За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Близлежащие земли Вильдана » Разрушенный храм


Разрушенный храм

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://s1.uploads.ru/LQ4Vj.jpg
Развалины некогда большого и величественного храма, расположенные на западе Лордора. Никто не помнит, какому богу поклонялись в этом месте, и что здесь произошло. Тайны этих руин не открылись ни одному ученому до сих пор. Большая часть внешних и внутренних стен здания разрушены почти до основания. Всюду царит тишина, разруха и запустение. Находиться тут неприятно - терзает ощущение чужеродности, словно ты здесь незваный гость, и порой кажется, что между руинами мелькают тени, слышится чей-то шепот. От этого места многие пытаются держаться подальше. И потому именно здесь орден «Тысячи мудрецов» основал место поклонения своему богу - Тейару. По совместительству «святое место» также исполняет роль тайного убежища на случай, если орден будет раскрыт. Сооружение умышленно не стали приводить в порядок, стараясь не привлекать лишнего внимания к этому месту. Было восстановлено несколько помещений, где располагался импровизированный алтарь, схрон с оружием и припасами, а также комнаты, в которых при необходимости можно жить.

http://sf.uploads.ru/6CHc8.jpg
Связанная локация: Штаб-квартира ордена «Тысячи мудрецов».
Авторы: Сайленсс и Коттон

0

2

[ Штаб-квартира ордена «Тысячи мудрецов» ] http://i.imgur.com/Sahjk3d.png
Коттон, застрявший в это время в чужих воспоминаниях, не знал ни о чем, что творилось вокруг него все это время. Юноша не видел, как терзали его тело безумные фанатики, стремясь достигнуть своих темных, одним им понятных целей. Он даже не подозревал о героическом походе стражницы и инквизитора, закончившемся таким неожиданным и печальным финалом. Лицо сломленной отчаянием Хедны, когда она поняла, что все пропало,  паника в рядах сектантов, пытающихся обустроиться в другом убежище, жалкие попытки Магистра навести порядок среди этого хаоса…. Пребывающий на границе между жизнью и смертью иштэ умудрился пропустить даже собственное спасение. Ричард и Эльрин, словно два Тейарова дитя из изнанки, ворвались в храм. За ними по пятам следовали и другие стражники, но никто из них не внушал такого ужаса, как эти двое. Широкоплечий черноволосый вампир, несущий смерть всему живому своим огромным двуручным мечом, и беловолосый худощавый инквизитор, щедро одаривающий своих врагов мучительной смертью в объятиях вечно голодных теней. Бежать безумцам было уже некуда, а потому они дрались как загнанные в угол крысы. Яростно, упорно, бесстрашно, но не организовано. А куда более малочисленный отряд стражи действовал слаженно и хладнокровно. Каждый четко знал свою роль, и строго придерживался разработанного Эльрином плана, не пытаясь заниматься самодеятельностью. Магические ловушки, коих оказалось до смешного мало, были обезврежены, враги, представляющие даже самую малейшую ценность, обездвижены и обезоружены, а все остальные – безжалостно умерщвлены. Небольшой отряд, во главе с Магистром и Хедной окопался в одной из дальних полуразрушенных комнат. Недобитки отступали так быстро, что позабыли про все на свете, включая лежащего без сознания Коттона. Иштэ в этом очень повезло – не в обычае сектантов было бросать своих пленников на произвол судьбы. С этого момента судьба оставшихся в живых тейаропоклонников была решена. Того что эти твари сделали с юношей, невозможно было простить или оправдать: рванные раны, садины и порезы по всему телу, грубые швы, под которыми копошилось что-то живое, содранная местами до мяса кожа, какие-то торчащие из тела крючки, бледное, как полотно лицо и едва вздымающаяся грудь – все это, кажется, не оставило равнодушным никого, кроме Ричарда. Даже в холодных глазах Астрид зажглась маленькая искорка жалости, но для сурового инквизитора полумертвый стражник ни чем не отличался от  куска валяющегося под ногой камня. Эльрин не теряя ни секунды драгоценного времени отдал приказ, и проклятого телепортировали в больницу, после чего сам инквизитор и остальные члены ударной группы отправились разбираться с остатками сектантов.
http://i.imgur.com/WBlD69B.png [Городская больница ]

+3

3

[ Бордель «Алый закат» ] http://i.imgur.com/Sahjk3d.png

[ вечер-ночь 2 СТ 1647 ]

В мгновение схлестнулись и рассыпались вдребезги ориентиры, обращая спокойствие в пыль. Удивительно, какую роль порой играют заветные секунды, за которые жизнь в привычном ритме трескается подобно хрусталю. Время ничто для адепта, потягивающегося в кровати в выходной, и все - для раненого воина, к которому спешит лекарь. Более того, почти каждую секунду в мире кто-то умирает. Это чистейшая правда. Щелчок - мертв. Щелчок - мертв. С большим довольствием Кантэ бы сейчас пощелкал пальцами в тишине своей комнаты, подсчитывая концы чужих судеб.
Дессаро больше нет, некому усмирить взбрыкнувшее бремя болезни. Зрачки подернулись мутной дымкой, в пелене оголтелого безумия тонет подвижная вена Волейны на границе густого Одора, а Зверь перекатывает по нёбу кончиком языка последнюю искорку сознания и скалится в пустоту. Кантэ почувствовал, как он забирает тело, скользит под кожей взыскующей гадюкой и упирается в кончик каждого пальца. Сквозь его заслон не продраться, поговорить с ним нельзя, остановить невозможно - только смотреть.

Дессаро не всегда могла сопровождать ящера и нужно было найти способ, как оградить свое тело от других во время приступа. Поначалу телепортация даже не рассматривалась, ведь Зверь приходил мгновенно, но потом стала единственным спасением от плахи. Безумие не поддавалось перманентному контролю никогда, дракон лишь научился ощущать его шаги, всколыхнувшие сейчас кровь, как и много раз прежде.
Когда к голове подступает желание изничтожить все, что попадется на глаза, времени подумать не остается. Первая пришедшая на ум глушь раскинулась вверх от Арависа у хребта Засхельта, поближе к гиблой деревушке и подальше от живых поселений Лордора.
Растерянность Зверя мгновенно перетекает в довлеющую голодную злобу и он срывается на поиск. Подобно крохотной лучине посреди бездны вспыхивает надежда, что он не найдет. Часто манившие горы в этот раз не увлекли его и Зверь направился вдоль, к шахтам.

Храмы рушатся от безответных молитв,
когда боги начинают играть в убийц для праведных
и сеять благость для палачей.

До шахт Зверь не добрался, остановился примерно на середине пути и свернул направо, прямиком в сторону селений. Кантэ мог сколько угодно точить о виски когти и драть глотку в собственном черепе, призывая его свернуть обратно, если бы не знал - тщетно. Зверь его никогда не слушал. Он даже не заметил, как хлесткие ветви деревьев порвали рубашку в нескольких местах. В нем нет сознательности и желания использовать магию, чтобы оказаться поближе к людям. Только жажда.
Перед глазами возникли руины. Дракон был здесь впервые, но камень, ломаный и рваный, местами на вид не крепче трухи, по всем признакам хранил память древнего величия. Ныне от него остались лишь неясные отголоски. Зверь с шумом вдохнул воздух, стремительно спускаясь внутрь. Из развалины несло сыростью и отчетливо воняло смертью. Изредка мелькали с мягким шорохом крысы, пробегали насекомые, но мрак, давно растворивший в себе поступь облаченных в сатин служителей, господствовал и грузно нависал над залами тугим куполом.

Зверь устремился в дальние помещения и обнаружил загустевшую лужу крови. Он преклонил перед ней колено, трепетно, будто в постели с девственницей, провел когтями по упрямой тягучей поверхности и под конец резко сомкнул кулак. Мало.
Неподалеку кто-то оставил ему подарок - изящную синюшно-бледную руку. Конечность обрубили на локте неаккуратно, на конце торчали ошметки мяса и костяные обломки. Ящер споро подскочил к ней и яростно разодрал плоть. Сладостный треск рвущегося сухожилия вмиг заполнил тишину, но угас так же быстро. Мало!
Ему не нужна бездыханная мертвая плоть. Он вожделеет жизнь, когда бьется сердце и вздымаются ребра. Когда кожа сомкнута и кости не блестят оскалиной. Когда кровь бежит по венам резвой рекой, когда воздух заходит в легкие и плевра еще цела. Когда сокращаются мышцы и похрустывают суставы. Когда на месте трахея и горло может срываться на крики.
Измазанный в крови камень улетел в стену, за ним следующий. Зверь разрушал то, что уже разрушено, с охальным остервенением и пылающим, как огонь в груди у дракона, гневом. Тяжело дыша, ящер оперся чешуйчатой ладонью о ближайшую колонну и мерзко заскрежетал когтями. Сквозь сжатые зубы в зверообразном лике исторгся рык, в голове одна мысль - вон из храма. Здесь нет жизни, которую можно изувечить.

Отредактировано Кантэ (2017-06-08 08:40:37)

+6

4

[ Деревня Подолье (блог) ] http://i.imgur.com/Sahjk3d.png
2 число месяца Страстного Танца 1647 год, вечер

- Вот кто бы теперь мне сказал, какого Тейара я сюда поперлась вообще, а?- ассура со злобным шипением поплотнее запахнула на груди куртку и чуть пришпорила пятками коня.
До Арависа змея добралась без особых проблем, благо у нее оставалось еще два свитка телепортации. И в самом поселении она не нашла особых проблем - ей сдали в аренду лошадь, правда за это пришлось отдать практически все деньги, которые у нее с собой были. Но стоило отъехать от поселка на пару десятков километров, как начался дождь. Сначала Сай не придала этому особого значения - ну дождь, подумаешь беда. Ровно до того момента, пока мелкий накрапывающий дождик не превратился в бешеный ливень с грозой за компанию. К тому времени возвращаться обратно она посчитала нецелесообразным, ибо стражница проехала уже треть пути до искомых руин, благо местные жители ее в этом сориентировали.
Устав от созерцания мокрой природы и разговоров с кобылой, ассури задумалась чем бы еще себя развлечь в этом утомительном и глупом путешествии. Засунув руку в карман, она нащупала подзабытый компас и вытащила его на свет Ильтаров, чтобы рассмотреть получше и узнать куда на этот раз показывает нелогичная стрелочка. Удивление ее было велико, когда стрелка показала в нужную ей сторону. «Да быть не может, что за бред? Что за чудо артефакт, указывающий требуемое направление, когда о нем и сам владелец не знает толком. Показывает что ему нужно? Или чего хочет? Или это просто сломанный компас, а я тут накрутила себе фантазий и сейчас начну в них верить?» Подобные неторопливые размышления скрасили ей еще часть пути. Поворачивая коробочку в разные стороны, девушка убеждалась, что стрелочка неизменно держит одно направление - в сторону искомых руин. Оставалось выяснить показывает ли он только общее направление или может довести до конечной цели, поэтому асура положила вещицу в карман, сделав себе установку не забыть это проверить по прибытии.
[float=right][mymp3]http://my-files.ru/Save/3lljmn/david-garrett-sonne-rammstein-cover_(mp3.cc).mp3|David Garrett - Sonne (Rammstein cover)[/mymp3][/float]
Из-за плотной завесы льющейся с небес воды, ехать приходилось медленно, поэтому задуманная поездка ощутимо затянулась и змея подъехала к остаткам храма уже в темноте. Открывшиеся взору развалины не внушили ни малейшего оптимизма. Подойдя вплотную к зияющему провалу в стене, ассури спешилась и внимательно прислушалась, успокаивающе поглаживая животное по морде. Кобыла сильно нервничала - ей явно было не по вкусу такое времяпрепровождение и она дико косилась на наездницу, явно не понимая, что та могла здесь забыть да еще и в такое время. В шуме утихающего дождя и шуршании ветра сложно было что-либо расслышать. Поэтому, стражница машинально коснулась левой серьги и сосредоточилась на звуках гуляющих в разрушенном здании. Не услышав ничего подозрительного, что могло бы навести на мысль о постороннем присутствии, змея завела лошадь внутрь, ибо там была хоть какая-то крыша, укрывающая от дождя, и какие-никакие стены, защищающие от порывов ветра. Вспомнив о своем намерении проверить точность указаний сломанной стрелочки, она вытащила прибор из кармана. Как ни странно, но стрелочка указывала внутрь и, даже когда Сайленсс сделала по нескольку шагов в разные стороны, продолжала придерживаться только ей известного направления.
Асура, конечно, любила воду, но все же ходить по темным и мрачным развалинам в прилипающей к ногам юбке и скрипящей мокрой коже было как минимум глупо. Мало ли что ее могло ожидать внутри, вполне возможно, что придется бежать или драться. Поэтому, стреножив лошадь, Сай быстро сняла с себя всю мокрую одежду, благо в небольшой на первый взгляд набедренной сумке, на самом деле хранилось множество всего интересного и полезного. В том числе и запасная одежда, которую ей на всякий случай дала Ровенна, узнав что асура собирается «прогуляться». Правда комплект состоял только из рубашки и юбки - она не задумалась о том, что ей могут понадобится в этой прогулке еще и запасные куртка, сапоги, белье и корсет. Хотя сапоги в бездонной вещице тоже имелись, правда не простые, а волшебные и гасящие звук шагов. Впрочем, в данной ситуации они были более чем уместны, так что Сайленсс выудила и их тоже, следом за тряпками. Идти в темноту в тонкой рубахе было бы еще более идиотским решением, чем идти туда в мокрой тяжелой одежде. Скрипнув зубами, девушка затянула ремни влажного корсета и застегнула пояс с кинжалом. В новых сапогах не было скрытых ножен, поэтому отравленные клинки совать в них не хотелось совершенно, даже учитывая наличие амулета Хорруда - сомнительное удовольствие, быть случайно порезанной собственным оружием. Но руины навевали какое-то отчаяние и безысходность, усиливая и без того расшалившуюся тревогу, так что пришлось осторожно засунуть оружие за голенища, понадеявшись на то, что не придется их резко доставать. Сейчас бы очень пригодилась Статера - как минимум для успокоения взвинченных нервов, но меч мирно ждал хозяйку в квартире, так что выбирать не приходилось. Если бы только хватило ума взять его с собой, когда решила навестить Коттона. Или если бы его хватило не идти одной к Тейару на кулички. Или повернуть коня назад когда дождь начался. В общем, его змее очень не хватало.
Сайленсс позвала из сумки амулет солнца, но тот выпрыгивать из глубин отказался. Либо она сунула его туда молча, либо вовсе оставила дома. Бурча под нос что-то неразборчиво-ругательное, она двинулась внутрь, попутно продолжая шуршать в сумке рукой, в тщетной надежде найти что-нибудь подходящее для освещения окружающего пространства. Внутри царил гнетущий полумрак, разбавляемый угасающим вечерним светом, свободно проходящим через трещины и провалы в стенах и остатках крыши. Беглый осмотр навел змею на мысль о ее беспредельной глупости. Здесь наверняка не осталось ничего важного, что могло бы дать подсказку о том, кто были эти сектанты и что им было нужно. Пыль, грязь, полнейшее запустение и... «О! Кровища от кого-то осталась» Трупов вокруг девушка не увидела, как и личных вещей некогда присутствовавших здесь людей. Пальцы нащупали на дне сумки какой-то шарик и змея с любопытством вытащила его, поднеся поближе к глазам. «Ха, если бы богам было не все равно, я бы даже решила что это они его подтолкнули в мою руку. Создатель изволил помочь глупой змее не сломать себе шею в темноте?»
Дальние помещения встретили ее густым и плотным мраком, который казалось можно было разрезать ножом и наколоть на вилку. Случайно обнаруженное зелье ночного зрения нельзя было назвать иначе, нежели великой удачей. Или же очередной божественной шуткой. Ведь не будь его, ассури точно бы не полезла в эту темноту, рискуя напороться на острый обломок дерева или сломать ногу, наступив в очередную широкую трещину. Стражница закинула в рот шарик и раскусила, проглотив горькую жидкость. Несколько шагов в полной темноте и очертания предметов начали проявляться, словно рисуемые невидимой рукой талантливого художника. Стены эхом отразили раздавшийся неподалеку скрежет.
«Предположим, это крыса. Большая, хвостатая, когтистая крыса, которую неведомые руины приманили запахом свежей крови. Не волкодак, не шипоглав, не химера и даже не вурдалак, а просто большая крыса» Бывшая убийца на мгновение замерла, прислушиваясь к воцарившейся мертвой тишине и медленно достала нож, зажав его в левой руке. Секундное касание к серьге не дало толковых результатов - эхо многократно отразило и исказило раздавшийся звук, лишив девушку возможности определить правильное направление и его вероятный источник. Змея прищурилась, вглядываясь в окружающую ее серость разрушенного храма и неслышными шагами двинулась дальше, не до конца еще потеряв надежду найти здесь то, на что указывал волшебный компас.

Отредактировано Сайленсс (2017-05-08 14:36:13)

+6

5

Они - извечные пленники одного разума, разделяющие смертное нутро. В одном тлеет тяга к новому дню, другой не знает ли любви, ни жалости. Один способен сохранить жизнь, если у него есть выбор, другому не нужны приказы, чтобы свернуть шею ребенку на глазах у матери. Не кривя душой, Кантэ сам не возжелал бы столкнуться с нынешним Зверем и всей той мощью, которую тот удерживал в когтях. Мощью, которую дракон сам в нем взрастил, совершенствуя навыки из года в год. В такие моменты ящер понимал, с какой силой работал инстинкт самосохранения все это время. Он хотел узнать возможности своего тела и магии, хотел освоить тонкости волшбы и выжать максимум из своего потенциала, но больше остального Кантэ безотчетно выстраивал и укреплял защиту. Раз он не может вычленить Зверя и располовинить душу, его приходится защищать вместе с собой, иначе смерть догнала бы их очень скоро. Защищать, невзирая на сотканный из мертвецов шлейф, оставленный позади в качестве платы за грядущий рассвет. Защищать существо, которое он ненавидит и никогда не простит, хоть раны давно затянулись и огрубели рубцы. Просто есть вещи, которые не прощают.

[mymp3]http://cdndl.zaycev.net/83925/4161341/Rammstein_-_Fuhre+mich.mp3|Fuhre mich [куда ж без музычки][/mymp3]
Блеклый свет струился сквозь расщелины в старых стенах и подсвечивал неровные клочки измызганного пола. Зверь сделал шаг из-за колонны и замер, как только сгустки света очертили абрис на пороге просторного зала. Кого могло принести в эти затхлые развалины? Далекий силуэт приближался осторожно и слишком тихо, будто ступал по воздуху, не трогая каменную крошку и пандемическую грязь бывшей святыни. Кантэ все еще не мог разглядеть очертания, а Зверь выжидал.

Чего ты ждешь? Ах вот оно что... Соскучился по свободе и хочешь поиграться? Ответь мне. Ты ведь меня слышишь. Поговори со мной, чертов ублюдок!

Зверь не слушал и не отвечал, но дракону всегда были доступны его мысли и чувства. Не способный контролировать, ведомый чужой волей, ящер слышал натяжение собственных нервов от смердящих требухой желаний. И сейчас он ощутил, как заклокотала в горниле эмоций жажда, повитая безумием.
Зверь отошел к стене и повел когти по горизонтали, ступая вперед. Скрежет взрезал хрупкую тишину, стал непрерывным, удушающим и охватил, казалось бы, весь храм за неимением альтернативы. Шаги дракона ускорялись, но они меркли на фоне немилосердного звука. Расстояние между вошедшим и ящером неумолимо сокращалось и когда риск быть обнаруженным замаячил перед ним, Зверь остановился. Кантэ приметил женскую фигуру. Девушка держала в руке нож, а ее слаженный образ показался знакомым, причем настолько сильно, что резануло на подкорке. Зверь встал за колонной и не сводил с нее алкающего взгляда. Губы исказились в плотоядной улыбке, за ними без стеснения таились желание выкорчевать позвонки, один за другим, будто паскудные занозы, и предвкушение экстаза от каждого действия. Момент, когда Зверь сорвался с места и накинулся на девушку, оставил въедливый кислотный отпечаток, потому что дракон, наконец, узнал ее.

ТЫ?! Почему ты? Что ты здесь делаешь? Зачем ты сюда, мать твою, приперлась именно сейчас?!

Свободная смоляная коса, намокшая, правда, в этот раз от дождя, на который ящер даже не обратил внимания, рыская в округе. Те же яркие зеленые глаза с вертикальными зрачками, вторящими его собственным. А вот синяк на челюсти и разбитая губа явно не вписывались в запечатленный образ. Впрочем, они никак не помешали узнать лицо повзрослевшей ассури. Повзрослевшей, почему-то, заметнее, чем следовало бы. Зверь не дал Кантэ понять, в чем же дело и где подвох. Он узнал ее тоже, и дракон почувствовал, как его рот расплылся в более широкой улыбке, а потом рьяно ощутил боль внизу живота в правом боку. Рука с кинжалом, похоже, осталась зажата вместе с телом под ящером и для колющего удара развернуть ее не вышло, зато выдернуть и резануть - вполне. Зверь отреагировал резво, схватил ассуру за запястье и горло и поднялся вместе с ней на ноги. Кровь на темной рубашке обличающе растеклась влажной кляксой, но царапина есть царапина, хоть и глубокая. Зверь почувствовал боль, в том нет сомнений, но выказывать это как-либо не собирался ни на секунду.

И снова Кантэ представился шанс рассмотреть змею получше. Задыхающуюся, бешено цепляющуюся когтями за чешуйчатое предплечье. Запястье Зверь сжимал постепенно, а горло стиснул в тиски сразу. Фееричное ощущение дежа вю. Слабая надежда услышать заунывный вой волкодака, увидеть на горизонте шипоглава, встретить с распростертыми объятиями вурдалака. Да хоть кого-нибудь, но, к сожалению, от стен раскуроченной твердыни отражался только дрожащий и невнятный хрип. Пальцы не выдержали и нож с безвольным звоном ударился о пол. Дракон пнул его ногой, откидывая подальше. Кантэ делил со своим монстром не только ощущения, но и память. Они оба прекрасно помнили, как девушка вооружается - в затянутом корсете наверняка прячутся стилеты, а в сапогах, скорее всего, - клинки с ядом. Кантэ потрохами чуял, что с девушкой приключилось что-то серьезное. Прошло каких-то 37 лет, не могла ассури обзавестись сединой. Если и были у нее уже откровенно паршивые деньки, то сегодняшний вечер - достойное пополнение в копилку. Возможно, последнее, но Зверь не даст ей умереть так легко. Еще мгновение и он отпустит ее.

- Споешь мне свою последнюю песню? - из интонации, с которой он спрашивал, сочилась издевка. По щеке тот час слабо полоснули когтями. Кантэ не мог не отметить: если сейчас ей явственно мешала драконья лапа на шее, то секундами ранее ассура показалась растерянной. Кантэ видел ее взгляд в тот момент, когда схватил за руку с кинжалом у своего горла. Здесь был совсем другой взгляд, совсем другой страх и признаков, что девушка его узнала, не было решительно никаких, хотя он, в отличие от нее, толком и не изменился. Что же с тобой случилось, Тишина?
Ответ Зверю понравился. Из уст сорвался тихий смех и змея тут же полетела в широкую расщелину поблизости, ведущую, очевидно, на нижний уровень храма. Набедренная сумка девушки по инерции слетела.
Зверь руководствовался порой одной ему ведомой логикой, но дураком по большей части не был. Живо зашевелились те самые инстинкты, диктующие потревожить магический резерв и разлить поверх кожи незримую оболочку, призванную уберечь от атак. В конце концов, он собирается выпотрошить не рядовую жительницу, нищенку, простую торговку или кисейную барышню, а убийцу, мастерски мечущую ножи. Дракон приблизился к дыре, опустился вниз и сжал пальцами край.
- Давай сыграем с тобой в одну игру, - со свистом в лоб ему прилетел кинжал. Стукнувшись о барьер, нож рухнул камнем точно так же, как предыдущий, - Мм, я вижу, ты согласна! - дракон исчез в развороченном проеме вслед за змеей.

Отредактировано Кантэ (2017-05-19 02:23:55)

+6

6

Некогда величественный, а ныне покинутый и заброшенный храм угнетал и давил на напряженный разум. Начинало казаться, что явиться сюда было самой большой ошибкой в змеиной жизни. Словно сама атмосфера пыталась изгнать ее за пределы разрушенных каменных стен. Словно далекие воспоминания тех, кто некогда возносил молитвы неведомым божествам, нашептывали на ухо «Прочь... Тебе не рады... Ты пожалеешь...» Не поддаться этим темным ощущениям было практически невозможно. Внимательно вглядываясь в очертания окружавшего ее запустения и разгрома, ассури двигалась в наугад избранном направлении, постепенно неосознанно погружаясь в отвлеченные и, учитывая обстоятельства, опасные мысли.
«Не иначе, как самому Ильтару здесь жертвы приносили, такая махина здоровая. Хотя, вероятней всего сейчас, в разрухе и запустении, он более привлекателен для темных богов, например для Тейара в самый раз. Или Анема, он наверняка любитель таких мрачных мест. Как раз как они любят - полная безнадега и отчаяние. Впрочем, что это я. Если бы боги надумали существовать, то сомнительно, что допустили бы подобное запустение собственного храма, так что... Выводы остаются прежними - некому приходить сюда за вкушением очередной жертвы от истово верующих. И некому слышать возносимые молитвы. Или же они настолько пофигисты, что им попросту наплевать на всех нас, таких смертных и недолговечных. В противном случае, карали бы они нас жестко за все совершаемые косяки и богохульства. Отвернувшиеся от избранной веры... Предавшие божество, коему клялись в верности или любви... Те, что клятвы давали нерушимые именем бога, но все же нарушившие их как только появился такой шанс... Что бы было с ними, не будь небожителям все равно? Ильтар, наверное как и остальные светлые, прощал бы всех, давая второй шанс. Тейар вряд ли стал бы пачкать руки, скорее послал бы Анема сделать всю грязную работу во славу себя темного и извечного. Хах, даже интересно, что ждало бы меня. Если подумать, богу теней я никогда не поклонялась, так что с той стороны мне не светит возмездие. Ильгины заповеди я продолжаю чтить при каждом удобном случае, у хозяйки искушений не должно быть ко мне претензий. Правда, последний раз я следовала ее учению очень и очень давно, не забыть бы как это делается. Вира... хм, вот уж кто явно не потеряет последователя в моем лице, так это определенно она. Разве что от Трехликого мне стоит ждать жаркой встречи и страстных объятий, но разве он бросит все свои дела ради сумасбродной, пусть и такой невероятно привлекательной, ассури?»
Ответом на невысказанный вслух вопрос стал немилосердно громкий и долгий скрежет, периодически срывающийся на яростный визгливый скрип. Тонкий слух в очередной раз сыграл со своей обладательницей злую шутку - от этого жуткого звука, многократно отражающегося от крошащихся стен, все тело едва не сводило болезненной судорогой. Когда тишина вернулась в на свое законное место, змея содрогнулась от отвращения и мотнула головой, пытаясь стряхнуть с себя вынужденное оцепенение. В ушах до сих пор звенело и прислушаться к происходящему вокруг у нее никак не получалось. На секунду ее посетила бредовая идея, что мысли, даже не сказанные вслух, в храме бога наверняка могут быть им услышаны. «А вдруг они обиделись на столь непочтительное к себе отношение заблудшей ассурийской душонки? Ой, прекрати. Это место просто на тебя так действует, остаточное влияние темной магии или еще что-то в этом роде. Кстати, о темной магии и ее пользователях. Шевелись активнее, женщина, если ты еще не поняла - сегодня ты не единственный посетитель» Сайленсс очень медленно двинулась дальше, пристально вглядываясь в каждую подозрительную тень и все еще немного морщась от боли в ушах. По-хорошему, следовало развернуться и бежать к лошади, прыгать в седло и не останавливаться до самого Арависа. Однако, сия благоразумная фантазия была с позором изгнана. Не хотелось признавать поражения, ведь она так долго сюда добиралась. И тейаров интерес выяснить хоть что-то о произошедшем здесь не давал бросить все на полпути. А жуткий скрежет... она давно не девочка, чтобы бежать сломя голову от опасности. Пусть сейчас она и не в полном рабочем облачении, но мастерство и ножи все еще при ней. «А это значит - и станцуем, и споем...»
Мысль вытащить кинжал из сапога была отринута, признанная слишком поспешной. Слишком самонадеянно. Она успела обернуться, услышав наконец треск крошащихся под чьей-то ногой камешков. Слишком поздно. Воздух вышибло из легких, а от встречи затылка с каменным полом из глаз посыпались искры. Слишком тяжело. Думать и смотреть было некогда, змея рефлекторно дернула левой рукой, вспарывая плоть зажатым кинжалом, но завершить начатый удар не смогла. Слишком медленно.
Шею словно сковало в стальные тиски. Левая рука уже начала неметь, а правая, вместо того, чтобы выхватить стилет и покончить с этим одним ударом, пыталась ослабить убийственную хватку, чтобы стало возможно глотнуть хотя бы немного воздуха. Бывшая наемница моргнула и перевела взгляд с державшей ее руки на лицо нападавшего. Даже не перекрой он ей доступ кислорода, дышать змея все равно бы не смогла, настолько дикая и невероятная мысль пришла ей в голову в это мгновение. Драконьи глаза с вертикальным зрачком, словно горящие призрачным огнем Изнанки. Кровожадная, безумная, хищная улыбка. Руки, покрытые темной, от принятого зелья кажущейся черной чешуей, мертвой хваткой сжимающие горло. Дикий, бешеный, бесчувственный взгляд. Поверить в это было бы сумасшествием, немыслимым и глупым.
- Споешь мне свою последнюю песню?- низкий, хриплый, ласкающий слух голос, болезненно знакомый и оттого прозвучавший еще более жутко.
Не поверить оказалось невозможно. Он знал. Подсознание суматошно подсовывало какое-то воспоминание, жизненно важное и необходимое, но рассудок уже застила паника. Первобытный ужас, накрывший девушку, напрочь отмел все робкие попытки разума вспомнить о боевых способностях убийцы. В черепе набатом гремело имя бога, нашедшего свою жертву в заброшенном храме. Асура безотчетно выпустила когти, попытавшись достать до глаз мужчины, но вместо этого лишь полоснула его по щеке, оставляя ровные неглубокие полосы. Смех, прозвучавший в ответ, прошелся по позвоночнику ледяной волной, а затем потолок решил поменяться местами с полом. Длинные когти скребанули по краю камня, но удержаться на нем Сай не смогла бы при всем желании. Приземление едва не выбило сознание прочь, но бушующая паника не позволила ему отключиться. Стражница поднялась на четвереньки и достала дрожащей рукой стилет. Воздух со свистом вырывался из легких, горло немилосердно болело от малейшего напряжения мышц, но разве сейчас это имело хоть какое-то значение? Правый бок резануло болью, когда змея торопливо встала на ноги и глянула вверх. Как только в рваном провале обрушившегося потолка показался силуэт, она метнула кинжал, где-то в глубине души еще веря, что сейчас все закончится, но... оружие просто отскочило от него, как от стенки, не заставив даже вздрогнуть. И игра началась.
Ассури зажала рот рукой, чтобы хриплое дыхание не было услышано, а подол юбки намотала на кулак. Единственным спасением ей казалась только абсолютная тишина. Бежать. Без оглядки, без памяти, без рассуждений. Беспрестанно оглядываясь, змея бесшумно двинулась в сторону дверного проема, оказавшегося к ней ближе всех. Девушка оказалась в небольшом коридоре со множество покосившихся дверей и, предположив, что в конце она сможет найти лестницу наверх,  ускорила шаг. Оглянувшись назад, Сайленсс услышала негромкое шуршание камней и прибавила ходу, но это оказалось ошибкой. Не заметив выступающего деревянного обломка, она зацепилась за него рукавом и в почти полной тишине раздался отчетливый треск рвущейся ткани. Новая волна ужаса прокатилась по телу, на мгновение парализуя. Не пытаясь больше двигаться осторожно, она побежала.
[float=left]http://s7.uploads.ru/E4xTl.png[/float]
Протиснувшись в едва приоткрытую дверь, змея быстро оглядела помещение. Но это оказалась очередная комната. Не было лестницы, не было больших трещин в стене, не был ничего, что помогло бы ей выбраться оттуда. Только обломки мебели, часть обрушившегося потолка, заклинившая остатки двери, неясный хлам и мелкий мусор. Она сама загнала себя в западню из которой теперь не выбраться. В ушах оглушительно стучала кровь, путая обрывки мечущихся мыслей. Быстрый взгляд назад подтвердил худший, хотя и самый ожидаемый, вариант - он приближался. Сай снова поискала глазами хоть что-то похожее на выход и наткнулась на висящий потертый гобелен. Резко рванувшись к нему, девушка отдернула ткань в сторону, с последней, безумной надеждой. Нет, скрытых коридоров здесь не было. Асура медленно коснулась стены и облизнула губы. Некуда бежать.
Взгляд скользнул в сторону и остановился на потрепанном свитке, выглядывавшем из-под обломков кровати. Стражница присела на корточки и взяла документ, из которого с тихим звоном выпал какой-то маленький предмет. Она повертела в руках находку и поднялась. Глаза едва не наполнились жгучими слезами от глупой обиды. Неминуемо сдохнуть от руки... кого? Покровителя убийц, которого она легкомысленно предала, посчитав едва ли не детской сказкой? В забытом самим временем храме, ради бумажки и игрушечного щита? Губы скривились в презрительной и горькой улыбке, обнажая удлинившиеся клыки. Она резко выхватила нож из сапога, слегка порезав кожу, сунула туда плотно свернутый свиток и повернулась к двери.
- Спою. Ес-с-сли ты станцуеш-ш-шь,- хриплый шепот несомненно дошел до ушей того, кто затеял эту игру.

Отредактировано Сайленсс (2017-05-20 18:39:37)

+6

7

Ящер устойчиво приземлился на пол. Где-то здесь остался лежать брошенный стилет, но Зверю он не нужен, змее - тем более.
- Где же ты, змейка? - мягко, почти ласково. Cлова сочились изо рта елейной гнилью. Он вкладывал в них всю крамольность и грязь своих помыслов, не употребив ни одной мерзости. Заскользивший по стенам отзвук вопроса выдавал главное желание - услышать последнюю песню, сладкозвучный крик, пронзительный и надрывный, срывающий голос и уходящий в мучительный хрип.
- Где же ты... - Зверь то и дело скреб когтями камень, будто хотел высечь искру. Он даже не пытался скрываться, словно знал, что в конце ее ждет тупик. К тому же, спорые шаги все-равно отчетливо раздавались по храму и доходили до змеиных ушей. Поступь девушки меж тем по-прежнему напоминала походку ловкой кошки, или порхание бабочки - настолько же легковесное, бесшумное и хрупкое.

Кантэ перестал задавать бессмысленные вопросы, не способные предотвратить трагедию. Он пытался заполнить голову Зверя, собственную голову беспорядочными мыслями, разными, до жути дурацкими, лишь бы он хоть на секунду притормозил, но каждая попытка была жалким плевком в океан. Тварь внутри обладала чудовищной концентрацией, и дракон это знал, вот только совсем ничего не делать не мог. От мысли о смерти девушки на душе становилось паскудно. Убивать незнакомых, ничего не значащих для тебя людей легче, намного проще. Убивать ту, которая спасла тебе жизнь, пошла с тобой чуть ли не в самое пекло, дралась вместе с тобой, рисковала своей шкурой, осталась даже после того, как ты ее чуть не отправил на тот свет - подло, нечестно, несправедливо. Сумасшедшая, только такая и могла прийти в залитый кровью храм со свежими человечьими ошметками. Если бы Кантэ мог, он бы засмеялся сейчас с такой скорбной горечью. Ящер искренне надеялся, что ассура сможет выбраться и в конце ее действительно ждет выход. Надеялся, что сапоги бесшумной ходьбы - а это были, скорее всего, именно они - помогут ей выиграть время. Надеялся, что она никак себя не выдаст, но одинокий, от того слишком громкий треск рвущейся рубашки пробил в пресловутой надежде еще одну огромную трещину.

Дракон резко повернул голову на звук и сорвался с места, больше не обращая внимания на боковые двери. Он все еще не слышал шагов, просто знал - инстинкты уведут ее вперед. К тому же, у архитектуры были свои законы, которые диктовали примерное расположение лестниц. Вот только заброшенный храм им не подчинялся, и голодное чутье Зверя восторжествовало. Протискиваться в дверной проем и тратить время не было никакого желания, потому он помог себе магией и резко отодвинул, практически отшвырнул дверь вместе с камнями в сторону. Хриплое и шипящее приглашение станцевать обласкало слух. Как учтивый и галантный кавалер, он улыбнулся ей, но в той улыбке плескалась все та же елейная гниль.
Их танец - сломанный механизм, неполноценный и испорченный. Ассура прекрасно владела кинжалом, но из-за разлитого по коже барьера ей удалось лишь раскромсать в хлам драконью рубашку. Иногда Зверь не уворачивался намеренно, а изредка не успевал - в неуверенных, дрожащих выпадах змеи даже сейчас проскальзывало ее истинное мастерство. Кантэ был сильным и умелым бойцом, но его стезя все же магия. С клинками змея обращалась получше. Каждый раз, когда девушка открывалась, она получала когтями. Слова Зверя не расходились с делом, он и впрямь играл с ней, забавлялся и с нескрываемым удовольствием смотрел, как расцветают кармином багровые полосы на плече, а следом и на левой щеке. Сейчас удар кулаком выбил бы из ассури сознание в лучшем случае и вбил бы нос в череп в худшем. При всех своих желаниях Зверь поступал разумно, ведь издеваться над бездыханным телом не интересно.

Воспользовавшись неудачным выпадом змеи, дракон выбил из руки нож и рывком дернул ее к себе за кромку корсета.
- Мне надоело плясать с тобой, - он прорычал слова ей в лицо, а она забилась как птица в силках и принялась уничтожать когтями остатки ни в чем не повинной рубашки. Если бы защита отражала все воздействие извне, пришлось бы постараться, дабы разглядеть за исполосованной поверхностью очертания тела. Ассура истошно драла все, что попадалось под руки, попыталась кусаться, изуродовать лицо и шею за отведенные ей секунды, но и они закончились. Дракон развернул девушку спиной к себе, больно сжал пальцами загривок и припечатал щекой к ближайшей стене.
- Твои когти слишком длинные, - он взял ее руку, в которой она только что сжимала кинжал, стиснул конец указательного пальца и с резким наклоном черкнул по стене, обламывая коготь. Влажный язык коснулся змеиного уха, следом раздался хриплый шепот, - Ты же не думаешь, что все так просто? Теперь мы будем ломать их вместе с пальцами, - едва он сообразил захват, как остановился, - Нет. Не-е-ет, сначала избавимся от лишнего.
Зверь не изменял себе. Все так же непоследователен, импульсивен и непредсказуем.

Змея рухнула на пол лицом вниз. Ящер прижал ее сверху коленом, надавив на бедро, и потянулся к голенищам сапог. В одном он нащупал второй нож, бесцеремонно стянул обувь и отбросил вместе с кинжалом в сторону, затем развернулся и за несколько сильных рывков освободил змею от корсета.
- Здесь ведь тоже есть ножик? Он тебе не нужен, - несдержанно, с резким шорохом ящер вытянул из-под нее испорченную одежду, отбросил следом за изъятой обувкой и отдал должок за рубашку. Разорванная на спине ткань обнажила изящную татуировку между лопаток.
- Теперь моя очередь, - Зверь провел когтями по своей поцарапанной щеке поверх воздушной прослойки и с размаху полоснул по оголенной спине ассуры. Он вспарывал кожу почти так же остервенело, как давеча пыталась змея, но все-равно сдерживался: издевался не только над ней, но и над Кантэ, показывал, насколько в безвыходном положении находятся оба, ведь он может делать то, что хочет, и никто из них не в состоянии это прекратить. Выродок.

Она дергалась и извивалась, но он крепко вжимал ее в пыльный, изгвазданный камень. Звучала не последняя, но желанная и пронзительная песня, которая очень скоро сменилась тяжелым хрипом. Дракон отодвинулся, расплылся в мерзостной веселой улыбке и залюбовался окровавленной спиной. Освободив девушку от веса своего тела, Зверь присел в стороне. Медленно посгреб когтями пол, будто в любой момент готов был кинуться на нее при малейшем неверном движении. Поначалу змея колебалась. Ни единого шанса забрать свое оружие, да и Зверь воочию продемонстрировал ей, насколько оно бесполезно. Выход, не заваленный, открытый, был соблазнительно близко, но все знали - никто никого никуда не отпустит. Именно в эту минуту Кантэ безумно захотелось исчезнуть из тела и раствориться в сознании, чтобы не видеть предстоящей насмешки. Что она могла сделать, остаться и играть с ним в гляделки? Любой бы на ее месте рванул к заветному выходу.

У порога он сбил ее с ног воздушной подсечкой, устремился к ней, чтобы, наконец, запустить когти в вожделенную плоть, добраться до мягких и податливых внутренностей, но его остановили. Зверь не понимал, что происходит, он ошарашенно смотрел на змею, вдавливая когти в невидимый барьер. Защита дракона инстинктивно спала, он хотел ощупать нежданно возникшее препятствие без помех, но никакого толку. Какой-то чепуховый метр отделял его от подготовленного, истерзанного тела. Как можно мешать в такой момент?!
Зверь неистово драл щит когтями, обошел его со всех сторон, бил ребрами кулаков, раздраженно рычал. На мгновение он вперился в девушку злобным одуревшим взглядом, колыхнул щекочущим воздушным потоком волосы и полоснул незримым лезвием под ключицей. Плевать, что он может распотрошить ее магией в проклятом коконе. Он хочет к ней прикасаться.
От кипящей злости в змею полетела и так развороченная мебель, рассыпаясь на куски и щепки при столкновении с защитной сферой, камни, всевозможные обломки. Стиснув пальцами очередную несуразную деревяшку, дракон вновь посмотрел на девушку. Она не сможет сидеть там вечно.

Отредактировано Кантэ (2017-05-31 04:03:03)

+6

8

С каждым очередным выпадом движения становились все неуверенней, все смазанней. Страх с удвоенной силой заплясал в зеленых глазах - его ничего не брало. От черной рубашки остались одни лоскуты, а на коже не появилось ни единой царапины. Каждый его ответный, почти ленивый, удар был для нее как насмешка. В конце концов танец кончился весьма предсказуемо, и даже оказавшись вплотную к нему, ассури ничего не смогла сделать. Когти просто соскальзывали, окончательно превращая его одежду в ошметки, а от неудачного укуса чуть заныли клыки.
По телу прошла волна ужаса, когда он прижал ее к стене, не позволяя шевелиться. Ощущение знакомой паники прошлось по коже, мягко прошелестев по кромке рассудка, но завладеть им не смогло - там для него сейчас не нашлось места. Коготь сломался с глухим треском и по пальцу вверх прострелила жгучая боль. Из обломка мелко закапала кровь, но обращать на нее внимание сейчас было не резон. Согласно прозвучавшему обещанию, это было даже не начало, а так, легкая подсказка к дальнейшему действию.
Видимо, дракон не относился к типу мужчин, сдерживающих данное слово - вместо сломанных пальцев, он бросил ее на пол. Попытка уползти была подавлена в зародыше и теперь ощущение беспомощности вернулось с новой силой. Ассури почти не заметила как он разоружил ее, ибо перед глазами мелькнули тщательно запрятываемые воспоминания цепей и подвалов. Треск рвущейся ткани на мгновение отвлек ее, заставив осознать, что сейчас произойдет. Но лишь на мгновение. Змея завела руку назад, пытаясь ухватить своего мучителя, но первый же косой удар по телу прервал эту неуклюжую попытку.
[float=right][mymp3]http://my-files.ru/Save/wwbby7/Marilyn Manson - EAT ME, DRINK ME (mixpromo.net).mp3|Marilyn Manson - Eat Me, Drink Me[/mymp3][/float]
В мечущемся от боли разуме столкнулись два страха, пытаясь вытеснить друг друга. И победил сильнейший. Теперь змее было глубоко наплевать кто именно терзает ее, даже будь это сам Тейар на пару с Ильтаром. Она больше не пыталась ему помешать, даже не пыталась вывернуться. Давняя фобия вступила в свои права, оставляя единственное утешение - возможность кричать. Сайленсс истошно заорала, еще больше надрывая искалеченное удушьем горло. Из глаз брызнули слезы, а когти судорожно скребли каменный пол, оставляя в пыли тонкую кровавую полоску. В купающемся в невыносимой боли мозгу, все перемешалось и отличить реальность от воспоминаний больше не получалось. Каменный пол, каменные стены. Темная комната и бессмысленно издевающийся над ней мужчина. Не хватало только кандалов из ханлона. Внезапно все закончилось и стражница обессиленно упала лицом в грязь, с надрывным хрипом втягивая воздух в легкие. Под щекой что-то лежало и асура трясущейся рукой накрыла маленький щит. Она даже не заметила когда успела бросить его на пол. Сбоку раздался очередной скрежет когтей и змея подняла взгляд на присевшего недалеко дракона. Она вздрогнула, когда в голове прозвучал монотонный сухой вопрос про чертовы облака, но он молчал и наваждение ослабло. Паника, удерживавшая ассури еще мгновение назад, отступила вглубь сознания, оставив после себя... Что? Яростное веселье обреченного? Отчаянное бесстрашие будущего трупа? Искореженный инстинкт самосохранения, готовый пожертвовать собой ради последней шутки? Или все сразу и вместе? Очевидно, ящеру стало скучно и захотелось еще раз отпустить ее побегать в темных лабиринтах подземного этажа. Глупо было поддаваться на такую очевидную провокацию. Но не воспользоваться призрачным шансом было бы еще глупее. Она злобно оскалила клыки и упрямо рванулась к раскуроченному дверному проему, стараясь сконцентрироваться на темнеющем коридоре и не обращать внимания на мучительную боль в исполосованной спине.
Бывшая убийца не удивилась, почувствовав под ногами невидимую преграду, но внутри кольнула досада от осознания упущенного крохотного шанса на спасение. Сай упала на четвереньки и ощутила едва заметную резь в ладони - игрушка, неосознанно зажатая в руке, вспорола кожу от удара. Она встала и обернулась, покачнувшись от головокружения. Секунды, когда девушка была уже готова ощутить последние в своей жизни мужские прикосновения, давно миновали, но ожидания не были оправданы. Змея тряхнула головой и сморгнула набежавшую темноту, упершись прояснившимся взглядом в горящие ненавистью драконьи глаза. Асура растерялась от неожиданности, когда вместо удара почувствовала дуновение ветра на шее. Правда, после этого что-то незримо полоснуло ее, заставив чуть поморщиться, и привело в чувство. Весь полуразвалившийся хлам из комнаты неожиданно полетел в нее и змея инстинктивно закрыла лицо руками, но снова ничего не произошло. Словно вокруг возникла невидимая граница, от которой отскакивали любые предметы. В забитое противоречивыми эмоциями сознание заявилось негодование. «Да вы, мать вашу, издеваетесь?! Уже или сдохну по воле вашей, или свалю нахрен из этой обители высших сил! Определитесь, бл*дь!» Дыхание меж тем становилось все тяжелее, а голова закружилась с новой силой. Стражница разжала ладонь, машинально ощупав маленькую игрушку, и в этот момент кислород торжествующе проник в легкие, разгоняя туман. Она чуть сощурила глаза, боясь лишний раз поверить своей догадке, и быстро глянула на отошедшего ящера. Не дожидаясь пока его внимание вновь сосредоточится на ней, девушка рванулась к ближайшей комнате, захлопнув за собой дверь. Уцелевший на ней засов стал неожиданным подарком, которым она не преминула воспользоваться.
[float=left]http://s4.uploads.ru/t/pw1JP.png[/float]
Короткая передышка, но все же лучше, чем совсем ничего. При себе не осталось никакого оружия, кроме уцелевших когтей и зубов. В голове резко щелкнуло и змея усмехнулась. «Ранить тебя нельзя. А что на счет сломанных ребер?» Разодранная рубашка съехала с плеча, обнажив левую грудь и последний глубокий порез над ней, из которого обильно сочилась кровь. Озарение пришло мгновенно, вызвав на лице девушки улыбку, до жуткого похожую на ту, которой ее одарил дракон в момент их встречи. «Тебе нравятся мои крики? А если лишить тебя этой игрушки, что ты будешь делать?» Отец не зря потратил столько лет на обучение дочери - она знала о чудесных свойствах собственной крови, даром что никогда не было повода проверять ее на себе. Сложив ладонь горстью и подставив ее прямо под рану, Сай резко напрягла мышцы спины, рухнув на колени от дикой, застящей глаза, боли. Секунды, пока ладонь наполнялась темной кровью, тянулись невыносимо долго, еще несколько ушло на то, чтобы бывшая убийца одним глотком выпила ее. Ассури рывком стянула оставшийся сапог, засунула пропитавшийся кровью свиток поглубже в него и развязала пояс юбки. Ткань с шуршанием упала на пол. Она давно этого не делала, но врожденные особенности не забываются, не требуя при этом частой практики. Сквозь бледную кожу прорезалась черная блестящая чешуя, а через пару минут по полу прошелестел кончик хвоста. Боль в разодранной спине пропала быстро, заставив девушку пошатнуться уже от облегчения и упереться рукой в пол.
Дверь содрогнулась от удара, но засов выдержал эту пробную попытку. Она обернулась к источнику шума и с наслаждением облизнула окровавленные пальцы, не сводя с двери пытливого взгляда. Тишина, ненадолго воцарившаяся за дверью, не ввела ее в заблуждение и ассури негромко рассмеялась. Он бы никуда не ушел. Поиграть, развлечься перед убийством, насладиться криками жертвы - о, от этого он бы не отказался, особенно после того, как почти освежевал змею. Асура встала сбоку от проема и вплотную прижалась к стене, сжав в руке сапог. Несколько ударов сердца и она услышала характерный хруст камня, крошащегося под подошвой, сразу после которого дверь должна была неминуемо рухнуть. За мгновение до этого, девушка бросила обувь в противоположный угол и приготовилась к прыжку. Стук каблука о стену, вероятно, привлек внимание ввалившегося в комнату двухметрового садиста, заставив его повернуть голову в нужную ей сторону. Хриплый выдох и змея запрыгнула на спину ящера, обхватывая его левой рукой под горло, а правой намертво вцепившись в волосы на затылке. Хвост захлестнул торс мужчины, мгновенно обвив его плотным кольцом. Реакция у него оказалась отменная, Сайленсс сразу почувствовала, как когти заскрежетали по черным чешуйкам. Резко дернув его за волосы, она провела языком по шее вверх, оставляя кровавый влажный след и щекоча кожу кончиками клыков.
- Развлечем С-с-создателя еще раз-с-с?- хриплое шипение заползло в ухо, когда ассури со всей силы сдавила грудную клетку.
[icon]http://s6.uploads.ru/ixZfj.png[/icon]

Отредактировано Сайленсс (2017-05-24 14:36:00)

+6

9

Дракон отшвырнул стиснутую пальцами рухлядь в сторону и погнался за змеей, как только она сорвалась с места. Девушка снова юркнула в комнату, нашла спасение в очередной ловушке, словно утопающий, вскарабкавшийся на самый высокий холм уходящего под воду клочка земли. Перед носом дверь захлопнулась, скрежет ржавого металла натужно взвыл и резко умолк, выигрывая для ассуры ничтожные секунды. Зверь даже не стал применять магию. Он услышал копошение за дверью и сделал резонный вывод, что бежать змее некуда. Неотвратимость происходящего будоражила, щекотала нервы и окунала в эйфорию, пока он выбивал дверь вручную. Казалось, после первого удара стоило только толкнуть подгнившее дерево и оно рассыпется в пыль, но ящер для верности разбежался второй раз. Тихий женский смех, после - застывшая тишина. Его ждали. Зверь плотоядно облизнулся и снес дверь с петель вместе с засовом, часть которого после первого натиска практически вышла из стены.

[mymp3]http://d.zaix.ru/3IJ5.mp3|RockCellos - Hysteria (Muse cover)[/mymp3]
Thank you, Silence.

[float=left]http://s1.uploads.ru/ZcuPv.png[/float]
Мгновенный поворот головы на звук, секундное осознание неудачи и крепкая, теплая чешуя, обвившая торс кольцом. Зверь инстинктивно скребнул когтями по хвосту, но быстро сообразил, что это бесполезно. Голову ассура зафиксировала обеими руками, будто та представляла главную опасность, и совсем забыла о когтях. Возможно, змея мало на что рассчитывала, понимая, как ящер управляется с магией, но ситуация не оставляла ей выбора. Не будет убийца лить слезы в углу о собственной смерти и позорить имя своего бога. Анем с Акалом рассчитывают на зрелище, где не место соплям.
Зверь криво осклабился и зарычал на болезненный рывок за волосы. Язык змеи отметил кожу приятной влагой, а импульс от скользящих клыков опоясал шею куда ощутимее женской руки. Ребра под немилосердным натиском грозились раскрошиться и времени для ответной прелюдии у Зверя не осталось, пусть девушка и разворошила этот терпко-сладкий, не менее жестокий голод. Грудная клетка слева полыхнула кратковременной острой болью. Скорее всего, кость уже дала трещину, и спасала лишь достаточная взвинченность и возбужденность, позволяющая пока что не обращать внимание на увечье. На свою прелюдию ассура вынудила ответить полноценной арией.
Дракон вцепился когтями в левую руку змеи на сгибе локтя. Другая ладонь раскалилась подобно металлу в наковальне и легка на хвост. Темно-красная вспышка зигзагами разошлась от когтистой руки вдоль чешуи, разукрашивая едва различимой копотью. Хватка почти не ослабла, пришлось Зверю оттолкнуться ногами к ближайшей стене и несколько раз приложить ассуру спиной и головой о каменную кладку.
Девушка боролась до последнего, царапала его плечи и старалась покрепче сжать торс, но все равно сползала. Силы ее покидали и ящер не преминул этим воспользоваться. Он рывком распоясал себя, отбросив хвост вместе с обладательницей к противоположной стене.

Повторное появление барьера пикантно сплясало на нервах, но минувший гнев не всколыхнуло хотя бы потому, что комната оказалась пустой, не считая выбитой двери. Рыхлая деревяшка не смогла привлечь его внимание, да и кого бы это спасло? Зверь вжал ладони в защитную сферу, рассматривая змею немигающим взглядом, и лениво потерся щекой о незримую стенку.
- Он ведь исчезнет, как и предыдущий, правда? - едва не промурлыкал, но не смог выдержать - сквозь зубы прорывалось хрипловатое рычание. На барьер с яростью обрушился когтистый кулак, затем голос вновь стал ласково-мерзостным, - Я подожду.
Изувеченная девушка отражала его безумие, как покореженный осколок зеркала. Она смеялась Зверю в ответ - все, что могла себе позволить, пока сидела за защитой, и после, когда он обвил воздушной цепью ее запястья, сковывая намертво, и потащил за хвост наверх на правах кавалера в сегодняшнем танце. Он искал место поудобнее, да и змея давеча так рвалась туда, грех не сопроводить.
Зверь резво тащил ее, прочесывал развороченной спиной грязный пол, будто она уже мертва и не стоит заботиться с состоянии ее тела. Он понимал, что змея сделала и почему продолжает нервно, с толикой одичалого ехидства посмеиваться вместо того, чтобы корчиться в сжигающей агонии. Это заводило и раздражало одновременно. Когда ее смех опостылеет ему, он начнет ковыряться в сочном нутре до тех пор, пока сердце не брызнет под пальцами. Змея не осознавала, как усиленно помогает рыть себе могилу.

Дракон поднял взгляд на зияющий провал в потолке, резко оттолкнулся и мягко опустился на пол среди знакомого антуража. Он по-прежнему держал змею небрежно, и намеренно смягчил приземление, чтобы раньше времени не размозжить ей череп. Они направились вглубь зала, вдоль разрушенных и повалившихся колонн, пока не вышли под открытое небо. На небольшом пятаке свод храма давно обвалился. В раскуроченном проломе сквозь дымчатые облака на мгновение прорезался лунный свет, сковырнувший тень на полуразрушенном жертвеннике. Удобное место для разделки красивого женского тела, где пыль и неказистый вид алтаря смывали долю нависшей претенциозности.
Пожалуй, мешок картошки в руках селян претерпевал меньше, чем ассура, рухнувшая взбороненной спиной на скривленный обломок без всякого изящества. Воздух пригвоздил ее скрещенные руки к плите над головой, следом сковал и хвост, по-прежнему представляющий угрозу. Девушка осталась без рубашки еще в комнате, когда клочки не удержались на плечах и соскользнули со свирепым броском об стену. Вместе с грудью обнажился притягательный шрам от ожога, то и дело цепляющий взгляд. Ящер потянулся ладонями к лицу ассуры, оглаживая щеки когтями больших пальцев. Она продолжала дико, неестественно смеяться, когда Зверь зафиксировал когтями нижнюю челюсть, запустил другую руку в волосы над левым ухом и разодрал кожу. Спустя пару секунд он повернул голову змеи направо и вжал в камень. Измазавшая скулу кровь послушно легла на язык и обволокла рот вязкой жаждой. Ничтожная капля, но у Зверя и не было цели уподобляться кровососам. Вкус смерти открывался даже в такой малости.
- Теперь пой, - ладонь заскользила вниз, пока не легла на шрам под левой грудью, выжигая поверх рубца новый. Змея кричала. Не так истошно, как первый раз, но кричала, - ассурская кровь не справилась с растравливанием старых ран.
[float=right]http://s9.uploads.ru/uvJjf.png[/float]
Все это время Кантэ безуспешно боролся с тварью, вновь уничтожающей что-то важное в его жизни. Боролся отчаянно и остервенело, потому что наступил тот редкий момент, когда ему было не все равно. Паскудно смотреть, как ассура погибает от драконьих когтей, по злой иронии и невнятному порыву, толкнувшему тогда не перерезать ему горло. Тошно, потому что она не заслужила такой участи, и неважно, скольких она убила и что успела натворить. Жизнь змеи априори ценнее прочих, ведь ее смерть станет неизлечимой гнойной язвой на теле памяти.
Кантэ не сразу сообразил, что ему удалось во второй раз за всю жизнь рассечь толщу безумия и пробраться в брешь. Когда-то кунштюк по чистой случайности сработал с одной миловидной брюнеткой. Даже тогда дракон не кромсал в клочья сознание настолько исступленно, как сейчас, выбивая для змеи заветные секунды. Как и в прошлый раз, полностью контролировать себя не получалось. Зверь не терял времени, драл изнутри грудную клетку с оголтелым напором и не позволял телепортироваться. Он принялся вновь защищать их общую оболочку, заволакивая кожу барьером. Борьба за главенство между ними превратилась в кровавую бойню в черепной коробке, и Кантэ понимал, что проигрывает.
Дракон посмотрел на змею. Он едва сдерживал когти, подтачивая их о каменную плиту. Взгляд, полыхающий безумием мгновение ранее, отражал лишь воспоминание, всплывшее на подкорке. Кантэ бездумно пытался что-то придумать за отведенные им секунды. Магия с ассуры спала, но она была слишком слаба, пусть и не ощущала боли. Впрочем, через считанные минуты обезболивание пройдет. Она не успеет оторваться и убежать. Она ничего не успеет, и даже воспылав к нему бесчеловечной ненавистью, не воскреснет шадосом, ведь ее ошметки разлетятся по всему залу. Куда уж богу, самому разобранному на куски, собрать тело из мозаики? Когда Кантэ увидел единственный выход, воздушная защита уже подобралась к горлу и заползала на подбородок. Что же, по крайней мере, у него будет шанс все исправить. Силы не могут подвести его, просто не имеют на это право. Шанс все исправить против навсегда загубленной жизни. Шанс, наконец, спасти что-то важное, слегка рискнув. Слегка...
- Вырви мне глаза. Иначе ты умрешь.

+6

10

Плечо мужчины покрывали глубоки рваные порезы от когтей там, где она цеплялась за него в безуспешной попытке еще немного удержаться и проткнуть ему внутренности его же ребрами. Если бы она только знала, что защитный барьер больше не покрывает его тело, то с удовольствием впилась бы в эту шею ядовитыми клыками. Легкий укол досады быстро растворился в хриплом счастливом смехе, отразившемся от стен темной комнаты, когда она сжала артефакт во второй раз. Хвост навязчиво саднил по всей длине, наводя на мысль, что когда действие обезболивающего закончится, боль в нем будет поистине ужасна. Змея прислонилась спиной к противоположной стенке барьера и дразняще изогнулась, облизнув пальцы и проведя когтями по груди к животу. Большей глупости и придумать было нельзя, дракон рыкнул и от души саданул кулаком по мешающей незримой поверхности. Злить сумасшедшего убийцу еще больше? Да разве может быть что-то более привлекательное в такой ситуации! Кислород заканчивался, а с ним и время для предсмертного баловства двинувшейся разумом наемницы.
Ехать по грязному полу ей в какой то степени даже понравилось. Было весело подпрыгивать на неровностях пола, каждый раз впечатываясь разодранной спиной в камень и ничего при этом не чувствовать.
- О, кажется это было больно!- в очередной раз проехав по острому выступу камня, змея в притворном удивлении вскинула брови,- А нет, показалось.
Ехидство так и лезло наружу, не в силах удержаться. Еще бы, забрать у голодного чудовища самое вкусное, ему должно быть несколько обидно. К сожалению, лестницу они так и не нашли, хотя змее было очень интересно узнать где же она прячется. Зато дракон успешно воспользовался магией, чтобы доставить свою ношу на верхний этаж тем же путем, которым они спустились.
- Ну сладенький, нежнее! Мои растекшиеся по полу мозги явно не украсят местный антураж,- Сай увидела рядом свою сумку и, быстро извернувшись, зацепила ее когтями, пытаясь подтянуть поближе к себе,- По крайней мере найди для этого более живописное место, м?
Связанными магией руками, да еще и с зажатым щитком, залезть внутрь сумки не получалось, но она хотя бы «ехала» вместе с ней. Тейар его знает, а вдруг пригодится еще когда-нибудь? Не разбрасываться же вещами в самом деле. Очередной неудачный подскок все же вырвал из слабеющего захвата пояс и змея досадливо цыкнула, проводив взглядом оставшуюся лежать на полу сумку. Резкий бросок на какой-то камень выбил не только воздух из легких, прервав очередной комментарий на полуслове, но и маленький артефакт из руки.
В голове вновь зазвучала старая песня, когда он магией прижал ее к каменной поверхности алтаря. Отчаянный, безумный смех стал еще громче, а последние проблески рассудка полностью пропали из глаз. Если бы дракон знал, в какой ужас приводил ее этим, то несомненно бы порадовался. Почти нежное, издевательское прикосновение к лицу, словно пародия на ласку любовника, а затем звук раздираемой кожи. Кровь хлынула на лицо, заливаясь в рот, отчего смех стал булькающим. От этого асура развеселилась еще больше, чуть не захлебнувшись на очередном вдохе. Когтистая рука прошлась по груди и Сай подыграла этой жестокой прелюдии, изогнувшись навстречу. В другое время это вызвало бы у нее неподдельное желание, но сейчас ей хотелось всего лишь еще немного раззадорить своего убийцу. Последовавшая за этим боль ее удивила и заставила стиснуть зубы, в попытке сдержать рвущийся наружу крик. Безуспешно.
Пытка закончилась так же быстро, как началась. Удерживающие змею путы магии спали, заодно освободив и малую долю разума. На языке уже перекатывалась очередная колкость, когда ящер взглянул на нее. И когда в его глазах она не увидела безумной жажды крови и смерти, яркая вспышка узнавания раскрасила, царящую от принятого зелья, черно-серую гамму окружающего мира. Сумасшедшее хихиканье резко оборвалось полувсхлипом. Сайленсс проглотила не сказанные слова и приподнялась на локте, приблизившись к его лицу и не веря в то, что видит. Как она могла принять его за кого-то другого?
[float=left]http://sd.uploads.ru/t/YusBk.png[/float]
- Дракон?- губы едва дрогнули, пропуская хрипящий шепот, почти неслышный даже для самой асуры, когда она протянула дрогнувшую руку и коснулась щеки, ошарашенно глядя в теперь уже знакомые желтые глаза. Большой палец машинально стер кровавый потек, оставив за собой еще больший багровый след.
Проклятые руины храма, истерзанное тело, боги с их злыми забавами - на краткий миг все это кануло в небытие. Перед ней был тот, кого она когда-то спасла, не позволив клинку завершить свой танец, а затем за руку провела по скользкой дорожке первого осознанного убийства. Как часто потом она ненавидела их обоих за все это? Не счесть. Себя за то, что не прирезала его, когда была возможность. Его за то, что он вообще появился в ее жизни и, даже спустя несколько лет после их встречи, продолжал сниться. Их обоих за то, что от этих воспоминаний ее внутренности выворачивало наизнанку каждый раз, когда она видела драконьи глаза с вертикальным зрачком, и за то, что из горла рвался разочарованный вздох каждый раз, когда она понимала что это всё не те и не то. По сравнению с этим развлечения Зверя были просто милыми шалостями разыгравшегося ребенка.
- Вырви мне глаза. Иначе ты умрешь,- хлесткий удар его голоса вернул стражницу в настоящее и расставил все на свои места.
Змея отшатнулась, не отнимая ладони, и уголок губ дернулся в попытке улыбнуться. Какая отличная шутка! Каменная плита, замученное на ней существо и вырывание глаз - разве не великолепная насмешка над их первой встречей? Какая жестокая ирония. Словно подарок ко дню рождения. Если бы он только знал, как долго она мечтала вырвать эти желтые глаза из памяти, чтобы они перестали отравлять ей жизнь.
Глаза защипало, не иначе как от пыли, что витала в воздухе, когда ассури резко замахнулась и полоснула когтями по лицу мужчины. Одно единственное движение изуродовало его, лишая зрения и оставляя на щеках рваные борозды, добавив в копилку сознания еще одно мучительное воспоминание. Она все еще была достаточно близко, чтобы почувствовать, как на кожу брызнула горячая кровь, обжигая больнее, чем раскаленная когтистая рука на ребрах. В следующую секунду несостоявшаяся жертва развернулась и сползла с проклятого алтаря, рухнув в грязь, оставшуюся здесь после дождя. Горло сковал спазм, не позволяя вдохнуть, в по щекам потекли слезы не то от облегчения, не то от боли, разрывающей грудь. Хотелось разодрать когтями грудную клетку, чтобы впустить хоть немного кислорода, но вместо этого змея упорно ползла к найденной немногим ранее сумке. Секунды стремительно утекали сквозь пальцы, пока Сай шарила рукой в поисках нужных зелий, беззвучно матерясь на пропавший голос. Поиски усложнялись тем, что в глазах темнело от кровопотери, а адреналина уже не хватало, чтобы двигаться быстрее. Желание еще хоть раз посмотреть на дракона было невероятно сильным, но она только стиснула зубы, продолжая искать нужное ей лекарство. Початый бутылек «Одной крови» нашелся первым и змея сразу отхлебнула половину, не переставая шарить в сумке другой рукой. Следом за ним слабое лечебное зелье оставило мятный привкус во рту, повысив змеиные шансы не сдохнуть от вернувшейся боли. Теперь нужно было найти свиток телепортации и успеть свалить отсюда пока не прошло действие принятой крови, но проклятая бумажка никак не попадалась в ищущую руку. Пальцы сжались на очередной бутылочке, оказавшейся еще одним зельем жизненной энергии.
Сзади послышался скрежет камней и негромкий стон, заставивший все внутри болезненно сжаться. Нервный смешок, больше похожий на всхлип и стражница все же обернулась, найдя взглядом ящера. Он сидел на полу, прислонившись спиной к окровавленному алтарю и закрыв лицо руками. Из недр сознания пробился здравый смысл, на последнем издыхании пытаясь докричаться до свой хозяйки. «Да ты с ума сошла что ли?! Он тебя почти разделал, даже не вздумай! Вали нахрен отсюда, дура ненормальная!» Кто бы сомневался, что асура предпочтет снова его не услышать? Да и могло ли быть иначе, ведь что может быть более естественным, чем вернуться к тому, кто уже дважды чуть не убил тебя, правда?
Ползти обратно было немного легче, не иначе как стараниями выпитых лекарств. Она не замедлила движений, когда подобралась вплотную. Не задумалась, даже на мгновение, а не нужно ли сначала убедиться в его нормальности. Она уже знала. Девушка схватила его запястья и развела в стороны, жадно вглядываясь в то, что сделала минутами ранее, и резко выдохнула, убедившись, что это не было больной игрой воспаленного воображения. Змея провела ладонью по шее вверх, зарылась пальцами в волосы и коснулась лбом его лба, крепко зажмурившись.
- Глупая змея...- Сайленсс скривила губы в болезненной усмешке, отстранилась и вложила ему в руку бутылек.
Больше она не успела ничего сказать, отпущенный кровью срок подошел к концу. Тело словно разорвало на тысячи кусочков, каждый из которых нестерпимо болел, а вместе они составляли дикую, ослепляющую симфонию. Когда ее сковала мучительная судорога, змея искренне пожалела, что Зверь не закончил начатого. Для крика в легких было маловато воздуха, поэтому из горла вырвался надрывный хрип, уносящий с собой последние остатки кислорода, а с ним и сознания.
[icon]http://s6.uploads.ru/ixZfj.png[/icon]

Отредактировано Сайленсс (2017-06-02 23:27:32)

+5

11

Звериная маска спала и змея прикоснулась к нему в бесхитростном жесте, возвращая в дымку злосчастных воспоминаний - сначала в ските, потом в склепе. Оба отозвались прогорклым и колючим клевком в висок и едва не лишили сосредоточенности. Она, наконец, узнала. Именно в тот момент, когда ей предстояло собраться и покончить со всем этим.
В последнюю секунду шелохнулось предательское желание отвернуться и зажмуриться, но ладонь ассуры уже соскользнула с щеки и взметнулась перед ударом. Вскользь глянув на лицо девушки, Кантэ подавил в себе порыв даже моргнуть. Когти мелькнули будто росчерк возмездия за собственную беспомощность, а дальше - тьма и боль, прожирающая в черепе уродливые червоточины. Мизерная порция змеиной крови не смогла полностью заглушить мучительный акт садомазохизма. Коротко и хрипло дракон взвыл и отпрянул от алтаря, словно от смертельной заразы, рухнув на пол. Дрожащие когти нервно загребали мутную взвесь, он продолжал болезненно хрипеть и невидящим взглядом всматривался в антрацитовую бездну. По щекам стекала кровь, глазные яблоки превратились в слизистую рванину и дракон рефлекторно потянулся к ним основаниями ладоней. Когда вся гамма ощущений вернется, боль станет невыносимой, но Кантэ рассчитывал предпринять меры раньше. Сейчас он мог бороться с этой локальной агонией, и должен бороться хотя бы для того, чтобы убедиться - не зря он пошел на столь отчаянный шаг.

Барьер стремительно сполз, когти исчезли и ящер вновь почувствовал себя полноправным хозяином своего тела. Зверь заполз обратно в недры рассудка, уступая место дракону. Не удивительно, ведь ему не нужна слабая и жалкая туша, напрочь лишенная одного из главных органов восприятия - зрения. Легкий шорох, как единственный источник чего-то витального среди захлестнувшего мрака, подернул слух. Ассура жива и может передвигаться. Кантэ счел это колоссальной удачей и надеялся, что сумка, которую девушка попыталась предусмотрительно зацепить, содержит что-нибудь полезное и спасительное.
Копошение прервалось невнятным смешком, затихшей паузой и вновь перешло в характерный шорох чешуи. Если бы дракон мог выразить глазами свою эмоцию, в них отразился бы изумленный ужас.
Она возвращается? Глупая змея, неужели в твоей сумке ничего не нашлось?! - ящер здраво считал, что свитки телепортации должны таскать с собой все маги, не владеющие пространственной волшбой. Особенно в дальние походы и прогулки в земные филиалы Изнанки, подобные такому вот загубленному капищу. Возможно, ассура его попросту не обнаружила, но какое это теперь имеет значение. Прикосновения девушки обрушились на него пыткой каторжника, слова заставили пересохшие губы слегка дернуться на диком рефлексе. Если касания на архаичном жертвеннике всколыхнули сознание неосознанной вспышкой и мозги на то время занимались совершенно другим, то сейчас ее близость разила абсурдом. Они только что вместе боролись против одного монстра, каждый по-своему, и девушка вложила в ладонь дракону бутыль так, будто не просто понимала, а принимала весь этот чудовищный пароксизм как неотвратимую планиду. Так изъявил себя отпечаток их давней встречи, о котором дракон задумался только сейчас, чувствуя, как змея безвольно наваливается на него и упускает последние капли сознания.

Кантэ непроизвольно прижал пальцы к ее шее под нижней челюстью. Пульс слабо отстукивал, чем вызвал желанное облегчение. Ящер развернул девушку к себе боком и придержал рукой, попутно открывая склянку. Сначала поднес сосуд к носу, затем глотнул. Вкус жизненной энергии он знал прекрасно, и пусть вылечить хоть что-либо из полученных увечий зелье не способно, его хватило, чтобы добавить крохотную частицу сил. Искать сумку змеи самому равносильно самоубийству. Мало того, что он натурально ослеп и может сломать шею, свалившись в подспудный провал, так и сама разведка ощупью займет целую вечность. Проще собрать остатки магии в кулак и перенести их в более благостное место, где змее, да и ему тоже, смогут помочь. Пустой сосуд улетел в сторону за ненадобностью. Дракон аккуратно нащупал под левой грудью ассуры свежий, кровянисто-осклизлый ожог с изъеденной кожей. Нормализовать температуру и остановить разрушение ткани - все, чем он мог помочь ей сейчас. Дальше оставалось напрячь воображение, воззвать к концентрации через отбивающую в набат боль и перенести обоих в родной сердцу бордель. Хоть бы эта ушастая гнида ничего не набросала посреди комнаты, иначе их ждет слишком нелепая и бесславная кончина после всего, что они пережили.

http://i.imgur.com/WBlD69B.png [ Бордель «Алый закат» ]

Отредактировано Кантэ (2017-07-31 02:44:49)

+5

12

[ Таверна "Пьяный паладин" ] http://i.imgur.com/Sahjk3d.png
3 число месяца Страстного Танца 1647 год, полдень

Что правда, то правда, магию она никогда не жаловала. Но не признать её неоспоримое удобство не могла. Самой змее пришлось бы идти на различные ухищрения, чтобы покинуть сие заведение не расплачиваясь, разыгрывать представление, резво щевелить ногами, на крайний случай даже спеть могла бы, но расплатой все равно бы послужила головная боль. А дракону даже не пришлось пафосно щелкать пальцами в эффектом жесте, достаточно оказалось просто мысли и вместо душной атмосферы замкнутого пространства их окружили залитые солнечным светом громады деревьев. Змея на секунду прикрыла глаза и полной грудью вдохнула пронизанный озоном воздух. По видимому здесь снова недавно прошёл дождь, подтверждая в очередной раз капризность и изменчивость местной погоды. Она оглянулась на раскинувшиеся за спиной тёмные развалины некогда величественного строения и попыталась понять, какие чувства они теперь вызывают. На первый взгляд ровным счётом никаких. Неплохой знак.
- Хотелось бы сказать, что при свете дня все выглядит иначе. Более одухотворенно и проникновенно, - асура на мгновение мягко сжала его ладонь и высвободила руку, - Но на самом деле все так же мрачно, отталкивающе и пропитано сожалением.
Девушка подобрала подол и намотала его на запястье,
чтобы не путался под ногами и не цеплялся за все подряд. Вместо ожидаемых легких уколов камешков и веточек, она ощутила только приятную прохладу от мокрой земли и щекочущие прикосновения травы. Змея остановилась, глянула на ноги и пошевелила пальцами. Внешне ничто не давало подсказок к происходящему, но догадаться о причинах было не трудно.
- Удобно, - стражница улыбнулась и встретилась взглядом с ящером, - И даже приятно.
Первым делом её волновала судьба оставшейся здесь кобылы, так что Сай направилась в ту сторону, где оставила её накануне. Лежащее в мокрой траве обгрызенное копыто тонко намекнуло на не самый лучший исход ночи для бедного животного. В общем то от неё осталось не так уж много. О здоровой и красивой лошади теперь напоминали лишь осколки костей, потеки крови на грязном полу и разодранное чуть ли не в клочья седло. Змея болезненно поморщилась и закусила губу.
- Зараза. Что же ты не убежала, дурная, я ж тебя не привязала, - она внимательно осматривала валявшийся вокруг хлам, - Хотя, куда бы ты убежала в лесу. Исход был бы один, как ни крути.
Из всех оставленных здесь вещей выжила только куртка, чудом обнаруженная в дальнем углу. Остальная одежда, стараниями неизвестных хищников, превратилась в грязные рваные тряпки, а сапоги асура просто не нашла, хотя и честно попыталась. Она натянула куртку и сунула руки в карманы. Чудесный компас оказался на месте и сразу был вытащен на свет, для срочной проверки одной дикой теории, родившейся в змеином мозгу. Девушка хмыкнула, глядя на замершую стрелочку и для чистоты эксперимента обошла дракона полукругом. Резким движением пальцев крышка звучно захлопнулась, ассури заливисто рассмеялась и убрала артефакт обратно в карман.
- А ведь хреновина работает, - змея поймала чуть удивленный взгляд и махнула рукой, приглашая дракона следовать за ней, - Недавно схрон контрабандистов нашла. Не знаю уж что там у них случилось, но из всей партии был жив только один лун. Дома уже в руку мне сломанный компас выплюнул, с одной стрелкой. Думала с голодухи грыз, а нет, на корпусе ни царапины, - она остановилась у входа и коснулась пальцами серьги, прислушиваясь к царящей внутри тишине, - И все равно, как оказалось, он невероятно точно показывает нужное направление. Невольно начинаю верить в божественное вмешательство...
Пошла бы она сюда, не подтверди эта стрелочка выбранное направление? Вероятней всего да, но теперь ее начали грызть сомнения. Так ли хотела она найти здесь информацию о сектантах, или же больший интерес пробудил компас? Думать о том, как артефакт может знать о ее желаниях, когда она сама о них и не подозревает, было бы бессмысленно. Магия, что с нее взять. Так как переодеваться оказалось не во что, стоило озаботиться сохранностью платья. "Не потому, что оно мне понравилось или ещё что-то в этом роде, разумеется нет! Просто я практичная, да. И все" Стражница подняла тонкую ткань и завязала сбоку узлом. Руки теперь были свободны, а в ногах ничего не путалось. Ну, и как сопутствующий бонус белая ткань не подметала по полу пыль и грязь. Она зашла внутрь и не оглядываясь двинулась туда, где началась их милая игра. Первым делом нужно было найти кинжал, ибо все остальное, даже свиток, было уже не так существенно.
Здесь влавствовал пыльный полумрак, но разглядеть следы на полу было не сложно. Она встала на то место, где Зверь держал её за горло, и на краткий миг вернулась во вчерашний вечер. Сейчас тот страх показался ей настолько нелепым, что даже стало стыдно за подобную впечатлительность. Это же надо было так накрутить себя местной атмосферой, чтобы поверить в мщение богов! Она едва не рассмеялась, но тут мелькнуло воспоминание утренней галлюцинации и по спине прошёлся могильный холод. Сайленсс тряхнула головой и пошла туда, где согласно её памяти, должен был лежать нож.
- Ты же знаешь, что вовсе не обязан ходить здесь со мной? - взгляд зелёных глаз цепко изучал пыльную поверхность, но отблеск стали до сих пор не привлек внимания. Змея начала нервничать, - Нет, твоё общество мне очень приятно, просто мало ли ты чувствуешь некие неведомые обязательства. Не стоит, правда.
"И уж точно не стоит охранять меня здесь из чувства вины. Ненавижу эту муть, отдаёт фальшью и жалостью. Нет ничего оскорбительнее жалости" Она присела на корточки возле груды ветхого хлама и принялась дрожащими руками расшвыривать его в разные стороны. Мысль о том, что кинжал мог безвозвратно кануть в какую-нибудь трещину, коих здесь было бесчисленное множество, приводила её в ужас. Её действия были напрочь лишены смысла, ибо оказаться нож там не мог ни коим образом, но нервы попросту сдавали. В руку лёг очередной обломок, который асура со злостью бросила в стену и устало опустилась на колени. Те в свою очередь не преминули ответить на это глухой болью зреющих синяков, что настроения не улучшило, но зато пресекло начавшийся срыв в зародыше. Похоже, в последнее время боль была единственным якорем, удерживающим здравый смысл в сознании. Она повернулась на звук шагов и наткнулась взглядом на серебристую рукоять с навершием в виде змеиной головы. Пока асура срывала психи на пыльной рухляди, ящер нашёл искомое.
- Спасибо, - девушка взяла кинжал и с нежностью провела когтем по лезвию, - Он со мной с четырнадцати лет. За ним я бы даже в глотку к живому шипоглаву полезла, - она протерла пальцем змеиную морду и подняла глаза на мужчину, - Не обращай внимания, дракон. Я просто устала. Быстрее все найдём, быстрее распрощаемся и быстрее отдохну.
"Точнее, быстрее проорусь в чистом поле и сорву глотку к хренам. Но легче точно станет, что правда, то правда"

Отредактировано Сайленсс (2017-07-21 20:52:45)

+4

13

[ Таверна «Пьяный Паладин» ] http://i.imgur.com/Sahjk3d.png

[ утро-день 3 СТ 1647 ]

Дракон мог повторить каждый шаг Зверя - от границы Одора до порога мертвой твердыни. Он не хотел перемещаться сразу в храм, потому даже не включил его удручающий фасад в конечную точку и они прибыли на место развернутыми спинами к злополучным развалинам. Во-первых, неизвестно, кто их мог поджидать здесь, ведь по закону подлости возможно абсолютно все, и никогда нет гарантии, что после, казалось бы, сущей дряни не последует еще более гнусная. Во-вторых, малейший сдвинутый камень мог обернуться крупной неприятностью, а за тот остаток ночи и утра только безмолвные стены видели, кто здесь колобродил и вносил коррективы. В-третьих, просто не хотел. Сходу погружаться в удушающие агонические миазмы, видеть кровяной шлейф и изгвазданные камни, ощущать нутром недавнее присутствие Зверя - не хотел.
Сожаление - бесполезное чувство, которое подтачивает эмоциональный каркас без нашего согласия. Сделал ты или не сделал - плевать, вернуться назад все равно не можешь, а сожаление вероломно проскальзывает, но не просто так. Как правило, неравнодушие подталкивает это саднящее чувство к краю сознания и заставляет с плеском в него окунуться. Вот и сейчас, рассматривая горемычное капище, скорбели оба - каждый по-своему - о гибели желаний и надежд, о будущем, которого никогда не будет. Ой ли?

Кантэ постелил под босыми ногами змеи воздушную прослойку и получил в ответ открытую, не искаженную насмешкой, улыбку. Они прошли вперед, где ассура, как выяснилось, оставила лошадь, чью требуху давно переварили неизвестные твари. Похоже, коня им оказалось мало, они покусились на одежду и от линчевания спаслась только куртка, укрытая тенью угла. Дальнейшие действия змеи логике не поддавались никакой. По очерченному ступнями полукругу ящер проследил за ней взглядом и под конец озадаченно поднял бровь. Хваткий, порывистый взгляд на руку, но крышка под давлением женских пальцев хлопнула шустрее, а спустя несколько слов он сложил два плюс два, понял, что упустил направление стрелки, и проклял луна, не подавившегося компасом на том злосчастном схроне. Впрочем, бедное животное не причем, да и не факт, что ассуру остановило бы отсутствие указателя.
Скорее всего, были и другие причины. Без толку об этом теперь думать, - а сожаление все изъедало, неявно и вместе с тем надсадно, и дракон пытался отмахнуться, но воспоминания - не просто яркие, выжженные - возвращали поток ощущений на свои места. Так, как должно быть именно сейчас, потому что нельзя не чувствовать. Память, его личный художник, вскрывала цветными мазками покореженные стены, как куски холста, и рисовала лица, когти, ощеренные клыки, смех, кровь и крик. В главном зале храма вопреки предположениям их никто не ждал.

- Ты же знаешь, что вовсе не обязан ходить здесь со мной? Нет, твоё общество мне очень приятно, просто мало ли ты чувствуешь некие неведомые обязательства. Не стоит, правда.
Змея удачно вытянула рассудок из тягучей стремнины обратно в витающую на фоне беспорядочных солнечных лучей пыль. Удачно, потому что ящер просек ее нервозную суетливость и охотно отвлекся на поиски.
Мы стояли здесь, по левую руку от него упал кинжал. Пнул он его определенно туда.
- Не обязан, - согласился дракон, осмотрел мысленно заданный себе курс и направился в сторону отброшенного ножа, - По большей части я руководствуюсь своими желаниями и делаю то, что хочу, не озираясь на какие-либо эфемерные обязательства. Сейчас как раз та большая часть, - о пинках темнобожьего первенца, по велению которого он должен был убить хоть старика, хоть дитя, дракон умышленно промолчал, - Еще было бы крайне досадно, если бы ты подцепила голой пяткой какую-нибудь мерзость. Здесь возможностей не счесть, - как с ним, так и без него змея бы вернулась за вещами. И следующие слова девушки, принявшей из рук Кантэ кинжал, это лишний раз подтвердили. Возможно, без него она бы где-нибудь раздобыла обувку, но об этом теперь тоже без толку думать.

- Не обращай внимания, дракон. Я просто устала. Быстрее все найдём, быстрее распрощаемся и быстрее отдохну.
- Тогда вставай и пойдем дальше, - голос не дрогнул. По крайней мере, дракон постарался, чтобы он не дрогнул и подал ассуре руку, помогая подняться. Они прошли вглубь зала, вдоль хорошо знакомых разбитых колонн, по проторенной кровью тропе, узкой, неровной и рваной, тянувшейся вплоть до разломанного алтаря. Свежая рана под перевязью заныла, но ящер укол упорно проигнорировал. Нельзя чувствовать. Откровений в ванной борделя и таверне достаточно, и расстаться они должны спокойно, без лишних слов.
Они забрали сумку и какой-то маленький предмет. Кантэ не придал ему значения, но именно сейчас почему-то подмывало спросить о той загадочной защите, закрывшей ее от Зверя. Вопреки желанию дракон сдержался, ведь куда сильнее не хотелось ворошить вчерашние события. Эти знания не сделают ровным счетом ничего, главное, что щит сыграл не последнюю роль и спас ей жизнь.
- Насколько помню, здесь все. Теперь пойдем вниз.

По кровавому следу они двинулись к разлому. Ступени, ведущие к подземному обиталищу, искать было чертовски лень, потому Кантэ построил собственную, иллюзорную, но вполне реалистичную на вид и ощупь каменную лестницу, уходящую в густую темноту. Он-то все видел, но змея вчера наверняка находилась под влиянием магии, раз так резво бегала по нижнему уровню без всякого намека на просвет. Насколько он был сведущ в физиологии змеелюдей, те исконно в темноте не зрят. Дракон спустился первым, различая легкие шаги позади, и не успел озаботиться освещением, как почувствовал на плече внезапную хватку.
- Здесь есть настенные факелы. Сейчас зажгу, - один поджог своими силами, несколько других - черпая подпитку у первого.
Хм, зажглись легко, не отсырели. Хотя нет, ничего странного, ведь чужая кровь наверху и человеческая конечность были относительной свежести. Не так давно здесь что-то происходило... - из любопытства Кантэ прошел немного дальше, пнул первую попавшуюся дверь и подтвердил свои догадки. В отличие от дальних комнат, эта выглядела мало-мальски обустроенной. В периметре аскетичных серых стен ютилась койка, стол, стул и подсвечник с огарком. Ветхое, изорванное покрывало было скомканным, но больше ничего в глаза не бросалось. Маленькая комнатушка, как и весь ломаный монолит, источала запустение.
- Где-то здесь лежит твой стилет, - дракон быстро потерял интерес к помещению и обернулся к змее, - Уже нашла. Отлично.

Пришло время дальних комнат. Одна из них впитала в себя самую значительную часть их встречи, именно в ней начался их танец и Зверь услышал желанную песню. Робким свидетельством о минувшем послужила тонкая, высохшая багряная черта от надломленного когтя. Кантэ размашисто осмотрелся, усилием воли не задержался взглядом на полоске и принялся споро поднимать с пола разбросанное змеиное имущество - выбитый в глумливом поединке нож, разорванный корсет, где, если ему не изменяет память, должен быть еще один стилет, и сапог с кинжалом. Все это добро ящер подал ассуре.
- Сейчас принесу второй сапог, - дракон намекнул подождать его здесь, догадываясь, насколько неприятно девушке шататься по комнатам, когда только вчера в них хотели содрать с нее кожу, но змея последовала за ним. Кантэ только заинтересованно взглянул через плечо, не останавливаясь. Причины его волновать не должны, может ей просто неуютно оставаться здесь одной и это тоже объяснимо.
Ассура вытянула окровавленную мятую бумажку из сапога, что-то хмыкнула себе под нос и спрятала в карман куртки. Чего греха таить, дракон отличался любознательностью и по мере их променада по храму вопросы все всплывали. С другой стороны, это могла быть банальная пометка о чем-то. Черт с ней, не его ума дело.
- Рубашка в хлам, но юбка уцелела,- ящер не знал, дорога и нужна ли ей тряпка. Он вручил всю собранную одежду змее, пусть сама решит, забрать с собой или оставить здесь тлеть как тягостное напоминание. Когда змея обулась, Кантэ убрал из-под ее ног защитный слой.
- Похоже, закончили. Позволь, - ящер легко коснулся запястья, придержал и переместил обоих обратно в перелесье. От столь короткой телепортации его резерв не обеднеет, а проделывать весь тот путь обратно никакого желания не было.

- Дальше, полагаю, сама, - пальцы мягко соскользнули с ее руки. Не вопрос, больше утверждение, скрепленное стойкой целью сохранить непоколебимость и красноречивым выражением лица ассуры. Иногда ненависти недостаточно, чтобы обратить все в пепел. Они могли бы попробовать взрастить и укрепить в бурлящем кострище чувство, перекрывающее, по рассказам, все на свете, но эгоизм заканчивался на смерти. Рядом с ней должен быть тот, с кем она сможет засыпать и просыпаться хотя бы с уверенностью в текущем моменте. Привязанность на пороховой бочке - наказание похлеще смертной казни, где хотя бы знаешь, когда именно она произойдет. Пока Зверь делит с ним тело, пока его жажда неподвластна контролю, змее рядом не место.[float=right][mymp3]http://cdndl.zaycev.net/129811/4328344/%D0%A1%D0%BF%D0%BB%D0%B8%D0%BD_-_%D0%9D%D0%B5%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9+%D0%9F%D1%80%D0%BE%D1%81%D0%BF%D0%B5%D0%BA%D1%82.mp3|Сплин -
Невский проспект[/mymp3][/float]
Он должен уйти прямо сейчас, раствориться в воздухе на дни, месяцы, годы или долгую вечность, без надежд и обещаний, которые не сможет выполнить.
- Береги себя, - банально, но искренне и желанно. Единственное, что он мог сказать, вплетая в слова частицу испытанных эмоций и ни к чему их обоих не обязывая. Дракон уже грезил о горах. До ломоты в спине хотелось взлететь, размять крылья, чувствовать, как напрягаются мышцы с каждым взмахом и не думать ни о чем. Выпустить застывшую на языке прогорклую горечь, изъявить огнем и бесхитростным рыком, без мыслей, очищаясь.
Кантэ не задержался, исчез сразу, как только слова облеклись в звук.

http://i.imgur.com/WBlD69B.png [ Потерянная долина ]

Отредактировано Кантэ (2017-07-31 02:04:54)

+4

14

- Тогда вставай и пойдем дальше,- казалось бы простая фраза, но она заставила змею свести брови и внимательней вглядеться в его лицо, попытавшись отодвинуть застящие глаза эмоции и посмотреть на него без этой искажающей восприятие призмы. Не отрывая пристального взгляда, она подала руку и поднялась, цепко ухватившись за запястье и придержав его на краткий миг. Не удалось определить, что же именно было не так в сказанном, но в золотых глазах ей почудилось отражение ее собственных, запутанных и противоречивых чувств. Но это было настолько абсурдно, что девушка отмахнулась от этого впечатления и разжала руку. Ведь будь на самом деле так, то он не торопился бы приводить ее сюда, прекрасно зная, что эта встреча здесь же и закончится. Услышав от нее практически прямое признание в испытываемых к нему чувствах, дал бы понять о своих более явно, нежели просто обняв и показав болезненное и красивое воспоминание. Сайленсс в который раз напомнила себе, что все происходящее у нее внутри не имеет смысла и права на существование, ибо изначально обречено на неудачу. Играть в одни ворота никогда не входило в список ее любимых или хотя бы приемлемых занятий, а других вариантов она не увидела.
Найти алтарь было вопросом пары минут, ибо проторенная дорожка была вполне заметной. Стражница подцепила сумку и обнаружила, что пояс не вырван с мясом, а лишь покорежена застежка. Приятный бонус. Она потуже затянула ремень на талии, спрятала кинжал в ножны и чуть прищурившись оглядела грязные каменные плиты, не особо ожидая увидеть тот загадочный щиток, столь удачно отодвинувший ее от Грани. Брови удивленно взметнулись вверх, когда искомая «игрушка» все таки обнаружилась возле самого алтаря. Скользнувший по расколотому камню взгляд невольно задержался на загустевшей темной лужице. По телу прошла волна крупной дрожи, когда на реальность наложилось воспоминание той беспомощности. В уши ударил собственный пугающий и дикий смех, единственное что она могла противопоставить измывающемуся над ней чудовищу. Воспаленная фантазия молнией рассекла фантомный ужас, подменив его на другое чувство. Горячее дыхание на щеке, влажный язык, коснувшийся кожи. Все та же когтистая рука, скользящая по шее, властно прошедшая по груди и спустившаяся чуть ниже. Те же желтые глаза и горящий, жадный взгляд, но отразивший не безумие Зверя, а алчность оголодавшего дракона. Когти непроизвольно скребанули по камню, смазав кровавое пятно. Змея хрипло и резко выдохнула, ощутив как грудь сдавило болезненное возбуждение, кипящей смолой оседающее внизу.
Его голос вернул в душную реальность. Она молча кивнула в ответ, на секунду прикрыв глаза и отрешаясь от захватившего ощущения. Пришлось в очередной раз ткнуться в остужающую мысль о бесперспективности этих желаний. Мягко ступая по оставленной ею же кровавой дорожке, асура сверлила его спину пристальным взглядом, задумчиво покусывая губы. Может быть следовало что-то сказать, развеять давящую атмосферу вернувшейся ночи, отвлечь их обоих от вязких мыслей, но слишком явно она чувствовала возникшую между ними стену. Однако, думать о том, кто именно из них ее поставил было никак невозможно. Эти размышления потянули бы за собой другие, куда более сложные и куда более запутывающие.
Оказавшись в полной темноте, змее на секунду почудилось, что она одна. Совершенно одна, не только в храме, но в целом мире сразу. Неожиданно приятное ощущение полного одиночества было вдребезги разбито.
- Мама?
Сайленсс едва не подпрыгнула от ужаса, разом воскресив в памяти обрывок приснившегося кошмара, и судорожно вцепилась в ящера. Подкравшаяся паника от мнимого предчувствия, что его не окажется на расстоянии вытянутой руки, завяла не успев распуститься, ибо пальцы сомкнулись на вполне настоящем, теплом и твердом мужском плече. Вспыхнувший факел осветил побелевшие от напряжения костяшки. Девушка поспешно убрала руку и отвернулась, пряча исказившееся в страхе лицо. Смутные подозрения зашевелились в мозгу, но усилием воли она отложила их на более подходящий срок, быстро приметив отблеск лезвия в пыли. Как-то машинально ладонь легла на ребра, опалив чувствительную кожу легкой болью, и грохочущее сердце начало возвращаться к заданному природой синусу.
Задерживаться подолгу на одном месте было бессмысленно да и желания такого не возникало. «Быстрее закончим, быстрее распрощаемся» В отличие от палача, жертва с болезненным интересом рассматривала оставшийся на стене след и постукивала зажившим когтем по бедру. Закаменевшая было смола снова забурлила, стоило лишь подменить в этой картинке выражение драконьих глаз и факт обломанного когтя. Змея сглотнула и облизнула пересохшие губы, отворачиваясь от стены и забирая свои вещи. От корсета осталось одно название, да и то больше ему не подходило, так что она без сожаления бросила изорванную деталь гардероба, предварительно вытащив стилет и убрав его в сумку, вслед за первым.
Змея, разумеется, оценила широкий жест дождаться здесь его возвращения, но во-первых в том сапоге находилось то, ради чего она приперлась в эту обитель разрухи и смерти. Не то чтобы она ожидала, будто дракон обязательно сунет в обувку любопытный нос и прочтет написанное раньше нее. Нет, конечно. Но тем не менее вероятность пусть даже случайного прочтения была, что являлось прямым нарушением данной инквизитору клятвы. Это было бы равносильно тому, что она поделилась информацией сама, ведь знала что там будет написано и допустила такую возможность. Ну и во-вторых возникшие подозрения касательно новых галлюцинаций намекали на то, что оставаться в одиночестве ей все таки не стоит. Хотя бы до тех пор, пока она не сможет здраво рассуждать об этом.
В ответ на заинтересованный взгляд она лишь пожала плечами, вынужденно продолжая сохранять гнетущее молчание. Не объяснять же ему в самом деле причины ее хаотичных поступков. Чтобы понять их полностью нужно было и рассказывать начать издалека, да в подробностях. Губы дрогнули в усмешке. Откровенно говоря она и сама не могла в них разобраться, так что тут даже полное погружение в ее сознание не помогло бы. Добытый трофей услужливо дожидался ее в сапоге. Ассури фыркнула и убрала его в карман, принявшись натягивать обувь. Интересно будет посмотреть чего ради она вспорола давно зарубцевавшуюся рану. Если окажется, что это просто заметки о продовольствии или вообще неудачные стишки одного из сектантов посвященные их богу, то ржать она будет долго. Ножи гладко скользнули за голенища, успокаивающе охладив кожу, и девушка взяла скомканное полотно юбки.

[float=right][mymp3]http://my-files.ru/Save/yq3ybn/slot-krugi-na-vode-(best-muzon.cc).mp3|СЛОТ - Круги на воде[/mymp3][/float]
Брови в надменном жесте чуть приподнялись, в ответ на брошенную фразу. Змея упорно держала маску, следуя выбранной ими обоими траектории развития событий. Ни к чему демонстрировать как по спине пробежали ледяные мурашки при мысли, что сейчас он исчезнет из ее жизни. Снова. Да, лицо она держала, а вот руки не смогла. Ладонь рефлекторно потянулась следом за его рукой и Сайленсс успела прихватить соскальзывающие с запястья пальцы, удержав легкое касание на мимолетное и мучительное мгновение.
- Береги себя,- всего два слова, но ему удалось вложить в них непозволительно много чувства.
Показное равнодушие надломилось и пошло ветвистыми трещинами, обнажив оголенные и кровоточащие нервы змеиной души, а принятое решение внезапно показалось самым глупым из всех возможных, обесценив понятие гордости. «Нет, не сейчас! Еще чуть чуть...» Измятый и грязный ком ткани почти бесшумно упал в траву, когда она порывисто шагнула вперед лишь затем, чтобы пропустить сквозь пальцы пустоту. Глядя остекленевшим взглядом на пустой кулак, асура безмолвно открывала рот и пыталась вспомнить, что именно должно делать тело, чтобы вдохнуть. Картинка подернулась мутной рябью. Опасливо разжав ладонь, словно надеясь найти там что-то кроме болезненных вмятин от впившихся когтей, она судорожно вздохнула и стоявшие в глазах слезы скатились двумя крупными каплями, оставив на щеках едва заметные дорожки, обжегшие шею и собравшиеся искрящимся украшением в яремной впадине. Рассеянный взгляд неспешно скользнул по низко висящим ветвям, выхватив зеленый сумрак между ними, по не успевшим просохнуть следам недавнего дождя на примятой траве, поднялся вверх на редкие мазки рваных облаков. Сай медленно подобрала упавшую одежду и пошла прочь от ненавистных развалин древнего храма.
Она уже корила себя за эту несдержанность, пытаясь радоваться мысли, что дракон скорее всего ее не увидел, успев исчезнуть раньше. Это же хорошо, что он ушел. Это правильно и верно, ведь именно к этому она и стремилась с самого момента пробуждения - оказаться от него как можно дальше, не знать где он и что с ним, не думать, не ощущать. Снова забыть, искренне веря, что во второй раз это окажется куда как проще. Но отчего все проходит гораздо тяжелее? И почему именно сейчас отчаянно не получается сдержать себя, нежели тогда, когда она была молодой наемницей с бьющими через край гормонами и зашкаливающим юношеским максимализмом? Произошедшее ночью между стражницей и Зверем не имело к творящемуся с ней сейчас никакого отношения, это было абсолютно точно. Да, это было ужасно, оставило следы не только на теле, но кажется и на психике, однако конкретно в эту минуту вторая драконья личина никак не влияла на воцарившуюся в душе анархию. Быть может дело было в том, что тогда она провожала его взглядом испытывая лишь смутное разочарование, а само осознание того, как это знакомство запутало ее жизнь зрело долгие годы? И теперь она могла прочувствовать его в полной мере сразу, без продолжительных размышлений и оценок, не с ноющим внутри сожалением, но с поразительной ясностью? Хотя, разве была в этом переплетении эмоций хоть какая-то ясность?
Продираясь все глубже в лес, не глядя куда именно она идет, змея споткнулась о незамеченный корень и неловко упала на многострадальные колени. Сил встать не нашлось, хотя она честно попыталась это сделать. Стоило позволить телесной усталости взять верх и ненадолго остановиться, как в голове каскадом замелькали мысли и воспоминания, оглушительные, сумбурные, доводящие до исступления и без того растерзанный разум. У нее не было феноменальной драконьей памяти, но и она в мельчайших деталях помнила все, что происходило тогда и сейчас не могла выдворить эти настойчивые картины. «В конце концов я убил любимую девушку - выдрал внутренности, оставив сквозную дыру в животе» Сказанные несколько десятилетий назад слова эхом прозвучали в черепной коробке, вопреки всем стараниям выпустив на волю самую жестокую из придуманных богами наказаний - хрупкую, легковесную, робкую надежду. Она все шептала, речитативом повторяя одну и ту же фразу, расчленяющую здравый смысл, заставляющую воздух в легких пылать бурлящим пламенем, вынуждая змею бессмысленно закрывать уши в попытках отгородиться от звучащего в голове собственного голоса - «А что, если?». Она всегда ненавидела эти моменты зарождающихся сомнений и возможностей, страшась допускать их вероятность, но никогда не могла противиться этой каторжной муке. «А что, если это причина? А что, если на самом деле не все равно? А что, если просто страшно? А что, если...» И так до бесконечности.
Девушка зажала рот рукой, пытаясь удержать рвущиеся наружу рыдания. От этого становилось только хуже, но позволить себе заливаться слезами из-за него она не могла. Банально реветь, словно какая-то глупая баба? Это было бы слишком. «Да пошло все к черту, не будет этого никогда. Ушел и скатертью дорожка, да Тейара в компанию! Да наплевать! И помилуй Создатель когда-нибудь еще увидеть его! Не хочу! Ни видеть, ни слышать, ни знать, пусть хоть провалится в Изнанку, мне все равно!» И все бы хорошо, но она сама себе не верила и этот факт ломал любую возможность обуздать бушующий в груди шквал. Вместо этого она распаляла его все сильнее, снова и снова воскрешая взгляды, касания, сказанные слова. «Какое лицемерие, дракон! Двуличный ублюдок, не ты ли сказал, что надо ценить возможность быть с тем, кто тебе дорог! Какого черта ты говоришь мне все это, обнимаешь и рычишь, если тебе нет дела? Какого же хрена тогда ты трусливо бежишь, если тебе не все равно? Я же просила, чтобы ты не уходил, дракон. И далась тебе моя голая пятка, чтоб тебя...» Змея тонула, захлебывалась в этом противоречии образов и реакций, в ярости шипела на себя, заглушая скрежещущие по нервам мысли и тщетно разыскивая родную, милую и спасительную злость, которая жарким покрывалом укрыла бы ее от этого сладкого и невыносимого безумия. Последняя, отчаянная попытка перекрыть одну боль другой привела к прямо противоположному эффекту - рука, со всей силы стиснувшая ожог под грудью, лишь напомнила о том, чья ладонь его оставила и хрупкая плотина обрушилась под этим натиском.
[float=left]http://s7.uploads.ru/t/JjtIr.png[/float]Даже будь в распоряжении Зверя вечность, он все равно не вырвал бы из ее горла и смутное подобие того крика, который уничтожил царящую вокруг полуденную тишину леса, разорвав эту ненавистную асуре иллюзию умиротворения. Мир не имел права оставаться прежним, спокойным, купающимся в солнечном свете, продолжающим ежедневный ритуал возрождения. Он должен был пылать, крошиться на осколки, изливаться в бешеной агонии уносящегося в небо вопля, содрогаться и корчиться от боли, а в конце просто перестать быть. Так почему птицы вспорхнули с ветвей, напуганные надрывным, рычащим ревом раненого зверя, вместо того, чтобы рухнуть замертво? Отчего же тогда деревья не рассыпаются в труху, а равнодушно покачивают верхушками крон? Зачем небо до сих пор не упало на землю, уничтожив даже само воспоминание о ней? Как мир может продолжать быть, когда она разрывается на части, до багряных отметин впиваясь в белую кожу черными когтями, до хрипа надрывая глотку. Когда проклятые, предательские слезы прожигают до кости, а у нее едва ли не впервые в жизни нет желания их удерживать. Не все ли равно, когда под ребрами раненой птахой бьется проклятое «если»? Было так безумно, так искренне, так беспредельно жаль, что она не может его возненавидеть.

Расположившись щекой на влажной траве, изредка судорожно всхлипывая и прижимая к груди вещи, змея равнодушно разглядывала ползающего у самого носа маленького жучка. Насекомое совершенно не волновало произошедшее, да и не удивительно. По-сути, в масштабах целого мира что может значит одна жизнь, даже такая интересная, как ее? Это даже не песчинка на фоне пустыни. Хотелось остаться под этим деревом навсегда, покрыться осенью палой листвой, уснуть в обжигающем снегу и следующей весной взойти крохотным ростком, которого не будут волновать чувства, эмоции и переживания других разумных существ. Сай устало вздохнула и жук недовольно взмахнул крылышками, пытаясь удержать равновесие. Она незаметно задремала, убаюканная звучной пустотой в голове, шуршанием листвы и прохладной землей. Недалекий хруст сухой ветки заставил вздрогнуть и испуганно открыть глаза. Шевелиться по-прежнему не хотелось и не моглось, но ждать визита того, кто поутру позавтракал ее лошадью все таки было не очень разумно. Свиток телепортации был неторопливо вытащен и использован по своему прямому назначению. Возможно, следовало вернуться к Ирдэ, но глушить в его любви свою боль показалось ей сейчас слишком неправильным. Сначала нужно было соскрести с черепа ошметки взорванного сознания и слепить себя заново, чтобы прийти к сыну адекватной и смеющийся матерью, а не опустошенной изломанной куклой.

http://i.imgur.com/WBlD69B.png [ Дом на окраине Вильдана ]

Отредактировано Сайленсс (2017-08-01 00:30:07)

+4


Вы здесь » За гранью реальности » Близлежащие земли Вильдана » Разрушенный храм


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно