За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Неоконченная история » Льдом по страху.


Льдом по страху.

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://i.imgur.com/NVPk4KZ.png
1. Участники:
Альвэри Фенрил, Олаф «Косточка» Каппелен

А так же:

http://i067.radikal.ru/1408/62/9ad7f96595f8.png
Марсиль. Мальчик-вивариин, воспитанник приюта, его глаза и уши.

http://s017.radikal.ru/i416/1408/1a/408eef10ab57.png
Мадам Элинор. Молодящаяся женщина семидесяти лет. Заведующая приютом.

http://s017.radikal.ru/i439/1408/ca/acd5422950fe.png
Призрак на чердаке.

И другие.

2. Время действия:
7 ВП 1645 г. Ход события умещается в сутки.
http://s2.uploads.ru/oFr1Z.jpg

3. Место действия:

http://s020.radikal.ru/i715/1408/29/ce0b86ee19b6.jpg
Библиотека замка «Дракон»

http://s009.radikal.ru/i308/1408/e1/d3541ead86fa.jpg
Хартадский сиротский приют

А так же улицы, коридоры, комнатушки и запущенные задние дворы.

4. Описание ситуации:
Однажды на улице сотрудника исполнительного отдела гильдии «Белый дракон» дернул за рукав мальчишка с беличьими ушами. Он сообщил, что является воспитанником приюта и удрал оттуда только для того, чтобы найти его, Олафа, и попросить помощи. Не секрет, что тамошняя ребятня говорят о призраке, водящемся на чердаке, и что воспитатели только раздраженно отмахиваются от таких сказочек. Но мальчик настаивает, что это правда. Призрак в последнее время стал злее, и о чердаке теперь каждый ребенок думает с содроганием. Приюту грозит настоящая опасность, но детям никто никогда не верит, и потому воспитанники от лица Марсиля просят помощи у того, кто не должен, не может махнуть на них рукой.

5. Дополнительно:
Мы постараемся сделать интересно.

Отредактировано Косточка (2014-08-13 18:40:52)

+1

2

«...начиналось время жесточайшей из пыток — пытки надеждой.»
К. Баркер, «Абарат»

08:14

С раннего утра небо немного протекало. Неприятно крапало и было еще по-летнему душно, так что невозможно разобрать: испарина на твоем лице или морось. Никакой слякоти — лишь темный, слегка блестящий булыжник под ногами: обувь негде промочить, а вот подскользнуться и разбить голову — пожалуйста. Но что значит такой мелкий дождь для крупного города? Для того, чтобы приостановить жизнь в Хартаде, требовалось кое-что покруче.
Олаф прокладывал себе путь через одну из самых оживленных улиц города. Торговые ряды от такой погоды лишь стали сварливее, тут и там слышались гневные оклики, эхом находившие ответы из палатки оппонента. Источники запахов прели во влажном тепле и распространяли тоскливые ароматы, как стайка голодных детей тянувшихся к чужим носам, неуверенно прося обратить внимание на товар, пока тот еще был годен к употреблению. Олаф же был непоколебим. Его задачей было попасть на работу. Как и вчера. Как и позавчера. Как уже много лет подряд. И никакая подгнивающая дыня не могла убедить его задержаться возле лотков и соблазниться южными фруктами сомнительной свежести.
Привычно придерживая полы кафтана, дабы никакой честолюбивый сир в толпе не вздумал мазнуть по ним навозом со своей телеги, лоддроу проталкивался мимо уголка липовых сувениров из Мандрана. Хрупкое стекло и украшения из «вечного снега» сломали безразличное выражение лица Олафа и он фыркнул. Будь у него время, он бы потолковал с этим предпринимателем интереса ради...
Резкий рывок за кафтан, табун мыслей про кражу кошелька в толпе, секундная паника, огромные зеленые глазищи на уровне груди. Олаф схватил незадачливого воришку за локоть и выволок из людского утреннего потока, в различном темпе перебирающего ногами, но явно не одобряющего заторы. Спрятавшись под козырьком лавки обувщика, лоддроу бесцеремонно тряхнул ребенка.
Покажи, что упер.
Я ничего не пер!
Я узнаю. Хочешь, чтобы стражу кликнул?
Не надо никого кликать! Послушайте, пожалуйста...
Олаф окончательно проснулся. Вялость сняло рукой этого проныры. Белобрысый сердито буравил его взглядом, ожидая объяснений.
Вас, господин, Косточкой зовут, правда? – заторопился мальчишка, успевая при этом головой вертеть, точно выискивая вразвалочку подтягивающихся к месту происшествия стражников.
Очень интересно. Меня. Решил забрать проигранные медяки? Стой, я тебя не знаю. Джуно послал, а?
Нет-нет-нет! Слушайте, да отпустите! Я же не вор.
Мальчишка внезапно с такой злостью это крикнул, что Олаф оторопело послушался. И если сперва он решил, что шпана из восточного района Хартада решила выкрасть проигранные сбережения, которые он почти честно из них вытянул в ходе карточной игры на городской стене, то теперь задумался. Ребенок перед ним и впрямь был незнакомый. Он с надутым лицом потирал локоть, давеча пострадавший от стальной хватки лоддроу, и нервно дергал беличьим ухом, на которое капало с края козырька. Хвоста не имел, и кроме ушей да темной кожи на носу в нем от вивариина больше ничего не было. А еще что-то неуловимое отличало его от городских голодранцев.
Но все же он оставался ребенком, который зачем-то разыскал его рано утром по дороге на работу.
Откуда ты меня знаешь?
Наконец-то серьезный разговор! – фыркнул малец и Олафу больших усилий стоило сохранить деловитое выражение лица. – Мне о вас рассказали ребята. Не спрашивайте, какие. Но они сказали, что беловолосый лоддроу по кличке Косточка может мне помочь.
Вот как. Взаймы не даю.
Я к вам с серьезным делом.
Деньги — это очень серьезно.
Мне сказали, что вы нормальный. А вы дурак какой-то.
Три, два, один...
Нет, стойте, погодите, да я же просто нервничаю! Простите меня. Не уходите. Но у меня действительно очень серьезное дело к вам выслушайте, пожалуйста. Вопрос жизни и смерти!
Олаф вернулся под козырек и невозмутимо уставился на мальчика, выражая своим видом незаинтересованное внимание.
Меня зовут Марсиль. Я из сиротского приюта, вы, наверное, его знаете. Воспиталки думают, что я в купальне вместе с ребятами, они меня прикроют, но это ненадолго. Я должен скорее вам рассказать... – вивариин осекся, перевел дух и нервно стрельнул глазами в толпу, точно отряд воспитателей уже вышел прочесывать улицы Хартада в поисках сбежавшего сироты. – Рассказать про призрака. Не перебивайте! В нашем приюте, на чердаке уже много лет водится призрак. Когда я был маленький, о нем рассказывали старшие ребята, когда они были маленькие — им рассказывали, и так далее. Несколько поколений выпускников приюта помнят этого призрака. Некоторые видели его, иные брешут, что общались с ним. Может, и не брешут... Те, кто лучше всех рассказывают его историю, говорят, что он не уходит потому, что хочет что-то найти в приюте, но не может спустится с чердака, так как чего-то боится. Понимаете? Он не выдумка. Вернее, я сперва считал, что это обычная страшилка, чтобы напугать тех, кого за провинность собираются отправить на чердак. Но мне казалось странным со временем, что все дети так или иначе верят в призрака, кто-то больше, кто-то — меньше. Но на чердак боятся попасть абсолютно все. Неплохо работает для дисциплины в приюте. Некоторые возвращаются оттуда спокойными, а некоторые с таким лицом, как будто разминулись со смертью... и многие так и не раскрывают рот, если их спросить о том, что с ними там было! Я не знал, что и думать, пока сам недавно не угодил на чердак за то, что протащил еду в комнату и заляпал постель. Было бы что ляпать... Словом, сперва чердак показался мне жутким потому, что там была куча поломанного хлама и ветер гулял ого-го. Но спустя какое-то время становилось очень страшно. Чувствуется чье-то присутствие, как будто... за тобой кто-то смотрит. Иногда будто мимо лица что-то проносится, вплотную, так и охота заорать. А потом раздался смех... очень тихий, но он звучал так, будто издающий его стоял от меня на том же расстоянии, что и вы... – глаза Марсиля стали размером с монеты. Олаф почувствовал, как у него зашевелились волосы на затылке и тряхнул головой, силясь отогнать наваждение. – Я рванул с чердака так, что ободрал колено и руку до кровищи, улепетывая через окно по дереву. Понял, что лучше порку получить, чем еще хотя бы раз туда сунуться. Отсиделся в жасмине, потом забрался опять через окно к себе в комнату. А воспитатели как будто даже не удивились, увидев меня за ужином. Я понял, что никто из них не поднимался на чердак меня выпускать, и что они вообще забыли. Я мог там ночь провести. Или больше.
Марсиль шмыгнул темным носом и с тоской снова глянул на прохожих. Олаф смолчал. К жуткой байке примешалась совсем не выдуманная тоска одинокого ребенка.
Так чем я могу помочь с этим вашим преданием?
Не предание это. Но я привык: нам никто не верит. Думаете, вы первый, кому я это рассказал? Думаете, мы внимание к себе таким образом привлечь решили?
А ты, видно, думаешь, что взрослые — слепые и глухие идиоты, – не удержался лоддроу. На работу, кажется, он уже опоздал. – Нет, это, конечно, в большинстве своем правда, но отчего, скажи, ты решил, что воспитатели за все годы существования этой байки ни разу не решили проверить: а не спроста ли дети все говорят о призраке? Может, они поднимались на чердак и ничего не нашли, почем вы знаете.
Вы не понимаете, – Марсиль почти обреченно покачал головой. – Этот призрак не общается со взрослыми. Никогда. Он не дурак. Он боится, что его прогонят прежде, чем он найдет то, зачем остался в приюте. А дети... кто слушает детей? И в последнее время... ну... мы думаем, он стал сильнее. Кажется, он хочет уйти с чердака. Это очень скверно. Мы держим его там как можем.
Олаф раскрыл было рот то ли для того, чтобы задать вопрос касательно «держим его там как можем», то ли же хотел сказать, что бесплатно ни на какой чердак не полезет, но мальчик снова заозирался. С каждой минутой беспокойство все сильнее овладевало им.
Мне нужно бежать. Воспиталки уже, поди, выгоняют всех из купальни, меня не досчитаются — попадет моим товарищам, а нам сейчас тише травы нужно быть. Слушайте, я неспроста вас искал. Мы на грани отчаянья. Я рассказал все как есть городским ребятам, которые иногда приходят к приюту. И они посоветовали найти вас. Когда я про вас услышал, то сразу понял, что надежда есть. Вы не такой, как другие взрослые, пусть и смотрите сейчас с недоверием. Пожалуйста, приходите сегодня в приют и сами посмотрите. Только не медлите, молю. Мы очень будем ждать. И ни в коем случае не рассказывайте воспиталкам, зачем пришли!
Последнюю фразу Марсиль прокричал, заворачивая за угол торговой палатки. Олаф проводил его ошеломленным взглядом. На работу он шел с ощущением, что мир рухнул на колени и молит его о спасении, а он медлит его спасать потому, что перед ним на дороге к геройству на шляпке стоит гвоздь, на который не охота ненароком наступить.
Ну и история... – думал лоддроу, выходя на улицу, ведущую к замку «Дракон».
Что я теряю, даже если схожу в приют и потрачу на «изучение» пять минут, после чего угомоню детей и уйду? – он поднялся по лестнице ко входу, рассеянно здороваясь с согильдийцами.
Нашли к кому обратиться. В жизни с призраками дел не имел. Тейар знает, что это вообще такое, – Олаф толкнул дверь, ведущую в коридор его отдела.
Кто поставил на мой рисунок миманта кружку? Убью мерзавца, – кружка с надписью «шеф #1» отправилась плавающим в размышлениях лоддроу в мусорную корзину.
В конце концов, шпана из восточного района меня запозорит, если я даже не появлюсь в приюте. Да я у этих сирот все ботинки заберу в качестве платы! – кипятился ваш покорный, отпросившись в библиотеку под каким-то невыразительным предлогом, чтобы на самом деле хоть что-нибудь узнать о призраках.

+1

3

Библиотека гильдии "Белый Дракон"

Сегодняшний день Альвэри решила посвятить исключительно делам гильдийным. Тем более, что в лавке до сих пор велись кое-какие работы и к работе в роли ее хозяйки можно было не спешить приступать. Да и стоило осмотреться получше, все-таки лоддроу достаточно недавно стала членом "Белого Дракона", а все руки не доходили до процесса глубинного знакомства со своими обязанностями библиотекаря- советника. По правде говоря, в первый раз услышав, на какую должность ее определят, девушка несколько смутилась, ибо, если суть работы библиотекаря ей была понятна "от" и "до", то что касалось "советника"...Впрочем, в неведении ее никто долго не томил, объяснив, что все непосредственно связанно с ее "связями" в делах менее приличных и более темных, чем могла афишировать Аль. Что же, стоило отдать должное их осведомленности и тому, что факт ее закулисной деятельности, был на руку гильдии. Конечно, сие влекло за собой некоторые обязанности да ответственность, было над чем поработать, ибо та безалаберность, что творилась в ее "сети помощников" никак не походила на слаженную работу, как того теперь требовали обстоятельства...
Фенрил вздохнул, устало потерев переносицу. За последнее время она мало отдыхала и слишком много работала, порою засыпая за книгами. Однако, отказать себе в том, чтобы как можно быстрее ознакомиться с этим огромнейшим кладезем знаний, который теперь был ей доступен в любое время суток, не могла. Вот и сейчас, не успели еще петухи прокричать на городской стене о том, что солнце поднимается, как девушка уже шагала по коридору в направлении библиотеки. Насыщенный запах бумаги вперемешку с чернилами сразу же ударил по обонянию, стоило только открыть массивную дверь. Лоддроу улыбнулась, шагнув в полумрак огромного помещения, едва ли не физически ощущая ореол древности, витающий среди полок с фолиантами. Это было едва ли не единственное место в мире, где она не чувствовала себя скованной и где могла открыто заниматься тем, чем пожелает.
- Ну что же, начнем пожалуй, - словно аристократ осматривающий свои обширные владения, Альвэри обвела взглядом помещение, выбрав в итоге один из отдаленных стеллажей и направившись к нему.
Девушка не переживала за посетителей. Вскоре сюда должны были явится ее помощники, которые смогут уделить им должное внимание. Но обычно столь рано в библиотеке мало кто появлялся, так что в случае случайного визита она могла справиться сама, не особо отвлекаясь от собственных дел.

+1

4

Огромные размеры библиотеки смущали Олафа. Он не был фанатом книг, если честно. Читал только то, что необходимо было во времена учебы или что уж очень заинтересует, и то уже лет пять не брал в руки никакой литературы кроме как по работе. И потому, оказавшись в зале, уставленными огромными стеллажами, оробел. Малейший звук в этих стенах разлетался далеко по углам — так вот почему в библиотеках не принято шуметь?
Лоддроу прошел по безупречному паркету вглубь зала. Работников не наблюдалось. Неосознанно стараясь ступать тише, Олаф приблизился к одному из стеллажей и принялся изучать корешки. Скорее, уставился на них невидящим взглядом. Мысли то и дело возвращались к утренней встрече возле лотка с дешевыми сувенирами якобы из Мандрана.
Теперь, когда лоддроу отошел от удивления, к нему вернулся привычный скептицизм. Помочь сиротскому приюту избавиться от призрака на чердаке? Детям не объяснишь, что ритуалика, мягко говоря, не является специализацией Олафа. Единственное, что он может сделать — это подкинуть идею проверить чердак соответствующему сотруднику из своего отдела. Ладно, ладно, есть еще вариант кинуть пару монет знакомому алкоголику Дж. Константину, чтобы тот тряхнул стариной и проявил свои способности медиума. Но прежде, чем кого-либо тревожить на этот счет, хотелось бы урассмотреть саму версию с призраком. Он ничего не имел против малолеток, но с этими шельмами всегда нужно держать дистанцию. Одно дело по-приятельски с ними возиться, совсем другое — проникаться сказками, что актуально рассказывать в их возрасте. Буйное воображение Олаф давно перерос и было бы стыдно ему теперь слишком прислушиваться ко всему, что говорят дети. Нет, лоддроу не считал, что Марсиль лгал — не с таким выражением на лице. Его лишь не оставляло ощущение, что ребята чрезмерно увлеклись самовнушением.
Что-то смутно зашевелилось в памяти лоддроу. Призраки в этом мире, однозначно, существуют. Но Олаф не слышал о том, чтобы какому-то из них удавалось на протяжении многих, по словам Марсиля, лет так тщательно прятаться в довольно людном здании и якобы являться лишь детям. Лоддроу мотнул головой. Что-то в его памяти начало проклевываться... что-то из рассказов бабушки. Та подолгу могла говорить с внуком на самые разнообразные темы, но больше всего она любила легенды, мифы и предания. Какие-то привозила с собой из дальних путешествий, некоторые даже засвидетельствовала самолично. И она совершенно точно рассказывала про призраков. Все крутилось вокруг детей. Что-то, связанное с детьми, однозначно было в бабушкиных рассказах о заблудших душах.
Нет, так невозможно. Необходима книга. Даже несколько. Он ничегошеньки не помнил.
Взгляд сфокусировался на корешках перед глазами. «Рунная магия в быту», «Сто семь способов обуздать ветер», «Ильга: как я полюбила». Нет, так он ничего не добьется.
Кто-нибудь?
Крик получился звучным и был усилен превосходной акустикой помещения. Олаф прошелся на середину зала, чтобы его можно было видеть из любого уголка библиотеки.
Олаф Каппелен, исполнительный отдел. Можете помочь? Мне нужны книги о природе призраков.

0

5

Сколько времени прошло с того момента, как она взяла в руки первую, заинтересовавшую ее книгу, Ильтар знает. Ибо девушка, не особо вела счет времени в подобные минуты, тем более, что ее покой никто не стремился нарушить и она могла свободно продолжать расхаживать между огромнейшими стеллажами, занимаясь и далее излюбленным делом. Судя по тому, что за все это время никто из помощников не пытался ее обнаружить или, хотя бы, дать о себе знать, можно было легко сделать вывод, что они не спешили на работу. В иное время Альвэри могла бы подумать о хорошей головомойке нерадивых сотрудников, но сейчас ей было далеко не до этого, тем более, что тишина более, чем устраивала лоддроу.
Фенрил до того погрузилась в свой привычный мир задумчивости, вчитываясь в строки очередной книги, что сперва не заметила, что в библиотеке уже явно не одна. Впрочем, сначала ведь гость и не особо-то искал чьей-либо помощи, посему каждый был занят своим делом. Но сие было лишь до того момента, пока до ух не долетел чей-то крик. Как бы ни была задумчива Аль, но в тишине библиотеки не могла не услышать подобного. Девушка оторвалась от книги, повернув голову в направлении, откуда, предположительно, кричали. Фенрил искренне надеялась, что читателю, который забрел в сию рань за книгами есть кому помочь и ей не придется самой этим заниматься, тем самым отвлекаясь от книги. Однако, вскоре лоддроу поняла, что ее надежды тщетны.
— Олаф Каппелен, исполнительный отдел. Можете помочь? Мне нужны книги о природе призраков.
Захлопнув книгу и проворчав под нос что-то нелицеприятное то ли в сторону нерадивых помощников, то ли в сторону согильдийца, коему приспичило почитать сказки, мифы да легенды, девушка быстрым шагом направилась на "голос".
- Не обязательно так кричать, мистер Каппелен. Поди, не на городской площади находитесь, - ровным тоном заметила лоддроу, выходя из-за угла и направившись к...с виду, юнцу и, казалось, бы равнодушным взглядом окинув потревожившего тишину библиотеки. - Альвэри Фенрил, как Вы сами можете предположить - библиотекарь в сей скромной обители, - о своей причастности к дипломатическому отделу девушка не спешила распространяться. - Прошу прощения за то, что ни один мой помощник вовремя не явился к Вам на помощь. Что именно Вас интересует? Или Вы ищите общие сведения о таком явлении, как призраки?

0

6

Приличия ради Олаф снял головной убор, завидев даму. При первом взгляде на нее мелькнуло подозрение, что это не работник библиотеки, а лишь посетитель, тоже некто из другого отдела, но девушка опровергла первое впечатление. Интересно, с чего у Олафа возникли такие мысли? Ожидал увидеть стереотипного подслеповатого старца или сухопарую строгую надзирательницу? Лоддроу интуитивно пригладил волосы на затылке, пока библиотекарь приближалась к нему, и весь подтянулся. Пусть она и была не сильно старше его самого на вид, но явно умела быть строгой. А еще имела красивую внешность.
Проблема в том, что я не знаю конкретно, что искать, – после этой фразы Олаф немедленно почувствовал себя неуютно. Рядом с привлекательными женщинами он был горазд вести себя по-идиотски, а потому категорически не предпочитал подолгу задерживаться в их обществе. Сейчас же, в действительности не зная, что ему здесь нужно, он рисковал увидеть жалость и снисхождение на этом красивом лице, а потому неловкость имела хорошие шансы начать прогресс.
Олаф на мгновение замолчал, обдумывая, как можно в этой ситуации более приемлемо явить свою проблему мисс Фенрил. И решил в наиболее безопасной форме сказать правду.
В мой отдел поступила жалоба на призрака в одном из городских домов, – начал он, заложив руки за спину и пространно глядя по сторонам, точно нужный ему фолиант мог лежать за цветочным горшком или на канделябре. – Если быть точнее – жалоба поступила из сиротского приюта. Сейчас этим заниматься некому и я взял на себя смелость хотя бы проверить положение вещей. Я очень мало знаю о призраках и не мешало бы подготовиться, прежде чем идти в тот дом на осмотр. Кроме того, я мог бы добыть некие инструменты для этого дела, если бы знал, какие нужны. Словом, городской призрак, одна штука, обитает в доме, где есть дети. Много детей. И плюс я знаю об этих эфемерных существах лишь понаслышке. Надеюсь, вы поможете мне подобрать литературу согласно этим сведениям.
Конечно, невесть что, но вроде бы не прозвучало ничего лишнего. Олаф рассчитывал на компетентность этой дамы и со сдержанным оптимизмом надеялся, что она окажется деликатна и не станет запрашивать больше информации. Нет, лоддроу не был готов рассказывать кому-либо о том, что собирается выполнять заказ, принятый от незнакомых детей, находящихся в возрасте, когда фантазия бьет самым мощным ключом. Да еще и бесплатно в перспективе. Ужас, что будет с его репутацией.

Отредактировано Косточка (2014-08-20 23:16:40)

+1

7

От внимания Альвэри не ускользнуло то, как парень вытянулся, однако девушка тут же списала сие на свое "приветствие", коим она его встретила, выйдя в зал. Впору смягчиться, к тому же пред тобой не только согильдиец, но и явно сородич, но момент упущен. Тем более, что мистер Каппелен уже отвечал на ее вопрос, по крайней мере, пытался.
– Проблема в том, что я не знаю конкретно, что искать, - начал он, в ответ на что светлая бровь лоддроу поползла вверх. Мол - если Вы сами не знает, как же я смогу помочь?
Впрочем, после некоторой заминки, парень продолжил, хотя его ответ показался немного скомканным.
-... Если быть точнее – жалоба поступила из сиротского приюта. Сейчас этим заниматься некому и я взял на себя смелость хотя бы проверить положение вещей. Я очень мало знаю о призраках и не мешало бы подготовиться, прежде чем идти в тот дом на осмотр... - Альвэри внимательно слушала, не перебивая и наблюдая за поведением Олафа, которое продолжало наталкивать на мысль, что тот нервничает.-...я знаю об этих эфемерных существах лишь понаслышке. Надеюсь, вы поможете мне подобрать литературу согласно этим сведениям.
Что-то в этой истории было не так и это выдавало не столько поведение согильдийца, сколько сам рассказ. В жалобе не было ничего удивительного, а вот то, что кто-то из приюта заставил обратить на себя внимание из-за ночных сквозняков в оном, это что-то новое. Хотя...Сиротский приют, - мысленно повторила девушка, пытаясь выцепить из памяти что-то слабо промелькнувшее об этом заведении. Она в городе не так уж давно, но в силу своей профессии и должности успела "пропустить" через себя "тонны" информации, не всегда анализируя, однако след оставался.
- Ясно, - наконец проговорила девушка. - Идемте со мной, мистер Каппелен. Попробую Вам помочь всеми имеющимися у меня подручными средствами.
Как только Альвэри сделала шаг в сторону одного из стеллажей, дверь библиотеки отворилась и в нее проскользнул один из помощников. Видимо, парень надеялся войти незамеченным, но удача явно была сегодня не в том расположении духа.
- Мистер Виксли, доброе утро...или уже день? - холодным тоном проговорила Фенрил, "пригвоздив" парня взглядом к месту, где тот остановился. - Что Вы крадетесь, словно вор на базаре? Займитесь своими обязанностями, чтобы читателям не приходилось бродить по библиотеке и искать Вас.
Она бы его хорошенько отчитала, как раз под настроение, но присутствие Олафа, как и его дело, не терпело подобного.
- Да мэ...мисс Фенрил...Простите...Больше не повториться, - пробубнил под нос помощник.
Ага, конечно, - подумала Аль, снова повернувшись к Олафу и приглашая его следовать за ней.
- Простите, мистер Каппелен. Пройдемте.
Альвэри повела лоддроу мимо высоких стеллажей вглубь библиотеки, иногда петляя и делая резкие повороты там, где, казалось, их не должно было быть.
- Призраки, значит, - проговорила девушка, остановившись перед одним из стеллажей и потянувшись за книгой. - Знаете, редко, кто обращается за подобной литературой ради того, чтобы уличить призрака в существовании. В основном, для праздного интереса, - взяв с полки пару-тройку увесистых фолиантов, явно не первой "свежести", лоддроу отнесла и положила их на стол, стоявший рядом между стеллажами. Не особо заморачиваясь и не брезгуя применением магии в столь "банальных" условиях, она зажгла несколько свеч. - Присаживайтесь и смотрите. В этих книгах собраны знание о том, что есть, по мнению...авторов и иследователей, призраки, их подтипы, среда обитания и прочее-прочее, - пригласительным жестом указав парню на стул, Альвэри отошла снова к полкам, принявшись листать еще одну книгу. - Сиротский приют, говорите? Что-то я о нем слышала уже...
Аль не стала развивать тему. Может ему сие будет не интересно и она лишь отвлечет согильдийца от его занятия, что пойдет в ущерб делу. Оставлять одного - тоже не спешила, ибо ему могла понадобиться помощь. Посему и заняла себя первой попавшейся под руки книгой, продолжая копаться в памяти дабы найти те самые воспоминания о приюте, о которых только что упомянула.

+1

8

Мадемуазель воистину оправдала его надежды и сразу повела на поиски подходящей литературы. Что ж, так и должно быть, верно? Никаких бестолковых вопросов, но профессионализм и умение извлекать из предоставленной информации суть. В конце концов, он слишком напрягся. Надо расслабиться. Это все-таки не насыщенная взятками, угрозами и диверсиями история с руководителем отдела, который берет в библиотеке дамские любовные романы и думает, что об этом никто не знает кроме здешних служащих: Олаф-то тоже их берет. Для бабушки.
Лоддроу тронулись, готовясь погрузиться в одну из самых нудных и старых секций, посвященных, по мнению Косточки, едва ли не народному творчеству. Он как-то листал заговоры от болезней здесь, когда решил, что сотрудник пытается его проклясть, упорно предлагая приготовленные женой бутерброды. Быть может, дело в небрежности магического образования, а может, в том, что жена сотрудника просто сама по себе не могла справиться даже с бутербродом, но ничего полезного Олаф найти не сумел и защитить себя не смог: мощный приступ диареи не отпускал его полный рабочий день. А так, в Хартаде случалось происходить таким вещам как неупокоенная душа в чьем-то подвале или неизвестный поганец, ровно в полночь съедающий все припасы в кладовой. Какие-то из этих жалоб, поступавших в его отдел, действительно оказывались серьезными, но Олаф не знал, как с этим справляются его сотрудники, специализирующиеся на магических домашних вредителях различных категорий. Заглядывают ли они сюда, ищут ли подсказки в этой самой секции? Почему-то Косточка упорно думал, что вряд ли.
Олаф так основательно углубился в мысли о том, что же ему стоит почитать для разъяснения ситуации, что не сразу заметил, что мадемуазель с кем-то говорит. Прислушавшись к беседе, лоддроу отчего-то стало неловко, точно это он стоит возле дверей, опоздав на работу и сутулясь под строгим взглядом начальницы.
Так вы, мисс, важная шишка в этом маленьком запыленном государстве, - парень покосился на родича, с таким неудовольствием отвернувшуюся от пристыженного подчиненного, что сам Олаф провалился бы сквозь землю, окажи ему такая девушка подобную любезность.
Они двинулись дальше. Косточка, отметая вопросы о том, как такая женщина стала библиотекарем, сконцентрировался на проблеме. Быстрее найдет необходимое - быстрее окажется в приюте. Быстрее окажется в приюте - быстрее разберется с проблемой.
- Призраки, значит. Знаете, редко, кто обращается за подобной литературой ради того, чтобы уличить призрака в существовании. В основном, для праздного интереса.
Как я и думал...
Олаф погрустнел, но не подал виду. Послушно проследовал за мисс Фенрил и приготовился страдать над местами заплесневелыми страницами сборника бабкиных рассказов. Было похоже, что библиотекарь разделяет его мнение насчет этой литературы. Лоддроу слегка улыбнулся и склонился над потрепанным апокрифом.
- Сиротский приют, да, - пробормотал он, водя пальцем по указателю. - Я слышал, его здание старо как сам город. Все может быть, конечно... хотя, дети...
Невнятное бормотание стихло, и лоддроу с головой ушел в изучение. Благодаря неважнецкому оглавлению Олаф нашел необходимый раздел, посвященный духам, призракам и прочей не желающей нормально умирать ерунде, что предпочитает селиться близ людей, но выяснилось, что слог в этой книге очень тяжелый. Лоддроу попытался прикинуть, в каком же году бытовало подобное наречие, но не смог. Он старательно вчитывался в слегка размазанные местами строки. Чтение заняло некоторое время.

"...Егда живота лихованъ человека аль гарипа напрасно, вждати он охабиться да потщитися жить. Стерво его укромлено на смотрение сколиям, чи дух его, доколе мнити, не отгребатися, да успению не надлежит. Страсти спятится дух, да беспроторица мучит. Прострети он окрест люда животного, взыская. Люд въняти скоро, аже дух окрест, аще себя не кажет - беденьство то деля живота. Мертвяк буесть то ли вждати взыскания, чему не грясти животов. Дивий деяти он коли не дати ему хоть. Васнь хытрый люд зати духа коли заяти надобное да дати чужеяду..."

Олаф хмуро постучал пальцем по столешнице, осмысливая с трудом расшифрованные строки. Общий смысл был прост: чтобы изгнать призрака, надо дать ему то, что он хочет. Но в тексте, который лоддроу раз за разом пробегал взглядом, не было ничего о том, как распознать духа, с которым имеешь дело. Ведь они разные, так? Должна быть какая-то классификация... Неужели это настолько элементарно, что даже не стоит упоминания, а Олаф и есть "лободырный"?
Решив повременить с ломанием головы над старым текстом, парень пробежался и по другим томам. Еще один был написан на очно том же древнем языке, а вот прочие оказались довольно внятными.

"...что до не жити, та делится на три группы, кои оглавляются духами, призраками, да нежитью во плоти. Все они небезопасны для мыслящего живого. Известней всего те, что ведут свою природу от рода людского. То суть простые души умертвленных, вернувшиеся с Изнанки по каким-то причинам. Духи есть различные: иные в воде, иные в лесах, иные близ людей или в заброшенных уголках. Различает их сила. Одни вольны пожирать людей, другие лишь бродят тенью. Злые и гневливые - есть самые сильные, до человека охочие. Берегитесь тех призраков, что близ людей селятся: бывают мирные, но и самые пакостные среди них, а всякий мирный станет злым, коли будет долго жить в мире подлунном. Бывают призрачные тени, им до людского рода дела нет, ибо впали они в глубокое беспамятство, зовут их эманацией смерти. Сильнее их есть полтергейсты: полубезумные дикари, жаждущие пакостить. Они среди живых появляются там, где есть дети, ибо они - нить, связывающая Изнанку с нашим миром для этих призраков..."

Олаф шумно выдохнул, не веря в свое счастье. Вот оно, как все просто и ясно, это всего лишь безмозглая призрачная образина, баламут и скандалист. Лоддроу запустил пальцы в волосы. Сколько раз он слышал в детстве о них от бабушки. Стыдно-то как.
- Мисс Фенрил, э-э-э, - он наконец подал голос, благо, мадемуазель не ушла далеко. - Кажется, я нашел то, что нужно.
Он откинулся на стуле и забарабанил пальцами по столу, усеянному раскрытыми фолиантами. Затем задумчиво посмотрел на библиотекаря. Радость простейшего открытия быстро испарялась: самое трудное только начинается.
- Вы часом не вспомнили, что именно слышали про сиротский приют?

Отредактировано Косточка (2015-02-08 15:25:51)

+1

9

Альвэри меланхолично наблюдала за посетителем, краем ушей прислушиваясь к его подносному ворчанию, в то время, как у самой мысли витали далеко отсюда. Она и забыть уже успела о сиротском приюте, стоило только парню отвлечься на книги. Забот хватало, ведь она только-только втянулась…одной ногой в суету здешнего места, вернее, отсутствие оной. Девушка уж начала подумывать о том, чтобы оставить лоддроу под бдительным присмотром подчиненных, а самой заняться…
Голос парня вывел ее из задумчивости, вернув на бренную землю. Приют? Какой приют? – промелькнуло в голове. Фенрил с парочку секунд помолчала, пока поняла о чем соизволил спросить согильдиец.
- А, приют, - наконец выдала девушка. – Да-да…да вроде бы и неказистый случай-то, но почему я вспомнила…Тоже нечто о призраках мелькало, -передернув плечами, явно о незначительном вещая. – Если Вам интересно…Пойдемте. Книги, что заинтересовали, можете прихватить с собой.
Сказав сие, Фенрил повела посетителя снова длинными коридорами из стеллажей, прекрасно ориентируясь в этом своеобразном лабиринте. Попетляли они несколько минут, пока не оказались в одном из дальних закоулков. Кивнув в сторону стола, что стоял чуть в сторонке, девушка проговорила:
- Располагайтесь. Я сейчас.
Аль прошла к дальней стене, отперла дверь, что с трудом просматривалась в полумраке помещения и скрылась на какое-то время из виду. Вскоре девушка снова появилась в поле зрения. В руках она держала какой-то свиток и еще что-то плохо различимое из-за мелковатого размера вещицы. Подойдя к столу, за которым должен был расположиться лоддроу, Альвэри положила перед ним рукопись и какой-то амулет. Присев рядом, девушка произнесла:
- Некое время назад сюда заглянул один искатель приключений, по-иному и не назовешь. Только вид у него был еще тот. Такое чувство было, что за ним псы самого Тейара гнались всю дорогу. Как очумелый он заметался меж стеллажей, также желая лицезреть литературу, которая и Вас нынче заинтересовала.  Когда же я предоставила ему тот же стеллаж к осмотру, так, казалось, что вовсе забыл о всем вокруг, углубившись в чтение, - девушка сделала короткую паузу, развернув рукопись, всю исписанную какими-то закорлюками и всяческими рисунками, что, судя по всему, должны были походить на тех самых призраков. – Это он оставил…Подумав, что на этим его можно оставить в покое, я собиралась отойти, да вот он снова как с цепи сорвался, едва в ноги не падал и все приговаривал «Они давно там…они скоро проникнут в каждый дом…с этими детьми…они порождения зла…» - ну и все в таком духе, - Аль изогнула бровь. – В целом, на все вопросы, касательно «их», получала сбивчивые ответы – призраки, гиблые, дети, сиротский приют. Время, к слову, позднее тогда было и в какой-то момент он затих, а после как рванул прочь…Собственно, эта рукопись и амулет все, что осталось. За оными он так и не вернулся. Оставила при себе, мало ли, опомнится.
Лоддроу посмотрела на согильдийца. Навряд ли его сия россказень заинтересует, попахивает бредом и слабоумием, да. Хотя, в тот момент она заинтересовалась происходящим, но так как главный раздражитель ее любопытства исчез с поля зрения, то попросту забросила сию историю в дальний угол памяти, да комнатушки.

+1

10

Олаф поставил стул на все четыре ножки, давеча в рассеянности оттолкнувшись от стола, и воззрился на мисс Фенрил. Не самая лучшая стратегия - начать встревоженно опрашивать каждого встречного и собирать неустойчивые сведения из домыслов и слухов. Если уж разворачивать деятельность, то разворачивать ее правильно: найти городского медиума, этого неуравновешенного лохматого курильщика с дикарскими татуировками-треугольниками, да если не самого в пекло отправить, так хоть совета спросить. Не там Олаф искать начал. Но, с другой стороны, разве он мог по-другому? К кому угодно пойди и попытайся объяснить, что ребенок тебя попросил выгнать призрака с чердака в приюте. В Чертог Провидцев ходить не надо (да и не пустят), чтобы знать реакцию. А если врать, то каким образом обосновывать святой поход на нежить в никому не нужный детский дом? К тому же, Олаф ложь терпеть не мог. Даже в своем собственном (далеко не великолепном) исполнении.
Вот только призыва проследовать за библиотекарем Олаф никак не ожидал. Он покорно поднялся, надел треуголку, собрал всю макулатуру, разложенную на столе, и пошел за девушкой, поглядывая на дорогу поверх увесистой стопки фолиантов.
Парочка сильно углубилась в библиотечный зал: лоддроу отметил скверное освещение и пухлость полок, украшенных совсем уж непривлекательными корешками. Ему пришлось замедлить шаг, осторожно заворачивая за угол вслед за местной владычицей. Наличие в этом закутке стола и стульев показалось хорошим знаком: парень уж было решил, что его поведут в секретную библиотеку под Хартадом, где по руинам разрушенного подземного города гуляет затхлый сквозняк, шмыгают крысы и еще Ильтар знает что. С крохотной долей разочарования Олаф водрузил свою ношу на стол и успел увидеть, как мисс Фенрил все-таки удалилась в "подземную библиотеку", наказав согильдийцу располагаться.
Лоддроу кинул взгляд на книгу, которая оказалась ему наиболее полезной. Полтергейст - штука неприятная. Сможет ли любитель (не любитель, а превозмогатель) управиться с такой дурой в одиночку? Он надеялся, что мисс Фенрил принесет из своего тайника еще один ценный фолиант, где имеется конструктивная и красочная инструкция по изгнанию такого барахла в Изнанку.
Но милейший библиотекарь извлекла на свет нечто неожиданное. Свиток?
А уж история про искателя приключений, который некогда сходил здесь с ума и рыскал в тех же книгах, что и Олаф, бормоча про сиротский приют... Лоддроу по своей природе вспотеть сложновато, а вот волосы на затылке дыбом вставать очень даже могут.
- Что вы говорите, - только и выдавил из себя Олаф, уставившись на амулет. Затем перевел взгляд на развернутую на столе рукопись. Схемы, похожие местами на алхимические формулы, рисунки и закорюки ситуацию не прояснили. Лоддроу коснулся бумаги.
- Посмотрим, что тут у нас.
Нежные руки снежной эльфийки, полка со всяким барахлом... мотаем дальше... Руки сильно напуганного человека, довольно потные, замызганные чернилами. Темная сумка. Снова руки. Много раз этот свиток сворачивали и разворачивали, дописывая, марая, изрисовывая. Пергамент много где побывал. На нем писали и на коленке, и на столе, и на камне... дальше... Свиток хранился в сухой среде, несколько раз перекладывался. Его придавливали какой-то склянкой с одного края и песочными часами - с другой, когда он особенно долго пролежал в свернутом виде.
Олаф убрал руку. Дальше смотреть было бесполезно.
- Эта вещь принадлежала ученому. Кажется, в один момент его увлекла некая идея. - Олаф осторожно выбирал слова, стараясь не дать волю фантазии. - Он тщательно записывал сюда свои мысли. И везде таскал свиток с собой, прежде чем по непонятным причинам оставить вам.
Затем Олаф взял в руки амулет и замолчал на почти неприличное количество времени, после чего тихо вздохнул, положил перед собой диковинку и повернулся к девушке с весьма серьезным выражением лица.
- Боюсь представить, что творилось в голове этого чудака, когда он избавился от подобной штучки. Историю этого артефакта я не смогу прочесть и за неделю сидения на этом самом месте. Перед нами - самый настоящий щит, за который не сунет носа добрая половина известной Фатарии нежити.

Отредактировано Косточка (2015-02-18 23:24:14)

+1

11

Альвэри не без интереса наблюдала за согильдийцем и его молчаливыми манипуляциями. Девушка не думала, что история, рассказанная ею, может особо заинтересовать кого-либо. Бредни сумасшедшего, вот что можно подумать со стороны, не более. Тем не менее, раз уж вспомнилось, то и рассказать было не тяжело, а далее - это дело левое. Тем не менее, юноша не выказал скепсис по поводу услышанного и не отмахнулся от выдумок блаженного незнакомца, что оставил не только какой-то след в памяти лоддроу, но и более материальные следы в закромах библиотеки.
- Эта вещь принадлежала ученому. Кажется, в один момент его увлекла некая идея. - снова обратил на себя внимание посетитель. - Он тщательно записывал сюда свои мысли. И везде таскал свиток с собой, прежде чем по непонятным причинам оставить вам.
"Ну, это было понятно и по поведению, да ереси, что срывалась с губ бедолаги ежеминутно...Видимо, таки блаженность им овладела." - с некой грустью, что ли, подумалось ей. Почему-то хотелось, чтобы сия история была из разряда...необычно-реальных. Видимо, в последнее время ей не хватало своеобразной интриги в жизни. Хотя, когда она там появлялась-то? Фенрил уж готова была согласно кивнуть, выдать нечто сродни - Скорее всего так и есть, а сейчас, оставлю Вас в покое, но ее вновь остановили.
- ...Историю этого артефакта я не смогу прочесть и за неделю сидения на этом самом месте. Перед нами - самый настоящий щит, за который не сунет носа добрая половина известной Фатарии нежити.
Альвэри изогнула бровь, перевела взгляд на потерянное незнакомцем.
- Вот каааак, - протянула задумчиво. - Предполагала, что амулет не просто побрякушка, но чтобы с таким подтекстом...Да он и не оставил. Повторюсь, такое было чувство, что за ним сам Тейар вдруг явился. Сорвался с места и удрал, только его и видели, - взяв в руки амулет, принялась его рассматривать. - Думаю, в тот момент он забыл обо всем и ибо всех. А куда делся, Ильтар ведает. Я то вспомнила всего лишь из-за Вашей оговорки о приюте, - Аль снова взглянула парня. - Ибо, не только в речах его путанных сие проскальзывало, но и, судя по всему, на рукописи, - лоддроу развернула пергамент. - Сей ученый муж, когда что-то яро конспектировал, точно так же комментировал. И хочешь-не хочешь, а долетали фразы до слуха. И постоянное упоминание приюта, призрачных сущностей, какого-то ритуала...в общем, много чего, что смахивает на бред для обычного обывателя. Но, - передернув плечами, Фенрил чуть усмехнулась. - Когда твоя жизнь связана с книгами, то относишься к вещам подобным немного по-иному. Впрочем, как бы мне не было любопытно, проверять самолично я не стала, увы. Вот такая вот история. Извините, если заняла Ваше время, отвлекая от искомого. Могу Вам оставить на просмотр, если интересно и как-то связано с Вашими поисками, пока здесь находитесь. Отдать не отдам, увы, даже при большом желании.
Она понимала, что не все могут быть столь любознательны, как она, принимая каждую историю на грани реальности, а не чьей-то больной фантазии, посему была готова оставить согильдийца в покое, дабы более не мешать копаться в собранной им ранее литературе. Ну не заставлять его заняться чьей-то сумасбродной затеей и выяснить откуда "ноги растут" у рассказанной ею истории!

+1

12

Озадаченно почесав затылок, лоддроу вздохнул и свел кончики пальцев вместе. Задумчиво уставившись в образовавшееся пространство, он прокрутил в голове увиденное. Амулет был древний как пески Соноры. Его владельцы сменялись один за другим, и не всегда это была старая добрая эстафета передачи по наследству. Амулет выскользнул из лап Инквизиции, на нем рос мох в лесах Аморэттэ, его сжимал в руке умирающий искатель приключений, забредший в проклятые земли. Страшная реликвия, повидавшая на своем веку безобразное количество событий, теперь лежала перед Олафом Каппеленом, тускло отражая свет канделябра своей поблекшей от времени серебряной оправой. Лоддроу видел далеко не всю его историю, но уже казалось, будто эта вещь убила людей больше, чем спасла. Дурной, дурной знак для него.
- Мисс Фенрил, - повернулся Олаф наконец к сотруднице, когда та деликатно подытожила свой рассказ, - я безмерно благодарен вам за проявленное участие. Вы очень помогли мне.
Тронув пальцем цепочку амулета, словно боясь, что тот снова безраздельно завладеет его вниманием и затянет своей историей, лоддроу добавил:
- Абсолютно согласен с вашими словами. Данный артефакт не может покинуть этих стен, не в моей компетенции, тем более, его просить для личных целей. Строго говоря, даже нехорошо, что он пылился у вас. Эта штучка верткая. Вероятно, теперь, когда известна ее суть, амулет стоит передать в другой отдел...
Он замолчал и неожиданно очень внимательно уставился на Альвэри, точно его осенила идея столетия.
- Разве что чуть позже.
На Олафа снизошло вдохновение. Все ключи и подсказки сами идут в руки. Везение это или нет, - Сет мне свидетель! - но нужно пользоваться шансом, пользоваться удачей, если таковая здесь себя проявила. Скорее, пока не выдохлось.
- Мисс Фенрил. Вы - необыкновенная разумница, и я счастлив, что повстречал именно вас в библиотеке. - Олаф еще никогда не говорил таких вещей девушкам, между прочим. - Позвольте злоупотребить вашим вниманием еще немного.
Он глубоко вздохнул, встал, развернул стул к Альвэри Фенрил и сел на него верхом. Облокотился на спинку и очень внимательно воззрился на прекрасную соотечественницу.
- Слушайте. То, что я вам сейчас расскажу - это секрет, понимаете? - заговорческим шепотом начал лоддроу. - Я никому не могу об этом рассказать. Но вы вызываете у меня доверие, мне хочется вас посвятить в эту тайну. На мне с некоторых пор лежит ответственность. Призрак из приюта, о котором говорил тот помешанный, кажется, не детская выдумка, а вполне реальная угроза. Ко мне обратились за помощью, я не могу разглашать имен.
Олаф замер: ему показалось, будто за стеллажом мелькнула чья-то фигура. Давеча опоздавший сотрудник, которого отчитала мисс Фенрил, порхнул в проходе, заметив недружелюбный взгляд Косточки. Убедившись, что в округе больше нет ничьей пары ушей, кроме тех, что принадлежали ему и Альвэри, Олаф продолжил.
- За этот короткий визит в библиотеку я узнал все, что требовалось, и даже сверх того. И теперь мне кажется, что вы заслуживаете быть посвященной в эту ужасную тайну. Безумное совпадение, что сама же история с призраком принесла нам подсказки и помощь, - доддроу кивнул на свиток и амулет, - Теперь же мне необходимо действовать без промедления. Сейчас же. И я приглашаю вас пойти со мной.
Олаф выпрямился на стуле и в его взгляде мелькнула искорка ребяческого озорства, появление которой немедленно скомпенсировал строгий и серьезный тон.
- Что скажете о небольшой прогулке? О, не спешите пугаться. Всего лишь хочу разведать обстановку, для начала. И, конечно, было бы неплохо иметь при себе артефакт, который вы, как профессионал, хранили все это время. На случай непредвиденных обстоятельств. Отправившись на разведку со мной, вы сможете проследить за его сохранностью. Как если бы я взял его напрокат. Кроме того, наверняка я уже пробудил в вас любопытство. Как насчет того, чтобы узнать, что же все-таки за чертовщина творится в детском приюте?

+1

13

Видимо, груз информации, что она свалила на плечи юноши заставил того хорошенько задуматься, ибо озадаченность так и нарисовалась на лице вычурным узором. "Оно и к лучшему. Каждый займется тем делом, кое  ему интересно." Девушка благосклонно кивнула на слова благодарности согильдийца и продолжение своих мыслей о артефакте, готовая в любую минуту оставить парня ломать голову над загадками, только ему ведомыми, что, собственно, и привели его в ее обитель. На пристальный взгляд со стороны лоддроу, она особо не отреагировала, мало ли что ему подумалось в том момент, а ей показалось. А вот последующие слова ее явно озадачили.
- Мисс Фенрил. Вы - необыкновенная разумница, и я счастлив, что повстречал именно вас в библиотеке. - похвала вещь любопытная, но Аль как-то не привыкла к подобному и всегда относилась с подозрением. И не зря. - Позвольте злоупотребить вашим вниманием еще немного.
Фенрил изогнула бровь в немои вопросе, не став перебивать парня, тем более, что тот почти сразу перешел к делу. Сначала его слова могли показаться ей шуткой или уловкой, эдакий подогрев интереса, который парень мог заметить в ее глазах, когда она поведала о истории. Но Альвэри не стала и в этом случае перебивать Олафа, стараясь не выдать свои истинные и начальные чувства, вызванные его словами с самого начала. Впрочем, об этом она вскоре забыла, ибо предложение повернулось в ином русле и уж явно не играло на ее любопытстве. Ну как, не играло...таки доля сего в этом была, спорить тут  сложно. Кроме всего прочего, сородич не настаивал, не заманивал и не требовал, а сделал предложение так, что она могла как отказаться, так и согласится по доброй воле, а то и на своих условиях.
Альвэри прищурилась, внимательно глядя на согильдийца, в глазах которого столь явно загорелись огоньки, означающие лишь одно и это "одно" мало чем отличалось от ее собственного любопытства, разве что мотивами. Хотя, послушав историю, кою вкратце изложил Олаф, все могло поменятся в любой миг. Лоддроу не спешила с ответом, но и томить долгим молчанием не стала.
- Даже не знаю разумно ли это - явится с такой затеей в приют, - начала Фенрил. - Просто так же нас туда не пустят - любопыства ради. А уж если изложить всю суть, так и вовсе, едва ли не блаженными посчитают, еще и потребуют имя того, кто на них оговоры строчит, - тон был если не серьезен, то задумчиво-спокоен, что сразу бросилось контрастом с последующим хитрым прищуром и такой же усмешкой. - Но я должна признать, что эта история меня заинтриговала и как ценитель древностей и всяческих историй, правдивых иль нет, мне тяжело пройти мимо столь заманчивого предложения. Если придумаем годную причину, с коей мы явимся гостями в приют и не вызовем ненужных подозрений, что же...я согласна на злоупотребление своим вниманием еще немного.
Да, как бы не казалось изначально, что в этой девушке навряд ли могли проявляться чувства горячее, чем лед Мандрана, но это будет ошибочное мнение. Хотя Аль редко вот так вот срывалась посреди дня с первым новым знакомым, да и вообще всегда держалась обособленно и сдержанно. Но то ли засиделась уж совсем в сих стенах без приключений, то ли исклмое "шестое" чувство не видело ни в словах, ни в замыслах согильдийца злого умысла, вызывая определенное доверие, а отказаться лоддроу и не думала. Поди, не каждый день выпадает ввязаться в авантюру с потусторонним.

Отредактировано Альвэри (2015-03-18 22:41:07)

+1

14

10:23
Улицы Хартада.

Не будь Косточка Косточкой, то первым предложением в этом посте стала бы фраза "Наш герой перевозбудился". Но лоддроу не был склонен к активному проявлению оживления, что не позволяло применение по отношению к нему таких громких слов. Однако, как минимум, Олаф был взволнован. Хотите рассмотреть подробнее причины? Пожалуйста.
Во-первых, он удрал с рабочего места с утра, чего не делал уже целых две недели.
Во-вторых, он удрал вместе с очаровательной снежной эльфийкой, и теперь они вдвоем шли по городским улицам, отлынивая от повседневных обязанностей.
В-третьих, это была не просто романтическая прогулка, что, конечно, было бы тоже недурственно, но целая секретная миссия, наполненная мистикой, интригой и охапкой загадок.
А в-четвертых, наверное, можно упомянуть тот факт, что ни ваш покорный, ни его спутница не обладали даром медиума, не имели опыта общения с бесплотной нежитью, а также подготовили довольно авантюрный план действий, первым шагом которого числился сразу же визит в приют.
Возможно, это самое «в-четвертых» картину портило. Так и было с Олафом, например, когда тот, нацепив на себя серьезности, спускался по ступеням гильдийского замка, стараясь делать вид, что идти рядом с красивой (с любой) девушкой для него - обычное дело. Но, уже выйдя к оживленной части города, лоддроу понял, что своя доля веселья здесь есть. Конечно, это идет вразрез с его обычной манерой серьезно относиться к непредвиденным обстоятельствам и ни в коем случае не пускать на самотек дела, требующие тщательного обращения. Однако, пораскинув, парень пришел к определенному выводу: история с приютским призраком, разворачивающая свои драконовы крылья этим погожим прохладным деньком, все же обладает определенной степенью иронии и абсурда. Он не только сам плохо подготовился, но и втянул в это дело постороннего. А теперь в голове лоддроу рождался еще более странный план, за который, быть может, мисс Фенрил наградит его пощечиной и невозмутимо удалится обратно в замок. Почему бы при таком раскладе не настроиться на позитивный лад?
Но Олаф расслабился по большей части благодаря осознанию того факта, что библиотекарь несет с собой ценный артефакт, способный защитить их от нежити самого разнообразного калибра. От самого наличия такой вещицы в их скромном арсенале спокойствие лоддроу несоизмеримо повышалось.
Пара сотрудников гильдии «Белый Дракон» вышли на оживленную площадь. Предстояло пересечь еще несколько улиц и выйти к так называемому спальному району - непопулярной маленькой сетке коротких тупиковых улочек, где располагались преимущественно жилые дома. Из тамошних «предпринимателей» Олаф смог припомнить лишь портного, который уже много лет едва сводил концы с концами, да напыщенного, но слегка сумасшедшего цирюльника, в равной степени обожавшего устраивать как кровопускание, так и стрижку ногтей своим клиентам. Более, вроде бы, никто не решился открывать бизнес в этом закутке, где порой кажется, что люди залезают в свои дома через окна: за все время посещения этого квартала лоддроу заметил на улицах от силы три двери. Именно в это кислом местечке располагался детский дом.
- Мисс Фенрил, - бодро обратился Олаф к своей спутнице, - никогда не задумывались о том, чтобы завести детей? Как вы вообще к ним относитесь?
[float=right]http://i60.fastpic.ru/big/2015/0320/6e/2d35791abb7a4ad34b188027a1210a6e.png[/float] Лоддроу пересекли последнюю оживленную улицу района и свернули в непривлекательный переулок, где по-осеннему чавкала грязь под ногами, а собирающиеся на небе облака живописно оттеняли унылую архитектуру. Не самая подходящая среда для обитания детей. Кроме того, приют располагался в бывшем особняке некой знатной фамилии. Судя по тому, что слышал об этом строении Олаф, с местом власти Хартада не угадали.
Унылое же зрелище предстало их глазам! Увязая сапогами в грязи, пара добралась до детского дома, в который упиралась кривая улочка. Тот строгим красным жуком высился над ними, венчая квартал своим старым убожеством. Заржавевшая ограда зловеще звенела от сильных порывов ветра, словно угрожая упасть на любого, кто сунется к приюту слишком близко. Неухоженный заросший сад и общая серость ландшафта поразили Олафа: было невозможным представить в подобном антураже детей. Лоддроу не покидало ощущение, что он привел Альвэри Фенрил в заброшенный приют для душевнобольных. Его внезапно охватило скверное ощущение обиды и тоски, исходящее, казалось, от самого дома. Интересно, почувствовала ли библиотекарь то же самое?
Отрывая взгляд от пошедшего трещинами фасада, Олаф наконец решил изложить свой план начистоту. Они уже пришли. Наверняка их появление сейчас бдительно караулят воспитанники или воспитатели из-за занавески: у лоддроу не возникало сомнения в том, что визитеры здесь так же редки, как молчаливый кварк. А это означает, что им двоим уделят большое внимание. Что и натолкнуло Олафа на одну мысль.
- Мисс Фенрил! - Лоддроу повернулся спиной к приюту, чтобы прекратить глазеть на его скудность и сосредоточиться на грядущем. - Мы прибыли. «Дом Ванессы» во всей его красе. Необходимо попасть внутрь и максимально пройтись по площади, чтобы осмотреться. Для этого нам придется воззвать ко всем актерским талантам, что у нас есть.
Мимолетная грусть в голосе Олафа, как он надеялся, осталась незамеченной: он не умел разыгрывать спектакли. Видно, настало время учиться.
- Я предлагаю оригинальный ход: мы с вами прикинемся супружеской парой. Прошу вас, не подумайте обо мне плохо! Если мы войдем рука об руку в приют и скажем, что намерены усыновить или удочерить ребенка, все двери будут для нас открыты. Это наиболее действенный в нашем случае ход.
Он очень надеялся, что мисс Фенрил окажется особой, лояльной ко всякого рода безумным затеям. В конце концов, она уже проявила себя умной девушкой, быть может, проявит понимание и теперь.
- Внутри нас ждет мой знакомый. Нужно будет отыскать его... Хотя, не факт, что приют не вывалит в полном составе нас встречать после того, как мы ступим на его порог, - Олаф едва слышно вздохнул. Затем приосанился и любезно вытянул локоть, ожидая, что Альвэри примет приглашение и на территорию детского дома они ступят эксцентричной мандранской парочкой молодоженов. Благо, что они были одного роста: парень решительно отказался бы от затеи, возвышайся мисс Фенрил над ним более, чем на пять сантиметров.

Отредактировано Косточка (2015-03-20 02:53:10)

+1

15

И хотя не открыл согильдиец "завесу тайны" сразу, сходу выдав возможную причину их явления в детский приют, девушка не стала размениваться на взвешивание  всяких "за" и "против" еще какое-то время. Собрав немногочисленные пожитки неизвестного, что заинтересовали парня, она в компании нового знакомого направилась к выходу. На ходу, конечно же, Альвэри не забыла раздать распоряжения касательно дел библиотечных, пока она будет отсутствовать. Все это заняло по времени всего ничего и вот они уже вынырнули из привычных, "родных" стен ее обители и явили себя миру, более оживленному, нежели такие места, как библиотека.
Фенрил, кою недавно съедало любопытство, уж немного поостыла, ибо приходилось смотреть, куда идешь, а не мечтать на ходу, за что можно было поплатиться, по меньшей мере, ушибами. Она шагала рядом с лоддроу, не особо задумываясь о верности такого спонтанного решения. Не скажешь, что девушка ему всецело доверяла, но уж какая-то степень доверия была и ее хватило на то, чтобы дать согласие на авантюру. Да и "шестое чувство" молчало, пока что, посему не видела повода для излишнего беспокойства. Вот так и продвигалась парочка по городу к искомому месту, какое-то время пребывая каждый в своих думах.
- Мисс Фенрил, - вдруг спросил ее спутник, - никогда не задумывались о том, чтобы завести детей? Как вы вообще к ним относитесь?
По правде сказать, сей вопрос несколько озадачил Альвэри. Да так, что едва с шага не сбилась, но уж через минуту, передернув плечами, бросила спокойно:
- Никогда не задумывалась об этом и...о них.
А что ей было еще ответить? Она и дети, по ее мнению, были настолько далекими друг от друга "понятиями", что и говорить тут не о чем. У нее не было совершенно никакого опыта общения с этими маленькими, пищавшими в свертках или орущими на руках, или рядом с родителями созданиями. В силу обособленности существования она и не стремилась к более тесному контакту, да и не было в ее кругу родных-близких малюток. А о своих задумываться...тут впору даже хохотнуть. Увы-увы...
Тем временем, пока мысли лоддроу были заняты вопросом, несвойственным ее натуре и повседневной жизни, они уже успели миновать благоустроенную часть города, забравшись в дебри, где ее нога, если и ступала, то не часто. Да и недолго...Она воззрилась на здание приюта, о коем начал вещать ее спутник с легкой долей любопытства и недоверия. как-то не верилось, что вот это - приют для детей. Не вписывался сей, мягко говоря, не очень благополучный на вид дом, в любые представления о том, что там живут дети, неважно с родителями или сироты...Но факт, похоже, оставался фактом. У каждого свои представления и у тех, кто заправлял сим местом, видимо, свои, отличные от общепринятых.
- Я предлагаю оригинальный ход: мы с вами прикинемся супружеской парой. Прошу вас, не подумайте обо мне плохо! Если мы войдем рука об руку в приют и скажем, что намерены усыновить или удочерить ребенка, все двери будут для нас открыты. Это наиболее действенный в нашем случае ход.
Сказать, что она была сильно удивлена данной идеей нельзя было, ибо само место в кое они направлялись диктовало определенные обстоятельства, но все-равно, как-то по спине пробежал холодок. То ли недоверия, то ли подозрения, Ильтар его разберет. Однако, не подкрепленное ничем чувство быстро прошло, ибо в глазах спутника она не смогла найти ни намека на подвох или насмешку. А так, как другой, более правдоподобной причины появления в приюте, дабы не вызвать подозрений, не приходило на ум, то особо выбирать было не из чего. Посему девушка, не без душевного смущения, хоть и с привычным внешним спокойствием, приняла то, что есть. Чуть усмехнувшись и кивнув, мол «поняла все, сделаем, готова ко всему» лоддроу слегка обхватила локоть парня, стараясь при этом не выглядеть несуразно, ибо уж сильно чужды были подобные деяния ей и уж кому-кому, а Аль точно придется взывать ко всем своим имеющимся или нет истокам актерского таланта.
Как того и желала Олаф, парочка зашла на приюта не порознь. Альвэри с любопытством оглядывала сие мрачное место, сокрушаясь над этим фактом и гадая, что же может их ждать внутри. Впрочем, долго размышлять над сим не пришлось, ибо вот уже они и на крыльцо ступили да в дверь постучали. Фенрил только опасалась, что даже легкое постукивание снимет ее с петель и та с грохотом упадет внутрь здания, а оттуда…Поток фантазии был прерван, ибо хлипкая дверь распахнулась и на пороге нарисовался сгорбленный старик, за которым, как воробьи на зерно слетелись чумазые детки.
- Да? – слишком резво и громко для сего существа произнес мужчина.
- Здравствуйте, - как ни в чем не бывало, даже пытаясь выдавить улыбку, произнесла Фенрил. – Нам бы деток посмотреть…с мужем. Говорят у Вас хороший приют, много детей. Вот мы и пришли. Правда, милый?
Да, актриса в ней умерла некогда в агонии, страшной. Почему-то именно такая мысль проскочила в голове у лоддроу, когда она, хлопая глазами, как кукла, пытаясь помилее улыбнуться, да еще и прижаться, как положено влюбленной особе, посмотрела на своего молодого «супруга», словно только от него в этом мире все и зависело. Впрочем, долго ломать комедию не пришлось, к ее большому облегчению, ибо старик отошел, пропуская их внутрь.
- Входите…пройдемте.
Пара шагов и за их спиной, со скрипом и треском захлопнулась дверь. Идеальное место для призраков, - проскочила мысль. А их уже обступили детишки.
- Вы к нам?
- Я хороший мальчик.
- Хочу с вами играть…а у меня еще сестричка есть, возьмете?
- Я сейчас оповещу мадам, - послышался голос «дворецкого» и его тяжелые шаги куда-то внутрь здания.
Детский гомон и окружение не очень благотворительно действовали на нее, кроме всего прочего, каждая маленькая ручка так и пыталась ухватить ее за руку, что было совершенно лишним. Посему, Аль лишь крепче ухватилась за руку Олафа, посмотрев на него.
- Вашего знакомого здесь нет? - стараясь не сильно громко говорить, спросила девушка.
Нет, она не надеялась, что их так вот сразу повезет, но уж больно хотелось отделаться от стайки этих чумазых детей.

+1

16

Ведя под руку свою очаровательную спутницу, Олаф был относительно спокоен. О, он имел обширный опыт общения с детьми всех рас и возрастов, различных по полу, интересам и принадлежности к социальным группам. Преобладал же здесь контакт с дворовой шпаной, которая прогуливала рикорию точно так же, как он прогуливал работу и отлынивал от служебных обязанностей. Сколько себя помнил, Олаф всегда отлично находил общий язык с детьми, руководствуясь нехитрым правилом: видеть в них равных себе. Благодаря тому, что лоддроу общался на равных с ребятней, ненавязчиво держа дистанцию ввиду малого возраста последней, ему доверяли больше, чем любому другому взрослому в Хартаде. Для воспитания существовали родители и учителя: парень решительно умыл руки в вопросах наставничества; единственное, что закуривать при нем не пытались. Олаф занимал ту уникальную позицию, где он считался "своим", и в то же время был взрослым. Наверное, сам лоддроу гордился этим достижением. Надо сказать, оправданно.
Минусы же данного обстоятельства заключались в том, что к нему шли с проблемами, в разборе которых он участия принимать не желал. К примеру, история с приютским призраком.
Стоя на пороге «Дома Ванессы» сотрудник исполнительного отдела волновался лишь о том, как бы ему и Альвэри забраться в недра приюта, не вызывая подозрений. Призрак на фоне строгих сухопарых воспитательниц, пышнотелых кормилец и сквернословящих сторожей просто угасал. Как не бояться тех, кто держал детей в подобном месте?
Дверь открыл ожидаемо неопрятный старик. Ничего удивительного: при таком-то антураже и персонал обязуется выглядеть соответствующе. Мисс Фенрил проявила себя с лучшей стороны, представив их "чету". Нацепив мясляную улыбочку на лицо, лоддроу сопроводил речь спутницы ленивыми кивками и особенно щедрым наградил ту часть, где "благоверная" прижалась к его плечу.
- Да, моя снежинка, - проворковал Олаф в ответ. Парочка затейников перешагнула по приглашению порог приюта и сразу оказалась в унылом холле. Пол, выстланный обесцветившимися от времени досками, немедленно заскрипел под ногами детей, взявших лоддроу в плотное кольцо. Олаф доброжелательно скалился, но чувствовал, что мисс Фенрил не так уверенно себя чувствует под пристальным вниманием детишек.
«Интересно, может ли она запаниковать?»
Здесь сгрудились явно не все воспитанники приюта: вряд ли «Дом Ванессы» содержал всего шестерых детей. Олаф внимательно изучил каждого сироту прежде, чем отрицательно покачать головой в ответ на вопрос мисс Фенрил. Марсиля здесь не было. Кроме того, дети были явно младшие. Напрашивался вывод: встречать парочку лоддроу высыпали только те, кто еще не понял, что усыновление здесь происходит раз в десятилетие, то есть, самые маленькие, не потерявшие надежды. Старшие, надо думать, гордо сидят в комнатах и с преувеличенным интересом занимаются своими делами.
Желудок нехорошо сжался. Это было правдой. Семейные пары вроде той, которую изображают сейчас Олаф и Альвэри, предпочитают брать на воспитание маленьких детей, которых еще не поздно "перестроить", как бы погано это не звучало. Старших если и берут, то только для работы. Лоддроу знал близ Хартада семью, которая в таллемском приюте набрала пяток детей для работы на хлопковой плантации. Сколько еще таких примеров есть в мире?
Олафа дернул за рукав какой-то паренек посмелее. Лоддроу опустил глаза и увидел идеально выбритую детскую голову, на которой чей-то умелой рукой был выведен странный рисунок, охватывающий весь затылок и виски. Снежный эльф после секундного остолбенения понял, что перед ним иштэ.
«Какой интересный номер.»
Заинтригованный Олаф присел перед ним на корточки, стараясь убрать с лица выражение горечи. Ему стало страшно стыдно перед всеми этими обнадеженными малышами за притворство.
- Как тебя зовут, дитя?
- Пошел ты, - беззлобно сообщил пацан, скривив рот. Только теперь лоддроу понял, что тот будет постарше малышни, просто отстает в росте. - Марсиль ждет на втором этаже возле девки с сиськами. Не наступай на соль.
Оставив это загадочное послание, бритоголовый испарился. Олаф выпрямился и повернулся к мисс Фенрил. Развел руками и беспомощно покрутил головой по сторонам в поисках обещанной "дворецким" мадам.
Та будто ждала того, когда о ней вспомнят. По лестнице спустилась заведующая приютом, еще не потерявшая стати и явно позиционирующая себя как женщину. Немолодую, но все же женщину. Ее статус не подвергался сомнению: стоило лишь обратить внимание на многочисленные украшения и одеяние куда менее аскетичное, нежели у неприметной воспитательницы, спустившейся следом. Если пожилая мадам была облачена в новые и даже в какой-то степени нарядные одежды, то женщина, ее сопровождающая, была обряжена в простое серое платье и вид имела такой, точно ее только что отвлекли от важного дела. Впрочем, хозяйка приюта настрой имела доброжелательный. Она величаво подплыла к паре лоддроу - при ее приближении дети суетливо расступились - и подала руку Олафу.
- Заведующая приютом, мадам Элинор, к вашим услугам.
После секундного замешательства тот с очаровательной улыбкой склонился над ее ладонью, не став все же запечатлевать поцелуй вежливости. Женщина удовлетворенно кивнула и смерила "супругу" лоддроу оценивающим взглядом, после чего кивнула и ей. Расставила приоритеты?
- Мое имя Хольм Фаррелл, а это, - Олаф нежно коснулся плеча Альвэри, - моя драгоценная супруга, Беллатриса.
- Рада встрече, мэм, - снова величавый кивок.
- Мы поженились в конце прошлого года. - Такого ласкового взгляда лоддроу не применял еще ни к одной женщине, даже не был уверен, что у него вообще получается. - Нам очень хочется обзавестись большой семьей. Альв... д-да, дорогая, помнишь старину Альва? Это старинный друг нашей семьи, - у Олафа почти выступила испарина на лбу, но, кажется, обошлось: он едва не сказал нечто в духе «Альвэри так хочет почувствовать себя матерью, что аж на стену лезет», - который посоветовал нам хартадский «Дом Ванессы». Дело в том, что мы готовы усыновить ребенка. Думаем, что со временем даже нескольких. Очень уж хочется поскорее стать родителями в большой и дружной семье! Решили пройтись по приютам. Начали с вас, по рекомендации дорогого Альва.
- Вот как. - Снисходительность в голосе мадам Элинор даже не попыталась спрятать. Она улыбалась приторно в тон Олафу, однако, ее изучающий взгляд стал почти настороженным. Лоддроу проклял свои отсутствующие актерские способности. - К сожалению, это имя мне ни о чем не говорит. Но раз уж он нас вам порекомендовал, значит, мы имеем соответствующую репутацию.
Небольшой кружок взрослых вежливо рассмеялся. Олаф растягивал рот в улыбке, а перед его взором стоял облупившийся фасад детского дома.
- Похвально желание такой молодой пары начать семейную жизнь с усыновления. Вы - настоящий пример. Должна сказать, - мадам Элинор небрежно поправила шаль на плечах, звякнув браслетами, - я не задаю лишних вопросов тем, кто намерен взять на воспитание ребенка из приюта. Однако, вы, позвольте дерзость, настолько интересные ммм... лоддроу, что я просто не могу удержаться. Почему вы хотите взять чужого ребенка? Молодые и здоровые пары вроде вас предпочитают заводить собственных.
- Ах, - всплеснул руками Олаф, чуть не задев коллегу, - это действительно глубокий вопрос. Дело в том, что мы оказались счастливыми обладателями огромного особняка в Мандране. Наследство от дедушки... Но этот дом так пуст и уныл для нас двоих. Хочется наполнить его уютом и теплом. Их мы можем разделить с другими, так почему не помочь детям, оставшимся без родителей? Мы любим детей, правда, дорогая? И действительно заинтересованы в создании большой и крепкой семьи. Считайте нас старомодными, но, - тут он чуть не всхлипнул, - мы считаем, что дети - это цветы жизни. Мы хотим вырастить прекрасный сад, где каждый цветок будет особенным, прекрасным в своей уникальности. Мы хотим разделить наше счастье с теми, кто оказался его лишен!
Мадам Элинор вроде проняло. Женщина поправила шаль на сей раз более плавно, а ее взгляд стал задумчивым. Однако последующий вопрос чуть не вывел Олафа из себя.
- Если вы хотите осчастливить как можно большее количество сирот, так почему бы вам не взять сразу нескольких?
«Старая корова, упыриха накрашенная, расщеколда маразматичная...»
- Мы все же молоды, мадам Элинор, и не имеем опыта. Мы бы хотели начать с одного ребенка. Он будет учить нас, а мы - его. Втроем мы заложим первый кирпич в основу нашего будущего семейного счастья.
Кажется, заведующая приютом наконец была удовлетворена. Она вновь кивнула и вполголоса отдала какие-то распоряжения мявшей рядом передник воспитательнице. Воспользовавшись моментом, Олаф повернулся к Альвэри и сделал самые большие глаза, на какие только был способен.
- Итак, мистер и миссис Фаррелл. Я предлагаю сразу начать экскурсию по приюту. Вы сможете изучить условия, в которых обитают дети, чтобы составить полноценную картину об их текущем уровне воспитания и образования.
Воспитательница уже ринулась наверх. Судя по уходящему по широкой винтовой лестнице топоту женщина бросилась приводить в порядок второй этаж и детей в частности, пока мадам Элинор осталась внизу - тянуть время. Подтверждением послужили торопливые крики у них на головой: жизнь в приюте закипела.
- Бегите наверх, дети, - властно приказала заведующая все еще толпившимся рядом малышам, - живо!
В холле остались трое: Олаф-Хольм, Альвэри-Беллатриса и мадам Элинор.
- Так какой возраст вас интересует?
- Ммм... Куколка, что думаешь? - лоддроу повернулся к Альвэри. Кажется, ему нужен был небольшой перерыв от всего этого бреха.
- Пройдемте сразу в нашу столовую. Дети в основном питаются четыре раза в день: завтрак, обед, полдник и ужин. Младшая группа имеет второй завтрак. Расписание рассчитано так, чтобы весь день был занят. Старшие дети в обязательном порядке после завтрака посещают коррерат. Уезжают и приезжают они на омнибусе по договоренности с директором коррерата. Обедают учащиеся в школе, но не по выходным. Хорошо, что вы выбрали для визита субботу: в это время можно посмотреть всех детей.
Мадам Элинор быстро и четко проговаривала свой текст, живым шагом преодолевая пространство приюта. Лоддроу провели по просторному, но скудно обставленному холлу, показали скучную столовую с большими, но мутноватыми окнами, провели в комнату для игр, где в беспорядке валялись игрушки всех возрастов, а в углу притулился покосившийся клавикорд. От этой экскурсии Олаф почувствовал себя очень странно. Не покидало ощущение, будто он забрался в чей-то дом и принялся копаться в чужих вещах. Время от времени лоддроу подбадривал свою спутницу, пожимая той руку, лежащую на его локте. Хотя, он не был уверен в том, что подбадривает именно мисс Фенрил, а не себя самого.
- ...также занимаются уборкой территории. Сегодня мы закончили пораньше, поэтому дети отдыхают наверху. Конечно, неряшливость наших младших сироток объясняется тем, что мы еще не всех успели умыть и переодеть. Поверьте, это не стабильный внешний вид воспитанников приюта.
Олаф запоздало выдавил из себя улыбку, услышав, как на втором этаже грохнул жестяной таз и зашумела вода.

Отредактировано Косточка (2015-04-03 00:22:17)

+1

17

Ну что же, легко не будет, как поняла по жестам своего «супруга» Аль. А так хотелось…Шум, гам, эти щенячьи взгляды, полные надежд, могли кого хочешь вогнать в ступор. Нет, у нее не возникло желание обзавестись толпой бедняжек, но как-то паршивенько на душе стало, что ничего сделать не может. А малявки продолжали держать осаду. Фенрил даже задумалась, выдержит ли Олаф ее, если выпрыгнуть тому на руки. Ну так, на всякий случай…
Девушка отвлеклась от подобных, неуместных по правде говоря, мыслей, услышав, как согильдийца осадил какой-то мальчонка.
- Пошел ты, - «ХорошО воспитание...» - Марсиль ждет на втором этаже возле девки с сиськами. Не наступай на соль.
Девушка вопросительно выгнула бровь, встретившись со взглядом Олафа, но тот лишь развел руками. Видимо, подобного он и сам не ожидал. «Хорошенькое начало…» - еще раз повторилась мысль в несколько иной интерпретации. Впрочем, задать какой-либо вопрос по теме Альвэри не успела. На сцене сего театра нескольких актеров появилась еще одна фигура, что разительно отличалась и как-то не особо вписывалась в понимание заведующей этого убогого дома. «На павлина похожа,» - промелькнула мысль, так и оставшаяся при ней. - «Не идет, а пишет…одной ногой пишет, а другой – зачеркивает…»Несостоявшийся лебедь, коей явно хотела казаться сия дама, подобралась к ним поближе, протянув руку Олафу с красноречивым таким намеком.
- Заведующая приютом, мадам Элинор, к вашим услугам.
«Супруг» ее не стушевался, выйдя из положения весьма достойно, дабы не обидеть мадам. Аль же в эти моменты разговора вела себя молчаливо, лишь улыбаясь и кивая, если кто-то к ней обращался. Отдав все в руки «благоверного», девушка продолжала осматриваться и гадать о том, что же их там ждет наверху.
-… Альв... д-да, дорогая, помнишь старину Альва? Это старинный друг нашей семьи, -лоддроу вернула взгляд Олафу, который явно чуть не оговорился в своем повествовании.
Благо, парень вовремя осекся, ибо не только у него чуть почва из-под ног не ушла, но обошлось. Альвэри снова «расцвела» улыбкой, продолжая висеть на руке согильдийца, как будто так влюблена, что прямо и на минуту оставить его не может, а уж как деток хочет, то ни в сказке сказать. «Улыбаемся и машем, такие любят идиотов,» - снова промелькнула неуместная мысль, заставившая ее более искренне заулыбаться, слушая мадам.
- …К сожалению, это имя мне ни о чем не говорит. Но раз уж он нас вам порекомендовал, значит, мы имеем соответствующую репутацию.
«О да, репутация превыше всего, а после увиденного…» - думалось одно, смеялось над другим, главное, чтобы фальши не было услышано.
- …Однако, вы, позвольте дерзость, настолько интересные ммм... лоддроу, что я просто не могу удержаться. Почему вы хотите взять чужого ребенка? Молодые и здоровые пары вроде вас предпочитают заводить собственных.
«Вот ворона…а вот тебе не все ли равно? Меньше ртов кормить надобно». Впрочем, свои пять копеек девушка не успела всунуть, Олаф оказался многим шустрее, едва не пнув ей локтем под дых в своем рвении убедить мадам в их искреннейших желаниях не родить, а именно – обзавестись дитем.
- Ах, - всплеснул руками Олаф, - это действительно глубокий вопрос /… /Мы хотим разделить наше счастье с теми, кто оказался его лишен!
- Очень хотим, - удалось вставить Аль и свое слово, для убедительности пущей, а то еще подумает мадам, что супруга не то нема, не то блаженна, всю дорогу улыбается и молчит.
- Если вы хотите осчастливить как можно большее количество сирот, так почему бы вам не взять сразу нескольких?
«Да ради Ильтара, а давай мы весь приют к себе заберем, чтоб тебе легче жилось?!» - скалясь доброжелательно, но готова удавить сию даму той же шалью, что обвила шею оной, подумала Аль, коей этот обмен любезностями уже начал поднадоедать.
- Мы все же молоды, мадам Элинор, и не имеем опыта. Мы бы хотели начать с одного ребенка. Он будет учить нас, а мы - его. Втроем мы заложим первый кирпич в основу нашего будущего семейного счастья.
Нет, в Олафе определенно пропадал талант оратора. В другое время она бы наверняка снизошла до аплодисментов молодому человеку, но сейчас только и оставалось, что подыгрывать, делая вид, что от этой женщины, что распустила перед ними хвост зависит их будущее. Сколько важности же, мадам прям так и распирало от понимания сего. Но наконец-то разговор повернул в нужное русло. А то казалось, что так и корни можно пустить в коридоре от бестолкового трепа.
- Так какой возраст вас интересует?
- Ммм... Куколка, что думаешь?
- Мммм, - красноречиво протянула Альвэри, но передышку предоставила в ответе сама мадам.
- Пройдемте сразу в нашу столовую. Дети в основном питаются четыре раза в день: завтрак, обед, полдник и ужин. Младшая группа имеет второй завтрак. Расписание рассчитано так, чтобы весь день был занят. Старшие дети в обязательном порядке после завтрака посещают коррерат…- принялась деловито вещать женщина, ведя их за собой следом и предоставляя возможность детальнее осмотреть сие богами забытое место. Благо, поддержка согильдийца, пусть и молчаливая, не давала ей упасть духом и потеряться в этом всем, правда, прикосновения несли и несколько менее приятных характер, но приходилось сдерживаться.  -  …также занимаются уборкой территории. Сегодня мы закончили пораньше, поэтому дети отдыхают наверху. Конечно, неряшливость наших младших сироток объясняется тем, что мы еще не всех успели умыть и переодеть. Поверьте, это не стабильный внешний вид воспитанников приюта.
Аль покосилась на потолок, услышав красноречивые звуки, будто в ответ на слова мадам и улыбнулась.
- Ну это же детки, - несколько слащавей, чем хотелось бы, проговорила лоддроу. – Им положено быть слегка грязноватыми, ведь постоянно играют…куда-то вляпываются. Мы все понимаем, мадам Элинор, и ни в коем случае не сомневаемся, что в Вашем приюте всем уделяют столько внимания, сколько и должно быть.  Возвращаясь к вопросу о возрасте, - она сделала паузу, словно крепенько так задумалась. – Вы знаете, мы долго думали и еще по дороге сюда к единому мнению не пришли, но все же…хотелось бы сначала попробовать с ребенком постарше. Мы понимаем, что у него уже и несколько свой характер сформировался, с ним тяжелее, но с таким ребенком и поговорить можно, переубедить, даже в споре. Думаю, что стоит попробовать прежде, чем брать совсем кроху.
Мадам не смогла скрыть своего удивления.
- Ваше право, конечно, но обычно себе жизнь усложнять никто не берется. Как Вы верно подметили, со старшими детками могут возникнуть определенные проблемы, в то время, как малышей легко воспитать под себя. Они даже и помнить не будут, что в приюте росли, со временем.
- Да-да, Вы безусловно правы, мадам. И Ваши советы в последствии мы возьмем во внимание, - не похвалить заведующую за ее ум и проницательность. Даже если того и близко не было, она не могла. – Но мы с супругом не ищем легких путей, чтобы испробовать свои силы родителей, да и старшим деткам тоже нужен кров, не так ли?
- Безусловно…
- Ну вот мы и подумали, что стоит, возможно, рискнуть. Да, милый? – Аль положила голову на плечо мнимого супруга, словно черпая у того уверенность в их решении. – Да и к тому же, мы вот посмотрим на этих ребятишек. Уже сейчас можно будет составить какое-то мнение…кто знает, авось и решим по-иному…
- Я понимаю, - мадам Элинор, коя бросила взгляд за спины молодоженов и что-то там увидела, после довольно улыбнувшись, хлопнула в ладоши. – Ну что же, вы готовы? Тогда можем подняться к деткам и вы сами уже сможете все увидеть, пообщаться и решить, что вам нужно.
Не дожидаясь ответа, женщина повела их на второй этаж. Неспешно, вещая по дороге о жизни приюта и трудностях, с коими приходится ей сталкиваться, и прочее. Видимо, она боялась, что что-то может быть еще не готово и это бросится потенциальным «клиентам» в глаза в самый неподходящий момент. На ступеньках лестницы, что грозила не сегодня-завтра рухнуть, так казалось по крайней мере, она частенько останавливалась, указывая на картины , что якобы показывали жизнь приюта счастливую и безоблачную. На деле же это была какая-то мазня, на коей под слоем пыли с трудом просматривались силуэты и сказать, что там нарисованные радостные дети просто язык бы не повернулся. Но Аль продолжала улыбаться, поддакивая заведующей и моля Ильтара окончить их мучения побыстрее.
На лестничной площадке второго этажа они в новь замешкали, пока заведующая рассказывала об обустройстве сей части здания. Чтоб не потерялись, поди.
- Интересно, она с нами будет везде теперь бродить? – уловив миг, когда женщина смотрела в иную сторону, шепнула лоддроу согильдийцу.
Не очень-то бы и хотелось, да…
- Идемте знакомиться, - пригласила парочку куда-то влево по коридору мадам Элинор.

+1


Вы здесь » За гранью реальности » Неоконченная история » Льдом по страху.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно