За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Неоконченная история » Мирные посиделки и почти ничего кроме.


Мирные посиделки и почти ничего кроме.

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

1. Участники: Алетес, Шесса
2. Время действия: Месяц Просыпающейся Природы, 1640
3. Место действия: Чайный домик в Таллеме
4. Описание ситуации: Змеиная леди чем-то не угодила Темной гильдии, за что от нее оперативно было решено просто избавиться.
По иронии судьбы доверили сие непростое поручение именно Алетесу. Что из этого всего получилось в итоге — увидим дальше.
5. Дополнительно:

Отредактировано Алетес (2014-05-17 01:57:29)

+1

2

Вам, верно, знакомо то странное чувство, когда мир без особых на то причин начинает казаться намного лучше и краше, чем оно есть на самом деле? Когда дела идут откровенно неважно, но вас это почему-то не волнует, а все вокруг выглядит столь прекрасным и неповторимым? Именно в таком состоянии духа пребывал сегодня Алетес: шадосы, вопреки распространенному в простонародье мнению, тоже умеют радоваться и простым жизненным мелочам. Сейчас, например, убийца уже который час праздно разгуливал по Таллему, не занимаясь ровным счетом ничем полезным и предпочитая не вспоминать о том, что у него, между прочим, по-прежнему осталось одно незаконченное дело.
Все остальные – менее кровопролитные – поручения были выполнены еще утром, но вот с последним натурально не клеилось. Ведь этот день, вопреки сотням другим, был так прекрасен!.. Как жаль, что и его в итоге придется омрачить очередным бессмысленным убийством чем-то насолившей Темной гильдии цели.
Когда шадос, наконец, нашел указанный в ориентировке чайный домик, желания продолжать задание у него не осталось практически полностью. Он так и стоял в нескольких метрах напротив, с интересом разглядывая представленный в наводке портрет жертвы, нарисованный от руки.
«Красиво» - отметил про себя Алетес, сам толком не понимая, про качество рисунка он или все-таки про внешность представленной на нем девушки. И то, и то, очевидно, было по-своему прекрасно.
«Василиск, член гильдии "Золотой феникс", магистр рунной магии, владелец чайной/ювелирной..» - вновь и вновь перечитывал убийца строчки из наводки, которые он за сегодняшний день успел прочитать столько раз, что практически заучил наизусть. Таков уж был весь он: досье на своих будущих жертв всегда зачитывал до дыр, попутно пытаясь представить себе их характер, быт и жизнь в целом.
-Змеиная леди.. – практически неслышно прочитал он вслух представленный в наводке заголовок, -Шесса Салмон.
Интересно, какая она на самом деле? Много ли плохого сделала в своей жизни, много ли хорошего? Чем, в конце концов, так насолила гильдии?
Внизу пергамента с досье жертвы виднелось наспех вычерканное дополнение, которое Алетеса забавляло ровно столько же, сколь и возмущало: «Перед убийством передать послание: тьма — свету». Сам убийца смысла таких посланий не понимал совершенно, считая их несусветным дурачеством и фарсом, но кто-то из верхушки гильдии, очевидно, считал иначе. Шадос шутки ради прикинул, сколько не самых умелых убийц могло провалить заказ и отдать жизнь просто за то, что были обязаны передать какие-то бесполезные слова перед тем, как выполнить свою работу. И почему нельзя никогда обойтись без всего этого?..
Так или иначе, все эти явно сторонние мысли были вполне ожидаемой попыткой Джуда хоть как-то отвлечься от нынешней проблемы, существование которой уже начинало вгонять его в депрессию. Смешное, наверное, зрелище — убийца, который не может решиться на убийство?
Вот и Алетес там в конце концов решил. Еще несколько минут он собирался с силами, многократно проворачивая всевозможные вариации сцены убийства, пока все-таки не решился начать действовать.
Почти вплотную подойдя до входа, впрочем, шадос замер.
Финальный рывок.
Едва только он начал тянуть руку к двери, та открылась и без его участия. На входе его взору вдруг предстала прекрасная темноволосая девушка, лицо которой частично походило на тот самый рисунок, что убийца разглядывал несколькими минутами ранее.
Я не могу убить ее здесь, прямо на входе. Слишком много свидетелей вокруг.
-Добрый день! – проговорил Алетес как можно более дружелюбным и уверенным голосом, попутно стараясь лишний раз не встречаться с девушкой взглядом.
Незнакомка с недоуменным видом кивнула в ответ, явно желая выйти из домика, но не имея такой возможности из-за нагло перегородившего дорогу шадоса.
-Знаете, вам стоило бы позаботиться о том, чтобы здание было более приметным. От своих друзей я слышал об этом месте только хорошее, но вас, право, оказалось не так-то просто найти.. – пытался завязать беседу на ходу Джуд, стараясь звучать как можно более убедительно.
Почему она пялится так удивленно? Разве так работают с клиентами в приличных заведениях?
-Простите?.. – грубо оборвала его девушка.
Осознание ошибки не заставило себя ждать и, не жалея как-либо развивать неловкую ситуацию дальше, Алетес просто молча отошел в сторону, выпуская незнакомку из здания.
«Не она. И как, гори оно в изнанке, ты мог забыть о том, что этот домик – публичное место? Люди здесь имеют свойство постоянно выходить и заходить, да?» - мысленно корил себя убийца, делая шаг внутрь. Все мрачные мысли, впрочем, растворились куда-то сами собой, когда Джуд все-таки оказался в домике. Атмосфера здесь кардинально отличалась от той, что властвовала снаружи: ничто не напоминало про городскую суету, позволяя сполна насладиться царящими в домике тишиной и покоем.
А как вкусно пахло! О, Тейар, этот аромат свежей выпечки — это настоящий кошмар для человека, который целый день пробегал по городу на ногах, ни разу толком не перекусив и не поев. Ну, для почти человека, если совсем точно.
Алетес захлопнул приоткрытую еще незнакомкой дверь, чтобы точно оповестить хозяйку чайной о своем присутствии. Сейчас он решил хотя бы увидеть цель вживую и (на этот раз) стопроцентно убедиться в том, что это не кто-либо другой.
А потом.. сейчас он уже и понятия не имел, что потом.

Отредактировано Алетес (2014-05-05 02:20:21)

+2

3

Описание чайной

[float=left]http://s019.radikal.ru/i603/1402/8b/b09d942edfbe.jpg[/float] Вроде и ничем не примечательный домик стоит практически в центре Таллема в торговых кварталах. Он не украшен ни яркими вывесками, ни светящимися фонариками, которые так и режут глаза. Лишь на стене перед крыльцом висит маленькая металлическая доска, на которой красиво выгравированы слова "Чайная l Ювелирная" и внизу гораздо меньшим шрифтом "На хвосте змеи". Ничего примечательного больше нет. Поэтому, можно сказать, что снаружи все предстает в достаточно посредственном виде: двухэтажный домик среднего размера и неприметная табличка. Но все меняется, стоит вам только войти.
[float=right]http://i038.radikal.ru/1402/13/1fd198a0924e.jpg[/float]  Едва вы приоткроете дверь - сразу звякнет звоночек, оповещая хозяйку о вашем приходе. Дальше смело можно оглядываться вокруг и рассматривать пространство, ибо здесь есть на что посмотреть. Взору сразу откроется прилавок с разнообразными сладостями и вкусностями, которые хозяйка заведомо заказывает у пекарей, дабы все было свежим и пахло просто невероятно вкусно. Позади располагается огромный стеллаж с обилием прозрачных баночек, которые хранят в себе ароматные чаи, разнообразные травы, засушенные листья и сушеные ягоды.
Хозяйка появится сама собой, будто из ниоткуда, дабы поприветствовать вас и отвести дальше, предварительно спросив хотите ли вы участвовать в чайной церемонии, либо зашли просто поговорить со своим спутником и попить ароматный напиток, да так, чтобы вас как можно меньше отвлекали.
[float=left]http://s019.radikal.ru/i611/1402/14/6ae88dad5f8d.jpg[/float]  Если Шесса слышит, что гости хотят узреть все тонкости - она отводит посетителей в комнату, пол которой весь застелен коврами, окна украшены мозайкой, а вокруг маленького низкого столика расположились подушки. Обстановка создается волшебная, василиска любит зажигать свечи и аромалампы, дабы полностью расслабить гостей, дабы те чувствовали себя как можно более комфортно.
Но если посетители хотят провести время только в своей компании и им не интересны какие-либо таинства - открывается другая комната, куда просторнее, где расставлено множество столиков, с подле стоящими мягкими стульями.
И не важно пришли ли вы заказать украшение или даже просто спросить возможно ли воплотить в жизнь вашу задумку - хозяйка все равно угостит вас чаем, давая понять, что спешка в подобных вопросах неуместна.
Полностью расслабившись и приведя мысли в порядок, забыв об уличной суете, посетители могут подняться на второй этаж, где и располагается ювелирная. Там вам будет предоставлена возможность все рассмотреть, спросить, примерить, определиться с ценой и заказом, а, может, сразу же починить поломанную застежку сережки или цепочки, ибо мастерская находится здесь же, в соседней комнате, но вот туда Шесса мало кого пускает. В той комнате хранятся разнообразные книги, инструменты и драгоценные камни с металлами, которые ждут своего часа. Также там стоит кровать, на которой девушка отдыхает от работы. На стене можно заметить нарисованную руну телепортации, которая позволяет василиску мгновенно перемещаться куда ей вздумается, коль будет такая необходимость.

Вновь весна. Природа плавно оживала, сбрасывая оковы снега. И хоть ледяной покров еще не сошел с абсолютно всех улиц Таллема, а по ночам, по прежнему дул пронизывающий ветер, настроение у всего города было куда не таким хмурым. Люди также оживлялись, радовались солнечным лучам, стали чаще выходить на улицу, дабы просто пройтись и поглазеть по сторонам. Конечно, оживились и торговцы. Лавочек стало больше, соответственно, и диковинного товара, одним из которых был чай. Дорогие сорта чая, которые росли лишь в определенном климате или в определенных горах. Также, многим известно, что именно весной собирают белый сорт данного напитка, который особенно ценится гурманами из-за его специфического послевкусия и тонизирующего эффекта. Соответственно, в чайной василиска также поток посетителей был куда больше, ведь многие хотели попробовать свежезаваренный белый напиток, только что привезенный купцами с далеких земель. Но Шес, само собой, была только рада подобному, ведь многие из ее гостей оставляли хорошие чаевые, что ими можно было сполна покрыть все расходы. Заодно, сам собой завязывался разговор, дамы спрашивали серпенте о ее необычных нарядах, многие просили сшить и им нечто похожее, от чего скромное дело малахитовой змеи шло в гору в это время года. Но рунолог любила весну не только за это. Абсолютно не перенося холод, исследователь очень радовалась оттепели и солнцу. Ведь в пустыне о снеге она могла слышать только из книг, да и то думала, что это чьи-то безумные фантазии. В подобном климате сложно представить, что где-то на просторах Фатарии вообще может быть настолько холодно, что вода превращается в лед.
Но факт был фактом. Василиск в приподнятом настроении практически с самого утра обслуживала посетителей, которые уже стали ее постоянными клиентами, ведь многие также имеют свой сезон.
Комнатка для чайных церемоний была занята, некоторые даже пытались подговорить серпенте, чтобы та торопила своих постояльцев, но змею сложно было подкупить. Для нее был очень важен комфорт своих гостей. Ближе к полудню ранние птицы стали покидать заведение в чайной комнатке осталась лишь одна девушка, которая хотела как можно дольше насладиться атмосферой, ароматом и вкусом. Серпенте была не против. В обычном зале, более привычном местному населению, остались двое мужчин, которые попивая чай что-то с интересом обсуждали, периодически спрашивая мнения рунолога по тому или иному вопросу. Обстановка была более чем миролюбивая.
Вскоре и любительница диковинок покинула комнатку, поблагодарив хозяйку. Сама малахитовая змея осталась в зале, дабы прибраться, в то время как гостья мерно пошла к выходу, не подозревая, что в дверях ее кто-то встретит. Шесса, краем уха услышав короткий разговор слегка выглянула, но убедившись, что все нормально, вернулась к уборке.
Звоночек пронзительно звякнул, извещая чаеведа о новом госте. Взяв поднос с грязной посудой, василиск вышла в холл, внимательно всматриваясь в своего нового посетителя. Подобный типаж к ней заходил не так часто. Войны или стражники старались посещать ее вне своей работы, наемники, коль такие соизволили появляться, старались менее выделяться своим видом, иной раз производя впечатление абсолютно безобидных людей. Этот же мужчина был полностью облачен в доспехи, благо, что хоть без шлема, ибо он в подобном заведении смотрелся бы очень нелепо.
Поставив поднос на прилавок, девушка подошла к воину и, остановившись в метре от него, поклонилась, сложив ладони меж собой, тихо проговорив - Намастэ. - она не была уверена, что брюнет знал значение подобного приветствия, но, коль его захватит интерес - всегда сможет спросить.
Выпрямившись брюнетка на мгновение заглянула в его глаза, затем тут же отвела взор, опустив на предплечья мужчины. Хоть она и была ювелиром по профессии, но ей часто приносили разнообразные щиты, клинки, доспехи и механизмы для чарования. Исследователь не знала какой именно секрет хранят его латы, но выглядели они устрашающе даже сейчас.
- Милорд, не сочтите за грубость, но если у вас есть оружие - оставьте его здесь. В этом месте нет войн, нет раздора и каких-либо столкновений. Здесь приверженцы разных культов, странники со всех земель могут найти спокойствие и уют. Вам не понадобится оборонять себя. - голос звучал мягко, но уверенно. Секундная пауза, игривый взгляд в глаза. - Или я чем-то насолила городской страже с инквизиторами? - не без улыбки, едва оголяющей змеиные клыки дополнила она, зная, что подобные структуры, скорее всего, действовали бы чуть иначе.
- Вам не будет мешать доспех? Если позволите - я могу на пару минут стать вашим оруженосцем, чтобы ничто не могло стеснять ваших движений, дабы тело расслабилось. - скрестив руки на груди, из-за чего ладони и предплечья скрылись в широких рукавах ее одеяния, она развернулась в пол оборота.
- Только что освободилась отдельная комната. Пойдемте, я не могу себе позволить, чтобы Вы столь долго стояли на входе. Однако, освободить ступни Вам придется точно, не серчайте. Постарайтесь расслабиться, я приложу все усилия. Ведь Вы впервые у змеи? - вновь эта улыбка, серпенте развернулась спиной к гостю и последовала по коридору, дабы показать ему путь в комнатку, надеясь, что он без лишних споров последует за ней. Сажать его к гостям в другой комнате ей не хотелось, слишком подозрительно и угрожающе он смотрелся на их фоне. Но ведь даже суровые войны могут любить. Кто знает, может он зашел к ювелиру, а не чаеведу, дабы выбрать оригинальный подарок своей половинке?

Одеяние

http://s020.radikal.ru/i709/1405/b4/62fa7eb10910.jpg

Отредактировано Шесса (2014-05-08 00:54:23)

+2

4

В ответ на диковинное приветствие хозяйки Алетес лишь молча кивнул, стараясь выглядеть при этом настолько дружелюбно, насколько это вообще возможно в этой ситуации. Он действительно понятия не имел, как нужно вести себя в подобных заведениях: не оскорбит ли гость хозяйку, если не ответит поклоном на поклон, должен ли он сказать какие-то конкретные слова? Впрочем, было очень, право, странно, что подобные мелочи сейчас вообще хоть сколько-нибудь волнуют убийцу. Разум его сейчас был занят чем угодно, но не работой.
Едва случайно встретившись с хозяйкой взглядом, шадос хотел было по выработанной уже привычке отвезти глаза в сторону, но собеседница его опередила. На секунду Алетесу даже показалось, что девушка, ровно как и он сам, предпочитает лишний раз не пересекаться ни с кем взглядом, но на деле все оказалось гораздо проще — ее внимание просто переключила на себя другая деталь.
- Милорд, не сочтите за грубость, но если у вас есть оружие - оставьте его здесь. - довольно убедительным голосом начала хозяйка, в пух и прах разнося надежды шадоса на то, чтобы в полном обмундировании пройти внутрь и избавиться от цели в каком-нибудь относительно уединенном месте при удобном случае, -В этом месте нет войн, нет раздора и каких-либо столкновений. Здесь приверженцы разных культов, странники со всех земель могут найти спокойствие и уют. Вам не понадобится оборонять себя.
Чем ты собрался выполнять работу, если оставишь наручи здесь? Что, будешь пытаться забить магистра рунной магии руками?..
-Нет, я.. - жутко неуверенно начал Алетес, пытаясь хоть как-то выкрутиться из ситуации, -Понимаете, это оружие - это то, почему я здесь. Мне нужно наложить на него некоторые чары, а друзья подсказали мне, что для этой цели во всем Таллеме не найдется места лучше, чем это, - вопреки своему обычному общению с незнакомцами, сейчас Джуд говорил даже довольно складно, хоть этот разговор, как и практически все другие, по-прежнему и доставлял ему определенный дискомфорт.
Вновь на секунду встретившись с собеседницей взглядом, шадос понял, что разоружиться его заставят в любом случае, абсолютно независимо от цели визита.
-Я сниму свое оружие, если вам будет удобно, - Алетес хотел было дружелюбно улыбнуться, но вовремя одернул себя, поскольку улыбка никогда к его сильным сторонам не относилась: как показывал опыт, ей он чаще наоборот невольно отпугивал собеседника, нежели располагал к себе, -Но расставаться с ним не посмею. В снятом состоянии эти наручи, как оружие, практически полностью бесполезны, так что никаких проблем не возникнет, так ведь? К тому же, раз конечной целью визита является наложение чар именно на это оружие, было бы, наверное, удобнее сразу отнести его в нужную комнату, да?.. - шадос замолчал на секунду, натурально устав говорить. Он настойчиво старался продумать беседу хотя бы на шаг вперед, но в какой-то момент осознал, что в его голове застряла картина лазурных глаз собеседницы, словно бы оценивающе смотрящих в самую глубь души
Бывает же такое.
Из приличия Алетес все-таки заставил себя улыбнуться в ответ на шутку собеседницы про ее возможные грешки перед инквизицией или городской стражей, но самому ему сейчас было совсем не до смеха.
Знала бы она, как близка сейчас была к истине. Вот только одной стражей и инквизицией мир не ограничивается.
- Вам не будет мешать доспех? Если позволите - я могу на пару минут стать вашим оруженосцем, чтобы ничто не могло стеснять ваших движений, дабы тело расслабилось.
Собеседница была очень убедительна, но человека, предпочитающего лишний раз не открывать даже собственного лица из под маски шлема, едва ли возможно было заставить расстаться с собственной броней одним вежливым предложением. Слишком уж велик был дискомфорт, испытываемый убийцей при нахождении на публике без необходимого обмундирования: в такие моменты он чувствовал себя по-настоящему жалко.
-Вы очень добры, - изо всех сил старался быть вежливым шадос, -но я предпочел бы остаться в доспехе, если возможно. Поверьте, он намного легче, чем кажется.
Реплика же про оруженосца на мгновение вернула Джуда в детство — в тот самый прекрасный период, когда он зачитывался историями об отважных рыцарях, королевских турнирах и великих битв, в которых побеждает, конечно же, добро. Когда-то он и сам мечтал о том, что однажды станет защитником слабых, каждый день приносящим в этот огромный мир капельку света. А на деле получилось все.. а получилось все вон оно как.
..Ведь Вы впервые у змеи?
-Да, к сожалению. Если бы я знал раньше, как здесь прекрасно, я бы точно записался в постоянные посетители - как-то как будто бы даже искренне рассмеялся Алетес, следуя за хозяйкой заведения по коридору. Сейчас он не лукавил: чайный домик действительно поразил его своей атмосферой.
Может ли вся эта красота существовать без своей хозяйки? Едва ли. Если я заберу ее жизнь, это место умрет вместе с ней.
Почувствовав себя немного комфортнее, чем парой минут ранее, Алетес решил потешить свое любопытство и разъяснить момент, который заинтересовал его с самого начала беседы.
-Намастэ, - вдруг повторил он на память незнакомое для него слово, когда они остановились у входа в комнату, -Скажите, что означает это слово? Откуда оно?
Шадос старался не дать себе забыть об истинной цели визита, хоть это и было, честно, невероятно легко. Сколь бы комфортным не было пребывание в чайной, сколь бы душевной не казалась беседа, в конечном итоге все это было необходимо довольно жестко оборвать, забрав очередную жизнь в угоду ненасытному Темному богу. И Алетес, несмотря ни на что, уже был к этому готов. Сегодня, как и всегда, он сделает все, что от него требует гильдия.

Отредактировано Алетес (2014-05-17 02:05:40)

+2

5

Хозяйка медленно зашагала вперед, показывая новому гостю путь в комнату, где он сможет найти уединение и покой. Как показывала практика - даже самые бравые войны (даже в особенности они) любили тишину и возможность хоть где-то расслабиться, полностью забыв о своих заботах. Мягкая комната подходила для этого наиболее удачно. Просьба о зачаровании оружия не вызвала у василиска никакой опаски или удивления. Рунолог занималась этим достаточно часто, особенно в стенах гильдии, где острота клинков исполнительного отряда, зачастую, решала очень многое. Хоть она сама не принимала подобные методы, не любила и не признавала насилие, но она обладала навыками, которые могли спасать жизни и помогать ее согильдийцам, поэтому серпенте при каждом чаровании оружия старалась думать именно о защите, нежели о возможных убийствах с помощью этих чар.
Остановившись на пороге комнаты девушка открыла дверь и вошла в полумрак. В этой зале никогда не было яркого света, что мог неприятно резать глаза, ее никогда не наполняли громкие звуки. Это место было создано для умиротворения и расслабления.
Расслышав вопрос воина, Шес едва заметно улыбнулась. Ей нравилось, когда посетители узнавали для себя что-то новое и проявляли интерес к ее культуре. Можно сказать, что именно ради этого она и открыла данную чайную.
- Думаю, вы уже заметили, что я принадлежу к расе василисков. Наш быт отличается от быта этих широт. Однако, даже в пустыне лишь некоторые семьи сохранили свою самобытность, не все дома поддерживают подобные традиции. Намастэ, если переводить дословно, означает "Я вижу присутствие Бога в Вас". Данная фраза является самым почтительным и уважительным приветствием и произносится с поклоном. Также эту фразу можно использовать при разговоре, когда соглашаешься с собеседником, либо, напротив, когда знаешь свою правоту, но желаешь перевести разговор в другое русло, дабы избежать ссоры и недопонимания. Эта фраза многогранна, ее можно использовать и как прощание, но не стоит злоупотреблять, иначе подобное таинство станет таким же обыденным, как извечное "Добро пожаловать". - серпенте слегка выгнула бровь, тем самым будто спрашивая "Ведь вы согласны со мной?". Затем же вновь продолжила движение.
- Пожалуйста, разуйтесь, дайте ступням отдохнуть. - мягко проговорила она, на мгновение обернувшись к мужчине, дабы дать понять, что в противном случае она откажется помогать ему. Все же, здесь тоже были определенные правила, несоблюдение которых оскорбляли рунолога.
Подойдя к стене, девушка уверенными движениями нарисовала руну света, которая в этот же момент озарила комнату приятным мягким свечением. Тени тут же начали свой маскарад, придавая месту еще большую загадочность.
- И снимите, пожалуйста, наручи. Я так буду куда увереннее работать. Однажды был казус, что мой гость чихнул во время того, когда я чаровала его доспех. Он не захотел его снимать. В итоге от внезапности рука дрогнула, и я чуть ли не зажарила его заживо в этих латах. Соглашусь, тогда я была не магистром, но степень мастера тоже высока. Поэтому, дабы избежать любых казусов, я прошу снимать вещи, которые требуют моей магии. Так будет спокойней и мне и вам. - на уста вновь легка улыбка змеи.
В этот момент она ясно расслышала свое имя. Двое мужчин, которые сидели в соседней комнате желали видеть ее.
- Располагайтесь так, как вам будет удобно. Мягкие подушки обеспечат комфорт, также у вас есть немного времени расслабиться и снять оружие. Я не заставлю себя долго ждать. - василиск направилась к выходу из комнатки, остановившись уже в дверном проеме. - И вы же не откажите мне в чашечке чая? - вопрос, звучавший как утверждение. Брюнетка сделала легкий поклон и также неслышно ускользнула к другим посетителям, которые требовали ее внимания.

+3

6

Свернутый текст

*Клодберги — имя собственное для наручей, которым окрестил их сам владелец.

-В чашечке чая не откажу, разумеется, - как можно дружелюбнее ответил Алетес на предложение собеседницы, по ее тону довольно быстро поняв, что отказ здесь в любом случае не принимается. К тому же, хороший чай был сейчас как раз той вещью, в которой нуждался убийца: неторопливое распитие этого прекрасного напитка в спокойной обстановке всегда помогало ему привести в порядок как мысли, так и дух.
Вот только нынешняя обстановка на спокойную походила с трудом... вернее, не походила совсем. Шадос с некоторым опасением заметил, что его начинает потрясывать, при том с каждой минутой ожидания все сильнее. Такое бывало иногда, когда Алетес долгое время находился в ожидании чего-то, что делать не хотел, но был обязан. Поэтому обычно он предпочитал разбираться со своими целями как можно быстрее, лишний раз не глядя даже на их лицо, не говоря уже о том, чтобы вступить с оными в полноценный словесный контакт. Но в определенный момент подобные системы, как видно, дают сбой.
Не желая ожидать ушедшую девушку стоя, Джуд все-таки плюхнулся на расположенные вокруг чайного столика подушки. На секунду он даже подумал о том, чтобы все же освободиться от доспеха, но быстро об этой затее предпочел забыть — помимо его общего плачевного состояния, которое он ненавидел демонстрировать на людях, учитывать теперь стоило и тряску, которая сейчас была пренебрежимо слабой, но имела неприятную тенденцию значительно усиливаться в течение десяти-пятнадцати минут.
-Шесса Салмон. - медленным полушепотом проговорил он вслух имя из досье, словно бы пробуя его на вкус.
Повернувшись на подушках так, чтобы находиться спиной ко входу в комнату, шадос неспешными движениями начал откреплять наручи. Он не знал, правда, зачем — без своего оружия он, в конце концов, имел до смешного малые шансы на успех в устранении магистра рунной магии. Но что-то внутри все же убедило его послушаться просьбы девушки и разоружиться. Как глупо и необдуманно.
Алетес еще раз окинул взглядом комнату и случайно зацепился взглядом за мозайку на стекле. Ничего в ней, вроде бы, особенного не было, но оторваться от замысловатых узоров, отдаленно напоминающих звезды, оказалось не так-то и просто. Впрочем, Алетес, вероятнее всего, банально не хотел переключать свое внимание на что-то еще, потому что у него по-прежнему оставалась одна проблема, требующая разрешения в самое ближайшее время. И эта проблема, как бы это смешно не звучало, вот-вот вернется.
В конце-концов убийца убедил себя, что его наручи действительно нуждаются в зачаровании, поскольку действующие на них чары уже значительно ослабли. Он решил дать девушке сделать свою работу, прежде чем забрать ее жизнь — так, в конце концов, действительно выходило выгоднее. Вот только чем дальше убийство откладывалось, тем более сложным оно начинало казаться.
Предположив, что надеть наручи назад в доме ему не позволят, Алетес положил их на столик лезвием от себя. Он сжал руку в кулак и выставил перед собой так, чтобы она указывала прямо на один из Клодбергов*. Затем отжал средний и указательный палец, взглядом стараясь выцелить тот небольшой рычажок, отвечавший за ручное выдвижение лезвий из наручей.
«Мысли должны быть чистыми, движения плавными..» - несколько раз повторил про себя он прежде, чем прибегнуть к телекинезу. Способность эта ценилась и использовалась убийцей намного реже, чем «рывки», поэтому и практика с ней давалась ему тяжело, хоть и активация рычажка была задачей самой по себе совсем не сложной.
Получилось!..
Сжалившись над беднягой-шадосом, рычажок все-таки поддался, после чего два параллельных лезвия незамедлительно вырвались из Клодберга вперед.
Хорошо.
С более-менее крупными объектами дела обстояли получше, поэтому Джуд телекинезом поднял активированный наруч в воздух, прислушиваясь к ощущениям. Было довольно просто. Он поводил оружие в воздухе взад-вперед, прикидывая, сможет ли таким образом в случае чего избавиться от цели.
Наигравшись вдоволь, он опустил наруч обратно на стол, уже руками перещелкнув рычажок, чтобы лезвия задвинулись обратно: занятия с телекинезом утомляли, а силы еще нужны были на будущее.
Услышав за спиной мягкие шаги, убийца даже не стал поворачивать голову в сторону источника шума — он и не сомневался, что вернулась именно та, что зовется Змеиной леди.
-Нелегко, наверное, работать в подобном месте, где всех без исключения посетителей нужно одарить вниманием, напоить, разговорить и при этом успеть выполнить и некоторую работу, требующую внимания и концентрации, - достаточно громко, чтобы точно быть услышанным, проговорил Алетес.
-Кстати о работе... - начал он чуть тише, -Надеюсь, теперь вас никто не отвлечет от зачарования оружия? Я готов доплатить, чтобы мой заказ был выполнен настолько быстро, насколько это возможно. Очень желательно, чтобы прямо сейчас. - так шадос проверял, сколько потенциальных свидетелей осталось в домике, заодно пытаясь смотивировать собеседницу начать зачаровывать наручи прямо сейчас.
Джуд дождался, пока василиск дойдет до столика.
-Скажите, - уже не столь уверенным голосом, как репликой раньше, обратился Алетес к девушке, -Вам ведь, верно, приходилось иметь дело с самыми разными посетителями, так? И вы, уверен, не откажете никому в моральной помощи, если такая вдруг потребуется. - убийца сделал паузу на несколько секунд, сам несколько растерявшись в своих мыслях. Сейчас он уже не был уверен, что стоило вообще начинать говорить нечто подобное.
-А как вы помогаете людям справиться с нежелательными мыслями, отречься от плохих намерений? Мне кажется... мне кажется, что у меня на уме нечто ужасное.
Шадос на секунду взглянул собеседнице в глаза, надеясь лишь, что всеми этими бессмысленными разговорами ненароком себя не раскрыл, а то получилось бы, пожалуй, до смешного грустно.

+2

7

Шес медленно вышла из чайной комнатки и прошла в соседний зал, где велась оживленная дискуссия между мужчинами. Василиск хорошо знала их. Эти двое были известными завсегдатаями ее чайной. Торговцы, которые на рынке были чуть ли не лютыми врагами, в ее заведении могли быть собой и не скрывать своей истинной дружбы. Двойная игра для увеличения прибыли, двойная жизнь, дабы никто не заподозрил тайного союза двух горячо враждующих лиц, которые делают это, чтобы в скором времени внезапно вставить палки в колеса другим таким же купцам. С ними, порой, даже бывало интересно. Девушка всегда старалась их удивить и не обделить вниманием, если они хотели разговоров и ее компании. Брюнетка прекрасно знала меру. Если видела, что ее общество пока не столь востребовано - незаметно удалялась, оставляя их наедине. Они, в свою очередь, щедро одаривали ее. То привезут привилегированные сорта чая, коих на всем материке не сыскать, то диковинный камешек, то поведают ей интереснейшие истории о далеких землях. Сейчас же у них развязался спор по поводу того с какими же металлами гармонируют те или иные камни. Серпенте терпеливо выслушала их догадки, затем огласила верный ответ. Пари выйграл один из них, обогатившись на пару золотых монет, которые тут же передал хозяйке заведения.
- Удача сегодня на моей стороне, надеюсь, она не оставит и Вас. - проговорил победитель, вставая с кресла, тем самым давая понять, что на сегодня их визит окончен. Рунолог учтиво проводила их, на прощание тихо проговорив "Намастэ", которое уже ничуть не удивляло купцов. Все же, несколько лет достаточно тесного общения давали о себе знать.
Чайная опустела, остался лишь один посетитель, который был здесь впервые. Также, по его виду нельзя было сказать, что он является гурманом чая. Его выдавала некоторая робость, либо природная скромность. В прочем, сейчас это было не важно. Змееподобная в любом случае должна была удивить его, показать всю прелесть чая и этого спокойствия, которое может подарить данное таинство, как чайная церемония. Девушка подошла к стеллажам. Малахитовые глаза стали внимательно изучать столь родные баночки с различными сортами чайных листьев. Шес понимала, что сейчас гость не сможет понять всю изысканность белого или желтого чая. Начинать надо с малого и достаточно известного. Однако, не дешевого, совершенно нет. Сейчас ее выбор пал на тот самый "Большой красный халат". Данный напиток был достаточно терпким, но затем постепенно открывал нежные фруктовые нотки в своем вкусе. Идеальный выбор для того, дабы научить кого-то ощущать, распробовать каждый аромат, каждую толику вкуса.
Хозяйка взяла поднос. Выставила на него прозрачный чайник, гайвань, в который тут же насыпала нужное количество листьев, пару маленьких чашечек. Но воин наверняка давно не ел. Возможно, даже не завтракал. Выглядел он как минимум бледно. Конечно, ювелир как никто другой знала, что причин для подобной бледности может быть масса - даже болезнь, однако, надеялась, что все не так плохо, как ей могло показаться.
Взяв ножичек, рунолог отрезала солидный кусок сырного пирога* для посетителя. Также пришлось открыть баночку вишневого варенья и налить пиалу, ибо это лакомство всегда подавалось с джемом.
Как все было готово - хозяйка медленно пошла с подносом в чайную комнатку. Там незнакомец уже успел снять свои причудливые приспособления. Сев на колени с соседней стороны стола, девушка аккуратно подносом пододвинула его наручи, дабы выкроить место. Все же, стол был предназначен для иных целей. Его вопрос о работе василиск услышала, но пока решила расставить все принадлежности, предварительно аккуратно взяв столь диковинные предметы и положив их на свои колени. Ее немало удивил тот факт, что для своих габаритов оружие было легким.
- Я отдыхаю здесь, милорд. Моя основная работа лишь отчасти связана с тем, чем я занимаюсь здесь. Здесь я дышу, занимаюсь любимым делом и общаюсь. Ведь мои посетители могут рассказать очень многое. Да, порой, разговоры утомительны, но чаще всего ко мне приходят удивительные личности. Также я сама себе хозяйка. И работаю по собственному графику. Следовательно, когда у меня нет настроения - чайная закрыта. Я считаю данную работу совсем не плохой. Вам так не кажется? - секундный взгляд в глаза, хитрая улыбка. Рунолог перевела глаза на чайничек. Отточенными движениями нарисовала руну, от чего вода в нем практически моментально запузырилась. Тем временем, мужчина продолжал говорить. И от его речей ювелиру на секунду стало не по себе. Слегка выгнув бровь она внимательно посмотрела на него, пытаясь понять к чему он клонит. Улыбка исчезла с ее лица, оставив место серьезности.
- В этой чайной нет никаких различий перед посетителями. Мне не важно граф вы или простой бродяга-путешественник. Каждый посетитель несет свою историю, свои мотивы. И не всегда чистые, милорд. Несколько раз меня пытались ограбить, но потом горько пожалели. Все свои работы я зачаровываю против краж. Иначе говоря - если человек что-то украл из моих украшений, а не купил, я, соответственно, не прерываю действие одной руны, которые несет ужасающие последствия вору. Но если человек полностью открыт мне и не желает зла - да, я помогу всем, чем смогу. - Шес плавно протянула руку к ладони мужчины, слегка коснулась ее, дабы перевернуть к себе внутренней стороной. Она начала выводить руну успокоения, которая на секунду мерцнула, затем растворившись без следа.
- Эта руна поможет вам утихомирить бурю мыслей. Я не знаю, что творится в вашей голове, однако, запомните - лишь Вы делаете выбор. Вы сами. Независимо от того, о чем думаете. Вы можете отогнать любое наваждение, можете, напротив, поддаться. Но это Ваше решение. И последствия за это решение также нести Вам. Подумайте о том, что будет, если Вы совершите тот или иной поступок. А затем примите решение, которое Вам ближе. - она медленно убрала руку, едва заметно улыбнувшись уголками губ.
- Прошу, угощайтесь пирогом. - проговорила она, заливая кипятком гайвань, в которой были чайные лепестки. Подождав пару секунд, ювелир вылила первый завар, тут же залив травы повторно.
- Дайте чаю настояться пару минут. Почувствуйте его аромат. Я же пока займусь чарами. - рунолог опустила глаза на колени, изучая подобную диковинку.
- Впервые вижу нечто подобное... Они ведь должны активироваться каким-то образом, верно? Вы делаете это с помощью магии? - любопытство присущее исследователю. Все же, василиск очень любила все неизведанное для себя.

Пирог*

«Пирог сырный»
Нежный сладкий пирог из сыра, заправленный лимонным соком, сахаром и корицей. К пирогу подается вишневое варенье.

Отредактировано Шесса (2014-06-04 01:21:26)

+1

8

Слушая нежный голос рунолога, Алетес несколько раз поймал себя на том, что завидует. Завидует жизни, быту и всем тем простым мелочам, коими было украшено существование Шессы Салмон, но которые практически полностью отсутствовали в жизни шадоса-убийцы. У него, увы, не было ни свободного графика, ни душевных собеседников, ни, чего уж там, собственной чайной, работа в которой приносила бы удовольствие и удовлетворение. И, верно, ничего из оного никогда не будет.
-Да, работа, как минимум, неплохая. - согласился шадос, сразу обдумывая продолжение фразы, чтобы не заканчивать предложение фразой, на которую собеседнице нечем было бы отреагировать: последнее, что ему сейчас было нужно, это гробовое молчание.
-По крайней мере, это точно гораздо лучше, чем всю жизнь размахивать клинками направо и налево, - попробовал самокритично отшутиться убийца, предпочитая, впрочем, за реакцией василиска не наблюдать, чтобы - не дай Тейар - не заметить, что шутка откровенно провалилась.
Он с нескрываемым любопытством наблюдал за тем, с какой легкостью, с каким автоматизмом девушка использует рунную магию в быту, не особо, должно быть, уже и задумываясь, что большинству людей для достижения тех же результатов потребуется не только больше времени и сил, но еще и сторонние приспособления. Собственными же способностями шадос нигде, кроме поля боя, почти никогда и не пользовался, что, впрочем, было довольно глупо. В конце концов, даже банально поднести к себе чашку с чаем при помощи телекинеза — это уже какая-никакая практика, верно?
Алетес чуть было не пропустил тот момент, когда с лица собеседницы вдруг пропала приветливая улыбка, довольно однозначно свидетельствуя о том, что убийца в своих речах явно был не слишком осторожен. Конечно, было вполне вероятно, что совсем скоро беседа вернется в прежнее русло, но сейчас стоило подходить к словам несколько осторожнее, чуть ранее. По крайней мере, следующие несколько минут.
-Я.. - неловко было начал он, едва только василиск начала вырисовывать на его ладони руну. Полученный с годами опыт кричал, что ни в коем случае нельзя давать наложить на себя эффект, о котором не имеешь и понятия, но разум настойчиво утверждал, что нет никаких оснований подозревать Шессу в злом умысле. И был, в общем-то, прав.
-Спасибо. - сдержанно поблагодарил рунолога Алетес, услышав пояснение про руну успокоения.
Руна, надо отметить, работала славно. На секунду шадос словно бы и вовсе выпал прочь из этого мира, оставив здесь все свои проблемы и невзгоды. А когда он вернулся, все то, что его беспокоило, вдруг стало казаться таким чуждым и отдаленным, что не было смысла об оном даже вспоминать. Перестала вызывать какие-либо эмоции и нынешняя ситуация: Джуд больше почти никак не относился к тому факту, что сегодня ему вновь придется забрать чью-то жизнь, зато по-прежнему отлично понимал, что убийство обязательно должно быть совершено. В этом, на самом деле, состояла весьма горькая ирония, поскольку хотевшая просто помочь Шесса только что дала своему потенциальному убийце самое главное оружие, которое ему было необходимо — холодный ум.
-Разумеется, каждый из нас самостоятельно делает выбор. И, конечно, наши решения зависят лишь от нас самих. - шадос взглянул в глаза собеседницы, в этот раз совсем не спеша отводить взгляд. От прежнего дискомфорта не осталось и следа.
-Однако что делать тому, кто вынужден принять заведомо ошибочное на его взгляд решение просто потому, что у него нет выбора?
Алетес осторожно, словно бы боясь разбить, пододвинул к себе блюдечко с чаем, но последовал совету девушки и решил сразу к трапезе не приступать.
Ему, по правде говоря, был чужд подобный бережный подход к распитию напитков, однако в случае с заваренным василиском чаем действительно оказалось не столько приятно даже пить, сколько наслаждаться ароматом. Было во всем этом какое-то дивное очарование, столкнувшись с которым единожды, начинаешь понимать, сколь многое упустил, не побывав в подобных местах ранее.
-С помощью магии, да - сухо согласился убийца, -Путем направлении магической энергии непосредственно внутрь. Можно и вручную, в принципе, хоть и не пригодилось почти ни разу. Рычажок там есть, под нижней пластиной.
Обычно Алетеса заставляли насторожиться вопросы незнакомцев относительно его наручей, поскольку «Клодберги», следует напомнить, легальным путем не приобретались вовсе. Сейчас, впрочем, ему казался вполне естественным тот факт, что рунолог, периодически имеющий дело с оружием, интересуется устройством механизма, который она, вероятно, видит впервые. Лишняя паранойя здесь была ни к чему.
-Зачаровать надо на прочность и на защиту от различного рода атак. Как физических, так и магических, стало быть. Только вот.. - шадос сделал маленькую паузу, -Знаете, я несколько лукавил, когда сказал, что мне важна скорость выполнения работы. Старая воинская привычка — всегда спешить, надеюсь вы меня за нее простите. - руна успокоения открывала поистине колоссальные возможности, позволяя говорить такие вещи, каких предпочел бы избежать в любой иной ситуации.
-В данный момент я намного больше был бы благодарен уже просто за компанию. Может быть, вы выпьете чаю вместе со мной? Зачарование, в конце концов, никуда не убежит.
Сейчас, когда сердце Джуда на время получило практически полное равнодушие ко всем беспокоившим его ранее вещам, он собирался просто сполна насладиться моментом, прежде чем столь бессовестно оборвать жизнь Змеиной леди навсегда.
-К тому же, я так понял, что все остальные клиенты уже покинули заведение, верно? Ну, то есть, в таком случае я тем более мог бы иметь наглость просить вас задержаться здесь на несколько минут, потому что был бы уверен, что вы не обязаны спешить куда-то еще.
Все, что было необходимо Алетесу — это знание о том, что в чайной более нет свидетелей. С получением оного, в общем-то, можно будет выполнять контракт сразу после завершения рунологом зачарования наручей.
Эффект руны успокоения, к слову говоря, понравился убийце настолько, что он он решил обязательно в будущем поискать, каким образом можно достичь аналогичного эффекта без использования рунной магии и принятия внутрь разного рода сомнительных веществ. Право, лишь холодный разум позволял ему стать тем человеком, каким он всегда мечтал быть, но не мог в силу целого ряда причин, в котором одной из самых весомых вещей была, пожалуй, собственная же трусость. А чувствовать себя именно тем, кем ты должен быть — это... прекрасно?

Отредактировано Алетес (2014-06-17 06:10:10)

+2

9

Оружие было действительно интересным, новым для рунолога. А все что новое - будет в ней огромное любопытство. Ведь у исследователей любопытство - это профессиональная черта. Василиск была наделена ею с детства. Ее руки плавно скользили по корпусу столь диковинного предмета. С виду они казались массивными, но на самом деле были достаточно легкими даже для хрупкой хозяйки заведения. Значит, для натренированного бойца она не будут весить ничего, практически сольются с предплечьями, тем самым повышая силу, но не маневренность, ведь локти не гнулись и не извивались также как запястья, однако, удар могли быть более точными и буквально пробивающими. Привычка опознавать сильные и слабые стороны приносимых ей орудий появилась уже много лет назад и избавиться от нее девушка не могла, да и зачем? Навык, надо сказать, очень полезный.
- Каждый сам выбирает свою истину и мораль. Я считаю, что выбор есть всегда. Если Вам что-то не нравится, если Вас принуждают, то что мешает Вам уйти? Отказаться? - вновь эта хитрая змеиная улыбка, но внимание змееподобной уже полностью поглотили странные наручи.
Выслушав слова гостя о том, что где-то находится рычажок, рунолог тут же начала его искать, также продолжая длинными пальцами скользить по всей поверхности оружия. Потребовалось пара секунд, прежде чем что-то едва слышно щелкнуло и лезвие в мгновение ока показало себя. Даже не одно. Парные клинки. От неожиданности Шес вздрогнула и тут же поняла, что по своей глупости не успела убрать на безопасное расстояние вторую ладонь. Она явно не рассчитала ширину предполагаемого клинка, да, тем более, не думала, что их сразу два. Средний и указательный палец левой руки были вскользь разрезаны лезвием. Столь тонко, что боли девушка почти не чувствовала, лишь неприятное покалывание, жар и биение сердца, которое отдавалось в ладони.
- Ох.. - только и смогла выдохнуть она, наблюдая за тем, как капли оросили подол ее одеяния и поверхность пола чайной комнатки. Но паники никакой не было. Как-никак руны целительства были первой ее специализацией, именно их она старалась усвоить с самого начало, посему добилась в этой отрасли ошеломляющего успеха. - Я никак не ожидала, что оно... Такое. - наблюдая за тем, как очередная капля крови разбилась о поверхность пола, тихо проговорила она. Клинки были созданы именно для убийства, ибо зачем еще обоюдоострое лезвие, да, притом, двойное? Хотя... Одновременно это все можно было использовать как щит, ибо он тоже крепится на предплечье, но сам материал был недостаточно прочен, наверняка, именно из-за этого войн обратился за ее помощью.
Неожиданно василиск тихо рассмеялась, аккуратно отложив "проснувшиеся" лезвия в сторону, направив их к стене.
- Всегда знала, что холодное оружие никак не для меня. Не любят меня клинки. - также с улыбкой продолжила она, начав выводить светлые руны над своей кистью. Все же, истекать кровью за чайной церемонией было не столь эстетично. По крайней мере с ее взгляда.
- Простите за эту мою оплошность. - не отрываясь от начертания проговорила исследователь, закончив последний причудливый завиток. Руна мерцнула, придя в действие, от которого раны на пальцах змееподобной моментально затянулись, будто все это было лишь мимолетной иллюзией.
- Да, пока клиентов нет, поэтому я в полном Вашем распоряжении. - с доброй улыбкой продолжила она, уже глядя в глаза гостью, однако, мысли на его счет были не такими радостными. Она никогда не видела его прежде, как и такого оружия. Сам по себе человек выглядел странно: бледно, будто нездорово, лицо было покрыто шрамами, которые свидетельствовали о том, что в боях он провел, наверняка, не один день, вполне возможно, что это основной его заработок. Нет, Шес не впервые принимала у себя наемников, со многими у нее были доверительные отношения, но все же... Змеиное чутье что-то тихо шептало, извивалось.
- Пожалуйста, попробуйте пирог. Не зря же пекари трудились. Да и чай уже раскрыл себя, пока я по собственной неосторожности поранилась. - с этими словами девушка аккуратно разлила из гайваня ароматный напиток, самодовольно подметив, что цвет именно по канону, а, значит, лепестки действительно раскрылись правильно.
- Все можно совместить, милорд.. - вновь начала она разговор, опустив взор на второй, "спящий" наруч, который покоился у нее на коленях. - Пока Вы откроете мне тайну своего имени и основного хобби или работы - я вполне успею зачаровать одно из... - она запнулась, не зная как назвать эту диковинку. - То, что меня уже укусило. - произнесла она, пытаясь свести в шутку недавнее событие. Ведь гость еще ничего не рассказал о себе, в то время как о ней знал уже достаточно много, да и вопросы, что про посетителей, что про работу. Нет, вполне бытовые и обычные разговоры. Но во всем василиск придерживалась бартера. Поэтому сейчас хотела услышать хоть что-то и о незнакомце.
Ладонь, тем временем, уже начала вырисовывать первый символ.

Отредактировано Шесса (2014-07-07 00:25:37)

+1

10

Заметив, с каким интересом собеседница разглядывала оружие, Алетес удовлетворенно отметил, что интерес девушки к наручам носит вполне себе безобидный, в некотором роде профессиональный, характер. Теперь, по крайней мере, стало точно ясно, что ранее с Клодбергами Шесса не встречалась, а значит и о их незаконном статусе представления не имеет. Впрочем, она могла быть и просто очень хорошей актрисой (и, надо отметить, с такой работой почти точно ей была), вот только так ли это важно, если за пределы чайного домика ей выйти уже не суждено?
-Знаете, вы довольно успешно составляете впечатление мудрого собеседника с богатым жизненным опытом, в чем нужно отдать вам должное. Однако же.. - шадос грустно вздохнул, словно бы вновь на секунду прочувствовав всю ту боль, с которой пришел, -Неужели вы правда верите в то, что говорите? В жизни ведь никогда ничего не бывает настолько просто, чтобы мы могли делать все лишь так, как нам заблагорассудится, без тяжелых в дальнейшем последствий.
Убийца, в общем-то, уже совсем и не нуждался в этой странной беседе, поскольку изначально завязывал ее лишь для того, чтобы немного оттянуть время, да вот было во всем этом представлении нечто действительно интересное, завлекающее. Сам Джуд, в конце концов, далеко не каждый день и парой-то реплик с кем-либо обменивался, в длительные же и интересные беседы ему приходилось вступать от силы раз в полгода-год. И то, если еще повезет.
-Вот представьте такую ситуацию: вы либо делаете нечто противное для себя, либо с концами прощаетесь со старой жизнью, теряя какой-никакой статус, работу, дом и все текущие знакомства, оказываясь на улице никому не нужной, всеми забытой и, самое-то главное, - Алетес сделал небольшую паузу, -Вы больше не можете продолжать дело, которому посвятили всю свою жизнь. То есть формально, верно, у вас по-прежнему есть выбор, но... - шадос замолчал, стараясь как можно точнее подобрать слова, но так и не смог вовремя придумать, какое именно окончание реплики можно было бы считать наиболее удачным. Что же, пришлось ограничиться многозначительным молчанием, которое, впрочем, иногда бывает намного метче и проникновеннее даже самых красивых слов.
Побочным эффектом руны успокоения для убийцы оказалась небольшое притупление внимания: обычно собственная же паранойя заставляла его следить за каждой мелочью даже в безопаснейших на первых взгляд ситуациях, но сейчас, когда страх и беспокойство практически окончательно ушли, за ними поспешили удалиться и некоторые старые привычки. Поэтому момент непосредственной активации одного из наручей шадос пропустил совершенно мимо глаз, в определенный момент заметив лишь, что лезвия почему-то выдвинуты наружу, а Шесса сидит перед ним с окровавленной рукой. Правда, "окровавленной" в данном контексте только звучит жутко, потому что на деле это был всего лишь незначительный порез, который, кроме того, девушка довольно оперативно заставила затянуться, ловкими и отточенными до автоматизма движениями вычертив руну над своей кистью.
«Моя жизнь, надо отметить, была бы гораздо проще, если бы я был способен на нечто подобное..» - мысленно отметил убийца, немного даже расстроившись, что василиск нанесла себе лишь столь легкие ранения. Подумать только, будь повреждения чуть-чуть посильнее, можно было бы взять ситуацию в свои руки и закончить все прямо сейчас! Правда, беседу прерывать на такой грубой ноте было даже жалко. Тут, в конце концов, еще нетронутыми оставались чай и пирог.
-Не стоит извиняться. - постарался как можно учтивее ответил шадос, -Наверное, мне и самому стоило учесть, какую опасность это оружие может представлять для незнакомого с ним человека. Надеюсь, с вами все хорошо и это маленькое недоразумение никак не помешает вам закончить вашу работу? - эгоистично поинтересовался Джуд, под работой подразумевая, конечно, зачарование его наручей.
В тот момент, когда девушка с милой улыбкой сообщила, что других клиентов в домике нет, Алетес на секунду поймал в ее глазах какое-то подозрительное беспокойство. Или показалось? Убийца, в общем-то, слишком мало времени посвящал непосредственно общению, поэтому и сам не мог точно сказать, что же именно такое он прочитал в глазах василиска. На этом моменте было решено не зацикливаться: так или иначе, ситуация ведь полностью под контролем, верно?
-Алетес - представился шадос, приступая к трапезе, -Так... так зовут меня друзья.
А вот с вопросом про работу вышла некоторая загвоздка. Конечно, можно было рассказать стандартную легенду про вольного путешественника, подрабатывающего на сопровождении торговых караванов, но подобные истории хорошо было скармливать только пьянчугам в таверне или им подобному сброду. Шесса, к тому же, уже видела Клодберги в активированном состоянии и должна была осознавать, что это оружие нападения, а не защиты. Можно было попробовать откупиться версией для стражников: поведать про принадлежность к небольшой группе наемников, не имеющих никакого отношения к Мерноту, но промышляющих заказной охотой на редких чудовищ за внушительные суммы. Существовали даже бумаги с печатями, существование этой группы якобы подтверждающие и гласящие, что у группы этой, именуемой «Кровавой Стаей», официально существует даже свой штаб многими километрами южнее Ацилотса. Вот только бумаги эти остались в номере, который Алетес снимал для ночевки. История-то, впрочем, может и сошла бы за правдивую и без явно ненужных собеседнице бумажек, да вот ситуация нынешняя была достаточно незаурядной, чтобы не портить ее вполне себе себе заурядными и давно заученными наизусть рассказами. Хотелось чего-то совсем нового.
-Я отнимаю чужие жизни, миледи. За деньги, разумеется. - в некотором роде внезапно даже для самого себя ответил шадос, солгав при этом лишь самую малость, -И, не волнуйтесь, вам ничего не угрожает. Если бы я действительно хотел вас убить, я бы сделал это много минут назад.

Отредактировано Алетес (2015-07-30 02:38:22)

+1

11

- Последствие в нашей жизни имеет абсолютно каждое действие. Это как в алхимии добавить какой-либо элемент в определенной пропорции. Либо мешать по часовой или против часовой стрелке. Казалось бы, так незначительно, а вся суть зелья может измениться от этого маленького нюанса. - Шес продолжала выводить руну, лишь мельком глядя на собеседника, словно проверяя его реакцию. Что-то в этом разговоре было не так. Какая-то деталь ускользала от нее, либо, напротив, тихим шипением змеи появлялась в тот или иной момент. Но пока василиск не могла понять что же именно ее настораживает. С наемниками она общалась не впервые, и, надо сказать, часто после подобных знакомств она имела неплохой доход, потому что существа подобной профессии готовы дорого платить за сохранность информации и поддержание собственной безопасности. Здесь же мужчина будто не ставил акцента на подобном.
Не отвлекаясь от начертания рун, чаевед внимательно слушала речь воина, лишь изредка скользя по нему взглядом. Его имя ей не раскрыло ничего о его личности. Никаких слухов о человеке с подобным именем она не знала, в кругах наемников ей тоже никто не говорил про подобного человека. Этот факт тоже слегка настораживал. Хотя змея одновременно понимала, что знать абсолютно всю теневую сторону Таллема не может. А уж тем более теней не только Таллема. Это было уже выше ее сил, как бы она того не хотела.
Когда же собеседник договорил последнюю фразу, Шесса почувствовала беспокойство буквально нутром. Всегда когда люди подобной профессии говорят нечто подобное - жди беды. Это уже было сродни примете.
- И вам нравится ваша деятельность, Алетес? Лишать других существ жизни? Просто обрывать их переживания, мечты, старания, труды? - хоть и в голосе брюнетки не было никакого укора, взгляд ее стал куда холоднее. Девушка отложила наруч на пол, практически закончив свою работу. Ладонь василиска зависла над странным оружием, будто серпенте размышляла какую же руну начертить. И в голову ей пришла одна мысль, которая должна была все расставить на свои места.
- Я начерчу руну*, она никоим образом вас не затронет. Она сродни руне успокоения, эффект которой вы наверняка уже почувствовали. - рунолог говорила уверенно и абсолютно ничего не таила. Врать ей было незачем. Легким движением руки девушка вывела незатейливый символ и направила его в сторону мужчины. Не в лицо, скорее в область плеча, дабы совсем уж не смущать его и не вызывать особого беспокойства. Руна приблизилась к нему и загорелась алым прежде чем исчезнуть. Этот факт заставил серпенте выпрямить спину и ощериться. Одну ладонь она тут же запустила под пояс одеяния, сжав острую поверхность одного полезного артефакта**. Другую же выставила перед собой, но более не предпринимала никаких действий. Девушка никогда не начинала бой, всегда была против кровопролития и даже в данной ситуации старалась защитить себя, но не причинять вреда кому-либо. Кожа ее моментально превратилась в прочнейшую чешую. В голове тут же промелькнули десятки комбинаций рун. Но ее собеседник еще не перешел в роль противника, от чего змееподобная не решалась на какой-либо шаг.

* использована руна правды.
** Загрон, вещица черной метки

+1

12

-Думаю, вы должны были уже понять, что я не являюсь хозяином своей жизни, - грустно улыбнулся Алетес, сфокусировав взгляд на пироге, к которому так и не притронулся, -совершенно не имеет никакого значения, нравится ли мне то, что я делаю, или же нет. Я лишь пытаюсь выжить в нашем с вами до ужаса недружелюбном мире.
Шадос поднял взгляд, но так и не решился взглянуть в глаза собеседницы. За этим диалогом, начатым, в общем-то, просто для оттягивания времени, он вдруг все больше и больше начинал сомневаться в самом себе. Произносить некоторые вещи вслух — это... трудно. Тысячу раз Алетес раздумывал над моральной составляющей своей деятельности и каждый раз кое-как соглашался с самим собой в том, что иного пути просто-напросто нет. Но стоило только сказать привычные отговорки перед кем-то вслух, как все прошлые сомнения вышли из тени и накинулись на убийцу с новой - невиданной - силой. От руны успокоения теперь было уже гораздо вреда, нежели пользы: без ее эффекта шадос бы совершенно точно не позволил себе подобных самокопаний прямо перед лицом потенциальной жертвы.
«Если бы она знала мои истинные мотивы, она бы не задавала такие вопросы» - постарался уверить себя Алетес, напомнив себе о том, что он всегда убивал ради Тейара, а не ради денег. После этого, кажется, стало чуть лучше.
Когда собеседница заговорила про еще одну руну, Джуд как раз отпивал из чашки поданный чай, поэтому в тот момент, когда он собирался было попросить василиска обойтись без новых рун, было уже слишком поздно.
-Странно, но в отличие от руны успокоения я совсем не чувствую никакого эффекта. Не подскажете, что конкретно это бы... - Джуд прервался на полуслове, выронив из руки чашку с чаем и ни на шутку, чего уж там, испугавшись.
Вот как. Что это, Тейар её возьми, была за руна?
Много лет шадос не видел василисков в их своего рода втором обличьи. И, откровенно говоря, с удовольствием не видел бы еще столько же. В стоявшей перед ним девушке он больше не видел прежней красоты и очарования, а сама она, казалось, вдруг превратилась в нездоровое сосредоточение открытой агрессии. Впрочем, такое впечатление складывалось в основном за счет контраста нынешнего и прошлого облика змеиной леди: сама девушка застыла на месте, не предпринимая никаких агрессивных действий, что, к слову, по-прежнему оставляло немалый простор для маневра. Хотя ситуация вырисовывалась во всех смыслах паршивая. Как Алетес вообще все это допустил?
-П-простите? - Постарался разрядить обстановку Джуд. Ему даже и не пришлось симулировать ни удивление, ни легкое заикание, поскольку он действительно находился сейчас в неком подобии шока. И если спонтанное заикание пропало уже при следующей реплике, то вот удивление, смешанное с самобичеванием за потерю контроля над ситуацией, свои позиции закрепило прочно и уходить в ближайшее время никуда явно не собиралось.
-Я чем-то обидел вас? - с уже наигранной наивностью интересовался убийца, -Совсем нет необходимости в... - сглотнул слюну, уставившись на собеседницу, -..этом.
Между тем, угроза собственной безопасности замечательно отрезвляет. Инстинкт самосохранения и нежелание вновь облажаться перед Перумбрас заставляли шадоса спешно адаптироваться к возникшей ситуации. Один вариант дальнейших потенциальных действий с огромной скоростью сменял другой, пока Джуд не пришел к такому неутешительному выводу, что полумеры сейчас будут неуместны. Совсем. Василиски могут удерживать свою чешую слишком долго, чтобы попытаться дождаться возвращения девушки в более уязвимое состояние; змеиная леди, очевидно, настроена серьезно и никакими шутками ситуацию в прежнее русло не вернуть; даже если из домика удастся выйти без боя, устранить цель в ближайшее время уже едва ли выйдет. Нет-нет-нет, никаких полумер. Змеиная леди должна умереть сегодня. Должна умереть сейчас.
Сложив средний и указательный палец правой руки вместе, Алетес как можно незаметнее направил их в сторону «открытого» наруча, которым собеседница порезалась чуть ранее и который убрала после этого к стене.
-Мне казалось, что мы с вами понимаем друг друга... хоть чуть-чуть - тянул время убийца, фокусируясь на наруче, -очень жаль, что всё ранее созданное о себе впечатление вы решили разрушить такого рода отвратительной грубостью, - достигнув необходимой концентрации и практически приготовившись к предстоящему убийству, шадос начал быстро прикидывать в голове, сколько времени займет каждое из следующих действий, -что бы там не сказала вам последняя руна, вы совершаете огромную ошибку, потому что... - Джуд замолк, поскольку больше время тянуть не имело никакого смысла. Оставались считанные секунды до того, как возникшее в комнате напряжение достигнет своего апогея. Шадос решил потратить их на передачу послания для змеиной леди, которое значилось в контракте. Как оно там звучало? Ах да.
-Тьма — свету.
Дернув прижатые друг к другу указательный и средний пальцы вверх, Алетес телекинезом поднял в воздух "открытый" наруч, который девушка недавно откладывала к стене, после чего описал всё теми же двумя пальцами дугообразное движение, направляя оружие на жертву острым концом, затем с силой сжал кулак, задав Клодбергу хорошее ускорение и вектор по направлению цели. Произошло всё это в сущие секунды и скорее походило на одно мгновение — именно поэтому ранее шадосу потребовалось некоторое время на концентрацию и просчитывание каждого движения.
Как только оружие было направлено в свободный полёт, убийца использовал первый стремительный рывок, на долю секунды оказавшись крайне близко к змеиной леди, чтобы подхватить отложенный ей на пол второй Клодберг. Подхватив наруч, шадос тут же использовал следующий рывок, чтобы оказаться на другой стороне комнаты, где очень быстро при помощи рычажка позволил задвинутым лезвиям вырваться наружу. Теперь ему было, чем сражаться.
Схватив наруч в две руки - крепить его не было времени - Алетес "рывком" оказался за спиной у василиска, где сразу двумя руками постарался вогнать наруч с лезвием в тело жертвы. Затем Джуд вновь использовал "рывок" по схожему же принципу, атакуя уже с другого направления. Затем вновь. И еще раз. И еще. Пока не кончатся силы...
И хотя на бумаге динамика всего происходящего не выглядит высокой, на деле всё происходило настолько быстро, что в момент нанесения каждого следующего удара Алетес понятия не имел, чем увенчался предыдущий. Он не слышал криков, толком не ощущал никакой реакции. Несколько раз, казалось, он чувствовал, как лезвие жадно впивается в какую-то поверхность, несколько раз, возможно, змеиная леди сдвигалась на шаг-два в какую-то из сторон. Он не смел остановиться и узнать. Это в открытом бою в полном снаряжении могло бы иметь смысл отступление с перегруппировкой, здесь убийца просто не имел никакого права на передышку. Он потерял инициативу с самого начала, но сделал ставку на то, что его противник, сколь бы искусен он не был в рунной магии, всё-таки не воин и не должен быть хорошо подготовлен к яростным и быстрым атакам со всех сторон. Проблема, по сути, была только в чешуе василиска, но и её теоретически не могло быть достаточно, потому что с легкими доспехами, например, лезвия наручей обычно справлялись прекрасно. Правда, здесь еще всё зависело от того, какие именно чары девушка успела на оружие наложить, потому что старые чары на атаку к нынешнему времени успели изрядно ослабеть. Если она обновляла зачарование на защиту, а не атаку... Возможно, этот бой был проигран еще непосредственно до его начала.

Отредактировано Алетес (2015-07-30 06:53:23)

+2

13

Шес была напряжена до предела. В голове мелькали сотни мыслей о том кто и с какой целью мог заказать ее наемнику. Да , тем более, вот так, средь бела дня, в собственной чайной. И какие мотивы? Насолить гильдии? Украсть ее работы? Либо какие-то очумелые алхимики не могут самостоятельно достать кровь, глаза или чешую василиска? Догадок было много, в том числе и те, что она могла неосознанно помочь одной группировке наемников против другой с помощью артефакторики, а сама совершенно об этом и не знает ничего. Мир большой, но слухи разносятся быстро.
"Или промысел Белого дракона?" - мыслей было действительно очень много. Настолько, что некоторые василиск не успевала осознавать. Она старалась не упустить ни одного движения мужчины. Ведь она не знала владеет ли он магией, хотя он и проронил слово о том, что его оружие можно активировать магическим путем, но девушка понятия не имела к какой ветви он принадлежал.
Тем временем сам гость сначала изобразил истинное удивление, но затем его притворство закончилось. Взгляд стал совершенно другим. Подобным образом хищник смотрит на свою жертву, только вот серпенте таковой являться совершенно не желала. За свою жизнь ей уже приходилось сталкиваться с недоброжелателями, и раз она выжила, то можно сделать вывод о том, что либо Белор благоволил ей, либо василиска действительно было не так уж и просто достать.
Сердце билось неимоверно. Сказать, что ей было страшно - значит передать лишь малый спектр чувств, который она испытывала на данный момент. Брюнетка всеми силами старалась побороть дрожь в руках, однако, пальцы все равно предательски подрагивали, выдавая ее волнение. Ей очень не нравился тот факт, что магия противника была неизвестна. Собственно, именно поэтому она и выжидала. Как только он раскроет эту тайну - сразу можно будет строить хоть какую-то тактику, знать хоть примерно чего ожидать. Ладонь же с силой сжала Загрон, давая ему кровь, которая сейчас будет служить залогом ее безопасности хотя бы от физического воздействия. Невидимое поле данного артефакта сейчас было как нельзя на руку, ведь противник навряд ли будет готов к тому, то артефакт подобного рода окажется в руках его так называемой жертвы. Играть на опережение и внезапность - пока это все что могла сделать Шес в сложившейся ситуации.
Алетес продолжал говорить. И вот последнюю фразу, связанную со светом и тьмой, змееподобная не поняла совершенно. Она показалась ей абсурдной. Какой именно смысл пытался вложить в эти слова мужчина серпенте не понимала, да и времени на подобные размышления у нее не было. Она видела движение его пальцев, и краем глаза заметила, что оружие направляется по прямой траектории к ней. Это уже давало хоть что-то. Либо магия воздуха, либо телекинез мог давать подобный результат. Лезвия врезались в невидимую преграду и с грохотом упали на пол. Наемник же начал с какой-то невообразимой скоростью перемещаться по комнате.
"Дело дрянь" - только и успела подумать девушка, моментально встав. Сейчас ей нужно было также постоянно перемещаться, чтобы противник не телепортировался в зону действия Загрона, потому что тогда артефакт никак не сможет ее спасти. То есть дистанция всегда должна быть не менее метра, дабы невидимый купол оберегал ее от любого физического воздействия. Вот только подумать куда проще, нежели воплотить. Скорость наемника была выше ее собственной. Василиск лишь каким-то внутренним чутьем поняла, что он уже у нее за спиной, попыталась обернуться, вот только время было не на ее стороне. Удар был направлен в спину, под лопатки, однако, чешуя василиска не уступала по прочности драконьей, а оружие мужчины видимо уже давно не заговаривали. Из-за этого удар пошел по касательной. Лезвия проскользили по чешуе, буквально сдирая ее, но тем самым ослабляя силу. Лезвия все-таки вонзились в спину, но гораздо ниже, уже на уровне пятого-шестого ребра. От боли змея глухо выдохнула и выгнулась назад, уже не особо отдавая себе отчет, а следовала просто рефлексам. Противник снова исчез, но в эти доли секунды василиск понимала, что ей нужно любой ценой также постоянно перемещаться, а еще лучше - забиться в угол. Но опять же, мыслить одно, а сделать - совершенно иное. Рисовать руны не было смысла. Ими невозможно было управлять, а можно только единожды направить. В данном случае, с противником, который так хаотично перемещается, это было бесполезно. Поэтому единственное, что можно было предпринять - дождаться пока противник выдохнется, либо зацепить хоть какую-то часть его тела взглядом и надеяться, что он принадлежит к расе, которая подвергается воздействию окаменяющего взгляда василиска. Ждать новой атаки не пришлось. Алетес тут же возник сбоку, также нанося удар, на который девушка выставила предплечье. Ей нужно было выгадать те доли секунды, даже ценою очередного ранения.
По комнате раздался омерзительный звук сдирания чешуи. Атака также прошла по касательной, свезя защиту с большей части предплечья, но благодаря этому Шесса смогла применить свою способность, в этот же момент стараясь отпрянуть к стене. Из-за учащенного сердцебиения кровь из ран буквально хлестала. Вся ткань на спине ее диковинного наряда была уже пропитана алой жидкостью. На пол с предплечья также падали багровые капли.
Очередное появление сбоку, но змея успела отпрянуть в сторону. Еще пара секунд, которые казались чуть ли не длиннее всей ее жизни. Противник вновь появился совсем рядом, но его поведение изменилось. Движение замедлились, а ноги уже совершенно не двигались. Хоть он и из последних сил старался дотянуться до нее лезвиями - этому не суждено было случиться. Рунолог сделала шаг назад, тем самым упершись в стену. Наемник застыл малахитовым изваянием, сама же Шес поникла по стене, оставляя за собой широкий кровавый след. Здоровой рукой, уже совершенно не сдерживая дрожь, она нащупала флакон с зельем жизненной энергии. Осушив его двумя глотками, магистр, встала, опираясь на стену. Нужно было как можно скорее залечить раны, чем она и занялась. Выпустив из руки прямо на пол уже оправдавший себя Загрон, девушка начала тщательно вырисовывала руны, усиляла их, вновь чертила. Данный процесс занял около двух минут, но за этот короткий срок ее раны затянулись, а чешуя вновь надежно защищала кожу. О ранениях напоминали лишь кровавые следы на полу и стенах, а также практически полностью окровавленная одежда. Вид у чайной комнаты был такой, будто здесь устроили бойню. Хотя это было совсем недалеко от правды.
Все еще пребывая в шоковом состоянии, рунолог просто осела на пол, обняв руками колени. Ее буквально трясло от пережитого, поэтому остальные пятнадцать минут василиск так и просидела, стараясь прийти в себя и полностью осознать ситуацию. Поняв, что чайная до сих пор открыта, Шес прошла к двери и запечатала ее рунами, дабы больше ни один гость не смог сегодня навестить ее. Также на весь домик она поставила антимагическое усиление, что никто не смог бы с помощью телепортации или уникальной магии проникнуть внутрь. Брюнетка понимала, что вслед за одним через некоторое время мог прийти и второй наемник, поэтому сейчас излишней осторожности быть не могло. Далее в ход пошли руны, нагоняющие иллюзию, что в домике никого нет и в принципе уже давно не было. Также рунолог искажала и магический фон. Решив, что пока этого будет достаточно, василиск прошла в комнату, впервые за все это время взглянув на малахитовое изваяние. Ее противник продолжал держать в руках диковинное оружие в угрожающей стойке, но вот на его лице не было какой-то ненависти или лютой агрессии. Неужели он настолько пытался все просчитать или весь процесс для него уже давно стал обыденностью? Шес не знала. Сейчас ее больше заботило то, что из его рук нужно было аккуратно вытащить лезвия, чем она и занялась. Кинув опасный механизм на пол, василиск начала освобождать фигуру от его латов, который он так не хотел снимать при входе. Решив, что под ними может также скрываться что-то опасное, змееподобная освободила скульптуру от доспехов, уже с большей аккуратностью сложив их на пол. Надо сказать, что без защиты ее противник выглядел куда менее внушительно. Никаких гор мышц или широких плеч. Астеническое телосложение, которое сразу выдавало то, что он все ставит на скорость реакции и собственную магию, чем на выносливость и силу удара. Про себя серпенте отметила тот факт, что маскировка отличная, но в следующий момент ее привлек некий кулон, который сверкнул на груди противника. Будучи ювелиром, брюнетка всегда обращала внимание на подобные вещи. Не снимая кулон с шеи Алетеса, Шес внимательно рассмотрела его. И интересовала ее не только ковка или ценный металл, но и то, что он символизирует, а также нет ли каких-то магических свойств у этой вещи. Проверив данную вещицу рунами змееподобная приняла решение снять и ее, потому что каким-то магическим воздействием вещь обладала, а каким именно - выяснять было слишком долго, да и ни к чему. Положив украшение рядом с доспехом, брянетка поняла, что все заботы могут подождать пару часов. Малахит не сойдет с наемника минимум полтора дня, а сейчас василиску куда больше требовался обычный сон, нежели расследования. Но вот ночевать она решила уже в гильдии, куда и отправилась по средству телепортации.

На следующий день серпенте вернулась также с помощью телепортации. В руках она держала голодные оковы, которые значительно успокоят ее относительно способностей наемника. Ни секунды не сомневаясь в своих действиях, девушка надела на запястья противника оковы, полностью лишающие его любой магии. Следом Шес принялась чертить разнообразные рунные ловушки, окружившие пленника по всему периметру комнаты. По сути он мог передвигаться максимум на полтора метра. Этого вполне хватит для того, чтобы не мучить его долгим стоянием. Ведь после "пробуждения" мышцы будут изрядно ныть, судя из его позы. Ключ от оков рунолог спрятала под широким поясом очередного диковинного одеяния. На самом деле, даже с такой защитой она все равно опасалась его, но сдавать своего оппонента в гильдию или инквизиторам не хотелось. Тогда она никогда не узнает всей информации почему так все произошло. Да и если он сам знает теневую сторону ее чайной, то это совершенно не на руку.
Убрав все его оружие и доспехи в другую комнату, оставив при себе лишь кулон, Шес умостилась на подушки, расположенные в пяти метрах от пленника и принялась увлеченно читать книгу, в которой надеялась найти ответ по поводу амулета. Вполне возможно, что он также являлся каким-то известным артефактом, вот только пока все ее поиски в этом направлении были тщетными.
А солнце, тем временем, уже плавно кренилось к закату.

+2

14

В первые секунды после спадания малахита Алетес, казалось, забыл самого себя. Он не смог даже удержаться на двух ногах: мышцы ныли настолько сильно, что несчастный убийца сразу же грохнулся на четвереньки. Рефлекторно он попытался тут же использовать свой стремительный рывок, но способность впервые за всё время отозвалась лишь глухим молчанием.
Что?..
Глаза шадоса неотрывно созерцали пол под ним. Он по-настоящему боялся увидеть картину целиком.
-Нет, - прошептал он, даже не пытаясь скрыть отчаяние в голосе, -нет-нет-нет-нет-нет!
Алетес вновь и вновь пытался призвать хоть что-то из своих способностей, но те, казалось, покинули его навсегда. В отчаянии он даже несколько раз направил магическую энергию в свои наручи, но тех на нём просто-напросто не было. А ведь шадос как будто бы даже ощущал их на своих предплечьях, чувствовал их массу!.. Впрочем, причины подобных обманчивых мироощущений убийца заметил сразу, как только его разум начал понемногу проясняться: запястья его были скованы тяжелыми оковами магической, вероятно, природы. Этот факт вызвал в пленнике непривычно сильную для него самого злость. Уж что ни говори, а ограничение свободы для некоторых людей намного хуже смерти.
С болезненным ноем переместившись с четверенек на колени, Алетес смог, наконец, оценить обстановку. Место расположения не изменилось, но вокруг добавилось множество блеклых рун, начерченных хозяйкой дома для того, чтобы её пленный не выбрался. Джуд довольно быстро смирился с мыслью о том, что сбежать, в общем-то, можно даже не пытаться: без своих способностей он не видел смысла и пробовать вырваться за границы тех рун-ловушек, которыми он окружен.
-Сколько я простоял тут вот так, - сглотнул слюну, -в этой дурацкой позе?
Встретившись с василиском взглядом, шадос ожидал там увидеть этакую ядовитую смесь из ненависти, презрения и страха, но всего этого, казалось, почти и не было.
Какого Тейара она так спокойна?
Алетес вновь посмотрел на девушку, стараясь понять, что она собирается делать дальше. Агрессии никакой не было... Пока что.
Сколько здесь между нами? Пять метров? Шесть? Это помещение казалось меньше в прошлый раз...
-Вот эти штуки, - парень вяло кивнул на оковы на своих запястьях, -это же не просто куски металла, да? Они блокируют магические способности? Вроде их не так просто достать...
Шадос замолчал, сам не понимания, зачем вообще нужна была последняя реплика. Возможно, ему просто хотелось услышать свой собственный голос в данный момент. Обычно это на удивление неплохо помогало прийти в себя и сосредоточиться на верных вещах.
Взглянул на своё тело, на руки. На удивление, раздевать полностью его не стали: оставили в пижамных штанах и рубахе, призванных не дать металлу доспехов слишком сильно натереть кожу.
Медальон!
Шадос невольно хватанул рукой воздух возле груди — в месте, где обычно висел медальон Перумбрас. Пусто.
Второй прилив непривычной злобы не заставил себя ждать. Или не злобы даже — ярости. Вся привычная рациональность убийцы сейчас вдруг пошла ко дну. Он впервые за много лет чувствовал себя по-настоящему проигравшим, беспомощным. Нет, неудачные задания-то были и раньше, при том даже в куда больших количествах, чем позволено. Но всегда как-то удавалось выкрутиться, отступить, не доводить до точки невозврата... Безоговорочного же поражения до сегодняшнего дня не случалось никогда. И вот сейчас он сидит здесь на коленях, лишенный всех своих способностей и какой-либо надежды на спасение. Неужели вот так, вот здесь всё должно закончиться? Неужели для этого Тейар даровал Джуду вторую жизнь, чтобы она оборвалось столь бездарно?
Надейся, что она не заметила твоей резкой реакции на отсутствие медальона. Ни к чему давать ей дополнительные козыри сверх тех, что она уже имеет.
-Так что тебе нужно? Информация? Решила выпытать у меня пару имён перед тем, как добить? - Алетес не без труда, но встал на ноги, не желая больше стоять перед василиском на коленях, -Я сказал тебе всё еще ранее: живу я этим - убиваю за деньги. В этот раз назвали твоё имя, пообещали приличную сумму, я не увидел причин отказываться. Заказчиков твоих выдать не смогу даже при желании, потому что я принципиально не интересуюсь ничем больше, кроме имени жертвы и места, в котором я смогу получить свою награду.
Шадос уставился взглядом в собственные кисти, исполосованные множеством порезов. Он старался не смотреть на них даже в те моменты, когда оставался наедине с собой, но сейчас убийца вдруг начал увидеть во всех этих уродливых порезах, которые напоминали ему о трагедии прошлой жизни, нечто прекрасное. Может, он сходит с ума? Может, это и есть подступающее безумие?
Хватит. Сосредоточься. Думай.
-Ты пойми: ты осталась жива из-за кучи отвратительных ошибок, которые я совершил, как убийца, - начал неторопливо ходить туда-сюда по границе своей рунической клетки, чтобы размяться, -это я к тому, что за тобой совсем скоро придёт кто-то другой, кто уже не ошибётся. Ты можешь тут, конечно, пытать меня с присущей вам, магам, изобретательностью, но с каждым часом твои шансы выжить всё ниже и ниже, так что я советовал бы заняться вопросами самосохранения прямо сейчас.
Была, верно, некая ирония в том забавном факте, что в неволе Джуд, похоже, был куда более разговорчив, чем на свободе. Жаль только, что темы для разговора в такой ситуации очень ограничены... Да и душевными их назвать сложно.
Она же убьет тебя, если не сочтёт полезным. Глупо блефовать другими убийцами, заставляя её как можно быстрее скрыться, потому что предварительно она избавится от тебя.
Шадос обреченно вздохнул, как бы отвечая на свои собственные мысли.
Плевать. Главное, чтобы она закончила всё это быстро.
Боли Алетес боялся, вовсе не смерти. Длительные пытки — это то, что ему частенько снилось в кошмарах. Во снах фигурировали залитые кровью тёмные комнаты, разного рода хитроумные пыточные инструменты... Но даже здесь, в этой уютной чайной и без каких-либо предметов змеиная леди теоретически могла причинить шадосу такую боль, которая сведёт его с ума и заставит молить о скорой смерти. Магия — она при определенной изобретательности намного хуже любой железной девы.
-Ты там ранее говорила про то, что выбор есть всегда. Так что, есть он у меня сейчас? - убийца сделал акцент на последнем слове.
А еще она говорила о том, что последствия следуют за каждым нашим действием. Может если бы ты сам не позволял себе забыть об этом, то умер бы не в проклятой, Тейар её возьми, чайной.

Отредактировано Алетес (2015-08-08 05:44:36)

+1

15

Василиск продолжала изучать книгу диковинных артефактов. На некоторых страницах она находила упоминания о своих помощниках, один из которых уже не раз спасал ей жизнь. Заговоренные и связанные между собой кольца, различные броши, кулоны, диадемы, браслеты, но не было ничего, что хоть отдаленно было похоже на медальон, который она держала в ладони, периодически переводя на него взгляд, будто желая заметить какую-то новую деталь или подсказку. Эта вещица не была просто заговоренной, на нее не было наложено какое-то простое чарование, которое серпенте уже давно бы раскусила. Эта вещь являлась артефактом, но вот для чего именно и что может обозначать этот символ брюнетка не знала, и постепенно начала склоняться к тому, что символ и не важен по сути. Наемники не так часто отдают дань какой-то философской составляющей. Главным для них было, чтобы вещица работала исправно.
Еще спустя цать минут Шес краем глаза заметила, что малахитовый покров спадает, а пленник начинает двигаться. Если признаться, то в тот момент сердце хладнокровной стало биться куда быстрее, но девушка не подала никакого вида. Лишь пристально смотрела за возвращением жизни к узнику.
То, что его мышцы нещадно ныли было очевидно еще ранее из его позы, а сейчас он и вовсе осел на колени, тихо бормоча себе под нос что-то о своем бессилии. Василиск молчала, наблюдая за его реакцией, за тем как мужчина плавно разбирается в происходящем. По его дальнейшим действиям можно будет почти наверняка понять получится ли у них дальнейшее "сотрудничество" или нет. Алетес начал задавать вопросы - уже хороший знак, по крайней мере не стоит из себя мучительное молчаливое изваяние, коим он являлся несколькими минутами ранее.
- Чуть дольше полутора суток. Простои ты так неделю - не мог бы двигаться совершенно. холодно ответила брюнетка, продолжив, - Да, кандалы лишают тебя любой магии. Излюбленный трюк инквизиции, к которой ты, возможно, и отправишься чуть позже. Уверена, их методы будут куда менее гуманными, нежели мои.
Серпенте не пыталась его запугать. Хотела бы этого - уже давно принялась за начертание рун. Скорее она просто выдавала возможное развитие событий и передача узника инквизиции было одним из самых вероятных.
Дальше же у наемника началась то ли паника, то ли наивная попытка запугивания, то ли словесный понос из-за осознания того, в какой ситуации он оказался. Рунолог выслушала его речь, слегка приподняв бровь. То ли он не знал о том, что она в любой момент может скрыться в гильдии, где ее уж точно мало кто достанет, коль попросить покровительство, то ли не мог догадаться, что и на чайном домике сейчас наложена настолько могущественная рунная магия, что о любом приближении хоть существа, которое владеет хоть мало-мальским уровнем магии и имеет при себе холодное оружие, Шесса узнает еще до того, как тот увидит иллюзию заброшенной чайной.
С глубоким вздохом встав с мягкой подушки, василиск положила медальон на книгу, а сама с самым невозмутимым видом направилась прочь из комнаты. Она не боялась того, что наемник мог попытаться сбежать. Если был мазохистом - пожалуйста. Ей даже не надо будет применять еще руны, чтобы начать свой разговор.
Ее не было не более семи минут. Это время она дала пленнику на то, чтобы собраться с мыслями и еще раз обдумать каждое свое слово, дабы в дальнейшем не пытаться ее так глупо запугивать.
Девушка вернулась с маленьким подносом, на котором стоял глиняный чайничек, из которого веяло ароматным купажом трав и чайных листьев, маленькая чашка и тарелка со свежей выпечкой. вычертив руну Шес сделала так, что поднос опустился перед пленником. Сама же она заняла свою прежнюю позицию.
- Еда не отравлена и в ней ничего не подмешано. Зелье правды не требуется рунным магам, если ты не знал. Как и все остальные порошки сна, боли, яда и тому подобное. - краткий экскурс в рунную магию. Видимо нападавший не совсем хорошо представлял себе все ее возможности.
- В чай добавлены травы, от которых мышцы будут меньше ныть. Не захочешь - выбор твой. - будто отвечая на его ранее заданный вопрос о выборе подытожила василиск, вытянув ладонь, вырисовывая в воздухе руну. которую тут же направила в плече пленника. Но руна не развеялась, не причинила никакого негативного эффекта, а продолжала мерцать на нем.
- Руна правды. Ее действие я объяснять не буду. - далее последовало следующее вырисовывание руны, уже чуть более изощренной, но которая также не причинила никаких неудобств мужчине, мерцая на другом его плече.
- Слегка необычная руна боли, подвязанная к руне правды. Чем больше врешь - тем сильнее будет боль. Поэтому следи за каждым своим словом. - молчание в несколько секунд, будто сама Шес собиралась с мыслями.
- Я искренне не думаю, что ты из тех, кто спрашивает лишь имя жертвы, хотя судя по тому, что ты не подготовился к моему взгляду - даже не знаю. Либо настолько самоуверенный, либо просто полоумный. Либо же твой наниматель настолько в тебе не заинтересован и отправил на верную смерть. - вновь молчание. Чем четче будет сформулирован вопрос, тем откровенней может получиться ответ.
- Твоя раса, организация наемников, в которой состоишь, причина моего убийства? И что за странная фраза в конце? Твой отличительный знак или нанимателя? - голос звучал уверенно и холодно. Рунолог итак была слишком мягка, учитывая то, что он действительно чуть не убил ее. Клинки прошли в нескольких сантиметрах от сердца, а кровопотеря была огромной. То, что он состоял в какой-то группе наемников он признался сам. Иначе кто еще придет за ней, как узнают о том, что он не справился? Да и одиночные наемники всегда не столь стабильны, нежели созданные группировки.

+1

16

Те минуты, которые отсутствовала Шесса, показались Алетесу целой вечностью. Вновь и вновь он старался составить хоть какой-то план дальнейших действий, мучаясь от осознания того простого факта, что выхода из нынешнего положения просто-напросто не существовало. Никаких тебе козырей в рукаве, никаких соратников, которые вот-вот должны прийти на помощь. Змеиная леди, надо отдать ей должное, умела держать ситуацию под контролем. Все из тех, у кого в схожей ситуации хватало глупости оставить Алетеса в живых, заплатили за свою ошибку жизнью, но сейчас... Сейчас всё было иначе. Проклятые антимагические оковы сводили на нет даже самый призрачный шанс на спасение. Джуда этот факт продолжал ни то вгонять в отчаяние, ни то откровенно злить, ни то всё это вместе. Хотелось с претензией спросить василиска, как она вообще посмела столь грубо лишить человека его собственных магических способностей, к которым он привык настолько, что теперь не представляет без оных жизни. Благо, за время своего нахождения в одиночестве Алетес все-таки вернул себе господство разума над эмоциями, поэтому теперь в его планах не было более бессмысленных разглагольствований на пустом месте, которые явно ничего хорошего не несли.
-Помоги мне, Тейар, - едва слышно прошептал шадос, закончив фразу как раз в тот момент, когда девушка вернулась в комнату.
Едва поднос с едой оказался внутри клетки, Алетес понял, как же, будь всё проклято, он голоден. Приступать к трапезе тем не менее не спешил, ожидая какого-то подвоха. Это вообще одна базовых вещей, которые обязан помнить любой воин, — никогда не есть из рук врага (и неважно, бывшего или нет). Но почему же сейчас это всё кажется такой чепухой?
-Кажется, мы так и не закончили чаепитие, - заметил убийца, с трудом вернув своему голосу привычную - холодную - интонацию, -думаю, сейчас отличное для того время, - вновь присел на колени, дабы удобнее было трапезничать.
Трясущимися руками Алетес осторожно поднял чайничек с подноса и медленно заполнил чашку напитком, часть при этом разлив на пол. И сколь бы спокойным его голос сейчас не был, такие вот мелкие моменты выдавали его настоящее состояние с потрохами.
-Руна правды? - нахмурился шадос, попутно уплетая выпечку, -Так это её ты запустила в меня тогда, - сделал паузу, -когда мы общались при иных обстоятельствах?
Вопрос, впрочем, вновь вышел скорее риторическим. Да и Шесса явно не собиралась отвечать ни на что подобное: она продолжала говорить, намереваясь, очевидно, сразу перейти к делу. Ах, и куда только подевалась та уютная и беззаботная атмосфера, что царствовала в чайной совсем недавно?
Дальше - больше. Алетес старался слушать слова пленительницы с равнодушным выражением лица, но в конечном итоге шадос выдал себя куда более заметной вещью, нежели мимика: он выпустил из рук чашку с чаем, из-за чего та с довольно громким звоном разбилась о пол. По правде говоря, странно, что он воспринял реплику о руне боли так жестко, потому что с самого начала отлично понимал, что в живых его оставили лишь для того, чтобы пытать. Но в тот момент, когда Шесса принесла ему еды, убийца отчего-то на секунду вдруг решил, что ему позволят хотя бы насладиться трапезой перед тем, как начнется страшное. Как оказалось на деле, василиск при всей своей гостеприимности вовсе не собиралась дать убийце забыть о том, в какой он ситуации. А сейчас даже и умолять её о лишней минуте было бесполезно: чай теперь всё равно пить было не из чего. Не посылать же саму змеиную леди за новой чашкой? Забавы ради можно было, конечно, попробовать, да вот последнее, на что сейчас был способен Алетес — это юмор.
-Т-ты, - начал шадос, с трудом не давая эмоциям ходу, -лучше просто убей меня, хорошо? Прямо сейчас.
Умоляюще посмотрев змеиной леди в глаза, Джуд не увидел никакого отклика на свои слова. Еще бы.
Алетес замолк. Он не относился к тем людям, которые не верят ни во что, пока не проверят сами: слова девушки о рунной ловушке, в которую она его поместила, шадос вполне спокойно принял на веру, ровно как и то, что в предложенную ему еду не было добавлено ничего другого. Но сейчас... Он должен был попытаться хотя бы проверить, насколько высока цена его лжи. До жути боясь боли, убийца не смел позволить себе сдаться без боя.
-Человек, - спокойно ответил он, -я челов... - Оборвался на полуслове. Парень, верно, выронил бы чашку сейчас, не будь та разбита ранее. Джуд ожидал более привычной, более направленной боли, но сейчас, казалось, нечто невидимое сначала скрутило его, а затем с силой выжало, словно половую тряпку. Магия всегда работает не совсем так, как работает все другое в этом мире.
-Человек, - повторил шадос, с чего-то вдруг предположив, что новая попытка окажется успешнее. Не оказалась.
С коленей Алетес грохнулся на пол, не найдя в себе сил даже на болезненный стон. Провалявшись неподвижно с полминуты, он медленно подвел руку к сердцу — то, казалось, вот-вот вырвется из грудной клетки.
-Я человек - вновь приступ дикой боли. Убийца надеялся смириться, привыкнуть к своим страданиям, но это было невозможно.
В конечном итоге, отчаявшись, Алетес решил продолжать повторять свою ложь до тех пор, пока наложенная на него руна боли его не убьет. Он слишком любил гильдию, слишком много времени ей посвятил, чтобы предать её прямо сейчас. Он боялся боли, ненавидел её, но на удивление даже для самого себя готов был пережить хоть все страдания мира, если бы затем это даровало ему покой. Правда, такие обороты лишь звучат громко: на деле шадос готов был принять боль сколь угодно сильную, но совсем недолгую. Он мог лишь надеяться на то, что умрет быстрее, чем окажутся на исходе его силы.
Так или иначе, свою ложь Джуд успел повторить лишь еще дважды. Что произошло дальше — он и сам не понял. На неизвестное себе количество времени он провалился в забвение, а затем, после пробуждения, еще несколько минут потратил в попытке вспомнить, где находится.
«Если так не получилось, встань и войди с разбегу в рунную ловушку. В твоем нынешнем состоянии это точно тебя добьет. Вставай!» - внутренний голос, который, казалось, принадлежит уже далеко даже не самому Алетесу, никак не отставал, прочно зациклившись на идее скорейшего самоубийства.
-Да-да, - бормотал убийца, -сейчас-сейчас, дай мне только встать. Дай мне встать.
Алетес постарался подняться из упора лежа, да так и рухнул назад на пол.
Тогда продолжай, продолжай лгать! Ну же, не дай ей победить! Убей себя. Ну же.
Джуд не видел девушку и не знал, сколько времени провалялся в беспамятстве, поэтому не мог точно сказать, по-прежнему здесь ли еще Шесса или уже давно нет. Ему казалось, что он слышит чье-то дыхание неподалеку, но то почти наверняка было всего лишь галлюцинацией, ведь едва ли василиск решилась бы подойти настолько близко, минуя границу ловушки. И все-таки... Все-таки Алетес верил, что она где-то рядом.
-Перумбрас, - довольно громко для своего состояния проговорил убийца, словно бы пробуя привычное слово на вкус, -Я служу Перумбрас. Я шадос. Мы — шадосы. Мы несем тьму свету, поэтому считай эту фразу посланием гильдии, вовсе не моим. Я понятия не имею, за что от тебя решили избавиться, клянусь. Я никогда не спрашиваю, лишь делаю.
Шадос сделал длительную паузу, с трудом не ударившись в откровенное самобичевание.
-Я только что чуть не убил себя... И я понял, - опять пауза, -Я жить хочу, Шесса, - вспомнил имя, прочитанное в контракте, - Я помогу тебе, пусть даже и возненавижу себя за это. Ты только... Дай мне жить?

Отредактировано Алетес (2015-08-23 07:51:58)

+1

17

Шес буквально сверлила взглядом своего пленника. Ей не хотелось упускать ни одной детали, ни одной его реакции, а также она лишний раз перестраховывалась на фактор того, что он каким-то совершенно непредсказуемым и непонятным образом пересечет все ее ловушки и барьеры. Хоть разум и твердил василиску, что это невозможно по многим причинам, но эмоциональность девушки давала о себе знать. Брюнетка все равно опасалась его, ведь, все же, этот наемник чуть не лишил ее жизни. Был буквально в паре сантиметров. Поэтому иметь возможность вновь превратить его в малахит вселяло в змееподобную большую уверенность.
Парень тоже нервничал. Из-за дрожащих рук разбил хрупкую фарфоровую чашечку, от чего Шес как-то съежилась. Такие моменты она не переносила на дух. Этот звук разбивающегося сосуда в последнее время рунолог слышала слишком часто, но всегда применяла руну восстановления, чтобы тут же сгладить подобную ситуацию. Сейчас она делать этого не стала. Ее гостеприимство итак выходило за рамки нормы для подобной ситуации. Василиск сидела напротив и просто стала ждать ответа наемника. Будет слишком долго молчать - она знала методы как менее гуманным образом разговорить его. Но по доброте душевной не хотела применять подобное. Она не любила инквизицию и их методы общения и взаимодействия с кем бы то ни было, поэтому сама старалась держаться подальше от любых попыток использовать свои знания болезненных и запретных рун в целях превышающих самооборону.
Он начал говорить. От фразы, что он обычный человек, Шес насмешливо выгнула бровь. А в следующий миг убийца тут же поплатился за свою ложь. И испытывал боль снова и снова, как только пытался проговорить нечто, что было далеко от истины. Судя по его реакции и искренним стенаниям, он разжег руну боли чуть ли не до критического уровня. Нет, убить она не могла, но вот довести до обморока, или оставить глубокий след на психике испытуемого могла вполне. Хотя василиск наверняка бы прекратила эту пытку раньше, чем наемник дошел до критической черты. Хотя судя по тому как он резво пытался уверить то ли себя, то ли руну, то ли всех вместе взятых в том, что он принадлежит к человеческой расе, чаевед могла бы просто не успеть прекратить разрушающее действие руны.
Спустя некоторое время начало казаться, что он погружается в бред или болевой шок. Смотреть на это ювелиру было откровенно неприятно, но никакой иной альтернативы она не могла найти. Да и девушка никоим образом не заставляла его врать, тем самым причиняя себе еще больше боли. Наемник замер, погрузился в забытье. Шес замерла, сфокусировала зрение на движениях его груди, дабы удостовериться, что пленник дышит. В таком молчании прошло минут цать. Змееподобная была напряжена, парень периодически шевелил губами в беспамятстве. Затем слова стали четче, но то, что услышала брюнетка заставило теперь ее погрузиться в подобие шока. Слухи о некой организации темных существ всегда были лишь на уровне баек, которыми пугали детей. Ни во что подобное она сама не верила, и уж точно не думала, что встретится воочию. Василиску потребовалось некоторое время, чтобы переварить информацию и вновь начать диалог.
- Кто ваш глава, каковы ваши цели? - спросила девушка, незаметно деактивировав руну боли, но оставив руну правды. Она боялась, что новая вспышка мучений была способна просто повредить его психику и сознание. Это не являлось ее целью, поэтому в дальнейшем на ложь она придумает другую реакцию. Почему бы не обливать холодной водой? Как раз взбодрит? Или припугнуть огнем или иллюзиями? Идей было много.
- Я не собираюсь тебя убивать. Это не является моей работой. И я не святая, чтобы судить таких существ, как ты. Все хотят жить. - это она произнесла уже с большой задумчивостью. Ведь сама серпенте понимала, что в какой-то непредвиденной ситуации она бы сделала такой же выбор, как и он - выжить любым способом, даже обрекая себя на такую жизнь. Если он уже полностью стоял во тьме, то она лишь едва касалась ее рукой, ожидая подходящего момента.

+1

18

Смириться с собственным поражением и фактическим предательством идеалов гильдии оказалось намного проще, чем Джуд мог себе представить. Да, первые секунды после выпытанного признания длились вечность, но затем... затем пришло твердое убеждение в том, что всё было сделано правильно. Теперь уже не было смысла бороться: если большая часть карт уже раскрыта, глупо продолжать упорно делать вид, что игра только началась.
-Наш лидер, - Джуд с трудом вышел из лежачего положения, усевшись на коленях, -его называют Грегориусом, но за этим именем может скрываться кто угодно. Я о нём почти и не знаю ничего, у него нет совершенно никакой нужды напрямую связываться с кем-то вроде меня.
Измученным взглядом уставившись на василиска, Алетес терпеливо стал ждать следующего вопроса. Он по-прежнему чувствовал себя предателем, но теперь довольно успешно оправдывался перед собой тем фактом, что никакой сверхценной информации он в любом случае не выдаст банально в силу того, что и знает-то не так много. Конечно, уже один только факт знания Шессой о существовании Перумбрас мог доставить немало проблем, но вряд ли это в итоге окажется так уж критично. Особенно если предположить, что после неудачи Алетеса гильдия скорее всего вышлет за змеиной леди целый отряд обученных убийц, который задание уже не провалит. Возможно, Джуду и самому стоило бы запросить на будущее напарника для совместной работы: компания с другим убийцей наверняка избавит его от глупых идей а-ля «поговорить с жертвой по душам перед тем, как её прикончить». Впрочем, шадос слишком сильно ценил работу наедине с собой, чтобы думать о чем-то подобном всерьез.
-Ну ты же наверняка слышала хотя бы какие-нибудь слухи о ком-то вроде нас, нет? Воскрешение темного бога — главная и конечная наша цель. Любыми методами, - начал говорить тише, -И я действительно не знаю, почему твоё имя пришло ко мне письмом в качестве заказа. По правде говоря, ответить на этот вопрос сейчас сможешь лишь ты сама. Вспоминай, во что могла ввязаться в последнее время, чтобы прогневать тех, о чьем существовании и не знала до сих пор.
Шадос тяжело вздохнул, всё ещё не веря, что в самоубийстве больше не было необходимости, а жизнь продолжалась дальше. Хотя, разумеется, ещё ничего не было кончено. Даже если Шесса не собиралась, как она сказала, убивать Алетеса, она по-прежнему запросто могла сдать его инквизиции, что наверняка окажется намного хуже смерти... Но сам убийца отчего-то твердо верил в то, что его отпустят. А ведь обычно оптимизм ему был не очень-то и свойственен.
-Я и не знал, что жизнь окажется мне столь дорога. До этого момента, - усмехнулся, -послушай. Твоя руна правды все ещё работает, верно? Я обещаю, что направлю гильдию по ложному следу, если ты выпустишь меня отсюда, не отдавая ни в чьи руки. Дам тебе время всё обдумать, проанализировать, подготовиться, возможно, к новому нападению, которое вряд ли заставит себя ждать. Я обещаю также, что не попытаюсь напасть вновь после освобождения, - замялся на секунду, -если только не получу соответственный приказ в дальнейшем.
Алетес вдруг задумался о том, а сможет ли он обмануть руну правды, имея определенную практику. Ведь искуснейшие из лжецов — это те, заставляет поверить в собственную ложь себя же самого. Получится ли обмануть руны правды, убедив себя в правдивости своего обмана? Или же руна работает по другому принципу? Вопросы вызывали определенное любопытство и, несомненно, требовали проверки на практике, но сейчас для подобных экспериментов было всё-таки не самое лучшее время: даже самой безобидной лжи наверняка хватит, чтобы потерять всякую возможность договориться со змеиной леди вообще хоть о чём-либо.
-И еще. Тот амулет, что ты у меня забрала... Ты можешь обнаружить большую часть шадосов по нему: он защищает владельца от всех видов телепатических атак и запрещает рассказывать о своей расе. Всё это, пока надет, разумеется, - Джуд несколько сомневался в том, стоило ли выдавать василиску сведения, о которых она не спрашивала, но решил, что сейчас открытость — одна из тех вещей, которые могут сохранить его жизнь, -это, наверное, чуть ли не единственная действительно полезная для тебя информация, которую я знаю сам. Возможно, однажды это знание даже спасёт тебе жизнь — будем тогда квиты, а? - Алетес с трудом сжал губы в улыбке. Шадосу оставалось лишь надеяться на то, что змеиная леди не играла с ним, когда говорила, что не собирается его убивать. Можно было даже попробовать начать молить Тейара о том, чтобы нынешняя ситуация закончилась благополучно, но... это ведь никогда не помогало, верно?

Отредактировано Алетес (2015-09-13 22:10:08)

+1


Вы здесь » За гранью реальности » Неоконченная история » Мирные посиделки и почти ничего кроме.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно