За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Неоконченная история » Не грози рогатому таррэ, попивая грог у себя в таверне!


Не грози рогатому таррэ, попивая грог у себя в таверне!

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Не грози рогатому таррэ, попивая грог у себя в таверне!
http://i.imgur.com/NVPk4KZ.png

http://s2.uploads.ru/ra5Pk.png
Место действия:
http://s2.uploads.ru/agZYK.png

http://s1.uploads.ru/rWsFL.jpg
г. Хартад, таверна «Золотая Виверна»

http://s2.uploads.ru/ra5Pk.png
Время действия:
http://s2.uploads.ru/agZYK.png

http://s2.uploads.ru/WH4Ka.jpg
Месяц Ледяных Ветров, 1647 год.

http://s2.uploads.ru/ra5Pk.png
В ролях:
http://s2.uploads.ru/agZYK.png

http://fantezigra.rolka.me/img/avatars/000e/4d/84/1682-1404331830.png

http://fantezigra.rolka.me/img/avatars/000e/4d/84/1681-1404107083.png

http://s9.uploads.ru/pKQb4.png

Эрлиэн Норрингтон:
Невероятно наглый рыжий бард, рискнувшая в прямом смысле «полезть на рожон» и докопаться
до хранителя закона.
[очередь написания постов - 2]

Лисандр А'Лакар:
Жертва обстоятельств. За рыжим компаньоном нужен глаз да кнут! Особенно, если этот компаньон
тебе денег должен...
[очередь написания постов - 1]

Адель Кьюртен:
Хранитель закона на отдыхе, почетная завсегдатая
«Золотой Виверны».
Ох, не грози рогатому таррэ!
[очередь написания постов - 3]

http://s2.uploads.ru/ra5Pk.png
Описание ситуации:
http://s2.uploads.ru/agZYK.png

Адель и думать не могла, что посиделки за пинтою грога в такой холодный непогожий день закончатся горячими разборками... Однако же, как иногда говаривают, эльфы живут «по понятиям» лишь у себя в Драидоре, а стоит им лишь оказаться за его пределами – туши огни, сливай воду! Чего уж говорить о полукровках – несносных и безбашенных? Так что, Адель, держись за рога крепче...

Отредактировано Адель Кьюртен (2014-07-08 22:00:20)

+2

2

- Верну, когда сможешь заработать ровно столько же своими силами, сколько хранится здесь, - Лисандр демонстративно подбросил в руке звенящий кожаный мешочек, который только что отобрал у полуэльфа. Вытряхнув его содержимое на ладонь, охотник за головами сосчитал незавидное богатство барда, после чего вернул монеты обратно в мешочек и, туго стянув, привязал его к своему поясу. По мере приближения сумерек, манившая к себе теплом и уютом таверна собирала в себе все больше и больше посетителей с холодной ветряной улицы, желавших согреться крепкой выпивкой и заснуть в тепле на груди пухленькой красавицы. А пока веселье шло своим чередом под снятой вивариином и рыжим полуэльфом комнатой, двое ее владельцев успели найти повод серьезно поругаться вплоть до хищения одним финансовой собственности другого.
Не обращая внимания на недовольство Эрлиэн, Лисандр спустился вниз по ведущей со второго этажа лестнице в зал для бедноты. Несмотря на то, что денежная роскошь вивариина позволяла тому остановиться в покоях для богатых посетителей, А'Лакар никогда не предпочитал переплачивать лишь ради того, чтобы подавальщицы были с ним повежливее, а мебель и постельное белье - почище. Более того, он всегда умел расположить к себе женщин так, что те, ведясь на его сладкоречивость и излишнюю самоуверенность в делах любовных, даже наклонялись ниже, ставя очередной поднос с выпивкой на стол. А прожив долгое время на старой мельнице, немудрено набраться некоторого отвращения к убранству и цен, которые то за собой влечет. Ведь деньги - самое ценное, что есть у Лисандра, и единственная вещь в мире, которая представляет для него важность и интерес. Излишне сорить золотом во всех направлениях никогда не вклинивалось в философию вивариина, как что-то позволительное, и именно из-за такого несоответствия его множественным другим поступкам возникла ссора с Эрлиэн.
Все началось с того, что только этим утром Лисандр в присутствии барда, не знавшего всей истории, уплатил чуть ли не голодранцу целый золотой за обычное, даже подгнившее яблоко из скромного ассортимента его товаров, коими он якобы зарабатывал себе на жизнь в трущобном районе Хартада, и несколько слащавых комплиментов, касательно устрашающего и оттого восхитительного воинского вида вивариина. Эрлиэн неосознанно, но все же довелось стать свидетельницей того, как А'Лакар избавляется от тех людей, которых считает потенциальной угрозой для себя в дальнейшем - а такими, он считает всех, у кого слишком большие уши и слишком длинный язык, который может поведать о нем приятелям пойманного преступника. Не страх, а исключительная предосторожность вынуждали Лисандра столь серьезно относиться к любой мелочи.
Несколько дней назад, Селдрик - воровского вида неудачливый торговец из трущоб Хартада, всегда бывавший в свете всех последних слухов и сплетней среди мелкого преступного сброда - помог ему в поисках человека, за которым полосатый охотник за головами пожаловал нынче в город. Восхищенный, Селдрик ошарашенно - словно бы на пару с не менее удивленной Эрлиэн - взирал на отливавшую золотом монету, что чуть ли не в пятеро раз превышала ту плату, о которой они с вивариином договаривались, не замечая жадных взглядов уличных грабителей со стороны. Равно, как и не заметил тихо скользнувшее лезвие ножа Лисандра, срезавшее его кошелек с суммой, наверняка большей чем та, что ему уплатил полосатый. Вивариин никогда не сомневался в хитрости преуспевающей в своих кругах голытьбы, и был уверен, что столько времени проживший на воровском поприще Селдрик сумел заработать достаточно большую сумму, нежели отданный ему фунт - которая теперь перекочевала к Лисандру, с лихвой компенсировав затраты. Впрочем же, эта хитрость никогда не бывала острее ножей душегубов, что наверняка прирежут Селдрика при первой же удачной возможности - в этом Лисандр тоже не сомневался.
Таверна «Золотая Виверна» была средоточием множества самых разнообразных звуков, образов и запахов. Пары алкоголя - от крепкого эля и дешевого вина до сравнительно редких, экзотических напитков - насквозь пропитали помещение. Клубы дыма из трубок самого причудливого вида и, подобному утреннему туману, окутывали отдаленные уголки помещения, размывали лица присутствующих, превращая те в таинственные маски. В прошлом, когда Лисандр занимался воровством в Ацилотсе, ему частенько приходилось посещать подобные заведения, и он хорошо знал, что делишки, которые проворачивают в подобных местах, могли быть весьма выгодными, и не менее опасными, чем длинные ножи под плащами завсегдатаев таверны, частенько из числа те людей, то выбирали места по отдаленнее и потемнее. Когда-то, именно в таких уголках и прятался маленький проворный вивариин, непоседливый и суетливый ребенок двенадцати лет отроду, подслушивающий самые различные сплетни и отбирая из них те, что могли бы понадобиться наставнику в организованных им аферах. Среди всего творившегося в таверне сумбура голосов и радостных возгласов, А'Лакар по-прежнему был способен четко расслышать любое предложение, скрываемое для ушей остальных громкими разговорами посетителей за соседними столиками. Здесь он чувствовал себя в такой безопасности, какой бы не испытывал сидя даже в запечатанной со всех сторон крепости. Ни одно важное слово, ни один странный жест не успевал скрыться от острого слуха и глаза вивариина, с виду ведшего себя чересчур неосмотрительно и вальяжно для того, чтобы в действительности быть настолько настороженным.
- Видишь ли, дорогой мой Ирвин, - лениво начал очередную свою тираду Лисандр, не спеша спускаясь в общую залу по ведущей со второго этажа лестнице. Впрочем, гораздо чаще ей пользовались вовсе не гости города, а грубо накрашенные, пахнущие дешевыми духами женщины и их местные кавалеры. Именно несколько таких куртизанок сейчас облюбовали лестницу, завлекая к себе располагаших достаточными деньгами посетителей и своих пьяных дружков, которых Лисандру приходилось чуть ли не отталкивать с дороги, оставляя позади себя возмущенные возгласы и взгляды. Охотник за головами явно получал удовольствие от такого странного развлечения - скимитары по-прежнему висели у него за спиной, заставляя окружающих дважды подумать, прежде чем пытаться отстоять свою показательно задетую вивариином гордость. И полосатый прекрасно понимал, что не столько его оружие, сколько внушительного вида вышибала заставит тех отказаться от подобной затеи - во всяком случае, внутри «Виверны».
- Цель оправдывает любые средства. Особенно в том случае, если целью оказывается приумножение затраченных на нее средств, - загадочно бросил Лисандр через плечо Эрлиэн, и, вскочив на гладкое "подножие" балясин, поддерживающих перила лестницы, грациозно скатился по ним вниз, словно по мановению руки возникнув прямо перед одной из торгующих собой женщин и направлявшемся к ней молодым человеком. Она была не слишком молода, и выглядела так, как обычно выглядят шлюхи, работающие в дешевых заведениях. Ее платье, открытое во всех местах, где платье порядочной женщины должно быть закрыто, вместе с тем тщательно скрывало все ее недостатки. Она даже не была в изысканном, и несколько даже чересчур требовательном вкусе вивариина, но оставалась одной из немногих, к которой Эрлиэн еще не успела поприставать, когда они объявиись в таверне. Уже в пяти футах от женщины, неудачливый посетитель имел разочарование лицезреть лишь полосатый хвост и руку в перчатке, обнявшую приглянувшуюся ему куртизанку за талию. Наглым образом прижав женщину к себе, Лисандр повел ту прямиком к пустому боковому столику, стоящему чуть в стороне от двери.
- А ты - хватай свою виуэлу и принимайся за работу. Хочешь получить обратно деньги - заработай ровно столько, сколько потерял, и будет их у тебя в два раза больше, - напоследок бросил вивариин барду.

Отредактировано Лисандр А'Лакар (2014-07-08 23:35:37)

+2

3

Эрли молча дулась. Конечно, трудно показать во всех красках свою обиду, лежа мордой в пол, когда тебе в очередной раз доказали методом подножки и залома, что ты не прав. Нет, ну это же глупость какая! Растрачивать столько денег на какое-то подгнившее яблоко, которое она даже во время всемирного голода не рискнет съесть и в итоге снять номер такой, что перед тем, как спать лечь еще погадаешь, сколько десятков клопов тебя этой ночью укусят за задницу. Скоро шрамы по форме клопов будут на самом ценном месте. Или они там навыкусывают какое ругательство невнятное. ..
- да ты...
Эрли таки поднялась, демонстративно отряхиваясь. Конечно, ей не очень нравилось выглядеть последней неряхой, да и мало ли кто по этому полу ходил, но тут уже она начала слишком показательные отряхивания. Чтобы понял полосатый, насколько он вонючая коровья фекалька
- Зачем так жить!
Вскинув руки к потолку возопила Эрли, когда в очередной раз вернулась к теме этого скандала, от которого впору пойти и начать пить. Но она не могла, поскольку все, что у нее было из собственных сбережений отобрал Лисандр. Как же это злило! Тем более отобрал он то, что она скромно собирала на черный день, чтобы скромно ему подпихнуть, вместо "возмещения затрат в двойном размере"
- в твоих же интересах тратить на меня больше. Хорошо, на себя не трать - трать на меня. А, хотя, я должен тебя поблагодарить за то, что экономишь и хочешь меньше получить от моих богатых родителей.
Полукровка не просто злилась. Она была готова на реактивной тяге из своей ненависти, обиды и чувства униженного достоинства улететь через окно, к звездам. Просто от того, что с такой простотой и изяществом лишилась всего. Самое первое желание было просто продолжить валяться на животе, только вдобавок еще молотить по полу кулаками и ногами с дикими воплями негодования. Потом у нее зародилась куда более хорошая мысль - дать вивариину по башке виуэлой и убежать. Хотя, когда он ее догонит, то музыкальный инструмент может ей в ухо сунуть и провернуть пару раз, так что этот вариант отменялся.
- На конкурсе самых жадных говнюков ты был бы победителем.
Переборов все свои опрометчивые позывы к восстановлению справедливости Эрли недовольно покинула комнату вместе с Лисандром, размышляя о смысле бытия. За такое продолжительное практически совместное жительство, вивариин не догадался о том, что Ирвин совершенно не тот, за кого себя выдает. Это говорило о несравненном и чудесном лицедейском таланте...
- естественно дорогой, когда это я был дешевым
Сквозь зубы проворчала, возвращаясь к своим мыслям, которые хоть как-то принижали Лисандра в ее собственных глазах. Как-то не хотелось думать о том, что будет, если внезапно все ее вранье раскроется. При том, если в первом варианте она еще могла как-то оправдаться, что никто не хочет брать девку в оруженосцы,  то во втором... А, вообще, что это ей оправдываться?? Он мог бы и не верить и требовать аванса, так что то, что поверил, то сам дурак.
- вот и потратив средства на изысканный номер для меня ты мог бы преумножить свои затраченные средства.
Вздох. Получеловеку не хотелось повторять финта вивариина, хотя бы потому, что он успешно зацепил себе еще и женщину. Вот так всегда. А ей и женщины не достанется, если не будет денег. Которые можно попытаться отобрать у Лисандра. Силой? Публичного унижения ее тонкая творческая душа не перенесет. Иначе? Ну уж нет. Петь ему - обойдется. Хотя.. Может быть... Эрли была готова подойти к этому дальнему столику и начать петь что-нибудь из разряда "А на лице полосочка, да промеж ножек дырочка, не иди к нему в постель, он сам себе подстилочка!".
- не указывай, что мне делать, жмот с полоской!  Не ходи с ним, эй, красавица! Иди со мной! Я воспою твою красоту так, что о тебе будут знать от Ацилотса до Драидора и обратно!
Когда Эрли поняла, что еще и не сманить из лап полосатого девушку, т о совсем расстроилась. Расстроилась и впала в гнев такой, что ее веснушчатая рожа начала приближаться по цвету к волосам. Недовольство, раздражение и ярость возымели свою власть, когда один из проходящих мимо пьянчуг толкнул ее в плечо и тут... Локальный подрыв чьей-то полуэльфийской задницы произошел настолько спонтанно, что Эрли, заскочившая на стол к абсолютно случайному посетителю очухалась только, когда в надменной позе выпрямилась на столе, стукнувшись рыжей лохматой головой о балку. Все же, есть минусы высокого роста - не попрыгать со стола, ибо башкой потолок пробьешь
- Эй, ты! Нет времени объяснять, но ты мне должна денег! Срочно! ай...
Эрли потерла ушибленный затылок, не переставая указывать на рандомно подвернувшегося под гнев барда таррэ, при этом всем Эрли еще и гневно указывала на нее виуэлой.
- давай, а не то я начну петь!
Прозвучало это, как угроза. Хотя, почему бы и не превратить это все в угрозу? Она же не только бард, но еще и такая опасная и суровая личность!
- я буду петь, куда бы ты не направилась, я буду тебя преследовать и... и... А, в общем, давай все, что есть, а не то виуэлой по башке дам!
Эрли ни в коей мере не смущал вышибала, который пока что словил легкий ступор от почти двухметрового тела, которое еще и на стол влезло. И угрожает посетителю музыкальным инструментом.

Отредактировано Эрлиэн Норрингтон (2014-07-09 09:16:46)

+2

4

В зимние дни, бледные как призраки и тусклые по причине недостатка солнечного света, Адель ощущала себя ещё более одинокой, чем обычно.  Особенно под завывание ледяных ветров последнего зимнего месяца… Особенно, когда этот месяц приближался к концу. Сбежать от себя в такие дни единственной Кьюртен в Хартаде бывало сложновато, но вино помогало, и для того, чтобы не тратить бумагу, кидая в стол очередное мертвое письмо, она отправлялась в таверну.
Здесь, в «Золотой Виверне» - заведении недорогом, но довольно уютном, рогатую стражницу знали в двух ипостасях. Иной раз, будучи в приподнятом расположении духа, Адель играла роль «заезжего артиста» - рогатого красавца, умеющего славно петь и танцевать, так подозрительно похожего на леди-детектива Кьюртен, но, тем не менее, никем помимо персонала заведения ни разу не узнанного.  Заботясь о собственном имидже, Адель, отдав веселые пирушки Аделю, старалась появляться здесь нечасто – лишь только вот в такие морозные нерадостные дни, да в компании старого друга иной раз.
Грустная леди-инспектор предпочитала зал «для бедных» - не глядя на наличие средств на пирушки, суккубия ценила экономию, да и смотреть на шумное празднество с таким настроем хотелось не слишком...
Так и сегодня, сидя в уголке за скромным столиком, откуда было видно и спускающихся по лестнице гостей, и вновь входящих посетителей с улицы, несущих на одежде свежий дух зимы да серебристые снежинки, и персонал, снующий меж столов с подносами, Адель согревала изящные пальцы о высокий бокал с излюбленным зимним напитком – яблочным грогом… Тяпнешь стакан такого грога — и сразу потянет в дальние страны, за моря!
А что? Уж лучше так – к мечтам о дальних странствиях, чем по истоптанной бродячей мыслью, курсирующей, словно дилижанс, ежедневно – туда и оттуда, единственной судьбоносной дороге… Смотря на уютное пламя в камине, удачно украшающем интерьер в зимнее время, Адель, словно те же старые письма, кидала мысленно в огонь свои ненужные переживания, чтобы они, такие беззащитные и хрупкие, сгорали без остатка в камине, превратившись в золу и будучи выкинутыми поутру служанкой...
Таверна гудела словно улей разномастьем голосов – заезжие гости, продажные девки, барды, да бражники… Жизнь в «Золотой Виверне» кипела похлебкой в кухонном котле, но Делия не замечала ничего, что творилось там – на общем фоне. В её маленьком сумрачном мире кипели страсти много большие!
Конечно, парочки, состоящей из полосатого вива, похоже обладающего самолюбием не меньшим, чем имел Адель, и дылды-эльфа с виуэлой, она наверняка бы тоже не заметила, когда бы оная, а если точнее – последняя её составляющая, так грубо не вторглась в личное пространство суккубии.
Взлетев быстрой тенью прямо к Адели на стол – на эдакое, право, только эльфы и способны – рыжая шпала, топчась едва ль не перед носом рогатой, ещё и начала качать права! Такая наглость, без сомнения, задела б гордость каждого, а представителя прекрасного тарритовского рода  - и подавно, а честь рогатой леди, чья принадлежность к Страже явственно читалась на нашивке, украшающей бархатный плащ – аж втройне!
- Эй, ты! Нет времени объяснять, но ты мне должна денег! Срочно! Давай, а не то я начну петь! – кричал, размахивая инструментом, наглый остроухий. И слов в ответ Адель найти не смогла…
Ножки стула гневно скрипнули по полу и, вслед за тем, рогатая фигура – а рост у Адели был очень даже приличный – поднялась из-за стола. Лицо суккубии, украшенное гневом, было страшно и прекрасно – пронизывающие недруга насквозь до неестественности яркие бирюзовые очи смотрели уверенно.
- Я буду петь, куда бы ты не направилась, я буду тебя преследовать и... и... А, в общем, давай все, что есть, а не то виуэлой по башке дам! – поняв, что оказался в ситуации довольно щекотливой, эльф чуточку замешкался, однако же не стушевался, грозя рогатой смехотворными «страшилками».
- На похоронах своих споешь? - тихий и холодный голос Адели звучал чрезвычайно низко для девушки, кажется, она разозлилась серьезно, - Швабра тейарова…

Отредактировано Адель Кьюртен (2014-07-14 21:08:40)

+2

5

Вивариин задумался, со всей своей театральностью, на которую только был способен, изображая буквально меняющегося на глазах человека, которому в голову закралась потрясающая идея - а вернее, на нее просто раскрыли глаза. Повернувшись к Ирвину, он состроил такой вид, будто бы в действительности был согласен с рыжим полуэльфом и прямо сейчас направится в хоромы побогаче, которые, впрочем, находились в этом же здании. Но, щелкнув пальцами и покачав головой, отвернулся, явно наслаждаясь за глаза тем, что смог подать изнывшемуся барду хоть какую-то толику надежды и тут же пресечь ту на корню. Лисандр никогда не был излишне жестоким - особенно с теми, кого мог смело называть своими временными товарищами, но такие, в некоторой степени, извращенные издевательства над бардом были вызваны скорее его своеобразной заботой и попытками воспитать в рыжей хоть что-то полезное для себя. Разумеется, о правильности такого воспитания он судил сам, и потому столь небрежно повел себя с Ирвиным в этот раз. Иными словами, Лисандру попросту захотелось поиграть в Аровира - в свою очередь, наставник воспитывал полосатого в детстве почти что таким же образом. Однако, как можно заметить, попытки привить вивариину исключительную лояльность успехом не увенчались, в один момент рухнув так, как стеклянная башня, возводимая узким фундаментом на тонком стержне.
- Это того не стоит. Кто знает, когда мы еще сумеем найти тебе рыцаря, и следовательно, не стоит к тому времени терять все деньги - ведь нам, вполне возможно, придется заплатить и этой неповоротливой свинье, - Лисандр вновь не побрезгал кинуть в Ирвина своей любимой фразой, касающихся облаченных в тяжелые доспехи крепышей. Несмотря на то, что сам вивариин не спешил утверждать о мощном телосложении каждого представителя благородной касты рыцарей, паладинов и им подобных, однако тому и одного факта их медлительности из-за доспехов было более, чем достаточно для подсознательного презрения и осмеяния. А'Лакар в значительной степени больше ценил проворство и ловкость, нежели силу, что вместе с отточенной скоростью реакции могли любого задохлика превратить в опасного убийцу. А что же рыцари и громоздкое обмундирование, им сопутствующее? Подобному место на турнирах или войне, где против конницы и другого множества таких же тяжеловооруженных пехотинцев выставить легко разодетых, скачущих с места на место было бы самоубийством и предвиденным поражением. Лисандр никогда не знал, что такое долг службы и верность государству - будучи всегда верным лишь самому себе, он смеялся над любыми войнами и преданностью солдат, сражавшихся за своих господ.
- Конечно же воспоет, ведь денег заплатить тебе у него нет. К тому же, когда тебе еще выпадет шанс провести время с таким статным, завидным вивариином внеземной красоты, в своей привлекательности сравнимой лишь с пышными формами выбранной им красавицы? - скромно шепнул Лисандр на ухо женщине, усаживаясь вместе с ней за выбранный столик - разумеется, та не упустила момента и забралась на колени своего потенциального клиента, принявшись распутно хохотать и зарывать пальцы в белоснежные космы. От такого смеха, у вивариина мурашки по спине пробежали - до того он казался ему мерзопакостным. Было в этих женщинах нечто коварное, нечто, что абсолютно не нравилось охотнику за головами. Они несли миру некое извращенное понимание наслаждения - запретный плод, внезапно начинавший казаться доступным. И это не нравилось Лисандру, привыкшему добиваться расположения и интереса к себе путем собственных сил, а не пользуясь тем, что, в первую очередь, интересует его собеседницу. Вероятно, именно поэтому он предпочитал вести любовные романы с простыми крестьянками и богатыми торговками, нежели со шлюхами захолустных таверн - в последних он нуждался лишь тогда, когда требовалось вытянуть из них информацию. Кто, как не трактирные торговки натурой могут быть в курсе самых интересных россказней, что привлекали деятелей ремесла полосатого?
- Кстати! Как только оценишь свою стоимость, прибавь ее к сумме, которую тебе следует заработать, - ехидно крикнул Лисандр Эрлиэн, смотревшей на него со всей злобой, которую только может испытывать любвеобильный бард к человеку, забравшему последнюю вещь из разряда любимых. Будет ли она пытать счастье с другими - вивариин не знал, однако справедливо предполагал, что, в виду отсутствия денег, счастье сегодня к Эрлиэн не повернется. Расслабившись и заказав у официантки две кружки с самым дешевым вином - для себя, и заигрывающей спутницы - Лисандр глянул в ту сторону, откуда донесся шум и сопроводивший его голос барда. И тут же расхохотался во весь голос, еще громче сидевшей у него на коленях шлюхи, когда его не скрытому под повязкой глазу предстала картина рыжего полуэльфа, ударившегося головой об потолочную балку. Сама же ситуация того, что отчаявшийся полуэльф решил ограбить посетителя с помощью своего инструмента забавляла не меньше - если бы не ноша на его коленях, А'Лакар с приступом неудержимого хохота свалился на пол вместе со стулом, готовым прямо сейчас начать раскачиваться от заливающегося смехом вивариина.
- Поверьте моему опыту, уважаемая: лучше заплатить ему денег, чтобы он держал рот закрытым, чем позволять распевать похабные песенки. У него не только голоса нет, так он и своим инструментом во все стороны машет так, словно это меч. С другой же стороны, кто знает - вдруг им движет не столько извращенный творческий припадок, сколько вполне стойкой основание для угроз? Быть может, его виуэла хранит в себя несколько лезвий и приводящий их в движение механизм? - с самыми честными глазами - вернее, глазом - крикнул он посетительнице за пострадавшим в стоящей на нем посуде столиком, и одновременно с тем подстегнул своего рыжего приятеля и подкрепил его положение своей сходу придуманной цепочкой умозаключений, чтобы тот либо действовал, либо вновь разорался и выбежал из таверны с лицом, воспылавшем таким же красным оттенком, как его волосы.
А ведь знай Лисандр о том, что бедная таррэ - представительница закона, он бы не находил в сложившейся ситуации столько... забавного? Нет, он все так же бы был доволен происходящим, лишь гнул бы палку в другую сторону, ведущую прочь от ненужного конфликта с законником. Так оно и вышло, пускай и даже несколько неожиданно для не готового заранее к столь резкому повороту событий вивариина - с выпученными глазами, он выпустил изо рта целый фонтан винных брызг, испачкав тем самым как сидевшую у него на коленях куртизанку, так и штаны проходившего мимо посетителя. Лисандр даже приподнял двумя пальцами свою глазную повязку, не веря, что Эрлиэн решила буквально напасть на представителя Хартадской стражи, о чем говорила вышивка на плаще девушки-таррэ. Последняя весьма поздно оказалась подмечена Лисандром, отчего тому пришлось потрудиться, чтобы взять себя в руки и, спихнув с колен шлюху, направиться прямиком к надвигающейся между полуэльфом и таррэ сценой.
- Простите меня, уважаемая, - с обезоруживающей улыбкой и изящным поклоном промолвил Лисандр, как всегда использовав в последнем хвост заместо руки, что была заведена за спину и сцеплена в замок с другой. Глубоко вздохнув, он подмигнул Эрлиэн, очевидно не пребывавшей в каком-либо восторге от вмешательства полосатого в ее попытки раздобыть столь неуместным способом необходимую сумму, - Мы пришли, чтобы вместе отдыхать и смеяться над выходками перебравшего с выпивкой барда. Мы никому не желаем зла - и уж тем более вам, доблестному охранителю порядка на улицах столь славного города, как Хартад. А вы слыхали обо мне? Я был помощником детектива стражи в Ацилотсе. Можно сказать, в какой-то степени, я даже ваш коллега.
Пока же полосатый вивариин принялся заговаривать зубы угрожающе выглядевшей таррэ, его рука уже плавно скользнула в сторону Эрлиэн, и, схватив рыжую за запястье, резко дернул на себя, вынуждая присесть прямиком на столе, с которого та уже спела скинуть мешавшую такому ее красочному "появлению" посуду. Возможно, она хотела так же избавиться и от балки путем удара головой по ней - об этом вивариин боялся даже думать. За все время знакомства с Эрлиэн, протянувшееся на месяц с лишним, охотник за головами пришел к одному-единственному, но справедливому выводу: бард -ненормальный идиот. Вероятнее всего, именно поэтому Лисандр до сих пор не расстался с ним - вивариину всегда нравились ненормальные.
- Возможно, однажды я пойму, как ты мыслишь. И боюсь, в этот день я буду вынужден наложить на себя руки, - прошипел ей на ухо Лисандр, предварительно обняв за шею и притянув к себе так, чтобы заостренное ухо рыжего полуэльфа было в непосредственной близости от его рта.

Отредактировано Лисандр А'Лакар (2014-07-15 00:16:17)

+2

6

Все театральности Лисандра были, за непродолжительное время, заучены и понятны с полуслова, а точнее с полужеста. Именно поэтому уже заранее в спину вивариин получил не приличный жест, который тут же был спрятан, а то мало ли, каким-то образом он поймет, что там бард показывает и поймает за палец. А потом еще и сломает, а потом... да ничего он уже не сделает, ибо палец-то вот он! При полуэльфе и уже никакой жест не кажет. И вообще, на виуэле лежит, нервно теребя струну.
- Эй, женщина! Так нельзя! Я же лучше! Я же... я же.. У МЕНЯ ДЛИННЕЙ! И ТОЛЩЕ! И НЕ ТАКОЙ ПОЛОСАТЫЙ!
Крикнула в отчаянной попытке сманить куртизанку на свою сторону, но та уже разложила свои ляжки по коленям полосатого и была такова. Точнее, превратилась в бревно, относительно привлечения внимания со стороны получеловека. Напрочь пытаясь проигнорировать доносящиеся в ее строну смешки, Эрли  в еще большем негодовании прищурила янтарные глаза
- Да чтоб она с тобой в койке была таким же бревном сучковатым!
Послала вслед гневное проклятие, на этом и закончив историю о том, как вивариин и полуэльф шлюху не поделили. Повернувшись к парочке спиной, Эрли прямо-таки всем своим видом показывала напряжение,  с которым ее по-эльфийски плоская жопа пыталась справится с яростью, пытающейся вылезти наружу. Эй до сих пор хотелось получить реванш за это унизительное швыряние ее на пол и издевательские шуточки Лисандра. Конечно, эта ярость не зайдет дальше того, что Эрли огреет полосатого виуэлой по башке и возликует "попался!" или "что, получил??", но пока что эта хитрая полосатая рожа уворачивалась от нападок Эрли так, будто где-то прятал книгу будущего и знал, куда ударит оппонент.
- нет цены мне, потому что я красавчик и один такой!
Вдобавок к этим словам повторный не приличный жест, теперь уже с безопасного расстояния, был отправлен в сторону Лисандра, а сам бард занялся тем, чем занялся, а именно, стал угрожать неизвестному рогатому созданию, для пущего подтверждения сшибив одним пинком ноги все, что только можно со стола. А уж понять, кто перед ней полукровка  не смогла, банально от того, что была слишком увлечена своим новым амплуа, благополучно пропустив мимо своих заостренных ушей и упоминание швабры.
- ахах! Ты будешь слышать мое пение даже в самых задах этого мира, если я не получу обещанные мне золотые!
Виуэла все так же указывала на рогатую, а сама Эрли не то чтобы чувствовала себя комфортно... Она поняла, что сейчас на нее направлены взгляды, как минимум половины присутствующих и при том, самых разнообразных, заинтересованных, опасливых, угрожающих...
- ТЫ! И ты! и ты! И ты! Да не ты, вот тот с бородкой, похожей на порванное козье вымя! Хотя, и ты тоже! Все мне денег, а то... а то... А то... Я еще не придумал, но это будет страшно по своей ужасности! Ай!...Ах ты ж ежик!
Эрли в очередной раз стукнулась темечком о балку, пока переводила лютню с одного более-менее испуганного тела на другое. И обратно. Как же было не удобно в таком положении... Хоть в полушпагат садись, чтобы выпрямиться в полный рост и надменно нависать... Но тут объявившийся из ниоткуда Лисан испортил всю малину.
- Эй, а ну пошел вон отсюда, это моя женщина!
Эрли бы еще пенделя отвесила полосатому, но не успела, потому что его рука слишком резко дернула барда вниз, от чего она и приземлилась с горестным нецензурным на левое полупопие, только виуэла под потолок и взлетела.
- Хватит тут нести свои лживые фразочки, пошел вон к своей размалеванной, я покрасивей нашел!
Ирвин, он же Эрлиэн, начала выкручиваться из хвата вивариина, становясь от этого еще более лохматым, начиная действительно походить на рыжую метелку.
- отпусти меня, рожа в полосочку!
Эрли сложилась на пополам, демонстрируя гибкость тела и длину конечностей, одна из которых уперлась беловолосому в бок и силой ноги отпихнула от себя, заставляя выпустить и вновь подняться  с боевым настроением и негодованием в янтарных глазах. Оное постепенно сменилось недоумением, когда Эрли для себя обнаружила правдивость слов вивариина, о том, что перед ними служитель закона.. Это было настолько провально, что бард моментально нашел, что сделать - ничего. да и у нее был уже готов план отступления.
- Ну что рога спрятала под стол! давай, выйдем, поговорим! давай! А ты, ты, ты и ты выскребывайте  свои монетки, как только я с этим закончу, сразу соберу подати. Она будет кричать от наслаждения так, что вторая половина таверны будет готова отдать все деньги лишь за то, чтобы посмотреть!
Эрли под конец генерации моментального бреда, сама запуталась с чего начала и почему закончила. Но одно она знала точно - рано еще со стола слезать.

+3

7

Чего-чего, а смелости и глупости засранцу с виуэлой, пожалуй, хватало с избытком. И потому, вместо того, чтоб воспользовавшись замешательством таррэ, тащить свой захудалый эльфийский филей от таверны подальше, бард без зазрения совести продолжил дебоширить, пораспинав ногами всё застолье. Но это, впрочем, несло расстройства более не угощавшейся хмельным напитком стражнице (этот бокал Адель, приговорившая уж три подобных, всё равно бы не тронула), а персоналу и владельцу заведения – из-за побитой посуды. Сам хулиган, отвешивая неприличные фигуры пальцев то ли кому-то из зала, а то ли рогатой, которую рискнул зацепить, отвешивая шутовские фразочки навроде: - Хах! Ты будешь слышать мое пение даже в самых задах этого мира, если я не получу обещанные мне золотые! – и уловив, по видимости, настроение публики, «звездил» напропалую.
Адели очень захотелось шваркнуть эту «статную тростинку» по лбу в назидание, да скинуть со стола за шиворот, чтоб горе-музыкант пощупал - мягкие ли доски на полу: «Быть может, ума поприбавится? Ошибка Энвенель – возьми Изнанка!» - но рыжего спас рост – до лба, как и до «шиворота» барда Адель не дотянулась. А тут и товарищ его подоспел… На фоне зрелища звучал заливистый разноголосый гогот.
- ТЫ! И ты! и ты! И ты! Да не ты… - тем временем, раскидываясь оскорблениями, голосил «балаечник». Похоже, тактикой побега эльф видел умелый закос под слабоумного шута… И, надо бы заметить, он не ошибся – ведь Адель, поглядывая косо на творящееся действо, в конце-концов заулыбалась, забыв о нанесенном её чести оскорблении. Как видно – зря она ругала сообразительность этой рыжей башки, а то, что связываться с хитрецами, косящими под дурачков, бывает себе же дороже, Адель знала не понаслышке!
А сольное выступление, отдадим рыжей парочке должное, перетекало между тем в довольно сплоченный дуэт. Вивариин невиданной для своего народа обаятельности (ей боги, таких очаровательных котов Адели ещё не встречалось) весьма изящно и не без оригинальности вклинился в «беседу» между рогатой и бардом: - Простите меня, уважаемая… - отвесив акробатский поклон с применением хвоста (что и самой Адели было не чуждо), кот принялся оправдывать товарища и, видимо увещевания стражницы ради, расхваливать ей родную гильдию. Для красного словца, конечно, он и себя вписал в ряды хранителей закона, и в это суккубия даже могла бы поверить, кабы обаяшка в полосочку не стал перегибать да завираться…
«Помощником детектива? Недурственно, дружище!» - Адель, скептически ухмыляясь, показала клыки. Наивность незнакомца, вкупе с непосредственностью оного, а также творческим талантом этой пары вместе взятой, ей даже нравилась. Согласно закивав, суккубия поддержала беседу:
- Ацилотс, значит, берегли? Дело доброе, я бы даже сказала – почетное… - глаза у девушки сверкнули игривою искоркой, - …В каком бишь то было году, вы сказали? Славно, славно… – она довольно проницательно взглянула на называвшегося бывшим стражником вивариина, отметив для себя красивый оттенок единственного ока незнакомца (второй глаз был закрыт повязкой и, должно быть, отсутствовал), - Ох, уважаемый коллега, не представилась… Инспектор Кьюртен, детектив, в прошлом также служила в Ацилотсе… - она, премило улыбаясь, протянула полосатому ладонь для приветствия, но тот, возможно уже осознав, что попал, отвлекся на рыжеволосого товарища. Тот, не жалея красноречия и не преминув указать на проколы напарника, возмущался, отбрыкиваясь:
- …отпусти меня, рожа в полосочку! – свернувшись, почище той замечательной выпечки, какой друзья Адель именовали её в честь бараньих рожек, эльф, превратившись из «багета» в «рогалик», не оставлял шутовского задора, - Ну что рога спрятала под стол! давай, выйдем, поговорим… - и чего-то ещё…
Адель, по-прежнему всё ещё стоявшая с протянутой ладонью, улыбнулась и, раз кот не спешил представляться, почесав ладонь (как будто так и задумывалось), подбоченившись фыркнула: «Силачом зовусь недаром — семерых одним ударом…» - вспоминая известную сказку про «храбреца», победителя мух, подумала она, - «Тоже мне – храбрый портняжка», - без достойного ответа, впрочем, барда она не оставила.
- Видит Ильтар, мои рога достойны большего, нежели пылиться под этим никчемным столом! – кокетливо откинув волосы назад, суккубия подмигнула храбрецу с виуэлой, - А что ж, давай сразимся на равных!  Доставай свою тренькалку! – к огромнейшему сожалению, игрой на струнном инструменте, который она грубо обозвала «тренькалкой», Адель не владела (хотя о мастерстве ушастого, размахивавшего сим средством для творения прекрасного направо и налево, тоже сложно было говорить), но кое-что в ответ она представить всё же могла бы… - И пой свои шутовские частушки! – она откашлялась в кулак, как будто разминая голос, - А я свои спою  -  кто больше преуспеет, тот и пьет за чужой счет!     

Отредактировано Адель Кьюртен (2014-07-17 21:18:33)

+2

8

- Твоя женщина? Да если ты ее сейчас ограбишь, то за ночь с ней расплатишься ее же деньгами. Сомневаюсь, что кому-то захочется платить практически из своего кошелька за то, чтобы какой-то рыжий неотесанный придурок полежал на нем, храпя и заливая слюной грудь, - парировал Лисандр попытки Эрлиэн возмутиться от его появления, и лишь сильнее сжал руку на запястье рыжего полуэльфа, когда тот стал яростно, но безуспешно пытаться вырваться из хвата. Разумеется, Лисандр и не думал отпускать барда дальше творить свою ахинею, уже успевшую поставить их обоих в не самое лучшее положение, когда дело коснулось законника - только лишь в том случае, если услышит хруст его костей. Впрочем, вивариин всегда умел рассчитывать свою силу, и сильно сомневался, что сумеет сейчас случайно сломать Эрлиэн запястье - если только она сама не извернется в тисках его ладони так, что вывернет свою руку вплоть до вида выпирающих сквозь кожу костей. Лисандр даже чуть поморщился, представив это зрелище - в таком случае, обычным бутыльком с целительной смесью не отделаешься. А бард наверняка еще долго злиться потом будет.
- Это было так давно, что мне уже и не вспомнить... Не сомневаюсь, что с тех пор, прошло не меньше двух десятков лет, - Лисандр, как всегда, обворожительно улыбнулся в лучшем мастерстве своего амплуа обаятельного льстеца, и поспешил представиться таррэ в ответ, - Лисандр А'Лакар, в прошлом - помощник детектива Аровира Кригана из Ацилотса, а ныне - охотник за головами. И, смею вас заверить, весьма успешный - возможно, слава обо мне текущем гораздо громче моей... известности в лице всего-лишь какого-то помощника, при том не самого лучшего детектива. Я очень сожалею, что мой друг потревожил покой многоуважаемого инспектора - ему достаточно и пробки от вина понюхать, чтобы штурмом идти на королевский дворец.
В ответ на протянутую таррэ в знак приветствия руку, Лисандр улыбнулся еще шире и склонился в новом полупоклоне, вместе тем осторожно беря пальцы "рогатой" своими. Несмотря на то, что столь красивый - и достаточно привычный вивариину в своем подхалимстве способ знакомства - был омрачен присутствием бушующего на столике барда, А'Лакар, словно бы не замечая последнего, наградил таррэ символическим поцелуем в тыльную сторону ладони, и так же аккуратно выпустил из собственных пальцев.
- Хватит тут нести свои лживые фразочки, пошел вон к своей размалеванной, я покрасивей нашел! - все же, Эрлиэн не побрезгала моментом и в очередной раз попыталась все испортить, чем практически заработала полное падение со стола посредством резкого натяжения в руке под сильным рывком благодаря полосатому вивариину. Но, не будь Эрлиэн такой, какой она являлась - сумасшедшей, ненормальной, и просто непредсказуемой - Лисандр бы в первый же день их знакомства даже не подумал согласиться взять барда с собой, какие бы деньги тот ему не сулил. Быть нормальным - скучно, и это являлось главным жизненным принципом А'Лакара - иными словами, в тот день, охотник за головами нашел подходящую ему по духу особу именно в лице этого рыжего барда-затейника, который не упускал ни одного случая высмеять своего нового компаньона, в какой-то мере, ставшего ему практически опекуном, как когда-то Аровир стал чуть ли не отцом для Лисандра. Именно такое поведение Эрлиэн привлекало вивариина - он всегда знал, что с ней невозможно соскучиться в дороге, поскольку неприятности, ей же и провоцируемые, преследовали их теперь чуть ли не на каждом шагу. Но для такого заядлого авантюриста, как Лисандр, это было лишь на руку.
- Зато моя рожа в сотни раз привлекательнее твоей, - Лисандр даже язык показал разбушевавшейся на столе Эрлиэн, и тут же оказался вынужден укорить себя за такую неосторожность - вивариин совершенно не ожидал того, что в бок ему с силой упрется нога полуэльфа и оттолкнет о себя, пользуясь образовавшимся на руке потом, по которому даже заключенная в перчатку ладонь съехала, словно по изваянию из настоящего масла. На какое-то время, А'Лакар напрочь обомлел от того, как ловко Эрлиэн от него избавилась, но это замешательство длилось совсем недолго - уже в следующую секунду, забыв о таком ударе по самолюбию, охотник за головами собрал мысли воедино и, прокашлявшись, попытался продолжить завязавшуюся беседу с представителем закона. Впрочем, на то уже не было какого-то смысла, за исключением лишь собственного интереса полосатого, заключавшегося в привлекательности рогатой собеседницы. Даже тогда, когда и ему, и его спутнику может грозить городская тюрьма - в которую, как бы то ни было, А'Лакар никогда не загорелся бы желанием попасть - или же перспектива стать лицами с плакатов, Лисандр никогда не отказывался от возможности завести новую любовницу, если та не была такой же пресной, как и большинство людей. Тем более, если та - инспектор городской стражи...
- Ты просто блестящий дипломат, - закатил глаза Лисандр, несмотря на то, что последняя реплика Эрлиэн в каком-то роде сослужила пользу. К удивлению вивариина, таррэ не стала предпринимать каких-то попыток арестовать рыжего барда и его полосатого спутника, а, наоборот, вызвала буяна на дуэль. На дуэль, от сути которой у Лисандра даже в горле пересохло - он уже понимал, что, если Эрлиэн согласится, наверняка главным объектом большей части ее песнопений станут его полоски. Впрочем, это же и вело к относительно мирному решению конфликта, чего и добивался вивариин. Он не видел соответствия между тем, что Эрлиэн делает сейчас, и тем, что прежде открыто провозгласила свое намерение ограбить каждого из здесь присутствующих. В конце концов, сидящие в таверне люди понимали, что ее угрозы - обычный блеф, поскольку только у умалишенного хватит выступать с виуэлой против вооруженных настоящим оружием противников. А тем более - вышибалы, которому достаточно схватить ту за шиворот и выбросить вон из таверны, в то время, как сама полуэльф не причинит здоровяку ни малейшего вреда. А'Лакар это понимал, и потому, почти что сразу уловил не слишком умелую попытку Эрлиэн безвозмездно уйти из всей образованной ей передряги. И, несмотря на то, что возможность оказаться высмеянным на всю таверну ему ничуть не льстила, он не стал препятствовать и предоставил барду возможность продемонстрировать умение не только собирать неприятности, но еще и выходить сухой из воды, в которой она была уже чуть ли не по грудь.
- К слову, его счет ничуть не больше размеров его достоинства, которые он преувеличивает, как только может. Попросту говоря - самое лучшее, что Ваша Рогатость сумеет позволить себе на выигранные средства его кошеля - это лишь разбавленная водой ослиная моча, - миролюбиво высказался Лисандр, и, снова поклонившись, уселся поудобнее на табурет, откуда и стал глядеть на приятеля и разворачивающуюся между ним и таррэ музыкальную дуэль, решив посмотреть, как полуэльф выпутается из этой ситуации. Естественно, горстка пьяных посетителей ничуть не пугала блестящего бойца, как он, и лишь рогатая таррэ вызывала в нем уважительную опаску - А'Лакар не сомневался, что в инспекторы без соответствующей боевой вымуштровки попасть крайне сложно - если, вообще, возможно. В то же время, перспектива разносить таверну, если все же придется препятствовать попытке инспектора Кьюртен их арестовать, так же не радовала вивариина - это не какая-то деревня или поселок, откуда можно будет уйти практически безнаказанно за такое деяние.

+1

9

- Зачем мне ее грабить, глупый полосатый недокот? Любая в этом зале готова заплатить мне, лишь бы коснуться такого идеального создания, как я!
Разумеется, тут уместнее было бы сказать, что некоторые были готовы заплатить, лишь бы она заткнулась, но самомнение, которому за столиком стоило брать отдельное место, не позволяло. Эрли посмотрела на полосатого, как будто он вчера родился. Хотя нет, если бы он вчера родился, то полукровка отскочила бы от него, как от заклейменного проклятьем гниющего слизня, поскольку детей терпеть не могла, не важно в каком они находятся состоянии - спокойны или бесятся или, что просто ужасно, ревут! Их круглые розовые лица искажаются и напоминают воющую банщи, при том победившую на конкурсе уродов. Рррр! Какие же мерзкие твари, эти дети! Эрли аж передернуло, потом она вспомнила, что не к месту она об этом задумалась.
Хотя, эта пауза оказалась, как нельзя лучше, точнее, в словах полосатого проскользнула то самое имя, которое показалось Эрли настолько знакомое, что она уставилась на полосатого с выражением на лице явной угрозы. Угрозы того, что рыжий начал думать! Это было настолько ей не свойственно, что даже выглядело угрожающе. Впрочем, появившиеся морщинки сосредоточенности на лбу и общий вид барда больше мог ассоциироваться с тем, что она слишком страдает от боли, так сильно перенапрягая мозг. Аровир Криган, где, где она слышала это имя? Или не слышала, а оно просто было очень знакомым? Где-где-где? Казалось, что вот вот, еще немного и память даст ей ответ, но... Эрли чихнула. Вместе с чихом вылетела и мысль и ощущение того, что ответ будет найден, ушло. Откинув последние сомнения до лучших времен она не смогла не поторопить Лисандра, чтобы тот убрался поскорей, за что и была практически скинута со стола. В отместку вырвав из хвата свое болящее теперь запястье. Теперь она, упав на столешницу задницей, зло переводила взгляд янтарных глаз с одного на другую и обратно, уже благополучно забыв и про Кригана и про деньги и вообще про все. Осталась только она и ее злобное сопение.
- да нужно мне соревноваться с чернью, что 2 слова вместе в рифму связать не может
Фыркнув получеловек соскочил со стола. помялся. Кинул взгляд на рогатую. Кинул взгляд на полосаторого, на ушастого в другом конце зала. Ей-богу, зверинец сплошной!
- я ща
Торжественно подняв указательный палец рыжая одарила свою собеседницу всей милотой своей слишком смазливой для парня рожи и отправилась к полосатому на переговоры. Последние, к слову, длились не очень долго. Подойдя и грозно нависнув над патлатым дружком Эрли чуть ли не с желанием ему врезать прошипела
- вечно ты все портишь
Хотя, почему бы не пойти у своего желания на поводу? Виуэла метнулась к полосатой роже, точнее, лобной части этой рожи, а сам бард взял низкий старт, моментально смотавшись из трактира.

Конец присутствия Эрли в эпизоде.

+1

10

Оправдывая хамское поведение барда, которого назвал своим товарищем, хмельными винами, что подавались в «Золотой Виверне», вивариин, лишь отвлекаясь изредка на то, чтоб осадить своего «подзащитного», продолжал увлеченно мурлыкать. Легенду о службе в Ацилотсе он поспешил разнообразить именем некого Аровира Кригана, который, по словам кота, был детективом не самым талантливым, а посему и слава о нем коль и была – то затерялась в веках. «Века», однако, для Аделии были не самые давние – как раз в те времена, пару десятков лет назад, она сама ещё носила невысокий чин магессы-помощницы, служащей во благо мирных дней Ацилотса.
Так что глубокого недоумения, изобразившегося в изгибе брови дамочки, было просто не скрыть. Теперь Адель уже не могла утверждать, что полосатый чего-то приврал. Казалось, что-то в этой речи точно было правдой, поскольку так подробно врать (суккубия это прекрасно знала по самой себе) довольно затруднительно. Раскопать реальную основу этой враки детектив, безусловно, могла бы. Но вот желания на то не имела – вивариин вел себя с ней достаточно любезно, дабы загладить хамоватость рыжего товарища.
Он даже, что уже с большим трудом соотносилось с поведением барда и едкими фразами, коими вивариин отбивал словесные атаки оного, со знанием дела приложился к её ручке, на что Адель усмехнулась. Конечно, уважительное отношение ей несомненно льстило, но дочка служанки, сколь бы тщательно она не изучала этикет, навряд ли может чувствовать себя хоть капельку дворянкой… По правде говоря, Адель рассчитывала на привычное рукопожатие – раз уж они бывшие коллеги…
Свои размышления относительно нелогичности действий Лисандра (красивое, мягкое имя кота ей запомнилось сразу) рогатая решила не озвучивать, но выводы сделала: «Серьезностью намерений тут, пожалуй, не пахло… Типичный повеса, что скажешь…» - подведённые алой помадой губы суккубии легонько дрогнули в полуулыбке, - «Однако, может он – как раз то самое, что мне поможет в этот зимний вечер?»
- К слову, его счет ничуть не больше размеров его достоинства, которые он преувеличивает, как только может. Попросту говоря - самое лучшее, что Ваша Рогатость сумеет позволить себе на выигранные средства его кошеля - это лишь разбавленная водой ослиная моча, – пошутил полосатый, едва услышав заявление Адели про дуэль.
Адель рассмеялась, заполнив зал задорными нотками звучного голоса. Оказаться победителем бардовской дуэли таррэ, несомненно, желала. Однако главной причиной на то была скорей уязвленная гордость суккубии, нежели желание выпить за счет рыжеволосого. Впрочем, победа к стражнице пришла даже быстрей, чем та ожидала.
- Да нужно мне соревноваться с чернью, что 2 слова вместе в рифму связать не может! – вдруг пошел на попятную эльф. Это было слегка неожиданно – ибо от пьяного барда рогатая ждала нахальства, злословия, дерзости, но никак не того, что рыжий так глупо стушуется. 
Таррэ оскалилась с явным довольством. Монстроподобные черты внешнего вида Аделии – такие как ряд одинаково острых зубов и мощные бараньи рога по бокам головы – особенно зловеще смотрелись, когда суккубия была довольна.
- Хвастаться мы все горазды – только рожа стала красной! – одним махом опровергнув утверждение барда о безнадежности её поэтического дара (Адель еще хранила в памяти школьные опыты стихосложения!) и поддев раздражение листоухого, которое и впрямь разрумянило ему щеки нервными пятнами, выкрикнула Адель.
Эльф же, не будь дураком, заявление врагини полностью проигнорировал и, успокоив нервы, улыбнулся столь прелестной и безмятежной улыбкой, что Делии она как ком средь горла встала.
- Я ща, - многозначительно заметил бард и, попрощавшись с компаньоном очень «дружеским» способом, покинул таверну настолько поспешно, что это можно было бы назвать простонародным словечком «смотался».
«И правильно сделал!» - решила Адель. Дальнейшая судьба дебошира её волновала не сильно - понятно было, что ушастое хамло с виуэлой, коль не изменит манеру общения, отхватит на орехи за первым же углом...
- А вы? Не спешите? – кивнув на дверь, за которою только что скрылась печально известная рыжая личность, спросила Адель у кота, - Разживётся ведь проблемами бардец…

Отредактировано Адель Кьюртен (2014-07-22 17:38:21)

0


Вы здесь » За гранью реальности » Неоконченная история » Не грози рогатому таррэ, попивая грог у себя в таверне!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно