За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Город Таллем » Вечнозеленый сад


Вечнозеленый сад

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://s7.uploads.ru/eyg2b.png

На окраине города, огородившись высоким каменным забором от домов, раскинулся большой величественный сад, магией его владельца бодрствующий и цветущий в самый лютый мороз. Мощенная тропинка ведет от вычурных ворот к небольшому двухэтажному дому, прячущимся среди зелени. Прямо перед окнами разбросаны тропические деревья, цветущие кустарники в которых иногда виднеются деревянные лавки и невысокие веранды. Это северный сад, в котором иногда звучит музыка и голоса людей, которым изредка предоставляется в аренду, для предоставления торжеств, хотя среди зимы очутиться в летней растительности дорого стоит.
Закрывшись от мира домом и каменной стеной раскинулся более обширный южный сад, засеянный редчайшими растениями, что попадались во время путешествий. Днем радует глаз россыпь прекрасных цветов, а ночью слабое мерцание ночных тропических деревьев. В центре сада обустроен небольшой труд, посередине которого возведена вычурная веранда, где нередко можно встретить хозяина всего этого чуда, занятого своими исследованиями магии.

0

2

4 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Раннее утро.
Начало игры.

Дорожная сумка Эстер давно уже лежала наготове. Десять лет, став целой вехой в ее молодой, еще только начатой жизни, прошли, и послушница Ордена  ждала позволения отправиться в путь, с целью доказать свою веру и мастерство.
Рыцарь… Какое же странное звание, когда применяешь его в отношении юной девицы! Сказать по правде, Эстер выказывала большие сомнения в отношении собственной доблести. Она могла себя представить в роли магистра-рунолога, в роли Старшего лекаря, и даже в роли нового Хранителя знаний Ордена – от этого делалось ужасно приятно, и улыбка сама собой растягивалась на губах - но, в роли рыцаря… Нет уж, увольте! Страх перед грядущими странствиями никак не мог покинуть ее мысли и, перебирая вечерами отцовские рукописи, она всякий раз горевала о том, что никакой родни в целом мире у нее не осталось.
И лишь однажды, за чтением старых, пожелтевших страниц переписки Герберта Холли с его коллегами-учеными, девушка встретила среди текста фамилию именитого мага, от вероятности знакомства с коим даже руки задрожали, Эстер вдруг осенила любопытная мысль – а не напроситься ли к нему в ученицы? Тогда она могла бы и отправиться в странствие – с одной стороны, и продолжить учебу – с другой, и, к тому же, поднатореть на поприще магической практики, а может быть и заслужить благосклонность Совета Ордена, коли удастся совершить хоть что-нибудь достойное…
Так или иначе, но подробное письмо о прошении принять ее в ученицы, господину Монтелла было отправлено, а тремя днями позднее госпожой Холли был получен положительный ответ. Сомнений не осталось и, посоветовавшись с любимым наставником, Эстер отправилась в путь…

http://s2.uploads.ru/yKNX2.png

Таллем, наполненный магией и туманно знакомый, встретил ее утренней прохладой. Час был ранний, и прохожие встречались не часто – разве лишь только посыльные, всегда спешащие доставить новости или какой-то товар, патрулирующие улицы наряды Стражи, да ранние пташки рабочих профессий, без коих жизнедеятельность города не могла бы осуществляться. Из булочной - мимо которой Эстер прошла медленным шагом, задержавшись перед пустынной витриной - доносились восхитительные ароматы свежего хлеба. Из здания, украшенного кованым флюгером и металлической ажурной вывеской, уже вовсю слышалось звонкое пение кузнечного молота…
Поймав за рукав пробегавшую мимо девчонку-посыльную, Эстер виновато поклонилась и, сунув девочке под нос конверт с указанным адресом, на жестах попыталась объяснить, что хочет уточнить дорогу. Девчонка, испуганно глядя на незнакомую девицу, пожала тощими плечиками, но путь подробно описала, добавив, что «дед Силь» живет в таком распрекрасном саду, который издали заметен. Посему, блуждать между извилистых улочек Эстер не пришлось.
Свернув через два перекрестка налево, нырнув в проем высокой арки, объединяющей параллельные улицы, Эстер посеменила в сторону городского периметра. Дома здесь, в основе своей, были простые и небогатые, так что роскошное жилище магистра Монтелла перепуть было попросту не с чем!
Дом, впрочем, не был виден за высокой каменной оградой – только лишь кроны деревьев каких-то иноземных пород, маячащие из-за ограды, да пышные кустарники, просматривающиеся сквозь резной узор ворот, исполненный в стиле виноградной лозы, украшенной золотистыми листьями.
Подойдя к  воротам вплотную, Эстер коснулась покрытых старой патиной прутьев, приятно холодящих кончики пальцев, и заглянула вглубь сада. Мощенная дорожка петляла меж цветущих кустарников и приглашала войти.
Калитка под натиском гостьи чуть скрипнула и отворилась. Эсти вздрогнула, удивленная тем, что ворота не заперты, но все-таки отважилась войти, ступая так, чтоб пятки не касались камней под ногами. Прекрасные цветы всех мастей и оттенков едва еще раскрывались, встречая новое утро, и аромат от их цветения был едва уловим. Эстер остановилась и сделала вдох настолько глубокий, насколько позволяли легкие. Хотелось задержаться здесь подольше. От чувства благодати, наполняющей душу, девушка даже закрыла глаза и звонко выдохнула, сбрасывая с плеч усталость.
Келли, все это время спокойно сидящий у нее на плече, расправил крылышки и, поднимаясь над деревьями по широкой спирали, громко и противно чирикнул: - Полундр-ра! Нас застукали!! – испуганно окинув взглядом пространство и никого не заметив, Эсти подняв голову вверх и, грозно зыркнув на голосистого фамилиара, покрутила пальцем у виска.
Впрочем, попугай не ошибся – гостей, гуляющих по саду, и вправду заметили, но прогонять не спешили. Дородная бабулечка в чепце и переднике спешила, комично повиливая задом, по садовой дорожке. Эстер, пряча улыбку, выпрямилась, став похожей на тонкую серебристую стрелку, и поклонилась, когда старушка подошла чуть ближе.
- С благословения Ильтара, госпожа! – с интересном разглядывая белую форму сестры милосердия, старушка поклонилась Эстер в ответ, - С каким светлым делом Вы к нам пожаловали, милая?
Эсти виновато опустила глаза и, перехватив пальцами горло, изобразила незатейливый жест, обозначающий проблемы с голосом, после чего сложив ладони в молитвенном жесте, еще раз поклонилась.
- Примите Его Благодать… - губы девушки шевельнулись, повторяя содержание фразы, но не проронили ни звука. Келли, между тем, вернулся на плечо хозяйки и, привычным делом, «представился» от ее имени:
- Меня зовут Эстер Холли, я прибыла по приглашению господина Монтелла, - девушка кивнула и, в подтверждение сказанного, протянула старушке конверт. Келли же, решивший видимо, что на молчание в течение пяти минут силы воли у него все же не хватит, добавил, - А это Келли – птица-говорун! Отличается умом и сообразительностью!
Старушка в чепце улыбнулась: - Рады видеть Вас, госпожа Холли! Неужели вы и вправду дочь доктора Герберта? Какая Вы молодая, даже и не верится… - сомневающийся взгляд старушки, как будто бы мельком, коснулся кончиков белых маховых перьев, которые при всем старании Эстер сложить крылья плотнее, чтобы из-за спины их не было видно, упрямо торчали, - Ступайте за мной, я Вас провожу… - неуклюже развернувшись в обратную сторону, пожилая прислуга магистра все той же забавной походкой заспешила в направлении дома, и Эстер пошагала за ней следом.

Отредактировано Эстер Холли (2014-11-27 08:30:04)

0

3

Старушка шустро исчезла за дверями, оставив девушку в прихожей и спустя пару секунд в коридор вышла вторая женщина, на вид чуть помоложе, одетая в простое бардовое платье. Окинув Эстер пристальным взглядом, поманила за собой. Они прошли по дому к двери во двор, минуя картины на стенах, полки с разнообразными вещами, от невзрачных камней, до большого обломанного клыка, освещенными хрустальными сосудами с мягким белым светом. Из одной двери тянуло холодом, из другой запахом озона, зато из третьей, как и положено – кухней. И судя по громкому шипению и легкой морщинкой на лице сопровождающей – алла отвлекала на важном этапе готовки.
Последняя дверь выпустила их в другую часть сада, гораздо более необычного чем первый. Здесь растения были не просто редкими, а редчайшими, привезенными из самых дальних краев мира, где довелось побывать владельцу. Кроны деревьев закрывали небо зеленой пеленой почти полностью, кустарники и трава росла как попало, навевая лишь смутные подозрения о когда-то наблюдавшемся порядке. Тут и там виделись цветные камешки, заросшие мхом и являвшимися когда-то заграждением клумб. Сейчас же цветы перемешали и разрослись как им одним было угодно. Сад вообще казался несколько запущенным, но зато живым и мирным.
-Айко!- громко крикнула домоправительница. Кусты около останков теплицы зашевелились и оттуда испуганно вынырнул вивариин-барс, перемазанный землей с совком в лапах. Кое-как отряхнувшись, он поспешно подошел.
-К Сильвио ее проводи- кратко выдав инструкцию, женщина торопливо ушла, беспокоясь о состоянии своего блюда.
Вив мимолетно взглянул на Эстер, тут же отвел взгляд и невнятно пробормотал –Сюда, пожалуйста.
Миновав тесные кривые тропинки, они вышли к небольшому пруду, с беседкой посередине, которую соединял с берегом маленький деревянный мост. Там стояла тумбочка и крепкий добротный стол за которым сидел Монтелла. Рядом над водой парили три фонаря, тускло освещая окрестности.
Неуверенно махнув лапой, вив поклонился поспешно скрылся в зарослях. Маг поднял голову, разглядывая гостью. Черчение сегодня что-то не ладилось, вдохновение не приходило, а потому Сильвио был не против отвлечься. Правда все еще охваченный своей последней работой, не увидел дочери Герберта – своего хорошего друга и интересного собеседника. Тем боле не думал, что та может прибыть так быстро. Конечно оставался вопрос, как его пустили не спросив его, но это можно выяснить и потом.
-Ну, говори, раз пришла- хмыкнул маг с явным неодобрением разглядывая скромное монашеское облачение. Начать с того, что оно скрывает весьма недурных девушек, а закончить его значением. Все это блажь, а угождать богам и людям, можно не сковывая себя всякими обетами и одеждами.

Отредактировано Сильвио Монтелла (2014-11-29 17:36:16)

0

4

надеюсь, ничего не напутала на этот раз...

На удивление, в отличие от сада и ворот, дом знаменитого мага оказался вовсе не сказочным замком, а небольшим двухэтажным зданием, полностью затерявшимся среди красот необычного сада. Проводив Эстер до двери, парадного, по всей видимости, входа в дом, старушка передала гостью в распоряжение другой дамы – тоже в годах, но очевидно моложе и более значительного статуса – о последнем Эстер сделала вывод, исходя из строгого опрятного наряда оной и притязательного взгляда, коим дама ее одарила. Впрочем, озвучивать свои выводы относительно девушки она не спешила, лишь пригласив ее проследовать сквозь коридоры дома – похожие на настоящие музейные залы  -  к двери во внутренний сад.
Как паладинка успела заметить, ее сопровождающая куда-то спешит, поэтому решила нигде не задерживаться, хотя от любопытства относительно происхождения тех или иных таинственных вещичек, которые они миновали, запахов и звуков, сокрытых за оставленными позади дверями, сердце любознательной девушки заходилось восторгом. Келли, ошарашенный увиденным не меньше Эстер, и тот присмирел, лишь молча зыркая глазами-бусинками по сторонам и перетаптываясь с лапки на лапку на хозяйском плече.
И вот, распахнув перед паладинкой последнюю дверь, дама пропустила ее в сад  – и если сад, располагавшийся там, перед домом, показался Эстер удивительным, то тот, что она лицезрела сейчас, был просто волшебным! Казалось, что вот-вот из за ближайшего дерева выйдет, сияя рогами, чудесный орфиен, или там – Эстер подняла глаза вверх, к зеленому хитросплетенью ветвей – где-нибудь между веточек мелькнет сама дочь леса, дриада… Мысли Эстер унеслись куда-то далеко-далеко, и в памяти вдруг вспыли строки прочитанного где-то некогда стихотворения на языке эльдали:

«Eressë Tol-Eressëassë,
Lillassëa lótessë pella,
Ar escë liscëo, ar lassë
I hessa hlapula menello…»*

Романтические грезы девушки, впрочем, прервал отнюдь не эльф и не дриада…
- Айко! – громко крикнула ее провожатая, и среди зелени возникла напуганная и чумазая вивариинская мордашка. От неожиданности Эстер вздрогнула, хотя и сам вив, похоже, растерялся не меньше. Судя по земле, перепачкавшей шерсть и совку в руках Айко, он служил в доме кем-то вроде садовника… Эсти скромно кивнула, приветствуя вива, тот впрочем, постарался на нее не смотреть.
- К Сильвио ее проводи, - дала распоряжения дама в бордовом и тот час поспешила исчезнуть в глубине дома. Эстер же посеменила за Айко, который повел ее по полудиким дорожкам, загадочным узором петляющим меж зелени. Вскоре они вышли к пруду, и Айко, махнув лапой в нужную сторону, поспешил скрыться средь зарослей – в более привычной, судя по всему, для себя обстановке.
Хозяин дома – уж его то сложно было не узнать, даже не видев ни разу до этого – работал на лоне природы. Беседка, обустроенная как импровизированное рабочее место - с настоящим столом и тумбочкой под необходимые вещи – располагалась прямо в центре пруда и с берегом соединялась только узким мостиком. Магистр, подняв глаза от работы, взглянул на гостью, в нерешительности все еще стоящую на берегу и скромно прячущую руки в складках одежды. Келли же, отвлекшийся на баловство, клевал край белоснежного велона на ее голове.
- Ну, говори, раз пришла.. – дал разрешение маг и Эстер быстрым шагом двинулась к беседке по мостику. Ибо невежливо, как ей казалось, было вести диалог на таком расстоянии. Фонарики магического света придавали атмосфере загадочности, а их отражение в воде делало пруд похожим на волшебный портал.

- Госпожа Эстер-р Холли! Пр-рибыла по Вашему пр-риглашению! – громко представил хозяйку знающий свое дело фамилиар. Эстер же, остановившись у входа в беседку, сделала короткий поклон, чтоб выразить почтение Магистру. Маленькие крылья у нее за спиной трепыхнулись и вновь были плотно сложены, дабы не сильно демонстрировать свое наличие.
Далее девушка вновь повторила незатейливый жест, изображающий проблемы с голосом, и вынула из сумки, болтавшейся у нее на боку все это время, записную книжку, украшенную руной Энвенэль, а также заложенный за ее корешок графитовый грифель, принявшись что-то быстро писать:
«Простите, г-н Монтелла… Я писала Вам, что нема от рождения. Но очень надеюсь, что это не станет серьезной помехой к тому, чтобы Вы позволили мне брать у Вас уроки по рунической магии… Интересуют, в частности, руны печати…
P.S. у Вас удивительный сад…»
- потратив на письмо не более минуты, девушка шагнула вперед и положила записную книжку, развернутую на короткой, выведенной острым идеальным почерком записи, перед профессором на стол и вновь отступила на полшага назад, ожидая ответа.

* Одиночество на одиноком острове
За многолиственной весной
И шелестом тростника, и листьев
Сухих, летящих с неба...
(Ninqueldan)

Отредактировано Эстер Холли (2014-12-01 02:38:37)

0

5

Уставившись на гостью острым взглядом, Сильвио подобрал со стола резную трубку и зажег ее быстрым движением пальца, по воздуху задумчиво поплыло первое кольцо дыма. Старина Гербер проспорил, что проживет дольше него, неудачник, зато оставил интересный подарок. Маг читал кое-что про приемыша в письмах, но без особых деталей. И тем более не знал, чем она жила после смерти своего отца. Получить своеобразную весточку от Холли было довольно неожиданно. Монтелла решил не отказывать просьбе об ученичестве, частью из памяти, частью из интереса.
Огонек трубки тускло светился, отражаясь в глазах мага, изучавшего девушку. Закрытая одежда, сдержанные движения, подтверждали описания из писем Гербера. Видимо Эстер с тех дней особенно не изменилась. Сильвио поднялся и медленно стал обходить ее полукругом, одновременно читая переданную записку.
-Серьезная помеха. Я уже как-то привык к громким жалобам, но, пожалуй, что смогу перебороть себя- старик остановился у края беседки и повернулся к Холли –Прежде чем пройти дальше, хочу сразу пояснить твое будущее, что бы потом споров не было. То что твой отец мой друг подтолкнуло принять тебя, но держу только тех, кто понравится. Самый простой способ – это любить рунную магию. Вопрос – зачем тебе она?
У берега зашуршали кусты и из зелени вынырнул вив с большим мешком на спине. Негромко что-то напевая, то и дело спотыкаясь и чуть не роняя мешок, он исчез за очередным деревом.
-Могу подобрать тебе общежитие в академии, выбрать лучших педагогов…- Сильвио на секунду задумался и продолжил –А могу выделить тебе комнату в доме и обучать полностью сам. В этом случае готовься считать себя моей служанкой, сопровождать меня, если придется, зато чаще будешь меня слышать. Сейчас у меня два… полтора ученика…
Снова появился Айко с пустым ведром и попытался зачерпнуть им воды из пруда. Место он выбрал неудачное, с высоким берегом, а потому никак не мог дотянуться. Вивариин схватился за ветку куста и все-таки набрал немного, правда ветка не выдержала такого надругательства и возмущенно обломилась. Барс шумно свалился в пруд и выпучив глаза неумело забарахтался. На его же удачу под лапами оказалось мелководье и демонстрировать потрясающие навыки пловца, а вернее их отсутствия, не пришлось.
-Один с четвертью- поправился Монтелла, наблюдая за чудачествами своего питомца –Впрочем из них и один может не получиться– вздохнул и резко сменил тему, нарисовав пальцами в воздухе какой-то мудреный узор –Удиви меня.

Отредактировано Сильвио Монтелла (2014-12-03 21:47:34)

+1

6

Двигаясь с благородной степенностью и воздушной ленцой, магистр закурил свою трубку, пуская в воздух дымные колечки. Отец не разделял пристрастия к душистым курительным травам, как и к красивым принадлежностям для их курения, собственно...
Эстер, вспомнив Герберта, улыбнулась - с иронией, но вместе с тем - с мутнинкой печали во взгляде: «Кто не курит и не пьет – тот здоровеньким помрет…» - фамилиар же на ее плече, явив потрясающую интуицию, прогорланил: - Бууусяяя плааахооой!! – и Эсти погрозила ему пальцем.
Удивительный человек был этот магистр Монтелла… Облако густой бороды, пронзительный взгляд хитрых глаз, окруженных «солнечной» сетью морщинок, которые обычно появляются рано на лицах любителей веселого смеха - типичный волшебник в летах… Однако, при этом он не выглядел старым, не выглядел «рухлядью», доживающей век… Похоже, этом человеке было еще много сил на разного рода свершения!
Вспоминая отца и его наставления, Эстер попыталась сравнить его с Сильвио, и среди сходств нашла лишь решительный взгляд, лучащийся мудростью прожитых лет, да страсть к магической науке… Впрочем, если Герберт больше был рабом науки, то Монтелла, насколько могла судить Эсти, был ее подчинителем.
«Удивительно – и как они ладили!?» - думала девушка, в тот момент, когда магистр, обойдя девушку, словно скульптуру, доставленную для декорации его чудесного сада, рассказывал о местных порядках.
«Нет уж! Ни в какое общежитие селиться я не намерена! Разве для этого я покидала Обитель?» - над переносицей Эсти образовалась чуть заметная недовольная складочка, а крылья нервно дрогнули.
- Сейчас у меня два… полтора ученика… - рассказывал Сильвио, но Эстер, отвлекшись на суетящегося у прудика Айко, слушала его уже в пол уха. Вив в своей наивной неловкости казался комичным и милым. Когда он шлепнулся в воду, Эстер, не сдержавшись, прикрыла губы ладошкой, беззвучно хихикая. Монтелла, с пониманием, подвел итог: - Один с четвертью…
Узнав, что Айко тоже учится владению рунами, Эсти даже немного опешила… Вивариины, почему-то, представлялись ей диким народом – охотниками да следопытами, но чтобы рунологами… У Айко, очевидно, с учебой не ладилось, но факт его попытки это сделать сам по себе вызывал уважение к виву.
Удивленно расширив глаза, она, посмотрев с минуту в ту сторону, где Айко выкарабкивался из сложившейся у пруда ситуации, вернулась мыслями к вопросу о принятии ее в ученицы. Взглянув на профессора вновь, алла медленно и глубоко кивнула – что придало кивку скорее статус неглубокого поклона – мол, принимаю условия… Далее дело стояло за малым – смешно сказать! – попробовать удивить рунолога с огромным магическим стажем? Да легче попугая научить петь по-эльфийски!!
Ссадив фамилиара на стол и пригрозив ему строго, дабы тот не смел больше выделывать шуточки, Эстер вынула из сумки стило – с ним отчего-то ей было работать сподручнее – и принялась за чародейство…
[float=right]http://s3.uploads.ru/t/A5l1b.png
[/float]Изобразив в воздухе красивый вытянутый символ, светящийся едва заметным серебристым заревом, и заключив его затем в окружность, паладинка вошла внутрь нарисованной руны и…исчезла из виду.
Само по себе применение руны невидимости тянуло разве что на школьные проделки, но это был лишь начальный этап представления. Долго зрителю ждать не пришлось: еще минутка, и пруд засиял изнутри, как будто кто-то уронил на дно звезду, затем была подсвечена крона одного из деревьев вкруг пруда. [float=left]http://s2.uploads.ru/t/Ejrqu.png
[/float]Развешивая аккуратно руны света между веток деревьев, Эсти подарила саду милую иллюминацию, после чего, рассеяв чары невидимости, возникла перед мастером в смиренном поклоне и со стилом, прижатым к левому плечу…
Эффект, несмотря на простоту исполнения, был просто чудесный! Конечно, светящиеся руны могли продержаться недолго - четверть часа от силы… Но, как казалось Эстер, попытка если и не удивить, то хоть порадовать магистра, вполне состоялась.
- Р-рыцарское копье тебе под хвост и пр-роверррнуть! - похабно выразил свое восхищение Келли, и Эстер, грозно посмотрев на него, зарделась стыдливым румянцем.

Отредактировано Эстер Холли (2014-12-06 00:58:59)

+2

7

Скрестив руки и прислонившись к одной из колон, Сильвио молча наблюдал, как за умениями девушки, так и за ней самой. Маг нашел ее довольно очаровательной в своей сдержанности, даже очень милой. Правда по его размышлениям было очень опрометчиво вот так тратить молодость, избегая кутежа, ошибок. Хотя сейчас можно было только предполагать степень ее благочестия. Как говорится – в тихом омуте…
"Будет кому вручить Айко-" ухмыльнулся себе в бороду Монтелла "–Две тихони, кто-нибудь да выберется из кокона."
Он и не сомневался, что Эстер отклонит вариант с общежитием, иначе было бы удивительно. Самому Сильвио оба варианты были почти равнозначны, пока что, во всяком случае. Учеником больше, учеником меньше – время позволяло, в отсутствии каких-то затратных проектов.
Лениво рассуждая в таком ключе, маг изучал манипуляции новоявленной ученицы, прикидывая плюсы и минусы. Плавность и отточенность движений шли несомненно в плюс, а вот сама цепь заклинаний сильного эффекта не произвела. Конечно вкус есть, иллюминация вполне себе красива, но все это простовато.
"Неважно, раз уже решил взять к себе-" оценивая думал Монтелла –"Все будет видно позднее. Первое впечатления редко бывает полным"
Применение стилуса для начертания было интересным предметом. Некоторые из коллег могли счесть это недостатком, лишним инструментом в линии творения, но отношение архимага было иное. Подобной практичности место в делах, когда важна каждая секунда. Это стезя тех же боевых магов, что стремятся выиграть во времени, опережая своего противника. В научном направлении гораздо важнее понимание.
-Красиво- честно признался старик, отпрянув от колоны и подходя к девушке –Но рассказывает немного. Сначала наука, а уже потом из этого можно родить и искусство для души. Ну да неважно. Главное, что есть стремление.
Сильвио вернулся на стул, что-то дочиркал в пергаменте, свернул его и засунул в тумбочку, глазами вновь вернувшись к Холли.
-Расскажи чем жила, после смерти твоего отца. И чему конкретно хочешь научиться. Мне тоже можешь задать вопросы, раз будешь жить здесь.

0

8

[ Столярная мастерская Жана Рузе » Улицы Таллема ] http://i.imgur.com/Sahjk3d.png

25 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Вечер.

Очередной эпизод разрушения планов, воспринятый Эстер как приключение и даже проявление шального геройства, затерся в череде серых будней, ровно потекших в размеренной жизни ученицы рунолога, как река в плодородной долине.
Впрочем, саму сестру Холли этот факт не особо заботил – следуя зову души, она с головой погрузилась в учение. Как и Магистр Монтелла, она, осененная печатью Мудрейшей, могла за стремлением к открытиям, забывать обо сне и питании, махая рукой на весь мир…
Келли, скачущий по развернутым на столешнице свиткам, в компании тайны рунической магии, явно витающей в воздухе, да благородной пыли, устилающей страницы научных трактатов, маялся скукой, расклевывал остатки остывшего сливового пудинга, к которому хозяйка почти не притронулась, и чувствовал себя одиноко.
- Для сестр-р-ры Эстер-р послание! – уже в сотый раз, без особой надежды на то, что он будет услышан, громогласно возвестил фамилиар. - От Библиар-ра Ор-р-рдена!! – реакции, несмотря на «угрозу» в виде громкого звания адресанта письма, не последовало – Эстер, высунув кончик языка от усердия, вычерчивала идеальные лучики каких-то неведомых обывателю руны, намеренно оставляя элементы цепочки незавершенными. – Эстер-рр!! – наконец, терпение Келли иссякло: - Р-рога от тарр-ррэ! Тр-р-ролль тебя поберрри!!! – девушка подняла от письма мутноватый рассеянный взгляд, слепо уставившись на своего компаньона. Кажется, попугая она даже не видела: - Что? – в распахнутых по-детски глазах цвета неба отражалось непонимание…
- Фифай пифмо, фофор-рю!! – попугаичий клюв выплюнул пожеванный и помятый конверт перед хозяйкой, для надежности прижав его сверху лапкой. Тут, кажется, Эстер начала понимать, чего от нее добиваются…
- Мне?? – похлопав ресницами, она положила ладонь на ключицы, показывая жестом, что не ожидала никакого письма. Однако же, в получателях и впрямь значилась «сестра Эстер»… Аккуратно разгладив измятый конверт, Эстер надломила печать, и достала бумагу, испещренную аккуратным убористым библиотекарским почерком:

От дня 23-его месяца Благоухающей Магнолии
года 1647-ого от подписания Мирного Договора,
Обитель паладинов на Вершине мира.
К сестре Эстер, в адрес достопочтенного Магистра Монтелла,
в город Таллем.

В тихом уединении стен нашей светлой Обители часто вспоминаю о Вас, наделенная милостью светлых богов и блестящим талантом сестра! Ныне и прежде, полагать я осмелюсь, не находилось в книгохранилище девы, столь аккуратной и преданной делу, относящейся к чтению столь же прилежно, что Вы, сестра Эстер. Дай Вам Мудрейшая свое наставление и в иных начинаниях!
Не желаю теперь Вас тревожить в новом походе по научной стезе, но, однако же, не могу умолчать о последнем приобретении книгохранилища Ордена, ибо кое-что сведаю в Ваших душевных наклонностях…  Полагаю, что оригинальный трактат «О поэтикѣ литературы древнихъ синдаровъ» за авторством  небезызвестного ученого мужа Таэритрона Эль-Дина, чье имя не затерялось средь дней, но осталось светить свозь века, позволит Вам (а тем паче и мне) прикоснуться к загадке народа эльдали.  Пренепременно нуждаюсь в Вашей изящной словесной манере и каллиграфическом почерке!
С Вами Ильтар.

Ниже, размашистым вензелем расположилась красивая подпись самого Библиара… Было бы несправедливо сказать, что столь благостный стиль изложения, рисующий Эстер достойнейшей девой, не отозвался в душе паладинки чувством заслуженной гордости, но, зная характер писавшего, послание настораживало – «стелил» Библиар хоть и мягко, но неповиновение или отказ от участия в «добровольной работе» больно ломили бы «бока поутру». Поэтому, без лишних сомнений, Эстер решила со сборами не особо тянуть. К тому же, изучение эльфийских художественных текстов действительно ее волновало…

- Келли! – укоризненный взгляд на корелла говорил без истления звуков, - Почему не предупредил меня раньше?!? – Келли же в ответ лишь присвистнул и, обидевшись, агрессивно приподнял хохолок, прошипев лишь одно, но чрезвычайно «магически сильное» полуслово в ответ: - Бусь!!

26 число Благоухающей Магнолии.
1647 год от подписания Мирного Договора.
Утро.

Престарелый Магистр, имеющий свое любопытное мнение на многие вещи, без сомнения был расположен к научной работе, а посему и задерживать свою ученицу, желающую временно сменить направление деятельности, вместе со сферой получаемых  знаний, ни на минуту не стал. Здесь, в Таллеме, Эстер пребывала на практике, в то время как дом ее сердца и светлой паладинской души по-прежнему оставался среди чистых снегов и недоступных вершин.
«Отправляйся домой, и хорошо поработай!» - давая наставления своей ученице, строгий рунолог пожелал ей удачи в пути: - «Береги себя там и, главное, помни – нет преград для познания!»
Дорожный багаж паладинки – практичный и скромный, как требовала того ситуация - был наскоро собран. Помимо бережно опущенного в чародейную сумку ежедневника с руной ее Покровителя, Эстер захватила рабочий набор – чернила и писчие перья, стило и бумагу для писем. Сестринское белоснежное платье и аккуратный велон вновь заняли свои места в гардеробе Эстер, а плечи окутала утепленная мантия.
- Возьми на дорожку! – провожая жилицу, кухарка протянула ей немного соленого сыра и ржаные лепешки. Поблагодарив еще раз за заботу домашних Магистра, Эстер поклонилась и, вместе с фамилиаром на покатом девичьем плече, покинула дом, ставший за пару месяцев почти что родным, и затворила калитку в чудесном саду за собой…

http://i.imgur.com/WBlD69B.png [ Город Таллем » Городские ворота Таллема ]

0


Вы здесь » За гранью реальности » Город Таллем » Вечнозеленый сад


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC