За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » [АРХИВ] Кладбище анкет » Ничего личного, только деловой подход


Ничего личного, только деловой подход

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

[mymp3]http://файлообменник.рф/xy6m56qhobn6.html|Король и Шут - Матерый Старый Волк[/mymp3]
Анкета персонажа
https://i.imgur.com/D46meFT.png

1. Имя:
Лисандр А'Лакар, (в среде своей расы - Лисандр Звездный иней), так же известный под звучным и туманным (для не знающих вивариина) прозвищем "Змееуст".
Во времена своей юности, проведенной в Ацилотсе под опекой Аровира Кригана, получил от своего наставника ложное имя Этан'Риз, по которому тот обращался к нему на людях.

2. Раса:
Вивариин-омега
Тотемное животное: тигр

3. Возраст:
52 года (выглядит на 35, что вполне равносильно и степени его развития), родился в 1594 году на 11 день Месяца Высоких Приливов.

4. Деятельность:
Охотник за головами в легальной форме данного ремесла, при стабильном и хорошем заработке.
Неофициально: "черный" представитель этой же самой профессии и монстролов.

Проживает в близлежащих землях Ацилотса на старой заброшенной мельнице близ поселка Солши.

5. Способности:
5.1. Бытовые:
Умелый следопыт. Красноречив, хороший дипломат, интриган, шантажист. Может с неподдельным актерским мастерством изображать кого-угодно, когда требуется нагло врать в свою выгоду. Достаточно посредственный охотник, сравнительно хорошо держится в седле. Проворный и ловкий акробат с прекрасно развитыми на то навыками с детства. Скрыться на людных улицах от чужих глаз так же труда никогда не составляло. Вивариину (несмотря на наличие когтей) присущ красивый каллиграфический почерк, знания литературы (не ограничивающиеся только лишь умениями читать и писать) и большинства населяющих мир бестий, также имеются довольно глубокие познания касательно ядовитых и лекарственных растений и навыки работы с ними.

5.2. Боевые:
Амбидекстр от рождения, что, вместе с его завидной природной ловкостью, проворством и остротой реакции, оправдывает Лисандра, как талантливого фехтовальщика. Свое обучение, он начал в возрасте еще тринадцати лет под наставничеством когда-то выдающегося студента академии боевых искусств - Аровира Кригана. Владеет отличной техникой обращения с клинковым оружием на манер сабель и их производных (грандмастер), которую развил до высот за счет ежедневных упорных тренировок и практически сороколетней практики, но в то же время, заметно хуже обращается в ближнем бою с кинжалами (мастер). В достаточно хорошей степени умеет пользоваться метательным оружием (специалист) и кнутом (специалист).

5.3. Магические:
Отсутствуют. Уровень КСМ: 90%

5.4. Слабости:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

6. Ключ:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

7. Внешность:

Графическое описание

http://se.uploads.ru/vGLuh.jpg

С первого взгляда мало кто сочтет этого вивариина опасным, пусть и достаточно необычного даже среди себе подобных. Росту в нем всего шесть футов - на грани среднего и высокого. В плаще с капюшоном может сойти за юношу лет шестнадцати - природа не обделила его как завидной моложавостью, так и некоторыми женственными чертами. Лисандр вполне красив по меркам и эталонам, что были бы свойственны столь утонченным и изящным созданиям, как, например, эльфы. В плане телосложения, вивариин не может похвастаться чересчур выделяющейся мускулатурой, и скорее поджар, нежели мускулист. По своему виду, А'Лакар выглядит для постороннего восприятия несколько хрупким, однако в действительности же, подобное не более, чем показаться на невооруженный взгляд. Все дело в том, что кости вивариана оказались немногим тоньше обычного, и из-за этого он выглядит изящным, словно статуэтка, хотя физически не уступает обычному человеку. Мышцы рельефным атласом, и в то же время, не чрезмерно проступают под кожей. Небольшой, но достаточно заметный шрам пересекает короткую область на теле, начинаясь от уровня талии и поднимаясь к ребрам. В какой-то мере, Лисандр сравнительно худощавый, однако при том всегда собранный - результат ежедневных тренировок. Гимнастика и акробатические упражнения помогают ему держать себя таким же ловким и проворным, как и в юношеские годы, а назвать стариком этого еще совсем молодого на вид представителя зверолюдов, достойно выглядящего на какие-то двадцать-двадцать пять человеческих лет вряд ли у кого-то вообще язык повернется.
Одна из отличительных черт внешности А'Лакара, что бросается в глаза в первую очередь - не считая тигриного хвоста за спиной - это его кожа. Стойкого оранжевого цвета в купе с украшающими ее тигриными полосами, это роднит его с известным представителем семейства кошачьих, если бы не вытянутые уши, вдобавок ко всему, еще и покрытые мехом под цвет самой кожи. Их всегда видно сквозь густые белоснежные копны неприлично длинных волос вивариина, в своей длине достигающих его поясницы, и носящихся гораздо чаще распущенными, нежели собранными в хвост черной лентой - лишь свисающая по правой стороне лица тонкая косичка с вплетенным в нее дротиком всегда остается неизменной, с какой бы прической не был Лисандр в этот, или любой другой раз. "Лисьи" черты лица правильные, утонченные, остры, гармонично сочетаются, и зачастую носят на себе некоторую печать смазливости - особенно в те моменты, когда А'Лакар улыбается своей лукавой обворожительной улыбкой, сведшей с ума не одну женщину в тавернах. Длинный, не слишком крупный нос с острым кончиком и аккуратной формой крыльев придает некоторое мефистофелевское выражение его лицу, а небольшие миндалевидные глаза насыщенного аметистового оттенка, чуть раскосые, вытянутые к вискам, с зауженными внутренними уголками и узким змеиным зрачком лишь способствуют такому восприятию его хитроумной внешности. Один из них, ко всему прочему, постоянно скрыт за кожаной повязкой. Ресницы темные, густые,  в то время, как брови выделяются среди цветого контраста лица своей белизной. Левое ухо украшено двумя черными серьгами из обсидиана в виде аккуратных пантер, глазами каждой из которых являются маленькие рубины. Подбородок совсем чуть-чуть выпячен вперед, всегда гладкий в виду отсутствия у Лисандра возможности в целом иметь хотя бы щетину. Явно выделяются очерченные, высокие скулы. Губы тонкие, чуть искусанные, прячут за собой четыре острых, явственно заметных клыка.
Лисандр всегда старается произвести на постороннего зрителя неодозначное впечатление, и потому, в манере как-либо одеваться для него существует лишь два понятия: одет, как бродяга, и одет, как дворянин. вивариину свойственна чрезмерная любовь к богатым украшениям, что совершенно не сочетаются с простотой остальных вещей обычного наемника. Из своей повседневной одежды всему предпочитает достатоно незаурядное боевое облачение: кожаные доспехи черного оттенка с кольчужным нгрудником, что тщательно скрыты под обязательным элементом его внешности - иссиня-черным балахоном, изнутри увешанным десятком кинжалов (равно, как и сами доспехи) и смазанных ядом дротиков. На длинных пальцах рук с короткими когтями, скрываемых под кожаными перчатками, сияют шесть серебряных колец с драгоценными камнями - по три на каждой руке. Каждое кольца представлено либо в виде когтистой лапы, держащей в себе определенный драгоценный камень, либо паука, у которого этот камень крепится на "спинке".

8. Характер:
[float=left]http://sf.uploads.ru/6fGFg.png[/float] Покровитель: Ланвен
Прирожденный, самовлюбленный лгун и прогматик.
Самая главная черта Лисандра - его оппортунизм. Лгать он тот еще мостак - яркий пример того, кого можно со всей уверенностью назвать софистом до мозга костей - несмотня на то, что зачастую любит лишь недоговаривать того, о чем его собеседнику не следует знать как с точки зрения собственной выгоды для вивариана, так и цели, которую преследует полосатый пройдоха. Осторожен, скрытен, от части эгоистичен. Не лишен хитрости, острого и хладнокровного ума и не менее отточенной интуиции, что вместе с его изворотливостью и завидным везением превращают вивариина в опасного и подлого противника, который, несмотря на свое извечно спокойное и уравновешенное чужому взгляду поведение, в любой момент может взорваться вихрем стали и магии. Понятий чести и благородства не то, чтобы лишен или избегает, скорее, не считает первостепенным резоном в битвах и своих поступках. Более того, Лисандр не чтит ни законов рыцарства, ни понятий чести, ни дружбы. Всадить нож промеж ребер даже тому, кто свято ему доверяет, для А'Лакара совершенно не в диковинку. Принять бой лицу к лицу он не откажется лишь в редких случаях, однако не побрезгает при таком раскладе действовать в нем самыми гнусными и подлыми методами, чтобы заработать себе победу. Философия Лисандра зациклена на том, что в мире нет ничего важнее золота и его приобретения, а так же ощущения его у себя в кармане. Всем известные постулаты о добре и зле ему неведомы, поскольку с детства, вивариин усвоил один урок: побеждает тот, кто хитрее. А когда что-то делаешь исключительно для себя, это сложно назвать злом, ведь ты это делаешь в добро себе.
Лисандр безумно влюблен в свободу и всяческого рода авантюры, и удержать его от приключения, сулящего не хилую встряску и множество передряг, не говоря уже о с лихвой окупающих их выгоде для него самого, практически невозможно. Вивариин готов на многое ради острых ощущений, приключений и всяческих опасных афер - любопытство и азарт стали его неотделимимы спутниками, не раз лишь подталкивающие к краю могилу. Но как бы то ни было, Лисандр живет именно ради той ценности, что приносят такие приключения, встряски, интриги, погони за неугодными страже и закону личностями, возможности на деле проявить свои таланты и доказать самому себе превосходство над противникам. И, разумеется, в большей степени ради того удовольствия, которым является звон монет в его собственном кошельке. Как любит говорить сам полосатый авантюрист: "В любой непонятной ситуации, бери деньги и беги". И, конечно же, Лисандр подразумевает отнюдь не только свои собственные.
За ним зачастую ощущается шлейф некоторой властности, опасности и скрытой силы. В голосе ли дело, или в притворстве, но даже в набитой битком таверне вокруг него будет пустое место, и редкий глупец, зная о том, насколько успешным охотником за головами является этот весьма харизматичный зверолюд (не говоря уже просто о цвете его кожи), посмеет потревожить его покой. В нем присутствует какая-то хищная грация и отточенность движений. При желании, Лисандр вполне может скрыть свою настоящую суть циничного, пошлого, самовлюбленного эгоиста, притворяясь веселым балагуром или обходительным манерным аристократом. А уж способность лгать в глаза у него чуть ли не в крови.
Несмотря на свой излишний прагматизм, Лисандру свойственны банальные черты хладнокровного умелого убийцы. Он без колебаний убивает тех, кто встает у него на пути, и тех, кто мешает его делу. Ради того, чтобы выжить, способен на практически любую подлость,но в бою очень редко теряет над собой контроль, оставаясь спокойным и рассудительным. Свои маски Лисандр меняет с легкостью - может хоть принца из себя строить, хоть извечного пьяницу, которому лишь бы до бутылки добраться. Обычно же, предстает перед публикой в амплуа обаятельного, харизматичного наглеца, и, как ни странно, зачастую добивается некоторого расположения к себе. Под всеми своими масками - циничная сволочь, которая не доверяет никому, кроме себя. Ни друзей, ни возлюбленной старается не заводить, считая подобные привязанности прекрасной возможностью для врагов манипулировать им. Да и чем сильнее проникаешься симпатией к очередному попутному приятелю, тем труднее становится мысль о его предательстве тогда, когда это потребуется.
Иная важная черта характера Лисандра - ироничность. В том числе, и склонность к яркому сарказму. Он знает свои слабые стороны и старается безжалостно высмеивать их перед самим собой, хоть это и не всегда у него получается. Потому, А'Лакар присущих всем страхов не лишен - как например, паническая боязнь глубоких водоемов, или перспективы оказаться лишенным всего, что приобрел без малейшей возможности это вернуть или компенсировать. Лисандр вполне уверен в себе, но в излишнюю самоуверенность это не переходит. вивариин ищет выгоду во всем, частенько умудряется найти выход даже из самых тяжелых и патовых ситуаций (в основном за счет того, что всегда старается подстраховаться заранее).

9. Биография:

1594 - 1606

[float=left]http://se.uploads.ru/FO0lU.jpg[/float]Повествование истории начинается пятьдесят с лишним лет назад, в людском городе Ацилотсе. Отцом Лисандра довелось стать вивариину Морртэгану, авторитетный контрабандист в крупной банде, помышлявшей между эльфийскими и людскими землями. И именно, что довелось, поскольку сам Морртэган совершенно не желал обзаводиться детьми, и прекрасно это подтверждал своим безразличием ко всем своим немалочисленным отпрыскам - а сосчитать их можно было почти что по деленному натрое числу всех посещенных когда-либо Морртэганом борделей. На этом общем фоне, лишь мать Лисандра была удостоена большего внимания, чем остальные куртизанки, что забывались Морртэганом уже по утру. Шарима, будучи в то время работницей одного из Ацилотских борделей, в свои "былые" годы вместе с Морртэганом и его бандой проворачивала незаконные торговые дела, являясь главным информатором и связующим звеном банды с окружающим миром. Со временем, она оставила позади прошлое в рядах компаньонов Морртэгана, и обосновалась в доме терпимости под названием "Красная Луна" в самом сердце людских земель - Ацилотсе. Первоначально - все тем же информатором банды, но постепенно, все больше и больше удаляясь от дел со своими бывшими коллегами, Шарима и вовсе порвала все когда-либо установленные договоренности. Несмотря на такое решение, эльфийка периодически продолжала обеспечивать полюбившегося ей Морртэгана некоторой информацией, что доходила до ее чутких ушей от весьма "интересных" посетителей борделя и могла привлечь внимание контрабандистов. Разумеется, деньги за подобное она брала, и, в общем-то говоря, не мало - но исключительно лишь для вида и того, чтобы Морртэган не польстился и не стал думать о своей важности в ее глазах. Иначе бы, он попросту сел ей на шею, чего Шариме совершенно не хотелось.
Лисандр оказался странным в их отношениях предметом: несмотря на то, что Шарима о нем заботилась, материнской любви от нее он не чувствовал. Не чувствовал и не удостаивался ничего большего, кроме раздраженной фразы матери "Пошел вон, мелкий, я занята". Таким образом, Лисандр рос и воспитывался Шаримой до двенадцати лет, имея честь лицезреть отца крайне редко. Лишь тогда, когда он наведывался к Шариме прямиком в дом затем, чтобы узнать о последних слухах, коими полнился город и трепались необычные гости ее борделя, или же вновь очутиться в ее постели - впрочем, и то, и другое, Морртэган всегда совмещал. Единственная посторонняя вещь, что так же была постоянна в визитах Морртэгана: так это то, что на резвящегося в доме "миниатюрного тигра" вивариин обращал внимания не больше, чем на муху за окном. В чем Шарима его прекрасно понимала и буквально поддерживала, относясь к Лисандру почти с таким же скромным интересом, пока ребенок сам не давал о себе знать. Пища и кров над головой - единственные вещи, которые Лисандр получил от матери.
И это вполне ожидаемо сказалось на детстве вивариина: дети всех рас, ладов и расцветок всегда остаются детьми, и когда твой единственный родитель является самой обычный и незаурядной городской шлюхой, наиболее сладкой перспективой становится ни что иное, кроме как носиться по переулкам, крышам и подворотням, гоняя живность, а так же периодически пытаться стянуть кошелёк у ротозеев на рынке. И возможно, мало что изменилось бы в жизни Лисандра до тех пор, пока бы тот не оказался лежать со сломанной шеей в переулке, или же вовсе вырос бродягой-грабителем, если бы только Шарима не оказалась убита одним из уличных душегубов. Вместе с ее смертью, Лисандр лишился и дома, который в кратчайшие сроки был реквизирован городскими властями. О сиротских приютах вивариин знать не знал в то время, и потому, когда в дом матери пожаловали неизвестные люди, попросту сбежал, решив более не возвращаться в родной район. Вместо этого, он попытал счастья в том, чтобы найти приют в "Красной Луне" - борделе, где работала его мать. Однако, его хозяину возможность завести нахлебника совершенно не польстила, и даже имея в прошлом с Шаримой достаточно теплые отношения, Лисандру владелец заведения не оказался рад. Он попросту вышвырнул его на улицу под довольный смех посетителей, видевших эту сцену, и кинул вдогонку несколько монет. Лисандр, конечно же, разозлился на такое обращение с ним, но ему не оставалось ничего, кроме как смириться, посмотреть в ответ оскорбленным взглядом, так и означавшим всю детскую обиду и угрозу отомстить всем, когда вырастет, и приноровиться выживать исключительно лишь своими воровскими навыками, которыми он себя "обеспечил" с раннего детства. Обычно, удел подобных детей - это покориться судьбе и стать бродяжничающими по трущобам города карманниками, если вообще повезет выжить в суровом климате общества беспризорников. О приютах же ЛисандБез жилья и других возможностей добыть себе пропитание, кроме как надеяться на невнимательность зевак на улицах. Нередко, такие дети хоть и сбивались в своего рода небольшие стаи, помогая друг другу в нелегкой судьбе и прикладывая все силы на свое дальнейшее благополучие, Лисандру же, не принятому за свой цвет кожи в подобные "кооперации", светило другое будущее.
Причиной, что изменила всю дальнейшую жизнь вивариина, послужила встреча с потомком людской и эльфийской крови Аровиром Криганом. В прошлом, сотник в рядах королевской армии, он оставил службу более восьмидесяти лет назад, вернувшись в родной Ацилотс и довольно скоро оказавшись в рядах Стражи - по большей части, за счет своих выдающихся воинских способностей, приобретенных еще за годы обучения во всем известной воинской академии. И несмотря на то, что былая воинская слава первостепенно отнесла его в территориальный отдел, достаточно скоро Аровир, с детства отличавшийся хорошей сообразительностью и интуицией, благодаря рекомендациям нескольких высокопоставленных чинов структуры среди детективов Стражи. Там он провел достаточно долгую часть своей последующей жизни, пока не пришлось увидеть смерть своей любимой женщины, ложно обвиненной в преступлении - достаточном для того, чтобы пасть жертвой карающей длани Инквизиции. Как бы не пытался Аровир, уберечь несчастную от казни было совершенно не в его силах, и полуэльфу пришлось смириться с горькой утратой возлюбленной. Не прошло и года после смерти Миреллы, как Аровир значительно поменялся в своем характере, наплевав на те вещи, что обязывали детектива Стражи к своей службе. Свое положение, Аровир решил использовать лишь во благо себе, очень скоро зажив в Ацилотсе жизнью матерого городского преступника. Покидать ряды Стражи и опускаться до славы самых обыкновенных уличных грабителей или воров ему отнюдь не пришлось. Вместо этого, Аровир, за счет своей завидной деятельности афериста и дававшего как множество преимуществ членства в Страже, так и знакомств среди деятелей информативного отдела, нашел иной способ обогатиться, пускай изредка ему и приходилось выполнять грязную работенку в целях своих же интересов; Но что такое одно или два редких убийства темной ночью для человека, в чьей власти выдать подобное за чужую работу, или же вовсе не допустить обнаружения указывающих на него улик?
Волей поистине удачного случая, Лисандр и оказался вовлечен в одну из преступных сетей города, что крепилась за Аровиром и его помощницей. Впрочем, назвать подобную аферу сетью было трудно - скорее, хитрым противозаконным делом, организованным полуэльфом и Ванессой Аль'риз, настоятельницей сиротского приюта в Ацилотсе. К тому времени, как пришлось столкнуться с Аровиром, вивариин уже почти что год влачил незавидное существование шалопая-карманника, выживая лишь благодаря зачаткам своих воровских навыков, коими овладел еще при живой матери, и поразительному везению. В очередной раз затаившийся в бочках возле выхода из таверны в надежде стащить у какого-нибудь нажравшегося здесь пьяницы его кошелек, Лисандр и приметил тогда свою жертву в лице Аровира в тот момент, когда дверь корчмы с призывным скрипом начала отворяться. Завернутый в несуразно длинный плащ, с глухо натянутым капюшоном, и наигранно покачивающийся на выходе так, что, казалось бы, он готов был незамедлительно рухнуть лицом в уличную грязь, Аровир и объявился перед возликовавшим за бочками Лисандром. Полосатый, уже лелея планы о столь легкой наживе, решил не упускать своего счастливого случая, тем более, что под полой плаща незнакомца так и манил к себе кожаный мешочек с бренчащим в нем металлическим звуком железных, а может даже, и серебряных монет.
Но не успел юноша опомниться, как его рука почувствовала напор грубой сильной хватки, а самого неудачливого вора буквально подняли над землей. Аровир, которого горе-воришка поначалу принял за пренебрегшего выпивкой гуляку, был совершенно трезв, только и притворяясь мишенью для таких карманников, как Лисандр, со своей определенной целью. Секреты "заработка" юных беспризорников вроде пойманного им зверолюда не были чем-то непознанным для многих преступников и аферистов, что промышляли в городе. И, как всегда бывает, многие успешные криминальные деятели рано или поздно оказываются в нужде завести себе подмастерье для мелких пособнических деяний - временного, или постоянного, это было не столь важно. Пока от такого помощника есть толк, он считается полезным, и потому, может содействовать делу столько, на сколько времени его пользы хватит. Иными же словами, Аровир нуждался в исполнительном мальчике на побегушках, который не представит угрозы для его задумки, но при том будет очень полезным - вот, и Лисандр оказался одним из таких объектов поиска полуэльфа. Несмотря на то, что Аровир несколько и удивился столь колоритной расовой принадлежности схваченного им вора, он все же решил не выказывать каких-то особых предпочтений или расизма в плане выборе себе помощника - главное, что вивариин имел опыт в мелких воровских делах, а этого уже было достаточно.
Малолетний воришка, ловкий и проворный - как и полагается почти каждому ребенку, что сумел в одиночку выжить среди всех опасностей улиц Ацилотса - идеально подошел Аровиру, который, постепенно и часто используя услуги прыткого мальчонки для своих дел, проникся к нему весьма стойкой симпатией, как к весьма умелому и способному ученику. Обычно, когда нужда в подмастерье исчезала - а на памяти случаев Аровира, случалось это менее, чем через несколько месяцев - более ненужных юнцов он выбрасывал из жизни, как обычный мусор, но в этом вивариине Аровир заприметил многообещающий вариант для того, чтобы оставить того при себе в качестве подопечного. По крайней мере, до тех пор, пока это еще приносит плоды как в его совместной с Ванессой афере, так и на стороне. Сами же тонкости аферы Аровира и Ванессы не были чем-то сложным или непонятным: все дети, что находились под покровительством Ванессы, использовались этой женщиной с одной лишь простой целью - обретением выгоды для самой себя в виде карманных краж и мелком пособничестве иным задумкам Аровира, которые она с ним вела уже не первый год. Аровир же, успешно выполняя обязанности второй стороны в этом деле, добывал с помощью своего пронырливого подмастерье необходимую информацию, слухи, новости о толстосумах, посещающих город и тому подобных вещах, которые только могут понадобиться в их совместном с Ванессой ремесле, и не редко отправлял его на кражи вместе с сиротами Ванессы. В свою очередь, Лисандр прекрасно справлялся со своими обязанностями, которые, в отличии от прежних подопечных Аровира, выполнял честно и без осечек, и закрывать глаза на такой потенциал в лице вивариина полуэльф не стал - лишь вручил ему широкополую черную шляпу и такой же черный платок, чтобы закрывать слишком приметное лицо.

1606 - 1624

[float=right]http://sd.uploads.ru/t/L83CP.jpg[/float]Таким образом, Лисандр и стал протеже Аровира - успешного афериста, убийцы, контрабандиста, шантажиста и просто умелого преступника под личиной добропорядочного законника, успешно выполняя все требуемые от него поручения. Даже сотрудничество с Ванессой в скором времени осталось позади для Аровира с Лисандром, что стал практически постоянным помощником в посторонней деятельности полуэльфа, которая целиком и полностью теперь принадлежала его делам с ростовщиком Норрингтоном. В последствии, все чаще вивариину приходилось прибегать к более опасным и даже дерзким прихотям Аровира - как например, отравлять, или расправляться более прямолинейно еще с неугодными полуэльфу свидетелями - однако, Лисандр, выросший в холодном отношении к нему со стороны матери, быстро привык к подобному, приняв такие убийства и поручения в целом как неизбежное, и даже несколько приятное занятие. В конце концов, он был обязан Аровиру тем, что имеет и что не сгнил у какого-нибудь закоулка от голода, или избитый подвыпившими стражниками - к тому же, пока на голове покоится шляпа, а лицо. Аровир старался научить своего теперь уже ученика всему тому, чем владел сам - грамотности, знанию литературы, множеству историй и легенд о мире и о других мелких вещах, что должен был знать каждый человек. Но в первую очередь, Аровир рассказал ему о тонкостях разговоров с определенными людьми и том, как можно благодаря своему поведению отвлечь от себя лишнее внимание, или же, наоборот, привлечь - ровно столько, сколько требовалось в определенных ситуациях. Он же и научил Лисандра всему изяществу воровского мастерства, и даже преподнес своему протеже несколько лекций о различных ядовитых и лечебных травах, что очень пригодилось вивариину в дальнейшем. Как скрываться от преследований среди переулков и кварталов города, как обращаться с мечами, метать кинжалы и многое другое из ратного дела, касающегося обращения именно с клинковым оружием, Лисандр так же узнал от умелого в этом деле Аровира, совершая огромные успехи в фехтовании с каждым днем его упорных тренировок. Помимо прочего, из вивариина получился отличный акробат за счет его природной ловкости, развившейся в полной мере на фоне частого лазанья по крышам, карабканья по карнизам на стены домов и проворных уходах в погонях от стражников, если бывал замеченным во время попытки воровства. Аровир день со днем не мог налюбоваться на то, каким умелым становится его ученик, и не редко сам себе льстил своей "прекрасной интуицией, что позволила обзавестись столь способным мальцом, как Лисандр". Постепенно, полуэльф сам стал уступать зверолюду в фехтовании, который, в свою очередь, решил использовать акробатику наравне со своим талантливым владением клинками, чем и удавалось поставить размеренно достигающего почтенного возраста наставника врасплох в их тренировочных поединках.
Спустя восемнадцать лет совместного промысла в городе со дня их встречи у таверны, Лисандр с Аровиром были вынуждены покинуть Ацилотс. Как запоздало стало известно вивариину, Аровир не так давно на тот момент влился в одно из начинавших помышлять в городе контрабандистских объединений, куда вместе с ним оказался втянут и сам зверолюд, за неимением для них двоих лучшего выбора: приют Ванессы ныне перешел под управлении иных настоятелей, в то время, как женщина была смещена со своей прежней должности местными властями (виной тому оказался один из влиятельных людей Ацилотса, ограбленный ее неосмотрительными подопечными), а буквально за неделю до того времени, как двумя успешными преступниками было принято решение, они лишились своего наиболее прибыльного дела, организованного Аровиром с Уолтером Норрингтоном. Катализатором последнего стала жена ростовщика Уолтера - Шофрана Норрингтон, давно принявшаяся изменять своему супругу с его "компаньоном" Аровиром. Супружеская измена вскрылась в тот же день, когда Аровир с Лисандром пожаловали к Уолтеру на очередную деловую встречу, обернувшуюся для них приветствиями разгневанного мужа и попыткой того в бешенстве прикончить Аровира. Уолтер Норрингтон оказался убит стараниями Лисандра, а когда же все успокоилось, Шофрана поклялась, что будет свидетельствовать в отделении городской стражи о ночных грабителях, ворвавшихся к ним с мужем в дом. В свою очередь, Аровир не спешил доверять Шофране, жестом приказав Лисандру подмешать ей в питье снотворное. А затем, вместе со спящей женщиной и ребенком, которого они не заметили, Аровир со своим подопечным подожгли дом Норрингтонов и поспешили скрыться подальше от быстро образовавшегося пожара.
После такого инцидента, Аровир прекрасно понимал, что вечно укрываться от руки закона они уже не смогут даже при таком его завидном положении в Стражи. Как бы то ни было, полуэльф тогда уже сумел обнаружить для себя и своего протеже способ более спокойного образа обогащения в пособничестве другому городскому криминалу, которое обещало принести больше выгоды, чем когда-то им давал балаганный сбор информации для Ванессы и получение своей доли с украденного. Вместе с контрабандистами, находившимися под началом дракона Хафара За'Ккиры, они покинули Ацилотс по направлению в Драидор. В дороге, Аровир, предусмотрительно обставив свой "уход" из Стражи инсценировкой собственной смерти, долгое время думал на каверзную для него тему, связанную с матерью Лисандра: как рассказать вивариину о случае с той эльфийкой, которую он прикончил почти двадцать лет назад неподалеку от "Красной Луны". Сам же вивариин не скрывал от полуэльфа свою историю с гибелью матери и тем, как он оказался выброшен на улицу, и в этой истории, Аровир без труда узнал и имя убитой шлюхи, и свою косвенность в этом убийстве. Ничего необычного в подлинной истории не было - Шарима попросту оказалась жертвой не самого приятного для нее стечения обстоятельств, став свидетельницей расправы Аровира над городским стражником. И ничего иного, кроме как оставить видевшую эту сцену девушку лежать в канаве лицом вниз в луже крови, полуэльфу на ум не пришло.

Известия о том, что убийцей оказался Аровир, шокировали меня сильнее, чем я мог бы представить подобное в любой другой день. Никогда не думал, что буду так обеспокоен темой десятилетней давности. Моя мать, впрочем, за все то время, которое я ее знал, не проявляла ко мне интереса, кроме как к существу, которому приходится давать кров и пищу из жалости, играющей за счет кровного родства. Наверное, я бы последовал уже скоро ее примеру и мое тело нашли бы где-нибудь в переулке, или в канаве, обглоданное крысами, если бы не Аровир. Он вырастил меня и заменил мне отца - несмотря на то, что в тот день, он и подобрал меня лишь как вещь, в которой нуждался, я был благодарен ему. Но все это время, он скрывал от меня свое участие в тогдашнем преступлении. Быть может, ничего с тех и не изменилось на самом деле? Быть может, я и ныне не более, чем просто орудие его воли, исполнитель его прихотей и просто собиратель "грязи", в которой он не хочет оказаться вымазанным? Однако, зачем же ему в таком случае мне признаваться в убийстве моей матери?.. В любом случае, я больше не могу тебе доверять, Аровир. Да и ты ничего не можешь мне больше дать, чем то, что я уже имею - ты научил меня выживать на улицах, ты научил меня сражаться, но теперь, я требую большего. Я благодарен тебе, однако, жить среди контрабандистов - не для меня. Возможно, ты уже стар, и потому тебя влечет к более размеренной жизни чем та, что осталась в Ацилотсе. Но не меня. Ты дал мне в руки клинок, и бесславно тупиться ему в ножнах я не позволю.


Проникнувшегося чрезмерной любовью к своему верному ученику, Аровира постепенно начинала грызть совесть за утаения этой правды от Лисандра. Когда он все же поведал Лисандру о том, что случилось с его матерью в ту ночь, в зверолюде рассказанное вызвало противоречивые чувства: с одной стороны, Лисандр не слишком любил Шариму, которой до своего дитя не было почти никакого дела, и был доволен тем, что оказался воспитанником Аровира. С другой же - Аровир двадцать лет с лишним молчал об этом, и это сильно ранило самолюбие Лисандра. Как бы то ни было, для себя юноша решил, что доверие к полуэльфу оказалось под сомнением, и вскоре, это и вовсе вылилось в нежелание Лисандра более вести с ним никаких совместных дел. Кроме того, вивариин в целом не видел дальнейших перспектив для себя, останься он среди людей Хафара - он рвался к большему, чем какой-то торговле за спинами стражников. Подобные мысли сыграли ключевую роль в решении Лисандра.
Последним (благодаря Лисандру) временным пристанищем банды Хафара оказался притон в небольшом портовом городе на юго-востоке от Ацилотса, где Аровир и другие контрабандисты дожидались возможности перекупить у заходящих туда пиратов множество интересовавших их товаров для их последующей перепродажи в Сар-Тараке, а так же навестить некоторых скупщиков краденного. Лисандр же, заблаговременно посоветовав Аровиру не являться на предстоящую встречу с капитаншей одного из пиратских кораблей, которая располагала привлекшим банду Хафара товаром, наведался в местное отделение городской стражи, где за хорошую плату выдал стражникам информацию о ведущейся прямо у них под носом контрабанде.
О дальнейшей судьбе Аровира он не знал. Не знал и то, последовал ли его наставник совету и остался в стороне от дел того дня, или же попал под гнет городской стражи. Лисандр даже не пытался этого выяснить, попросту взяв деньги и незамедлительно покинув город еще в тот же вечер на одном из кораблей, державших путь в Кельтан, не чувствуя на себе ни душевной тяжести, ни угрызений совести за содеянное. Наоборот, звон доставшихся такой легкой ценой монет только радовал его слух.

1625 - 1632

[float=left]http://sd.uploads.ru/t/veAzc.jpg[/float]Спустя два года своих новых происшествий в карьере вольного наемника, Лисандр вновь был втянут в противозаконное ремесло, на этот раз оказавшись среди людей странствующей разбойничьей банды под названием "Поющие Клинки". Заслуга целиком и полностью принадлежала Орфену - эльфу-сироте из приюта Ванессы. Еще в детстве достаточно крепко сдружившись с Лисандром, с которым не раз выбирался по поручения Аровира и Ванессы, он был удивлен увидеть полосатого товарища в Таллеме. Там же, Орфен и рассказал старинному приятелю о том, как после пожара в приюте попал в тогда еще образующуюся шайку, выручив одного из ее разбойников в Ацилотсе. Перспектива присоединиться к подобному делу обрадовала Лисандра, который совершенно не был доволен скудной прибылью от наемничества. В свою же очередь, "Поющие Клинки", как именовала себя прежде хозяйничающая на дорогах между Ацилотсом и Драидором шайка, и по своей большей части состоявшая из дезертиров, обездоленных бродяг и искавших с ней сотрудничества не совсем удачливых работорговцев, собиралась развернуть свою деятельность теперь уже на торговых трактах между Хребтом Дракона и Ранхеном, грабя путешественников, купцов и их караваны. Такая жизнь вполне устраивала того лиходея и подлеца, каким Лисандр стал за все оставшееся позади время не самой красивой, но с какой-то стороны, довольно романтичной жизни беспристрастного преступника. Конечно же, одного лишь ходатайства Орфена оказалось мало для атамана Клинков, но, когда у ног вивариина оказались четверо без труда поверженных им смельчаков, что решились бросить ему вызов после нескольких дерзких фраз в их адрес, атаман был вынужден передумать, и с превеликим для себя удовольствием предложить А'Лакару членство в их объединении. И не ошибся в своем решении: Лисандр прекрасно справлялся со своей новой обязанностью в шайке, которую обеспечил себе за два года нахождения в ней - правая рука атамана, эмиссар и ликвидатор, буквально находка для разбойников, доселе не прибегавших к тем способам обретения себе наживы и прикрытия от чрезмерного внимания к ним местных правителей, которыми посодействовал им вивариин. Впрочем, и самому Лисандру приходилось действовать достаточно скрытно, обматываясь грудой тряпок так, чтобы его запоминающуюся взгляду полосато-оранжевую кожу не успевали разглядеть в пылу сражения. Большинство ограблений ныне стали обставляться, как несчастные случаи, дела рук иных личностей, или же вовсе результат несогласия убитых торговцев платить "особым" нелегальным кооперациям за обеспечение безопасности их путей. А уж распространением нужных слухов о случившемся заблаговременно занимался сам Лисандр, прекрасно разбирающийся в том, где и среди кого их следует пускать, чтобы они в нужном свете дошли до стражи. Его оставшееся с прежних лет умение вести контрабанду так же сыграли хорошую роль в положении разбойников, позволив тем обогатить себя еще и таким необычным образом, помимо редкой работорговли. Но, четыре года спустя, со смертью прежнего атамана "Поющих Клинков" все грозило обернуться для Лисандра полнейшим крахом. Новоиспеченный лидер шайки - Морган, сын ее прежнего верховоды - оказался из числа инфантильных и наглых юнцов, не привыкших заботиться об угрозе для положения своего дела. Он не знал меры, не прислушивался к советам Лисандра и большинству "ветеранов" шайки. Ведомый лишь жаждой добычи, он без чувства меры терроризировал купцов и дороги, вместе с тем поспешив сместить прежних авторитетов с их высоких положений в кооперации, заменив тех на своих собственных доверенных лиц. Все это дерзкое поведение не могло и дальше оставаться незамеченным со стороны местных властей, и разумеется, это угрожало самой шайке ее полной ликвидацией. Лисандр какое-то время пытался убедить Моргана в том, что ему следует быть осмотрительнее, а в свете нынешних дел, и вовсе на какое-то время прекратить все эти набеги, однако, тот не спешил прислушиваться к нему. Более того, новоиспеченный атаман шайки стал очень скоро видеть в Лисандре угрозу для своего положения, и это не осталось незамеченным для самого вивариина. Но не в угоду счастью Моргана, к тому времени Лисандр и сам собирался уйти от дел с "Поющими Клинками" - жизнь вне закона по принципам "коллектива" и угроза однажды вовсе не проснуться по вине глупого атамана-параноика в конец осточертели Лисандру. Его личная выгода от совместных дел с шайкой была не так уж велика, а узнав о том, какое вознаграждение предлагает "городское подполье" за поимку главенствующих авторитетов орудующих в этих краях разбойников, не смог устоять перед соблазном столь легкой награды.
Через несколько дней после услышанных им новостей, а так же после попытки Моргана путем нескольких своих людей "убрать" Лисандра, зверолюд уговорил Орфена помочь ему в том, чтобы избавиться от Моргана. Эльф, и без того прекрасно понимавший все незавидное положение шайки, принял многообещающее предложение Лисандра, устроив ему все для возможности без лишнего переполоха убить Моргана и Вархада, пришедшего на смену Лисандру после воцарения лидерства Моргана в шайке. Уже на следующий день вивариин самолично пожаловал в Рахенский притон, где предоставил удивленным лицам главенствующего в городе криминалитета головы атамана и мага Вархада - единственных людей из числа "Поющих Клинков", что были известны своими лицами в округе. За информацию о том, где искать остальных разбойников, Лисандр так же получил свою долю золота и откланялся, крепко держа в голове мысль, что за эти два чересчур легких убийства и несколько слов, он получил столько денег, сколько при дележе добычи после разбоев он был бы вынужден копить несколько месяцев - даже с учетом того, что половина всего полученного золота по договоренности была отдана Орфену. Помимо того, при своих не редких целенаправленных появлениях в городах он мог попасть и в цепкие руки блюстителей закона - ведь кто знает, быть может, кто-то из жертв Клинков сумел спастись, и пересказать запоминающуюся внешность одного из напавших? В то же время, перспектива вернуться к жизни простого наемника так же не входила более в его планы, смещенная мыслями о приятной душе и сердцу карьеры охотника за головами. В свою очередь, Орфен, решивший покончить с преступной деятельностью и поискать счастья в том, чтобы стать обычным городским стражником, такую идею не поддержал, однако и не стал препятствовать приятелю в этом деле - ведь так или иначе, они договаривались, что после всего случившегося разбредутся каждый по своей дороге. Да и к тому же, эльф слишком хорошо знал нрав Лисандра, чтобы понять, почему его тяготит мысль о спокойной и размеренной жизни в стенах города.

1632 - ...

И, если же Орфен предпочел служить закону, Лисандру вполне по душе было и дальше ощущать себя по локоть в чужой крови, и видеть блеск золота в собственном кошельке. За следующие пятнадцать лет своих путешествий по миру, множественных авантюр и опасных передряг, что нередко вклинивались в его новое, немногим необычное ремесло, Лисандр понял, какое выгодное для себя он избрал дело: преследовать и отнимать жизни у тех, кого ищет власть, или за кого предлагают достойную его мастерства награду. Будь то человек с плакатов, или же очередной монстр, терроризирующий окрестности какого-нибудь города или поселка - впрочем, гораздо чаще, охота на монстров являлась следствием оплачиваемых поручений всяческих зельеваров да алхимиков, нуждающихся в особенных ингредиентах для своих творений. В этом деле не приходилось скрываться, ведь слава иногда опережала его самого, и давала свои преимущества и известность в некоторых кругах, а так же - отличную возможность всегда быть при любимой работе, и, как следствие, в постоянном заработке. Но внезапно, во всю такую стабильность вмешалась достаточно надоедливая неприятность. Неожиданный спутник - Ирвин Эшкрофт, навязавшийся в компанию к Лисандру за счет своих обещаний тому золотых гор (вернее, гор весом с самого Ирвина в доспехах), которые должны будут заплатить его якобы богатые родители, если Лисандр поможет Ирвину найти какого-нибудь рыцаря, который согласится обзавестись оруженосцем. С тех пор, прошло уже почти два месяца, с каждым днем из которых Лисандр все чаще и чаще начинал замечать что-то знакомое во внешности своего нового приятеля. Впрочем, откуда же ему было знать, что это на самом деле - Эрлиэн, дочь его бывшего наставника, и выживший отпрыск семейства Норрингтонов из Ацилотса, с которыми он когда-то давно расправился по поручению Аровира.

10. Отличительные черты:
Оранжевая кожа с черными полосками - уже повод обратить внимание на колоритность объявившейся неподалеку личности. Глаза постоянно сверкают ярким фиолетовым оттенком - если один из них не закрыт кожаной повязкой, которую Лисандр любит надевать для придания своему виду некоторой таинственности. Белые волосы не менее заметно выделяются своим цветовым контрастом на фоне как кожи, так и темных тонов одежды - причем шанс при следующей встречи увидеть Лисандра в каком-то новом облачении крайне низок. Вивариин более, чем комфортно чувствует себя в своих доспехах, прикрытых сверху толстым плащом, таким же черным, как они сами. Кольца на пальцах разномастных цветов и серьги в ухе - очередной неотъемлемый элемент его внешности, от которого вивариин и не подумает избавиться.
Графическое описание: колец | серег

Парные клинки «Т'Алир Аглейн»

Двоякоизогнутые клинки с богатой отделкой, предназначенные для быстрой схватки. Форма лезвия обеспечивает поразительно мощный рубящий удар. Острые, как бритва серебряные лезвия всегда идеально заточены, в своей длине достигаю двадцати девяти дюймов. Рукояти, основой для которых послужил закрытый красным деревом стержень из булатной стали, роскошно усыпаны самоцветами самых разных цветов и отблесков в районе гарды, а «яблоко» выполнено в виде головы ягуара с использованием чистого золота. В нем же размещен флакончик с лечебным зельем. Ножны изготовлены в ничуть не менее скромном стиле, по всей своей длине увенчанные узорчатой вязью золотистого отблеска. Оба скимитара крепятся в ножнах за спиной.

Изготовлены клинки были талантливым дворфским кузнецом специально для Лисандра за хорошую плату, а название  им присвоил их новый владелец. О судьбе выковавшего их кузнеца стало известно лишь то, что бедолага сгорел в своей кузнице по вине "несчастного" случая буквально через день после того, как скимитары были отданы в руки Лисандра.

Приблизительное графическое описание

Экзекутор

Кнут с балаганным названием, данным ему в шутку Лисандром, и завидной длиной почти в рост самого вивариина (178 сантиметров). Так же, как и "любимые" им скимитары, кнут изготовлен под заказ Лисандра из сыромятной (оленьей) кожи еще во времена его карьеры разбойника. Крепится на поясе с правой стороны.

Графическое описание

- Миниатюрный одноручный арбалет небольших размеров, крепящийся на левом бедре, и шесть смазанных ядом болтов для него, заткнутые среди доспехов на лодыжке той же ноги.
- Парные стальные кинжалы, длиной достигающие 14 дюймов. Покоятся в ножнах, прикрепленных к доспехам в области ребер.
- Прикрепленный ножнами к правой лодыжке "мародерский" кинжал, предназначенный для взлома замков.
- Кинжал длиной в 11 дюймов с резной рукоятью в виде крылатой девы, заткнутый за голень сапога.
- Десяток маленьких, изогнутых метательных кинжалов, спрятанных под специальные крепления в ткани плаща или заткнутых в небольшие ножны, которые, в свою очередь, скрыты среди доспехов.
- Три отравленных дротика, в своей длине не превышающие 2 дюймов, один из которых аккуратно вплетен в волосы, другой -  спрятан в наруче, третий - заткнут в полу плаща с изнанки.

11. Мировоззрение:
Хаотично-нейтральный

12. Сопровождение:
-

13. Пробный пост:

Анкета игрока
https://i.imgur.com/D46meFT.png

1. Имя:
Дезмонд

2. Связь:
shaddar_helm@mail.ru

3. Опыт игры фрпг:
4 года

4. Частота появления на форуме:
Ежедневно, без перерывов и выходных

5. Источник:
Визард-топ

6. Разрешение использовать персонажа в случае ухода с ролевой:
Нет.

Отредактировано Лисандр А'Лакар (2014-07-06 18:44:25)

+2

2

http://uploads.ru/i/O/q/T/OqT5I.png
Теперь вам нужно:
1) Оформить профиль.
2) Зарегистрировать персонажа в переписи. За это вы получите 300 вступительных франков.
3) Создать тему с отношениями героя.
4) Создать почту. (Рекомендуется указать каким образом вам доставляется почта. Будь то личный посыльный или указание места жительства.)
5) Оформить подпись.
6) Ознакомиться с разделом «Пристанища игроков».
7) Оформить аватар в рамку.
8) И начать играть. Тема для поиска игрока вам в этом поможет.
9) При написании поста не забываем о пункте 5.8 Правил.
Приятной игры!
Добавлено спустя 1 год 22 дня 12 часов 30 минут 41 секунду:
http://uploads.ru/i/a/d/E/adETp.png

0


Вы здесь » За гранью реальности » [АРХИВ] Кладбище анкет » Ничего личного, только деловой подход


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC