, будучи все еще смущенной за содеянное, быстро отвернулась, судорожно бегая глазами по полочкам, пестреющим великим разнообразием товаров, о которых чернокрылая могла только слышать. Такого в Таллеме явно не продавалось, но покупать что-либо опрометчиво Эль не решалась - уж больно туго в последнее время в целительской практике дела шли, каждый златой на счету. Вспоминая про позавчерашний поступок Бэя, Эллюмиель улыбнулась, тепло и мягко, стараясь никому этого не показывать. Все-таки то, что он так великодушно (даже если и повод был) скостил ей арендную плату, было как-то на руку. Звучит плохо, но он очень ей помог.
"А теперь минутка самоедства" - глухо прозвучало откуда-то изнутри полусонного сознания, явно порядком утомленного этой ее привычкой копаться в себе и вечно себя же корить. Но что уж поделать, против воли единоличной хозяйки не попрешь, и Эль этим пользовалась, расстраивая себе нервы лишний раз.
В лавке постепенно стихал шорох, становились менее слышимыми голоса. Оглядевшись и удостоверившись, что действительно все ранние посетители "туфельки" вышли за порог, чернокрылая вновь подошла к прилавку.
- Изволите еще чего-нибудь? - хозяин оперся локтем о прилавок и окинул алла внимательным взглядом. Лоренцетти замялась, не решаясь напрямую задать свой вопрос. Но все же, пока есть возможность...
- Скажите, - начала она тихо, - знаю, звучит довольно глупо, но... В вашу лавку не заходил алла? Высокий, с серыми глазами. Белокрылый.
Вероятность того, что Кэс действительно посещал лавку, была крайне невелика, но зная вечные сетования брата на то, что сопротивляемостью к магии он не уродился, наталкивали на соображения. Амулет ему явно не помешал бы, особенно учитывая то, что и магией-то он пользовался с огромной неохотой. В груди часто забилось сердце. Вопреки собственным мыслям о том, что Кассиель вряд ли попадался синори на глаза, надежда слишком настойчиво напоминала о себе, разгоняя кровь по телу быстрее. Она невероятно, до исступления, до боли в ладонях от впившихся в кожу ногтей, хотела услышать хоть что-то, проливающее свет на его местоположение. Хоть частичку, хоть крупицу того, что поможет его отыскать.
"Не слишком распаляйся, прошу тебя" - девушка старалась остудить свой собственный пыл, норовящий вырваться из-под стального контроля, который трещал по всем возможным швам. Секунды казались вечностью, растягивались в бесконечность, уводя за собой и заставляя томиться.
Хозяин лавки, наконец-то, разомкнул губы.
- Нет, не заходил.
Как показалось, сердце пропустило один удар, а внутри образовалась пустота. Сосущая, темная, забирающая у и без того изнуренного тела оставшиеся крохи энергии. Эль понуро опустила голову, но спустя лишь миг, вновь осмелилась посмотреть в глаза синори.
- У нас в Ацилотсе нынче с алла глухо совсем, практически и не видно. А такого бы я сразу приметил.
- Ясно, - только и могла выдавить из себя Эль, натянуто улыбаясь, -  что ж, простите, что потревожила излишне.
- Ничего страшного, - хохотнул мужчина и ободряюще улыбнулся чернокрылой в ответ, - буду рад снова видеть в "Хрустальной туфельке". Вас и Ваших друзей. Только не с утра.
- Хорошо, - поддаваясь его обаянию, усмехнулась Лоренцетти и открыла дверь в лавку, - спасибо Вам.
Оказавшись на улице, девушка старалась вести себя так, будто ничего и не произошло. Но тем не менее мозг судорожно работал, выдвигая гипотезы разной степени бредовости. То, что Кассиель не посещал лавку, еще ничего не значит, но вот то, что, по словам синори, в Ацилотсе с алла нынче совсем плохо...в этом было какое-то здравое зерно. Кэс (спасибо семейной особенности) не так уж и незаметен в толпе. Значит, в столице его не было, и, судя по всему, уже давно. Снова тупик, снова ни единой зацепки.
"Неужели я чем-то провинилась?"
На глаза попалась записка, написанная рукой синеволосого. Внимательно вчитываясь в строки и, будучи поглощенной собственными думами, абсолютно не слыша доводы остальных, Эль задумалась. Возвращаться телепортом обратно в Таллем...три минуты, и она дома, но сможет ли она, оставшись наедине с собой, трезво расставить эмоции, снедавшие ее, по полочкам и подавить в себе зародыш глухого отчаяния, поселившегося где-то у сердца? Очень это все сомнительно. Можно было поступить еще более неадекватно: на крыльях вознестись над землей, но не факт, что ветер будет милостив к ее тельцу, не спавшему двое суток.
"Знаешь...дорога, она дает время, бесценное, для того, чтобы осмыслить и понять такие вещи, в обычной ситуации кажущиеся абсолютно тупиковыми"
Так Кассиель говорил. А он же не врал ей никогда, и, будучи далеко от нее, снова давал советы. Мимолетно улыбнувшись, Эль, поправив ремешок новой сумки на плече, зашагала вслед за Бэем, упрямо смотря ему в спину.
Дорога даст время понять все и расставить приоритеты. Или разочароваться в своих суждениях. Кто знает.

http://i.imgur.com/WBlD69B.png [ Ближайшие земли Ацилотса. Река Такут ]

+1

18

Что ж, следом за любым знакомством и приятными, коль повезет, часами общения, им подаренными, всегда наступает и время прощаться…  И, надо сказать, для Адели, особо тонко чувствующей и крайне высоко ценящей нити симпатии, незаметно протянувшиеся за какие-то сутки между нею и этими, казалось бы, малознакомыми лицами, этот момент не прошёл безболезненно. Бирюзовые глаза, внимательно следящие за рождающимися под рукой Бэйнара закорючками букв, негодующе вспыхнули, стоило только Адели прочитать написанное: «…всем спасибо, все свободны…» - разум, хитро вырезающий слова из контекста, как обычно сложил их в такую мозаику, узор которой непременно резанул бы суккубии по сердцу – сама придумала, сама обиделась, как говорится: «О-от, мать твою, прохвост – живая похвала Ланвен! Устроить такую историю ради того, чтобы смотаться в магазин?!?» - и, хоть по большому счету, обижаться на Бэя у неё не было ни права, ни причин – ведь последовала то она за Альвэри, а вовсе не за ним, да и цели особой, вроде даже не имела... Однако поспешность, с которой Эйнохэил решил свалить, прихватив с собой добрую часть компании, Адель почему-то взбесила.
  Впрочем, не такой у неё был характер, чтобы устраивать истерики или, распахивая душу перед «пока-ещё-не-друзьями» демонстрировать свои внутренние волнения.  Посему, ограничившись презрительным фырканьем, она отвернулась, гордо скрестив руки на груди, и вскинув рогатую голову заявила: - Давно пора…  - «И скатертью дорожка!» - А я, пожалуй, ненадолго задержусь… - пылающий взгляд странно блестящих глаз суккубии перекинулся на Аль, - …а ты как, Альвэри? Тоже отправишься фазанов выслеживать? – в подтверждение сказанного Адель кивнул на новокупленные лук и стрелы, торчащие из-за плеча лоддроу, - Не зря ведь ты так затоварилась…
  На исчезающих вдали Бэя и Нерикса суккубия не смотрела из принципа – мол, наплевать ей – пусть поступают, как знают. А вот на Элли, на секунду задержавшуюся рядом с лавкой, она всё-таки кинула косой короткий взгляд: «Хах, девочка… Ни дать, ни взять – что тень от Бэя! И как я раньше этого не замечала?» - на лице у детектива проскользнула ехидная усмешка и, поведя бровей, Адель потешно хмыкнула… Потребность издавать этот забавный звук отчего-то в последнее время появлялась у неё слишком часто – в конце-концов, наблюдать за развитием сюжета мыльной оперы взаимоотношений внутри данной компашки, которую, даже не будучи следователем, смог бы заметить любой наблюдательный человек, было весьма увлекательно. Теперь же, когда они с Альвэри вновь остались вдвоем, разговоры должны были плавно перетечь в тональность доверительных бесед подружек - ведь рассказать и расспросить теперь точно нашлось бы о чем! Хотя, пока что, разобиженная на весь белый свет, Адель и в желании лоддроу составить ей компанию уверенности не испытывала…
  - Быть может, есть смысл задержаться? – на подругу Адель не смотрела, её взгляд, рассеяно ползающий по деталям узора на маске, которую она только что купила, выражал лишь нерешительность, - Телепорт нас всё равно в момент доставит! – аквамариновая капелька на лбу у маски, отражая яркие луче уже взошедшего светила, играла радужными переливами, кидая капли света на задумчивое лицо суккубии. Расслабленно вздохнув, Адель приложила маску к лицу: - Оп-ля! Смотри – ведь во век не узнаешь?! Да будет Маскарад!! – примерив, наконец обновку, она повернулась к подруге. Сквозь прорези в серебристо-лазурной поверхности маски лишь хитрые бирюзовые глаза горели знакомо, да и то, под покровом чар магической вещицы, догадаться об этом бы было непросто.

Отредактировано Адель Кьюртен (2014-03-12 11:47:53)

+2

19

Пока Бэй занимался писаниной, лоддроу оглядела всех собравшихся, подметив легкую задумчивость Аделя, в руках которого доселе была его покупка, подавленность алла и, контрастирующую со всем этим, веселость Нерикса, что, впрочем, не было чем-то из ряда вон выходящим.
- Я думал, кто-то город хотел посмотреть…- произнес таррэ и Альвэри уже хотела было ответить, однако в сей момент их скромной группе было представлено «послание» Бэйнара, суть которого немало озадачила девушку.
-«Впрочем, все, зачем я сюда и шел, сделано. Других целей я как-то не преследовал, - на сию фразу лоддроу, не без видимого удивления, изогнула бровь.-…всем спасибо, все свободны. Я же предпочту пешую прогулку обратно до Таллема...».
Фенрил выпрямилась, недоверчиво глядя на написанное, а после переведя взор на мужчину. Но никакого намека на шутку в выражении лица, да и в легкой улыбке не было. Он действительно предоставлял им выбор заняться тем, чем хотели сами. Одновременно, Бэй освобождал ее от слов, данных в Таллеме, больше не связывая ими никого, а вместо оговоренного – «если к тому времени, когда мы снова окажемся в Таллеме у тебя не появиться ничего, чего бы ты захотела рассказать мне, то мы разойдемся каждый своей дорогой…» появилось «всем спасибо, все свободны». То чувство, что минутами ранее вызывало испуг от осознания произнесенных ими признаний, возликовало. Не нужно было снова оголять свои чувства, беречь и прятать, ведь от них только что попросту отмахнулись. Ну не безразличен и слава Ильтару, так сказать, как и она ему, по его же словам, но, судя по всему, не более. А дальше он просто не хотел разбираться, хотя так рьяно сие отстаивал в свое время. Противоречия, видимо, раздирали не только ее одну, но в отличие от нее Бэйнар не пожелал в них копаться далее, судя по всему. Впору загнать все, что так и осталось невысказанным, может из-за вмешательства алла, а может из-за их нежелания делиться сокровенным, в самую глубину себя и все-таки уйти. Зачем маячить перед носом у того, кто даже не смотрит в твою сторону? Уйти, наконец, безвозвратно, что стоило сделать часами ранее…А чувства, они не вечны, наверное, жаль только что не смогла сдержать их за семью замками.
Так размышляла лоддроу, наблюдая, как спешно подобрался Бэйнар и пошел прочь, а за ним, хвостом, двинул и Нер, что не было чем-то удивительным. Внезапная отстраненность и чуждость Бэя, несмотря на все мысли, переполняющие ее в сей момент, больно полоснули по сердцу, отозвавшись зудящим ощущением и снова начав переполнять душу знакомой пустотой. Теперь она могла различить кое-какие чувства, что тянули свои «руки» из ее собственной темной бездны. Отчаяние, разочарование, осуждение, самоуничижение за глупость и излишнюю эмоциональность – все это смешалось в кучу и представляло собой гремучую смесь, что была способна разрушить и выжечь из ее сердца то чувство, что столь глубоко въелось в оное, пустив корни в душу. И не важно, что после сего в нем останется большая, кровоточащая рана, ведь она уже знала, что с этим делать…
Пребывая и далее в водовороте своих весьма не радужных мыслей, Аль заметила, как следом за друзьями последовала и Эллюмиель. Девушка прищурила глаза, проследив за крылатой недобрым взглядом, в коим тут же заполыхали огоньки раздражения. Конечно, как же без нее. Видимо, в период их короткого расставания Бэй обзавелся еще одним хвостом, вернее крылом. А может он и был ранее, просто она не ведала? Ведь на самом деле лоддроу плохо знала о его прошлом, делая все свои умозаключения лишь на собственных наблюдениях и исходя из совместных путешествий. Да, она действительно много не знала, но разве не обещал он ей рассказать об этом, показать то, чего она не могла сама увидеть, как ни старалась? И в Таллеме, и недавно перед зданием закрытой лавки? Хотя, чего она хотела? Поди, не первый раз… Девушка прикрыла глаза, словно отгораживаясь от всей троицы, что ушла уж вперед. Судила она, конечно, весьма субъективно, особенно об Эль, которую, лицезрев раз в весьма любопытной позе после танцев на столе, уже успела приписать к девушкам под стать ворам да тавернским забулдыгам. Конечно, в обратном ее никто и не пытался особо убедить, да она и не спрашивала, ибо это исключительно ее дело, как распоряжаться своей жизнью. Посему, впору сделать логичный вывод, что во всей их компании лишней оказалась она, словно белое пятно на черной материи и только что ей, пускай завуалировано, но дали понять это. Девушка моргнула. Видимо, это один из тех жестоких уроков, которые любит преподносить судьба, чтобы они не сходили со своего пути, ранее выбранного. Что же, весьма поучительно, - проскользнула мысль. Губы тронула грустная улыбка, а в горле запершило, но не от ощущения дискомфорта, вызванного недавней попыткой удушья, а от не выраженных эмоций, что так и просились на волю. Нет, она так больше не могла... Снова нестись, сломя голову за тем, кому это не нужно. Прятать все накипевшее, душиться от не высказанного и не выраженного, чувств и эмоций, под грузом которых начала уже прогибаться, спотыкаясь на пути. Девушка уже физически ощущала всю тяжесть того, что пришло с осознанием пресловутой любви к Бэйнару и тот, кто мог помочь ей избавится от сего, пускай и по молчаливой просьбе, внезапно пошел на попятную, бросив все на полпути. Впору почувствовать себя преданной, но разве он что-то ей обещал, кроме брошенных просьб о помощи ему же? Вот именно. Ни-че-го. А что ты ждала от вора и человека без чести. Да он тебя чуть не удавил и кто знает, может просто превосходно все обыграл, - снова повторилась гадкая мысль, заставляя съежиться от холодящего озноба от подобных слов. – Вор…Подумать только…Альвэри не успела развить самопоедательные мысли и далее, внезапно вскинувшись и вперив, чуть отстранённый, холодный взгляд в группу, успевшую уже отдалиться от них на значительное расстояние. Тейар тебя раздери! А книгу вернуть, мать твою? – мысленно прошипела девушка.
Однако, не только сия мысль, внезапно стрельнувшая в голову, вывела девушку из нелицеприятной задумчивости. Раздавшееся со стороны подруги периодическое фырканье, не могло не обратить на себя внимание и Альвэри, наконец, взглянула в ее сторону. Как раз вовремя, чтобы услышать слова и вопросы, обращенные непосредственно к ней.
-…Тоже отправишься фазанов выслеживать? Не зря ведь ты так затоварилась…
Аль озадаченно покосилась на лук, пытаясь полноценно вернуться к реальности. Тем временем подруга продолжила, недовольно фыркая, выражаться. Лоддроу заметила резкую смену настроения у оной, выгнув бровь, но пока ничего не сказав на сие.
- Быть может, есть смысл задержаться? – продолжила Адель, покрутив купленную вещицу в руках и , в конечном итоге, приложив маску к лицу: - …Оп-ля! Смотри – ведь во век не узнаешь?! Да будет Маскарад!!
Изменения, произошедшие в Аделе в ту же минуту не могли не зачаровать на какое-то время. И девушка, чуть склонив голову на бок, пару мгновений занималась рассматриванием оных, ибо внезапно лоддроу растерялась.
- Действительно не узнать, только глаза...знакомые… - на автомате ответила девушка, воззрившись на незнакомого мужчину, что обращался к ней.
Все так же пребывая в искренней растерянности, Альвэри, чуть растягивая слова, принялась запоздало отвечать на вопросы.
– Затоварилась я спонтанно. Думаю, может, пока брат дома, на охоту выберемся в Мандране. Пара ледяных скульптур для украшения сада не помешает. Простите, а Вы кто?~~ Однако, - не дожидаясь ответа, девушка снова бросила колючий взгляд в сторону ушедших знакомых. – Кое-кто в своем спешном побеге забыл мне вернуть одну вещь, посему смотр местных достопримечательностей придется отложить и заняться тем, что всю компанию нужно догнать раньше, чем они выйдут за ворота города. Если Вы не против, можете составишь мне компанию, а после расскажите, чем обязана вниманию с Вашей стороны.
Сумбурность ситуации и растерянность девушки, которая испытала не только эмоциональный стресс из-за ухода Бэя, но теперь еще и из-за неизвестной личности, нарисовавшейся подле нее, сделали свое дело. Она не стала задумываться над тем, кто это да что, как и не отправила незнакомца куда подальше, а просто пригласила с собой. Так что хочешь, не хочешь, а пришлось им быстрым шагом направиться в ту сторону, куда ушли знакомые, дабы не искать потом их с драгоценной ношей по неизвестной местности чужих земель. А после – бегам-гонкам придет конец, раз инициатор сам отказался от первоочередной цели, о которой ведали лишь они вдвоем, не могла же она ему навязывать свою волю и неважно, что из-за осознания сего становилось совсем худо и паршиво на душе. От подобного не умирают, наверное…Догнала сия пара троицу, когда те успели выйти за ворота города таки, обогнав алла, плетущуюся сзади парней все в той же задумчивости. Альвэри, напустив на себя побольше показного безразличия, столь разительно контрастирующего с эмоциями, полыхающими во взгляде, схватила Бэя за локоть, заставив его остановиться и посмотреть на себя.
- Я очень извиняюсь, что нарушаю ваши планы,- с ноткой сарказма спокойно проговорила лоддроу, обобщая всю компанию в своем желании. – Но, не желая быть обузой, надолго не задержу, раз так рветесь уйти. Ты забыл мне книгу отдать…

--->Альвэри, Адель>>>  Близлежащие земли Ацилотса » Река Такут

Отредактировано Альвэри (2014-03-12 17:28:47)

+2

20

[ Ацилотс, пункт телепортации ] http://i.imgur.com/Sahjk3d.png 30 день месяца Новой Надежды, 1647 М. Д.
Около полудня.

Аннуора повела спутницу не к рыночной площади, и не к центральным улицам, а в сторону окраины. Лавка "Хрустальная туфелька" не была фешенебельным заведением, зато она была истинно волшебным местом.
- Хочешь проникнуться духом города - не смотри на придурков, дефилирующих по центральным улицам, - девушка окинула взглядом Алису, показывая, что именно к этой категории она ее и причисляет, если та умоется и причешется, конечно. - Чудеса не любят шума.
Завершив краткую экскурсоводческую лекцию, Анн толкнула дверь и вошла, пропустив спутницу вперед. На звук открывшейся двери немедленно явился Василь - с ним драконица познакомилась, когда зашла что-то купить, а текка стал приставать к ней с рассказом о выбираемом товаре. Она едва не подпалила ему хвост, но вспомнила, что Василь - имущество заведения. Этим его и утешила. В ответ на такое наименование, текка запустил в нее какой-то книжкой, но когда хвост его задымился - прекратил атаку. Дым же был лишь иллюзией. С тех пор Анн посещала лавку еще несколько раз и подружилась с Василем. Потому и привела Алису сюда - не все ли равно, где покупать всякий хлам, а Василь поможет последить за ней среди всех этих полок.
- Здравствуй, Силь! Рамон совсем все на тебя свалил? Привела покупателя. Помоги ей, будь так пушист! Алиса, Василь знает о здешних товарах все и даже больше.

0


Вы здесь » За гранью реальности » Город Ацилотс » Лавка чудес «Хрустальная туфелька»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC