За гранью реальности

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За гранью реальности » Блоги персонажей » Рассуждения по-вампирски.


Рассуждения по-вампирски.

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

http://uploads.ru/i/0/9/Y/09YqD.png

[mymp3]http://cdndl.zaycev.net/708026/3020611/alternative_cut_-_forgotten_world_(zaycev.net).mp3|Alternative Cut – Forgotten World[/mymp3]

[mymp3]http://cdndl.zaycev.net/520282/3151830/nathan_johnson_-_wavelength_(zaycev.net).mp3|Wavelength[/mymp3]

Отредактировано Мартин Кертес (2011-08-31 14:45:48)

+5

2

Говорят, вампиры прокляты от рождения. Не может зародиться Свет в том, кто существует на крови, священной руде Жизни. Сколь красивы, столь бессердечны. Безбоязненные и беспощадные существа – хищники, одним словом.
Ух, наслушаешься – сам себя испугаешься, честное слово. Но чаще кличут все же упырем. «Упырь то, упырь сё», - то и дело доносится за спиной – а то ж, в лицо сказать-то боязно. Неграмотный люд, даже обидно. Помнится, отловил я одного – так, для сравнения.
Двойная обида взяла меня тогда, аж руки затряслись изгнать эту нечисть с земли фатарийской, да потереть образ из памяти своей. А она, знай себе, то поскуливает тихонько, то глазюками красными зыркает. Не ведает, что уготовлено ей, но гнев-то мой чует, ан не движусь я, только наблюдаю. А мне до того на душе паршиво сделалось, да только злоба не на нее, нечисть последнюю, а на мужичье то деревенское. Не стал я трогать упыря этого, отомстил тем словоблудам, отпустив его.
Так вот, к чему я.. Сижу я сумеречным вечером на скамье возле Максвилля своего, вино из чары потягиваю. Глядь, мышь серая устроилась в сажени от меня, без страха совсем, не таится, только ушками подергивает. Я, признаться, опешил легонько. Что зверье всяко не признает меня, давно ведаю, но, извольте, МЫШЬ?..
Цыкнул на нее – хоть бы носом повела, пакостная. Поднялся, да и не стал трогать. Только рукой махнул с расстройства. Нет во мне той низости, чтоб всякой твари неразумной свое достоинство являть. Какой же из меня хищник после этого?
Проведают – засмеют. Эх.

Отредактировано Мартин Кертес (2011-08-29 01:03:13)

+1

3

http://uploads.ru/i/1/i/D/1iDJO.jpg

Отредактировано Мартин Кертес (2011-08-27 13:56:25)

+2

4

Решил я как-то по вечерке с рифмой побаловаться. Стихоплет из меня, прямо скажем, никудышный, но супротив музы не попрешь. Дык вот: 
За что Фатария мне люба - 
За то, что каждый индивид,
Как изысканное блюдо, 
Пробуждает аппетит.

Один агрессию проявит -
Оскалом радую в ответ,
С другим бутыль мы осушаем - 
У нас не безхмельной обет.

Иной типаж сарказмы травит -
Родную душу вижу в нем,
Четвертый взглядом пробуравит -
Наверно, даже поделом.

Кто-то голосом отличен -
Менестрелем путь избрал,
Кто-то к кулакам привычен - 
Вышибалой был всегда.

Для охотников до крови -
Клан Анема тут как тут,
Для короля кто свернет горы -
В инквизиторы зовут.
...

На том муза объявила, что хорошего помаленьку, и слиняла, а я ведь даже до самого прекрасного не дошел. Ну да ладно, в другой раз.

Отредактировано Мартин Кертес (2011-08-29 00:57:41)

+2

5

- Лошадь, ты собираешься меня везти или как? – с угрозой в голове произнес я, опрометчиво задав заведомо проигрышный вопрос. Упрямая скотина лишь продолжала монотонно пожевывать удила, всей своей наглой мордой намекая на «или как». Какие только варианты не были мною перепробованы: и морковку давал, и ласково увещевал, и по холке гладил, и проклятиями сыпал, попытку удушения и то предпринимал, - никакого эффекта.
Дело было по окончании Тихого Снега на просторах Луговой Долины в небольшом поселении близ Таллема. За стеной конюшни рвет и мечет вьюга, а мне жизненно необходимо попасть в город. За каким лешим меня понесло в эти края, даже не спрашивайте, ибо и сам я той истины не ведаю. Пока же совершенно точно только одно – дуля под нос, а не целебная примочка этому прощелыге  Гербо по прозвищу «Медяк».
Поясню, Гербо – гном, и этим все сказано, старый пройдоха и по совместительству мой друг давний знакомый. Свела нас судьба лет десять назад, когда я только-только приобрел статус адепта Золотого Феникса, был несмышленым юнцом и попал в весьма неприятную передрягу. Не окажись поблизости Медяк, не писал бы я этих строк. По крайней мере, именно так до сих пор утверждает сам гном. У меня же на ту ситуацию свое мнение, но роли Гербо по ее разрешению я отнюдь не преуменьшаю. Только долг свой уже давно выплатил, причем неоднократно, так как связала нас крепкая дружба, да только со дня ее ознаменования влипать во всевозможные переделки я стал куда чаще, порой поражаясь, как Гербо из них выпутывался до моего появления в его жизни. Хотя чего удивляться – влипаю-то в основном я, а он каким-то противоестественным чудом умудряется вовремя слинять.
Что, собственно, произошло и сегодня. Наверняка, эта гномья харя унесла ноги еще до того, как горизонт заволокло предвещающими скорое ненастье тучами. Теперь рискнет объявиться разве что через месяц, когда уверует, что злость моя на его пакостный характер в очередной раз просочится вон из души, как вода из дырявого корыта – постепенно, но до последней капли.
- А чтоб тебя! - махнул я рукой и шлепнулся на пук сена пережидать бурю.

Отредактировано Мартин Кертес (2011-08-29 00:54:24)

0

6

"Да здравствует король!" или..

Категория: Баллада менестреля.

Название: Смерть Короля.

I. Пролог

Последний вздох пронизал грудь,
И свет в глазах его потух.
Под смелый шепот за стеной
Часовен раздается бой.

Погиб король! Жена? Убийца!
Сквозь верть интриг ей не пробиться.
Трубите горн – Совет созвать,
Судьбу Фатарии решать.

Собрались главы, кто сумел.
Вопрос на всех один созрел –
И зароптал Совет Десьти:
Как им виновного найти?

На Королеву пал их взор,
Но кто решится на укор.
А Правда велит не спешить
Над Марианой суд вершить.

Ведь в замке ходит среди слуг
Насчет убийцы робкий слух:
«Не ядом травлен наш хозяин,
Не леший пришлый побуянил,

Под кровной завистью не пал,
Не добровольно жизнь отдал,
А сам Тейар к нему явился –
За долг Правитель расплатился.

Та сделка тайною покрыта,
Но суть не может быть сокрыта.
Сын у Короля единый был,
Но в год рожденья он почил.

Горе страшное случилось –
Душа как будто бы разбилась.
Нет мочи жизнь свою тянуть,
Решил отец дитя вернуть».

Правдива весть или ложна,
Поведать может лишь жена,
Но Королевы гордый вид
Открытых истин не сулит.

II. Королю

Во мгле ночной и тишине
Раздался волчий вой извне -
Предсмертный час накликал он,
Но оборвался зверя стон,

И поползли по замку тени.
Вселяя страх, застыло время.
Спеши, Король, Творца молить
От Тьмы собою заслонить.

Но не успел ты, благодетель, -
Зловещий смех тому свидетель.
И слышен шепот за спиной:
«Пора, правитель, на покой».

Ты не был робок – ты Король,
Но, знать, так велено Судьбой:
Не слышать больше дочек смех,
Не надевать златой доспех,

Не посещать жены покои,
Не дать народу лучшей доли.
Но ты Король – для знати знать,
И нет смиренья умирать.

Ты горд страной своею править,
Но перед Богом ли лукавить –
Пришел твой час. Хоть страха нет,
Исполнен должен быть обет.

Знал ли ты, кто твой убийца?
Кто хочет кровью поживиться?
Не ты ли сам, родной Правитель,
Предрек последнюю обитель?

Ты не успел сказать и слова –
Легли смертельные оковы.
Последний вздох пронизал грудь,
И свет в глазах твоих потух.

III. Королеве

Горда, красива и умна,
Ты Королю была жена.
Не стало славного супруга,
И по душе промчалась вьюга.

А по стране ползет молва:
Ты неспроста теперь вдова -
С твоей руки почил Король,
Причинив народу боль.

Но ты недаром Королева -
До клеветы тебе нет дела,
Им не сломить твой гордый стан.
Пусть говорят. Все ложь, обман.

Ты носишь траур, словно рок,
И рядом нет, кто бы помог.
Все ополчились, будто свора, -
Им не понять беды затвора.

Тебе ли людно горевать,
Вернуться мужа умолять –
Страны судьба в твоих руках,
Но власть пока лишь на словах.

Я верю, нет твоей вины,
Что Короля мы лишены.
Пусть ополчится хоть весь свет,
Даю тебе я свой обет:

Я не склонюсь перед поклепом,
И будут знать они уроком -
Коли ложь им столь приятна,
Кровью смою эти пятна.

IV. Эпилог

Зарыт давно войны топор –
Подписан Мирный Договор,
И стал покой на много лет.
Жила Фатария без бед.

Но венценосец был убит,
Разбился мира монолит.
Настали смуты времена,
Звучат старейшин имена.

Верши свой суд, Совет Великих,
Карай врагов страны безликих.
Мы отстоим законов честь -
За Короля свершится месть.

Отредактировано Мартин Кертес (2011-08-29 16:42:27)

0

7

[float=right][mymp3]http://fataria.narod2.ru/Poets_of_the_Fall__Sleep_sugar.mp3|Poets of the fall  – Sleep, sugar[/mymp3][/float]
Сиянью Ваших глаз покорно мое сердце,
Но смотрите, увы, Вы на другого.
Вы драгоценный ключик к души моей закрытой дверце.
Не отпереться ей – вы грезите иного.

Вдали от Вас я не страдаю и с Вами не грущу.
Сказать плохого слова не посмею,
Что не хотите стать моей. И вас я отпущу
И с чувством этим совладать сумею.

Минует много лет, приду я к Вам с цветами.
Вы рядом с тем, кому пришлись невестой.
Не будет теплоты меж нашими сердцами -
Теперь Вы там, где нет пока мне места.

Отредактировано Мартин Кертес (2011-08-29 00:51:48)

+1

8

В честь Ордена Паладинов

«Засилье Тьмы поборет Свет», -
Дается Орденом обет, -
«Греховных душ и зла деянья
Простит Ильтар за покаянье».

Сто лет назад то был «Исток»,
Но на священников пал рок:
За все добро лишь смерть вам плата –
Покорность Вере виновата.

Но был один, кто зароптал
И против истины восстал.
Нет сил насилие терпеть –
Слова крепятся делом впредь.

Явились миру Паладины,
Под Света знаменем едины.
Внесли в добро свои устои
Меча и магии герои.

Простым народом вы любимы,
Для Тьмы в душе непобедимы,
На справедливости оплоте
С силой Зла на бой идете.

Ты устал влачить свой крест?
Судьба укажет тебе перст:
Коли праведник и рыцарь,
Найди священную обитель.
Встань скорей на Света путь -
Ильтар не даст тебе свернуть.

Вильдан.

Вильдан. Столица проклятого мира,
Угодье мрака и вампиров.
Здесь Смерть по юности гуляла
И Тьму хозяйкой величала.

Тут паладинам ход заказан,
А Тейару кто обязан,
Тому любой протянет длань –
Един здесь долг, едина дань.

Ты, Ильтара порожденье,
Махни рукой на убежденья.
Скажу, корысти не тая,
Ищи врагов в других краях.

Оставь надежду, Свет несущий,
Один лишь путь, во Тьму ведущий,
Избрали те, кто мог избрать,
И иному не бывать.

Ты не кори за это их.
И боль, и честь – все есть у них.
Тепло любви и страх обмана
Приходят поздно или рано.

А за иное мировоззренье
Ты не суди без промедленья,
Ведь за кровь прольется кровь –
Замкнется круг, замкнется вновь.

Вильдан. Столица Западных земель.
Здесь за дождем придет метель –
Найтись трудней, чем затеряться.
Создатель, знай, чего бояться.

Отредактировано Мартин Кертес (2011-08-29 01:41:13)

+1

9

Ютире посвящается. :3

Ворвалась одним светлым и, как говорится, не предвещающим никаких пакостей днем в Максвилль некая особа - алхимичка рыжая. Вот вам мой совет: не верьте таким дням, ибо ворвалась лихая, посмеялась над моей принципиальной не расположенностью к той области науки, последователем коей она является, а после и вовсе затянула в водоворот своей жизни. Куда смотрела Ванеса, когда шла раздача Света детям ее, можно только гадать, но уж точно не в сторону этой маленькой пройдохи. Да не, светлая она, конечно, но уж больно вредная, да на язык острющая.
А что я ей? Такой и Король не указка, не то, что флорист какой-то. Прибежит, травку какую на ингредиенты для опытов купит, и еще две за глазки красивые, но точнее – ушки милые да хвост пушистый, выпросит. Лиса, она и в Вильдане лиса.
Ютирой звать. Недолго моя крепость нетронутой стояла. Какой там штурм трехдневный – со второго захода и без тарана вломилась. Бедный я, несчастный. Но она стоит моего расположения. Никогда с пустыми руками не приходила: то сладостью какой поделится, то дичью с последней охоты. Сидим чаевничаем. А ведь, подумать страшно, месяца со знакомства не прошло.
Хорошая деваха, веселая, бойкая. Я лицо-то кривлю для острастки, а в душе радуюсь, если заглянет. Не дай Ильтар жених какой неугодный присватается. От нее достанется, но и я, вопреки себе, в сторонке не останусь. Говорю же, затянула, хитрая.

Отредактировано Мартин Кертес (2011-08-29 01:45:16)

+3

10

[float=right][mymp3]http://cdndl.zaycev.net/109419/1401519/yuki_kajiura_-_taisetsu_na_hito_(zaycev.net).mp3|Yuki Kajiura – Taisetsu na Hito[/mymp3][/float]
  Редкие звуки доносились до его слуха с окраин малонаселенной деревушки. И вой, что сдавил ей грудь. Девушка задыхалась от боли и отчаянья, от не передаваемой словами пытки, рвавшей сердце на части. Тяжесть горя непосильным грузом залегла в душе. И никто не мог облегчить ношу, рожденную собственной ранимостью. Никто. Лишь темень в полуночный час. Луна, спрятавшись за облаками, не освещала ни метра, словно понимала – сегодня она не нужна, сегодня только мгла подругой близкой укроет эту девочку в своих объятиях.
  Вампир знал, три дня скрывала она свою боль. От родителей, друзей, знакомых. Лишь редкая слеза скользнет вдруг по щеке, потому что не всесильно сердце, не бездонно принять беду. И только сейчас, когда никто из близких не мог нарушить поток скорби, выпустила ее наружу. Сломалась. Не выдержала. Рядом с тем, кому еще больнее. Грозный противник в беде, теплая подушка в холод, верный друг всю жизнь – овчар Молчун.
  А пес лежал, не шелохнувшись. Хотел уткнуться давно уже сухим носом в лицо ей, единственно чтимой хозяйке, вильнуть хоть кончиком хвоста, но не мог. Совсем уже крохотные силы уходили, чтобы не скулить больше, не жаловаться. Ее надрывный плач терзал ему душу. Не выдержал, уступил незримым ранам, заплакал сам. Вновь, как плакал три дня.
  Рыдала и она. Бессильная ярость сгибала ее тело. И поза. Словно молилась. Но нет места мольбам, ибо нет у богов милосердия, и лишь проклятия сыпались на них, и на судьбу. За то, что нет жизни любимым, за то, что уходят они и уходят страдая.
  Рыдала и она. Непреодолимая мука рвала ее душу. И вой. Словно просьба. Но нет облегчения этой боли. И не затянется ее рана. Такие не затягиваются.
  Рыдала и она. Безмерная жалость сдавила живот. И колики. Словно выход. Но нет выхода тому, что не материально.
  Рыдала и она. Потому что пытка на двоих. Он знал, как хотелось ей одной, лишь только ей одной,  испытывать ее, Но нет решимости избавить товарища от мук. За полудень придет лекарь, и сделает, что нужно. Но годами казались эти часы, потому что друг страдает, не она.
  Потянулись дрожащие ручонки к пушистому горлу. Замолк Молчун – он всегда понимал ее. Прикрыл глаза, словно говорил: «наконец-то». И знание этого еще сильнее заломило сердце. Но нет решимости.
  Он только наблюдал, потому что нет места чужаку в том горе.
  Заплакал пес. Рыдала и она..

Бессмертны дни, полные страданий. Стерлась дата, но не очистить память от пережитых мук.

Отредактировано Мартин Кертес (2011-09-01 22:16:40)

+1

11

Замок Шамбор
24 число месяца Плачущей Сирены 1645 года

Час настал, Совет собрался.
Никто в пути не затерялся.
Все здесь они – Величье власти,
Наследники своих династий.

Правитель лоддроу – Нордствик Кайл,
Шандрис – василисков бог и царь,
От расы ассури – Биара,
Могущественный алла – Харрин,

Грим Вальди – главный среди гномов,
Яринтай – посланник от драконов,
Граф Руденштальт  - из западных земель,
И канцлер – Милан Дезарие.

Сильны, горды, тщеславны, знатны –
В огранке мира бриллианты.
Судьба приятна? Знать не ново –
Власть кует свои оковы.

Но о том не в этот раз,
О Дне Совета сказ сейчас.
Проблема очевидна всем,
Но пока что каждый нем.

За дверью слуг столпотворенье,
И тлеет воздух в напряженьи,
Молвит слово Королева,
Тая ростки гордыни гнева.

Титул этот – просто факт,
Хоть главы и являют такт,
Однако трон не в ее власти,
И она гордость рвет на части.

Закон не благоволит ей,
Но нет наследных сыновей.
Чтоб трон достался чужаку?
Да не бывать при ней сему.

Принять решение не просто,
Но избежать проблемы роста –
Едина цель для глав Совета.
Что ж, время нарушать заветы.

Сидеть на троне Мариане,
Но недолог срок ей править –
Ровно год молитв Ванесе
О блáгом муже для принцессы.

Отредактировано Мартин Кертес (2011-09-23 20:32:50)

0

12

Выписка из «предсказаний прошлого» неизвестной старухи:

Не стало Света, Тьмы не стало,
Канул мир в небытие -
Война богов пощад не знала.
Но настал конец войне.

Разверзлось небо, и стихии
Развернулись во всю стать.
Луне и Солнцу, двум светилам,
Цель - природу увенчать.

Назовите меня лгуньей,
Коли правды не принять:
В изломе мира в новолунье
Повернулось время вспять.

Шесть стихий прорвали грань
Между небом и землей.
Шесть стихий, устоям дань,
Заполонили мир собой.

Безудержно, бесшабашно
Мчалась сила. Чудо, рок?
Где с живым соприкасалась,
Оставляла свой кусок.

И настал момент последний,
Рассыпались стихии гроздью.
Что же сталось? Глянь на небо.
Верно понял - стались звезды.

Не конец то. То начало.
Звезды падать норовят.
И в том месте, где упала,
Рожденье феи ловит взгляд.

http://uploads.ru/i/i/w/v/iwvpB.png http://uploads.ru/i/7/l/T/7lT1g.png
http://uploads.ru/i/L/8/B/L8B53.png http://uploads.ru/i/q/M/F/qMFKS.png
http://uploads.ru/i/I/R/7/IR7wN.png http://uploads.ru/i/8/J/2/8J2iS.png

0

13

История в трех частях
Пролог
[float=right][mymp3]http://fataria.narod2.ru/Thousand_Foot_Krutch_-_Scream.mp3|Thousand Foot Krutch – Scream[/mymp3][/float]
  Минул пятьдесят девятый год со дня рождения Мартина Кертеса, флориста и адепта Золотого феникса в будущем и барона-бунтаря в нынешнем. Почти десять лет, что он провел в Вильдане, весьма прескверно сказались на его повседневных делах, привычках, да и просто характере. Все больше вникал он в темную сторону жизни Западных земель, все больше погрязал в болоте распущенности, вседозволенности и разврата. Родители давно перестали быть авторитетом, старший брат – тем более, и только некая темная подруга – верная соратница во всех начинаниях, продолжениях, но отнюдь не окончаниях – уверенно тянула его постигать все новые и новые совсем не нравственные истины. Старик Руденштальт заметно сдавал позиции, и вампиры с каждым днем, а то и часом, распускались все сильнее. Кертес не выбивался из общей массы. Лишь через полвека единственный сын Правителя, Себастьян, возьмет ситуацию под контроль, а пока Западные земли медленно, но уверенно шли к своему упадку.

   
Там, где история берет свое начало..

[float=right]http://s1.uploads.ru/SIC8r.png[/float]
  Чхать он хотел на все эти светские рауты, расовые сборища и прочую дребедень, замешанную на политических игрищах. Нет, Кертес уже тогда тяготел любопытством к интригам сильных мира сего, но официальные собрания не могли похвастать ни серьезностью, ни оригинальностью закулисных действий. Однако не подчиниться Правителю, да будучи при том высшим вампиром, значило опозорить свой род и замарать честь, чего Мартин, имея аристократичное происхождение, не мог себе позволить, несмотря на всю скверну, что впитал за последний десяток лет.
  Эту женщину не заметить было невозможно. Не столько внешность, сколько сама атмосфера вокруг нее словно магнитом мгновенно приковывала как тайные, так и открытые взоры большинства мужчин, от совсем еще юнцов до достопочтенных старцев. Кертес был уверен, у всех перед глазами возник один и тот же образ. Она была будто создана для страсти. Нет, она и есть сама страсть. И та спокойная уверенность, с которой женщина себя держала, делала ее еще более желанной, недоступно-желанной, пробуждая древние как мир инстинкты.
  Вампир пребывал в бешенстве. Он вдруг почувствовал себя настолько грязным, настолько замаранным по сравнению с ней, что хотелось окунуть в эту грязь и ее. Однако голова на плечах у Мартина имелась не только для украшения тела и представления единства образа, оттого предпочел он покинуть общество своих собратьев как можно скорее. Погода, несмотря на самый разгар летнего сезона, стояла привычно скверная, что, впрочем, не помешало вампиру, плюя на все правила приличия, развалиться прямо на траве возле одного из миловидных фонтанчиков, спрятанных в лабиринте живой изгороди.
  Но ни морось дождя, ни легкий ветер не могли изгнать из головы ее облик. Единственный возникший словно из неоткуда радужный эпизод в цепочке давно так наскучивших ему дней, и Кертес хотел избавиться от него. Пластинка спрессованной дурманящей травы полетела в рот. Скоро эйфория накроет его с головой, и весь этот ненавистный мир уйдет на второй план, затаится, пока реальность вновь не ворвется в отрезвевшее сознание вампира.
  Тень легла на глаза. Мартин приподнял веки - сквозь дымку дурмана вырисовывались ее черты. Пришла. Губы скривились в довольной ухмылке. Вампир, приподняв ставшее уже довольно шатким тело, не с первой попытки, но все же сел и, оперевшись на одну руку, провел по ней откровенным взглядом. Зачем пришла. Не звал. Уходи. Возможно, она что-то говорила, но он ничего не слышал. Они были в его мире, где в словах не было необходимости. И хотя бы в этом нереальном мире он хотел ею овладеть. Обнажились клыки, выдавая намерения вампира.. Но уже через несколько минут его, закованного в толстый слой льда, уносили прочь.

Он думал, сон. Оказалось, сильный маг..
1554 год от подписания Мирного Договора.

Отредактировано Мартин Кертес (2011-10-02 22:24:48)

+1

14

Оскал звериный, негодую -
Врагов подстава, плану крах.
Скрежет злости на зубах.
И на фортуну шебутную
В бессилье молится монах.

Девчонка сгинула отныне -
Найдут ее объятья тьмы,
И спасу нет из той тюрьмы.
Застынут рамки временные.
И нечем уплатить взаймы.

Когда настанет рока час,
Врата небес раздвинут грани,
Ильтар протянет свои длани,
Тейар проклянет божий глас.

Вспомни тех, кто позабыт,
Чьи тени ждут тебя в изнанке.
Пока еще не стал приманкой,
Восполни дружбы монолит.

Стучат копыта. Мчится миг.
Не успеем, я-то знаю,
Но Марису умоляю
Завести судьбу в тупик.

Девица плачет, позабыла
Подруги верность и любовь,
И оплатит той за кровь,
Что пролила и не простила,
Возвратившись к миру вновь.

Я был свидетелем картины.
Предать легко. И отомстить,
Последний свет в душе убить
И упасть на дно пучины,
Оборвав земную нить.

Шагнула тень. Края замкнулись.
Последний крик и страх в глазах
Не раз являлись ко мне в снах.
А хоть бы раз вы улыбнулись,
Тому, кто отдал жизнь за вас.

+4

15

Предисловие

1. Участники: Мартин Кертес, косвенно Брабер (с разрешения игрока).
2. Время действия: 1643 год от подписания Мирного Договора.
3. Место действия: Портовый город Таррк.
4. Описание ситуации: В Таллеме бесследно пропадают дети. На данный момент заявлено только о девяти случаях, но сколько их на самом деле, не известно, ведь о сиротах и беспризорниках заявить некому. Все пострадавшие семьи - вивариины. Вивариины, которые характеризуются как отличные наемники и обладают высокой выносливостью. Работорговля?
Многим ведомо, гильдия Фениксов свободных нравов, и в своих рядах и знакомствах имеет разного сорта и рода деятельности личностей. Стало известно, что в это же время в подпольных кругах набирает вес некая контрабандная организация. Но поскольку действия ее не уходили дальше Хартада, гильдию Таллема мало волновало ее существование. Но в свете пропаж детей Золотой Феникс более не может игнорировать данный факт, и среди отработок прочих версий принимается решение внедриться в контрабандную конторку. И вот, действия разворачиваются спустя месяц (или около того).

Пролог

Поместье Кертесов. 1637 год.

[float=right]http://uploads.ru/i/l/k/b/lkbpx.png[/float]
Со вздохом отбросив стопку уже не один час просматриваемых бумаг, Стефан откинулся на спинку кресла и устало потер переносицу.
- Отец?
- Этого мало. Доказательств практически никаких, и те косвенные. Суд не возьмет дело даже на рассмотрение.
- А что Пеккинс?
- Этот мелкий барыга? Ха. Его признания так же честны, как мои хвальбы готовки.. кхм.. Скользкий тип - кто больше заплатит, за тем и правда.
- Значит, без шансов?
- Ну. Есть один момент, - виконт прервался, закуривая трубку. Пряно-вишневый аромат поплыл по комнате. И только освободив легкие от густого дыма, вампир продолжил: – Покинула нашего лорда одна из, так называемых,  подопечных. Естественно, все обставлено чин по чину: решила мир повидать, взяла накопления и уехала. Куда, не сообщила, а он и не интересовался. Только случай такой – раз на десятилетие, и гонки по Западу простой охотой не прикроешь. Слуги молчат, но надавить на нужные струнки, и.. ну да сам понимаешь. Против хозяина они так и будут рыбами притворяться, а в адрес предателя можно языком и почесать.
- В чем подвох?
- Ни следа. Все головами крутят. Нашелся, правда, лесничий один, будто видавший в чаще «чудище серое», но, как по мне, там и Ильтар не разберет, где у него истина, а где пьяные россказни, - махнул рукой Стефан и, поймав полный любопытства взгляд сына, добавил: - По его словам, существ было.. сейчас-сейчас, как же это.. а, «тройня высокой лохматости». Волкодлаков, видимо, встретил. Понятно, с чего перетрусил и в избенку свою убежал. Но за звонкую монету почему бы и не переврать под историю о беглянке.
- Следовательно, на Западе ее больше нет?
- Непроверенных логовищ еще не мало, но, если хочешь мое мнение, то да, в этом аспекте нам ловить нечего.
- Значит, без шансов, - на этот раз утвердительно констатировал Мартин. – Перебраться в одиночку через океан немыслимо. А жаль. Нам бы ее показания.
- Как знать, сынок, как знать..

Замок гильдии ЗФ. 1642 год.

[float=left]http://uploads.ru/i/N/5/o/N5owd.png[/float]
- Чтоб я бабе уступил, булаву ей в печенки! Арргхрр! – сходу плюхнувшись на и без того уже окосевший от подобных нападок стул, гном смачно сморкнулся в выуженный из каких-то одному ему ведомых недр многочисленных карманов платок и принялся раздраженно теребить свою пышную рыжую бороду.
Да, этот парень не ведал церемоний.
- И тебе не хворать, - старательно сдерживая рвущуюся наружу смешинку, Кертес ненавязчиво изображал серьезный и готовый проникнуться чужой, безусловно, всефатарийного масштаба проблемой вид. Чем, собственно, он занимался и до прихода Брабера, только в адрес своей наглой и самовольной совести, утверждавшей: «работа не ждет», - на что получала неумолимое: «работа не энт – в лес не убежит». И не известно еще, до чего бы дошел сей внутренний диалог, так что коллега появился как нельзя вовремя. Для Мартина, конечно. - Ну, что там? Снова она?
- Арргхрр, - повторил гном то ли тяжкое воздыхание, то ли утробное рычание.
Дело в том, что уже довольно давно на морских просторах у короля штурвала всея Золотого Феникса появился весьма лихой конкурент. Конкурентка, если быть точнее, что более всего и коробило матерого пирата. На самом деле, в случае этом ничего забавного не было, и хоть терзания гнома происходили по несколько иной причине, ситуация степенно, но верно выходила из-под контроля, изрядно портя гильдии положительную статистику. Иными словами, количество ввозимого в Денаделор, в целом, и Таллем, в частности, контрабандного товара неуклонно росло. А ведь ходили слухи, под крылом у той пиратки росла достойная замена. Похоже, в ближайшую десятку лет седины в рыжей бороде прибавится изрядно.

Начало
Замок гильдии ЗФ. 1643 год.

http://uploads.ru/i/D/a/2/Da2SH.png

Огонек свечи, словно вторя самочувствию вампира, трепыхался со все меньшим и меньшим озорством. Время подходило к полуночи, но гора дел не позволяла отдаться сладким объятиям кровати. Месяц напряженной и только прибавляющейся работы дарил лишь бессонные ночи и ровно никакой результат. Силы на исходе были у всего исполнительного отдела.
Уронив голову на скрещенные на столе руки, Мартин с шумом выдохнул и устало прикрыл глаза. И, вероятно, не открыть бы их ему ближайшие несколько часов, но гулкий удар резко распахнутой двери о стену заставил хозяина кабинета едва ли не подскочить от столь звучной неожиданности. Исступленный взгляд серебристых глаз вперился в запыхавшегося помощника.
- Что, снова? - Веллек кивнул, и Кертес не сдержал злобного рыка: - Тейар побери! Кто на этот раз?
- Котенок, десять лет, мальчик. Из семьи пекаря, что живет в юго-восточной части города.
- Снова вив. Уже девятый. И это только, о которых известно. Что стража?
- Вэрдок уже распорядился. Вовсю прочесывают город. Может, что обнаружат, - с долей надежды, несколько, впрочем, ложной, протянул Пирем. – Все-таки на этот раз родители заявили раньше прочих случаев.
- Что с запросом в Хартад?
- Отрицательный. Цитирую: «Благодаря политике гильдии ее работники гарантируют и обеспечивают жителям города максимальную безопасность, и случаев пропажи детей без вести у нас нет. Ничем не можем помочь».
- Да чтоб им банши всем приснилась! – ладонь плашмя ударилась о стол, ясно выражая мнение вампира на сей счет. - Безопасность, горгулья их дери? Да там, что ни день, то взрыв в очередной подпольной лаборатории.
- Ну, а что ты ожидал. У тебя-то как?
- Пока ничего особенного. Обычная контрабанда: ингредиенты, оружие, животные, раст.. артефакты всякие, - слегка заерзал Кертес – если организация «чиста», кое-что редкое из флоры по окончании операции он подумывал заказать в лавку, только признаваться в этом, конечно же, не хотелось даже Веллеку. – Но признаков связи с работорговлей пока не наблюдается. Завтра попробую прощупать глубже. Как-никак месяц уже. Дальше тянуть нет смысла, - на выдохе закончил Мартин и потер виски. – Надо поспать. Марк когда зайдет на смену?
- Через полчаса.
- Дождись его и скажи, что с утра мне нужен отчет.
- Хорошо.

Портовый город Таррк. На следующий день.

Раннее утро. Утро. Раннее. Ни первое, ни, тем более, второе ни в коей мере не способствовало потрепанным телу вампира и его же сознанию прийти хотя бы к относительной гармонии. Даже не так. Прийти хотя бы к видимости относительной гармонии. И закладывающий уши крик чаек только усугублял и без того не завидное положение дел. Причем в разы.
Что, впрочем, не мешало кажущемуся мутным взору Кертеса бдительно поглядывать по сторонам и следить за происходящим. Порт. Наконец, что-то серьезное. До этого он в компании иных новеньких почти не казал носа дальше склада, работая грузчиком и учитывая то прибывающий, то убывающий товар, тем самым пока только зарабатывая доверие подпольной организации. Но сегодня, похоже, пришла особенно крупная партия, и заказ, и нужда в как можно большем количестве пар рук заставила собрать всех.
И ближайшая задача -  узнать, партию чего и взамен на что собираются выгружать на берег. Или кого..

0

16

               *  *  *

Прекрасен мир, слезами полный,
Гнилью душ и прахом слов.
Мир, грехами оскверненный,
Отринувший своих богов.

Безумства миг продлится век,
Когда в глазах туман кровавый,
Когда в часах песчинок бег
Укажет на вершину драмы.

Прекрасен мир во лжи и страхе,
В агонии мятежных дрязг.
Возложены сердца на плаху -
Уплачен долг за тьмы обряд.

Без свободы, без надежды.
Царство мглы охватит взгляд.
Мир, и бездною отвержен, -
Как жаль, что это лишь мечта.

1545 г.

+4

17

[float=right][mymp3]http://fataria.narod2.ru/Poets_of_the_Fall__Carnival_of_Rust.mp3|Poets of the Fall – Carnival of Rust[/mymp3][/float]
http://fantezigra.rolka.su/uploads/000e/4d/84/74373-3.png
Повесть без названия
http://fantezigra.rolka.su/uploads/000e/4d/84/74373-4.png

***
- Мaрти, - заискивающе пропищал карлик. Последовавший за этим хруст не дал тишине и на долю секунды заполнить собой пространство, сменившись пронзительным криком боли. Я обходился без крови. Всегда. Коронный почерк, если хотите. Эхо ушло далеко. Вампир еще мог его слышать, карлик – уже нет.
- Имя, - хладнокровие изменило мне. Не называй меня так. Никто не придает значения непринужденно брошенной фразе. Не называй меня так. Злоба вызывает удивление и навязчивые расспросы. Не называй меня так. Только боль заставляет прислушаться. Но становится уже слишком поздно.
- Не зна-а-аю.. – скулеж, слезы.. жалость? Никакой жалости, лишь отвращение.
- Опиши, - властно обронил я, примериваясь пока к другому, еще целому пальцу. Смуглому и морщинистому, как все его собратья, некоторые из которых теперь уже не такие прямые.
Неразборчивое лепетание, вырисовывающее мутный образ. Достаточно, чтобы вспомнить. Рынок, таверна? Ощущение случайной встречи в людном месте. Когда, зачем? Теплое одеяние, запорошенное снегом, взгляд, холодный и пронизывающий, как ветер.
- Давно?
- С-седмицу наз-зад, - надсадное всхлипывание в ожидании новой волны - знал, что повинен. И молчал. Я мог бы успеть.
- Зачем? – уже неважно, но мне хотелось услышать. Золото решает все, но надежда легкой дымкой обволакивала осознание страшной правды.
- Уб-били б-бы.
Туго набитый монетами кошель не успел истончиться. Купленная неделя жизни подошла к концу.
- Мaрти.. – но молящего шепота слушать более некому. Худощавая фигура шагнула в темноту.
На десятки миль окрест единственный властитель - лишь природа. Оживленное когда-то поселение перебралось по другую сторону гор. Плодоносящая рудой шахта давно истощена и заброшена. И обвалена.
«Трусливая падаль», - хладнокровие изменило мне.

..Застиранное до белых пятен платье едва держалось на хрупкой детской фигурке, не столько еще не оформившейся, сколько истощенной постоянным, уже въевшимся голодом. Ничего, скоро все изменится. Косые взгляды, негодующий шепоток по сторонам. Мне было все равно. Ей тоже. Само солнце отражалось в щербатой, но лучезарной улыбке.
- Мaрти!
- Мм?
- А я правда смогу покататься?
- Правда.
- А лошадка меня не испугается?
Я оглядел ее серьезным, приценивающимся взглядом и попросил:
- Ну-ка, сделай страшное лицо.
- Ууу, - послушно продемонстрировала она ужасающую гримасу, ужасающе веснушчатую гримасу. Но я не рассмеялся.
- Будешь так делать – точно испугается.
- А если не буду?
- То покатает, - благосклонно ответил я, и звонкий смех прокатился по торговой улице.
Шрамы – история жизни. На белокожих ручонках их нет. И не появится. Никто и никогда не узнает, сколькими кривыми дорожками ран испещрены они были. Кто знал, уже не смогут этим бахвалиться. А Мартин никому не расскажет..

+1

18

***
«Спрашивал меня? Вот он я».
«Играешься?»
«И каков твой ход?»
Он не искал защиты в разделяющей нас бальной зале. Не боялся. Ни сейчас, ни всегда. Уверенный в своей недосягаемости, но ожидающий от меня подтверждения обратного. Приветственно отсалютовав бокалом, он осушил его и, отставив на перила, затерялся в толпе. Не было нужды следовать туда, я и так видел, что лента, повязанная на ножке того бокала, отличается от всех других. Хрипловатый смех раздался будто в метре от меня. Его ответ на мой приговор. Я достану тебя.
Но не сейчас. Буду наблюдать, как живешь, оглядываясь. Ты заждался и потому появился, хоть и не надеялся, что прилюдно брошусь мстить за блудницу. Просто напомнил. Но не знал, что она желала смерти. Не один ты просчитываешь шаги, ублюдок.

..- Ребенку здесь не место, - непререкаемо отрезала Маргарет, для клиентов – более томное Марго. Кого она обманывает? Время не властно над горькими утратами. Такими утратами. Что не отразилось в мазнувшем по девчонке взгляде, выдала едва дернувшаяся к животу рука. Счастье материнства – несбыточная иллюзия. Легкая трансмутация - клеймо на всю жизнь. Голый инстинкт, что никогда не даст плодов. Единственная слабость. Я не хотел напоминать, но лучше Марго не справится никто.
- Именно поэтому, и ты понимаешь.
Понимала, но страх плескался в расширившихся зрачках. Я видел его и был спокоен. Боялась не за себя. За ребенка. Подведет, не справится, не защитит.
- Хорошо. Возвращаю долг, не более. Кстати, держи, - почти невесомая эльфийской работы заколка. Я присвистнул, аккуратно завернул в платок и убрал. Клиентура такое не дарит. Я знал, Марго опять потратила свои кровные.
- Спасибо.
Прощание было недолгим – всего в одно объятье. Я не пытался отстраниться, давая понять, что мне пора. Маленькая сама разжала руки.
- Иди сюда, деточка, у меня и для тебя подарок есть.
Красивая кремовая лента, принявшая сейчас форму банта, прекрасно гармонировала с цветом волос девчурки, вызвав ее восхищенный вздох перед своим отражением. Я тихо притворил за собой дверь..

+1

19

[float=right][mymp3]http://fataria.narod2.ru/Black_Lab__This_Night.mp3|Black Lab – This Night[/mymp3][/float]
***
Там, на кургане, обтянутом густой сетью клевера, окаймленном россыпью подсолнухов, она ждала меня, все еще ярким лучиком выделяясь на фоне остального мира. Не остановился, не споткнулся, не сбился. Все тот же размеренный вселяющий уверенность шаг. Теперь лишь для себя.
- Ты рад?
Глаза. Два кристальных озерца, на поверхности которых играют блики света. Так ли сумрачно их дно? Или последняя встреча идеализирует свой образ? Нет тягостней душе врага, чем сомнения, и бороться мне с ним еще долгие годы. Даст бог – века. Благодарность или казнь, время разрешит.
- Да.
Разум отвечал, сердце отрицало. Иначе все зря. Иначе «за что?».
- Спасибо.
Что лгу? Что не дал случиться непоправимому? Я не спросил, но будто слышала:
- За все.
Я струсил. Не мог все рассказать, пусть уже и знала. Должен сам, но не сейчас. Однажды я вернусь, и будет повесть моя долгой. Без тошной жалости и сального оправдания. И, может, ты услышишь меня. Может, и простишь.
- Береги себя, - протянула она руку. Знала, если трону, не уйдет. Где бы ни был, тенью станет рядом. Палачом посмертным, пока прахом не развеюсь сам. Я не сдержал усмешки, зеркально отражая жест руки.
- Увидимся.
Густых волос не трогал ветер, и белых рук не грело солнце. Покой простер свои объятья, отсчитывая последние секунды до неминуемой встречи. Чтобы сомкнуть и не отпустить уже никогда. Она ушла, как и хотела. В погожий день среди природы. Пошел и я, жуя сорванную травинку. А пальцы трепали желтые лепестки уже сами по себе.
Не будет годов и веков. Я сделал верный выбор.

+1

20

[float=right][mymp3]http://fataria.narod2.ru/Avery_Watts__A_Cut_Above.mp3|Avery Watts – A Cut Above[/mymp3][/float]
***
Я знал, чем занят мой противник, потому что сам проделывал то же самое. Что со стороны могло показаться беспорядочным ощупыванием родимого тела на собственную целостность, на деле являлось определением ключевых точек и настройкой «путеводных нитей», как именуются обычно энергетические потоки организма, - важный нюанс магической дуэли. В отличие от магических отпечатков, встретить одинаковые «схемы» вполне реально, хоть и не часто. Чем опытнее маг, тем сложнее его «рисунок». Наблюдая данный ритуал, многое можно поведать еще до начала боя: какого оппонент мастерского уровня, какую силу взял за основу, какую тактику избрал (нападение или защиту), намерен ли он сопрягать энергии и в каком количестве, и прочее, - все это по расположению и порядку нажима на точки и по направлению проведения нитей. Естественно, схема не светится на маге, как гирлянда на елке, поэтому мало кто решается экспериментировать на месте предстоящей битвы, заранее оттачивая движения по возможным вариантам, чтобы незряче повторить их перед схваткой, имея оттого возможность проследить за действиями противника. Как-либо завуалировать их невозможно – ритуал не допускает никакой параллельной магической активности, ставя всех в равное перед собой положение, в остальном зависящее лишь от уровня и опыта.
Рассказывают о нем на первой же лекции по Эксплуатации магии, а также Боевой магии, но обучают гораздо позже. Адепт сперва должен научиться работать с «полноценной» энергетикой, прежде чем «рвать» ее на части и концентрировать в определенных участках тела, и тем более – задавать порядок и назначать уровни. В повседневной практике увидеть «настройку» практически невозможно. Это прерогатива исключительно длительных магических манипуляций с определенной целью, и является своего рода катализатором для реализации энергии, поэтому в дуэлях практикуется в основном на уровне не ниже мастера.
Мы закончили практически одновременно, и первыми скрестились наши взгляды. Долго немая битва длиться не могла по одной простой причине – усеченная в телесном пространстве энергия была тем самым ограничена в своем обороте и требовала выхода. Как известно, маг с высокой предрасположенностью и низким коэффициентом сопротивляемости не может не творить волшбу, так как иначе сила либо разрывает его изнутри, либо вырывается наружу сама беспорядочным потоком. Так вот «ритуал» ускоряет эту реакцию во много раз. Поэтому затягивать с действиями становится просто-напросто чревато.
Не было ни пустой брехни, ни злых оговорок, ни пробных посылов, ни разминочных ударов. «Первый пасс, и схватка за жизнь», - любят поговаривать матерые бойцы, описывая подобный зачин. Свой точный смысл фраза утеряла под толстым слоем веков и ныне считалась одной из вариаций поговорки «с места в карьер». Он метил в сердце, я – в голову. Заклинания сошлись в одной точке, и громыхнуло так, что заложило уши, не вызывая при этом никаких видимых эффектов. Энергии будто всосало в пространство, вызвав бурную радость кого-то из богов, наблюдавших за битвой с небесных вершин.
Начало положено.

+1


Вы здесь » За гранью реальности » Блоги персонажей » Рассуждения по-вампирски.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно